Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В сфере образования я работаю 30 лет, окончив ИМУ и ВГПИ, имея высшую категорию. Проработав несколько лет преподавателем музыкальной школы, стала раб...полностью>>
'Краткий словарь'
Социальный институт, социальная общность, государство, этнос, род, племя, этносоциология, миграция, нация, народ, шовинизм, расизм, гражданское общес...полностью>>
'Документ'
24 мая 2006 г. в Москве на Новом Арбате, 36 состоялась 6-я ежегодная общероссийская конференция «Регионы и города России: заимствования как инструмен...полностью>>
'Документ'
Эпоха Возрождения: от * знания причин* к «открытию мира*. Идея «возрождения» в Средние века. Возрождение и обновление. Греко-романское и евангелическо...полностью>>

Доклады Центра эмпирических политических исследований

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Те, кто по этой же шкале терминальных ценностей занимает иную позицию на шкале инструментальных ценностей – квадрант А3, – утверждают, что их позиция «близка» позиции Зюганова гораздо реже других групп респондентов (–1,6). При этом в данном квадранте наблюдается преобладание предпринимателей (2,9). Они «затрудняются» с выбором кандидатуры, за которую могли бы проголосовать на президентских выборах (1,7), но уверены, что «ни при каких обстоятельствах» не проголосуют за Жириновского (1,8). В ответах на этот вопрос они также значительно реже называют фамилию Ельцина (–2,5).

Респонденты, занимающие промежуточную позицию между означенными выше двумя квадрантами по оси «эгоистических» ориентаций – квадрант В3, – склонны чаще других идентифицировать свои политические взгляды как «либеральные» (1,7). Что характерно для данного квадранта «либералов» – они отмечают свою «близость» позиции партии «Яблоко» (1,7), но на президентских выборах проголосуют, скорее, за Примакова (2,5).

Наконец, респонденты, занимающие «центристскую позицию» на шкале «альтруизма – эгоизма», демонстрируют наиболее выраженные позиции по отношению к политической власти. Респонденты «абсолютного центра» – квадрант В2 – проявляют свою позицию только по отношению к политической системе нашего общества. Респонденты, исповедующие «центристские ценности», считают, что их «категорически не устраивает политическая система нашего общества, она нуждается в радикальном изменении». При этом, апеллируя только к власти, они отмечают близость своих политических взглядов к позиции Зюганова (1,6). Скорее всего, причина данной «близости» является следствием не столько совпадения ценностных позиций, сколько совпадения позиций в отношении к действующей власти («оппозиционное позиционирование»).

Респонденты, занимающие крайнюю позицию на шкале инструментальных ценностей – квадрант С2, – утверждают, что они «не имеют политических взглядов» (2,3) чаще других. При этом они демонстрируют близость своей позиции политическим взглядам Ельцина (3,6) и «дальность» к позиции Примакова (2,2). Таким образом, выделенный квадрант демонстрирует абсолютную лояльность существующей власти и отчетливо выраженную «антипатию» к любым «посягательствам» на нее со стороны (Примаков в то время занимал ведущие строчки в рейтингах опросов общественного мнения и воспринимался как наиболее вероятный претендент на президентское кресло). В данном квадранте преобладают рабочие (2,5).

Чтобы частично представить описанные выше закономерности визуально, была реализована процедура погружения сторонников политических лидеров в уже описанное пространство ценностных факторов (рис. 6).

Рисунок 6

Естественно, что, установив «неслучайное» распределение сторонников тех или иных политических взглядов в ценностном пространстве, выявив характеристики взаимосвязи ценностных и политических диспозиций, невозможно было игнорировать гипотезу о влиянии принадлежности к той или иной социальной группе на политические предпочтения. Для этого был проведен корреляционный анализ, который подтвердил наличие связи между социальной позицией и ценностными ориентациями (p<0,001). Было установлено также наличие связи между социальной позицией и политико-идеологическими позициями (p<0,003).

Таким образом, мы получили взаимосвязь трех переменных – ценностных ориентаций, политических взглядов и социальной позиции. Известно, что ценностные ориентации – достаточно устойчивый феномен. Они формируются в период первичной социализации индивида (Бергер, Лукман) и в последующем или сохраняются, или претерпевают незначительные изменения. Следовательно, они не могут быть «откликом» социальной позиции, занимаемой индивидом, и его политических взглядов. Иными словами, процесс формирования ценностных ориентаций предшествует формированию как политических диспозиций, так и социальных позиций индивидов. Социальная позиция индивида – следствие его социальной траектории и по определению не может быть следствием частной самоидентификации с политической позицией, зафиксированной в определенный момент времени и пространства. Таким образом, откликом может являться только самоидентификация индивида с определенными политическими взглядами.

