Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
0 Открываем nod3 Жмем F5 и выбираем как на картинках ниже Если модем роутером, то можно написать такие же порты как FlylinkDC и модеме....полностью>>
'Документ'
Эта книжка — о дружбе. О дружбе старой, верной и вечной. О том прекрасном единении знания и вдохновения, технической изобретательности и художественно...полностью>>
'Курсовая'
Астрономические ежегодники, в отличие от звёздных каталогов, состоящих из списков звёзд с известными координатами, составленных для одного определённ...полностью>>
'Программа'
А.А. Кубанова, академик РАМН, главный внештатный специалист по дерматовенерологии и косметологии Минздравсоцразвития России, директор Государственного...полностью>>

Н. Я. Мясковский переписка всесоюзное издательство «советский композитор» Москва 1977 редакционная коллегия: Д. Б. Кабалевский (ответственный редактор) А. И. Хачатурян д. Д. Шостакович вступительная статья

Главная > Статья
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Так, Затрону Вашу quasi-кащеевщину; ей можно дать бесконечно много прозвищ и простых и не простых, и самых старых и самых архиновых, но все они должны блуждать в сфере ночи (по внешнему коло-

* Колыбельная (франц.). риту) и трагедии (по содержанию), например: Nocturne — Notturno, Nachtstük, Tragödie, Mystère, еще что-нибудь lugubre* и т.д., и т.п. в самых смелых сочетаниях, например: Messe nocturne. В общем, пьеса мне сильно нравится, хотя начало лучше (и много) середины. Соната Ваша5 производит впечатление и при не совсем верных движениях, но скажу, что все, начиная с разработки, лучше, нежели предыдущее (впрочем, побочная партия и тут недурна, а главное пресвежа); возмутительный эпизод в начале Вы так-таки оставили, но, слава богу, в репризе его не оказалось, что меня необычайно обрадовало. Меня не вполне удовлетворяют часто ненужно-грязные фигурации, случайная разбросанность голосоведения, иногда неловкие фигуры, например: заключительная партия аккомпанемента

лучше было бы написать так:

безо всякого ущерба для дела, затем Ваши полеты кверху иногда не мешало бы дополнить октавами:

сделать хотя бы так:

ибо иначе в cresc[endo] эти штуки звучат уж слишком жидко и с ущербом крикливо. В заключение замечу, что хотя Вы и изобрели в изложении побочной партии имитацию, но она совершенно не звучит так, а выглядит просто как цельная мелодия. Особенно мне нравится, как Вы сделали репризу: весело, ярко и свежо. Coda тоже недурно и за-

* мрачное, угрюмое (франц.). ключительное рр, несмотря на всю простоту эффекта, действует прямо ошеломляюще приятно. В моих новых сонатах Вы ничего подобного не встретите, там все по-немецки дубово и крепко сшито. Все-таки, сэр, и очень сожалею, что Вы меня не удостоили сонатины; у меня есть очень большое расположение к такой музыке, и, не займись я в настоящее время квартетом, я бы обязательно навалял бы сонатинку, да гак, чтобы в каждой руке не было бы одновременно более одной ноты, а гармония не вылезала бы из тоники и доминанты. Жаль, что мечта моя не осуществилась. Жаль также, что Вы не имеете определенного мнения о разнообразии и иногда непостижимой крайности моих вкусов; теперь я уж до осени на Вашу сонатину не рассчитываю, но считаю, что Вы передо мною в долгу.

Анфэн (enfin*), до свидания в близком будущем; я, вероятно, буду зайти в консерваторию так числа 8-го—9—10 сентября.

Ваш Н. Мясковский

Неправда ли, я стал лучше (чётче) писать? Все для Вас. Да, кстати, 25 августа я, вероятно, вернусь в город: Суворовский проспект, д. 47, кв. 10.

7. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

23 августа 1907 г., Сонцовка

23 авг. 07 г.

Сонцовка

Купавый Николай Яковлевич!

