Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
Настоящим даем свое согласие на выезд нашего несовершеннолетнего сына, Иванова Андрея Николаевича, 12 декабря 1 года рождения, в Великобританию, на у...полностью>>
'Документ'
Человек вступает в конфликт в значимой для его ситуации и только тогда, когда не видит возможности ее изменить, но обычно старается не осложнять отно...полностью>>
'Пояснительная записка'
В настоящее время в странах с высокой культурой быта специальность «ландшафтный дизайнер» является одной из самых престижных, социально- значимых и в...полностью>>
'Лекция'
Функции государства — это главные социально значимые на­правления его деятельности на конкретно-историческом этапе раз­вития общества. В процессе фун...полностью>>

Общественная палата российской федерации совместное заседание

Главная > Заседание
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

_____________________________________________________________________________

Совместное заседание

«ЗАДАЧИ И НАПРАВЛЕНИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ

ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНОГО СЕКТОРА МАШИНОСТРОИТЕЛЬНОГО

КОМПЛЕКСА С ПРОФИЛЬНЫМИ ВУЗАМИ СТРАНЫ»

20 декабря 2010 г.

- (Либет А.А.) Добрый день, коллеги. Предлагаю начать наше мероприятие. Здесь много мест с табличками, я не всех знаю в лицо, пожалуйста, чья табличка есть, займите свое место, перебазируйтесь и занимайте место за столом.

Сегодня мы проводим важное запланированное мероприятие – совместное заседание межкомиссионной рабочей группы по вопросам модернизации промышленности и комитета союза машиностроителей России по авиационной и ракетно-космической промышленности.

Тема крайне актуальна, на сегодняшний день стала уже общим местом проблема отсутствия квалифицированных инженерных кадров. Вот, собственно, это то, что определяет и уровень технологии, уровень, который занимает Россия в этой важной отрасли. Потому что квалифицированные кадры – это основное. Понятно, что оборудование и технологические платформы. Но, прежде всего, кадры.

Есть достаточно интересный опыт взаимодействия крупных предприятий в этой отрасли с вузами страны. Я думаю, что мы сегодня услышим об этом опыте, услышим какие-то интересные предложения.

Предлагаю следующий регламент, для того чтобы мы успели в запланированное время провести наше мероприятие: основной доклад 20 минут, доклады по 15 минут, отдельные выступления по 10 минут, сообщения и комментарии по 3-5 минут.

Время для вопросов будет предоставлено после основных докладов. И если у присутствующих нет возражений, то будем считать регламент принятым.

И еще одна ремарка. Поскольку ведется запись нашего мероприятия, в последствии будет подготовлена стенограмма. И на основании этой стенограммы мы уже будем делать итоговый документ нашего мероприятия. Поэтому все выступающие, у меня просьба представляться и подходить к микрофону.

Начнем нашу работу. Слово для доклада предоставляется нашему основному докладчику Акимову Алексею Александровичу, заместителю генерального директора по работе с персоналом компании «Сухой». Пожалуйста, Алексей Александрович.

- (Акимов А.А.) Добрый день, уважаемые коллеги. Хочу поблагодарить за возможность для диалога. Потому что тема, которая сегодня является предметом нашего обсуждения, действительно актуальна. В 2010 году продолжились активные программы по поддержки высших учебных заведений, сотрудничество вузов и промышленных предприятий, увеличилось существенно количество национальных исследовательских университетов, вышли известные Постановления Правительства 218-е, 219-е и 220-е. И уже накоплена определенная практика. И есть возможность сделать определенные выводы, для того чтобы понимать определенную траекторию по развитию данной ситуации.

Поэтому я бы хотел, исходя из тематики сегодняшнего обсуждения, сделать акцент на аспектах хозяйственного взаимодействия высокотехнологичных предприятий и национальных исследовательских университетов. И при этом выразить надежду, что наша дискуссия будет элементом дальнейшего диалога промышленности, национальных исследовательских университетов и министерств с целью дальнейшего развития этого направления.

Тем не менее, для полноты картины следующий слайд, пожалуйста, нельзя не сказать о масштабах потребности авиапрома в выпускниках высших учебных заведений. Это около 1200 человек в год, в том числе 400 это инженеры-конструкторы. При этом если говорит про «Сухой», то в 2010 году мы приняли более 300 молодых специалистов, а также плюсом около 200 студентов. При этом эти цифры практически ежегодно в таком же объеме.

Также здесь на слайде есть качественная потребность в ключевых компетенциях – композиционные материалы, нанотехнологии, калстехнологии, бестапельная сборка, после продажное обслуживание, проектирование под заданную стоимость, бережливое производство. То есть те ключевые элементы, которые необходимы для развития высокотехнологичного предприятия авиационной промышленности.

При этом мы по-разному закрываем данную потребность. В частности, если говорить о бережливом производстве, то здесь мы создали собственную учебную программу на базе корпоративных университетов. Здесь элементы этой учебной программы представлены. Получилась такая комплексная программа, которая постоянно совершенствуется на базе ее практического применения. При этом ряд элементов этой программы носят уникальный характер, например, здесь фрагмент, иллюстрирующий деловую игру «Завод», которая является симулятором практической отработки конкретных инструментов бережливого производства.

Конечно, программа Корпоративные университеты, они не ограничиваются исключительно вопросами бережливого производства, там целый ряд других аспектов. В прошлом году «Сухой» был исполнителем в рамках ведомственной целевой программы Министерства промышленности и торговли по повышению эффективности подготовки кадров и повышении квалификации руководящих работников высокотехнологичных предприятий. Я подробно не планировал на этом останавливаться. И с этой информацией желающие могут ознакомиться на сайте компании «Сухой». Но это является иллюстрацией, что мы занимаем активную позицию и сами работаем над развитием учебно-методической базы. И готовы рассмотреть вопрос о том, как применять отдельные ее элементы в подготовке кадров в университеты по тем направлениям, где это, по нашему общему мнению, даст определенный эффект.

Если говорить о программах подготовки кадров, молодых специалистов, то основным партнером «Сухого» является Московский авиационный институт. И совместно с МАИ «Сухой» реализует комплексную программу целевой подготовки для конструкторского бюро. В настоящее время 70 студентов является участниками этой целевой программы. При этом более 100 студентов имеют контракт с ОКБ «Сухого».

С 2011 года мы планируем расширить сотрудничество и также начать работу в таком же ключе с МГТУ им. Баумана по целому ряду специальностей. Например, прочность технологии, по полимерно-композиционным материалам и ряд других.

Переходя к вопросам, что было нового в 2010 году, были сделаны шаги в области международного сотрудничества. У «Сухого» есть партнер – итальянская компания Alenia-Aeronautica, которая участвует в реализации программы «Сухой SuperJet 100», и имеет длительную историю сотрудничества с Туринским политехническим университетом. Это один из ведущих технических вузов в Европе.

В ноябре состоялась совместная поездка делегации МАИ, Казанского государственного технического университета, Самарского государственного аэрокосмического университета в Туринский университет. Более того, к этому процессу планирует присоединиться МГУТ им. Баумана. При этом наша работа с руководством Туринского университета показала, что университет имеет высокую заинтересованность в развитии сотрудничества с российскими техническими вузами по целому ряду направлений.

Во-первых, это программа обмена студентами. И здесь опыт Туринского университета точно представляет большой интерес – университет имеет соглашение с 340 вузами, университетами по всему миру по двойному диплому. Есть программа совместного обучения в нескольких вузах. Например, у них есть соглашение, что сначала студенты учатся в Туринском университете, потом на семестр едут в Гренобль, дальше в Лозанну, дальше на выбор. И такая международная программа для студентов из Италии, Франции и Швейцарии уже определенное время реализуется и представляет определенный интерес.

В Туринском университете 4 000 иностранных студентов, в том числе тысяча студентов из Китая и один студент из России. Такое соотношение говорит о потенциале роста. При этом, например, если говорить о китайских студентах, которые там учатся, то из них сто человек – это студенты, направленные по стипендиям, предоставляемым правительством Китая. 50 студентов в Турине учатся по грантам правительства Казахстана. 30 студентов – по грантам правительства Колумбии. То есть это можно перечислять, это говорит об определенной тенденции.

Следующее направление – это сотрудничество в области развития инновационной инфраструктуры. При Туринском университете действует технопарк, миссия которого, как нам сказали: «Мы предоставляем изобретателю менеджера для коммерциализации разработок». Не помню точную цифру, но процент выхода на эффективные проекты в этом технопарке точно более 60 или 70%. При этом этот опыт как раз идет в створе тех целей, которые где-то преследуются 219-ым Постановлением. И при этом точно не ограничивается тем, что университет просто расскажет о том, как они это делают.

Третье направление – это развитие кооперации с промышленным кластером в области Пьемонт. В Италии очень много делается на уровне местных властей. И, в частности, при администрации области Пьемонт созданы целые организации, которые направлены на поддержку сотрудничества университетов и предприятий, малого бизнеса и крупного бизнеса, местных предприятий и иностранных предприятий. При этом там есть площадки для дискуссий, обсуждения этого вопроса, круглые столы, презентации и так далее.

Поэтому международное сотрудничество может быть одним из таких аспектов и Туринский университет может быть одним из тех партнеров, которые могли бы помочь найти точку хода для дальнейшего развития по этой теме.

Переходя к вопросам относительно взаимодействия в технической области, то совершенно очевидно, что сотрудничество в области реализации технических проектов является одним из фундаментальных элементов сотрудничества вузов и высокотехнологичных предприятий. На это было направлено 218-е Постановление. Но по разным причинам «Сухой» в рамках 218-го Постановления не участвует и проводит работу за рамками этого Постановления.

В частности, в этом году начался проект по совершенствованию конструкции интерцептора, это один из элементов навесной механизации крыла. Там даже картинка есть, он красным цветом обозначен. При том, что отличительной особенность этого проекта является то, что у него три соисполнителя – МАИ, КГТУ и СГАУ. И в этом проекте предполагается кооперация этих университетов, которая, как оказалось, несет в себе определенный потенциал. Потому что у каждого университета есть свои сильные стороны, свои центры компетенции и не стоит задача, наверное, чтобы вузы конкурировали друг с другом, а наоборот, чтобы происходил обмен компетенциями как между университетами, так и между заказчиком и соисполнителем. Потому что в процессе выполнения этой работы одновременно затрагиваются вопросы, скажем, методологии управления проектом, методологии управления программами, гейтовая система управления.

Одновременно затрагиваются вопросы проектирования под заданную стоимость, экономический анализ. Одновременно происходит обмен информацией и технологиями в области применения композиционных материалов. Это, как вы видите, если вернуться к самому первому слайду, где написано «Качественная потребность», тут как раз это и обеспечивает такую стыковку, когда с одной стороны потребность промышленная, с другой стороны реализация таких проектов и создает фундамент для того, чтобы потребность промышленности лучше удовлетворялась, и университеты тоже имели возможность получать определенную информацию, технологии и компетенции от своих коллег на предприятии.

Повторяю, это первый проект. В следующем году планируется развитие этого направления. Уже точно известно, что два проекта будут заявлены для реализации Новосибирским заводом. Два проекта Комсомольским заводом. Наверное, не имеет смысла вдаваться в технические подробности, здесь специально приведены результаты этой работы – это методики расчетов, программное обеспечение, специализированные комплексы, технологии и так далее. Для того чтобы было понятно, что если вдруг этот опыт будет интересен, то, может быть, в рамках совершенствования нормативной базы того же 218-го Постановления можно будет учесть особенности высокотехнологичного предприятия, которое оперирует продуктом с длительным жизненным циклом изделия.

Здесь представлена организационная рамка, что данный проект представлен на рассмотрение пяти университетам. Это четыре национальных исследовательских университета – МАИ, КГТУ, СГАУ, МГУТ им. Баумана, плюс Комсомоский-на-Амуре государственный технический университет, который имеет давние связи с Комсомольском-на-Амуре авиационном производственным объединением. И в настоящее время университеты готовят заявки, и в первом квартале будут реализованы основные организационные мероприятия по запуску данных проектов.

