Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Счастливые! Hе приобретайте эту книгу. Вы и так хорошие бойцы айкидо. Hе стоит этого делать и обладателям «второго счастья» - нахальства. Она написана...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится « 21 » января 2009 г. на заседании диссертационного совета ДС 212.141.06 при Московском государственном техническом университете им....полностью>>
'Реферат'
В последние годы заметно возрос интерес рыбопромышленности к крабам как объекту промысла, продукция из которого имеет великолепный деликатесный вкус,...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Защита состоится «24» февраля 2011 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.298.11 по присуждению ученой степени доктора педагогич...полностью>>

Влияние Немецкой Слободы на жизнь Москвы и русского общества в XVII-XVIII вв стр. 21 Заключение стр. 36 литература

Главная > Литература
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Немецкая слобода в Москве и ее роль в формировании Российской государственности XVII-XVIII вв.

Введение……………………………………….…….…….……..стр.2

Генезис образования Немецкой слободы в Москве…….….……стр.4

Западноевропейское покровительство Немецкой слободе…...стр.16

Влияние Немецкой Слободы на жизнь Москвы

и русского общества в XVII-XVIII вв………..……………..стр.21

Заключение……………………………………………………….стр.36

Литература…………………………………………………………………………стр.39

Введение

В наше время, когда проблема взаимоотношения Востока и Запада стала наиболее актуальна, когда вопрос о глобализации занимает одно из главных мест в современной политике, необходимо вспомнить и сравнить проблему контакта России с Западом в наши дни и во времена вступления России 17 в. в новый период истории. Возможно, проведя, данную параллель мы сможем увидеть положительное и отрицательное от данного контакта и определить фактор взаимодействия России с Западом, как со стороны позитива, так и со стороны негатива. Представляется возможным увидеть вариант контакта России с Западом не со стороны влияния Запада, а со стороны преемственности лучшего для России и возможности поставить это лучшее на службу ей. В этом и есть актуальность данной работы.

Историю России нельзя отделить от проблем Востока и Запада и проблем проникновения западной культуры в русское общество.

В современной историографии нет ни одной полной работы, касающейся взаимоотношений общества с представителями иноземцев в России, как катализаторов западноевропейских идей, с целью адаптировать Россию для ее вхождение в мировое европейское пространство.

В процессе становления абсолютизма и единовластия государю необходимо было иметь в стране силу независящую ни от одного сословия и равноудаленную от них. Нужна была та сила, которая была бы верна только государю, понимая сначала в его лице своего нанимателя, а затем и ту страну, в которой они служат. Для становления служилого сословия или дворянства необходимо было время, а в период этого времени роль опоры для государя выполняли наемники-поселенцы, ибо они были силой равноудаленной от всех слоев русского общества и при своей карьере не выдвигали за собой ни одну социальную группу общества, а значит не были связаны и с феодальной верхушкой, которая была довольно опасна для новой династии. Они служили непосредственно государю и были равнодушны к феодальным амбициям старого боярства и их потомкам.

Семнадцатое столетие в истории России – время примечательное , переломное , наполненное событиями бурными и героическими . Это – время , когда заканчивается эпоха средневековья , начинается эпоха «Нового периода» . Это время, особенно вторая половина столетия, стало своего рода пред реформенной эпохой, подготовившей и по существу начавшей преобразования Петра Первого. Русские люди и иностранцы , современники событий , понимали , что в 17 веке страна живет во многом иначе, чем раньше. Это важный рубеж в истории России в представлении современников и потомков. Историк 18 века М.М. Щербатов считал Россию 17 столетия крайне отсталой, не имевшей торговли, внутренней и внешней. Однако его привлекали в допетровской России простота и крепость нравов в которых, по его убеждениям, сила государства. Н.М. Карамзин считал, что в 17 веке происходили изменения , но «постепенно, тихо, едва заметно без порывов и насилия» .

