Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Урок'
Добовий рух Землі навколо своєї осі. Міна дня і ночі. Полюси. Екватор. Річний рух землі. Зелена орбіта. Зміна пір року. Зміна тривалості дня і ночі. ...полностью>>
'Задача'
Задача интегрирования по частям сводится к удачному разбиению подынтегрального выражения, так, чтобы указанные два интеграла можно было легко вычисли...полностью>>
'Закон'
абзацу третього пункту 46.4 статті 46 розділу II цього Кодексу, який набирає чинності з 1 січня 2014 року, в частині безоплатного забезпечення платни...полностью>>
'Задача'
Искусство мира начинается с тебя самого. Над собой и над поставленными перед тобой задачами работай с Искусством Мира. У каждого есть дух, который мо...полностью>>

Государственный университет высшая школа экономики л. Л. Любимов введение в экономическую теорию в 2-х книгах

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ

Л.Л. ЛЮБИМОВ

Введение в экономическую
теорию

В 2-х книгах

Книга 2

Рекомендовано Министерством
образования Российской Федерации в качестве учебника
для студентов педагогических университетов.

ИЗДАТЕЛЬСТВО ВИТА-ПРЕСС МОСКВА 1999

УДК 373.167.1:330

ББК65.01я721.6

Л 93

ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПРОГРАММА КНИГОИЗДАНИЯ РОССИИ

Любимов Л.Л.

Л 93 Введение в экономическую теорию: Учебник для студентов пед. Университов / Гос. унив. Высшая школа экономики. — В 2-х книгах. Кн. 2. - М.: Бита-Пресс, 1999. - 368 с.: ил. - ISBN 5-7755-0137-3 (кн. 2); ISBN 5 7755 0138-1

Учебник служит введением в систему категорий современной экономиче­ской науки, дает представление о методах анализа экономических процессов.

Содержит обширный иллюстративный материал

Каждый раздел учебника сопровождается обобщенными формулировками, закрепляющими прочитанное.

УДК 373.167.1:330

ББК65.01я721.6

ISBN 5-7755-0137-3 (кн.2)

ISBN 5-7755-0138-1

© Комиссия Европейского Союза, 1999

© Художественное оформление.

ООО Издательство «Вига-Пресс», 1999 Все права защищены

Данный учебник входит в серию учебников, под­готовленных в рамках Проекта Тасис «Преподава­ние экономических и бизнес-дисциплин в средних школах, технических и классических университе­тах», реализованного Государственным университе­том — Высшей школой экономики (ГУ-ВШЭ) и Фон­дом экономических исследований Университета «Эразмус», Роттердам (SEOR/EUR) и в 1994-1998 годах.

ТЕМА 15.
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЕКТОР В ЭКОНОМИКЕ

Цель изучения темы состоит в том, чтобы узнать:

  • причины несостоятельности рынка как регулятора предложения ряда благ;

  • как недостатки рыночного регулирования могут быть исправлены в результате действий правительства;

  • различия между позитивным и нормативным анали­зом экономического поведения государства;

  • сущность проблемы общественного выбора;

  • различия между частными и общественными благами;

  • решение проблемы «безбилетника»;

  • причины существования и совершенствования эконо­мических функций государства;

  • что такое правило большинства, кто такой рациональ­ный невежественный избиратель;

  • почему мы голосуем за перераспределение дохода и богатства;

  • в чем состоит теорема Эрроу;

  • что такое политическое равновесие;

  • в чем заключаются причины несостоятельности госу­дарственного сектора;

  • что такое основные налоговые системы, концепции налогового равенства, избыточное бремя;

  • в чем заключается принцип второго наилучшего.

Вопрос об экономической роли государства, т. е. роли властей различных уровней, является одним из старейших в экономической науке. Назревший и выдвинутый еще в начале XVIII в., затем образно сформулированный А. Смитом («го­сударство — ночной сторож») принцип невмешательства государства в экономику вплоть до 30-х гг. XX столетия разделялся практически всеми странами и экономическими школами, исключая, конечно, Россию, ставшую тоталитар­ным государством после 1917 г.