Чтобы уточнить, какая из переменных является фактором, а какая – опосредующей переменной, был проведен корреляционный анализ связи социальной позиции с политическими взглядами с контролем по ценностным ориентациям (взята подвыборка респондентов, чьи факторные нагрузки по оси терминальных ценностей принимают либо положительные значения – «эгоисты», либо отрицательные значения – «альтруисты»). Анализ показал, что значения «хи-квадрат» для «эгоистов» остались значимыми (р<0,03), а для альтруистов – нет (р<0,42).

Таким образом, после введения контрольной переменной очевидно, что у тех, кто ориентируется преимущественно на социальные ценности, на ближайшее окружение («альтруисты»), либо связь отсутствует вовсе, либо социальный фактор слабо связан с политическими убеждениями. В любом случае, мы не можем сказать что-то определенное. В то же время у тех, кто ориентируется преимущественно на личностные ценности («эгоизм»), взаимосвязь между социальной позицией и политическими взглядами присутствует. Для объяснения данного феномена можно предложить следующую гипотезу. Вероятно, те, кто исповедует «эгоистические» ценности, имеет более гибкую систему взглядов. «Эгоисты», добиваясь своих целей, ставят стратегию в поле политики в зависимость от того, какую социальную позицию они занимают в определенный момент времени. Именно для «эгоистов» свойственна в большей степени ориентация на собственные интересы и выгоды от голосования за определенные политические силы.

Подводя итоги данного исследования, можно сделать некоторые выводы.

1. Можно констатировать сам факт наличия связи между ценностями и политическими предпочтениями. Учитывая устойчивость ценностных ориентаций личности, можно утверждать, что интериоризованные ценности обусловливают стратегии политического поведения.

2. Выбор «дискретных» ценностей из предлагаемого ряда альтернатив зависит от общих латентных ценностных ориентаций личности. Данные ценностные ориентации носят, скорее всего, действительно универсальный характер, поскольку мы обнаруживаем их и в кросс-национальных исследованиях, и на целевой выборке из шести реперных групп.

3. Ценности могут явиться универсальным основанием для сегментации как избирателей, так и идеологических позиций объектов электорального выбора. Таким образом, можно говорить о том, что цель данного исследования достигнута.

Ну и, наконец, последний по порядку, но не по важности вывод методологического характера, который не совсем очевиден. В академической литературе вот уже не один десяток лет ведутся споры с разной степенью ожесточенности между сторонниками различных объяснительных моделей политического поведения. Сторонники «теории рационального выбора» пересматривают и оспаривают основные положения социальной модели, приверженцы социально-психологической теории доказывают адекватность своей. Однако в последнее время усилились голоса тех, кто пытается критически (в кантианском смысле этого слова) осмыслить «устоявшиеся» модели. В частности, рассуждая о сфере изучения политического поведения, Данливи пишет: «Когда-то это была, безусловно, сфера настоящей “большой науки”» (Данливи, 281). Отмечая переживаемый этой областью кризис, в качестве одной из его фундаментальных причин он выделяет одно из простых методологических допущений. Данливи пишет: «Главным мотивом фактически всех исследований политического поведения, сохранившимся практически вплоть до 90-х годов, был поиск единственного оптимального алгоритма принятия решений, с помощью которого можно было охарактеризовать расстановку сил и поведение электората в целом» (там же, 284285). Сам факт осознания того, что избиратели слишком часто рассматривались как единый архетип, приводит сегодня исследователей различных школ к выводу о необходимости разработки нового подхода к изучению политического поведения, основанного не только на методологическом плюрализме. Сегодня проблема состоит в разработке плюралистических методологий, объединяющих различные алгоритмы принятия решений различными группами избирателей.