Линию на противопоставление Руси 17 века и России Петра продолжали развивать славянофилы. Так, по К.С. Аксакову, Петр разрушил начало самобытного развития русского народа , основанное на «добровольном союзе и отношениях» земли , т.е народа и "государства власти".И «переломлен был весь строй русской жизни, переломлена была сама система» и «крепостное состояние есть дело преобразованной России». Столь идеалистические представления о допетровской России, особенно о крепостничестве, встретили резкое возражение. Против них выступили А.Н. Радищев и А.С Пушкин , декабристы и революционеры-демократы. Декабристы, в частности А.О. Корнилович, отметил, что 17 столетие подготовило петровские реформы.

С.М. Соловьев , писал, что 17 столетие эпоха подготовки реформ Петра Великого: «При первых трех государях новой династии мы видим уже начало важнейших преобразований». Они затрагивают промышленность, торговлю, войсковое устройство, внешние сношения; в обществе осознаают необходимость просвещения. Как и другие представители этого направления (Б.Н.Чичерин, Н.Д. Кавелин, В.И Сергеевич и др .) , Соловьев считал государство главным двигателем исторического прогресса , некой надклассовой силой, подчинивший себе все классы и сословия. Историки по разному видят главное в 17 столетии. Так например, по Н.П. Павлову-Сильванскому , 17 век- эпоха московской сословной монархии с земскими соборами, которые , как и на западе, были сословно-представительными учреждениями. На смену этой эпохи приходит другая – петербургского абсолютизма.

Своеобразной моделью нового государства где опробывались новые идеи и реформы стала Немецкая слобода в Москве

Генезис образования Немецкой слободы в Москве

Началу формирования Немецкой слободы в Москве положил еще Иван Грозный после окончания и во время хода Ливонской войны . Так много иноземцев появилось в Москве во время Ливонской войны: войска взяли так много пленных, что ими торговали в городе - за мужчину давали по гривне, а девка шла по пяти алтын. Часть ливонских пленников Иван Грозный поселил отдельно и, они-то, вероятно, образовали первую в Москве Немецкую слободу, получившую такое название из-за того. что москвичи всех иноземцев прозвали "немцами", "немыми", то есть не говорящими по-русски. Находилась слобода на правом берегу Яузы, возможно, несколько ниже по течению, чем основанная позже нее.

Ливонцев было около четырех тысяч, и их поселение оказалось довольно крупным. Улицы в нем носили название по тем городам, откуда были родом их обитатели: Дерптская, Нарвская и другие. Чтобы не тратиться на содержание пленных, царь Иван разрешил им выделывать и продавать вино, пиво и другие напитки, что обычно было монополией казны. Современник писал о них: "Эти ливонцы... имели прибыль не по Юна 100, а 100 на 100, что кажется невероятным, тем не менее, справедливо". Этакая привольная и безбедная жизнь и высокие доходы, конечно, вызвали жестокую зависть, и тот же царь Иван решил отыграться на них и дать поживу своим опричникам. Однажды зимним днем 1578 г. на слободу напал вооруженный отряд. В окружении своих приближенных ехал сам царь с двумя сыновьями, все были одеты в черное - как и других тиранов и душегубцев, царя Ивана привлекала театральщина. По его знаку начался грабеж: кидались в дома, хватали людей на улице и раздевали донага, тащили все, что ни попадалось под руку. На грабеж сбежалось и много окрестного народу, почуявшего легкую добычу.

Однако вскоре царь оставил все по-прежнему, опять позволил торговать вином, и благосостояние обитателей Немецкой слободы мало-помалу восстановилось, а милости, оказанные им Борисом Годуновым, покровителем многих иностранцев, еще и приумножили его. В начале XVII в. Немецкая слобода была вполне благоустроенным поселением, имевшим даже свою собственную церковь, в которой похоронили принца Иоанна Датского, жениха многострадальной Ксении, дочери царя Бориса.