Этот принцип, получивший французское обозначение laissez-faire («оставьте нас в покое»), и сегодня имеет неко­торое число сторонников. И все-таки абсолютно подавляю­щей теоретической точкой зрения и практикой стала кон­цепция совмещения рыночного регулирования и государственного вмешательства в экономику. Но, во-первых, серьезно нигде не идет речь о совмещении рыночной и централизованной плановой командной экономики. Во-вто­рых, степень вмешательства властей (пропорции «смешан­ной» экономики) не имеет каких-либо универсальных значе­ний. Сколько стран — столько пропорций сочетания свободного рыночного регулирования и государственного вмешательства.

Свободные рынки через систему цен, прибылей и убыт­ков координируют поведение тех, кто принимает экономи­ческие решения.

Вследствие того, что они отвечают на сигналы, отража­ющие реальные рыночные условия, их решения координиру­ются без участия какого-либо сознательного вмешательства. На свободных рынках относительные цены отражают отно­сительные затраты. Поэтому производители и потребители используют ограниченные ресурсы в соответствии с эффек­тивностью распределения. Ценовая система рынка обладает способностью создавать силы, преодолевающие не равновесие.

Когда мы говорим о несостоятельности рынка, мы вовсе не имеем в виду в первую очередь, что рыночная система не обеспечивает эффективности распределения ресурсов обще­ства. Речь идет о том, что рыночная система плохо служит другим (отличным от эффективности распределения ресурсов) социальным целям — таким, как желаемое распределение совокупного дохода, охрана природы, обеспечение населения общественными благами.

§ 83. СОЦИАЛЬНЫЕ ЦЕЛИ, НЕ ДОСТИГАЕМЫЕ УСИЛИЯМИ РЫНОЧНОЙ СИСТЕМЫ

Есть несколько создаваемых рыночной системой причин, которые могут вести к неэффективности. Первая из них — монополия, которая осуществляет производство, если цена превышает предельные затраты, что ведет к неэффективной. Мы знаем, что есть разные причины возникновения монополий, но ясно также и то, что регулировать их деятельность в нужном для общества направлении рынок не может. Это функция властей, государства.

Вторая причина — наличие внешних факторов (экстерналий), т. е. затрат или выгод от операций, когда действия того (или нескольких) субъектов влияют на положение того, никак не связанного с первым. Внешние факторы, или экстерналии, могут быть отрицательными и положительными, что зависит от характера указанного влияния (отрицательного или положительного). Если химические заводы в г. N загрязняют Оку и Волгу на многие сотни километров вниз по течению, то это, конечно, отрицательный внешний фактор для жителей, живущих по берегам этих рек. Концепция внешних факторов позволяет рассматривать соотношение частных и социальных (общественных) затрат. Различие между ними ведет к несостоятельности рынка. Частные затраты измеряют наилучшее альтернативное использование ресурсов, доступных частному субъекту. Общественные затраты включают частные, а также вызванные наилучшим использованием всех ресурсов, доступных обществу в целом.

Рис. 15-1

В этом случае в общественные затраты входят затраты, навязанные заводами г. N жителям на берегах Оки и Волги.

На рис. 15-1 показано, что конкурентная фирма будет выпускать продукцию, если частные предельные затраты равны рыночной цене. Но в таком случае (как и в случае с заводами г. N) каждая единица этой продукции создает «внешние», или экстернальные, затраты, которые равны расстоянию между кривой частных предельных затрат (МСр) и кривой общественных предельных затрат (МСs).

Максимизируя прибыль, эта фирма выберет объем про­изводства Q0 где ее МСр = Р. А если учесть полные обще­ственные затраты, то объем производства должен при той же цене составить Q1 (либо придется увеличить Р до Р1). Для каждой единицы продукции между Q0 и Q1 затраты для всех членов общества превышают стоимость, полученную потре­бителями и составляющую Р. Общественные затраты в интер­вале Q0 Q1, превышают частную выручку, что и составляет неэффективность распределения ресурсов. Другими словами, заводы г. N производят слишком много продукции и по слишком низкой цене.

Этот же вывод относится и к положительным внешним факторам. Рекордные темпы роста Японии в 60—70-е гг., Сингапура, Тайваня, Южной Кореи в 70—80-е гг. во многом связаны с тем, что эти страны, пользуясь незащищенностью интеллектуальной собственности, бесплатно внедряли и применяли чужие технологии, в основном американские. Но в данном случае это означало, что американцы производили слишком мало и по слишком высокой цене. То есть если бы американцы допроизвели и продали то, что фактически у них было изъято бесплатно, объем их продукции был бы больше, а цены ниже.

