Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Каждому выезжающему за рубеж не­обходимо знать, что в некоторых странах сущест­вует реальная угроза заражения инфекци­онными и паразитарными заболева...полностью>>
'Документ'
Мониторинг, анализ состояния недоимки по налогам в бюджеты всех уровней, обеспечение полноты и своевременности поступления налогов, сборов в бюджет Тр...полностью>>
'Рабочая программа'
Рабочая программа по литературе для 6 класса создана на основе федерального компонента Государственного образовательного стандарта для основной общей...полностью>>
'Доклад'
Аналитический доклад «Инновационное развитие России: стратегия, ресурсы, законодательные решения» подготовлен к VII Байкальскому международному эконо...полностью>>

Лекция 33. (13. 06. 06) Недельный раздел «Шелах»

Главная > Лекция
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Лекция 33.

(13.06.06)

  1. Недельный раздел  «Шелах».

Самая критическая проблема- история с разведчиками. Несовпадение имён князей – доказательство их наказания огнём. Связь описываемых событий с заповедью, сообщаемой после них. Ответы на вопросы: о наказании любовавшихся Божественным присутствием;  каков институт княжества; о разных описаниях посылки разведчиков.

Бемидбар, глава одиннадцатая. Повеления Всевышнего.

2. Повеление Всевышнего Моше собрать семьдесят старейшин. Значение слов «собери» и «собрание». О заповеди: «Будьте святы» и о слове «эманация». Повеление, данное Моше, сказать народу: «Приготовьтесь, будете есть мясо». Ответ на вопросы: как у них было с водой; о духовной жизни народа. Объяснение слова «лезара». Причина плача народа.   Отличительные свойства раба.

3. Реакция Моше на слова Всевышнего. Ответ на вопрос:  о   причине сомнений Моше. Мнение Рамбана. Ответы на вопросы: может ли быть наказание чудом; о пище в пустыне.

4. Моше собирает старейшин. Эпизод с двумя, пророчащими в стане. Проблема выбора семидесяти старейшин из двенадцати колен и проблема жребия. Ответ на вопрос: о передаче духа от Моше.

Раздел 1 см. в «Шелах»

Бемидбар, одиннадцатая глава. Повеление Всевышнего

Мы остановились в районе шестнадцатого стиха. Там говорится, что сказал Всевышний Моше: «Собери Мне семьдесят мужей из старейшин Израиля, о которых ты знаешь, что они старейшины народа и его блюстители порядка, и возьми их к шатру собрания, и пусть они предстанут там с тобой». И семнадцатый стих продолжает: «И Я спущусь, и буду говорить с тобой там, и Я излучу из твоего духа, который на тебе, и помещу его на них, и они будут нести с тобой ношу этого народа, и не будешь нести ты один».  Это явный ответ на жалобу Моше, когда Моше на жалобу народа ответил собственной жалобой, что он просит его уволить, убить, что он один не в состоянии нести. Это мы обсудили в прошлый раз. То что Он говорит: «Собери Мне», по первому чтению можно было бы понять, что это происходит впервые. Но в книге Шмот Итро уже давал такой совет, и мы говорили, что семьдесят старейшин существовали, исторически начиная от прихода в Египет. То есть, в Египет пришло всего семьдесят душ и семьдесят первый был сам Яаков, который их породил. Когда же народ расплодился, то эта традиция, чтобы во главе народа всегда было семьдесят старейшин, и во главе их – семьдесят первый, так и осталась. И когда вошли, был большой Санhедрин, и потом он был и при первом Храме и при втором Храме, и вероятно, ещё какое-то время после разрушения второго Храма.  Что нужно отметить в этой разовой текущей заповеди? Мидраш говорит, что Всевышний, говоря о том, что они должны быть отобраны из старейшин и блюстителей порядка, то Он имеет в виду, что из тех людей, которые ещё в Египте показали себя, как люди, которые жалеют народ и способны руководить народом  и способны терпеть его и терпеть за него. Мы помним, что когда в Египте евреям перестали давать солому, то именно их побили, потому что они защищали народ и жалели его, а египетские надсмотрщики их за это били. Интересно, что по поводу того, что говорится: «Собери Мне семьдесят мужей», есть мидраш, что имеется тринадцать вещей, которые  приписываются Всевышнему, что они Его. И одна из этих вещей – это старейшины.  Одно очень важное для понимания всего этого эпизода замечание, что начинается вся эта неприятная история с жалобами народа с того, что «асафсуф» - «сброд» начинает высказывать всякие желания: вспоминают разные огородные овощи, давай мясо и пр. Это их название происходит от слова  «леасаф» - «собирать».  И теперь, как полагается, что подобное излечивается подобным,  Всевышний прежде всего даёт Моше приказание: «Собери!» И важно в этот момент обратить внимание на это слово «собери» и «собери Мне». Можно полагать, что именно в этом месте начинается некоторая центральная  тема книги Бемидбар, по крайней мере всей её средней части. Эта тема будет развиваться в нескольких последующих разделах вплоть до почти конца сорокового года в пустыне, когда Моше получит приговор не войти в Землю. Эта тема, которую пока можно условно и кратко назвать так:  «Кому посвящены собрания?». Дело в том, что собрание собранию рознь. Какие мы знаем собрания? Это – собрание разведчиков в следующей главе «Шелах», которое имеет свое название «община». Из этих десяти преступных разведчиков hалаха учит, что миньян – это десять человек. Получается так, что не из праведников, а из десяти преступников, что же лучшего образца не нашли? Говорится:  «десять плохих евреев лучше, чем девять хороших». Затем было собрание людей Кораха, которые поднимают бунт, сходка народа – все эти повороты выставляют перед нами проблему: кому или чему посвящено то или иное собрание. Если попытаться взглянуть совсем широко, то здесь прокладывается специфическая сторона книги Бемидбар. В середине книги Ваикра дана глобальна общая заповедь: «Будьте святы, потому что Я, Господь ваш, свят». «Святость» означает отделённость в силу посвящённости: я не врос в эти предметы, потому что я посвящён связи со Всевышним. Это и есть Святость. То есть, я не отделён в том смысле, что я «вышел», я остался в ряду этих предметов, но при этом я не слился с этим будничным рядом. Святость, которая задаётся в книге Ваикра, связана с Храмом. Святость, которая строится в книге Бемидбар, связана с жизнью народа, то есть, это святость в социальной  структуре отношений, и прежде всего, отношений между руководством и народом. Отношение с другими народами мы увидим под конец книги Бемидбар, пока мы не видим международного аспекта, пока только  внутренние проблемы, но из внутренних проблем рождаются и международные.