В сумме опыт «Сухого» может рассматриваться как один из источников информации по развитию нормативной базы, но при этом есть опыт у Российской самолетостроительной корпорации «Миг» по реализации проекта по 218-му Постановлению. Это действительно очень важно и представляет большой интерес. И здесь я бы хотел передать слово заместителю генерального директора РСК «Миг» по работе с персоналом Марине Константиновне Касьяновой. Пожалуйста.

- (Касьянова М.К.) Очень приятно. Российская самолетостроительная корпорация «Миг» приняла участие в реализации Постановления 218 и стала победителем этого конкурса. Мы представляем совместный с Московским авиационным институтом проект. Я его название точно произнесу – это «Разработка и изготовление моделирующего комплекса, снабженного стереоскопической систему визуализации окружающей обстановки для моделирования режимов точного пилотирования». То есть фактически это 3D-модель.

Я хотела бы остановиться на том, что сложились определенные условия интеграции, выполнение которых способствовало тому, что РСК «Миг» приняла участие в этом конкурсе. Это наличие у предприятия и вуза совместного направления работ. В РСК «Миг» есть подразделение, которое занимается разработкой и созданием тренажеров. И в Московском авиационном институте есть лаборатория, которая также занимается пилотажными стендами и тренажерами.

У предприятия на данный момент, хотя предприятие ОПК находится в сложной ситуации, у нас собственных оборотных средств всегда недостает, практически мы используем кредитные средства, но в результате нашло возможность выделить средства на реализацию этого проекта. То есть это тоже явилось условием участия в конкурсе.

Третье это то, что был проведен анализ, и реализация этого проекта позволит в значительной степени повысить эффективность ниокров, это была оценка со стороны руководителей летно-испытательного центра, для летного состава которого реализуется этот проект. Причем, этот проект имеет как военное, так и гражданское назначение. То есть этот тренажер может использоваться для любых видов – для обучения танкистов и гражданских летчиков, вертолетчиков и так далее. Это широкого применения.

И четвертое условие интеграции – это гарантированность эффективности ниокра и запуска в серийное производство.

Вот взвесив все четыре условия, мы пришли к выводу, руководство РСК «Миг» и МАИ, о том, что мы способны этот проект реализовывать.

Уже в процессе была подана заявка, оформленная должным образом, но в процессе реализации или знакомства мы получили фактический договор и регламент отчетности. Договор уже после того, как мы стали победителями, другие организации. А регламент работ пришел, регламент отчетности пришел только в декабре месяце. Вы понимаете, что, не видя тех документов до начала конкурса, мы не можем проанализировать все возможные ямы и подводные камни, с которыми мы можем столкнуться.

Первый камень, который оказался у нас, о том, что мы не имели представление (мы это увидели в договоре) о том, что мы должны использовать свои собственные средства в том же объеме. Не в целом по проекту, как было написано в Постановлении 50 на 50. Но по каждому календарному году. То есть мы выделяем субсидии МАИ в размере первых трех месяцев. Понимаете, проект запущен, и отчетность будет по 2010 году. За три месяца МАИ должен потратить свои заемные средства в районе 18 млн. рублей. Мы заявляли несколько другую сумму, потому что те этапы ниокра, которые были у РСК «Миг», они предполагали совершенно другой объем работ, не связанные именно с объемом реализуемой субсидии.

А в договоре мы понимаем, что Минобр и Минфин работают по другой схеме. Там должна быть соблюдена пропорция 50 на 50 по всем календарным годам. То есть здесь некий не этапы ниокр, деньги подбивать по этапу ниокр, по смыслу этапов, а по требованиям, которые связаны с годовой отчетностью.

Сейчас мы эту проблему будем решать. Но, я думаю, что она все равно будет переходящей на следующий год.

Дальше мы столкнулись с тем, я говорила, что регламент отчетности и сам договор между Министерством образования и науки и предприятием-исполнителем должны являться приложением уже к Постановлению. Мы должны видеть все эти документы до начала реализации проекта, чтобы не было вопросов и по налогам, и по многим вещам, которые связаны уже с хозяйственной деятельностью.

Отчетность также должна быть унифицирована. Она не должна от каждого постановления или в каждой федеральной целевой программе, которая связана с такими видами работ, как интеграция предприятий и вузов, она должна носить некий унифицированный характер. Потому что есть отчетность, которую готовит предприятие по гособоронзаказу. Корпорация «Миг» получала государственные субсидии – тоже есть своя форма отчетности. Она каким-то образом должна быть понятна, прозрачна и унифицирована. То есть мы каждый раз к проекту не должны знакомиться с новым объемом документов.

То же самое 50 на 50, которые в Постановлении, мы анализировали. В принципе, конечно, деньги могут быть использованы и в одинаковой пропорции. Но, наверное, сложность работ, которая распределяется между вузом и предприятием, она может быть разная. То есть те деньги, которые реально необходимо затратить предприятию, они могут быть несколько ниже, чем те средства, которые должен затратить вуз на реализацию своего проекта. Поэтому это четкое соблюдение пропорции, наверное, имеет смысл. Но надо отталкиваться от той сложности самого проекта и насколько распределение работ между вузом и предприятием носит неформальный характер, а связано именно непосредственно с перечнем работ, которые они должны выполнить.

Причем, мы говорим о том, что в советские времена всегда было понятие опережающий ниокр. То есть тот задел, которое предприятие фактически использует на следующий период. Сейчас предприятия оборонки практически уже выбрали тот задел научно-исследовательский, который был создан в 70-е года. И эта система, которая сейчас реализуется, она должна, скорее всего, быть непрерывной. То есть мы должны создавать опережающий ниокр, а у предприятий денег не всегда бывает много на создание этого ниокра. И поэтому это взаимодействие с вузом, если это будет выстроено на системной основе, и, действительно, помощь государства будет оказана, она будет действительно и полезна и вузу, поддерживая его научный потенциал, и предприятию, которое сможет с минимальными затратами делать тот самый опережающий ниокр.

Мы первый раз столкнемся с отчетностью. 20 января мы должны будем представить отчетность. И хотелось бы так, чтобы сама система отчетности не являлась довлеющей. То есть мы не находились в состоянии того, что над нами довлеют меры административных преследований в случае нарушения каких-то норм и правил, которые действуют в сфере отчетности перед Министерством финансов.

Первый расчет покажет, насколько мы готовы, вуз готов. Внутри себя мы организовали рабочую группу между вузом и предприятием, унифицировали отчетность внутреннюю, чтобы вуз отчитывался о своей работе по тем правилам, по которым отчитывается само предприятие. Поэтому для нашей бухгалтерии и бухгалтерии вуза все отчеты понятные, прозрачные, говорят на одном языке. Поэтому всегда сопоставимы. И понятно, где у нас какие-то упущения могут быть.

Еще один нюанс, который я хотела бы тоже обсудить, это дать возможность предприятию зачесть в расходы по проекту собственные средства, которые были затрачены ранее на закупку того или иного имущества, и получаемое со склада под данный проект. То есть это не то имущество, которое взяли с другой темы и перенесли на данную тему. А которое было закуплено раньше, оно лежит на складе, оно не использовалось нигде до данного проекта. Но поскольку оно было закуплено до начала реализации 218-го Постановления, сейчас оно практически зачтено в расходы быть не может. А мы понимаем, что ниокр не может родиться в одну минуту. То есть либо предприятие и вуз по каким-то вопросам уже сотрудничали и был какой-то уже предмет для взаимодействия, и они начинают не с самого нуля, все равно какие-то заделы есть. Поэтому хотелось бы, чтобы на это смотрели более понятно и учитывали интересы предприятия.

Такой же момент, как должна быть отрегулирована возможность участия проекта с уже частично выполненными ниокрами. О чем мы говорим, что мы начинаем не с нуля практически.

Должна быть предусмотрена возможность переноса неизрасходованных по объективным причинам средств субсидий на другой финансовый год, иначе это приведет либо к потере средств субсидий, либо к подписанию акта фактически невыполненных работ. Проект начался, победителями мы стали в сентябре, деньги переведены были в октябре. Вы сами понимаете – октябрь, ноябрь, декабрь – за три месяца говорить о каких-то серьезных разработках, если это не четко было сформулировано в план-графике и деньги действительно были правильно записаны в расходную часть, это достаточно сложно. А предприятие является ответственным за расходование субсидий. Мы отчитываемся, интеллектуальная собственность тоже принадлежит предприятию. Поэтому это наша головная боль. И мы хотели бы, чтобы на это тоже посмотрели несколько более открыто, на эту ситуацию.

Должен быть прописан механизм возврата или списания средств при отрицательном результате ниокр. Пока он явно в виде не прописан. Ни в договоре, ни в Постановлении. Потому что если ниокр достаточно сложный и они заранее не были проверены, это сложно, те предприятия, которые занимаются ниокром, понимают, что предугадать насколько ниокр будет эффективен, достаточно сложно. Тем более, он длиться в течение трех лет. И результат по каждому этапу может быть либо скорректирован, требуется и время и средство для того, чтобы скорректировать ранее неправильно принятое решение. Поэтому хотелось бы получить ответ и на этот вопрос.

И еще. Мы участвуем одно предприятие и один вуз. Но у двух, а, может быть, и несколько предприятий может быть интерес в разработке одной и той же темы. И если была бы представлена возможность участвовать в проекте нескольким предприятиям, то есть софинансирование еще и между предприятиями осуществлять, не каждый может потратить большие деньги на самостоятельную разработку той или иной темы. Если бы они скооперировались и смогли разработать один проект, софинансируя его, это, наверное, тоже может быть существенным плюсом в реализации этого Постановления. Спасибо.

- (Либет А.А.) Спасибо, Марина Константиновна. Коллеги, есть вопросы к докладчикам, к Алексею Александровичу, к Марине Константиновне?

У меня такой вопрос к Марине Константиновне. Вы говорили о сложностях реализации по сути дела проекта, в особенности их отчетности, несения затрат на этот проект. А сама форма достаточно нова, когда практически значимые работы выполняются силами студентов, тратятся государственные деньги, сама форма, с Вашей точки зрения, перспективна?

- (Касьянова М.К.) Я считаю, что очень перспективна. У нас было три темы, мы готовы были заявить для участия в этом Постановлении. Мы просто выбирали. Было и две темы по Московскому авиационному институту, одна тема Университет им. Баумана. Если бы у нас была возможность иметь свободные средства оборотные, которые могли бы пустить на реализацию этого проекта, наверное, и с вузами, и с МАИ мы выстроили достаточно конструктивное взаимодействие. И первый этап, мы подвели итоги, подводим сейчас до конца декабря, и мы видим, что то, что мы намечали в план-графике в принципе все идет в тех объемах и тех сроках, которые мы планировали. Во-первых, мы очень быстро корректируем. У нас со стороны МАИ выделена тоже своя рабочая группа, очень плотное взаимодействие. Мы собираемся по мере необходимости. Поэтому я считаю, я со специалистами разговаривала, что если это будет не год, не два, не три, это будет выстроена такая система, она просто придет в нормальное русло. И я думаю, что эта помощь будет достаточно существенная.

- (Либет А.А.) Спасибо большое, Мария Константиновна. Следующим, согласно повестке, у нас заявлен доклад Анатолия Николаевича Геращенко, ректора Московского авиационного института, доктора технических наук, профессора. Пожалуйста, Анатолий Николаевич.

- (Геращенко А.Н.) Уважаемые коллеги, я немножко выступлю в другом русле, потому что коллеги уже рассказали о взаимодействии с авиационной промышленностью.

Московский авиационный институт возглавляет учебное методическое объединение девяти аэрокосмических вузов России, из них три вуза – это Московский авиационный институт, Самарский авиационный институт и Казанский аэрокосмический институт – стали национально-исследовательскими. Вот мы предлагаем и работаем сейчас над такой схемой.

Первое. Министерство образования и науки проводило конкурсы на лучшую программу по научно-исследовательскому университету, по 219-му Постановлению (инновационное развитие) и Постановление 220-е (взаимодействие с иностранными учеными).

С другой стороны, Министерство экономического развития проводило программы и проводит инновационного развития компаний с государственным участием. И сегодня, как докладывала корпорация «Миг», Постановление Правительства 218-е.

Мы видим в дальнейшем взаимодействие – это создание технологических платформ авиационной системы. Это по авиации. Такие же системы и по космосу, и по вооружению, и по оборонной промышленности.

