Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Основная образовательная программа'
Основная образовательная программа начального общего образования МОУ лицея «Политэк» разработана в соответствии с требованиями федерального государст...полностью>>
'Документ'
В современной детской гастроэнтерологии используется широкий арсенал препаратов для коррекции нарушенного микробиоценоза кишечника (1,2). В последние...полностью>>
'Классный час'
Мы уже второй год вместе. Все вы уже сдружились. И мне хочется услышать имена ваших друзей (передаю мягкую игрушку в руки детям). Дети называют имя д...полностью>>
'Автореферат'
Работа выполнена в Государственном научном учреждении Всероссийский научно-исследовательский институт генетики и разведения сельскохозяйственных живо...полностью>>

Религиозный опыт: экзистенциальный аспект социально-философского анализа

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

ПОЛОНСКАЯ ИРИНА НИССОНОВНА

РЕЛИГИОЗНЫЙ ОПЫТ: ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА

Специальность 09.00.11 - социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ростов-на-Дону

2001

Работа выполнена на кафедре социологии, политологии и права ИППК при Ростовском государственном университете

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Волков Ю.Г.

Официальные оппоненты: доктор философских наук,

профессор Радовель М.Р.

доктор философских наук,

профессор Штомпель О.М.

Ведущая организация:

Ростовский государственный строительный университет

Защита состоится "7" декабря 2001 г. в 13-00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.208.01 по философским и социологическим наукам в Ростовском государственном университете (344006, г.Ростов-на-Дону, ул.Пушкинская, 160, ИППК при РГУ, ауд.34).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростовского государственного университета.

Автореферат разослан "7" ноября 2001 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат социологических наук М.Б. Маринов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Происходящие в последние десятилетия изменения в сознании наших соотечественников и в политике государства по отношению к религии дали возможность непредвзято взглянуть на многие проблемы, прежде подлежавшие идеологически тенденциозному толкованию. К их числу, бесспорно, относится весь комплекс проблем, связанных с феноменом религиозного опыта. Будучи неотъемлемым и в конечном счете даже базисным элементом всякой культуры, религиозный опыт всегда давал мощный импульс философской и теологической рефлексии, и потому проблематика такого рода проходит через всю историю философии, начиная с древности, трансформируясь по мере исторических изменений, происходивших с общественным и индивидуальным сознанием. Отношение к религиозному опыту варьировалось с большой амплитудой, интерес же оставался неизменно острым. И только период господства в нашей стране идеологии государственного атеизма характеризовался яростно негативным отношением к самому феномену опыта подобного рода и вытекающим отсюда настойчивым стремлением дезавуировать его и вывести за рамки объективного научного и философского рассмотрения. Традиционное для русской философской мысли пристальное внимание к данностям религиозного опыта осталось достоянием интеллектуальной эмиграции, обогатившей культуру Запада.

В настоящее время появилась возможность вернуться к адекватному исследованию феномена религиозного опыта, заполнить образовавшийся за прошедшие десятилетия пробел, используя исследовательские достижения зарубежных ученых и философов современности. Этим преимущественно и определяется актуальность обращения к данной теме. Несмотря на обилие зарубежных исследований, посвященных психологии религиозного опыта, проблеме его когнитивной достоверности, социальным формам выражения, лингвистическому анализу религиозного языка, пока осталась нереализованной возможность дать комплексное рассмотрение этого феномена в экзистенциальном аспекте, используя методы не только феноменологии религии, но и экзистенциальной феноменологии. Двадцатый век предоставил новые возможности изучения религиозности сквозь призму философской антропологии и экзистенциализма, что может способствовать более глубокому осмыслению природы человеческой реальности. Таким образом, обращение к проблематике религиозного опыта в теоретическом плане диктуется внутренними потребностями развития философских и религиоведческих дисциплин.

В то же время актуальность темы настоящего исследования определяется и рядом обстоятельств социального характера. Недавние события убедительно показали, что западное общество, как и российское, в силу далеко зашедших секуляризационных процессов утратило способность в полной мере отдавать себе отчет в мобилизующей силе и действенности религиозных мотиваций. В выстраивании стратегии политических и экономических отношений хронически упускался из виду религиозный фактор как нечто иррациональное и потому почти лишенное влияния на сферы, где действуют принципы рациональности. В результате подспудно вызрело и прорвалось на поверхность новое глобальное противостояние, в основе которого лежат уже не экономико-идеологические различия, а подлинная мировоззренческая пропасть, разделяющая мир актуальной религиозности ислама с одной стороны и мир секуляризованного христианства – с другой. Сложившаяся ситуация обнажила глубокую важность религиозной проблематики не только в академическом, но и в сугубо жизненно-практическом ключе.