В семнадцатом стихе Господь говорит: «Я буду говорить с тобой там, и «ацалти» - «излучу». Есть представление о четырёх мирах, и «ацилут» – это название самого верхнего мира, мира «эманации». Там ещё ничего материального, никакой различимой для человека структуры нет, то есть, это мир, задуманный Всевышним, который потом материализуется и получается: мир творения, мир созидания, мир делания; но самый высший – это мир «ацилут».  Точно так же, как Всевышний сидит на троне Божественной славы, а вокруг Него семьдесят ангелов, управителей небесных, управляющих всеми народами (мидраш говорит, что ангелы предлагают: спустимся и смешаем языки, раз эти люди такое творят, начали «стройки коммунизма», стали делать Вавилонскую башню»), так вот, так же, как семьдесят ангелов вокруг трона Божественной славы, так эти семьдесят старейшин  должны встать вокруг Мишкана, где Моше, и Всевышний излучит от этого духа, который на Моше, – им.  То есть, это копия того, что происходит в Небе. Интересно то, что в книге Шемот про тех бывших погибших князей в двадцать четвёртой главе в одиннадцатом стихе говорится: «И на «ацилей» бней Исраэль...», что означает «знать, аристократия», люди утончённого духа», и это то же самое слово, что «эманация». Они должны были быть наказаны именно за тот эпизод, описанной в двадцать четвёртой главе Шемот,  о котором мы говорили, когда они «видели Бога Израиля». Всевышний тогда не протянул на них руки, а отложил их наказание за непотребное поведение до другого момента. Вопрос о том, почему сыновей Аарона Он решил наказать в торжественной обстановке, а семьдесят князей Он решил наказать в нехорошей обстановке, это вопрос, над которым стоит задуматься, но мы это уже миновали. Теперь мы занимаемся тем, что Моше получает инструкцию выбрать новых старейшин. Всевышний говорит, что Я спущусь и буду говорить с тобой, то есть, с Моше. Очевидно, это говорение с Моше требуется для того, чтобы эта динамика вызвала «эманацию»: требуется взаимодействие, чтобы поле этого духа активизировалось.

В восемнадцатом стихе Господь говорит: «А народу скажи». Почему-то – в обратном порядке: сначала нам текст описывал жалобы народа, потом ответную жалобу Моше, а теперь Всевышний реагирует сначала на жалобу Моше, а потом – на жалобу народа. Это требует какого-то объяснения, потому что обычно «интеллигентный подход» заключается в том, чтобы отвечать по порядку. Объяснение скорее всего состоит в том, что прежде всего надо решить проблему Моше, потому что, если он подал в отставку, то бессмысленно ему давать поручения, как быть с народом, сначала надо как-то его успокоить. И Господь говорит: «А народу скажи: приготовьтесь - «hиткадшу» (это слово не обязательно описывает какую-то высокую святость, а просто означает, что надо приготовиться так же, как ко встрече с Богом на Синае), то есть, приготовьтесь  на завтра, и будете есть мясо, потому что вы плакали в уши Всевышнего, и говорили: «Кто покормит нас мясом? Хорошо нам было в Египте».  Они не произносили прямо этих слов, но ясно, что они мечтали о том, какие там были луковицы, чеснок и т.д.

Ответ на вопрос:  

А как же у них было с водой? – Что касается воды, то у них был известный походный колодец, и с водой не было проблем. Талмуд говорит, что это единственная в истории «походная миква». На протяжении времени от Рефидим, где были проблемы с водой, и до времени после смерти Мериам, всё это время с водой нет никаких проблем. Это была чистейшая, прекрасная родниковая вода. 

Мы не вполне видим из предыдущего текста, как в точности понимал проблему жалоб народа Моше? Думал ли Моше, что в самом деле им не хватает мяса или он думал не так? У комментаторов есть разные мнения. Мы потом к этому вернёмся, но совершенно ясно, какой диагноз ставит Всевышний, Он как бы говорит: «Вам больше нравится в Египте, чем здесь, потому что там у вас по крайней мере не было никаких проблем: вы ели всю эту шваль задаром, как говорит мидраш «задаром от мицвот». Вам не нужны были никакие мицвот, а то, что с вас сдирали три шкуры, то сейчас это уже не помнится, потому что не болит. Вам давали там какую-то гарантированную пайку, которую вы отрабатывали, хоть и на тяжёлой работе, но вы ни от кого не зависели». Безусловно, для того, чтобы они могли работать, хозяин их как-то кормил.

Девятнадцатый стих говорит: «И даст вам Господь мясо и будете есть. Не один день будете есть, и не два дня, и не пять дней, и не десять дней и не двадцать дней, а до месяца, пока не будет выходить носом у вас, и станет вам  «лезара» -  «станет отвратительным»». Здесь это слово написано через «алеф», но нормально «зара» пишется так в мужском роде, а в женском – с «hей» на конце.  Есть одно любопытное объяснение у ряда комментаторов, вполне авторитетных, например, так пишет раббейну Бхае, что бывает так, что согласная «hей» заменяется в Торе согласной «алеф» для того, чтобы усилить смысл. Вообще для семитских языков, и в частности, для иврита это очень любопытное явление, когда буква «алеф», заменяя другую родственную согласную, такую, как «hей» или «айн», доводит смысл до предела, резко усиливает его. Некоторые из поздних  авторитетов критикуют это, как общую идею, но здесь не видно более разумного понимания, чем это объяснение, что такое усиление помогает понять, что это будет «совершенно отвратительно». Имеется мнение, что вообще, когда человек жаждет чего-то чисто материального, то это не может кончиться иначе, чем то, что это ему опротивит в крайней степени. Так, например, было с Амноном, который воспылал такой горячей страстью, а утолив пагубную эту страсть, возненавидел Тамар, свою сводную сестру, и возненавидел гораздо сильнее, чем раньше любил, потому что такая любовь, которая находится в рамках только материального мира, не имеет никаких шансов на что-нибудь хорошее, она замкнута в этом «ящике», ей некуда выйти.