Первая Немецкая слобода исчезла в пламени и разбое Смутного времени. В 1610 г. войска Лжедимитрия II разграбили и сожгли слободу, а обитатели ее разбежались, покинув свои дома, и еще долгое время на месте бывшей слободы были только пустыри и поля с огородами. Лишь после изгнания польско-литовских интервентов и восстановления центральной власти в столицу Московии опять потянулись предприимчивые иностранцы. В первую очередь приезжали, конечно, торговцы, но кроме них, военные, архитекторы, медики, ремесленники. В Москве они селились в разных местах, там, где им было удобно; более или менее крупные поселения существовали в районе Покровки, Огородной слободы, в Замоскворечье. Так, по московскому "Росписному списку" 1638 г., в котором были переписаны жители города, имевшие оружие, у Покровки находилось 57 иноземных дворов и среди них "двор немецкий мирской... где живет немецкий поп Индрик". На небольшом расстоянии, за Бельм городом, в Огородной слободе стоял "некрещеных немец приходской двор, на нем ропата (то есть церковь - Авт.) немецкая, а в ней живет немецкой пономарь, стар и увечен, ружья нет". В том же "Росписном списке" сообщалось, что "за старым Деревянным городом (то есть за современным Садовым кольцом - Авт.) промеж Сыромятной и Мельнишной слободы дворы иноземцев и литвы и немец".

Распространение иноземных поселений, приглашение специалистов встретило сопротивление как простого народа, так и высших лиц государства. Сам патриарх Иоаким убеждал: "Разве нет в благочестивой царской державе своих военачальников? Мало ли у нас людей искусных в ратоборстве и полковом устроении?" Иноземцы, уверял патриарх, "враги богу, пречистой Богородице и святой церкви". Москвитяне вообще не жаловали иноземцев: после общения с ними мыли руки, подметали полы и даже их, казалось бы, совершенно невинные обычаи вызывали взрыв насмешек и озлобления.

Царское правительство часто само присоединялось к гонениям против им же приглашенных иностранцев - тут постоянно боролись желание воспользоваться квалифицированными специалистами и стародавнее живучее московитское недоверие к "поганым" иноземцам, одно прикосновение к которым может испортить девственную чистоту настоящих русских. В 1628 г. иностранцам запретили иметь православных слуг, а в 1643 г. несколько священников московских церквей во главе с отцами Прокофием из церкви святого Николая в Столпе и Федосеем из Космодемианской церкви обратились к царю Михаилу Федоровичу с челобитной, в которой жаловались на то, что иностранцы скупают дворы в их приходах, уменьшая таким образом доходы причта, убеждая государя, чтобы он "велел бы с тех дворов немец сослать", сообщая, что иноземцы "держат у себя в домех всякия корчмы", в довершение еще ставят свои церкви вблизи православных храмов, а от этого, как напоминали царю священники, "всякое осквернение Руским людям от тех немец бывает". Правительство прислушалось к челобитчикам - иноземцам было запрещено по всей Москве покупать дворы и приказано: "ропаты, которые у немец поставлены во дворех близко русских церквей, сломать".

Через несколько лет всех иноземцев вообще решили выселить из города. Побудительной причиной к этому было якобы то, что патриарх, проезжая по Москве и раздавая свое благословение, по ошибке благословил и иноземцев, поскольку они были одеты в русское платье. Огорчившись таким умалением древнего православия, патриарх потребовал у государя выселить всех поганых иноверцев из святого града Москвы, и 4 октября 1652 г. вышел указ об отводе земли под строение в Немецкой слободе: "Афонасий Иванов сын Нестеров, да дьяки Федор Иванов да Богдан Арефьев строили новую иноземскую слободу за Покровскими воротами, за Земляным городом, подле Яузы реки, где были наперед сего немецкие дворы при прежних Великих Государях до Московского разорения, и роздали в той Немецкой слободе под дворы земли, размеря против наказу, каков был дан из Земского приказу..." Дьяки раздавали земельные участки, "смотря по достоинствам, должности или занятиям": так, генералы, офицеры и докторы получали по 800 квадратных саженей (1 квадратная сажень равняется 4,5 кв. метра), обер-офицеры, аптекари, мастера золотого и серебряного дела - по 450, капралы и сержанты - по 80 саженейв 1652 г. и все немцы, рассеянные по Москве, выселены были из столицы за Покровку на реку Яузу и там на месте бывших некогда немецких дворов отведены были им участки по чину и званию каждого. Так возникла новая Немецкая, или Иноземная, слобода, скоро разросшаяся в значительный и благоустроенный городок с прямыми широкими улицами и переулками, с красивыми деревянными домиками. По сведениям Олеария, в слободе уже в первые годы ее существования было до тысячи человек, а другой иноземец, Мейерберг, бывший в Москве в 1660 г., неопределенно говорит о множестве иностранцев в слободе. Там были три лютеранские церкви, одна реформатская и немецкая школа. Разноплеменное, разноязычное и разнозванное население пользовалось достатком и жило весело, не стесняемое в своих обычаях и нравах. Это был уголок Западной Европы, приютившийся на восточной окраине Москвы.

