Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
(магистерские программы «Институциональная экономика и экономическая политика», «Прикладная макроэкономика и экономическая политика» , «Управление и ...полностью>>
'Задача'
Каждый товар служит удовлетворению тех или иных потребностей. Товаром считается продукт труда, произведенный для продажи. Задача торговых организаций ...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
1.1. основная цель преподавания дисциплины на 6 курсе заключается в совершенствовании у студентов навыков диагностики и дифференциальной диагностики ...полностью>>
'Документ'
2) квалификационный подход. Социально обособленный, четкая устойчивая группа людей, которая является носителем труда. Квалификационный – главный приз...полностью>>

Германия начинает терять позиции центра мировой науки о языке, а страны, ранее находившиеся на периферии ее развития, начинают выдвигать крупных ученых

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Однако индуктивный анализ опытных данных проводится, согласно глоссематической концепции, лишь на самом первом этапе, далее уже дедуктивно и произвольно строится исчисление, а «исчисление, дедуциру­емое из установленного определения, независимо от какого-либо опыта, создает инструмент для описания и понимания данного текста и языка, на основе которого этот текст построен. Лингвистическая теория не может быть проверена (подтверждена или оценена) этими существующими тек­стами и языками. Она может только контролироваться испытаниями, проверяющими, является ли исчисление непротиворечивым и исчерпыва­ющим». Если таких исчислений несколько, то выбор производится на основе принципа простоты.

Далее Л. Ельмслев выделяет основные понятия, связанные с анали­зом языка. Эти понятия он стремится сделать максимально общими, при­годными для самых различных случаев. В частности, для него не суще­ствует каких-либо специфических понятий для фонетики, морфологии или синтаксиса. Если традиционная лингвистика описывала каждый язы­ковой ярус (уровень) в особых терминах, то для структурной лингвистики вообще был характерен поиск закономерностей, применимых и к звукам (фонемам), и к словам, и к предложениям. У Л. Ельмслева этот поиск дошел до крайней степени. Он выдвигает самые общие понятия, взятые из математики: это объекты, классы объектов, зависимости, или функции, между объектами, типы таких зависимостей (между двумя переменными, двумя постоянными, постоянной и переменной), логические операции с объектами (конъюнкции, дизъюнкции) и т. д. Ряд терминов, предложен ных Л. Ельмслевом (далеко не все), сохранился в лингвистической литера­туре: детерминация, селекция, корреляция, реляция и т. д.

Язык понимался в глоссематике, как и в других направлениях структурализма, как система знаков, однако понимание знака здесь до­статочно своеобразно. Вслед за Ф. де Соссюром Л. Ельмслев исходил из двусторонности знака, предложив наряду с соссюровскими терминами «означающее» и «означаемое» свои термины «план выражения» и «план содержания», которые получили затем широкое распространение. Од­нако в двух существенных отношениях он разошелся с концепцией Ф. де Соссюра.

Во-первых, указывается, что «языки не могут описываться как чи­сто знаковые системы. По цели, обычно приписываемой им, они прежде всего знаковые системы; но по своей внутренней структуре они прежде всего нечто иное, а именно — системы фигур, которые могут быть ис­пользованы для построения знаков». Фигуры (термин, введенный Л. Ельмслевом) определяются как «незнаки, входящие в знаковую сис­тему как часть знаков». Фигуры плана выражения — прежде всего фонемы. Но имеются и фигуры плана содержания, это компоненты зна­чения тех или иных единиц, по отдельности не выражаемые. Поиск таких компонентов, существование которых подтверждается сопостав­лением частично схожих по значению слов, корней или флективных аффиксов, был свойствен в то время не только глоссематике (см. ниже в главе о пражцах о понятии семы у В. Скалички).

Во-вторых, что еще более существенно, Л. Ельмслев решительно от­казался от традиционного и сохраненного частью структуралистов пред­ставления о том, что «знак прежде всего есть знак для чего-то». Такое представление именуется «лингвистически несостоятельным». По мне­нию Л. Ельмслева, знак не есть указание на что-то находящееся вне зна­ка; «знак есть явление, порожденное связью между выражением и содер­жанием» (Л. Ельмслев говорит здесь о следовании Ф. де Соссюру, но последний исходил не только из данной связи, но и из отношения означа­емого и означающего к действительности); между двумя сторонами зна­ка устанавливается знаковая функция. Выражение и содержание необ­ходимо предполагают друг друга, а какое-либо обращение к сущностям, находящимся вне знака, несущественно для его изучения.

