Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
Согласно действующему законодательству для осуществления деятельности по управлению имуществом и делами неплатежеспособных должников в процедурах бан...полностью>>
'Документ'
судебной практики рассмотрения судами Амурской области уголовных дел о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодейс...полностью>>
'Документ'
В рамках реализации инвестиционного проекта предусматривается создание нового производства по сборке легковых автомобилей в классе малолитражных легк...полностью>>
'Документ'
Тактическая подготовка является важнейшим разделом начального военного обучения молодежи. Знания, умения и навыки, полученные обучаемыми при изучении...полностью>>

Система архетипических образов в балкарской поэзии 30-50-х годов ХХ века (на материале произведений К. Кулиева) >10. 01. 02 литература народов Российской Федерации (кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература)

Главная > Литература
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

ДЖАНХОТОВА ЗАУРИЗАТ ХАСАНОВНА

СИСТЕМА АРХЕТИПИЧЕСКИХ ОБРАЗОВ
В БАЛКАРСКОЙ ПОЭЗИИ 30-50-х ГОДОВ ХХ ВЕКА

(на материале произведений К. Кулиева)

10.01.02 – литература народов Российской Федерации

(кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Нальчик – 2009

Работа выполнена на кафедре литературы и фольклора народов Северного Кавказа Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х. М. Бербекова.

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Толгуров Зейтун Хамитович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Караева Зухра Басхануковна

кандидат филологических наук

Узденова Фатима Таулановна

Ведущая организация: Адыгейский республиканский институт

гуманитарных исследований

Защита состоится 3 июля 2009 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.076.04 в Кабардино-Балкарском государственном университете им. Х.М. Бербекова (360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173, диссертационный зал КБГУ).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кабардино-Бал­кар­ского государственного университета им. Х. М. Бербекова (360004, г. Наль­чик, ул. Чернышевского, 173, научный абонемент КБГУ).

Автореферат разослан «___» июня 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета А. Р. Борова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Архетипически ориентированные исследования – важное средство познания поэзии, так как позволяют проникнуть в глубинные пласты скрытых смыслов произведения, проследить истоки мифологем, проявляющиеся на мотивном, образно-смысловом и сюжетно-жанровом уровнях. Это дает возможность, с одной стороны, определить степень национальной самобытности той или иной литературы в условиях современной транскультурации, поскольку на определенных стадиях литературного развития элементы, заимствуемые из мифо-фольклорных произведений, выступают в роли своеобразного «генетического кода» национальной литературы. С другой стороны, анализ архетипических образов помогает вскрыть универсальные инвариантные художественные первообразы. В условиях современной глобализации, когда потребность культуры в преемственном развитии многими учеными подвергается сомнению, такой подход дает возможность продемонстрировать диалектику индивидуального и всеобщего, эмоционального и мировоззренческого, вечного и преходящего, национального и всемирного в художественном творчестве.

Всесторонний анализ современных духовных процессов будет неполным без постижения основ традиционного эстетического сознания, начиная с самых ранних форм, включающих мифологию и устное народное творчество, в которых запечатлен первичный инструментарий человеческого мировидения и мышления в целом. Современная наука, в том числе литературоведение, проявляет большой интерес к вопросам исторической и культурной селекции тех или иных мифологических образов и сюжетов, ставших общечеловеческими. Архетипическое знание, объединяющее человечество, является отражением представлений о структурировании миропорядка, а сами архетипы «выступают смысловыми метками и кодами единого общечеловеческого мифологического алгоритма мироупорядочения» [Василькова В.В., 2002].

Знаковым направлением исследования проблематики взаимодействия и взаимовлияния культур является изучение национальных литературных традиций в контексте мировой монокультуры. Современное понимание литературного процесса как динамического аспекта единого художественного целого предполагает противостояние и взаимодействие противоположных тенденций – имманентной (внутренней) обусловленности литературного процесса и трансцендентной (внешней), выражающейся в заимствованиях тем, мотивов и т.д. Смена художественных целей в литературе, т.е. эволюция литературного процесса, выражается в формах литературного генезиса, отражающего проявления творческой активности [Кораблев А. А., Кораблева Н. В., 2001], зависящей, в том числе, от внутрихудожественных факторов в лоне самой национальной литературы, к которым относятся и архетипы.