Естественными границами Ново-Немецкой слободы служили р.Яуза ( с востока и юга) и ручьи Ольховец и Чечора ( с запада). Первый брал начало из Ольховского пруда , который сливался с Чечорой и Кокуем и втодал в р.Яузу. Ольховец и Чечора отделяли Немецкую слободу от Басманной слободы и Горохового поля . На левом, высоком берегу Яузы, против слободы , последней трети 17 века распологались загородные поместья И.И Нарышкина , В.Ф. Салтыкова, Ф.А. Головина , а за Ольховцем – так нызываемые «Бахартов двор», принадлежавший до 1663г. дотскому купцу Д.Бахерахту. Взятый в казну, этот двор не раз менял владельцев, которыми были в конце 17 века князь В.В.Голицын, Аптекарский приказ, датские посланники, Г.Грундт и Ю. Юль , голландский купец И.П.Любс, канцлер Г.И.Головкин и др.

До конца 17 века Немецкую слободу с противоположным берегом Яузы связывали три переправы : поромная у острова, граничевшего с землей села Покровского, Коровий брод , ниже по течению Яузы – и Салтыков мост , ведущей в загородные поместья В.Ф.Салтыкова.

От Земляного вала Москвы Ново-Немецкая слобода находилась примерно

«в получасье ходьбы» или , как определяли сами иноземцы, лежала от города «на доброй мушкетный выстрел» .

Попасть в нее можно было от Покровских ворот по дороге через Старую Басманную слободу и Гороховое поле к Доброй слободке, или через Новую Басманную слободу к дворцовому с. Покровскому и по его Большой улице , переходившей в главную Большую улицу Немецкой слободы. Последняя пересекала слободу с севера на юг до самого Салтыкова моста. Вдоль Большой Немецкой улице , а также баковых улиц и переулков располагались дворы Ново-Немецкой слободы. Представление о расположении дворовых участков Немецкой слободы дает план-схема прияузской части Немецкой слободы ставленый в первое десятилетие 18 столетия. Не все улицы и переулки сначала имели названия , но к концу 17 века в документах упоменались Большая проезжая улица , улица «Коровий брод» и «улица , что ведет к Салтыкову мосту», а позднее – Посланников и Голландский переулки, Нижняя и Живодерная улицы, «переулок Старой обедни» , а такде Кирочный, Денисовский и «Гофшпитальный» переулки.

Переселяя иноземцев на новое место жительства , русское правительство позаботилось о том, чтобы не нанести им материального ущерба. На новом месте участки под дворы давались безо всякой оплаты, земля Немецкой слободы объявлялась «данной белой земной» . На казенный счет были перевезены из Москвы дворовые постройки, т.к строения были почти все деревянные и легко разбирались. Для военных , медиков и мастеров находившихся на «государевой службе» , дворовые участки нарезались в зависимости от воинского звания, занимаемого положения и колебались от 48 до 800 кв. саженей. Участки в 40х20 саженей давались иноземцам «1 статьи» : штаб- офицерам и докторам , 20х15 – «2 статьи» : обер офицерам , аптекарям , мастерам золотого и серебренного дела, 10х8 саженей – «3 статьи»: сержантам, капралам и «мелким чинов служилым немцам», а в 8х6 – « всяким мелким людям немцам у который своих дворов в Москве нет».Купцы получали участки, соответствующие их прежним дворам в Москве . Специальные места были выделены для разобранных и перевезенных из города двух лютеранских и одной реформаторской (голландской) церквей с дворами для пасторов. Всего к 1665 г. было перевезено более 150 дворов, но около двух десятков дворов, принадлежавших крупным иноземным купцам, придворным докторам и аптекарям, оставались на старых местах в самой Москве