Здесь эта схема показывает, что наши вузы, не только эти вузы, а все в составе УМО, их девять, и еще около тридцати вузов, которые имеют кафедры, факультеты аэрокосмического и оборонного профиля.

Здесь показано взаимодействие с предприятиями. Это ниокр, выполнение вузами, это кадры, это инвестиции, которые вкладывают предприятия, а также бизнес. И наши зарубежные партнеры – это ученые. Здесь докладывалось, Туринский авиационный институт, Московский авиационный институт. К большому сожалению, пока мало направляет своих студентов за границу. А вот в Московском авиационном институте обучается 1200 иностранных студентов из 21 страны, куда мы поставляем в основном военную технику.

Здесь на данном слайде расписаны технологические платформы как инструмент стратегического планирования. Расставлены государственные приоритеты, они известны. Технологические платформы, которые уже сейчас формируются и формируются они очень активно, это будут советы, которые будут как раз то, о чем сейчас говорили, о ниокрах, которые мы пока друг с другом не можем решить. И различные документы, которые не состыкованы между Минпромторгом и Министерством образования. Вот такие технологические платформы будут формировать стратегии. Наши вузы, в которых есть программы нио-развития, 219-е Постановление, также программы инновационного развития компаний с государственным имуществом, привлечение иностранных ученых. И будут составляться такие дорожные карты, как модно говорить. Совместные планы, которые будут приводить к эффективности того, чем сейчас уважаемый представитель корпорации «Миг» говорил. Как пример, Постановление 218-е. То есть оно будет обеспечено со всех сторон и координироваться советом технологической платформы. Тогда таких вопросов возникать не будет.

Следующий вопрос – это освоение передовых технологий в ресурсных центрах. Вы все знаете, что национальные исследовательские университеты создают на каждом факультеты ресурсные центры коллективного пользования. В этих центрах имеют право участвовать любые вузы. Мы показываем предприятиям, мои, например, с 50 предприятиями заключен договор, и 381 предприятие – мы ведем переговоры о взаимодействии с нами в данных ресурсных центрах.

Как мы их формируем? Мы с предприятием берем предложение о приобретении оборудования, и оборудование приобретаем такое, какого еще нет на предприятиях и которое должно быть, появиться на предприятиях в течение пяти лет. Мы как раз и готовим к этому времени и выпускаем студентов, для того чтобы они уже умели работать на этих предприятиях.

Далее предлагаем на переподготовку с предприятия персонала в данных ресурсных центрах коллективного пользования. Но не все так красиво получается. Я немного здесь скажу, что тоже в этом году, например, нам не удалось закупить такое оборудование, которое мы предусматривали, потому что деньги пришли опять в ноябре месяце. Все это делается в спешке. И ту задачу, которая перед нами поставлена, мы ее полностью не решаем.

Но еще для нас была новость – это то, что нам с этих средств, которые мы как бы выиграли, бюджетные, конкурс, эти средства, оказалось, пришли на внебюджетные счета, где мы должны заплатить 20% налог на прибыль. Вуз, не знаю как другие, но Московский авиационный институт очень громадный и энергонасыщенный вуз, и те зарплаты, которые штатные для преподавателей, а это ассистент – 5 тысяч рублей, доктор наук, профессор – 21,5 тысяч рублей. Задача министерством поставлена – зарабатывайте деньги. Мы их зарабатываем, но они уходят на всякие виды налогов, на коммунальные услуги, которые нам бюджет дает 60% и различные другие вещи, которые мы все-таки планировали направлять на то, чтобы поддержать и нашу молодежь и поддержать все-таки преподавательский состав. Основная задача вуза – это выпуск высококвалифицированных кадров. Конечно, звание научно-исследовательский университет дает нам возможность выпускать через науку приближенных специалистов к производству, направлять наших студентов на производство. Но наступает ряд таких непредвиденных случаев, которые нам очень серьезно мешают.

Например, я скажу, что наш выпускник на самом хилом предприятии получает 20 тысяч, на хорошем предприятии, который ушел со второго, третьего курса работать – 40-50 тысяч, а конструкторы до 60 тысяч, особенно вертолетные фирмы. Многие фирмы привлекают, так как нет распределения, стипендиями именными. Таких у нас фирм и примеров очень много.

В связи с ограниченностью времени я вам углубление взаимодействие промышленности, какие проблемы стоят? Я не буду их со слайда зачитывать, а я вам скажу, что такое аналогичное слушание и легло в основу резолюции по результатам работы секции модернизации стратегического развития и творческого потенциала нации, где мы также выступали, пленарного заседания 28 апреля 2010 года. Были поставлены такие вопросы:

Как следует отменить на три года налог на имущество на инновационное оборудование, получаемое вузами. Данная мера позволит вузам привлечь, о чем я уже говорил, софинансирование на зарплату и переподготовку сотрудников.

Установить социальные формы финансирования для научно-исследовательских университетов, исходя из соотношения численности преподавателей к численности студентов, обучающих по программам специалитета и бакалавриата, равного один к четырем или хотя бы один к шести, по программам магистратуры – один к двум. Сейчас у нас один к десяти. Поэтому преподаватель имеет возможность, но не столько, чтобы окунуться в работу с предприятиями и также с наукой.

Формировать специальную программу финансирования практик и иных форм государственной поддержки студентов на предприятиях.

Установить налоговые льготы для предприятий, бизнес-структур, оплачивающих подготовку специалистов и оказывающих финансовую и материальную помощь вузам. Сейчас это разные уровни бюджета, предприятия не могут, потому что они обкладываются налогом на прибыль. И мало того, эти деньги приходят, и мы платим налог на прибыль. То есть налог на налог и все время налог.

Поэтому людям невыгодно, они готовы помочь. Конечно, находим мы в виде стипендий, но это мелочь.

Предоставить право фондам поддержки малого предпринимательства финансировать структурные подразделения вузов, осуществляющих применение результатов интеллектуальной собственности.

Предоставить малым предприятиям при вузах на начальном этапе их деятельности налоговые льготы. Да, после нескольких чтений в Совете Федерации, в Государственной Думе, где я являюсь в экспертных советах, чаще льготу дали, но не до конца. Поэтому сейчас Совет Федерации и Госдума вышли с поправками. Я думаю, что в ближайшее время решат, и такие малые предприятия заработают. Хотя нельзя опять насильно давить, потому что наши вузы высокотехнологичные, они в основном выполняют. Вот мы для гособоронзаказа на 500 млн. выполняем. Но кто даст малому предприятию производить эту продукцию. Естественно, надо подходить по задачам вуза.

Законодательно закрепить возможность проведения занятий на площадях и оборудовании предприятий ОКБ, отраслевых институтов, на принципе безвозмездной аренды. Разрешено проводить в научно-исследовательских университетах. Но мы в основном работаем с предприятиями, а КБ почему-то здесь опять никак не решаться, для того чтобы решить этот вопрос.

И предусмотреть финансирование кадрового обеспечения и участия вузов в федеральных целевых программах развития отраслей. Так, например, сейчас при создании технологических программ наше министерство участвует, мы подали уже свои предложения, и оно предлагает, навязывает развитие космоса или авиации тех структур, которые государственным инвестированием пользуются. И необходимо как бы в этих программах прописать и выделить средства на кадровое обеспечение. То есть, чтобы они законно уже с нами работали. И на переподготовку кадров. Правда, в программе 2020 гособоронзаказа якобы обещали и зачитывали на НТС ОПК такую программу. Но не знаю, останется она или не останется.

И еще последний вопрос. Я бы хотел сказать, я тут не зачитываю со слайда, но тут опять освобождение от налогов. 94-й закон, мы продолжаем, например, по ниокру в этом году, на следующий год программа переходит и необходимо опять проводить по закону конкурсы, аукционы. Но как, если они делали эту программу и придет другой, как выполнять эту программу?

То есть, эти вещи, которые мы ставим в Совете в Федерации, в Государственной Думе и Минпромторге, пока как-то не очень оперативно решаются.

И еще такой уровень. Необходимо, здесь было уже, я уже говорил о 94-м законе, вот технологические площадки. Быстрее их необходимо делать, тогда мы будем работать, и у нас не будет здесь таких разногласий. А процессы эти идут почему-то очень медленно.

И здесь еще один момент, о соотношении я говорил. Нормативно все-таки на предприятиях установить процент от выручки, какой они должны для вузов. Естественно, это на основе, это необязательно может быть авиационный институт, это может быть Бауманский или какой-то машиностроительный. Но обязательно прописывать в программах развития такой процент. Потому что у предприятий много проблем, которые сегодня прозвучали. Они стараются эти деньги оставить у себя. И вузы опять относятся как бы вне.

Я приведу такой пример. Мы по 218-му Постановлению подали 20 проектов. Нам дали всего два. Это МИХ и Фазотрон. Я после того, как поехал выяснять, что это плохие проекты или что, мне было сказано: «А что вы только в Министерство образования идете? Почему вы не входите в программы промышленности?» А в промышленность я прихожу, нам говорят: «Вы, извините, вы давайте, у вас очень много программ по вузам, работайте там». Вот я думаю, что эти технологические площадки, где будут и Министерство образования, Минпромторг, Минэкономики, корпорации различные, бизнес-структуры, я думаю, если они быстро сформируются, многие вопросы снимутся. Но все требует законодательной, конечно, базы. Спасибо за внимание.

- (Либет А.А.) Спасибо, Анатолий Николаевич. Это интересный доклад, острые вопросы. Коллеги, есть сейчас вопросы к докладчику? Если нет, переходим к следующему выступлению. Слово предоставляется Фрумину Исааку Давидовичу, проектору госуниверситета Высшая школа экономики, научному руководителю Института развития образования.

- (Фрумин И.Д.) Уважаемые коллеги, тут на самом деле такой очень интересный и концентрированный разговор. И я поэтому могу быть существенно короче, потому что я собирался, честно говоря, немножко убеждать, что это важно, нужно, но мы сейчас уже перешли в такой очень практический жанр, когда мы обсуждаем не то, что это нужно делать, а как это делать. Поэтому я тут проскачу чуть-чуть, хотя два слова скажу, что мы, конечно, находимся сегодня в мировом тренде. И университеты сегодня, их принципиальная особенность – это открытость. И слова предпринимательский инновационный университет – это не просто название. Они характеризуют изменение всего в университете. От того, чем в основном занимаются преподаватели и студенты, до того, откуда берутся основные деньги.

Сегодня все больше и больше университетов, и это видно и по России, выходят на рынок интеллектуальных услуг. Хотя в России ведь что произошло? Надо два слова напомнить. У нас, я недавно буквально разговаривал с человеком, который в Массачусетском технологическом институте возглавляет взаимодействие с индустрией. У них есть такой орган. Этот человек является, он просто профессор, но возглавляет этот совет и является членом высшего руководства университета на уровне вице-президента. И я ему рассказывал, как была устроена советская отраслевая наука и отраслевое образование. Что были хоздоговорные отношения и так далее. Он говорит: «Слушай, какая была красивая система. Жалко, что она оказалась не устойчивой, не адекватной рыночным реалиям». И он же говорит: «Но у вас тогда очень большая проблема – вы не просто переходите как, скажем, английские университеты от такого автономного существования к работе с индустрией, а вы переходите от одного типа работы с индустрией к другому типу работы с индустрией. И он должен менять всю идеологию». Мы переходим от плановой, от работы с индустрией в масштабах плановой, административной экономики, к работе с индустрией в рыночной экономике. А если еще учесть, что наши вузы, к сожалению, в начале 90-х годов привыкли оперировать, главным образом, на рынке образовательных услуг для населения, это их основной ресурс, я с сожалением вижу, что большинство. Не назову один московский университет, который был частью очень серьезной военно-промышленного комплекса. Я смотрел недавно их бюджет. Можете себе представить, там 95% их внебюджетных доходов – это платное обучение. 4% - какие-то пожертвования. И 1% - это контракт.

Конечно, у МАИ, у других авиационных вузов ситуация другая. Но это лишний раз говорит о серьезной трудности. Не буду останавливаться на том, что такое предпринимательский инновационный университет. Фактически Анатолий Николаевич нам рассказал о том, как МАИ движется в эту сторону.