Исследование религиозного опыта в экзистенциальном аспекте дает возможность понять механизм социального функционирования религиозных представлений и доктрин сквозь призму формируемых на основе базисного опыта экзистенциальных установок. Оно также позволяет по-новому увидеть многие проблемы, связанные с секуляризацией современного общества и культуры и с феноменом существования символических паттернов, восходящих к религиозному опыту, в секуляризованном общественном сознании. Нам представляется, что экзистенциальный ракурс рассмотрения необходим на пути междисциплинарного синтеза социальной философии и религиоведения применительно к исследованию феноменов религиозной жизни.

Степень разработанности темы. В современной отечественной научной литературе практически отсутствуют работы, специально посвященные проблемам религиозного опыта. Тем не менее для русской социально-философской мысли эта проблематика является традиционной, что проявилось в создании таких фундаментальных трудов, как “Аксиомы религиозного опыта” И.А.Ильина, работы по философии религии Н.А.Бердяева, С.Н.Булгакова, Б.В.Вышеславцева, С.Л.Франка и т.д. Эти классические произведения и сейчас сохраняют свою актуальность.

В зарубежной литературе наиболее значительным исследованием на эту тему является работа У.Джемса “Многообразие религиозного опыта”. Комплекс проблем, связанных с гносеологическим статусом феномена религиозного опыта, по-своему решался представителями самых разных философских направлений. В этой связи следует назвать труды философов-персоналистов: П.Бертоцци, Э.Брайтмана; представителей экзистенциализма: С.Кьеркегора, Г.Марселя, П.Тиллиха; работы М.Бубера, У.Джемса, Р.Джонса, Дж.Ройса, У.Стейка, А.Уайтхеда, У.Урбана, Ч.Хартшорна, У.Хокинга. Теологическую интерпретацию феномена религиозного опыта дали Э.Бруннер, Г.Вейман и К.Макинтош. Критическую позицию по отношению к когнитивной достоверности религиозно-мистического опыта занимали представители натуралистической психологии - Дж.Леуба, З.Фрейд и психологи его школы, а также А.Айер и другие представители логического позитивизма, Л.Витгенштейн и представители школы лингвистического анализа.

Особую значимость для понимания феномена религиозного опыта имеют работы крупнейших представителей зарубежной религиоведческой и социологической мысли: П.Бергера, М.Вебера, К.Манхейма, М.Элиаде. Природа религиозного опыта вскрывается в классическом труде Р.Отто “Das Heilige” («Священное»), в работах Э.Бруннера, М.Бубера, Дж.Мартина, Дж.Мура, К.Уэбба. Дж.Дьюи рассматривал феномен религиозно-мистического опыта в контексте общей теории опыта. Структура религиозного опыта выявляется в работах Дж.Макмуррея, Дж.Пратта, А.Уайтхеда; формы социального выражения религиозного опыта - в трудах И.Ваха, У.А.Кристиана, Н.Смарт, Дж.Смита. Лингвистический подход к феномену религиозного опыта представлен исследованиями И.Рамсея, Дж.Остина, а герменевтический - многочисленными трудами М.Элиаде, интерпретирующего религиозный опыт через миф, символ и ритуал. Взаимосвязь религиозного опыта и ритуальных и культовых форм его выражения раскрывают Э.Андерхилл, А. ван Геннеп, Э.Дюркгейм, М.Мосс, М.Элиаде, А.Юбер. Большим вкладом являются работы Г. ван дер Леу по феноменологии религии, в которых дается типология религиозного опыта, работы И.Ваха The Sociology of Religion (“Социология религии”) и Types of Religious Experience (“Типы религиозного опыта”), Дж. Скиннера - Prophecy and Religion (“Пророчество и религия”) и т.д.

Различные аспекты мистицизма как разновидности религиозного опыта освещались в работах Э.Андерхилл, Р.Джонса, Р.Николсона. Философский подход к проблеме был реализован, помимо уже названных работ, в трудах А.Бергсона, П. Тейяра де Шардена. Оригинальный вклад в изучение феномена мистики внесли Шри Ауробиндо, Ричард Вудс, Луи Дюпре, Р.Мукерджи, Гершом Шолем.