Первоначально внешний вид домов и дворов Немецкой слободы мало отличался от русских, т.к значительная часть построек была перевезена из Москвы , где дворы иностранцев не выделялись из общей городской застройке. Хозяйственное, а также жилые строения покупались часто готовыми- срубами на рынках Москвы. Зарисовка А.Мейерберга, сделанная в 1661 годе представляет деревянное жилище на высоких подклетях с небольшими окнами, типичные русские бани и огороженный частокол огороды Немецкой слободы. Не отличались тогда оригинальностью и деревянные здания перевезенных кирок. Похожих на обычные жилища они не имели ни колоколен, ни колоколов, допускалась лишь небольшая глава с крестом. Заурядность застройки Новой Немецкой слободы этого времени косвенно подтверждает и тот факт, что несколько раз посетивший ее в 1665 году Николаас Витсен дворянин при голландском посланнике Я.Бореле, человек весьма наблюдательный давал изображение Немецкой слободы в своем дневнике.

Однако выделение слободы , где население составляли значительные выходцы из Западноевропейских стран, разрешение им строить дома на свой вкус, носить западноевропейскую одежду создавали условия для воспроизведения в их быту и застройке национальных черт. Со временем в ней появляются дома деревянные, но западноевропейской архитектуры. Уже с 70-х гг 17 века их стали строить «на немецкую и голландскую стать» … «красивыми , как игрушки». В 80-е гг . « Немецкая слобода…» , - как пиал католический пастор Иржи Давид , - была «более опрятная и нарядная, чем другие … много в ней красивых каменных палат, выстроенных немцами и голландцами недавно для своего жилья . Остальные строения деревянные , но достаточно просторные. Едва ли найдешь здесь дом без сада, притом сады цветущие, плодоносные и красивые» ( Таннер Б. Описание путешествия польского посольства в Московию в 1678 г.) В них выращивали латук и цветы. Жители носили европейские платья, главным образом на образе немецких дворян» в немецкую же одежду одевали русских и татарских слуг (Давид Ирже . Современное состояние Великой России)

За 1686 –1694 гг все три деревянные протестантские церкви были заменены каменными по образцу западноевропейских. Своими размерами и архитектуры выделялись дома зажиточных купцов и докторов .

Немецкая слобода не могла быть слепком с какого-либо одного западно-европейского города, т.к имела черты, свойственные городам разных стран Западной Европы, а также русским поселениям, так, по русскому обыкновению, большинство построек были деревянными , дома не лепились друг к другу , а отделялись свободными пространствами, засаженными садами

Хозяйственные постройки состояли из «приворотных изб»: «черных» и «белых», конюшен , сенников , погребов, ледников – и совсем не свойственных западноевропейской традиции бань. В слободе были полесадники ,беседки , оранжереи и цветники, малоизвестные в России, но также сады , огороды и пруд с рыбой , сохранявшей русские черты. Первые каменные дома возводились по типу боярских жилых палат второй пол.17 века.

Три рынка Немецкой слободы : Большой или Верхний , Средний и Нижний , где торговали из лавок, с лотков и с возов не только иноземцы, но и русские торговцы, а также приезжие крестьяне, - представляли собой смешение народов и языков. Тип русской постройки представлял собой деревянное Сьезжая изба Немецкой слободы, находившаяся на Среднем рынке. Шинки и харчевые избы, лавки и шалашы имелись также и на слободских улицах. В 1690 г. «в Ново немецкой слободе в Кокуе» были «лавка да сенной шалаш московского торговца иноземца Самоила Бритина» , два шалаша Казенной слободы Ивана Кириллова, лавка да харчевая изба из двора галанской земли иноземца Александра Захарова» (Горцына) ,которые находились «подле двора Франца Улфа». Два шалаша тяглецов Басианной слободы И.Курилова и В.Тимофеева стояли на Большой улице Немецкой слободы подле двора купца Н.Ромсвингеля. Скобяными изделиями , гвоздями и «прочим мелочным товаром» торговал в лавке на Живодерной улице крестьянин с. Даниловского Гр.Семенов, нанимавший ее у иноземаца, оружейного мастера Ф.Ф. Батра Шинками в этиже годы владели иноземки А.Гумон и А.Сток, один из которых находился в Голландском переулке.