В связи с вышеизложенным исследование постоянных художественных констант, стимулирующих развитие искусств и способствующих появлению научных работ о природе художественной преемственности и использовании в индивидуальном творчестве архетипических образов, переведенных автором на «язык современности», обладает высокой степенью актуальности. Этим объясняется устойчивый исследовательский интерес к проблеме архетипического в литературе. Литературоведение последних лет проявляет большой интерес к архетипике как к словарю исходных корней, к изучению таящейся в ней «памяти слова», его энергетики, идущей из глубин веков. Это в полной мере относится и к исследованиям в области литератур народов Северного Кавказа, в том числе и карачаево-балкарской.

Изучение основных тенденций эволюции и функционирования литератур новописьменных народов невозможно без анализа творческого пути их самых ярких представителей, к которым, несомненно, относится и Кайсын Шуваевич Кулиев – поэт, чье многогранное творчество, глубоко национальное по своим истокам и интернациональное по своей сущности, являет собой яркий пример неустанного поиска новых, сильных по энергетике форм выражения в литературе, призванных передать тайну единства сознания отдельного человека и всего мироздания в целом. Анализ этнопоэтического компонента в творчестве К. Кулиева позволяет определить степень влияния архетипов на формирование образной системы его произведений, судить о своеобразии национального художественного сознания карачаевцев и балкарцев, являющихся наследниками и продолжателями древнетюркских культурных традиций, содержащих универсальные инвариантные праобразы, восходящие к постоянным началам в человеческой природе и являющиеся источником мифологии, верований и искусства всех народов мира.

Освоение поэтических достижений К.Кулиева представляется задачей, решение которой может привести к пониманию фундаментальных закономерностей в процессе изменения национального художественного мышления, а также к осмыслению роли традиционного сознания как необходимого и обоснованного этапа данной динамики.

Научная новизна диссертационной работы связана с тем, что автор впервые предпринимает попытку комплексного изучения влияния мифо-фольк­лорной этнической традиции на становление лирической поэзии К. Кулиева, на формирование ее тематики, системы устойчивых символов и художественных образов (земля, вода, небо, горы, снег, очаг, солнце, луна, путь и т.д.). Поэзия К. Кулиева исследуется также с точки зрения соотношения в ней традиционного и авторского поэтапно, по мере роста художественного сознания поэта. Анализируемый период охватывает творчество К.Кулиева 30–50-х годов ХХ века, которое до сих пор не становилось предметом специального исследования в литературоведении.

Степень разработанности темы исследования. В северокавказском литературоведении проблема архетипов вызывает особый интерес, поскольку возникновению национальных литератур региона предшествовала в основном мифо-фольклорная традиция. Некоторые аспекты заявленной темы освещались исследователями мифологии, фольклора и авторской поэзии Северного Кавказа, оказавшими значительное влияние на развитие нашей научной концепции. К ним относятся такие авторы, как А. И. Алиева, С. Ш. Аутлева, Ф. А. Аутлева, А. А. Ахлаков, Н. М. Байрамукова, Х. И. Ба­ков, Л. А.Бекизова, Т. Ш. Биттирова, Г. Г. Гамзатов, А. М. Гутов, У. Б. Дал­гат, А. М. Казиева, А. И. Караева, З. Б. Караева, З. А. Кучукова, Х. Х. Малкондуев, Р. Г. Мамий, К. К. Султанов, А. М. Теппеев, Б. И. Тетуев,
З. Х. Толгуров, Ю. М. Тхагазитов, Ф. А. Урусбиева, Т. М. Хаджиева, М. А. Ха­куашева, Т. Е. Эфендиева и др.