Сонаты получил и сейчас же проглотил. Вопреки Вашему приказанию начал с Н-dur’ной, и теперь ее уже вполне рассмаковал 1. Другую еще не вполне. (Кстати: Ваша гедурная соната действительно в G-dur’e, а не в е-moll’е). Во-первых, относительно того, кем 2-й сонате быть: фантазией ли, сонатой или сонатиной? По-моему, назовите ее просто сонатой: она достаточно правильна по форме, чтобы избежать «фантазии»; что же касается сонатины, то, кроме главной партии à la Моцарт, в ней ничего сонатинистого нет. Мне не нравится, как построена разработка: никакого развития тем в ней нет, контрапунктов нет, а тем не менее она страшно, а если не страшно, то довольно длинная. Заключительной партии нет; положим, она не особенно просится, но ее можно было с успехом построить на органном пункте на до#’е. Очень хороша в первой части побочная партия (хотя я не вполне согласен с ее сере-

* наконец (франц.).

Ее можно было бы сделать на 5/8:

но настаивать на этом не буду, так как от этого она может потерять часть своей оригинальности. Особенно она хороша в миноре (в разработке). А в заключение скажу, что первая часть, несмотря на разнообразие ритмов, очень однообразна. А причина та, что разработка сделана неинтересно. Да и реприза ничем от экспозиции не отличается. По нравится также переход от разработки к репризе: как-то неожиданно, вдруг. Я не говорю, чтобы делать такие ферматы, как в моих сонатах, но все же на доминанте следовало побыть подольше. Вторая часть производит впечатление, но далеко не свежая. Во-первых, начинается каватиной Кончаковны из «Игоря»:

Далее 1-я тема (бетховенская) очень хороша, жаль, что ее мало до Fa-mag[giore]. 2-я (F-dur’ная) тема — романсная. Какой романс она напоминает — сказать не могу, так как она напоминает несколько сразу. Вы ее повторили 4 раза, причем все 4 раза она проходит целиком; это уже слишком! Вообще Fa-мажор сильно растянут. Реприза и самый кончик очень хороши. Третья и четвертая части стоят значительно выше двух первых, — они ярки и оригинальны. Относительно аккордов в скерцо, то я посоветовал бы написать те, которые не помечены литером «А», прямо октавой ниже: и красивей и удобней. Очень изящно сделано после первого повторения

Трио тоже хорошее. Не поставлю Вам в вину, что по ритму и рисунку оно напоминает «Журавля» из 2-й симфонии Чайковского (финал). В Cod’e я посоветовал бы не брать аккорда после октав перед заключительным пассажем

прямо с октав повернуть на него. О 4-й части говорить подробно не буду, так как недостаточно с ней знаком. Очень она оригинальная и темы тоже. Побочная только партия не особенно нравится, хотя сальто-мортальный аккомпанемент и мил. D-moll’ную сонату смотрел пока мало. Главная партия чрезвычайно сильная и вообще эта соната — одна из лучших. Извините за уродскую критику и не ушибите меня за нее до смерти. А что соната моя Вам нравится — очень рад. Что касается до середины в es-moll’ной пьесе, то она мне нравится и, по-моему, ничуть не хуже начала.

Скерцо в Flofion’e становится все лучше, а остальные начинают надоедать. Говорите, что Баркаролу не любите? а сам берет заключительный пассаж разбитыми квинтами в 1-ю часть своей сонаты!

В Петербург явлюсь в конце августа. Если будете в городе — забегу к Вам, а если будете еще в милом Ораниенбауме, то, наезжая на Петербург, непременно загляните ко мне, Садовая, 90, кв. 3. (У Покрова).

Говорят, какого-то Захарова в Финляндии повесили... Не нашего ли? а то пет ни слуху, ни духу.

Уважающий Вас С. Прокофьев

Почерк Ваш ничуть не лучше, но привычка свыше нам дана, и я, с божьей помощью, теперь читаю Ваши письма в подлиннике (то есть без предварительного перевода на русский язык).

8. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

28 декабря 1907 г., Петербург

I1релесть моя!