Ответ на вопрос:

Что можно сказать о чисто духовной жизни? – Конечно, человек, который призывает отказаться от всего материального, и заняться только духовным, является романтиком. Пока он ребёнок на обеспечении взрослых, всё ещё не плохо, если же вас к этому начинает склонять взрослый, то это очень опасный человек, потому что люди не задуманы вести духовную жизнь, для этого есть ангелы. Человек должен жить на земле. В частности, деньги – это очень важный аспект человеческой жизни в обществе, но деньги должны знать «свое место». Деньги требуют счёта.

Итак сказано, что вы будете есть целый месяц это мясо из-за того, что вы погнушались Всевышним, который среди вас, и плакали перед Ним и говорили: «Для чего это мы вышли из Египта?» В этом, собственно, основа вашего плача, то есть всё, о чём вы убиваетесь, это то, что вас «вывели» из Египта, из такой «уютной» оболочки. Важно то, что раб отличается от свободного человека (хотя совсем свободного человека не может быть в принципе) тем, что у него есть одна простая граница – граница между хозяином и им. Там, где хозяин давит, он сжимается, а как только хозяин ушёл, он чувствует себя свободным. Что значит «свободным»? Это значит, что у него внутри этой границы нет никакой структуры. Как пролетарий (имеется в виду люмпен-пролетарий) проводит свое свободное время? – Или он напивается до одури, или он думает кому бы побить морду. Этот человек «раб внутри», потому что у раба есть только одна внешняя граница, в то время как свобода – это проработка  именно внутренней области, когда я прорабатываю границу в своей внутренней структуре, у меня есть, что строить в свободное время; моя жизнь не становится лишённой всякой формы и строения от того, что надсмотрщик перестал меня подгонять палкой. Это очень существенная разница, и по доброй воле становиться свободным человеком мало кто способен; человеку всегда хочется опуститься в некую «серую бесформенность» и в какой-то степени это даже нужно.

Реакция Моше и её объяснения

Как Моше реагирует на это сообщение? Он реагирует очень странно. В стихе двадцать первом говорится, что сказал Моше: «Шестьсот тысяч пеших – народ, среди которого я нахожусь, а Ты сказал: «Дам им мяса, и будут есть целый месяц». Да если мелкий и крупный скот зарезать для них, будет ли им этого достаточно? Если бы всех рыб морских переловить для них, будет ли этого им достаточно?». Эта реакция Моше совершенно непонятная. Моше вдруг говорит, что неужели Ты сможешь им достать столько пищи? Моше ведь прекрасно знает, что Всевышний может всё, тем более, что один раз уже это было, когда они требовали мяса, и получили перепелов. И сейчас они получат тех же самых перепелов. Как это понять – это очень сложная проблема. Нет такого решения, которое успокоило бы душу. Рамбан эту проблему в принципе решает таким образом, и его решение повторяют в той или иной форме почти все последователи. Такой выдающийся комментатор, как Нацив, говорит, что очень хорошо решил эту проблему Рамбан, потому что все понимают, что это проблема тяжёлая: как это вдруг Моше выражает недоверие к тому, что Всевышний может всё, что захочет, как можно сомневаться в Его всесилии?

Ответ на вопрос:

Можно ли понимать так, что скорее всего Моше сомневается не во всесилии Всевышнего, а в том, что этот народ можно удовлетворить чем-то? – Это интересное направление, но Рамбан пишет не так. Правда,  иногда мы можем и не принимать до конца такие объяснения даже крупных авторитетов.

Рамбан  говорит, что из того, как Всевышний сообщает о том, что будет, Моше понимает, что Он это обещает не в качестве хорошего подарка. Когда Всевышний обещает по-хорошему даже в ответ на не очень хорошую просьбу, то Он говорит, что завтра Я сделаю так-то и так-то. Здесь же Он не говорит, как именно Он сделает, а говорит, что они получат своё мясо, и будут есть, пока оно не выйдет из их ноздрей. То есть, это не подарок от души, а наказание. Раз это наказание, то значит, что это не будет чудом, а если это не будет чудом, то будет природным путём. И тогда это согласуется с пшатом, что Моше сомневается: как такую «гвардию» можно накормить природным путём?

Ответ на вопрос:  

Разве наказание не бывает чудом? – Дело не в том, что наказание не бывает чудом, а наоборот, наказание вполне может быть чудом, но здесь,  Я им даю, и это будет им наказание, что они целый месяц будут есть мясо. То есть, чудесное наказание злодеев – это тоже способ раскрытия Славы Всевышнего, ради которого сотворён мир. Так, чудо наказания Кораха добавляет славу Всевышнему. Правда, кормить целый месяц народ для того, чтобы потом морить их этим путём, это выглядит как-то некрасиво. Даже в современных спортивных фильмах не выставляют своего героя так, что он два часа тузит своего партнёра, и никак не может с ним справиться. Если хотят что-то показать, то делают это, как «вспышка молнии».

