Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Сказка'
Каждое утро над ним вставало веселое солнце. Каждую ночь для него зажигались яркие звезды. Река омывала его берега, оттачивая каждый камешек у его по...полностью>>
'Документ'
1.1. Форма налоговой декларации по налогу на доходы физических лиц (далее – Декларация) заполняется от руки либо распечатывается на принтере с исполь...полностью>>
'Документ'
Выпускник НФ УРАО имеет за своими плечами большой опыт профессиональной работы на нижегородском телевидении. Среди особых его заслуг – победа телепрог...полностью>>
'Документ'
РОЗДІЛ 1 СУТНІСТЬ ТА ФУНКЦІЇ ГРОШЕЙ1.1. ПОХОДЖЕННЯ ГРОШЕЙ. РОЛЬ ДЕРЖАВИ У ТВОРЕННІ ГРОШЕЙГроші - одне з найдавніших явищ у житті суспільства - відігра...полностью>>

Г. Завгородняя. Полифоническое мышление в контексте развития современной музыкальной науки

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Г. Завгородняя.

Полифоническое мышление в контексте развития

современной музыкальной науки

Высокая эстетическая избирательность, ассоциативность и метафоричность музыкального мышления выстраивает сложную функциональную организацию, в которой каждая смысловая единица не только выполняет определенную роль, но и является самостоятельной независимой системой со своим индивидуальным аспектом выразительности. Иначе говоря, музыкальный язык по своей природе – полисистемная структура, что и сообщает такую глубину выразительности каждому элементу и такую степень их самостоятельности в структурировании художественного целого. Каждый элемент языка в музыке уже является продуктом творческой деятельности, так как возник на определенном этапе эволюции художественного мышления. К примеру, звук выделяется в особую категорию и становится музыкальным только с приобретением им точной высоты, зависимой от количества колебаний струны или струи воздуха. Ритм – изначальная природная основа самой жизни, в музыке становится не просто элементом языковой системы, а ее самостоятельным энергетическим центром. Он обладает такой огромной внутренней потенциальной динамикой, которая оказывается способной быть единственной основой индивидуальности музыкальной композиции (например, джазовая традиция, сочинения для ударных инструментов соло, включения перкуссии как самостоятельного выразительного компонента общей драматургии в сочинениях многих современных авторов и т. д.). Речь идет не о стремлении к самостоятельности, а о возможности обладать этой самостоятельностью в общей системе музыкального языка.

Таким образом, функциональная взаимозависимость всех, составляющих языковую систему элементов, присущая любым его разновидностям в искусстве, в музыке насыщена более своеобразной и сложной системой взаимоподчинения. Отсюда и возникает своя специфика пространственно-временных характеристик, учитывающая временной характер музыки как вида искусства. Главный акцент при формировании музыкального пространства направлен на постепенность, на процессуальность, на целенаправленный ход развития событий. Музыкальное пространство развертывается во времени с постепенным подключением всех его аспектов. Цельное представление о закономерностях данной музыкальной драматургии того или иного произведения возникает постфактум, с одной стороны, с другой - одновременно с началом развертывания музыкальной ткани, так как специфическая выразительность каждого элемента нацеливает на образную характерность всего «объема» музыкальных событий. Так называемый аспект художественного предвидения, в музыке приобретает особую выразительную емкость, он и определяет то качество музыкального высказывания, которое непосредственно связано с жанрово-стилевыми параметрами произведения, четко очерчивающими выразительность песенно-танцевальных жанров либо масштабность симфонического высказывания. А специфический «информационный обман» как в си-бемоль минорной сонате Ф. Шопена - явно демонстрирует во вступлении к теме главной партии фактурный прием, типичный для романса или песни. Композитор, таким образом, особо ярко выделяет личностный характер взволнованного, трепетного высказывания. Индивидуальность трагедии усилена речитативно-декламационной «вокальностью» основной мятущейся, словно «разорванной в клочья» темы главной партии на фоне типично романсового аккомпанемента.

Можно предположить, что именно подобная самостоятельность элементов языка во многом определила пути эволюции музыкального мышления. От древнегреческой монодии наблюдается процесс постепенного обособления подголосочных разветвлений гетерофонии. Далее, в законодательную систему графичности мелодических линий строгого стиля, который отражает эмоционально-сдержанную эстетику средневековья, постепенно проникает яркая образная индивидуализация самостоятельных линий свободной полифонии. Такое внимание к выразительной индивидуальности каждого голоса заключает основные параметры эстетики Высокого Ренессанса, с ее направленностью на характерность личности как уникального явления. Этим и обусловлено, в конечном счете, зарождение и развитие многочисленных жанров вокально-инструментальной сольной, ансамблевой, оркестровой и оперной музыки. Из ограниченных рамок церкви музыка проникает во все сферы жизни, затрагивает все стороны человеческого бытия, поднимая на особый пьедестал понятие Личности, как наивысшее проявление жизненных ценностей.