Говорят, что в субботу будет концерт Шредера1, и Вы там бываете. Правда или нет? Отвечайте поскорей, будете ли Вы в субботу дома.

Ваш С. Прокофьев

28-го

(Написал «Снег» и «Осеннее»2). 9. С. С. ПРОКОФЬЕВ—Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

14 марта 1908 г., Петербург

Пятница

Дорогой Николай Яковлевич, пожалуйста, привезите с собой в субботу в консерваторию «Grand duo» Шуберта, а то хочется что-нибудь к понедельнику наинструментовать1.

Ваш С. Прокофьев

10. С. С. ПРОКОФЬЕВ —Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

24 апреля 1908 г., Петербург

Четверг, 24-го

Хотите меня слушать на экзамене1, — завтра ровно в 10 масон утра.

С. Прокофьев

11. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

20 мая 1908 г., Зверево

Ст. Зверево, Юго-Восточной ж. д.

20 мая 08

Дорогой Николай Яковлевич.

Очень жаль, что так случилось, что мы еще раз не повидались и расстались бог весть как.

Об экзамене не могу сообщить ничего особенного1, так как после моей просьбы они смилостивились и проверили мою фугу раньше, после чего я немедленно удрал на поезд. Сам просил Акименку сообщить в Сухум, кто сколько получил, так как знаю только одну свою отметку, а этого мне мало. Очень, очень извиняюсь, что не могу сообщить отметки Саминского. Пишите мне в Сухум, Кутаисской губ., дача Смецких. Это, если соберетесь числа до 1-го, 2 июня, а после — по-старому: Екатериносл[авская] губ., Бахмутск[ий] уезд, почтовое отделение Андреевка.

Непременно присылайте свои сочинения (заказной бандеролью). Я со своей стороны не заставлю себя ждать. Придумал тему для симфонии2. Как Ваша? Непременно пишите ее3, а не поганый квартет.

Желаю Вам всего хорошего, жду в Сухум письмо и еще раз, дорогой Николай Яковлевич, извиняюсь, что не могу сообщить саминскую отметку.

Любящий Вас С. Прокофьев

P. S. Прилагаю марку на Ваше ответное письмо. 12. С. С. ПРОКОФЬЕВ —H. Я. МЯСКОВСКОМУ

31 мая 1908 г., Сухум

Сухум. 31 мая 08

Миогообожаемый Николай Яковлевич.

По скудным сведениям, кои я имею из Петербурга, могу сообщить, что Вы получили 5, а я 4½. Вообще же, кажется, весь класс отличился и сдал экзамен прекрасно. Что касается формы, то я попробовал молвить полслова с Глазуновым, но тот довольно безапелляционно сказал, что теперь, окончив фугу, переходят на форму, кую проходят весьма подробно. Я это знал и раньше, но, вероятно, придется-таки ее проходить.

Как Ваше здравие? Мерзнете, пишете? А у нас здесь адское пекло, так что целый день дома сидим. Я тоже ничего не делаю, только с радостью учу концерт Корсакова, посвящая ему до двух часов в день. Здесь великолепный Бехштейн. На нем очень хорошо исполнять Вагнера, но сочинять нет никакой возможности, — черт его знает почему. Поэтому симфонию уже откладываю до деревни, хотя и очень хочется сочинять.

Хорошо делаете, что улегчаете свои сонаты, только, пожалуйста, присылайте кого-нибудь: ну, не будет фортепьяшек, пришлите романс.

Пишите мне в Екатеринославскую губернию.

Ваш С. Прокофьев

13. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

27 июня 1908 г., Сонцовка

Сонцовка. 27 июня 08

Дорогой Николай Яковлевич.

Вы меня прямо озадачили своими 120-ю страницами1. Я всего полторы недели как вернулся сюда и написал пока до половины побочной партии2. Время терпит, сочиняю медленно, всласть, даже, пожалуй, чересчур лениво.

Меня очень печалят Ваши, как Вы пишете, длинноты и 120 страниц Ведь, что может быть хуже длинной симфонии? По-моему, идеал величины симфонии — 20, максимум 30 минут, и свою стараюсь писать елико возможно сжатей: всякие мало-мальски разглагольствования крещу карандашом самым беспощадным образом.