Рамбан тут, по-видимому прав, что это обещание подразумевает, что Всевышний не будет привлекать никакого чуда, а природным путём пошлёт ветер, который пригонит этих перепелов без чего-то сверхъестественного. Правда, мне мало нравится этот взгляд, потому что он мало что объясняет, хотелось бы объяснить по-другому, но это плохо согласуется с пшатом. А именно, мне хотелось бы понять так, что, вот, Ты говоришь, что Я их накормлю, но их невозможно накормить, они же не мяса хотят, а у них голод внутренний. Они же сами говорят, что мы не видим ничего, кроме этого мана, и у нас «душа суха». Когда душа суха, то никакой пищей её не исправишь, она остаётся сухой.  Поэтому они всё равно будут капризничать, и просить и не это, а то и т.д. Когда ребёнок капризничает, его никак не удовлетворишь. Однако такое объяснение плохо согласуется с пшатом. Единственное понимание в пользу такого объяснения не на уровне пшата это то, зачем Моше говорит: «Шестьсот тысяч пеших, среди которых я»? Что это меняет «среди которых я»?  Всевышний перед этим говорил: «Вы погнушались Всевышним, который среди вас», а теперь Моше говорит «шестьсот тысяч, среди которых  – «анохи». Но «анохи»  обозначает не обязательно, что это – я, Моше, а может быть, что это означает «hа-Шем Элоhейха». То есть, шестьсот тысяч, среди которых Господь, которым они погнушались. Если они погнушались Божественным присутствием, то их накормить невозможно в принципе, потому что в книге Дварим говорится: «не одним только хлебом жив человек». Если человек хочет наесться хлебом, мясом или ещё чем-нибудь, то он никогда не сможет наесться. Если он потерял духовное измерение, то он никогда не будет сыт. К сожалению, приходится оставить этот эпизод, хотя здесь есть что дорабатывать, но пока трудно это сделать. Однако если мы отметили проблему, которую нам не удалось как следует понять, то это тоже некоторый важный шаг.

Можно сделать одно замечание. Вспомним, что в пустыне им было запрещено есть будничное мясо, то есть, если зарезают животное, то это должен быть корбан, от которого требуется принести полагающуюся часть на жертвенник, а остальное есть. Поэтому нельзя было так легко всех животных зарезать, на каждый день бы не хватило и т.д. Но любопытно то, что здесь Тора к мясу причисляет так же и рыб, хотя мы знаем, что в hалахе рыба – не мясо, хотя в смысле белковой пищи это можно приравнять.

Ответ на вопрос:

Следует ли из сказанного что у них было много скота? –  То, что у них было много скота, следует из другого. При этом, по поводу их быта есть много проблем, так,  мы совсем не знаем, что они делали с молоком и с шерстью. Вполне возможно, что они торговали, есть мидраши, которые говорят, что они могли подкупать какую-то цивильную пищу для разнообразия. То, что ман мог иметь любой вкус, это верно, но вид его оставался одним и тем же, а человек, как говорят современные «буфетчики», в первую очередь «ест глазами», и за столько лет однообразие вида мана могло надоесть. Мало того, у мана был один страшный пугающий изъян: он усваивался полностью, без остатка, и евреи опасались, что их может в конце концов «распереть», потому что у любой «тепловой машины» не бывает стопроцентного КПД.

Собирание старейшин и проблема их выбора

В стихе двадцать третьем говорится, что сказал Всевышний Моше: «Рука ли Всевышнего будет коротка? Теперь ты увидишь, сбудется ли тебе Мое слово или нет». Слово «hаикреха», которое здесь употреблено, можно перевести так: «произойдёт» ли с тобой Мое слово или нет?  Как это можно понимать? Интересный комментатор рав Нехленбург, который находит очень неожиданные  значения корней в Торе, он это слово возводит к слову «йикар», и тогда смысл такой: «будешь ли ты почтён»?  Дальше в двадцать четвёртом - двадцать пятом  стихах говорится:  «И вышел Моше, и говорил народу слова Всевышнего,  и собрал семьдесят мужей из старейшин народа, и поставил их вокруг шатра. И спустился Всевышний в облаке, и говорил ему (то есть, Моше), и излучил от духа, который на нём, и  поместил его на семьдесят мужей, старейшин. И вот, когда почил на них этот дух, то стали они пророчествовать, и не переставали». Двадцать шестой – тридцатый стихи говорят: «И остались двое мужей в стане; имя одного Элдад, а имя другого Мэйдад; и почил на них дух, и они были среди записанных, и не вышли к шатру, и стали пророчествовать в стане. И прибежал юноша и сообщил Моше, сказав: «Элдад и Мэйдад  пророчествуют в стане».  И воскликнул Йеhошуа бен Нун, служитель Моше из его юношей, и сказал: «Господин мой, Моше! Заставь их замолчать». И сказал ему Моше: «Ты ли будешь ревновать за меня? И кто бы дал, чтобы народ Всевышнего были пророками, когда Всевышний поместит Свой дух на них».  И вернулся Моше в стан, он и старейшины Израиля». Кратко попытаемся обсудить этот эпизод. Что произошло с этими двумя и что означает, что они были среди записанных? – Надо понять, каким образом Моше выбирал старейшин? Моше обратился ко Всевышнему с проблемой: если взять по шесть человек от каждого колена,  то получится семьдесят два. Если же от всех взять по шесть, а от двух колен по пять, то это несправедливо. Как от каждого колена выбирать шесть человек, это как раз не проблема, это решается внутри колена, кто самый достойный. Но равное представительство является совершенно очевидной необходимостью. Моше является семьдесят первым, он глава, и вряд ли в их число входит Аарон. Надо понять схему, как это решалось? Мидраш говорит так, что было выбрано по шесть человек от каждого колена, итого семьдесят два человека, и тянули жребий. Было семьдесят бумажек, на которых было написано: «старейшина», а две были пустые. И тот, кто вытащил пустые, тот не вошёл. Решение – с Неба, волевым путём это не решит никто. В Иерусалимском Талмуде это решается несколько по-другому, потому что считается, что так делать несправедливо, поскольку по мере того, как вытягивают бумажки, меняется вероятность вытащить нужную. Это интересная математическая задача, и Иерусалиский Талмуд говорит, что было семьдесят две бумажки с надписью «старейшина» и ещё две пустые, то есть всего семьдесят четыре. Приходят важные ришоним и говорят, что на самом деле вероятность не меняется, потому что в той же степени, в какой вероятно, что будут вытягивать бумажку с надписью «старейшина», и увеличивается вероятность вытащить пустышку, точно так же есть вероятность, что после того, как вытащат пустышку возрастёт вероятность вытащить «закен». Таким образом в среднем вероятность остаётся неизменной. Остаётся проблема, о какой вероятности мы говорим: о априорной или о апостериорной. Можно поверить, что априорная вероятность остаётся всегда одной и той же: семьдесят семьдесят вторых, но апостериорная  вероятность явно меняется: если пришёл первый, и вытянул  бумажку «старейшина», то теперь вероятность следующему будет шестьдесят девять семьдесят первых. Конкретная вероятность изменится независимо от того, открывает вытянувший свою бумажку или нет. Есть ещё такая идея, что надо сделать два жребия: первый, на котором семьдесят две бумажки с именами всех семидесяти двух претендентов; ведущий бумажки вытаскивает и называет сам, кто первый. Тогда сам порядок вытаскивания тоже диктуется жребием с Неба, и тогда никто не может быть обижен. Это параллель тому, как распределялась земля между коленами после завоевания. Было два жребия: один – когда вытаскивали и говорили: князь такого-то колена, а другой – какая ему досталась земля. У нас есть целый рад классических проблем в Торе, которые решались по жребию. Это очень важный подход в нашей традиции, что если жребий организован по-честному, то там проявляется Божественное управление.