И здесь, конечно, важнейшая характеристика – это партнерство с бизнесом. Но это как такой брак на троих. Потому что в том, чтобы в стране появлялись предпринимательские инновационные университеты, нужно три партнера. Это такой необычный союз. Университеты должны быть готовы, они должны быть открыты, это трудная трансформация, и никто не может кинуть камень в наши университеты, которые за двадцать лет такую трансформацию проходят.

Должен быть интерес у бизнеса, который тоже отвык. Бизнес вообще отвык у нас инвестировать в технологии. А тем более в какие-то вузовские.

И, конечно, должна быть поддержка государства. Потому что если мы посмотрим на наиболее интересные, очень свежие зарубежные инициативы, причем я специально не стал брать Америку или Японию, где это давно существовало, но в Германии, например, только год назад фактически началась специальная программа по поддержке, типа нашего 218-го Постановления. Во Франции аналогичная программа реализуется на уровне кластеров, через их кластерную политику. И если мы посмотрим на программы ЕС, то мы можем увидеть, что 61% всего финансирования researching development (исследование разработок), 61% идет на программу кооперации. То есть идет на проекты софинансированием бизнеса.

При всей масштабности нашего 218-го Постановления, конечно, я сомневаюсь, Игорь Михайлович, что мы выходим даже на пять, может быть, процентов общего масштаба финансирования R&D. И это означает, что мы здесь встали на правильный путь. Но двигаемся пока медленно.

Надо сказать, что сегодня есть удачные примеры. Я мог бы называть и присутствующие здесь университеты. У них у каждого есть удачные примеры кооперации. Но есть просто уже очень явные истории успеха. Не буду на них концентрироваться, это и факультет, когда компания компьютерная создает целый факультет в МФТИ, и Анатолий Николаевич совершенно прав, им пришлось преодолевать гигантские правовые барьеры. Очень интересную работу развернул МИСИС в Белгородской области по металлургии. И, конечно, с моей точки зрения, безусловным лидером в области партнерства с бизнесом является Томский университет систем управления радиоэлектроники (ТУСУ), с которым уже работает 105 предприятий, малых, многие из них размещены на площадях. И когда я спрашивал бывшего ректора, а ныне президента, я говорил: «Как вы смогли, это же все у вас тут сплошное нарушение». Он говорит: «До Москвы далеко. В общем, мы договаривались с проверяющими». Значит, секретов договора он не сказал. Но лишний раз это подтверждает то, что совершенно справедливо докладчики уже ставили вопрос о том, что сегодняшняя нормативная база не способствует эффективному взаимодействию вузов и индустрии.

Но, действительно, есть у нас хорошие новости. Пожалуй, именно это Постановление 218-е отражает этот новый тренд совершенно. И, честно говоря, тут критика прозвучала справедливая, конечно, и я два слова тоже об этом скажу. Но я бы просто напомнил коллегам, что это первая у нас такая попытка. И хорошо, что в октябре деньги дали. Видите, по национальным исследовательским университетам, я знаю два национальных исследовательских университета, которые получили свои деньги за 2010 год 5 декабря. Так что октябрь это еще.

Кроме того, все-таки 218-й это субсидия, а не контракт как с НИУ. То есть, уже здесь есть, безусловно, шаги вперед.

Но, мне кажется, что также как за рубежом структуры типа нашего сегодняшнего собрания, такие совместные советы предпринимателей и образования должны инициировать изменения в правовой рамке для того, чтобы все это работало легче. Потому что, конечно, мы провели некоторый опрос экспертов. И, помимо того, что все говорили, что все они счастливы, что есть 218-е и 219-е Постановления, конечно, они указали на некоторые проблемы. Некоторые говорят про сложную отчетность. Должен сказать, что мои коллеги из Высшей школы экономики так не считают. Потому что они видят нашу отчетность по НИУ. Другие говорят, что для некоторых предприятий вся система это необычная. Я знаю несколько руководителей крупного бизнеса, которые сказали, что они с госфинансированием вообще не хотят иметь дело. И думают, что эти деньги должен давать некоторый внешний специально созданный для этого фонд.

Но еще раз хочу подчеркнуть, что под лежачий камень вода не течет. И наш сегодняшний разговор, думаю, может помочь тому, чтобы в следующий раз эта ситуация была более удобной для всех.

Что нам кажется надо срочно и можно срочно решить. Первое. Надо, безусловно, все-таки создать реальные механизмы участия крупных предприятий, если хотите объединений отраслевых каких-то в управлении университетами и образовательными программами. Те попечительские советы, которые сейчас существуют, я знаю в одном замечательном университете попечительский совет 340 человек. Это, конечно, гениальное изобретение ректора. Потому что любому члену попсовета приятно, а ему спокойно. Они никогда вместе не соберутся и ничего не решат. Но я бы привел в качестве совершенно радикально другого примера случай, когда, могу в деталях ошибаться, когда КАМАЗ просто-напросто договорился с Казанским техническим университетом, бывшим через черточку КАИ, и направил туда своего проректора, который отвечает за связи с индустрией. Мне кажется, вот такие понятные, конкретные вещи могут решаться.

Не использованный резерв, коллеги, это практики студентов. Не буду на этом останавливаться, наше обследование российских вузов показывает, что студенты, особенно в инженерных вузах, пишут, что качество практик (я говорю о массовых ответах, не об отдельных удачных примерах), но в целом это один из аспектов студенческой подготовки, который студенты оценивают наиболее низко, наименее эффективно, с их точки зрения, они время там тратят. Не буду останавливаться на причинах этого, но это можно расшить.

Безусловно, Анатолий Николаевич здесь говорил, нелепая совершенно создается ситуация, когда нельзя проводить занятия студентов на предприятиях в Конструкторском бюро. И в этом смысле разворачивание базовых кафедр и лабораторий не в вузах, тут неправильно написано, а базовых кафедр и лабораторий вуза на предприятиях, так надо делать, это правильное направление.

И, конечно, там у меня написано опечатка, конкурс 216-й, а имеется в виду конкурс 218-й. Надо продолжать эту практику, надо делать, и думаю, что, может быть, и Общественная палата могла бы обратиться, этот конкурс должен быть регулярным. Но в бизнесе вузы должны участвовать в том, чтобы сделать все правила и процедуры наиболее легкими и эффективными. Спасибо.

- (Либет А.А.) Спасибо, Исаак Давидович. Есть вопросы к выступающему? Если нет, переходим дальше.

Слово для выступления предоставляется директору Департамента стратегического развития Министерства образования и науки Российской Федерации Рымаренко Игорю Михайловичу. Пожалуйста.

- (Рымаренко И.М.) Добрый день, уважаемые коллеги. Если можно тоже презентацию включить.

На самом деле так пошло обсуждение, что у нас какие-то глубокие, смысловые вещи немножко перемешались с техническими и проектными. Поэтому мне вроде бы надо говорить по смыслу про проектные сюжеты и про смысловые меньше. Но я немножко на самом деле скажу про смысловые сюжеты и про проектные остановлюсь более глубоко, о тех проектах, которые сейчас начались.

На самом деле в дополнение к тому, что было уже сказано, наверное, можно сказать, что все проблемы, связанные с отсутствием должной кооперации вузов, научного сектора и бизнес-структур не сегодня начались. Это проблемы, которые вызревали последние несколько десятков лет, а, может быть, и больше. Потому что наиболее заметная проблема, связанная с массовизацией высшего образования, с резким ростом нацеленности наших вузов на подготовку массового студента привела к тому, что вузовская экономика, вузовские деньги, которые привлекают наши учебные заведения во многом обусловлены стали не потребностями внешнего заказа со стороны предприятий, со стороны кадровых заказов, а стали обусловлены тем, сколько по существующим модным, по брендовым характеристикам к ним придет студентов вне зависимости от того, насколько этот вуз работает с предприятием.

Я совсем немножко данных покажу. Это динамика изменения числа вузов общая в Российской Федерации. Видно, что самый скачок пришелся на 90-е годы и продолжался до нынешнего времени. Никогда в истории страны такого скачка не было, разве что эпоха индустриализации, где это было как раз сращено с промышленным сектором в отличие от развития брендов, развития моды в 90-х и 00-х годах.

Но сейчас немножко ситуация изменилась Мы вышли на плато и немножко меньше стало студентов. К 2009 году у нас этот процесс такого бурного роста в области высшего образования. Я бы хотел подчеркнуть, не то плохо, что у нас много людей с высшим образованием, плохо то, что вузовская экономика стала ориентированной не на реальный сектор экономики, а на людей, которые приносят деньги для учебы в вузы и ориентируются лишь на формальную корочку.

Тут много разных данных. И в этом смысле мы на одном из семинаров проводили сравнение. С чем можно сравнить такой исторический феномен, когда мода была достаточно большая, все этим пользовались, потом мгновенно отказались. И в качестве примера было приведено распространение героина в конце позапрошлого теперь века и начале прошлого. То есть, порядка 15 лет героин был лекарством, которое покупали взрослые, которое продавалось детям как лекарство от кашля. И только потом поняли, что такая экономика очень даже вредна.

И второй сюжет это то, что связано с наукой. Хотя и были отраслевые институты, хотя были отраслевые вузы. Но надо сказать, что огромный сектор науки был выведен за пределы высших учебных заведений еще с 30-х годов и сосредоточен либо в специально созданных отраслевых институтах, либо в этих шарашках, где работал особый наш контингент. Процесс, еще начатый Ягодой и Куйбышевым.

И эти исторические вещи мы сейчас пытаемся исправлять. В общем плане это единственное, что я хотел сказать, это не проблемы, которые начались вчера, позавчера и мы взялись их решать.

Не буду ряд политических решений приводить. Здесь уже говорилось о национальных исследовательских университетах. А я больше, может быть, не об этой части скажу, а об этих постановлениях 218-м и 219-м, потому что на самом деле мы эти постановления реализуем как часть серьезной большой программы антикризисных мер. Пожалуй, среди антикризисных мер это наиболее заметные направления работы, которые связаны не только с решением прямых социальных проблем, как то: выплаты пособий, переподготовка тех, кто потерял работу. А это меры, которые пытаются угадать будущие тенденции экономики. И это только сейчас начинает становиться заметным и происходить.

Может быть, совсем коротко, на самом деле мы оперируем проектами 107 компаниями и 76 вузов, которые выбрали эти компании. Очень серьезный объем финансирования, привлеченного извне. Он больше, чем финансирование, которое идет государственное. Пожалуй, на это можно обратить внимание. Это те технологические направления, которые работают вузы вместе с предприятиями. Треть этих направлений – энергетика и энергосбережение, транспортные, авиационные и космические системы. Здесь написано девять проектов. Но это проекты второй очереди. Там две очереди у нашего проекта. Реально порядка 15 проектов мы с вами имеем в этой области.

Теперь несколько технологических сюжетов, которые звучали выше. Я не совсем согласен, что говорилось ранее. Не только, может быть, по смысловым вещам, но и по технологическим. Например, по поводу отчетности. Конечно, было бы здорово под каждый из 107 проектов выстроить свою систему отчетности в соответствии с теми этапами, которые там представлены. Но если мы представим, как бы будем эту систему отчетности выстраивать, то автоматически мы должны возрождать систему Госплана. Когда и по отраслям приезжали, защищали отчеты, когда и по регионам приезжали и защищали отчеты, несколько месяцев здесь люди находились. И возобновлять всю эту систему.

Сейчас принята логика, что по завершении определенных временных этапов люди должны подвести итоги, и там все это смотрится. На самом деле, если мы посмотрим по договорам, которые мы заключали, то общих параметров, по которым отчитываются наши предприятия с вузами не более десятка. Это очень немного параметров, по которым действительно универсально мы смотрим, как идет отчетность. Это и параметры, касающиеся произведенной продукции, начиная с 2012 года, это и параметры деятельности вузов – рост доли ниокров в деятельности этих вузов. И тут же можно сказать о том, что объемы финансирования, конечно, меньше, чем у наших зарубежных коллег. Но, уважаемые коллеги, если мы посмотрим на эти объемы финансирования в сравнении с теми долями ниокр, которые уже были в вузах, мы сделали очень существенный скачок. Представляете, функционировало предприятие, имело некий оборот, а мы ему дали некий еще такой же оборот. То есть, для вузов, если сравнивать с той долей ниокр, которая там была, эти вложения очень существенны для этого года, судя по тем стартовым вещам, по которым мы исходили.