Мишу, по возможности, просто, инструментовка тоже, вероятно, будет простая, —одним словом, шаг назад во всех отношениях, но я очень доволен. Посылаю Вам кусочки главной, побочной партии и хода, которые, замечу, звучат в этой редакции ниже всякой критики, так что Вы что-нибудь, пожалуйста, подыгрывайте, да напишите, не своровано ли что. По форме будет довольно правильная, но с некоторыми странностями: после андантного вступления (которого еще нет), следует крадущаяся главная тема, затем спокойный ход, который ни с того ни с сего останавливается на ноте si (симфония в e-moll’e) и превращается в органный пункт. Этот органный пункт подготовляет побочную партию и только В последнем такте неожиданно через терцквартаккорд обрушивается в Sol-mag[giore] на счастливую побочную партию, tutti и фортиссимо.

В Вашем симпатичном эпизодике никаких квинт нет. На 2-й же четверти совершенно другая гармония. Если же Вы и слышите квинты, то, вероятно, потому, что на 3-й четверти не ударяете тянущуюся терцию, и получается пустота, что обманывает слух.

Жду от Вас слуху и духу.

Ваш С. Прокофьев

Главная партия

Ход

Побочная партия

(Конечно, это еще очень неполный эскиз).

14. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

11 июля 1908 г., Сонцовка

Сонцовка. 11 июля. 08

Дорогой Николай Яковлевич.

Очень рад, что мы с Вами друг на друга взаимоободряюще действуем. Я после Ваших писем обыкновенно тоже начинаю бодрее сочинять. Так случилось и теперь. Ну, поздравляю Вас с окончанием Первой симфонии, так как Вы, вероятно, к получению этого письма уже доведете ее до края. Спасибо за присланные темки. Очень хороша главная партия финала, свежо и бодро. Только побочная партия, верно, и портит дело: откуда на нее ни взгляни — все неинтересно: перемените, — ничего не проиграете, так как все равно хуже не сочините при всем желании. Заключительная должна хорошо поддержать настроение, а ход («А») не хорош. «Б» куда лучше. Вот Вы ругали мою главную партию в скрипичной сонате 1

а сами же написали (и очень удачно) нечто по характеру близкое. Теперь о первой части. С серьезной главной партией я еще не вполне сошелся, хотя мне что-то кажется, что она должна понравиться. А вот побочная партия очень хороша. Первую заключительную выкиньте — скверно. Больше ничего о ней и не могу сказать. 2-я заключительная очень хороша, только не понимаю, почему она ритмически — точная копия с побочной. А в общем, я доволен. Голубчик, урежьте, что можно! Ну, право же, скучно, когда длинная симфония. Теперь пришлите мне какие-нибудь кусочки из середины, например, с интересными гармониями. Да, кстати, Ваше соединение тем в финале привело меня в ярость. Все в меру, — ведь Вы симфонию пишете! Приятно соединение двух тем, например, ну, хоть в «Мейстерзингерах»2 что ли, но 4 темы, для кого это? Уж не для Лядова ли? А поручусь, оно гибельно отозвалось на красоте самих тем в отдельности, что гораздо важней, чем каких-то четыре такта, которых никто не поймет и не оценит. Вспомните-ка финал 7-й симфонии3, который Вы сами так любите!

Ну, ладно.

Посылаю Вам еще несколько тем. Финалом не доволен. Много шансов, что буду писать его заново, благо еще не кончен. В 1-й части начал репризу. Хотя Вы пишете, что темы 1-й части вкусны, но зато они совсем неудобоваримы: тяжелы, негибки, и никак не устраиваются в разработке.

По поводу моей симфонии на меня часто нападают уныния, и только Ваши письма да самолюбивая мысль, что я к осени не напишу симфонии, подбадривают меня.

Но никогда в жизни не стану еще писать подобную вещь!

Преданный Вам С. Прокофьев

Первая часть.