С таким пониманием знака связано и понимание в глоссематике формы и субстанции. И в содержании, и в выражении имеется специ­фичная форма, «которая независима и произвольна в отношении к мате­риалу и формирует его в субстанцию». Ф. де Соссюр по вопросу о соот­ношении формы и субстанции не был вполне последователен: он то утверждал, что язык — форма, а не субстанция, и сопоставлял язык с шахматной игрой, для которой материал, из которого изготовлены фигу­ры, несуществен, то все же признавал важность звукового характера языковой субстанции и называл означающее «акустическим образом». Л. Ельмслев последовательно встал на точку зрения, согласно которой язык (по крайней мере, язык в смысле языка-схемы, см. об этом ниже) представляет собой чистую форму, а звуковой характер субстанции слу­чаен и не важен для его теории. В статье «Метод структурного анализа в лингвистике» он писал: «Любой звук может быть заменен иным зву­ком, или буквой, или условленным сигналом, система же остается той же самой». В связи с этим глоссематика не приняла методы фонемного анализа, разработанные в других школах структурализма, в частности у Н. Трубецкого. Такие методы исходили из звукового характера фоне­мы, что было неприемлемо для Л. Ельмслева.

По мнению глоссематики, языковой материал не подлежит ведению лингвистики: «Субстанция обоих планов может рассматриваться час­тично как физическое явление (звуки в плане выражения, предметы в плане содержания) и частично как отражение этих явлений в сознании говорящего»; то есть субстанцию изучают физика и психология. «На долю лингвистики приходится анализ языковой формы». С точки зре­ния Л. Ельмслева, «лингвистика должна видеть свою главную задачу в построении науки о выражении и науки о содержании на внутренней и функциональной основе; она должна построить науку о выражении без обращения к фонетическим или феноменологическим предпосылкам и науку о содержании без обращения к онтологическим или феноменоло­гическим предпосылкам... В такую лингвистику в отличие от традици­онной в качестве науки о выражении не будет входить фонетика, а в качестве науки о содержании — семантика. Такая наука была бы алгеб­рой языка, оперирующей безыменными сущностями, т. е. произвольно на­званными сущностями без естественного обозначения». Л. Ельмслев по­нимал, что лингвистика, существовавшая ко времени написания «Пролегомен», никак не могла бы быть названа алгеброй языка, у нее были иные цели и задачи. Поэтому он даже предложил разрабатывае­мую им науку не называть лингвистикой, придумав особое наименова­ние «глоссематика». Однако данное слово закрепилось не как название особой науки о языке, а лишь как название лингвистического направле­ния, связанного с именем Л. Ельмслева.

Столь абстрактный подход к языку, в соответствии с которым, напри­мер, фонемы не только не являются звуковыми единицами, но вообще пред­ставляют собой лишь точки пересечения структурных отношений, не ос­тавлял места для выявления каких-либо связей формальной схемы, изучаемой глоссематикой, с реальностью. Разумеется, Л. Ельмслев не от­рицал в принципе существования таких связей, но, согласно его постула­там, их изучают любые науки, кроме лингвистики, опираясь при этом на результат лингвистического (точнее, глоссематического) анализа: «Все науки группируются вокруг лингвистики». Сама же лингвистика опери­рует «произвольно названными сущностями», а язык (схема) для лингвиста «в конечном счете это игра и больше ничего», как пишет Л. Ельмслев в статье «Язык и речь».