Осуществленный в данном исследовании анализ влияния только одного фактора из массы возможных подтверждает гипотезу о «физической» невозможности построения универсальной модели как формирования политических предпочтений, так и политического поведения в целом. Лишним тому подтверждением, в частности, является варьирование веса социального фактора в зависимости от ценностной ориентации избирателей. Однако можно быть уверенным в том, что следующий этап дискуссии разгорится вокруг того, какое из оснований использовать для «первичного» выделения «специфичного избирателя» из общей неразличимой массы «среднего». Не предлагая «окончательного решения», тем не менее, можно предположить, что одним из таковых по праву станет сегментация по ценностному основанию.

Литература

Асмолов А., Березин И., Борисов А., Жамкочьян М., Клименко А., Махарадзе Н. Президент по выбору: моделирование желаемого будущего. М., 2000.

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995.

Данливи П. Политическое поведение: институциональный и эмпирический подходы // Политическая наука: новые направления. М., 1999.

Докторов Б. З. Россия в европейском социокультурном пространстве// Социологический журнал. 1994. №3.

Качанов Ю.Л., Сатаров Г.А. Социальные группы в поле политики: опыт эмпирического анализа // Российский монитор: архив современной политики. ИНДЕМ. М., 1992. Вып. 2.

Манхейм К. Диагноз нашего общества. М., 1994.

Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности /Под ред. В.А. Ядова. Л., 1979.

Campbell A., Converse P., Miller W., Stokes D. The American Voter. The University of Chicago Press. 1960.

Schwarts S.H., Sagiv L. Identifying Culture Specifics in the Content and Structure of Values // Journal of Cross-Cultural Psychology. 1995. Vol. 26 (1).

ПРИЛОЖЕНИЕ: вопросы личного интервью

V104a. НА ПРЕДЛОЖЕННЫХ ВАМ КАРТОЧКАХ ПРЕДСТАВЛЕНЫ ЦЕННОСТИ, КОТОРЫЕ СЛУЖАТ ОРИЕНТИРАМИ В ЖИЗНИ ЛЮДЕЙ. ОТБЕРИТЕ ИЗ НИХ ТРИ НАИБОЛЕЕ ЗНАЧИМЫХ ДЛЯ ВАС И ТРИ НАИМЕНЕЕ ЗНАЧИМЫХ. (Интервьюер! Дайте респонденту карточки № 13 (115), попросите его разложить карточки и выбрать из них по три ценности. Запишите в кодировочный бланк результаты отбора. Отложите в сторону ненужные карточки и задайте следующий вопрос.)

V.104b. ТЕПЕРЬ ВЫБЕРИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ИЗ ОТОБРАННЫХ ВАМИ ЦЕННОСТЕЙ ОДНУ САМУЮ ЗНАЧИМУЮ И ОДНУ НАИМЕНЕЕ ЗНАЧИМУЮ ЦЕННОСТЬ.

Ценности (При составлении перечня ценностей были переработаны «базовые ценности», использованные в ходе двух (1990г., 1993–1995гг.) общероссийских исследований Центра исследования ценностей при Институте философии РАН под руководством члена-корреспондента РАН Н.И. Лапина. В ходе переработки из исходного списка была переформулирована «нравственность» («как качество поведения в соответствии с общечеловеческими морально-этическими нормами») в «хорошие отношения с людьми»; «вольность» заменена на «личный успех» и добавлена ценность «порядок»).

1. Общение.

5. Свобода.

9. Жизнь человека.

13. Хор. отн. с людьми.

2. Независимость.

6. Традиции.

10. Инициативность.

14. Самопожертвование.

3. Семья.

7. Работа.

11. Благополучие.

15. Порядок.

4. Законность.

8. Авторитетность.

12. Личный успех.

16. Нет ответа.

V056. СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, К КАКИМ ПОЛИТИЧЕСКИМ ВЗГЛЯДАМ ВАШИ УБЕЖДЕНИЯ БЛИЖЕ ВСЕГО? (Интервьюер! Показать карточку № 8. Перечень не читать!)

1. Анархическим. 2. Коммунистическим. 3. Социал-демократическим.
4. Либеральным. 5. Монархическим. 6. Националистическим. 7. Другим _____.
8. Затр. ответить. 9. Не имею политических убеждений.

В НАШЕЙ СТРАНЕ ДЕЙСТВУЕТ МНОЖЕСТВО ПАРТИЙ. В КАКОЙ СТЕПЕНИ ВАМ БЛИЗКИ ПРОГРАММЫ (ПОЗИЦИИ) СЛЕДУЮЩИХ ПАРТИЙ И ДВИЖЕНИЙ?