В это время в Немецкой слободе появились новые две церкви- католическая и англиканская. Первая, построенная из дерева в 1698 г. английская кирха построенная в 1703 году. Из этого видно, что до этого в Немецкой слободе не было Котолических и Англиканских церквей, а разрешалось строительство только протестантским и кальвенистким общинам. Возле них были отведены небольшие места под католическое и английское кладбища. Однако прежнее , общее для всех жителей Немецкой слободы кладбище , существовавшее с 1652 года рядом с церковью Старой лютеранской общины , получившее название «старого» или «протестантского», по-прежнему оставалось основным местом погребения иностранцев всех вероисповеданий (Письма и донесения иезуитов о России с кон.17 века . Цветаев Дм. История сооружения первого костела в Москве )

В последней трети 17 века- Немецкая слобода росла за счет увеличения полевой , огородной и дворовой земли дворцового села Покровского и тяглой земли Старой Басманной слободы . Часть земли села Покровского была передана служилым иноземцам из Земского приказа Большой казны в качестве «государевой данной». Такие государевы «дачи» известны в 1674,1696 гг. В частности , дворовые места на земле с Покровского были даны из Земского приказа 1674 году капитану А.А. Мейеру

Поскольку в подавляющее большинство иностранцев проживало не в самой Москве , а Ново-Немецкой слободе, тенденции в численном, национальном, профессиональном их составе прежде всего следует рассматривать на материале немецкой слободы и ее дворовладений. В переписи дворов Новонемецкой Слободы, составленной в 1661 г. –206 дворов , если говорить о численности жителей ее то по переписи 1665 года было названо 290 человек, включая иноземных владельцев дворов и домовых слуг из татар турок, черкес и немцев Но в переписи не были названы члены семей иноземцев без которых невозможно представить общую численность жителей Немецкой слободы этого времени. Семья в среднем состояла из 5 человек « двое взрослых и трое детей» , число иностранцев населявшей в 1665 г.-1120 чел (420 взрослых и 700 детей , а вмете с прислугой около 1200 чел.) в 17 веке иноземцам принадлежали дворы возле Поганых прудов, на Покровской и Меснитской ул. общее число которых почти не менялось, составляло почти 2 десятка дворов. В 1605 г. из 206 дворов принадлежало штаб-и обер офицерам 32 и их вдовам , 14 сиротам ,24 купцам, 13 мастерам ремесленникам, 5 медикам, 2 пасторам, 3 переводчикам и 1 стряпчих дел . Таким образом самой многочисленной категории населения Немецкой слободы 1660 г. были военнослужащие. Однако дворы в Ново-Немецкой слободе имели лишь их вдовы и сироты. Выделялись две категории офицеров 1-я – иноземцы «старых выездов» обосновавшихся в России в 17 веке и их сыновей, а также ново крещенных .Вторая группа жителей немецкой слободы была представлена купцами из стран Западной, Центральной и Сев. Европы : Голландии, Дании, Англии, Швециии, Австрийской империи, Франции,. Германии, Италии и др. В конце 17 века большинство иноземных купцов торговавших с Россией составляли Голландцы и Гамбуржцы,
представители Ганзы Северной Германии: Гамбурга и Любека. Они занимали главенствующее положение в морской торговле и на внешнем рынке России. Большая часть иностранных купцов приезжала в Москву наездами т.е. на время заключения торговых и кредитных сделок для получения долгов.