В обоих случаях возникает очевидная проблема с низкой эффективностью распределения ресурсов. Продолжение деятельности, создающей внешний фактор, сопровождается созданием предельного ущерба — дополнительного ущерба, возникающего в результате повышения уровня создающей внешний фактор деятельности на одну единицу. Если производство товара А загрязняет атмосферу, предельный ущерб составляет дополнительные затраты, которые навязываются жителям данной местности благодаря дополнительному заг­рязнению воздуха, возникающему вследствие увеличения производства на одну единицу (в течение времени t).

Еще один, третий источник несостоятельности рынка — его неспособность обеспечить население общественными блага­ми — товарами и услугами, которые обеспечивают коллектив­ное потребление. Общественные блага радикально отличаются от частных благ, успешно обеспечиваемых рынком, во-первых, тем, что они не конкурируют в потреблении, во-вторых, тем, что никто не может быть исключен из процесса потребления этих благ. Это относится к оборонным услугам, школьному Образованию, созданию и применению законов и т.д.

Рынок не может обеспечить все эти блага вследствие так называемой проблемы «безбилетника», являющейся одним из открытий теории игр. Суть ее сводится к тому, что, имея свободный выбор в решении платить или не платить, потребитель, скорее всего, платить не будет. Следовательно, рынок не будет обеспечивать население такими благами. Поэтому государство должно аккумулировать через налоговую систему необходимые средства на производство или обеспечение об­щественных благ.

Общественным благом может с известными оговорками считаться распределение и перераспределение совокупного дохода. Подавляющая часть россиян, вероятно, готова запла­тить какую-то сумму через налоговую систему, чтобы полно­стью устранить нищету. Достижение такой цели принесет облегчение не только тем, кто нищенствует, но и всем членам общества, снизив общественные расходы, которые необходимо нести в связи с последствиями нищеты. Но для этого нужно, чтобы была преодолена проблема «безбилетни­ка», т. е. нужно вмешательство властей.

Мы уже знаем, что есть два типа общественных благ:

  1. неконкурирующие в потреблении и не исключаемые из потребления любого гражданина;

  2. неконкурирующие, но ис­ключаемые из потребления части граждан (например, школь­ные завтраки).

Когда исключение невозможно, то частное (рыночное) обеспечение общественными благами будет несостоятельным. Когда они не конкурируют в потреблении, предельные зат­раты обеспечения общественными благами равны нулю, а эффективность требует свободного доступа к ним. Рыночное (частное) обеспечение общественными благами возможно, но неэффективно.

§ 84. ТЕОРЕМА П. САМУЭЛЬСОНА

Возможность исключения из потребления имеет принци­пиальное значение, основанное на микроэкономических принципах. Эффективная экономика — экономика, которая производит то, что нужно людям. Рыночный спрос на час­тное благо — просто сумма того, что домашние хозяйства решают приобрести. При одной цене эта сумма равна А. При более высокой цене она будет ниже А. То есть рыночный механизм заставляет людей определить эту сумму, а фирмы произвести товаров на нее. Но данный механизм работает только потому, что возможно исключение из потребления.

Теперь представим себе, что индивид 1, если бы благо обеспечивалось рынком, при цене А купил бы его X1, еди­ниц, а индивид 2 хотел бы получить X1 единиц этого блага за цену 1/2 А. Но благо является общественным, т. е. не конкурирующим в потреблении. Это значит, что его одновре­менно получают все. Следовательно, количество блага будет строго определенным. Если на каждого будет произведено X1 единиц, то и индивид 1, и индивид 2 получают по X1. Но если их будет произведено по X2 на каждого при цене 1/2 А за единицу, то каждый получит по X2 единиц.

Чтобы определить рыночный спрос на общественные бла­га, мы должны не суммировать количества, а прибавить сум­му, которую индивиды готовы платить за каждый потенци­альный уровень производства этих благ. Если индивид 1 готов платить А, а индивид 2 готов платить 1/2 А за единицу X1, то общество, состоящее только из этих двух индивидов, готово платить А + 1/2 А за единицу при объеме, равном X1. За X2 они готовы платить 1/2 А + 1/2 А = А.

Для частных благ рыночный спрос — горизонтальная сумма индивидуальных кривых спроса, т. е. сумма различных количеств, которые потребляются индивидами. Для обще­ственных благ рыночный спрос — вертикальная сумма ин­дивидуальных кривых спроса (мы складываем индивидуаль­ные суммы, которые индивиды хотят заплатить за каждый уровень производства блага).