(Интервьюер! Дайте респонденту карточку №4 со шкалой, зачитайте по порядку названия партий и запишите номера ответов в кодировочный бланк.)

Карточка № 4 семибалльная шкала от «очень близки» до «совсем не близки»; «8» затр. отв.

Партии:

V011 – АПР; V012 – ДВР; V013 – «Женщины России»; V014 – КПРФ; V015 – ЛДПР; V016 – НДР; V017 – РНРП; V018 – «Яблоко»; V019 – РНЕ;

СЕЙЧАС НА ПОЛИТИЧЕСКОЙ АРЕНЕ ДЕЙСТВУЕТ МНОГО ПОЛИТИКОВ. СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, В КАКОЙ СТЕПЕНИ ВЗГЛЯДЫ СЛЕДУЮЩИХ ПОЛИТИКОВ БЛИЗКИ ВАШИМ?

(Интервьюер! Дайте респонденту карточку №4 со шкалой, зачитайте по порядку фамилии политиков и запишите номера ответов в кодировочный бланк.)

V034 – ЕЛЬЦИН; V035 – ЯВЛИНСКИЙ; V037 – ЗЮГАНОВ; V038 – ЖИРИНОВСКИЙ; V039 – ЛЕБЕДЬ; V040 – ПРИМАКОВ; V042 – ЛУЖКОВ;

V072. ПРЕДПОЛОЖИМ, ЧТО ЗАВТРА СОСТОЯТСЯ ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РФ. ЗА КОГО ВЫ ПРОГОЛОСУЕТЕ? (Интервьюер! Фамилии политиков не читать! Кодировать со слов респондента.)

V073. А ЗА КОГО ВЫ НЕ ПРОГОЛОСУЕТЕ НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ? (Интервьюер! Фамилии политиков не читать! Кодировать со слов респондента.)

Л.Н. Богомолова

ВЛИЯНИЕ ГЕНДЕРНОГО ФАКТОРА

НА ПОЛИТИЧЕСКОЕ САМОПОЗИЦИОНИРОВАНИЕ

Основанием для подготовки данного доклада явились результаты социологического исследования, проведенного автором в 1998–1999 гг. и посвященного изучению степени влияния социальных факторов на восприятие политической рекламы. Одним из наиболее значимых факторов является гендерная идентификация, которая во многом определяет стиль социального позиционирования личности в социуме. В ходе исследования были получены интересные данные о процессах социального позиционирования женщин, особенностях «женского» восприятия политической информации и рекламы. Эти данные позволили сделать ряд обобщений относительно перспективы «гендерно ориентированных» политических организаций и проанализировать неудачи подобных объединений на выборах различного уровня, проходящих в Российской Федерации.

Для получения данных о восприятии рекламных конструктов мы обратились к качественным методам, сложившимся в русле «понимающей социологии». Для реализации проекта был выбран метод фокус-групп (focus groups), который является одним из вариантов полуструктурированного группового интервью. Теоретической основой проекта послужил генетический структурализм П. Бурдье.

В данном проекте использовалось сочетание классического подхода к конструированию групповой дискуссии (последовательное рассмотрение вопросов, вербализация основных реакций респондентов) и современных методик проективного конструирования (рисунок, обсуждение фотографий общественных деятелей с придумыванием судьбы).

Специфическим элементом дискуссии, введенным в качестве эксперимента, был этап группового обсуждения собственных социальных позиций респондентов. Фактически, в ходе исследования была предпринята попытка изучения различных общественных групп. Последовательное стимулирование перекрестной динамики высказываний респондентов дало возможность построения многофакторных моделей анализа восприятия политической рекламы. Указанный проект предусматривал проведение серии фокус-групп в крупных городах России.

Анализ данных качественного исследования приобретает особое значение в связи с многообразием методов, имеющихся в распоряжении исследователя. Для социолога возникает проблема выбора теории. Коммуникационная модель П. Бурдье прежде всего описывает контекст (габитус), который предопределяет те или иные виды символических действий. В попытке приблизиться к пониманию места и роли социальных факторов в освоении политической рекламы мы пошли по пути тщательной фиксации мнений респондентов относительно этого контекста. Для нас анализ означает реконструкцию событий и мнений. Наша цель – не строгая классификация распределений ответов респондентов, а фиксация видения и объяснения проблемы глазами самих участников дискуссии.