Режиссирует музыкальное пространство полная ладофункциональная система, как законодательная база постепенно зарождающего гомофонно-гармонического стиля. Самостоятельность полифонических линий регулируется гармоническими созвучиями, находящимися в строго нормированных функциональных отношениях. Таким образом, богатство функциональных связей, жанрово-стилевых показателей данной эпохи исподволь формирует специфику сонатно-симфонического мышления. На столь многоликой основе зарождается сквозная линия музыкальной драматургии сонаты. Она возникающет на основе и полифонических законов единого развертывания музыкальной ткани, и типичного для гомофонии поэтапного становления драматургии на базе функционального соотношения всех формообразующих единиц художественного целого – от темы главной партии и экспозиции, до первой части и цикла в целом. На основе яркой системы ладотонального развития, как одного из главных звеньев музыкальной драматургии сонаты, основана линия сквозной разработочности, сообщаяющая и каждой теме, и общему становлению формы особую степень целенаправленности и напряженности. Но усилена эта целенаправленность и напряжение приемами полифонического развития, которые проникают во все разделы формы.

Последующая романтическая полиструктурность композиционных решений, к примеру, поэмность, свободные вариации или рондо, фортепианные и вокальные циклы Р. Шумана, Ф. Шуберта, И. Брамса, Ф. Листа, обусловлена проникновением в них принципов и сонатно-симфонического, и сюитного мышления. Происходит своеобразное «расщепление» музыкального мышления, что приводит в современной музыке к особой индивидуализации систем сосуществования пространственно-временных координат. В музыкальных композициях ХХ, ХХ1 столетий наблюдается и доведенная до максимума самостоятельность звука в сериальности, пуантелизме, и наличие в качестве основных точек отсчета опорных тонов, открывающих и завершающих произведение, и слияние звуковой массы в кластеры или полипластовые ее расслоения, расчленяющие пространство на многозвучные самостоятельные линии (сонористика).

Таким образом, система контрапунктирования проходит длительный путь совершенствования изначальной установки «нота против ноты», просвечивая законы музыкального пространства с позиций его полифонический закономерностей.

Наблюдаемое в музыке ХХ века взаимодействие между индивидуализированными, внутренне многослойными и сложными по структуре тематическими пластами - раскрывает всю многомерность и напряженную глубину музыкального пространства во всей объемности его измерений. Возникает, таким образом, категория пространственности как средства особой выразительности. Это и прозрачность очертаний контуров фактуры, словно устремленных к бесконечности космических далей как у В. Сильвестрова, к примеру. Это и многозвучная насыщенность «слоистых» кульминаций Д. Шостаковича, и тотальная импульсивность ритмоэнергетики партитур И. Стравинского, словно извергающийся вулкан из глубин человеческого подсознания и основ рождения бытия. Особая многомерность простора и тишины наблюдается в партитурах В. Гаврилина и Г. Свиридова, которая очерчивается лишь отдельными живописными штрихами. Возникает, на наш взгляд, та специфическая грань выразительности, проявляющаяся в отражении безграничности великого покоя вечности, что лежит у истоков истории судеб многих народов. Несомненно эти истоки подпитывают многие линии музыки ХХ и начала ХХ1 веков.

Опора на самостоятельность каждого из элементов музыкальной ткани - одна из направляющих основ музыкального мышления, которая несомненно находится у истоков тематизма, и его развития. Иными словами, подразумевается та самостоятельность, которая присуща и отдельным элементам, и приемам их взаимодействия, она опирается в своей основе на полифонизм музыкального мышления. Полифония - особая законодательная система, в базе данных которой преобладают центробежные силы, регулируемые в каждой стилевой системе индивидуально. Но сам факт движения от звука к звуку, от мотива к мотиву, от созвучия к созвучию, от звука к кластеру, от линии к пласту полифоничен по своей природе и является одним из основных истоков музыкального мышления. Музыкальное мышление и формирует, и отражает внутренние основы такого особого вида искусства, как искусства звуков в его индивидуальной выразительной системе времени. Подразумевается тот параметр художественного времени, который предполагает характерность пространственных показателей, как главного аспекта музыкального смысла.Именно диалектичность взаимоотношений пространственно-временных координат и предопределяет особую роль полифонии как главного стрежня в эволюции музыкального искусства, как единой линии развертывания, освоения, изменения и отрицания, и утверждения основных законов музыки как вида искусства.