У нас осталась одна очень проблематичная сцена из этого раздела, как Мирьям и Аарон упрекают Моше, и этим мы займёмся в следующий раз. 

Ответ на вопрос:

Убыло ли что-то от Моше, когда от его духа было передано старейшинам?

 – Конечно, от него ничего не убыло. Бог взял этот дух от Моше и распределил его так же, как зажигают от свечи  другие свечи и эта свеча не убывает.

Лекци 34.

(27.06.06)

1. Недельные разделы: «Корах», «Шелах», «Хуккат».

Начало  эпизодов с «незапланированными отклонениями». Хорошая подготовка «политического восстания Кораха» и состав участников. Разбор Талмудом трёх входов в Гейином и   трёх измерений существования. Особенность пустыни. Ответ на вопрос: о входах в Гейином в пустыне. Обсуждение сути двух предыдущих разделов и связанных с ними заповедей.  Устройство раздела «Хуккат». Открытие «трёх уст» в трёх разделах. Ответы на вопросы:  об очищении от нечистоты мёртвого; о возможности параллели с заповедью «омера».

Бемидбар. Глава одиннадцатая

2.Повтор уже обсуждавшихся стихов с девятнадцатого по двадцать второй. Предложенное понимание слов Моше: «Народ, среди которого я нахожусь».  Объяснение сказанного Всевышним: «Неужели Моя рука коротка», комментарии к этому.

3.Передача пророчества старейшинам. Параллель передачи старейшинам духа от Моше с передачей эманации Всевышним. История с Элдадом и Мейдадом. Проблема с числом старейшин; роль жребия. Ответы на вопрос: насколько неизбрание в старейшины может явиться «пощёчиной».  В связи с ответом на вопрос обсуждается происхождение Элдада и Мейдада, их пророчество и реакция Моше.

4. Исполнение обещания Всевышнего. Ветер, посланный Всевышним, приносит перепелов; народ объедается, и Всевышний наносит им поражение.Ответы на вопросы: о наказании старейшин; об «эрев-рав»; о гиюре.

Раздел 1 см. в «Корах» и «Хуккат»

 

Бемидбар;  «Беhалотха»; глава одиннадцатая

Как мы помним, в одиннадцатой главе книги Бемидбар говорилось о том, что народ жалуется на то, что пища, ман, ему не вполне хороша, а Моше жалуется на то, что он не в состоянии вынести один. Всевышний сначала реагирует на просьбу Моше и говорит: «Выбери Мне семьдесят старейшин»,  и потом Он реагирует на просьбу народа и говорит, что даст им мясо, которое они будут есть не один день и не два и т.д. И Моше говорит: «Шестьсот тысяч народа, пеших, в среде которого я, а Ты сказал, что мяса дам им, и будут есть целый месяц. Но если мелкий и крупный скот будет зарезан для них, то будет ли им достаточно? Или все рыбы моря собрать для них, то будет ли им достаточно?»  Это место очень трудное для понимания, потому что как это Моше может выражать недоверие в таком в общем-то довольно лёгком вопросе?  Не говоря уже о том, что был уже такой опыт, описанный в книге Шемот,  когда Всевышний перегонял к ним перепелов. Мы уже говорили о том, что к этому месту нет ни одного комментария, который бы успокоил душу. Рамбан и вслед за ним, конечно, очень многие, поскольку Рамбан великий классик, он говорит, что по тому, как Всевышний формулирует, как Он даст эту еду, видно, что Он не собирается их облагодетельствовать и дать это в виде чуда. А если не в виде чуда, то Моше и сомневается, как это можно сделать природным путём? Трудно понять, как может Рамбан представить себе, что Моше не знает, как этот чудесный ветер может пригнать такую массу перепелов? Эта проблема не представляется достойной того, чтобы Тора на ней акцентировала внимание даже если понять так, что у Моше тут проблемы. Рав Меклинбург, который вдруг вскрывает нам очень коренное и свежее значение слова, и сравнивая с другими местами Торы, он объясняет, что в корне это слово обозначает не то, что бы мы могли подумать, так вот, тут он  в своём замечательном комментарии очень заостряет и говорит, что дело не в том, что Моше выражает недоверие в том, хватит ли у Всевышнего возможности, потому что понятно, что он всемогущий и всё может. Он предлагает понимать так, что Моше как бы говорит: «Как же Ты будешь целый месяц их кормить, а потом их всех убьёшь?» Эту идею о том, что убьёшь, он выводит из того, что слово «маца» обычно обозначает не то, что им достанет чего-то, а то, что их постигнет наказание. И получается, что Ты их месяц балуешь, а потом сразу всех поубиваешь? Он пишет очень хорошо и умно, но нет такого впечатления, что Тора делает на этом акцент. Акцент скорее делается на том, что сколько Ты не собери, разве Ты сможешь их накормить? Когда Моше говорит: «шестьсот тысяч пеших – народа, среди которого я нахожусь», то причем здесь Моше «в среде народа»? Что он хочет здесь подчеркнуть? Можно сделать такое  предположение. Моше говорит, что Ты, Всевышний, говоришь, что Ты будешь кормить их месяц. Но это шестьсот тысяч, и это люди,  которые стояли на Синае, и сказано: «ашер анохи бекирбо» – у них в нутро врезано слово, с которого начинаются десять заповедей: «анохи hа-Шем Элоhейха». А теперь они ноют, что не могут наесться. Как же можно думать, что их можно накормить мясом, рыбой или чем угодно? У них психологический голод! Разве можно его утолить? То есть, вряд ли Моше говорит о том, что «я среди народа», и себя величает таким торжественным словом «анохи». Всё было бы хорошо, но к сожалению, не удалось найти ни одного авторитетного комментатора, который бы говорил что-либо подобное.