Выдающийся американский экономист П. Самуэльсон полагает, что, если мы знаем, сколько общество хочет заплатить за общественное благо, нужно лишь сравнить эту сумму с затратами на производство. Пока общество (инди­вид 1 + индивид 2) готово платить больше МС, данное общественное благо следует производить. Ресурсы, отнятые от производства других благ, будут использованы только в том объеме, при котором население хочет получить данное количество общественных благ и платить за них. Тогда обще­ство получает, по мнению Самуэльсона, оптимальный уро­вень обеспечения общественных благ.

Рис. 15-2

Но для производства оптимального количества каждого из общественных благ власти должны иметь информацию об индивидуальных предпочтениях. Однако, поскольку исключаемость из потребления отсутствует, индивиды не выявляют своих предпочтений. Их выявляет только рынок. Это проти­воречие остается нерешенным.

Другой причиной несостоятельности рынка является то, что рыночное регулирование способно реализовать настолько глубокую дифференциацию богатства, что возникающая при этом проблема бедности становится неприемлемой в целом для общества. Если вновь представить, что общество состоит из двух индивидов (1 и 2) и каждый пытается максимизи­ровать полезность, то на рис. 15-2 представлены комбинации полезностей индивидов 1 и 2. Ось Х отражает полезность индивида 1, а ось У— индивида 2. Любая точка внутри ОАЕ является эффективной, так как полезность обоих индивидов может быть улучшена. Но общество в целом предпочитает вместо точки С точки на самой кривой АЕ. Однако любая конкретная точка на АЕ дает конкретное соотношение полез­ностей для разных индивидов. Точка D отдает предпочтение индивиду 1, а точка В — индивиду 2. Хотя все точки на АЕ эффективны и индивиды вместе предпочитают точку F точке А, но при этом любая точка на кривой АЕ не может быть равно желательной для 1 и 2. Рыночная система точно укажет лишь одну возможную точку на АЕ. Она будет зависеть от способностей того или иного индивида зарабатывать доход, от его наследственной факторной наделённости, умения, здоровья и т.д. Но рыночное решение всегда оставляет кого-то «за бортом». Что же делать с ними? Отдельный потреби­тель делает выбор на основе своей личной функции полез­ности, а общество делает выбор на основе социальной функции полезности, которая воплощает этику данного конкретного общества. Этот выбор различен для разных обществ, но все они учитывают проблему бедности и осуществляют програм­мы помощи.

Однако проблема бедности не так проста, как кажется. Бедность в Эфиопии и бедность в Швеции — далеко не одно и то же. Поэтому во многих странах с полным учетом их конкретных особенностей определяют официальную черту бедности — официально устанавливаемый уровень дохода, отличающий бедных от небедных. В США, например, этот уровень устанавливается в 3 раза выше официального мини­мального продовольственного бюджета. Вы сами можете срав­нить официальные российские оценки такого бюджета (сто­имость 19 продуктов) и минимальные уровни зарплаты и пенсии.

Едва ли не главной функцией государства в XX в. стала функция социальной защиты населения. Все последние деся­тилетия эта функция укрепляется, обеспечивая все более эффективные технологии социальной поддержки населения, в том числе ветеранов, молодежи, многодетных семей и т. д.

Наконец, еще одной причиной несостоятельности рынка и необходимости государственного вмешательства является циклический характер экономической динамики и необходи­мость макроэкономической стабилизации. Эта проблема под­робнее освещается в темах о фискальной и денежно-кредит­ной политике.

§ 85. ОБЩЕСТВЕННЫЙ (СОЦИАЛЬНЫЙ) ВЫБОР

Общество — это множество индивидов, каждый из кото­рых имеет свой набор предпочтений. Определение того, что следует считать предпочтениями общества в целом, нужно рассматривать как проблему общественного выбора. Эта про­блема прямо связана с существованием правительства (вла­стей), которое тоже состоит из индивидов (политиков и чиновников), имеющих свои собственные цели и предпочте­ния. Чтобы понять цели и действия правительства, нам нужно сначала понять те стимулы, с которыми сталкиваются политики и чиновники, а также сложности агрегирования предпочтений граждан в предпочтения общества.