Контрапунктическая и имитационная техника полифонических форм продолжает формировать музыкальное пространство по диагонали в сонатно- симфонических циклах классиков, романтиков и приобретает особые черты в современной музыке, где основные приемы полифонического мышления предопределяют и законы композиции, и специфику процессов формообразования.

Прелюдийность Первой части Лунной сонаты Л. Бетховена, обращена к чертам полифонической сонатности, истоки которой в сонатах Д. Скарлатти, сыновей И.С.Баха, проецирующие своеобразную арку к полифонической сонатности в музыке ХХ столетия, в творчестве Д. Шостаковича. П. Хиндемита, А. Онеггера, Ю. Ищенко, М.Скорика. Преобладание приема сложного контрапункта в развитии тем главных и побочных партий в героических сонатах Л.Бетховена, используется как своеобразный способ «игры регистрами», подчеркивающий оркестровость мышления композитора. Мы наблюдаем множественные формы канонического секвенцирования и различных стретт в разработках сонат И. Гайдна, В. Моцарта, Л. Бетховена, а также канона, как способа изложения основной темы (к примеру, соната до минор Ф.Шопена, Восьмая симфония Д. Шостаковича). Одним из ярких аспектов полифонизации сонаты является введение различного рода фугированных эпизодов в разработочные разделы. Таким образом, проявляется, отмеченная нами, единая линия в общем процессе музыкального формообразования, которая сосредотачивает тот запас напряжения, который исконно присущ полифонической ткани. Пульсация зон напряжения и есть тот внутренний стержень, определяющий выразительность художественной концепции, то есть, определяет суть всего художественного процесса.

Следовательно, под полифонией мы понимаем, так же как и все ее исследователи, сочетание самостоятельных или стремящихся к самостоятельности линий в одновременности. Это незыблимый закон полифонии, отличающий ее от всех других видов многоголосия. Но при этом, мы особо подчеркиваем мысль о том, что эволюционирует норма их сочетания по вертикали, приводящая к различным стилевым показателям и в историческом аспекте в целом (барокко, классицизм, романтизм и т.д.), и в творчестве каждого композитора индивидуально. Эволюциорирующие аспекты музыкальной вертикали в каждом из исторических индивидуально-авторских стилей - проявляются по разному. В строгом письме, например, наблюдаем независимость звуков, регулируемых интервальными отношениями и по горизонтали, и по вертикали. Функциональное соподчинение в рамках ладотональности, определяется логикой основных и побочных созвучий и выходит из данной системы соподчиненности в сферу соотношений, стремящихся к абсолюту самостоятельности всех компонентов (к примеру, партитуры В. Лютославского, К. Пендерецкого, К. Штокгаузена).

Но в эволюции музыкального мышления проявляется и другой незыблемый закон музыкального пространства, а именно: чем независимее единицы целого, тем жестче нормы их соподчинения. Поэтому, при всей самостоятельности, независимости всех двенадцати звуков серии, они в процессе своего озвучивания в пространстве рисуют контуры определенного звукового графика, выразительность которого обеспечена спецификой рисунка, усиленного темброво-регистровыми аспектами и общей направленностью движения. Поэтому так контрастны, многозначны и выразительны темы, опирающиеся в своей основе на сериальную технику. Нет, пожалуй, ни одного современного автора на стыке столетий, в произведениях которых тематизм не формировался бы в атональной системе и не опирался бы на технику сериального письма. Тем не менее, каждый из авторов неповторим в индивидуально-стилевом параметре освоения своего личного музыкального пространства.