Стих двадцать третий: «И сказал Всевышний Моше: «Неужели рука Всевышнего коротка?». И «Ктав hа-Каббала» говорит нам, что «йад» – это не то, что снабжает, «йад» – это левая рука. То есть, Всевышний как бы говорит:  «Ты думаешь, что Я откажусь от того, чтобы наказать их за всё? Это будет им наказание, они будут есть так, что их «вывернет наизнанку». Дальше ты говоришь, что это будет для Меня унижение. А  что – показать, что Я не могу снабжать? Пускай Я их буду снабжать». Дальше идёт очень странный стих, который переведен так: «Теперь увидишь, сбудется ли тебе слово Мое, или нет». Причём здесь «сбудется ли тебе?». Причём здесь ты? Ведь Всевышний говорит с ним про народ. И этот же комментарий говорит, что слово «икреха» означает «с тобой». Тогда переводится так: «Ты увидишь, как Я тебя почту», то есть, вот, Я собрался их наказать, но ты просишь, и  Я на глазах у всех отменю это наказание и ради тебя не буду их убивать. Всё-таки представляется, что общая интонация плохо согласуется с таким пониманием. 

Передача пророчества старейшинам.

Двадцать четвёртый стих говорит: «Вышел Моше, и пересказал народу слова Всевышнего, и собрал семьдесят мужей из старейшин народа, и поставил их вокруг шатра. И спустился Всевышний в облаке, и говорил, обращаясь к нему, и излучил из духа, который на нём,  и передал его семидесяти мужам старейшинам. И вот, когда почил на них этот дух, то стали они пророчествовать и не прекращали».  Здесь есть некая параллель. Обычная картина такая, и в мидрашах и у пророков есть что-то подобное, как Всевышний находится на престоле, а вокруг престола ангелы, и Всевышний передаёт через них своё излучение, эманацию, так и Моше в центре с Мишканом, а старейшины вокруг, и Всевышний от его духа передаёт на них. Мы знаем, что в иерархии миров самый высший, самый тонкий мир называется «ацилут» – «божественная эманация».  И потом это излучение сгущается и материализуется, и образуются низшие миры. Так и от Моше дух переходит на старейшин и превращается в пророчество, конечно, не такой ясности, как у самого Моше. Эта параллель любопытна при сравнении с теми старейшинами из книги Шемот, которые провинились.  В двадцать четвёртой главе книги Шемот, в одиннадцатом стихе говорится: «И на избранников (аристократию) из сынов Израиля не простёр Он руки. И видели они Бога, и ели, и пили». Они называются здесь «ацилей», и слово «ацилут» подчёркивает эту параллель.

Дальше идёт такая знаменитая сцена. Двадцать шестой стих говорит: «И остались двое мужей в стане, имя одного Элдад, а другого Мейдад, и почил на них дух, а они среди записанных, но не вышли к шатру, и пророчествовали в стане. И побежал юноша, и сообщил Моше, и сказал, что Элдад и Мейдад пророчествуют в стане. И воскликнул Йеhошуа бен Нун, прислужник Моше, из его юношей, и сказал:  «Господин мой, Моше! Останови (задержи) их». И сказал ему Моше: «Ты ли будешь ревновать за меня? И кто бы дал, чтобы весь народ Всевышнего были пророками, чтобы Всевышний поместил Свой дух на них?». Надо понять, как оказалось, что вдруг двое были среди записанных и остались в лагере? Что это за записанные? Проблема такова: Всевышний сказал собрать семьдесят старейшин и Моше не знает, как ему поступить, потому что если взять по шесть человек из каждого колена, то будет семьдесят два человека, а если взять по пять человек, то будет всего шестьдесят, а если взять из одних колен пять, а из других шесть, то будет нехорошо. В Вавилонском Талмуде эта проблема решается так, что взяли по шесть человек, то есть всего семьдесят два человека и устроили жребий: было семьдесят две записочки, на семидесяти написано «старейшина», а две пустые. И если человек вытягивал со словом старейшина, то Моше говорил: «Всевышний тебя избрал», а если вытягивал пустую, то он говорил: «Что делать, когда с Неба тебя не избрали?». У ришоним начинаются некоторые интересные обсуждения, для любителей математики есть над чем подумать, что если там семьдесят записок и две пустые, то по мере вытягивания вероятность меняется. В Иерусалимском Талмуде почему-то приводится другой вариант, где семьдесят две записки с надписью «старейшина» и плюс ещё две пустые. Это помогает прежде всего тем, что ситуация ухудшается, а что делать, если вытащат все семьдесят две «старейшины»? Так вот, то, что этого не произошло, указывает, что это управляемо с Неба. Как бы то ни было, один из ришоним отмечает любопытную вещь, что на самом деле вероятность не меняется по мере вытаскивания, потому что если будут вытаскивать очень много «старейшина», то наряду с этим будет падать вероятность вытащить «старейшина» и будет расти вероятность вытащить пустышку. Но есть и обратная ситуация, если кто-то вытащит пустышку, то тогда резко вырастет вероятность вытащить «старейшина». Получается, что в среднем вероятность не меняется. Как мне кажется, проблема этим не исчерпывается поскольку, что мне до того, что вероятность не меняется, если я тащу одиннадцатым, а передо мной десять человек вытащили «закен», то есть, вероятность была семьдесят семьдесят вторых, а теперь у меня вероятность шестьдесят шестьдесят вторых. Это уже совсем не та же самая вероятность, и средним нечего утешать. Можно считать, что в этом реальном варианте в моей жизни мне не повезло. А если передо мной шестьдесят девять вытащили «закен», а я тащу семидесятый, и у меня вероятность вытащить «закен» одна треть вместо почти единицы, то разве это справедливость? Это вопрос не настолько драматический, но я не понимаю,  почему никто не говорит, чтобы был двойной жребий, как был при разделении земли?  Когда делили землю между коленами, был двойной жребий: из одного места вынимали имя колена или князя, а из другого вынимали землю, которая ему достаётся. Тогда нет вопросов, потому что если человек берёт жребий, когда есть семьдесят два участника жеребьёвки, то какая очередь ему досталась – такая и досталась, и это уже шанс, который с Неба.  И в таком случае никто не сможет сказать, что моя очередь хуже или лучше, потому что такая очередь тебе досталась по жребию. Поэтому, если бы жребий был такой двумерный, то проблема была бы решена полностью. Может быть, так и было на самом деле, никто этого не знает, но почему никто не предположил такой вариант?  То, что это решалось путём жребия – это известно, и нет никакого другого варианта.