А что касается индивидуальной отчетности, индивидуальных параметров, для этого предусмотрен соответствующий раздел в контрактах. И его можно корректировать в зависимости от того, как идет проект. На этот счет мы свои разъяснения даем.

То же касается и налоговой политики. Наше министерство не уполномочено комментировать Налоговый Кодекс, налоговое законодательство. Но мы настроили здесь работу с Минфином. И все налоговые вопросы, которые были у предприятий здесь, они сейчас на нашем сайте П218.ру разъяснены. То есть, это вопросы налогообложений субсидий, это вопросы, как при этом налогообложении будет зачитываться эта субсидия в следующем году. То есть логика такая, что да, деньги, которые пришли на предприятие облагаются налогом. Но после того, как работы актированы, после того, как доказано, что эти деньги пошли туда, куда предназначалось, все эти средства могут зачитываться, относиться на себестоимость и вполне могут получить возможность такой льготы. Они как бы восстанавливаются.

Более того, сейчас прорабатываются новые законодательные поправки, где это может быть отнесено с неким коэффициентом 1,5 на себестоимость. Но об этом я буду говорить позже, когда эти поправки будут приняты.

Прозвучала здесь идея по поводу стажировок студентов. Для нас это тоже следующий большой и важный шаг. На самом деле, я Алексею Александровичу говорил, что я даже был удивлен, что предприятие ставит этот вопрос по поводу стажировок студентов. Нам всегда казалось, что это вузовская прерогатива. Но у нас есть программы стажировки студентов. И если будут даны предложения понятные по количеству студентов, по конкретным вузам, где это необходимо сделать, мы готовы то рассмотреть. Потому что действительно даже представление о глобальной экономике, представление о том, что рынок глобален и здесь необходимо со студенческой скамьи готовится к этому глобальному рынку, обмениваться технологиями и знаниями, оно является принципиальным и это следующий шаг, над которым предстоит работать.

В целом, если говорить об итогах этой программы, то для нас важными здесь являются две группы индикаторов. Первое, это 2012 год. Здесь, собственно, мы бы хотели вырастить в вузах тот сектор R&D, сектор исследований и разработок, в который будет вовлечено сколь либо заметное число преподавателей и студентов. Очень нам сейчас важно за эти годы не допустить такой ситуации, что у нас будет в вузе как некая оффшорная зона. Занимается один профессор с десятью, может быть, с пятью аспирантами и с двадцатью студентами. Прошли эти годы и забыли эту практику. Это то, чего не следовало бы сейчас допускать. Это мы в проектах видим как основное – к 2012 году в вузах вырастить некую критическую массу людей, которые способны этим заниматься. Отсюда эти параметры, которые у нас в договорах присутствуют.

И, может быть, забегая наперед, с 2012 года и начиная это в некоем зачаточном состоянии уже сейчас это серьезные параметры по изменению образовательного процесса. Это действительно работоспособные управляющие советы, это практическая реальная работа студентов на предприятиях в процессе практики, аннимитационная, как сейчас правки привносят. Это модульные технологии. И все остальное, что с этим связано. Это, конечно, сколь либо устойчивая сеть вузов. Так коротко. Спасибо.

- (Либет А.А.) Спасибо большое, Игорь Михайлович. Коллеги, прослушали доклады руководителей крупных корпораций, вузов, Министерства образования. В целом по выслушанным докладам есть ли какие-то общие желания выступить, общие какие-то замечания? Да, пожалуйста.

- (Мужчина 1) Игорь Михайлович, скажите, пожалуйста, с точки зрения образования взрослых и взаимоотношений предприятий и учебных заведений не планируется никаких инициатив Министерства образования?

- (Рымаренко И.М.) Даже в этом проекте мы в качестве параметров зафиксировали такое двойное движение. Первое это то, что преподаватели должны стажироваться на предприятиях, преподаватели из вузов. И у нас есть параметры, по которым мы будем смотреть, как здесь идет динамика, как здесь идет соответствующее увеличение. Нам кажется, что там, где есть высокие технологии, там должны присутствовать в том числе и преподаватели, их доля должна расти.

Вместе с тем, мы видим, что по ряду вузов, участвующих в национальном проекте, в исследовательских программах организовались связи, когда предприятие начинает им заказывать какие-то программы, которые не заказывались ранее. Надо сказать, я показывал приоритеты научно-исследовательской работы в месте с предприятиями, у нас есть сектора, где это неплохо пошло. Я бы здесь назвал Росатом и называл бы Роснанотех. Например, в Роснанотехе есть специальные программы, где вузам на конкурсной основе заказываются те или иные программы либо дополнительного образования, либо магистерские программы.

Причем, они готовятся не один месяц, такие достаточно тонкие программы, в которых детально выписываются компетенции, те нужды предприятий, которые собираются выпускать в последствии продукцию в области нанотехнологий. И это очень такие филигранно сделанные программы для этого запуска. На наш взгляд, это действительно такой параметр, который заслуживает существенного внимания. Учитывая, что доля людей, охваченных их услугами непрерывного образования в работоспособном возрасте в России где-то раза в два меньше, чем среднеевропейская. Она не хуже, чем ряд европейских стран, но в целом в два раза меньше, порядка 22% у нас охвачено в области непрерывного образования людей в возрасте от 25 до 60 лет.

И надо сказать, что такого рода параметры присутствуют в этой программе. Но помимо этого министерство сейчас создает концепцию непрерывного образования и план действия по развитию непрерывного образования, что предлагается предложить Правительству и заслушать в первом полугодии следующего года.

- (Либет А.А.) Спасибо большое, Игорь Михайлович. Давайте сейчас перейдем от докладов к выступлениям. Слово предоставляется директору Института непрерывного профессионального образования ИжГТУ, профессору, доктору технических наук Сивцеву Николаю Сергеевичу.

- (Сивцев Н.С.) Уважаемые коллеги, после столь фундаментальных докладов, которые обозначили те проблемы, которые поставлены в рамках темы нашего совещания, я поймал себя на мысли, что, готовя свое выступление о взаимодействии Ижевского технического университета с предприятиями России. Те проблемы, которые я хотел бы поднять и заострить на этой встрече, по существу предыдущими докладчиками практически в полной степени уже обозначены. Это первое, с чего я хотел начать.

И второе. Я все время ловлю себя на мысли: мы провели в октябре уже третье всероссийское совещание по подготовке кадров оборонно-промышленного комплекса, приняли соответствующие решения. И в этих решениях, на мой взгляд, звучат такие слова, которые призывают нас к тому, что у нас уже было. Это хорошо забытое старое. Я сегодня слушал предыдущего докладчика. Ведь были и стипендии для лиц, которые обучались по заказу на предприятиях оборонно-промышленного комплекса, и были кафедры, которые при высокотехнологических предприятиях создавались. Было очень и очень многое. Да, время наложило отпечаток. И мы сегодня совершенно в иной ситуации. Но мы неизбежно идем к тому хорошему, что было в прошлом, отметая, естественно, то, что сегодня не годится в тех новых рыночных условиях, о которых мы говорим.

Ижевский государственный технический университет являлся всегда базой подготовки кадров для предприятий оборонно-промышленного комплекса. Вот основные наши партнеры, с которыми мы сегодня активно работаем и сотрудничество с которыми у нас достаточно долгие годы. Хочу обратить ваше внимание, что до последнего времени взятые сторонами обязательства в рамках этого сотрудничества выполнялись недостаточно эффективно. И, прежде всего, это было связано с тем, что предприятия, с которыми мы сотрудничаем, хотели результат здесь и сейчас, практически сразу. Причем, должной финансовой поддержки они не имели возможности оказать нам. И по сему этот результат не мог состояться. А вуз, не имея требуемое финансирование ниокр, не мог довести свои исследования до логического конца.

В этих условиях сотрудничество с предприятием ограничивалось небольшими темами, которые не требовали больших финансовых вложений. В подавляющем большинстве выполнялись студентами в рамках реальных дипломных проектов под руководством ученых нашего вуза и не больше того. Сам по себе этот результат неплохой. Поскольку при обучении студента все-таки решались задачи практической совместно инженерно-технической подготовки, это способствовало повышению качества подготовки, решалась проблема закрепления кадров. И, наконец, были сохранены и на официальном и на личностном уровне все связи вуза с традиционными предприятиями-партнерами, что позволяло достаточно оперативно по мере необходимости и без промедления включаться в совместные научно-технические и кадровые проблемы.

На наш взгляд, некоторый прорыв наступил с принятием Федерального закона № 217 и последних Постановлений Правительства № 218, 219 и 220. И, кроме того, мы сегодня уже имеем такой уровень государственного и частного партнерства, когда и с бизнесом, скажем, удается наладить все более и более продуктивные контакты.

Частное партнерство, безусловно, положительный фактор, который мы имеем сегодня. Совершенно очевидно, что частный бизнес значительно и в большей степени чем государство обладает мобильностью, способностью к нововведениям, инновациям. А Правительство в силу своих последних постановлений облегчало условия реализации крупных проектов за счет финансово-экономических рычагов, субсидий, гарантий и других видов поддержки.

Это неизбежно дало положительные результаты. И за последние два года мы совершенно четко это почувствовали. На этой картинке представлено одно из инновационных предприятий, которое создано в рамках технического университета, которое совместно с Ижевским механическим заводом провело достаточно серьезную разработку в 2009-2010 годах по внедрению технологии штамповки корпусных деталей головных частей управления авиационных ракет.

Следующий слайд, пожалуйста. Работа достаточно серьезная. Хочу сказать, что буквально в октябре этого года группа наших сотрудников, а также сотрудников Федерального государственного предприятия «Ижевский механический завод» получили государственную премию Удмурдской Республики в области науки и техники. Буквально в ноябре за эту работу наши сотрудники были удостоены национальной премии «Золотая идея» 2010 года.

Можно еще назвать ряд примеров, которые еще сегодня есть. Но я в силу экономии времени остановлюсь только на одном. С выходом Постановления Правительства № 218 Сарапульским заводом «Элеконт» сегодня уже выполняется проект организации высокотехнологического производства конденсаторов нового поколения с общей суммой инвестиций 180 млн. рублей. Таких денег Ижевский государственный технический университет до последнего времени не имел. Причем, работа эта идет очень и очень активно. Могу сказать, что производственное объединение «Ижмаш» также с нами работает по производству сверхвысокопрочных пружин. И здесь мы сотрудничаем с госкорпорацией Роснано. Цена вопроса 1 млрд. 100 млн. рублей. И в настоящее время на экспертизе в Роснано находится совместный проект ИжГТУ и МЗ «Купол» (электромеханического завода «Купол») по производству металлосодержащих наноструктур в углеродистых и полимерных оболочках.

Так что здесь я могу однозначно сказать, что последние Постановления Правительства, последние федеральные решения, которые приняты Министерством образования и науки Российской Федерации, безусловно, играют очень и очень положительную роль.

Но вместе с тем есть некоторые проблемы. Здесь уже звучало, и я подтверждаю этот факт: Федеральный закон № 94, к сожалению, не способствует сокращению сроков реализации проектов. Очевидно, требуется существенная редакция этого закона. Здесь сегодня говорится в основном о высших образованиях. Но я сегодня специально взял на нашу встречу материалы совещания, которое совершенно недавно прошло у нас в Ижевске по развитию автономных образовательных учреждений среднего профессионального образования. У нас есть замечательное учебное заведение, которое работает на подготовку кадров для нефтяной отрасли, и это учебное заведение в этом году выиграло проект, который называется «Инновационная модель довузовского профессионального образования в условиях государственного и частного партнерства для нефтяной и газовой промышленности». 33,7 млн. рублей. Выиграли они в октябре. И директор стоял на трибуне и говорил: «Как я за эти три месяца мог бы освоить эти деньги? Если иметь в виду, что есть конкурсы, есть прочие моменты, которые это все усложняют».

Второе. Цель многих предприятий оказать финансовую помощь в оснащении вузов современной материально-технической базой, но в силу известных обстоятельств не готовы. В этой связи необходима реальная поддержка со стороны Минобрнауки. Хотя, замечу, Постановление Правительства Российской Федерации № 891 в части выделения средств на оснащение вузов, реализующих государственный план по подготовке инженерных научных кадров для ОПК, было принято еще 25 декабря 2001 года.