Как и Ф. де Соссюр, Л. Ельмслев считал, что лингвистика представ­ляет собой лишь часть более общей науки о знаке — семиологии. Он указывал: «Не только общие соображения, высказанные нами, но и вве­денные нами более специальные термины применимы как к „естествен­ному" языку, так и к языку в более широком смысле. Именно потому, что теория построена таким образом, что лингвистическая форма рас­сматривается без учета „субстанции" (материала), наш аппарат легко можно применить к любой структуре, форма которой аналогична форме „естественного" языка... "Естественный" язык может быть описан на основе теории, обладающей минимальной спецификой и предполагающей даль­нейшие следствия». Л. Ельмслев для обозначения науки о знаке предпо­читал идущий от Ч. Пирса термин «семиотика» соссюровскому термину «семиология». В качестве семиотических систем он рассматривал пись­мо, сигнализацию флажками, язык жестов, игры различного рода, а так­же народные обычаи, литературу, искусство и т. д.

Особая роль языка среди семиотических систем, согласно Л. Ельмслеву, определяется не его звуковым характером или его ролью в качестве средства общения, а тем, что «практически язык является семиотикой, в которую могут быть переведены все другие семиотики», то есть с помощью языка можно говорить о чем угодно, в том числе и о других семиотичес­ких системах. Такое свойство языка, по мнению ученого, «обусловлено неограниченной возможностью образования знаков и очень свободными правилами образования единиц большой протяженности (предложения и т. д.)».

Итак, лингвистика (глоссематика) — часть семиотики, для ее раз­работки должен активно привлекаться аппарат математики (Л. Ельм­слев стал одним из первых лингвистов, активно применявших понятия математики, прежде всего математической логики, для построения тео­рии). От всех прочих наук лингвистика в том смысле, в каком она понимается у Л. Ельмслева, совершенно независима. Связь лингвисти­ки с психологией, социологией, акустикой и т. д. существует лишь в одну сторону: эти науки должны опираться на данные, получаемые линг­вистикой, но никак не наоборот. Тенденция к обособлению лингвисти­ки, в той или иной степени свойственная всем направлениям структу­рализма, достигла в глоссематике предела. Л. Ельмслев отдавал себе отчет в том, что его подход сужает лингвистическую проблематику, и писал о «временном ограничении кругозора». Однако он счел это огра­ничение «ценой, заплаченной за отторжение у языка его тайны».

В то же время Л. Ельмслев стремился как-то выйти за пределы алгебраического подхода к языку. В написанной несколько ранее, чем «Пролегомены», статье «Язык и речь» он, развивая соссюровские идеи о языке и речи, выделил оригинальный ряд понятий: схема — норма — узус — акт речи. Язык как чистая форма, о котором шла речь выше, назван здесь схемой; именно о схеме сказано, что «это игра и больше ничего». Но помимо нее выделяется еще два возможных понимания язы­ка: язык можно рассматривать как норму, то есть «как материальную форму, определяемую в данной социальной реальности, но независимо от деталей манифестации», и как узус, то есть «как совокупность навыков, принятых в данном социальном коллективе и определяемых фактами наблюдаемых манифестаций» (под манифестацией Л. Ельмслев понимал способ реализации формы в той или иной субстанции: звуковой, пись­менной и т. д.).

Разный подход к языку объясняется на примере французского звука (фонемы) г. С точки зрения схемы это лишь точка пересечения линий в сетке отношений, у него нет никаких позитивных свойств, и способ ма­нифестации — звуковой или какой-то другой — несуществен. С точки зрения нормы — это звуковая единица, обладающая некоторыми пози­тивными чертами; однако учитываются не все звуковые признаки, а только те, которые отличают данный элемент системы от других. Безус­ловно, понятие фонемы в других школах структурализма (см. особенно Пражскую и Московскую школы, о которых речь будет идти ниже) относится, согласно делению Л. Ельмслева, к норме, а не к схеме. Нако­нец, с точки зрения узуса учитываются все позитивные свойства данно­го звука в принятом для него произношении. Л. Ельмслев показывает, что понятие языка в «Курсе» Ф. де Соссюра неоднородно: оно в разных местах книги может соответствовать то схеме, то норме, то узусу. Чет­вертое понятие, выделяемое Л. Ельмслевом, — индивидуальный акт речи. Ученый признает речь в соссюровском смысле не менее сложным поня­тием, чем язык; она охватывает не только акт речи, но и узус и даже норму: «Норма, узус и акт речи тесно связаны и составляют по сути дела один объект: узус, по отношению к которому норма является абст­ракцией, а акт речи — конкретизацией». И норма, и узус, и акт речи представляют собой реализацию схемы, причем «именно узус выступает в качестве подлинного объекта теории реализации: норма — это искус­ственное построение, а акт речи — преходящий факт».