Так, в исследовании Ю. М. Тхагазитова «Эволюция художественного сознания адыгов» (1996) на примере художественных произведений классиков адыгской литературы рассматриваются вопросы генезиса художественного сознания адыгов, роль и функции мифологических традиций в национальной поэзии и прозе, обозначаются архетипы, характерные для произведений северокавказских авторов. Влияние мифо-фольклорных традиций на этническое сознание и поэтику карачаево-балкарской литературы рассматривается в монографии Ф. А. Урусбиевой «Метафизика колеса. Вопросы тюркского культурогенеза» (2003). Автор освещает категориальные понятия тюрок, воплотившиеся в их мифах и фольклорных произведениях, анализирует связь авторской балкарской лирики с эстетическими традициями мифопоэтического и фольклорного творчества. Влиянию мифологии и фольклора на становление и развитие северокавказской поэзии посвящена работа А. М. Казиевой «Социально-эстетические и художественные тенденции северокавказских литератур», в которой автор приходит к следующему методологическому выводу: архаическое сознание в значительной степени определяло развитие советской национальной поэзии, которая в своей основе, несмотря на существенное влияние русской поэтической традиции, оставалась наследницей этнокультурных мифо-фольк­лорных художественных принципов [Казиева А. М., 2005]. В монографии З. А. Кучуковой «Онтологический метакод как ядро этнопоэтики» (2005), посвященной исследованию карачаево-балкарской модели мира, выстраивающейся вокруг единой идеи «вертикали», особое внимание уделяется исследованию основных гештальтов, символов, мифологем, берущих свое начало в устном народном творчестве, расшифровке национальных ключевых архетипов. В фундаментальном исследовании М. А. Хакуашевой «Литературные архетипы в художественных произведениях адыгских писателей» (2007) анализируется онтологический аспект адыгской литературы. Автор акцентирует свое внимание на литературной репрезентации стержневых онтологических категорий адыгской мифологии и фольклора, прослеживает эволюцию литературных архетипических мотивов и образов, через которые актуализируется мифоонтология.

Из последних работ, выходя за рамки, очерченные «северокавказским ареалом», хотелось бы отметить исследования А. И. Алиевой, И. С. Грацианова, А. Н. Киселевой, Е. А. Козицкой, А. Н. Майковой, Е. А. Минюхиной, в которых освещаются вопросы фольклорно-литературных взаимосвязей, прослеживается репрезентация архетипов в произведениях литературы.

С опорой на вышеупомянутые труды мы предприняли попытку исследовать систему архетипических образов в творчестве К.Кулиева, отразившем опыт постижения мифо-фольклорного «формульного» языка, таящего зашифрованную информацию, идущую из глубины веков, – универсальные сверхсмыслы человеческого сознания. Указанная проблема в литературоведении как предмет специального исследования еще не рассматривалась. Между тем изучение произведений поэта позволяет увидеть, что в основе образной структуры многих из них лежат архетипы, играющие важную смыслообразующую роль, вследствие чего анализ функций мифологем, являющихся непосредственной реализацией первосхем сознания в литературе, существенно углубляет понимание текста, предоставляя возможность «генетической декодировки» художественных произведений.

Цель и задачи исследования. Основная цель диссертационной работы заключается в анализе этнокультурных особенностей поэзии К. Кулиева, в исследовании функций мифологем в его творчестве с опорой на фундаментальные первоэлементы сознания, отобранные поэтом из фонда общечеловеческих первичных схем-образов и определившие своеобразие кулиевской концепции бытия. Заявленная цель определяет следующие задачи исследования:

– определение национально-художественных и историко-культурных факторов эволюции балкарской поэзии 30–50-х годов ХХ века;

– изучение проблемы генезиса художественных воззрений К. Кулиева;

– выявление сквозных тем, мотивов, образов в балкарской поэзии, связанных с фольклорной и мифологической традициями;

– выявление и описание ключевых архетипических образов в поэзии К. Кулиева;

– анализ роли творчества К. Кулиева в развитии национального поэтического сознания балкарцев и карачаевцев.