В связи с увеличением среднего возраста профессорско-преподавательского состава исключительно важным является увеличение ведомствами, министерствами количества конкурсов научных работ, предметных олимпиад в области науки и техники среди молодых кандидатов, докторов наук, студентов, магистрантов, аспирантов с целью активизации их научных исследований. Необходимо в этом плане стимулировать и высокотехнологичные предприятия, ведущие вузы России для организации таких конкурсов и олимпиад с выделением соответствующих грантов победителям.

Важным направлением совместного взаимодействия предприятий и вузов является создание учебных центров для подготовки и переподготовки кадров. Методика создания таких учебных центров для высокотехнологичных и других приоритетных секторов промышленности в 2009 году была разработана учеными ИжГТУ в рамках реализации целевой программы Минпромторга России «Повышение отраслевых систем подготовки кадров и повышение квалификации руководящих сотрудников и специалистов». Вместе с тем, для активизации деятельности в этом направлении (я попрошу тут два последних слайда, которые показывают некоторые наши наработки, которые были сделаны в рамках такой программы), необходима разработка межотраслевых региональных программ развития профессионального образования. И что, как нам кажется, самое главное – выстраивание системы более тесного взаимодействия министерств, высокотехнологичных предприятий и профильных вузов. Я здесь, очевидно, повторюсь, поскольку эта мысль уже прозвучала в докладе Анатолия Николаевича. Эти связи нам нужны сегодня не только на уровне предприятий-вузов, вузов-министерств, предприятий-вузов, но и цепочка должна быть и вот такая.

Целью использования опыта передовых вузов России, а также ведущих мировых университетов особое внимание необходимо уделить развитию инфотелекоммуникационных технологий и технологий дистанционного обучения. Спасибо за внимание.

- (Либет А.А.) Спасибо большое, Николай Сергеевич. Сейчас мы перейдем к кратким выступлениям. Напомню, что мы договорились, что сообщение не должно превышать пяти минут. Слово для сообщения предоставляется директору по развитию и новым технологиям компании «Самотучка», доктору технических наук Владимиру Михайловичу Макарову.

- (Макаров В.М.) Здравствуйте, уважаемые коллеги. Я бы хотел обратить ваше внимание на немножко другую сторону этого вопроса и положить в основу своего выступления педагога.

Если можно, слайд, пожалуйста. Я подал свои предложения в письменном виде. Я думаю, что зачитывать все это нет смысла. Есть продуманные вещи. Я педагог с 30-летним стажем. Причем, так скажем, слуга двух господ – я работаю в промышленности достаточно активно и, можно сказать, как говорят, за чертежным местом, занимаюсь там научным руководством проектов высокотехнологичных и занимаюсь педагогикой всю жизнь свою. Поэтому я бы хотел обратить ваше внимание.

Педагог вуза. Вспомним время, когда педагог вуза был очень уважаемым в обществе человеком. И определенные средства он получал достаточно, чтобы содержать свою семью и чувствовать себя достаточно комфортно во внешней жизни. Сегодня педагог вуза, можно сказать, из бюджетных работников самый низкооплачиваемый работник. При том, что высококвалификационные требования к его уровню подготовки и того, что он должен выпустить, свою продукцию, они весьма жесткие и очень высокие. Получается, что сейчас как-то нужно педагога поддерживать.

Наша система подготовки не позволяет сейчас педагогу вуза вполне нормально существовать в нашем обществе. Что бы я мог здесь предложить? Здесь расписаны определенные взаимосвязи педагога. Машиностроительные предприятия и предприятия оборонного комплекса, конечно, должны идти к педагогу. 10 лет проработав на педагогической работе, этот профессиональный работник потерян для промышленности. Он чувствует комплексы определенные и встроиться обратно в среду промышленную ему очень сложно.

Поэтому встраивание педагога в промышленную среду очень болезненно. Потому что инженерное сообщество занято очень практическими профессиональными вопросами. И они достаточно находятся на передовых позициях здесь. И поэтому педагог все время вынужден предъявить свои способности, чтобы быть востребованным здесь. Я, например, могу сказать по своему опыту, что войти в эту среду, нужно пройти очень сложный путь того, чтобы тебя признали.

И поэтому нужно сделать следующий шаг. Машиностроительные предприятия и предприятия оборонного комплекса, конечно же, должны взять педагога на поддержку на совместительство. И дать ему возможность заниматься тем, что он умеет. А умеет он готовить специалистов. Специалистов он готовит, в общем-то, неплохих. И на сегодняшний день пока живы педагоги, которые способны выпускать специалистов, наша система образования пока еще будет выпускать хороших специалистов. Еще лет 10-15, можно сказать, мы в этом смысле можем жить спокойно. Но скоро в силу естественных причин это может стать большой проблемой. Надо брать педагога на совместительство без отрыва от производства. И он вам приведет очень хороших специалистов. Он их будет готовить. Он будет из выпускников, студентов и так далее формировать совершенно четкую среду для того, чтобы они шли на определенные предприятия. Предприятия не могут сформировать четких требований к выпускнику. ТЗ так называемое. Педагог должен иметь ТЗ, вуз должен сформировать профессионала, который будет сразу же работать в промышленности. Существует такое понятие как ГОС (государственный образовательный стандарт). Это есть универсальная система, которая нивелирует профессиональную подготовку.

В каждом вузе есть инженеры-механики, инженеры-технологи, инженеры-метрологи, системотехники и так далее, то есть специалисты, которые могут потом работать в очень и очень разных отраслях. И поэтому нужно сказать, что специфика той промышленности, о которой мы сегодня здесь говорим – авиационной и ракетно-космической – это говорит о том, что ее продукция является крайне наукоемкой. И профессиональная адаптация этих универсальных специалистов должна быть весьма высокой. Поэтому качество подготовки должно быть не ниже инженера, а мы сейчас спустились уже на бакалаврский уровень, что вообще недопустимо. Магистры, аспиранты, научные исследователи – вот кто нужен сейчас в этих отраслях. Менеджеры производства 70% кадров мы сейчас готовим, в общем-то, серийных специалистов. Они являются браком, можно сказать. Это наш брак, и мы знаем об этом, и всегда это было.

И на сегодняшний день только 30% выпускников, даже меньше, мы за них гордимся и говорим, что они готовы работать в этом высокотехнологичном машиностроении.

Я, например, по опыту знаю, я готовлю своих аспирантов и магистров и так далее, чтобы они работали и смогли это сделать.

Есть Постановление от 2 июня 2009 года, какой процент студентов у нас выпускается. Посмотрите, если 527 бюджетных мест в вузах, то в технические вузы идут половина.

И у нас проблема в том, что мы выпускаем сейчас наших специалистов в никуда. Я работал 20 лет активно, будем считать, в педагогике на профессиональном уровне, выпуская в никуда наших специалистов. Поэтому проблема отсутствия структуры, которая взаимодействует между Министерством образования и между машиностроительным сообществом и вузами, она сейчас отсутствует. Ее нужно обязательно создавать.

И трудоустройство. Посмотрите, как выпускников технических вузов предлагают выпускать. МГТУ им. Баумана предлагает определенные рекламные акции, и центры специальные созданы, для того чтобы трудоустраивать своих специалистов. Это примерно вот МАМИ, «Станкин», какие рекламные акции они предлагают.

И в 2002 году было создано очень хорошее Постановление, в котором уже все прописано. Есть: разработать и утвердить федеральную целевую программу «Научные кадры и профессиональные». Поэтому в 2002 году уже все было прописано. Единственная проблема – у нас сейчас еще пока не реализована эта проблема. Мы, конечно, делаем все, что можем, в этом смысле и стараемся, и педагоги готовы помочь высокотехнологичному машиностроению подготовить очень хорошие кадры. У нас для этого есть все. Нужна поддержка. Спасибо.

- (Либет А.А.) Спасибо, Владимир Михайлович.

- (Ханьжина Ю.Б.) Юлия Борисовна Ханьжина, Министерство промышленности и торговли. Здесь я вынуждена сказать, наверное, от лица другого ведомства – Минобрнауки – о том, что существует федеральная целевая программа «Научная и научно-педагогические кадры», которая утверждена и великолепно реализуется, не должны про нее забывать. В том числе это касается и инфраструктурного обеспечения вузов через механизмы этой программы, в том числе и создания ресурсных центров, как в уважаемом МАИ, и в том, что есть невероятное количество мероприятий, которые направлены и на стажировку, и на организацию и создание молодых научных коллективов. И в том числе у нас есть благодатный опыт авиационной корпорации нашей о том, что проходила олимпиада в области авиастроения. Поэтому, коллеги, вот один из механизмов, в том числе и с огромными деньгами.

- (Либет А.А.) Спасибо за комментарий. Разрешите предоставить слово Галине Станиславовне, директору по персоналу Завода «Автоприбор».

- (Мизелева Г.С.) Добрый день, уважаемые коллеги. Нам трудно представить наш завод как крупную высокотехнологичную корпорацию. Но, тем не менее, мы сочли для себя необходимым и возможным выступить здесь и не только поделиться опытом, но и поблагодарить коллег за то, что опыт многих предприятий, многих вузов стал для нас возможностью развития на предприятии.

Я представлю Завод «Автоприбор», это поставщик автокомплектующих для всех автосборщиков, которые сегодня есть на территории России и стран ближнего зарубежья. И те крупные автосборщики, которые локализуют свое производство на территории России.

Мы стремимся, понимая, что развивается рынок и меняется рынок, мы стремимся сегодня завоевать и занять какое-то место не только на рынке автомобильной тематики, но и на рынке неавтомобильной тематики. Некоторое время назад у нас прошла большая международная конференция в рамках проекта «Аэроглонасс». Мы имеем несколько договоров о сотрудничестве по нанотехнологиям. Поэтому мы стремимся также попадать и в другой рынок. Поэтому, естественно, у нас возникает необходимость подготовки других кадров, кадров с новыми компетенциями, кадров более высокого качества.

Я коротко представлю три проекта. Почему эти проекты я хочу представить, потому что в рамках реализации этих проектов возникли проблемы, которые, на мой взгляд, было бы необходимо решать всем вместе.

Самая большая программа – это опережающее профессиональное обучение, профессиональное развитие выпускников лицеев и колледжей. И инновационная подготовка кадрового резерва предприятия, которая сегодня существует на заводе. То есть подготовка руководителей начального и среднего звена руководства.

Когда в 2009 году завод вышел в результате кризиса в простой, естественно, мы стали самыми активными участниками программы опережающего обучения. И когда мы разработали программы опережающего обучения, направления, которые нам сегодня были бы необходимы, понимая, как мы будем дальше развиваться, вот некоторые цифры этой программы опережающего обучения. Что оказалось. Часть направлений, которые мы хотели бы освоить на предприятии, понимая, что нам нужно будет двигаться дальше, вот это направление обучения, которое мы проводили на предприятии. Это и технологическое обучение, это и обучение управления персоналом, это и система менеджмента качества и новые технологии и организация производства. И вот, обратите внимание на следующий слайд, в котором есть сектора привлечения специалистов для этого обучения. 49% - это преподаватели нашего Владимирского государственного университета. 38% - это руководители и специалисты предприятий. И 13% - это приглашенные специалисты.

То есть когда мы для себя определили, чему нам нужно учить, чего не хватает, каких знаний не хватает на заводе, оказалось, что в нашем родном университете не хватило тех специалистов, которые могли бы нам эти знания дать. И мы вынуждены были искать поставщиков образовательных услуг в других предприятиях, в других учебных центрах, в других консалтинговых предприятиях. К нам приезжали специалисты из Тольятти, из Екатеринбурга, для того чтобы мы могли те направления деятельности, которые для нас были важны, принести на завод. Поэтому вот одна из тех проблем, о которой сегодня уже говорили, это готовность преподавателей высших учебных заведений работать на предприятии и осваивать те технологии, которые сегодня нужны, предприятиям, которые стремятся быстро и энергично развиваться.