Звук, как самостоятельная единица музыкальной вселенной, предполагает неизмеримую множественность комбинаторных сочетаний. Следовательно, говоря о современных аспектах композиторского письма, мы предполагаем совершенно индивидуальный срез его анализа. В. Сильвестров, М. Скорик, Л. Дычко, А. Козаренко, К.Цепколенко, В. Рунчак, А. Загайкевич – творческие системы, просвечивающие стилевую индивидуальность, расширяющие представление о полистилистике в искусстве прошлого и нынешнего столетий. Партитуры их симфонических или хоровых полотен поражают тщательностью, рафинированной изощренностью соотношения разворачивающихся во времени звуков, линий, пластов, непредсказуемости последовательности этапов музыкальной драматургии. Это высшая форма проявления полифонического мышления, опирающаяся на особые нормы функционирования вертикали, в основе которого - логика пульсации напряжения, график кульминационных точек которого вырисовывает индивидуальность рельефа общего формообразующего процесса. Цель подобной драматургии - уникальная неповторимость личного философского осмысления любых даже исторических событий, но с авторской точки зрения. Кантаты В. Сильвестрова, оратории А. Козаренко , Камерные симфонии К. Цепколенко, Инструменталиные полона М. Скорика, Ю. Ищенко, Ю. Гомельской и других – требуют столь же индивидуального подхода и осмысления сути художественного процесса во всей масштабности диалектического процесса его становления.

Полифонизм мышления современных авторов обусловливает ту степень самостоятельности и самих звуков, и приемов их сочетания, ту самостоятельность, которая определяет неповторимость личностного понимания музыкального пространства во всей многогранности возможностей формирующих фактуру элементов. Самостоятельность тех или иных элементов, которую исследователи оценивают как определяющий аспект полифонического многоголосия, обеспечивается законами использования диссонансов (интервалы, созвучия, кластеры). Кроме того, в современной музыке, подобно принципам строгого письма, движение от звука к звуку энергетически подпитывается попеременным выбором опорных тонов, особым их выбором в начале и в завершении. Различия или «одновысотность» начального и заключительного звуков создают на расстоянии «баланс» напряжения, имеющий особое значение в развертывании музыкальной драматургии. Чем ярче диссонирующие отношения между элементами (в строгом стиле – задержания, вспомогательные, проходящие, в современной фактуре – жесткость вертикали и внутри, и между пластами) тем динамичнее общее многоголосие, тем ярче высвечивается полифонизм законов его организации.

Обязательный аспект полифонизма фактуры – принцип комплементарности, закон, присущий любой полифонической ткани. Именно данный закон обеспечивает момент регулирования голосов на основе их взаимосоподчинения, взаимозависимости и чем независимее компоненты, тем принципиальнее нормы их соподчинения между собой, и тем совершеннее архитектоника общей музыкальной композиции, что так объединяет законы полифонической музыки с архитектурой. Особым совершенством музыкальной архитектуры отличается фуга, как олицетворение полифонических законов и высшей форме проявления структурно-временных законов существования музыкального пространства. Любая фуга может быть представлена в виде графика попеременного вступления голосов, охвата регистров и особой логики в постепенности развертывания ее пространства. От концентрированной, подчеркнуто выдержанной темы, как своеобразного ядра или до предела сжатой пружины как сгустка интонационного напряжения до постепенно-поступательного завоевывания музыкального пространства произведения. Формирующие фугу приемы остинато, органных пунктов, стретты; сочетания выдержанных звуков с ленточным голосоведением, нередко основанного на двойных нотах (терциями, секстами, децимами) на фоне лапидарно выдержанного тонуса других голосов; особый эффект сходящегося-расходящегося движения и многие другие приемы - создают постоянно пульсирующую ткань с попеременностью кульминационных зон в каждом из голосов. Стремление в фуге к вуалированию цезур (движущиеся кадансы), асинхронностью общего движения, разновременностью вступления голосов с их переменным подключением подчеркивает логику единого движения, с особым, столь типичным для полифонии, уровнем общего напряжения музыкальной ткани.

Эти приемы единого движения лежат у истоков формообразующих законов в каноне, в принципах формирования полифонического тематизма, в периоде единого строения, в старинной двухчастной полифонической форме и в фуге, как высшей форме, объединяющей все принципы проявления полифонического мышления. Направленность этого единого движения, его «нацеленность» на тонико-доминантовые отношения формирует законодательную базу полифонических форм и является внутренним истоком формообразующего процесса гомофонных форм вплоть до сонаты, как высшего проявления логики гомофонно-гармонического стиля.