Предметом исследования является балкарская поэзия 30–50-х годов ХХ века, рассматриваемая в процессе эволюции, а также специфика воздействия первичных элементов сознания, или архетипов, на формирование художественного своеобразия произведений балкарской литературы.

Объектом исследования диссертационной работы выступает поэзия К. Кулиева трех этапов: лирика 30-х годов, творчество военных лет, послевоенные произведения периода депортации. Выбор объекта обусловлен тем, что он позволяет проследить процесс возникновения и развития системы архетипических образов, проходящих через весь художественный мир поэта.

Методологическая основа работы. При исследовании закономерностей развития национального поэтического сознания на примере творчества К. Кулиева мы ориентировались на фундаментальные работы в области мифологии, фольклористики и теории литературы, а также работы, касающиеся этногенеза и культурогенеза в рамках антропоцентрического направления теории эволюции и знания в целом. В основу диссертационного исследования были положены контекстологический, сравнительно-исторический, сравнительно-типологический методы анализа, а также элементы этноонтологического анализа. Основу методологической базы исследования составляет теория архетипов, берущая начало в исследованиях К.Г. Юнга, развившего учение о коллективном бессознательном, в образах которого (архетипах) ученый видел источник общечеловеческой символики.

Значительную помощь в решении нашей научной концепции оказали труды известных исследователей М. Бодкина, Дж. Хендерсена, К. Наранхо, Д. Шарпа, адаптировавших теорию Юнга об архетипах для объяснения художественных образов литературы и искусства.

Теоретической и методологической основой диссертации послужили также работы выдающихся отечественных ученых, занимавшихся вопросами общей теории литературы, мифологии и фольклора, способствовавших системному осмыслению теории архетипов и привнесению в нее строгой концептуальности в подходе к анализу художественных произведений. Среди них в первую очередь следует отметить научные труды С. С. Аверинцева, А. Н. Афанасьева, М. М. Бахтина, А. Н. Веселовского, Л. С. Выготского, Г. Д. Гачева, Л. Я. Гинзбург, В. М. Жирмунского, А. Ф. Лосева, Ю. М. Лотмана, М. М. Маковского, Е. М. Мелетинского, А. А. Потебни, В. Я. Проппа, М. И. Стеблин-Каменского, В. Н. Топорова.

Существенную помощь в понимании современных подходов к проблеме архетипического в литературе оказали работы А. Ю. Большаковой, И. С. Грацианова, Ю. В. Доманского, А. Н. Киселевой, А. А. Колесникова, Е. А. Козицкой, А. Н. Майковой, В. А. Маркова, В. С. Севастьяновой, В. А.Смирнова, Т. А. Хитаровой, В. С. Юдова и др.

При анализе поэзии К. Кулиева нами были учтены методологические подходы и научные результаты, представленные в работах северокавказских литературоведов, о которых сказано выше.

Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что исследование системы архетипических образов в балкарской литературе существенно расширяет представление о своеобразии ее поэтики. Теоретические положения и фактический материал, представленный в диссертации, могут послужить основой нового концептуального осмысления творческого наследия К.Кулиева, истории развития карачаево-балкарской литературы, сравнительного изучения тюркоязычных литератур народов Северного Кавказа. Работа может восполнить пробелы в области изучения национального поэтического сознания и соотношения традиционной эстетики, представленной мифами и фольклорными произведениями, с эстетическими принципами авторской поэзии.

Практическая значимость. Результаты исследования могут быть использованы в работах различного формата по национальному карачаево-балкарскому и в целом северокавказскому литературоведению. Основные положения и выводы диссертационной работы можно применить в научно-педагогических целях в средней и высшей школе в курсе дисциплины «Литература народов РФ», при чтении спецкурсов по балкарской литературе. Данное научное исследование может послужить материалом для создания словаря архетипов в рамках карачаево-балкарского литературоведения.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации обсуждались на международных, всероссийских, региональных и республиканских конференциях: «Литература народов Северного Кавказа: проблемы теории и методологии» (Карачаевск, 1999), межвузовская конференция, посвященная 140-летию К. Мечиева (Нальчик, 1999); научная конференция, посвященная 90-летию со дня рождения проф. У. Б. Алиева (Карачаевск, 2001); «Кавказ сквозь призму тысячелетий. Парадигмы культуры» (Нальчик, 2004); научная конференция, посвященная 90-летию со дня рождения К. Ш. Кулиева (Нальчик, 2008).