Ответ на вопрос:

Является ли «пощечиной» то, что кого-то не выбрали?  –  Когда говорят, например, что тебя сегодня не выбрали в премьеры, но ничего, выберут в следующий раз, то здесь человека выбирают по достоинству. Все эти семьдесят два человека достойны, но Небо из них выберет семьдесят, такова квота. Поэтому, это не пощёчина, то есть, хотя и жалко, что человек не поднялся на такую высокую ступень, но понять, как пощёчину,  неизбрание в «почётный президиум» требует особенно уязвлённого самолюбия. Когда Моше говорит:  «Что я могу сделать, если с Неба тебя не выбрали», то это резкая фраза, и, конечно, обидно должно быть человеку, что его с Неба не выбрали.  

Ответ на вопрос:

Почему сказано, что этих двоих – Эльдада и Мейдада  «осенил дух»?  – Они были среди записанных, не среди предварительных кандидатов, а они были среди тех, кто стал старейшинами, но они постеснялись. Они – образец повышенной скромности, они решили, что мы не достойны, Им в параллель приводится случай со Шмуэлем «hа-катаном». Когда  было приглашено семь человек для решения вопроса о добавлении тринадцатого месяца, и глава Санhедрина сказал, что он приглашал семерых, и один здесь лишний, то Шмуэль сказал: «Нет, я не пришёл решать, я пришёл только поучиться». При этом он был явно из приглашённых. Такое повышенное чувство, чтобы никого не поставить в неловкое положение, и поэтому он себя выставляет, как неприглашённого. Может быть, эти двое как раз были такими, которые посчитали, что недостойные – это мы, и мы останемся в стане. И за такую скромность они удостоились того, что они превзошли всех семьдесят, потому что те пророчество получали только индукцией от Моше, а эти – в лагере, и те перестали, а эти не перестали. Про этих героев есть разные мнения по поводу того, кто это такие. Один из неожиданных мидрашей говорит, что они были братья Моше по отцу. Есть ещё более неожиданная версия, что они были братья Моше по матери. Дело в том, что отец Моше был женат на родной тёте.  Амрам, отец Моше, был сыном Гата и женился на дочери Леви, Йохевет, которая была сестрой Гата. Это один из случаев, когда заключён брак, строжайшим образом запрещённый после Синая, но это происходит до Синая, так же как будет сильно запрещена женитьба на двух сестрах, но Яаков женился до этого запрещения. Есть мидраш, который говорит, что  когда Моше подрос и Амрам узнал, что этот брак будет запрещён, он взял другую жену и родил этих детей – Элдада и Мейдада, имена которых означают: Элдат– «я не от тётки» и Мейдад – «разве я тётка».  Есть и разные другие объяснения их происхождения. О чём они пророчествовали? Один вариант, что они пророчествовали о войне Гога и Магога. Тогда не совсем понятно, почему так взвился Йеhошуа, потому что ничего для него личного вроде бы в этом пророчестве нет. Возможно, что криминал состоял в том, что они как бы преподают закон в присутствии учителя, что запрещено.  В той местности, где находится Бейт-дин твоего учителя ты не имеешь права открывать свой Бейт-дин. Здесь как раз рядом находится Моше, и мидраш говорит, что первосвященник Эли хотел убить мальчика Шмуэля, когда тот его поправил, что не обязательно искать коhена для зарезания быка, а зарезать может и не коhен. Эли тогда сказал: «Ты прав, но за то, что учил в присутствии учителя, тебя надо убить». Тогда Хана кричала: «За этого ребёнка я просила», а слово «этот» очень сильное в Танахе. Так, Адам говорит: «На этот раз...», то есть значит был и предыдущий раз. И Хана, споря с Эли, говорит, что она просила именно за этого, и что она хотела именно такого, который сможет тебя (Эли) критиковать.  Наиболее острый вариант, который помогает в понимании некоторых мотивов  в следующем эпизоде в «Шелах», это то, что они пророчествовали о том, что Моше умрёт, и Йеhошуа введёт народ в обещанную землю. Возможно, что именно поэтому Йеhошуа это мог воспринять, как личное по отношению к себе и к Моше, и просил быстро их остановить. В таком варианте любопытно, что встречаются версии, где говорится, что когда прибегает этот юноша, он пересказывает содержание пророчества, и в такой версии получается, что Моше сам знает, о чём они пророчествуют, то есть, о том,  что он не войдёт в эту Землю. Здесь проявляется потрясающая скромность Моше, который говорит, что пусть бы весь народ был пророками, и это редчайшее человеческое качество. То есть, ему не жалко было, чтобы другие овладевали тайнами его ремесла, в то время как  мудрецы говорят, что человек всегда ненавидит обладателя той же профессии.   