Согласно переписи 1665 года в Ново-Немецкой слободе проживало 6 медиков : 2 аптекаря ,4 лекаря , из которых 1 нанимал квартиру, а остальные имели свои дворы. В самой Москве на Поганых прудах жили еще 2 доктора, 2 аптекаря и 2 лекаря. В Ново-Немецкой слободе проживало в это время 10 портных, 2 золотых, 8 серебряных, 4 оружейных, 2 часовых, 2 кузнечных дел мастеров. Канительный, пушечный , кружевной и паричный мастера, а также живописец, из них 9 имели собственные дворы, 4 владели 0.5 двора. А остальные нанимали квартиры. Но с конце 17 века происходит значительное увеличение домовладельцев из числа ремесленников иноземцев.

Границы Немецкой слободы определялись с востока и юга правым берегом Яузы, с севера селом Елоховым, а с запада ручьем Кукуй, который протекал примерно параллельно нынешним Плетешковскому и Большому Демидовскому переулкам и впадал в Яузу в районе Елизаветинского переулка. По рассказу Олеария, название этого ручья, вероятно, произошло от названия самой слободы, укоренившегося среди простонародья: "когда, бывало, жившие там жены немецких солдат увидят что-либо странное в проходящих случайно русских, то говорили обыкновенно между собою: "Kuck, Kucke sie" - "глянь, глянь сюда!" Что русские повернули в срамное слово..." Немцы жаловались царским дьякам на позорное поношение, те хватали, кнутобойничали, но охальники не переводились. Но более правдоподобно объяснение этого названия географическим термином "кукуй", сохранившимся в некоторых диалектах и обозначающим "небольшой лесной островок, рощицу среди поля".

Новая Немецкая слобода вскоре обстроилась - уже по переписи 1665 г., то есть через 13 лет после указа о выселении иностранцев из города, слобода насчитывала 204 дома и в ней проживали представители почти всех национальностей Западной Европы. Забелели ряды аккуратных домиков на правильно распланированных улицах, зазеленели сады и палисадники, в разных местах поднялись здания нескольких церквей, и вся эта местность стала похожей на уголок Европы.

Вот так существовали рядом друг с другом два далеких и обособленных мира - столица огромного, полупустынного государства и небольшая часть непонятного ему западного мира, нехотя терпимая, и то потому, что нельзя было отказываться от европейских знаний и товаров. И только неуемное любопытство и неукротимая энергия Петра Великого сблизили, а потом почти слили эти два мира, и только тогда исчезла Немецкая слобода...



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Русский Гуманитарный Интернет Университет Библиотека Учебной и научной литературы (15)

    Реферат
    Исследуются социальные регуляторы деятельности индивида, сложившиеся в российском социуме, которые, оставаясь по сути стабильными, влияют на поведение людей в различных профессиональных сферах.
  2. В. В. Виноградов Очерки по истории русского литературного языка XVII-XIX веков издание третье допущено Министерством высшего и среднего специального образования СССР в качестве учебник

    Учебник
    Учебник представляет собой классический труд выдающегося лингвиста академика В. В. Виноградова. Последнее русское издание вышло в I938 г. и стало библиографической редкостью.
  3. Б. А. Рыбаков язычество древhей руси москва 1987 Книга

    Книга
    Книга - продолжение монографии Б. А. Рыбакова "Язычество древних славян", вышедшей в 1981 г. Она посвящена роли древней языческой религии в государственной и народной жизни Киевской Руси до принятия христианства.
  4. Б. А. Рыбаков язычестводрев h ейруси москва 1987 Книга

    Книга
    ПРЕДКИ РУСИ Глава вторая. ПОГРЕБАЛЬНАЯ ОБРЯДНОСТЬ Глава третья. СВЯТИЛИЩА, ИДОЛЫ И ИГРИЩА Глава четвертая.
  5. Система регуляторов социального действия российских государственных служащих (теоретико-социологический анализ)

    Документ
    Актуальность темы исследования. Вместе со сменой ка­лендарной эры, приходом третьего тысячелетия человечество вступило в новую эпоху, связанную с глобальными изменениями в экономике, политике, культуре.

Другие похожие документы..