Заключительная партия «А»:

Заключительная партия «В»:

вторая часть:

И несколько дальше я чуть изменяю себе:

15. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

4 августа 1908 г., Сонцовка

Сонцовка, 4 авг. 08

Дорогой Николай Яковлевич.

Извиняюсь, что я краток, но если сейчас Вам не напишу, то целую неделю не напишу.

Меня печалит очень Ваше плачевное настроение после написаний симфонии. Положим, если она действительно такая, какой Вы характеризуете, то есть чего прийти в ужас. Непонятно, если человек, умеющий писать весьма красивые вещи, пишет, так сказать, для первого своего дебюта «голую пустыню». Положим, я Вам не верю — у Вас черта, противоположная Вагнеру, — быть вечно недовольным собой (если это не кокетство), но все же я Вас не одобряю и Вами не доволен.

Моя симфония близится к концу. Инструментована четвертая часть. Шлю несколько тем. Финал удивительно лаконичен:

главная партия 13 тактов

ход 10

побочная партия 20

заключение 8

Но будет порядочная кода, куда взойдут темы всех 3-х частей.

1-ю тему второй части я очень люблю: она отнюдь не холодна, хотя и несколько важна по характеру.

Кстати, есть ли тут параллельные квинты (это не из симфонии?)

В Вашем аккорде с закрытыми валторнами я дал бы внизу тромбон и тубу: они подойдут к закрытым.

Ну, всех благ.

Ваш С. Прокофьев

В Петербург приеду в 1/2 сентября.

16. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

12 августа 1908 г., Сонцовка

Сонцовка. 12 авг. 08

Дорогой Николай Яковлевич.

Вообразите, забыл вложить в последнее письмо свои приготовленные темки. Только что случайно их нашел, как получаю Ваше письмо 7 августа, которое страшно меня тронуло заботливостью о моем младенце.

Я его бросать отнюдь не собираюсь, и, конечно, доведу к осени до краю. Теперь все темы уже сочинены — остается репризу да коду и финале подписать, вторую часть кончить да сынструментовать. Только что одолел место, где 5—6 тем соединяются воедино. Черт их ведает, как это они у меня соединились, но только никакого контрапунктического мастерства тут нет, а потому построение на фоне расширенной 2-й заключительной звучит с большим подъемом.

Вы, говорят, пришли в ужас, что я стану фортепианным композитором? Успокойтесь. Я рассердился на симфонию потому, что скучно писать длинную беспрограммную музыку, тогда как любишь программную. Нот и все. А теперь, когда эта душечка уже почти готова, я на нее и сердиться перестал.

Относительно показания симфонии, то меня прямо удивляет Ваш вопрос о Лядове. На кой ляд станем мы ему показывать? Просто, возьмемся под ручку, встретим где-нибудь в коридоре Глазунова и скажем, что вот, мол, написали... позвольте показать... Он будет приятно удивлен.

Ваше Largo меня в остервенение не привело: оно мне очень нравится. Оно только наводит тихую грусть, что могло бы быть еще лучше, если бы оно было свободно, если бы оно не одеревенялось кандалами, которые Лядову удалось наложить и на Вас.

Получили ли мое письмо от 4 августа? Пишу, что в Петербург приеду в ½ сентября.

Преданный Вам С. Прокофьев Первая часть. Короткое вступление (17 тактов):

Из Andante 2-я тема:

Финал, главная партия:

Ход:

Побочная партия (общий смысл такой):

В этой редакции (за недостатком места) эта тема звучит слишком жалостно. 17. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

15 сентября 1908 г., Сонцовка

Сонцовка. 15 септ. 08

Дорогой Николай Яковлевич.

Сегодня кончил свою симфонию. Вышла 131 страница (57+19+55), а музыки на 28 минут, то есть немного больше, чем я хотел. По случаю холеры мы немного запаздываем с приездом. Наши боятся ее и выедут, как только она начнет слабеть. Кончили ли Вы свою симфонию? Если нет, то кончайте, если да, то не показывайте, подождите меня. А Лядову и не заикайтесь, потому что смысла нет ему показывать. Глазунов может устроить нам исполнение, а Лядов?.. только изругать!