Диссертационное исследование обсуждено на расширенном заседании кафедры русской литературы Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х. М. Бербекова (апрель 2009 г.), а также на научном семинаре «Актуальные проблемы литератур народов Северного Кавказа» (Институт филологии Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х. М. Бербекова – май 2009 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заклю­чения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи работы, харктеризуются научная новизна и научно-практическая значимость диссертационного исследования, его методология.

В первой главе «Довоенное творчество К. Кулиева в контексте балкарской поэзии 30-х годов ХХ века» рассматривается процесс зарождения и формирования системы архетипических образов в лирике поэта.

Балкарская советская поэзия на этапе становления и развития была обращена к художественному опыту русской классической школы и к традициям молодой советской литературы, сохраняя при этом и элементы влияния поэтических традиций Востока, а также национальных архетипических образов. Значительное влияние на формирование карачаево-балкар­ской литературы оказал и художественный опыт К. Мечиева – основоположника национальной письменной поэзии. Это взаимодействие различных традиций имело сложный и динамический характер: взаимоотторжение, взаимопроникновение и интенсивное синтезирование.

Балкарская литература, как и любая другая из младописьменных, базируется во многом на художественных традициях национальной мифологии и фольклора. В литературах народов Северного Кавказа процесс освоения мифо-фольклорных архетипов проходит в своем развитии две стадии. На начальном этапе национальная литература характеризуется произведениями, отвечающими требованиям идеологической направленности, когда фольклорные стандарты художественных представлений не противоречат принципам идеологических оппозиций, формировавших эстетические шаблоны советской литературы. Образцы фольклорных текстов и поэтические произведения 20–30-х годов ХХ века демонстрируют тождественность оценок объектов и явлений с той лишь разницей, что в фольклоре признание прекрасного заслуживает соответствующая полезность, утилитарная целесообразность явления, предмета и т.д., тогда как в авторской поэзии первых лет становления балкарской литературы утилитарность приобретает идеологическую направленность. Прямые фольклорные заимствования этих лет чаще всего базируются на принципе двухполярной оппозиции, предполагающей четкую эстетическую оценку объектов и явлений.

Еще одним источником формирования балкарской письменной традиции является восточная поэзия, проникшая на Северный Кавказ довольно поздно, вместе с принятием ислама и опосредованными заимствованиями элементов религиозно-духовной культуры мусульман. Хронологически это соответствует дописьменному этапу развития поэзии балкарцев и карачаевцев. Исследователи указывают, что первые этюды словесности на основе арабского письма, исполненные религиозного содержания, оказали существенное влияние на сознание народа, на аксиологическую систему понятий индивидуально-авторской устной, а затем и письменной поэзии.
В заключение можно сказать, что если формирование балкарской литературы с опорой на фольклор удерживало эпико-мифологическое сознание поэтов, обеспечивая национальное своеобразие их произведений, а ориентация на культуру восточной классики (не став определяющей тенденцией) обогатила творчество отдельных авторов художественным опытом величайших поэтов Востока, то практика заимствования из русской (преимущественно советской) поэзии стала главным фактором ускоренного развития всего литературного процесса.

Поэзия К. Кулиева представляет собой важный объект научного исследования, в рамках которого возможно формирование новационных направлений литературоведческого и культуроведческого поиска. Точкой скрещивания различных исследовательских мнений часто становится проблема генерирующих начал поэзии К. Кулиева, к которым относят классическую школу русского стиха, связь с общим процессом развития северокавказских литератур, общелитературные эстетические традиции (Н. М. Бай­рамукова, З. Х. Толгуров, Т. Е. Эфендиева). Разногласия в определении творческих истоков поэзии К. Кулиева имеют не частный характер, а свидетельствуют о существовании общелитературоведческой проблемы, имеющей принципиальное значение для исследования национальных литератур. Не менее актуальным представляется для ученых и вопрос формирования и развития эстетических представлений поэта и, в особенности, вопрос преемственности традиций национального устного творчества, мифопоэтических архетипов. На наш взгляд, К. Кулиев сумел соединить в гармоничное целое специфическую национальную картину мира с миром понятий и предметов советской действительности, ставших основой нового художественного взгляда на смысл бытия.