Принятый во всех демократических странах способ агре­гирования предпочтений связан с механизмом голосования. Если бы все избиратели были единодушны, то это, бесспор­но, вело бы к эффективным решениям. К сожалению, еди­нодушия иногда трудно добиться среди двух человек и почти невозможно среди шести, ибо предпочтения каждого различ­ны. Поэтому распространенным механизмом принятия реше­ний является правило большинства. Хотя и в этом вопросе есть скептические мнения, выразившиеся в известной теоре­ме Эрроу*. В соответствии с этой теоремой, названной тео­ремой невероятности (невозможности), ни одна система аг­регирования индивидуальных предпочтений в социальные (общественные) решения не создает адекватных непроиз­вольных результатов.

Экономисты любят приводить один известный пример, связанный с правилом голосующего большинства. Допустим, что, столкнувшись с необходимостью принять решение о будущем факультета, ректор университета предложил трем проректорам проголосовать следующий набор решений:

Рис. 15-3

а) увеличить число студентов и нанять дополнительный персонал;

б) сохранить существующее число сотрудников и сту­дентов;

в) сократить персонал и число студентов.

Рис. 15-3 демонстрирует предпочтения этих трех проректоров. Проректор-1 (Пр.-1) выбирает стратегию роста. Он пред­ает А в сравнении с Б и Б в сравнении с В. Проректор-2 (Пр.2) выбирает стабильность и предпочитает Б в сравнении с А и В. Только если стабильность разрушится, Пр.-2 выберет В. Проректор-3 (Пр.-3) выбирает радикальное изменении предпочитает В в сравнении с А и А в сравнении с Б. Таблица 15-1 суммирует результаты проректорского голосования. Как мы видим, после двух голосований А имеет предпочтение в сравнении с Б, а Б имеет предпочтение в сравнении с В. Вроде бы все идет правильно. Но вот после голосования третьего выбора оказывается, что Пр.-2 и Пр.-3 предпочитают B в сравнении с А. Теперь получается, что А побеждает Б, Б побеждает В, а В(!) побеждает А(?). Итог является абсолютно Парадоксальным.

Таблица 15-1

Голосование

Пр.-1

Пр.-2

Пр.-3.

Результат

А против Б

А

Б

А

А выигрывает: А > Б

Б против В

Б

Б

В

Б выигрывает: Б > В

В против А

А

В

В

В выигрывает: В > А

Полученный в данном примере порядок голосования показал один из вариантов неадекватности и описан в тео­реме Эрроу. Он иллюстрирует тот факт, что любая система агрегирования индивидуальных предпочтений ведет к не­адекватности. Но он иллюстрирует также и важность того, в чьих руках находится установление правил процедуры, в том числе порядка голосования вопросов. Если бы сначала голо­совали выбор А и выбор В, то результаты были бы иными. Изменение порядка обеспечивает фабрикацию оценок. Опыт­ные политики знают истинную огромную цену правил процедур и регламентов, а также людей, которые проводят в жизнь эти правила. Это означает, что такие заявления многих политиков-демагогов, как «такая-то политика нужна народу» (выбор В вместо А?!), являются абсолютно бессмыс­ленными. Подобные заявления основаны на сфабрикованных оценках.

Пытаясь понять поведение властей, экономисты приме­няют теорию общественного выбора, которая анализирует, как принимаются решения в государственном секторе. Чтобы понять сущность общественного выбора, следует сравнить его с выбором в частном секторе. Оба сектора совпадают в том, что они: 1) мотивированы собственными интересами; 2) сталкиваются с необходимостью конкурентного выбора в связи с ограниченностью ресурсов; 3) действуют в услови­ях конкуренции (политические партии конкурируют в борь­бе за власть, чиновники — за долю их ведомства в госбюд­жете).

Но у обоих секторов есть существенное отличие: 1) большинство предоставляемых государством благ явля­ются бесплатными для получателей; 2) оплата этих благ осуществляется через налоговую систему, обязывающую нас платить независимо от того, нравится нам это или нет; 3) выбор благ, предоставляемых государством, в демократи­ческих странах определяется в основном голосованием.

В частном секторе каждый из нас голосует своими руб­лями за благо, которое нам нужно. В случае с общественными благами каждый избиратель выбирает не благо, а сначала партию. Покупая частное благо, мы получаем его сразу, а производитель делает именно то, что нам нужно. Но с общественными благами, которые предлагают разные партии, все не очень ясно. Например, вы голосуете за кандидата А, а выигрывает выборы кандидат Б. Кто теперь будет выражать ваши предпочтения?