Если у Вас еще сильная холера, то значит мы еще не выедем, а потому тогда черкните.

Ваш С. П-в

18. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

31 октября 1908 г., Петербург

Волею судеб завтра (суббота) вечером я свободен, дома и совсем один. Можете или не можете, — пожалуйста, непременно приходите буду счастлив без конца. Приносите:

1) Мясковский, квартет,

2) Вагнер, «Фауст»,

3) Глазунов, V, и что еще хотите.

Ваш С. П-в

19. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

19 декабря 1908 г., Петербург

Also*

19 дек. 1908

Начну с того, что г-жа Емцова тоже забелела, а потому 7 номера не было, Вы, стало быть, очутились в конце1. Аккомпанировал Вам Каратыгин, и, надо отдать ему справедливость, аккомпанировал пре-

* Итак (нем.). красно, особенно два последних. Демидова пела тоже вполне прилично. «Луну и туман» они взяли, по-моему, несколько скоро; впрочем, я убедился теперь, что романс немного длинноват и при более медленном темпе был бы скучен. Затем, аккомпанировать бы надо было малость понежней, «потуманней». «Противоречие» я знаю хуже и не могу так удить. Скажу только, что мне очень понравился конец, а публика осталась в некотором недоумении и в течение нескольких секунд не аплодировала, ожидая, очевидно, продолжения. «Кровь» они исполнили прекрасно, я прямо слушал с наслаждением. Но публике, насколько мне удалось понять, он понравился меньше других. Впрочем, после каждого она изрыгала аплодисменты. Сообщу Вам еще мнение певицы. Она сказала, что Ваши романсы сочинены так, будто они написаны для машины, а не для певицы.

О себе могу сказать, что играл я гораздо лучше, чем дома, так что понравился как исполнитель и современникам и Винклеру. При моем появлении на эстраду мне захлопали, хлопали после каждой вещи (окромя «Снежка») и вполне прилично в конце. Больше понравились «Воспоминания», «Отчаяние» и «Наваждение». Одним словом, будем теперь слушать ругань критиков, коих было, кажется, 6 человек2. Ну, выздоравливайте! Страшно жалею, что Ваша болезнь, как Вы пишете, заразительна, и мне нельзя к Вам.

Ваш С. Прокофьев

Из авторов был только Чесноков.

20. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

30 декабря 1908 г., Петербург

Вторник. 1908

Дорогой.

Сегодня я в Малом театре, куда билеты взяты уже давно. 1-го — четверг, вероятно, соберутся современники, да, кроме того, придется делать днем массу визитов — вечером буду всмятку. 2-го — 6-го все вечера занят, а между тем, очень хочется Вас повидать. Нельзя ли, например, 4-го днем? А во всяком случае, приходите завтра в 4 часа в консерваторию на генеральную репетицию концерта Шереметева1. Никаких контрамарок не надо. Симфония Лембы, что-то Штейнберга и Николаева. Дирижирует Глазунов. Вашим 2-м романсом страшно доволен. А пока — до завтра.

Ваш С. П-в

21. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

10 января 1909 г., Петербург

Субб., 09

Смею надеяться, дорогой Николай Яковлевич, что Вы мне не откажете посвятить один вечерок и быть у меня завтра, часов в 8. V симфонию играть не будем. Несите, что хотите; захватите VI *1.

До завтра!

С. П-в

22. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

24 января 1909 г., Петербург

Суббота

Дорогой Николай Яковлевич. Лучше в воскресенье не приходите, а порадуйте меня во вторник вечерком. Не правда ли, так будет лучше?

В «Экстазе» разбираться немыслимо... голова болит.

Ваш С. П-в

23. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

13 февраля 1909 г., Петербург

Пятница

Дорогой мой, может Ваша милость завтра не заглянет ли ко миг вечером, захватив с собой VI и VII (V и VIII у меня есть)1, а то больно уж я соскучился без Вас и без четырех рук. Буду беспредельно счастлив и жду непременно. Коли написали что-либо Витолю (хоть кусочек), — захватите. Да не придумаете ли оперной сцены для меня 2, а то не знаю, за кого взяться, ведь не за Апухтина же?