Общий пафос первых стихов поэта – свежесть и чистота юности, радостное приятие мира, оптимизм, переливающийся через край; в них нет места печали, как нет места и всматриванию в окружающий мир, попыткам его анализа. Поэзия для молодого К.Кулиева – праздничное ощущение жизни, идущее не только от индивидуального мироощущения поэта, но и от фольклорного начала, где песня – радость, торжество лучшего в человеке. Подобное восприятие и отображение действительности идет от основных черт национальной ментальности балкарцев, главной характеристикой которой является ее «нетрагичность», воплотившаяся в большинстве эпических произведений и в песенной лирике. Национальная ментальность и народный характер балкарцев отличают такие черты, как оптимизм, мера, прагматизм, спокойствие, отсутствие фатализма, берущие начало в древнетюркском мировосприятии. Они и определили истоки кулиевской внутренней гармонии, ясности и оптимистического приятия мира, нашедшие отражение в самом раннем творчестве поэта. В его творчестве получила развитие и одна из главных тем балкарского фольклора, манифестирующая важнейшее моральное кредо горца-балкарца, – тема труда. В раннем творчестве К. Кулиева наметились основные символические качества, ставшие впоследствии отличительными признаками его индивидуального художественного почерка, а именно: яркость и пластичность образа, чувство родства с природой, мягкость отношения к жизни и некоторая сентиментальность в освещении главных тем его поэзии (тем родины, матери, детства и т.д.). Творчество поэта в эти годы вписывается в общую схему развития национальных литератур. Особенно иллюстративны в этом смысле примеры использования начинающим автором традиционных средств выразительности устного поэтического творчества балкарцев, проявляющиеся, прежде всего, в тяготении К. Кулиева к принципу бинарной оппозиции.

Во второй главе «Военная лирика К. Кулиева: система архетипов» прослеживается процесс активного вторжения в произведения поэта общетюркских поэтических праобразов. В военной лирике К. Кулиева начинает отчетливо ощущаться мощное воздействие на образную структуру его произведений этнокультурных архетипов, изначально участвующих в формировании художественного мира поэта. Особенно зримо это проявилось в создании образа «малой родины». Чувство любви к Родине, передаваемое в первые годы войны через восхищение ею как державой, со временем уступает место любви и привязанности к той земле, на которой человек родился, с которой кровно связан, где сформировался его духовный мир. «Малая родина» К. Кулиева – Кавказ, его горы, селения, отцовский дом в Балкарии – естественная составляющая души поэта. Образ родины неоднократно возникает в военной лирике поэта («Моя земля», «Не золото, а родину дайте мне!», «Стихотворение, написанное в госпитале» и др.). Кулиевское представление и восприятие родной земли, память о ней отличаются предельной конкретностью, зримыми осязаемыми образами. В воспоминаниях балкарского поэта о родине предстают яблони на берегу Чегема, дым, клубящийся над домами родного аула, мальчик на сером ослике, вечерний сумрак гор, шум чинар, дорогие сердцу лица земляков. Образ родины создается при помощи предметного ряда, привычного для устной народной поэзии балкарцев, которая опоэтизировала не только природу, но и вещное окружение горца. К. Кулиев продолжает и развивает эту традицию, привнося в нее черты своей поэтической индивидуальности.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ученые записки скагс (3)

    Ученые записки
    В.И. Стрюковский, доктор философских наук, профессор: Старостин А.М. Философские инновации: Когнитивная и аксиологическая репрезентации. LAMBERT Academic Publishing (Германия), 2011.

Другие похожие документы..