По мнению Д. Лехте, «габитус является типом грамматики действий, которая помогает отличить один класс (например, доминирующий) от другого (например, подчиненного) в социальной области» (Lechte , 47).

Продолжая эту мысль, хотелось бы отметить, что габитус – это скорее «стиль письма», чем грамматика. Это тот результат, который появляется при соединении усвоения правил («грамматики») и собственной индивидуальности автора. Понятие индивидуальности не является здесь указателем уникальности, но указывает место личности в определенной социальной группе.

В современном обществе на смену классам приходят социальные группы, различающиеся прежде всего стилем жизни, стилем потребления. В переходном обществе этот процесс сопровождается отсутствием у агентов четких представлений о собственных диспозициях и диспозициях противников. Высокая динамика общественных потоков зачастую бросает людей на различные позиции. Они поочередно оказываются доминирующими и доминируемыми, причем вне зависимости от их собственных представлений о значимости различных факторов продвижения. В такой ситуации, пользуясь образным выражением О. Уайльда, «единственным прибежищем остается стиль». Что это означает? Смысл рекламного сообщения может ускользать от воспринимающего субъекта, однако верно выбранный стиль будет безошибочно идентифицирован, «считан» и, соответственно, породит положительное отношение к информации. Это утверждение не должно быть понято как огульное отрицание роли смыслового значения, которое несет в себе рекламная информация. Однако существуют объективные условия для снижения роли информационного послания в чистом виде. Во-первых, быстрые перемещения ключевых фигур поля политики (переход лидеров в различные структуры, блокирование с противниками, отрицание собственных взглядов), основания которых для воспринимающей аудитории неочевидны, да и не должны быть очевидны. Если бы избиратели ориентировались на когнитивные и рациональные объяснения поведения политических лидеров, то, возможно, они в принципе оказались бы не в состоянии сделать выбор между ними. Во-вторых, всем известен факт, что в программах партий и коалиций, борющихся за власть, очень мало различий по принципиальным вопросам развития общества. Чаще всего эти различия носят ситуативный характер, т. е. являются откликами на злободневные проблемы общества.

В качестве иллюстрации можно рассмотреть феномен появления и действий в публичной политике России фигуры С.В. Кириенко. Экономический кризис, постигший страну после решений, принятых возглавляемым им правительством, оказался особенно жесток для тех, кто, работая в коммерческих структурах, пытался строить свою жизнь и карьеру по «западным правилам игры». У них пропала уверенность в правильном выборе жизненного пути и сформировалась порочная установка принципиальной нелояльности к власти вообще.

Начиная путь общественного деятеля, Кириенко попытался найти поддержку (и нашел!) в первую очередь у «молодых технократов». Однако те из них, кто отдал ему свои симпатии (как показал анализ высказываний респондентов на фокус-группах и посетителей информационного сервера Кириенко), ориентировались исключительно на его внешний образ. Они бессознательно усваивали стиль поведения и изложения мыслей Кириенко, но при этом не могли оценить положения его политической программы и дать развернутый комментарий его идеологической платформы. Согласно утверждениям П. Бурдье, подобная невербальная практика свойственна прежде всего представителям правящего слоя, а следовательно, к ней наиболее чувствительны агенты, стремящиеся занять доминирующие позиции. «Те, кто не имеет других намерений, кроме намерения продолжать поддерживать установленный порядок, могут экономить на разъяснительной работе и ограничиваться представлением в собственной персоне (…) своих свойств и прав, являющихся гарантией инкорпорированной программы сохранения порядка» (Бурдье,125)

Рассмотренные выше соображения привели нас к мысли о том, что первым направлением анализа должен стать стиль жизни респондентов, их представление об этом стиле и выявление основных атрибутов принадлежности к группам доминирующих или доминируемых.

Следующее направление нашего анализа – способ вписывания политической практики в жизненный мир субъекта наблюдения. Поскольку человек постоянно вынужден совершать процедуру выбора, то естественным его познавательным побуждением является стремление уменьшить размерность пространства, в котором осуществляется эта процедура. Выбор особенно труден, когда недостаток информации не дает возможности принимать рациональное решение (или то, которое субъект полагает рациональным). В сфере политического такая ситуация достигает степени абсурда. Людям предлагается активно высказывать свое мнение о предметах и явлениях, которые им чужды и непонятны, а затем делать выводы практического характера. Современная политическая реклама представляет собой квинтэссенцию виртуальных технологий, которые создаются для многоуровневой работы с подсознанением избирателя. Но готов ли к пониманию таких конструкций человек, не имеющий и десятилетнего опыта участия в рекламной коммуникации? Необходимо попытаться понять, какой способ адаптации избирают для себя граждане, не происходит ли спонтанного и немотивированного отказа от участия в общественной игре.