Данная концепция в отличие от строго разработанного учения о языке-схеме была высказана лишь в самых общих чертах и подверга­лась изменениям: в «Пролегоменах» помимо схемы упоминается лишь узус, а понятие нормы исключено. Введение в систему понятий нормы и узуса или хотя бы только узуса давало возможность переходить от ал­гебры языка к «обычному» языкознанию, однако такие вопросы оста­лись у Л. Ельмслева на периферии внимания. В историю науки глоссе­матика вошла как попытка предельно абстрактного, отвлеченного от любой конкретики подхода к языку. Помимо сказанного ранее, отме­тим, что среди основных составляющих учения Ф. де Соссюра глоссематику менее всего интересовала концепция синхронии и диахронии. При глоссематическом подходе к языку этот вопрос вообще несуществен: исследуется абсолютно статичная и неизменяемая система, для которой не существует не только диахронии, но и синхронии, если понимать ее как состояние языка.

В начале «Пролегомен» Л. Ельмслев пишет вполне в духе В. фон Гумбольдта: «Язык неотделим от человека и следует за ним во всех его действиях. Язык — инструмент, посредством которого человек формирует мысль и чувство, настроение, желание, волю и деятельность, инструмент, посредством которого человек влияет на других людей, а другие влияют на него; язык — первичная и самая необходимая основа человеческого общества. Но он также конечная, необходимая опора чело­веческой личности, прибежище человека в часы одиночества, когда ра­зум вступает в борьбу с жизнью и конфликт разряжается монологом поэта и мыслителя». Но все эти слова никак не связаны с тем, чем зани­мается Л. Ельмслев в своей книге и других публикациях. Пожалуй, ни одно лингвистическое направление не отвлекалось от говорящего челове­ка столь последовательно, как глоссематика (другой предельный случай, но иного рода — американский дескриптивизм в своем крайнем вари­анте, см. соответствующую главу). Справедливо критикуя многие недо­статки традиционного гуманитарного подхода к языку, при котором смешивались разнородные явления и слишком многое оказывалось не­строгим и непроверяемым, датский ученый внес в науку о языке матема­тическую строгость, однако произошло это за счет очень значительного сужения и обеднения ее объекта.

Идеи глоссематики получили, особенно в 40—60-е гг., широкую известность во многих странах. Однако отношение к ним у большин­ства ученых самых разных направлений было одновременно холодно-уважительным и резко критическим. Достаточно одинаковые оценки давали глоссематике лингвисты, совсем не сходные по идеям. Амери­канский ученый П. Гарвин писал: «Когда постигнешь "Пролегомены", получаешь эстетическое удовольствие. Но, с другой стороны, полезность этой работы для конкретного лингвистического анализа не представляет­ся очевидной». Французский лингвист А. Мартине признавал, что кни­га Л. Ельмслева «удивительно богата содержанием, четко построена и хорошо написана, ясна и строга по мысли», в ней представлена «строй­ная система»; и в то же время «это башня из слоновой кости, ответом на которую может быть лишь построение новых башен из слоновой кости». А вот оценка В. А. Звегинцева: *В результате в логическом отношении получилась действительно более (чем у Ф. де Соссюра. — В. А.) последовательная система, однако очень далекая от потребностей лингвистического исследования».

Действительно < при последовательности и продуманности большин­ства построений Л. Ельмслева его теория имела один слишком явный недостаток: на ее основе нельзя было исследовать реальные языки. Упомянутая выше французская грамматика К. Тогебю была самими глоссематиками признана неудачной, а других сколько-нибудь заметных попыток построить конкретное исследование на принципах глоссематики (по край­ней мере, в достаточно полном виде) предпринято так и не было. Между крайне абстрактными построениями глоссематики и описанием фактов необходимо было некоторое промежуточное звено, которое так и не уда­лось создать.