Резюмируя все вышесказанное, следует подчеркнуть, что диапазон философских, социологических и иных зарубежных исследований феномена религиозного опыта очень широк. Для них во многих случаях характерен комплексный междисциплинарный подход, свидетельствующий о высоком уровне интегрированности современного гуманитарного знания.

В современной отечественной научной литературе в последние годы наблюдается повышение интереса к исследованию религиозного опыта. К сожалению, речь пока идет преимущественно об осмыслении самой необходимости обращения к этой проблематике. Таких работ в настоящее время немного, и в основном они посвящены психологической стороне феномена, т.е. психологии трансперсональных состояний. В первую очередь среди авторов таких работ следует назвать Е.А. Торчинова. Проблематика религиозного опыта все чаще становится также предметом обсуждения научно-философских конференций.

Однако ввиду того, что в отечественной научной литературе пока не появилось систематизированных работ комплексного характера, посвященных проблемам религиозного опыта, данное диссертационное исследование представляет собой попытку такого рассмотрения.

Объектом данного диссертационного исследования выступает религиозный опыт как непосредственное переживание сверхчувственной реальности.

Предмет исследования составляют базисные структуры человеческой субъективности, актуализируемые в религиозном опыте и делающие его возможным.

Цель и задачи работы. Основной целью работы является социально-философский анализ феномена религиозного опыта в экзистенциальном и социальном ракурсе рассмотрения.

Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

1. Рассмотреть имеющиеся методологические подходы к изучению феномена религиозного опыта и обосновать выбор оптимальной методологии исследования.

2. Определить границы понятия “религиозный опыт”.

3. Используя методологические средства экзистенциальной феноменологии, описать структурные черты религиозного опыта как внутреннего опыта сознания и показать его атрибутивный для человеческой реальности характер.

4. Рассмотреть религиозный опыт в контексте формирования экзистенциальных установок, выступающих в дальнейшем в качестве социального фактора, раскрыть закономерности социокультурной экстериоризации содержания религиозного опыта в институциональных формах традиции.

5. Исследовать религиозный опыт как отправной пункт генезиса религиозной традиции и процесса ее социальной институционализации.

6. Рассмотреть трансформации содержания религиозного опыта, возникающие в ходе процесса секуляризации, и вскрыть специфические формы функционирования элементов религиозного опыта в секулярном обществе и сознании.

Многоплановость поставленных задач отражает комплексный характер цели диссертационного исследования. Намерение автора состоит в том, чтобы показать феномен религиозного опыта, последовательно меняя ракурс рассмотрения, и тем самым попытаться достигнуть определенной целостности.

Теоретической и методологической основой данного диссертационного исследования послужили труды П.Бергера, И.Ваха, М.Вебера, У.Джемса, Э.Дюркгейма, М.Евзлина, М.Элиаде, К.Г.Юнга и других представителей философско-социологической и культурологической мысли. В значительной степени были использованы методологические подходы, развитые в работах философов экзистенциального и герменевтического направления - М.Бубера, Г.Марселя, Ж.-П.Сартра, П.Тиллиха, М. Хайдеггера, Ж. Деррида, А.Гаргани.

Основным методологическим принципом, которого автор стремился придерживаться на протяжении всей работы, является восходящий к экзистенциалистской феноменологии принцип антиредукционизма, предполагающий понимание фактов внутренней жизни сознания на основе признания их самодостаточности и полного доверия к ним.

В качестве еще одного фундаментального общего принципа следует выделить принцип методологической нейтральности, предполагающий объективное, свободное от суждений оценки рассмотрение.

Научная новизна диссертации может быть сформулирована следующим образом:

    - показаны парадигматические отличия когнитивно-эпистемо-логического и экзистенциального подходов к проблематике религиозного опыта;

    - выявлены единые базисные структурообразующие моменты религиозного переживания как вида экзистенциального переживания;

    - обосновывается правомерность интерпретации феномена религиозного опыта как атрибутивной составляющей человеческой реальности;

    - анализируется динамика социальной экстериоризации и институционализации содержания базисного религиозного опыта в доктринальной и культовой традиции и экзистенциальных установках;

    - исследованы трансформации экзистенциального содержания религиозного опыта в процессе секуляризации общества и культуры;

    - обосновывается сохранение в рамках секулярного сознания базисной структуры иерофании и неизбежность ее проявления в нигилистических формах.