Наконец, мы наблюдали восприятие непосредственных образцов политической рекламной продукции и объяснение этого восприятия респондентами, которые относятся к различным социальным группам. Таким образом, мы получили возможность сравнить такое восприятие и объяснить различия через категориальные схемы.

При создании дизайна групповой дискуссии мы столкнулись с проблемой сегментации. Пилотный этап продемонстрировал неэффективность работы в смешанных по полу группах. Как выяснилось, обсуждение социально-политической проблематики, связанное с анализом собственного статуса, вызывает серьезные коммуникативные затруднения у мужчин и женщин. Характерно, что трудности носили обоюдный характер. Мы связываем это с тем обстоятельством, что наше исследование проходило на фоне острых кризисных явлений в экономике страны, активного пересмотра социальных ролей мужчины и женщины. В этих условиях возникает множество проблем самоидентификации. Необходимость рефлексии в присутствии референтной группы (в данном случае представители противоположного пола воспринимались как оценщики, своего рода судьи жизненного успеха) вызывала серьезные затруднения у респондентов, вплоть до полного отказа участия в обсуждении. В результате было принято решение об обязательной сегментации по полу. Возрастная сегментация также соблюдалась, поскольку в наши задачи не входило наблюдение и анализ дискуссии по поколенческим проблемам, которые неизбежно возникают при значительной разнице в возрасте у участников фокус-группы.

Наибольшую сложность представляла собой сегментация по социальному статусу. При проведении дискусии в «смешанных» пилотных группах нами было отмечено, что эмоциональный настрой, уровень готовности к заинтересованному обсуждению политической проблематики существенно различались у отдельных ее участников. Особенно были заметны различия в компетенции относительно рекламной деятельности как таковой и уровне агрессии по отношению к этой деятельности. Мы тщательно проследили аргументацию участников дискуссии и соотнесли ее с их личностными характеристиками. Как выяснилось, сходные позиции по ряду обсуждаемых вопросов занимали респонденты, имеющие примерно равный уровень доходов. Определенное значение имел также способ зарабатывания на жизнь (работа на бюджетном предприятии, в коммерческой структуре, мелкое предпринимательство и др.).

Учитывая эти факты, мы остановились на следующем способе сегментации: по полу, возрасту, типу занятости (бюджетная или частная структура), уровню доходов. Мы условно разделили участников исследования на «низкодоходных» и «высокодоходных». Мы отдавали себе отчет в том, что такое определение носит предельно общий характер. Но в данном проекте нас в первую очередь интересовали сходные элементы стиля жизни участников дискуссии.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Доклады Центра эмпирических политических исследований спбгу издаются с 2000 года Выпуск 6

    Доклад
    Сборник основан на материалах заседаний проблемного семинара Центра эмпирических политических исследований (ЦЭПИ) философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета.
  2. Доклады Центра эмпирических политических исследований спбгу издаются с 2000 года Выпуск 7

    Доклад
    Сборник основан на материалах заседаний проблемного семинара Центра эмпирических политических исследований (ЦЭПИ) факультета философии и политологии Санкт-Петербургского государственного университета.
  3. Доклады Центра эмпирических политических исследований спбгу издаются с 2000 года Выпуск 5

    Доклад
    Сборник основан на материалах заседаний проблемного семинара Центра эмпирических политических исследований (ЦЭПИ) философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета.
  4. Доклады Центра эмпирических политических исследований спбгу издаются с 2000 года Выпуск 8

    Доклад
    Сборник основан на материалах заседаний проблемного семинара Центра эмпирических политических исследований (ЦЭПИ) факультета философии и политологии Санкт-Петербургского государственного университета.
  5. Доклады Центра эмпирических политических исследований спбгу выпуск 2

    Доклад
    Политический анализ: Доклады Центра эмпирических политических исследований СПбГУ. Вып. 2 / Под ред. Г.П. Артёмова. – СПб.: Издательство С.- Петербургского университета, 2001.

Другие похожие документы..