Глоссематика в полном объеме так и не вышла за пределы узкой школы датских ученых. Пожалуй, наибольшее влияние вне Дании она оказала на советские исследования 60—70-х гг., где ряд лингвистов пред­ложили отличный от глоссематического, но столь же абстрактный и пре­тендовавший на строгость подход к языку. Наиболее четко такое направление поисков отразилось в работах Юрия Константиновича Лекомцева (1929—1984); влияние идей и методов глоссематики проявля­лось и у таких языковедов, как И. Ф. Вардуль, И. И. Ревзин, С. К. Шаумян. Однако и у нас в конечном итоге основное развитие лингвистических иссле­дований пошло по другим направлениям.

В итоге глоссематика, безусловно, расширила понятийный аппарат науки о языке, выдвинула ряд ценных методологических принципов. Многие термины, введенные Л. Ельмслевом, прочно вошли в обиход. Требования непротиворечивости, полноты и простоты, несомненно, должны приниматься во внимание в лингвистическом исследовании. Однако наука о языке не сводится к построению схем, удовлетворяющих этим требованиям. Вопрос о связи лингвистической теории с реальностью не может быть проигнорирован. «Временное ограничение кругозора» дало определенные результаты, но не привело к «отторжению у языка его тайны». Некогда влиятельная глоссематика в настоящее время уже стала историей.

ЛИТЕРАТУРА

Звегинцев В. А. Глоссематика и лингвистика // Новое в лингвистике, вып. 1.

М., 1960.

Хауген Э. Направления в современном языкознании // Там же. Мартине А. О книге «Основы лингвистической теории» Луи Ельмслева //

Там же. Мурат В. П. Глоссематика // Основные направления структурализма.

М., 1964. Венцкович Р. М., ШайкевичА. Я. История языкознания, вып. VI. М., 1974,

с. 63—105.

ПРАЖСКИЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ КРУЖОК

Пражская школа, или функциональный структурализм, — одно из ведущих направлений лингвистического структурализма, сложившееся в Чехословакии и Австрии между двумя мировыми войнами.

Пражский лингвистический кружок сложился во второй полови­не 20-х гг. и организационно оформился в 1928 г. С 1929 г. на француз­ском языке нерегулярно выходили «Труды» кружка. В первом их выпуске, приуроченном к I Международному съезду славистов, были опубликованы «Тезисы Пражского лингвистического кружка», ставшие его программным документом. Ведущую роль в формировании кружка сыграл уже влиятельный к тому времени в чехословацком языкозна­нии видный лингвист Вилем Матезиус (1882—1945), вместе с ним в кружок вошли более молодые ученые Богумил Трнка (1895—1984), Бо-гумил Гавранек (1893—1978), Ян Мукаржовский (1891 —1975) и др., поз­же к кружку примкнули Йозеф Коржинек (1899—1945), еще более моло­дые лингвисты Владимир Скаличка (р. 1909), Йозеф Вахек и др. С самого начала активную роль в кружке играли два выдающихся ученых, эмигрировавших из послереволюционной России: живший тогда в Че­хословакии Роман (Роман Осипович) Якобсон (1896—1982) и работавший с 1922 г. в Вене Николай (Николай Сергеевич) Трубецкой (1890—1938). В начальный период деятельности кружка с ним также был тесно связан упомянутый выше С. Карцевский; в той или иной мере были в контак­те с кружком, а иногда и печатались в его изданиях лингвисты, жившие в СССР: Е. Д. Поливанов, Г. О. Винокур, Н. Н. Дурново, Н. Ф. Яковлев и др.; их взгляды имели определенное сходство со взглядами пражцев.

Наиболее активный период деятельности Пражской школы про­должался около десяти лет, до начала Второй мировой войны. Война прервала возможность нормальной научной деятельности; к ее концу уже умерли Н. Трубецкой, В. Матезиус, И. Коржинек и др. Р. Якобсон в 1939 г. покинул Чехословакию и вскоре переехал в США; о его дея­тельности американского периода будет говориться в особом разделе. Оставшиеся в Чехословакии члены кружка Б. Трнка, В. Скаличка, Б. Гавранек, И. Вахек и др. вместе со своими учениками продолжали деятельность, в основном оставаясь на прежних позициях. Традиции Пражского кружка существуют в чешской и словацкой науке до наших дней.