    Положения, выносимые на защиту:

  • религиозный опыт представляет собой экзистенциальный феномен: он обусловлен онтологическим статусом экзистенции в мире и отражает его в своем содержании. Это особый тип экзистенциального опыта, т.е. опыта переживания аутентичного бытия, прорывающий экзистенциальную иллюзию; несмотря на фактическую исключительность и уникальность религиозного опыта последний в силу своей экзистенциальной природы выступает как общечеловеческий феномен, имеющий структурные характеристики, единые для человеческой реальности;

  • философское исследование религиозного опыта возможно в когнитивно-эпистемологической, экзистенциально-феноменологической и герменевтической парадигмах. Однако когнитивно-эпистемологическое его исследование сталкивается с неразрешимыми трудностями и существенными ограничениями, обусловленными неизбежной для этой парадигмы фактической аналогией между религиозным и обычным эмпирическим опытом;

  • в рамках экзистенциально-феноменологического подхода религиозный опыт может рассматриваться без этих ограничений, как внутренний опыт сознания, обусловленный актуализацией его постоянных структур; в герменевтическом ключе он предстает как базисное различение, делающее возможным понимание сакральных смыслов;

  • религиозный опыт задействует и раскрывает базисные структуры человеческой субъективности, которые могут рассматриваться как архетипические паттерны или дорефлексивные структуры сознания; центральное место среди этих структур занимает иерофания, т.е. раскрытие Священного;

  • религиозный опыт выступает как важнейший социальный фактор, являясь предельным основанием религиозной традиции; он подвергается социокультурной трансляции в институционализированных формах религиозных традиций и оказывает влияние на общество, формируя экзистенциальную установку, тотальную для данного культурного универсума;

  • содержание экзистенциальных установок составляют устойчивые структуры общей оценки мира, восприятия пространства и времени, смысла действия, отношения к человеческой ситуации, смерти и возможности спасения; эти установки также определяют приоритет трансцендентного или имманентного начала в перспективе повседневной жизни;

  • базисные структуры, делающие возможным религиозный опыт, не могут не сохраняться в секуляризованном сознании, однако секуляризация вызывает определенные трансформации сознания, в ходе которых формируется нигилистический экзистенциальный опыт – опыт Ничто как негативной иерофании. Этот опыт можно рассматривать как одно из парадоксальных проявлений секулярной крипторелигиозности.

    Теоретическая и практическая значимость работы обусловлена необходимостью глубокого исследования экзистенциальных основ религиозности в контексте глобального процесса секуляризации. Выводы, полученные в диссертации, могут быть использованы в преподавании социологии, философии, культурологии, политологии, религиоведения в рамках вузовских учебных программ, при подготовке спецкурсов и спецсеминаров.

    Апробация работы. Основные положения диссертации нашли отражение в 8 работах общим объемом 17,1 п.л. По рассматриваемым вопросам автор выступал на научных конференциях в г.Новочеркасске (1994, 1995, 1997), Краснодаре (2001), Ростове-на-Дону (2001). Работа обсуждена на кафедре социологии, политологии и права ИППК при Ростовском госуниверситете.

    Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, 2-х глав (4-х параграфов) и заключения. Объем работы 129 страниц машинописного текста. Список литературы включает 141 наименование, в том числе 29 на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается выбор и актуальность темы, раскрывается степень ее разработанности, определяются основные цели и задачи исследования, формулируются присутствующие в диссертации элементы научной новизны и излагаются тезисы, выносимые на защиту.

Глава первая «РЕЛИГИОЗНЫЙ ОПЫТ В КОНТЕКСТЕ ФИЛОСОФСКОГО ИЗУЧЕНИЯ» представляет собой концептуальную обрисовку основных методологических парадигм философского исследования феномена религиозного опыта. По своей внутренней логике эта глава строится как последовательное обоснование идеи необходимости рассмотрения религиозного опыта в экзистенциально-феноменологической и герменевтической парадигмах. Такая необходимость диктуется в первую очередь тем, что проблемы философского статуса религиозного опыта в силу самой природы религиозных переживаний выходят далеко за рамки эвристических возможностей когнитивно-эпистемологической методологии и вообще рациональности когнитивного типа. В то же время, будучи непосредственным переживанием (erlebniss), религиозный опыт доступен философскому исследованию только в опосредованной форме религиозного дискурса. Тем не менее логико-эпистемологическое изучение религиозного языка имеет свои, довольно узкие, границы и при попытке выхода за них заходит в тупик.