Исполнение обещания Всевышнего  народу в ответ на их жалобы

Дальше идёт исполнение того, что Всевышний обещал в ответ на жалобы народа. Тридцатый стих говорит: «Вернулся Моше в стан, он и старейшины Израиля». И дальше в стихах тридцать первом – тридцать третьем говорится:  «Ветер, посланный от Всевышнего, принёс, согнал перепелов с моря. И опустились они на стан на расстояние дня пути во все стороны вокруг стана, примерно, на два локтя (порядка метра) над землею. И поднялся народ, и весь тот день и всю ночь, и весь следующий день собирали перепелов. Самое малое собрал тот, кто собрал десять хомерим (большая мера, около четыреста литров). И разложили они их плоским слоем  вокруг стана. Мясо ещё у них между зубами, и они едят-едят и никак не перестанут, как гнев Всевышнего разгорелся на народ, и нанёс Всевышний ему поражение очень сильное». То, что здесь употребляется слово «ам», а не «бней Исраэль», даёт повод тому же, вполне серьёзному комментатору «Ктав hа-Каббала» комментировать так, что это только «эрев рав», то есть, это те, которые вожделели изначально,  и что именно им было нанесено поражение, а бней Исраэль, которые только плакали, но не были зачинщиками этих жалоб, они всё-таки были пощажены и из них никто не был наказан. Нет уверенности, что именно так надо понимать. «Ам», как правило, является характеристикой народа, находящегося  в невысоком состоянии. И это место получило название «могилы вожделения», потому что там похоронен народ, который вожделел. А из этого места двинулся народ в Хацерот, и были они в Хацероте.

Ответ на вопрос

Понесли ли наказание старейшины, которые были так сурово наказаны в прошлый раз? – Конечно, руководители всегда несут ответственность за народ, но те старейшины были наказаны за нескромность, за то, что ели-пили и нескромно взирали на Божественное явление. Там было сказано, что Всевышний не хотел портить веселья дарования Торы и отложил наказание до определённого момента. По всем мнениям те старейшины были наказаны за то же, за что были наказаны сыновья Аарона Надав и Авигу.

Ответ на вопрос:

Эти «эрев рав» идентичны тем, которые не будучи евреями, получили гиюр на Синае? –Естественно, что это те египтяне, которые примазались  и вышли вместе с евреями из Египта. Они стали евреями, как все на Синае, но единственное отличие состоит в том, что те, кто были потомками Авраама, Ицхака и Яакова, принадлежат к определённому колену, а те, кто сделали гиюр, выйдя из «ниоткуда»,  они стали частью народа Израиля, но они не принадлежат ни к какому  колену. Когда мы читаем сцену про сына египтянина, который проклинал, которая будет в конце парашат «Шелах», то там как раз была у них ссора из-за того, что этот сын еврейки от египтянина (единственный такой известный случай) хотел быть в том колене, которому принадлежала его мать. Но его не пускали, говорили ему, уходи, ты не наш. Это было, действительно, несколько «неприятно», но он стал проклинать Бога, и за это его казнили. Получается, что поскольку принадлежность к колену определяется по отцу, но общее правило для человека, прошедшего гиюр, что он как-будто только что родился на свет. Это не вполне верно по отношению к народу Израиля, который сделал гиюр на горе Синай. Они прошли гиюр, до этого момента они не были в буквальном смысле слова народом Израиля, но их принадлежность к колену сохранилась, потому что они изначально потомки Авраама, Ицхака и Яакова. В этом их гиюр отличается от гиюра последующих, потому что, если сегодня приходит делать гиюр человек, у которого отец еврей, а мать не еврейка, то он не принадлежит к колену отца, потому что он не является сыном своего отца, а люди, которые пришли делать гиюр на Синае, были сыновьями, потому что ни отец и ни  мать не были в полном смысле Израилем. В этом отличие.

Ответ на вопрос:

Почему он сегодня не считается сыном своего отца? – Сегодня он не является сыном своего отца потому, что если один из родителей не принадлежит к народу Израиля, то он наследует только матери. Тогда, если мать не еврейка, то он является сыном матери, но не сыном отца еврея. Если он сделал гиюр, то он не сын отца и не сын матери, он родился на свет. По закону Торы он не является их сыном, хотя по закону мудрецов он обязан их почитать, но это другое дело. Это вопрос довольно тонкий. По закону Торы мать и её ребёнок, прошедшие гиюр, не являются родственниками, а по закону мудрецов это родство требует полного уважения. По закону Торы человек, сделавший гиюр, может жениться хоть на родной матери, но  мудрецы это запрещают.

Таким образом, мы наконец добрались до конца одиннадцатой главы, и до окончания раздела «Беhалатха» у нас осталась короткая, но очень насыщенная двенадцатая глава, где рассматривается всего один эпизод, который мы будем разбирать в следующий раз. 



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Лекция религия и невроз

    Лекция
    Введение: религия будет рассматриваться нами не с антропологической точки зрения; материалом для нашего исследования послужат "человеческие документы" — 14.
  2. Лекции сайта «РазныеРазности» (5)

    Лекции
    Из всех живых существ лишь людям дано знание, что однажды к ним придет смерть. По данным опроса 1990 года, проведенного в США центром Гэллапа, более чем 52 миллиона американцев считают, что этот, на первый взгляд трагичный, конец
  3. Лекции и беседы (1)

    Лекции
    Цикл лекций Лууле Виилмы — уникальная серия книг врача-практика, создавшей учение о духовном развитии, которое помогает не только излечиться от болезней, но и построить гармоничную, счастливую жизнь.
  4. Хову аксынская начальная общеобразовательная школа

    Основная образовательная программа
    Программа разработана на основе Примерной основной образовательной программы образовательного учреждения и Примерной программы по учебным предметам, подготовленных Институтом стратегических исследований в образовании РАО.
  5. Бюллетень Январь 2002 12 Бюллетень Февраль 2002 18

    Бюллетень
    …Я люблю этот город. Я здесь родился и вырос. Меня здесь мама за ручку водила. Это мой город. Я не отдам его подлым наркоторговцам. Кому, мне страшно? Если страшно, надо собирать своих малолетних детей и пожилых родителей в охапку и бежать из страны.

Другие похожие документы..