Тонико-доминантовый контраст между темой и ответом в фуге усиливается тембром, регистром, подключением контрапунктический линий противосложений и направлен на яркое пространственное высвечивание каждого проведения основной темы, на усиление самостоятельности регистровых зон в общем аспекте экспонирования и развития темы. Мы замечаем те же отношения и в сонате между главной и побочной партиями. Но в сонате сопоставляются разные темы как экспозиция не только тематического материала, а экспозиция конфликта, основного тезиса, импульса, как особой потенциальной силы, определяющей характер всего художественного процесса. Однако, тема побочной партии рождается уже в атмосфере пространства, проецируемого главной темой. Она появляется как итог их предполагаемых соотношений, так как рождается из недр связующей партии, подготавливающей ее характер, степень контрастности и ее особую роль в очерчивании специфики конфликта в данной сонатной композиции. Это особый контраст, возникающей на уровне диалектического взаимодействия тематических сфер, объединяемых глубинными корневыми истоками. Иначе говоря, это производный контраст, обеспечивающий одну из основных позиций сонатно-симфонического мышления. Он опирается на особый уровень взаимодействия и взаимообусловленности основных тем, независимо от степени их конфликтности (как си-минорной сонате Ф.Листа). Именно диалектичность контраста, формирующая основу сонатно-симфонического процесса формообразования, основывается, по своей сути, на той логике единого развертывания, которая исконно присуща полифонии.

Постоянно обновляемое в своем развертывании пространство фуги, определяемое графиком проведения темы, переакцентируется в сонате на вертикаль и масштабность процесса гармонического развития приводит к расчлененности формы от элементов (мотив, фраза, предложение) с их четкой системой кадансирования - вплоть до мотивного дробления, вычленения элементов самих тем. На такой базе возникает классический период со всеми разновидностями как форма изложения основной мысли, то есть темы. Но гармоническое развитие, напряженность вертикальных созвучий усиливается полифоническими имитационными и контрапунктическими приемами, как мы уже отмечали ранее. Гармоническое развитие в одном слое фактуры наслаивается на остинатные органные пункты в кадансах, в предъиктовом этапе разработки, в кодовых построениях и т.д. Иначе говоря, если аспект гармонического развития выступает режиссирующим фактором, то основной движущей силой, ее динамическим стимулом являются приемы полифонизации фактуры от гетерофонного распева до пластового расслоения, особенно в кульминационных зонах. Выделение мелодики в главную образно-эмоциональную линию на фоне аккомпанемента очерчивает контуры типично гомофонной фактуры. Но нормы данного соотношения - темы и фона - приобретают множественные формы проявления на основе проникновения тех или иных принципов контрапунктирования, что нередко обособляет эти линии в самостоятельные пласты. (примеры)

Следовательно, любой этап эволюции музыкального мышления, выстраивает свою специфику взаимоотношений вертикали и горизонтали, с определенной направленностью акцентов на тот или иной, координирующий фактор. Но проекция музыкального пространства по диагонали стремится к усилению выразительности пластов подключением полифонических приемов. Целью такой большей или меньшей полифонизации является подчеркивание фактора пульсации напряжения. Динамика смены зон напряжений - один из показателей логики становления музыкальной драматургии во времени. Иначе говоря, постоянный пульс напряжения - главный выразительный аспект музыки как искусства временного, разворачивающегося по горизонтали с попеременной исторически-стилевой сменой норм взаимодействия вертикали.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс по дисциплине «Народное музыкальное творчество» для студентов специальностей 070105. 65 «Дирижирование академическим хором»

    Учебно-методический комплекс
    Л.В. Дёмина. Народное музыкальное творчество: Рабочая программа для студентов, обучающихся по направлению 070101 «Инструментальное исполнительство. Оркестровые народные инструменты» Тюмень: Издательство Тюменской государственной академии
  2. Психологические проблемы смысла жизни и акме. Материалы XI симпозиума. Под ред. Г. А. Вайзер, Е. Е

    Документ
    В сборнике представлены материалы, отражающие содержание докладов и сообщений на XI симпозиуме по проблемам смысла жизни и акме, проведенном в Психологическом институте РАО.
  3. Маркс К., Энгельс Ф. Об искусстве. Т. 1-2

    Документ
    Александрова Б. А. Факторы ладовой дифференциации в сложнотональных структурах современной музыки: Автореф. дис. канд. искусствоведения / Ленингр. консерватория.
  4. Пленарные доклады (6)

    Доклад
    Материалы первой московской международной конференции по терапии искусством «Арт-терапия и творческое самовыражение в сохранении здоровья и развитии человеческого потенциала», Москва, 9-11 апреля 2010 г.
  5. Программа кандидатского экзамена по специальности 10. 01. 01 Русская литература (3)

    Программа
    Программа кандидатского экзамена составлена в соответствии с программой – минимум кандидатского экзамена по специальности 10.01.01  Русская литература по филологическим наукам (1-ая часть), а также в соответствии с направлениями исследований

Другие похожие документы..