Ваш С. П-в

24. Н. Я. МЯСКОВСКИЙ —С. С. ПРОКОФЬЕВУ

16 февраля 1909 г., Петербург

Дорогой monsieur Прохоров (такая фамилия красуется на некоторых партиях), так как Вы больны, то в среду около 7½ часов я заеду к Вам с готовыми партиями и хвостом партитуры1. В случае, если Вы

* после слов «захватите VI» рукой Н. Я. Мясковского приписано — вероятно Глазунова». паче чаяния, окажетесь здоровы и не будете дома, я попрошу Вас о следующем: 1) — приготовьте начало партитуры (отдать мне) первую и вторую части, если Вы, конечно, кончили проверять свои партии, если же не кончили, то дайте мне проверенные уже партии, а я Вам оставлю свои. Таким образом, на Вашу долю придется все, что касается первых двух частей, на мою — финал. 2) — мои, ненужные уже Вам, романсишки. Все это будет мною забрано.

Должен сказать, что корректура не обременительна, ибо переписчик, видимо, ловкий, местами поправлял даже Ваши опечатки, и, насколько мне удалось проверить, — все верно.

Желаю Вам скорей поздороветь.

Так не забудьте приготовить 2 вещи.

Ваш Н. Мясковский

16/II 09

25. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я- МЯСКОВСКОМУ

1 марта 1909 г., Петербург

Во вторник, в 8, непременно прибегайте под Покров пресвятыя богородицы1. На VI Глаз[унова] надеяться не смею,— захватите Штрауса и еще что-нибудь пикантненького. Вчера играли с Захаровым «Лямер» *2 — гадость.

Ваш С. П-в

26. Н. Я. МЯСКОВСКИЙ —С. С. ПРОКОФЬЕВУ

23 марта 1909 г., Петербург

Дорогой Серж, с Вашего отъезда ровно ничего не произошло и не изменилось1. Так как с завтрашнего дня (сегодня понедельник — 23-e) — я начинаю свои вакации, то, вероятно, скоро дойдет очередь до reduction à 4 mains** Вашего мрачного adagio2. У меня появилась изумительная нотная бумага и потому все, что вызывает необходимость на ней писать, крайне привлекательно.

Вышла на днях любопытнейшая книга Р[имского]-Корсакова «Летопись моей музыкальной жизни»; много интересного о способе его сочинения и вообще.

Моя несчастная оперная сцена, по-видимому, совершенно заглохнет3: в голову приходят темы одна хуже и пошлее другой. Посмотрите-ка, сколько я Вам написал, хотя решительно не о чем было. Примите мои праздничный привет.

Н. Мясковский

* После слова «Лямер» рукой Н. Я. Мясковского приписано: «Чей? неужели Дебюсси? скорей Глазунова».

** переложение в 4 руки (франц.). 27. С. С. ПРОКОФЬЕВ — Н. Я. МЯСКОВСКОМУ

25 марта 1909 г., Сонцовка

Прошу принять уверения в совершенном моем почтении, а также хе и ве1 с соответствующими пожеланиями.

Занимаюсь здесь, главным образом, развитием себя в эстетическом отношении, что есть очень скучная история. Погода здесь гадкая, сад— это «нечто в сером», словом, все великолепно. Часто играю свой «Пир», который мне нравится весьма; пробую сочинять материал для симфоньетты2; жду писем. В четверг вернусь в столицу, дабы в пятницу разрядиться эстетическими познаниями; далее еще история музыки сидит3.

А что моя симфония? Вы ее хоть поиграйте, она — ничего. Добыли ли Шелли? 4



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Пособие для поступающих в вузы

    Реферат
    Р.А. Арсланов, В.В. Керов, М.Н. Мосейкина, Т.М. Смирнова Пособие для поступающих в вузы "История России с древнейших времен до конца ХХ века" / Под ред.

Другие похожие документы..