Ученые Пражского кружка находились под значительным влия­нием идей Ф. де Соссюра, однако в отличие от других структуралистов на них оказали серьезное воздействие и взгляды И. А. Бодуэна де Куртенэ; русские участники кружка, окончившие Московский университет, так­же восприняли ряд идей Московской школы, восходящих к Ф. Ф. Фортунатову. Их взгляды значительно отличались как от традиционных кон­цепций исторической лингвистики, так и от идей других направлений структурализма, прежде всего дескриптивизма и глоссематики. Рассмот­рение этих взглядов целесообразно начать с анализа статей, посвященных полемике пражцев с другими лингвистическими школами; три статьи такого рода включены в хрестоматию В. А. Звегинцева.

В статье В. Матезиуса «Куда мы пришли в языкознании», напи­санной в начале 40-х гг. и посмертно опубликованной в 1947 г., выяв­ляются отличил пражской концепции языка прежде всего от лингви­стики XIX в. В языкознании XIX в. выделяются прежде всего «две различные теоретические и методические точки зрения»: историче­ская и генетическая, идущая от Ф. Боппа и Р. Раска к младограммати­кам, и гумбольдтианская, аналитическая. В. Матезиус подчеркивает ог­раниченность подхода традиционного исторического языкознания: «Интерес исследователей сосредоточивается на исторической фонетике и исторической морфологии, рассматриваемой лишь как практическое применение фонетики. Историческое изучение считается единственным научным методом лингвистической работы; даже если изучаются жи­вые диалекты, то итоги этого изучения используются преимущественно для решения исторических проблем. Хотя иногда отмечается, что язык представляет собой систему знаков, но поскольку изучаются лишь изоли­рованные языковые факты, постольку единственно исторический метод мешает осознанию важности языковой системы. Изоляция отдельных языковых явлений препятствует также пониманию важной роли, кото­рой обладает в языке функция». Отмечено и то, что период успехов младограмматизма «характеризовался необычайным безразличием к воп­росам общего языкознания». В. Матезиус отмечает и положительные стороны исторического языкознания: «плодотворность и точность» в решении своих проблем; пражцы в отличие от некоторых других школ структурализма не отказывались от исторических исследований языка. Однако общий подход науки такого типа не мог быть для них приемлем.

Гумбольдтовское направление в основном связывается В. Матезиусом с далеко не самой главной для него идеей о возможности сравни­вать языки, «не обращая внимания на их генетическое родство». Упо­мянуто противопоставление ег§оп — епег§е1а, однако от рассмотрения философских идей В. фон Гумбольдта В. Матезиус отказывается вооб­ще. Отмечено, что подход к языку как к деятельности помог В. фон Гумбольдту «понять значение функции в языке», но принуждал его «слишком высоко оценивать психологическую точку зрения». Глав­ным недостатком концепции В. фон Гумбольдта признается «стремле­ние выводить характер языка из характера говорящего им народа». Анализируя развитие данной традиции у X. Штейнталя и др., В. Мате­зиус указывает, что все эти ученые не смогли «чисто лингвистическим способом» сформулировать свои идеи и «на базе их создать точные исследовательские приемы». Итак, два направления имели противоположные друг другу достоинства и недостатки: гумбольдтианцы выдвигали перспектив­ные идеи, но не имели методов для их разработки, младограмматики имели совершенный сравнительно-исторический метод, но слишком узко пони­мали теорию.

Новая лингвистика, согласно В. Матезиусу, начинается с двух ученых.-И. А. Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссюра. Первый из них осознал роль функции в языке и ввел в науку понятие фонемы. Однако он недо­статочно порвал с традицией, поскольку «был введен в заблуждение изменчивым светом психологии и слишком большое внимание уделял факту постоянного изменения в языке». Этой ошибки избежал Ф. де Соссюр, последовательно разделивший синхронию и диахронию. Другая его важнейшая идея — структурный подход к языку. Идущее от И. А. Бо­дуэна де Куртенэ понятие функции и идущее от Ф. де Соссюра понятие структуры могут, по мнению чешского ученого, дать «плодотворную базу для будущего языкознания». Пражский подход, опирающийся на дан­ные два понятия, позволяет объединить «гумбольдтовскую свежесть наблюдений с бопповской строгостью и методической точностью».