Параграф первый «Теоретико-методологические и междисциплинарные аспекты исследования религиозного опыта» посвящен экспликации разнообразных методологических подходов к изучению феномена религиозных переживаний в рамках исследовательских возможностей философии и ряда смежных наук. Автор подчеркивает, что феномены, которые в своей совокупности могут быть отнесены к категории религиозного опыта, одновременно находятся в предметном поле сразу нескольких гуманитарных дисциплин. Поскольку речь идет об опыте, то есть непосредственно переживаемом состоянии, эти явления прежде всего попадают в сферу внимания эмпирической психологии, которая описывает происходящее с точки зрения внешне наблюдаемых признаков. Поскольку в конечном счете содержание опыта осмысливается и интерпретируется в понятиях определенной теологии и образах соответствующей религиозной традиции, опыт становится предметом теологического изучения. Наконец, в силу того, что содержание опыта прямо или косвенно затрагивает предельные основания человеческого бытия, а выражение оно обретает в эпистемологических формах дискурса, религиозный опыт вторгается в сферу философии, где основным фокусом его изучения становится проблема когнитивного статуса религиозных переживаний.

Известные сложности, по мнению автора, вызывает и определение четких границ самого понятия «религиозный опыт». Во-первых, в семантике русского языка само слово «опыт» характеризуется некоторым смысловым сдвигом в сторону значений из семантического поля понятий «чувственность», «эмпирия» в сравнении с латинским и западноевропейскими аналогами («experience» буквально означает скорее «переживание», «практика» и уж затем «опыт»). В то же время семантика понятия «религиозный» явно указывает на сверхчувственный характер предмета. Таким образом, если рассуждать формально, понятие религиозного опыта содержит определенное противоречие. Необходимо отметить также, что понятие «религиозный опыт» - наиболее широкое понятие, относящееся к сверхчувственному опыту. Оно включает в себя более узкое понятие «мистический опыт», причем различные авторы по-разному трактуют их соотношение. Если понятие религиозного опыта используется преимущественно в контексте философии религии, особенно в рамках оппозиций «опыт-традиция», «опыт-доктрина», а также в рамках философских теорий опыта для обозначения одной из разновидностей последнего, то о мистическом опыте обычно речь заходит в аспекте компаративных религиоведческих исследований, когда имеется в виду специфическое трансперсональное переживание единства с реальностью нуминозного. В то же время для таких исследователей, как К.-Г.Юнг или Р.Отто, религиозный и мистический опыт сливаются в единое понятие «опыт нуминозного» или «опыт сакрального», что дает возможность не погружаться в дурную бесконечность дистинкций, а наоборот, выходить на уровень онтологических обобщений.

Далее автор обращается к рассмотрению очень популярного в междисциплинарном масштабе понятия «трансперсональный опыт», которое также необходимо соотнести с понятием религиозного опыта. Трансперсональный опыт, изучаемый преимущественно психологией и отчасти физиологией высшей нервной деятельности, определяется как переживание качественно иных состояний индивидуального сознания, связанных с его расширением и выходом за личностные рамки. Такое переживание, подчеркивает автор, далеко не обязательно носит религиозный характер или интерпретируется самим реципиентом в религиозных терминах. Однако в содержательном плане трансперсональные переживания часто напоминают мистические, что дает некоторые основания проводить определенные параллели между этими видами опыта. К категории трансперсонального опыта относятся натальные переживания, переживания во время клинической смерти и в период агонии, фармакогенные переживания, вызванные приемом наркотических веществ. Эта группа переживаний исследуется трансперсональной психологией (Дж. Лилли, Т. Лири, Р. Муди, Э. Кублер-Росс, С.Гроф, Е.А.Торчинов и др.). Результаты трансперсональных исследований могут служить серьезным эмпирическим подспорьем в философском изучении религиозного опыта. Однако вопрос о том, возможно ли прямое отождествление реальности религиозного опыта с трансперсональной реальностью, остается открытым в силу отсутствия методологических средств, которые бы позволили обосновать такое отождествление. Поэтому трансперсональный опыт остается в предметном поле психологии и подвергается интерпретации в ее дисциплинарных рамках.