Функционирование политической жизни, как и функ­ционирование рынка, имеет свои правила и своих игроков. Игроки включают избирателей, политиков и чиновников. В последние два десятилетия проведено немало экономических исследований поведения политиков и чиновников, мотивационных структур, в которых они действуют.

Политики выполняют функции, схожие с функциями менеджеров фирм в частном секторе. Но в фирмах менеджер знает, что фирма разорится, если она будет производить то, что не нужно покупателю. Однако чиновник не мотивирован на такое поведение.

Предприниматель или менеджер за неэффективную ра­боту расплатится прибылью, благополучием, банкротством. Чиновнику в ГАИ это не грозит, его продукт (напри­мер, ежегодную отметку в техническом талоне) обязан по­лучить каждый водитель, и водитель стоит к нему в очере­ди за этой отметкой и ждет любых форм недобросовестных услуг. Такие услуги не ведут к ухудшению карьеры или благосостояния этого капитана или лейтенанта (скорее наоборот). Если бюджетные ассигнования министерству Х предоставляются на основе сумм, выделявшихся год назад, то это министерство имеет стимул тратить больше и дока­зывать необходимость затрат, хотя эти затраты и неэффективны.

Мотивации политиков несколько сложнее. На их поведе­ние воздействует идеология, желание быть на «капитанском мостике». Но главное в их поведении — максимизация шан­сов быть переизбранными. Между политиками и избирателя­ми стоят группы интересов. Они хорошо известны россиянам. Аккумулируя вокруг себя некоторую часть электората, это абсолютное меньшинство общества способно взять под кон­троль целые стороны деятельности правительства. Такие си­туации называют ситуациями с непредставительным правитель­ством.

Теперь несколько слов нужно сказать о главном игроке — избирателях. Решение избирателя состоит в выборе кандида­та, за которого (и его программу) он проголосует. Для этого избирателю нужна информация о кандидате, которая не является бесплатным благом. Поведение избирателя в отно­шении такой информации определяется известным нам уже из первой темы принципом рационального поведения: изби­ратель будет искать информацию, пока выигрыш от его поисков станет превышать затраты на них. К сожалению, в этой сфере выигрыш быстро исчерпывается, а затраты растут. Поэтому (и это отчетливо видно по поведению российского избирателя), избиратель останавливает поиски информации и решает не голосовать вообще. Экономисты называют такого избирателя рациональным невежественным избирателем. Это явление — абсолютно неизбежное следствие функционирова­ния представительной демократии как формы политической организации общества.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Правительство Российской Федерации Государственный университет- высшая школа экономики Факультет права Кафедра конституционного и муниципального права учебно-методический комплекс (2)

    Учебно-методический комплекс
    Текст любой письменной работы должен быть студентом отформатирован и напечатан одним и тем же шрифтом. В тексте работы предпочтительно употребление 14-го шрифта с полуторным междустрочным интервалом и абзацным отступом 1,25 см.
  2. Исследование выполнено при поддержке Научного фонда Государственного Университета Высшей Школы Экономики, грант №07-01-79 виталий кирющенко

    Исследование
    Моя жизнь построена на теории, и если эта теория окажется ложной, мою жизнь следует счесть неудачей. Мера, в какой неверна моя теория, есть в точности мера моей жизненной неудачи.
  3. Поддьяков А. Н. Неопределенность в решении комплексных проблем // Человек в ситуации неопределенности / Гл ред. А. К. Болотова. Гос ун-т Высшая школа экономики. М.: Теис, 2007. С. 177-193

    Документ
    Поддьяков А.Н. Неопределенность в решении комплексных проблем Человек в ситуации неопределенности / Гл. ред. А.К. Болотова. Гос. ун-т – Высшая школа экономики.
  4. Государственный университет

    Программа дисциплины
    Дисциплина «Рекламные стратегии в бренд-коммуникационных кампаниях» предназначена для изучения на втором году обучения по магистерской программе «Стратегический и операционный маркетинг», она входит в блок дисциплин по выбору специализации.
  5. Итоговый отчет государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Пермский государственный университет» по результатам реализации инновационной образовательной программы

    Публичный отчет
    «Формирование информационно-коммуникационной компетентности выпускников классического университета в соответствии с потребностями информационного общества»

Другие похожие документы..