Вторая программа, которую мы реализуем сегодня на заводе, это тоже создана была не благодаря сотрудничеству, а, наверное, вопреки всем системам, которые существуют. Мы создали обучение, площадку по обучению и подготовки специалистов и рабочих, в том числе на территории завода. И мы настаивали на том, чтобы обучение проходило на территории завода. И вот основные принципы этого профессионального развития – это освоение будущими специалистами, будущими инженерами двух-трех рабочих профессий, стажировки в обязательном порядке и прохождение практик на территории завода. Курсовые, дипломные, лабораторные работы по проблемам завода, по заводской тематике. Естественно, работает стипендиальная программа. И, естественно, работают программы стажировки. И это позволяет нам сегодня таким образом выстраивать индивидуальную траекторию развития тех студентов, которые сегодня входят в состав этих групп. Сегодня 30 таких ребят работают на заводе, это дневная форма обучения. Три дня они работают, два дня учатся в университете. И таким образом, мы можем планировать сегодня их обучение на предприятии и дальнейшее развитие здесь.

Конечно, здесь решаются многие вопросы, связанные с вхождением, с освоением трудовой деятельности в трудовом коллективе, нет необходимости адаптироваться молодым специалистам. И они осваивают и необходимые знания, и уже умеют их применять на практике.

И представители этой группы, здесь вы видите в центре этой группы Татьяна Ивановна Аравина, она сегодня здесь рядом со мной, это директор нашего корпоративного института.

Следующая программа, которую я хотела представить, тоже опять-таки программа, которая была создана уже исходя из того, что действительно мы не получаем сегодня тех специалистов, которые нужны. Сегодня 50 работников предприятия являются студентами корпоративного института нашего университета. Это кадровый резерв. Люди, которые не имели специального образования. Но сегодня они уже являются либо руководителями начального звена, либо специалистами и включены в дальнейшее развитие, и на них делает ставку предприятие.

Поэтому сегодня на базе завода работают две такие группы. Это модульное обучение с более коротким сроком подготовки. Но тем нам важно, люди работают на заводе, люди сегодня уже работают в профессии, люди получают дополнительные знания. И это обучение опять-таки осуществляется на территории предприятия, на предприятии. И все обучение, которое связано с приобретением ими профессии, оно связано с темами завода.

И это тоже было важно, поскольку многие проекты существуют у нас сегодня на договорной основе и завод финансирует обучение специалистов, сегодня 30 молодых специалистов завода уже обучаются в магистратуре нашего университета тоже. И сегодня мы решаем вопрос, чтобы и занятия магистерские проходили также на территории предприятия.

И вот несколько слайдов, поскольку я говорила о том, что ректор нашего университета, который также является научным руководителем, и конечно, через серьезные переговоры, через определенные договоренности мы пришли к тому, что мы сегодня имеем.

И поскольку мы говорили о профессиональном образовании, я слышала сегодня про проекты. На заводе также есть, мы перенесли на завод наше профессиональное училище, которое сегодня готовит специалистов, рабочие кадры для завода уже тоже в рамках перспективной профессии. И с училищем в прошлом году мы реализовали на территории завода проект, который выиграли – 58 млн. было освоено уже на территории завода, созданы самые современные лаборатории и приобретено оборудование для обучения молодых рабочих для предприятия.

Собственно выпускники училища получают возможность дальнейшего обучения в университете. Это слайды инвестиций и наборов групп и так далее.

О чем хотелось бы попросить сегодня уважаемых коллег. Дело в том, что опыта действительно очень много интересного. Иногда нам, добиваясь какого-то понимания со стороны учебного заведения, хотелось бы опираться на этот опыт. Поэтому хотела попросить о том, чтобы этот опыт тиражировался и распространялся, чтобы мы могли опираться на успехи наших больших коллег. Спасибо.

- (Либет А.А.) Спасибо, Галина Станиславовна. Правда, мы вышли немножко за пределы нашей темы, потому что сегодня мы обсуждали проблемы вузов, а не среднего технического образования. Пожалуйста, следующее выступление. Баранов Алексей Витальевич, директор института «Оргпром». Напоминаю про регламент. Давайте придерживаться регламента. Пожалуйста.

- (Баранов А.В.) Добрый день, уважаемые коллеги. Я хотел бы дополнить своим коротким выступлением в пределах регламента предыдущий доклад в части следующих аспектов: формирование механизма частного-госудаственного партнерства для распространения современных моделей менеджмента.

Здесь хотелось бы обратить внимание уважаемой публики на то, что образование и обучение это очень близкие понятия, но которые имеют разницу в своем значении. В своем выступлении я хотел бы остановиться как раз на том, что касается обучения. То, что стартует после того, как завершился этап образования.

Обучение, как правило, идет на рабочем месте. Большинство представителей предприятий прекрасно помнят ситуацию, когда приходит студент после вуза, ему говорят, забудь все, чему тебя учили, здесь будет учиться по-новому.

Безусловно, можно сколь угодно долго упоминать, что есть исключения из этого правила, но на то они и исключения.

Обучение, формат обучения действиям – вот, что я хотел бы представить. И здесь есть, мне кажется, возможность как раз как для предприятий, так и для вузов в том, чтобы научиться осваивать современные компетенции и модели менеджмента в формате обучения действием. Получая результаты так, как это нужно предприятиям здесь и сейчас. И обучая преподавателей вузов не по книжкам, а что называется через навыки или через руки и ноги методом, допустим, развития производственных систем.

Здесь показаны результаты такого практикума двухнедельного. Как вы видите, в десятки раз повышаются производственные показатели.

Вот что происходит, допустим, до и после, подчеркиваю, за несколько недель, когда этот цех фактически представлял собой сборище незавершенного производства, то, что слева внизу. А по итогам нескольких недель практикумов существенная перепланировка. Это называется обучение действием. Когда бережливое производство перестает быть знаниями в рамках учебников, а становится реальным бизнес-результатом.

Что это позволяет получить предприятию, в данном случае возможности для вузов. Поскольку происходит это на рабочих местах непосредственно и существует многоуровневая программа подготовки, в частности, наше предприятие помогает многим предприятиям ракетно-космического комплекса, на предыдущем предприятии «Автоприбор» тоже мы помогаем осваивать бережливое производство. Решается актуальные бизнес-задачи. И поэтому предмет осваивается быстрее и глубже. И в конце каждого дня, а тем более в конце каждой недели можно наблюдать конкретные практические результаты. Коллеги прекрасно понимают, о чем речь.

В этом плане хотелось бы остановиться на том, какая модель может быть применена для ускоренного распространения этих знаний, этих навыков в отрасли, не только в аэрокосмической, а в машиностроении в целом.

Безусловно, образовательная система это вещь долгоиграющая, базисная, базовая. Да, это важно. Но с учетом остроты вопроса, с учетом того, сколько эффективности сейчас у наших предприятий, на взгляд многих экспертов, здесь вполне уже правомерен подход, как в свое время, например, Петр Первый прививал картошку в России. Помните? Все это происходило насильно и тотально. Или как в 20-х годах Советской Россией прививалась научная организация труда, опять же насильно и тотально.

Полторы тысячи учебных центров было в Советской России в 25-м году по научной организации труда. При этом всего лишь пять лет назад, в 20-м году, их было ноль. Шестнадцать вузов было по научной организации труда в филиалах центрального института труда. И хотел бы обратить внимание, что существуют уже отработанные модели. Такая практика может стать достаточно повсеместной. Российская школа на протяжении уже шести лет реализуется на самых разных предприятиях, в самых разных регионах дважды в год. Причем, это происходит на базе конкретных промышленных предприятий. Последнее проходило в ноябре на базе Московского машиностроительного предприятия им. Чернышева. Остались очень довольны. Также как и остались очень довольны курсанты, и в том числе преподаватели вузов, которые обучались в этом формате.

И я хочу перейти уже, понимая, что регламент сжат, к конкретно пяти направлениям, позволяющим в сжатые сроки реализовать всеобуч по развитию производственных систем, также как это был сделано в начале прошлого века.

Во-первых, тут важен так называемый родительский подход. Что делают родители, когда их дети плохо успевают в школе? Нужно заинтересовать ребенка. Нужно объяснить и показать, почему это важно. В этом плане действительно тематические совещания и конференции в области развития производственных систем и пропаганда современных моделей менеджмента. Реально нужно от слов переходить к делу. Поскольку Владимир Владимирович уже произнес, что нам нужны решения, для того чтобы заставить акционерные общества осваивать современные модели. Конечно же, через обучение в вузах можно добиться таких решений, но это будет через несколько лет.

Я сейчас хотел бы в своем выступлении сказать о возможностях, как это можно сделать в более сжатые сроки.

Натренировать в том же формате обучения действием в кластерах на базе предприятий, которые могут стать центрами компетенции – отраслевыми центрами компетенции и территориальными. Требовать, в том числе, системы показателей и также как это реализуется в развитых странах, на сегодня уже известны примеры в Казахстане и даже в Татарстане в Российской Федерации, когда государство софинансирует реализацию предприятиями программ по развитию производственных систем на основе бережливого производства.

Просто уже за дефицитом времени не буду все это объяснять и озвучивать. Останется в протоколе.

Помогать, во-первых, в шагах методом, например, софинансирования. Есть разные модели, подробнее об этом просто нет возможности поговорить. И признавать успехи, ввести кубок, например, имени Алексея Капитоновича Гастева, это ведущий ученый, как раз который добился формирования центрального института труда и полторы тысячи учебных центров по Советской России специалистов в области научной организации труда. Это его заслуга во многом.

Вот некая модель всеобуча по развитию производственных систем. Она могла бы носить действительно такой трехсторонний брак, как сегодня уже прозвучало в одном из докладов. Когда бизнес, госструктура и провайдеры услуг, образовательное учреждение. Но не только образовательное, экспертное сообщество шире, чем образовательное учреждение.

В итоге выигрывает каждый из участников этого трехстороннего брака. Спасибо.

- (Либет А.А.) Спасибо, Алексей Витальевич. Следующее сообщение. Слово предоставляется проректору по научно-исследовательской работе Академии им. Соловьева, доктору технических наук, профессору Кожиной Татьяне Дмитриевне.

- (Кожина Т.Д.) Я буду говорить кратко. Последние доклады как-то меня удивили. Меня как будто откатили лет эдак на десять назад. И стало за державу обидно.

Почему-то сегодня, я не буду доклад делать. Я в свете последних выступлений хочу просто прокомментировать.

Почему-то сегодня все просят. Просят за преподавателя, дайте ему доплату. Просят, чтобы деньги как-то перешли на другой год. Мы уже давно уже не просим. Мы – это Рыбинская авиационно-технологическая академия. Ну не дало нам Минобразования выиграть этот конкурс. Да, немножко расстроились. Да. Но немножко. Пошли в бизнес. Сейчас наша работа вся связана с Минпромом. Мы выполнили большой контракт по Роснано, сначала контракт был от Минобра, кстати. Дальше он пошел, я даже доклад не могу, с последнего слайда, не буду время тратить. Мы только что выполнили большой контракт с Роснано и именно по образовательной программе. Причем, результатом стало открытие учебно-технического центра. Вот он, внизу этого слайда обозначен, который Роснано дало нам команду ввести в действие. Если кому-то интересно, это учебно-технический центр именно по подготовке специалистов в нанотехнологиях и наноматериалах. Пожалуйста, прошу, на нашем сайте есть приглашение на учебу, по-моему, с 14 по 18 февраля. И кому интересно, я привезла рекламу с собой.

Более того, фирма «Каматцу», японцы, открывают у нас завод и им нужны наши кадры. Потому что они абсолютно уверены, что никто туда не поедет, где они открывают завод.

Более того, они осознали нашу квалификацию и не надо здесь смеяться, потому что японские технологии от авиации идет все. Мы двигатели-строители. Фирма «Каматцу» это трактора. Более того, там наверху написано «Ирэк». Это итальянская фирма будет выпускать. Это технологические платформы сейчас обсуждаются. Но мы уже наметили стратегию и участвуем в них.

Во-первых, с Рыбинским заводом приборостроения мы ведем проекты с Роснано по лейкосапфирам для электронной компонентной базы. Я обращаю внимание, мы двигателисты, авиация.

С госкорпорацией Роснанотех мы несколько проектов закончили. И, наверное, вы все знаете, что у нас в Рыбинске открыт завод по производству инструмента с нанопокрытием. Это первый завод, доведенный до практической реализации. Мы его начинали, мы сейчас в нем работаем и готовим кадры. И на базе этого завода у нас открыт с Роснано учебно-технический центр.