Переходя к рассмотрению концептуальных подходов к исследованию религиозного опыта в междисциплинарном масштабе, автор, придерживаясь принципа антиредукционизма, предпринимает попытку разделить имеющиеся подходы на две неравные группы. Первую, более многочисленную, составляют редукционистские по своей направленности подходы, суть которых, по мнению автора, заключается в стремлении объяснить феномен религиозного опыта, используя редукцию к какой-либо иной, более элементарной реальности. Редукционистские концепции религиозного опыта имеются практически во всех областях гуманитарного знания, делающих его своим предметом. Сюда, по мнению автора, следует отнести:

проективные концепции в натуралистической психологии, рассматривающие религиозный опыт либо как продукт невроза, порожденного комплексами индивидуального бессознательного, либо как феномен, обусловленный исключительно психологическими явлениями;

проективные социально-философские концепции, выводящие феномен религиозности из порочной социальной практики - как одно из следствий социального и экономического отчуждения, а религиозный опыт трактующие как отчасти продукт галлюцинаций, отчасти результат шарлатанских махинаций ангажированного духовенства;

функционалистские концепции в социологии, рассматривающие “религиозное” как функцию “социального”;

лингвистические концепции в философии языка и логике, осуществляющие редукцию содержания религиозного опыта к языковым формам его выражения.

К нередукционистским подходам, как считает автор, можно отнести следующие:

теологические и религиозно-философские, хотя нормативный характер такого рода интерпретаций религиозного опыта обычно придает им догматический и формальный оттенок;

юнгианское направление психоаналитической психологии, резко расходящееся с фрейдизмом в вопросах оценки феномена религиозного опыта;

феноменологические, характерные для феноменологии религии, а также социологии религии, опирающиеся на феноменологические методы (Г.Ван дер Леу, И.Вах, чикагская школа);

экзистенциально-феноменологические (религиозный экзистенциализм, Г.Марсель, М.Бубер и другие).

Автор отмечает, что религиозный опыт в принципе представляет собой объект междисциплинарного исследования, поскольку эмпирический уровень его изучения полностью относится к компетенции психологии, а уровень теоретического обобщения и интерпретации составляет философское осмысление его когнитивной значимости и достоверности. Поэтому исследования религиозного опыта всегда ведутся на стыке эмпирии и метафизики. Кратко охарактеризовав психологические аспекты исследования религиозного опыта, автор подробно останавливается на рассмотрении психоаналитических концепций религиозности, пытаясь, в частности, высветить роль методологических различий между проекционистской теорией З.Фрейда и юнгианским психоанализом. По мнению автора, подлинные возможности психоаналитического подхода к религиозному опыту вскрылись благодаря К.Г. Юнгу, обнаружившему в этой проблематике совершенно новый ракурс. Это объясняется тем, что Юнг вышел за пределы натуралистической парадигмы, ограничивавшей горизонты фрейдистского психоанализа.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Российская академия наук южный научный центр ран дагестанский научный центр ран Х. Т. Курбанов религиозно-политический экстремизм на северо-восточном кавказе: идеология и практика

    Документ
    Курбанов Х.Т. Религиозно-политический экстремизм на Северо-Восточном Кавказе: идеология и практика (на материалах Республики Дагестан) / Отв. ред. И.П.
  2. Ростовский государственный университет центр системных региональных исследований и прогнозирования иппк при ргу и испи ран

    Монография
    В монографии освещаются проблемы, связанные с появлением, развитием и состоянием исламского фундаментализма, его идеологической доктрины и политической практики на Юге России.
  3. Социально-философский анализ концепции правосознания и. А. Ильина 09. 00. 11 Социальная философия

    Диссертация
    Защита состоится «27» декабря 2008 года в час. мин. на заседании диссертационного совета Д 212.062.01 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, Иваново, ул.
  4. Взаимодетерминация культуры и власти в информационном обществе: социально-философский анализ

    Автореферат
    Защита состоится «02» декабря 2009 г. в 14 часов 00 минут на заседании диссертационного совета Д.212.341.01 в Российском государственном социальном университете по адресу: 129226, г.
  5. Феномен ритуала в жизни общества (социально-философский анализ)

    Автореферат
    Защита диссертации состоится 25 апреля 2008 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212. 141. 12 по философским наукам в Московском государственном техническом университете им.

Другие похожие документы..