В то же время пражцы спорили с другими школами структурализ­ма, прежде всего с глоссематикой и дескриптивизмом, подчеркивая, что, сходясь с этими направлениями в точке зрения на структуру, расходятся с ними в связи с отсутствующим или имеющим там иной смысл поня­тием функции.

Полемике с глоссематикой специально посвящена статья В. Скалички «Копенгагенский структурализм и "пражская школа"», включенная в хрестоматию В. А. Звегинцева. Там же помещена и статья Б. Трнки, Й. Вахека и др. «К дискуссии по вопросам структурализма», где также затрагивается эта тема. Обе статьи относятся уже к послевоенным го­дам (соответственно 1948 и 1957 г.), но отражают идеи, вполне сложив­шиеся у пражцев еще в 20-е гг. В. Скаличка в 1948 г. указывал, говоря о современной ему лингвистике: «Позиции младограмматиков оконча­тельно оставлены. Новые направления борются между собой». Это было не вполне верно, поскольку историки конкретных языков продолжали работать, оставаясь на младограмматических позициях. Однако младограмматизм действительно к тому времени уже перестал развиваться в идейном плане, а большинство теоретиков языка стояли на позициях того или иного направления структурализма, среди которых глоссематика тогда считалась влиятельной.

В. Скаличка отмечал, что разные направления структурализма идут от разных высказываний Ф. де Соссюра, не вполне сочетающихся друг с другом. От одних высказываний шли глоссематики, от других — пражцы. Л. Ельмслев, по словам В. Скалички, требовал «освобождения языко­знания от груза других наук», главное для него — «требование лингви­стики чисто лингвистической». Для пражцев это неприемлемо: «Если при научном исследовании мы пренебрегаем его реальностью, мы ее де­формируем. Лингвистическое мышление в понимании Ельмслева стано­вится свободным ото всех ограничений. Он сбрасывает с плеч весь огром­ный груз многообразных отношений к действительности (что учитывают пражские лингвисты). Однако при таком понимании язык становится всего лишь бесцельной игрой». Именно понимание языка как игры было более всего неприемлемо у Л. Ельмслева для пражцев. Впрочем, и сам Л. Ельмслев пытался скорректировать такую крайнюю точку зрения вве­дением понятий нормы и узуса.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Развитие структурной лингвистики в США имело свои особенности. Американские ученые во многом шли своими путями, независимо от дея­тельности Ф

    Документ
    Развитие структурной лингвистики в США имело свои особенности. Американские ученые во многом шли своими путями, независимо от дея­тельности Ф. де Соссюра и других основателей структурализма в Европе.
  2. Международныйцентррерихо в живаяэтик а и наука

    Документ
    Название книги «Живая Этика и наука» отражает реалии сегодняшнего дня. Все больше прогрессивных ученых, несмотря на сопротивление сторонников старого сознания, применяют в научных исследованиях идеи Живой Этики – философии Космической
  3. Міністерство освіти І науки України Державний заклад

    Документ
    Подольська Є. А. – доктор соціологічних наук, професор, завідувач кафедри філософії та гуманітарних дисциплін Харківського гуманітарного університету «Народна українська академія».
  4. Ученье свет, а неученье тьма народная мудрость (2)

    Документ
    The monograph describes in details methods and results of interdisciplinary studies of cognitive processes in humans. The emphasis is on the processes of perception and action, attention and consciousness, memory and knowledge representation,
  5. Понятие и типология цивилизаций. Место и роль россии в системе мировых цивилизаций

    Документ
    Термин «цивилизация» (от лат. civilis— гражданский, государственный, политический, достойный гражданина) был введен в научный оборот французскими просветителя­ми для обозначения общества, в котором царствуют свобода, справедливость и правовой строй.

Другие похожие документы..