Более того, я не могу тут представить результаты работы с оборонно-промышленным комплексом, потому что это у нас работа была ДСП, я не могу тут эти данные показывать. Но мы проанализировали и предложили кластеры, где у нас в стране можно создать, так скажем, небольшие, маленькие сколковы. У нас назвали мониторы с Роснано, говорят, одно Сколково у нас в стране есть - это Рыбинск.

Вот эта компания. Смотрите. «Галика» Швейцария, Швеция «Сангвик», Германия «Вальтер». Мы эти фирмы отодвинули из нашей страны. Потому что они экспортировали инструменты. С нанопокрытием или с каким-то другим, которые они выдавали, это все осталось в прошлом.

Инструмент теперь у нас промышленники покупают в Рыбинске.

Более того, самое большое наше достижение как реальное, это то, что они закрыли учебный центр по подготовке специалистов. Значит, Израиль-полимейт, это у нас контракт с Минобром по привлечению иностранных ученых.

Здесь обсуждается вопрос посылки наших студентов. Посылки наших аспирантов, сколько бы мы не посылали, они неудачны. Почему? Да делать нашим ребятам там нечего. Или они скрывают, или дают общие фразы. Более того, студент, аспирант расхолаживается, он выходит из ритма. И я говорю это не просто так. Потому что всем известно, что у нас в Рыбинске есть такое крупное предприятие НПО «Сатурн», которое создало вместе с Францией «Снигму Моторс», и у нас двигатель СаМ-146. И наши студенты ездили во Францию выполнять дипломы. Защитились они через год. Они опоздали.

Мне кажется, эта система, когда создается такой кластер единения промышленности, вуза и, я даже не скажу образования, у меня как-то язык не поворачивается. Потому что со времен моей молодости мне навсегда запомнилась фраза «преподаватель высшей школы, который не занимается наукой, не имеет право там работать». То есть, это не школа. Это вуз.

Я считаю, что нам не повезло с этими инновационными проектами только потому, что мы остались в статусе Академия. Мы не университет. И, Анатолий Николаевич, не смотрите на меня восклицательным знаком. Мы от вас не открещиваемся. У меня все.

- (Мужчина 2) Я вопрос хочу задать. Татьяна Дмитриевна, хочу вопрос задать. Вы посылаете студентов, аспирантов за границу, и все бесполезно. Наверное, вы не так работаете с ними. А вот в МАИ которых вы посылаете с третьего курса учиться, тоже бесполезно приезжают или они не приезжают назад?

- (Кожина Т.Д.) Они не приезжают. Приезжают из Самары, приезжают из Уфы, приезжают из Перми. Ваши нет.

- (Мужчина 2) Я имею в виду ваши студенты.

- (Кожина Т.Д.) Возвращаются.

- (Мужчина 2) Начиная с третьего курса, вы посылаете к нам учиться. Польза есть какая-то или также как с заграницей нет пользы?

- (Кожина Т.Д.) Нет. Здесь пользы очень много. Объясню почему. И в Уфу мы отправляем, и в Самару. Идет слияние школ. А это толчок для авиации, для двигателестроителей, это колоссальный толчок.

- (Мужчина 2) Спасибо, Татьяна Дмитриевна. А то мы отвлекаемся.

- (Либет А.А.) Спасибо. У нас осталось последнее выступление.

- (Кожина Т.Д.) А можно я еще скажу, меня так неожиданно прервали. Сейчас у нас огромный заказ города. Много говорят об энергосбережении, очень много. И нам город дает заказ повести аудит по энергоэффективности всех предприятий, всех домов. Это у нас напрямую работа с городом и с регионом. Когда наука востребована именно всеми уже заводами. И этот грандиозный проект у нас находится именно в начальной стадии. Все.

- (Либет А.А.) Спасибо большое, Татьяна Дмитриевна. Последнее выступление. Ефремов Тимофей Александрович, руководитель отдела реализации молодежных проектов Московского регионального отделения Союзмаш. Пожалуйста.

- (Ефремов Т.А.) Уважаемые коллеги, Союзмаш России уже достаточно на протяжении долгого времени ведет комплексную работу с молодежью. Как на федеральном, так и на региональном уровне. Спасибо большое Общественной палате за то, что даете такую площадку для обсуждений. Мы, напомню, организация, которая включает в себя порядка 500 предприятий по всей России. У нас 64 региональных представительства. И только в Московском региональном отделении более 140 предприятий.

На этих 140 предприятиях трудится свыше ста тысяч человек до 35 лет. И, конечно, работа с молодежью является одним из самых комплексных направлений деятельности нашей организации.

Всю молодежную политику мы привели к двум всем понятным задачам отрасли: как молодежь привлечь на предприятие и как молодежь на предприятии удержать. И, конечно, мы не видим дальнейшего развития молодежной политики без участия вузов.

Осенью этого года мы решили комплексным образом понять, что нужно вузам и что нужно молодым ребятам, занятым на предприятии.

И такой проект как один из механизмов взаимодействия предприятия с профильными вузами – это заказ на инновации.

Сама идея появления такого проекта возникла на проводимом летом этого года форуме молодых машиностроителей в рамках инноразвивательного форума «Селигер 2010». И тогда на протяжении двух недель у нас жили порядка 400 человек молодых машиностроителей с предприятий всех регионов страны, начиная от Хабаровска, заканчивая Калининградом, начиная от «Бурятавтоваза» до Комсомольск-на-Амуре гражданского самолета «Сухого».

Конечно, среди этих молодых людей был большой интерес к предприятиям. У нас был достаточно долгий диалог с представителями вузов, МАИ, МГТУ им. Баумана, «Станкина» и других профильных технических заведений. Они спросили нас, где ваши заказы на инновации от предприятий? Где те молодые новаторы и где те задачи, которые нужно решать на предприятии сейчас?

Зарыкинский проект предложил нам интересную идею – провести непосредственно конкурс всероссийского молодежного инновационного конвента «Запрос на инновации». Тогда, когда предприятия выставляют свою технологическую задачу и находятся молодые новаторы, которые будут готовы заняться этой задачей.

Сам конкурс по сути дела, какой они предложили, проходил в три этапа. Это 13-14 декабря в Сколково Всероссийский молодежный инновационный конвент, на котором у нас была отдельная секция. Мы разослали запрос на предприятия, порядка 500 предприятий со всей России. Откликнулось сто предприятий. И на данный момент у нас сто технологических заявок, запросов на инновации, которые требуют своего решения. И те молодые новаторы, которые изложили эту проблему, они готовы поделиться этой проблемой и готовы ждать тех молодых студентов, которые хотели бы заняться этой проблемой.

Вкратце, что у нас произошло. Вообще, какие возможности конкурса и запрос на инновации мы имеем на сегодняшний момент. В первую очередь, это, конечно же, решение кадровых проблем для предприятия. Это возможность использования коллективно разума. Вы сами прекрасно понимаете, что все организации, которые сегодня работают в мире крупнейшие, будь то Procter & Gamble или же Nike, они не используют штат тысячи человек. Они пользуются коллективным разумом. Будь то социальные сети, Интернет и так далее.

Это, конечно же, в первую очередь позиционирование себя как социально ответственной структуры, которая заинтересована в модернизации промышленности и заинтересована в модернизации своей структуры.

Что получает участник, инноватор, тот молодой человек, который готов прийти на решение этой задачи для своего предприятия, будь то предприятие оборонно-промышленного комплекса или же предприятие профильное. Это в первую очередь контракт с предприятием на реализацию этой задачи. Каким образом будет расплачиваться предприятие с молодым инноватором, будет зависеть от самого предприятия. Но уже гарантировано, что участник этого конкурса и финалист этого конкурса объективно 100% получит возможность на контрактной основе реализовать те задачи и те технологические решения, которые выдвинуло для себя предприятие.

А это несколько фотографий, обратите внимание, гражданский самолет «Сухого», был отдельный стенд. Это как проходил весь процесс. На баннерах размещалась информация о предприятии, писалась ее краткая задача. Предполагалось, что молодые инноваторы придут, посмотрят эту задачу и найдут какие-то точки соприкосновения.

Вот заявки от Московского регионального отделения, которые мы получили. Здесь гранды всей промышленности, которая есть, будь то «Салют», Векшинского, ММП им. Чернышова, Оборонпром, управляющая компания ОДК и «Базальт». У нас на данный момент от Москвы 13 заявок. Эти заявки в открытом доступе лежат в Интернете. И мое обращение в данном случае и мое выступление направлено на то, чтобы привлечь вузы именно к этой работе. Потому что в Сколково мы не нашли той отдачи, которую мы хотели от молодых инноваторов. Да, приходили молодые люди, но на протяжении двух дней работы люди, которые стояли на стендах, они больше чем 4-5 интересных заявок не получили. И мне бы хотелось обратиться к Вам, Анатолий Николаевич, с просьбой предоставить какую-нибудь возможность площадки. Анатолий Николаевич, к Вам обращаюсь, извините, с просьбой предоставить какую-то площадку для таких молодых инноваторов для решения проблем предприятия. Потому что, я знаю, что на предприятиях есть масса молодых людей, которые заинтересованы в том, чтобы быть привлеченными работой на предприятии и заинтересованы именно в том, чтобы решить технологические задачи, которые есть.

- (Мужчина 3) Пожалуйста, аэрокосмическая школа в нашем лагере в Алуште, которая идет в течение четырех месяцев, где масса предприятий, вузов и не только аэрокосмических участвует. Это такая площадка, где как раз и рассматривают проекты. Я только передал руководителю департамента сейчас. В течение года проходили инновационные проекты среди наших всех аэрокосмических предприятий. И я сейчас попросил спонсоров и партнеров благодарственные письма дать от министерства. В течение года все получили премии, передали на производство и так далее. Смотрите наш сайт. Третье место по открытости занял среди России.

- (Либет А.А.) Спасибо, Тимофей Александрович. Коллеги, будем подводить итоги нашего мероприятия. Как мне представляется, сегодня был такой заинтересованный и профессиональный разговор о проблемах вузов, о проблемах координации с промышленными предприятиями. Были высказаны интересные предложения, но порой спорные. Тем не менее, предлагаю всем, кто выступил, если это не было сделано заранее, передать свои выступления в аппарат межкомиссионной рабочей группы по вопросам модернизации до конца недели. До 24-го числа. Все они будут обобщены, и резолюция слушаний будет направлена в профильные министерства и ведомства. На этом еще раз хочу вас поблагодарить за то, что вы при такой непростой погодной обстановке смогли сюда приехать. Рады будем видеть вас опять в стенах Общественной палаты. Спасибо вам.

(конец записи)

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Общественная палата Российской Федерации (2)

    Документ
    Авдийский Владимир Иванович, Заведующий кафедрой "Анализа рисков и экономической безопасности" Финансовой Академии при Правительстве Российской Федерации,
  2. Методические рекомендации по организации процедуры выдвижения и приема в члены Общественной палаты Российской Федерации представителей (1)

    Методические рекомендации
    Настоящие Методические рекомендации подготовлены в соответствии с Федеральным законом от 4 апреля 2005 г. № 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации» (далее - Федеральный закон) и Регламентом Общественной палаты Российской
  3. Методические рекомендации по организации процедуры выдвижения и приема в члены Общественной палаты Российской Федерации представителей (2)

    Методические рекомендации
    Настоящие Методические рекомендации подготовлены в соответствии с Федеральным законом от 4 апреля 2005 г. № 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации» (далее - Федеральный закон) и Регламентом Общественной палаты Российской
  4. Общественная палата российской федерации (5)

    Семинар
    - (Гутенев В.В.) Добрый день, дорогие друзья. Думаю, мы уже начнем наш сегодняшний семинар-практикум. Рад приветствовать вас снова в стенах Общественной палаты, которая уже следует некой традиции, развивая экологическую тему, и я
  5. Общественная палата российской федерации (1)

    Программа
    - (Гутенев В.В.) Добрый день уважаемые коллеги. Я думаю, что мы приступим к нашей работе. Сегодня у нас запланированы слушания по теме «Технологическая модернизация действующих сельскохозяйственных комплексов».

Другие похожие документы..