Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
1. Областной конкурс «Финансовый рынок Кузбасса -2010» (далее Конкурс) проводится среди субъектов банковского бизнеса, действующих на территории Кеме...полностью>>
'Документ'
Настоящее Положение о порядке обучения и проверки зна­ний по охране труда педагогических работников ГОУ Дом детского творчества «Рублево» (в дальнейш...полностью>>
'Рабочая программа'
Логика изложения и содержание авторской программы полностью соответствуют требованиям федерального компонента государственного стандарта начального о...полностью>>
'Документ'
(заповнюється відокремленими підрозділами іноземних компаній, організацій у разі взяття на облік згідно з підпунктом 5.2.1 пункту 5.2 розділу V цього ...полностью>>

Книга подполковника запаса, кандидата исторических наук Красноярова Виктора Алексеевича, является своеобразным путеводителем, как по улицам Кронштадта, так и по историографии процесса который получил во всемирной истории название: "Кронштадтский мятеж",

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Книга подполковника запаса, кандидата исторических наук Красноярова Виктора Алексеевича, является своеобразным путеводителем, как по улицам Кронштадта, так и по историографии процесса который получил во всемирной истории название: "Кронштадтский мятеж", она снабжена большим числом иллюстраций. Следует сразу предупредить читателя, что автор относится к событиям с интересом человека, предки которого оказались по разные стороны кромки кронштадтского льда. Потому опираясь на архивные документы, он приложил максимум усилий, для объективного изложения материала. Волею судьбы автору служить пришлось в 27 мотострелковой дивизии, правопреемницы 27 стрелковой дивизии штурмовавшей Кронштадт в 1921г. Упор в книге сделан на событиях в Кронштадте и вокруг него. Но она может стать основой для фундаментального исследования по истории города начала ХХ века или костяком для повествования об известном советском военачальнике маршале М.Н. Тухачевском, руководителе штурма Кронштадта.

Отрывки из этой книги были опубликованы на страницах кронштадтской газеты Котлин и ограниченным тиражом выпущены отдельной брошюрой под названием "Ликвидация". О "Кронштадтском мятеже" написаны сотни статей, десятки книг, но окончательную точку в разгадке причин того загадочного восстания ставить рано.

В мире все взаимосвязано. А потому воздействие процессов друг на друга нельзя исключать. Все зависит лишь от степени взаимоотношения. Хотим мы этого или не хотим на нас оказывает влияние историческая память прошедших поколений. Пускай, нет уже в живых свидетелей того или иного события, но память о нем жива, она незримо присутствует в нашем подсознании. В переломные моменты истории мы вольно или невольно обращаемся к этой памяти, это помогает найти пути решения проблемы, впрочем, не всегда самые лучшие. Кроме того, есть и безмолвные свидетели событий: памятники, здания, сооружения и т.д., порой бесформенный камень веками лежащий у дороги может напомнить людям очень о многом. Отображение этих свидетелей неотъемлемая часть повествования.

Кронштадтский бумеранг.

1921/1937 год.

"Кронштадтские события явились как бы молнией, которая осветила действительность ярче, чем, что бы то ни было".

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т.43, с.138

События марта 1921г. в Кронштадте привлекали внимание исследователей на протяжении всех последующих лет. Они стали как бы фокусом, в котором сконцентрировались все те противоречия, которые раздирали Россию, истерзанную войнами и революциями. Объективность рассмотрения этого вопроса не отделима от реалий того времени и представляет целый пласт отечественной истории.

По выражению известного экономиста Струмилина С.Г. в условиях гражданской войны: "Советское государство в лице своих заградительных отрядов вело прямую борьбу с оружием в руках против олицетворяющего частную собственность мешочника. И теперь это уже ни для кого не секрет, мешочник в этой борьбе вооружен был такой силой, перед которой оказались совершенно недостаточны методы военного коммунизма. Мешочник вооружил лозунгом "свободной торговли" даже форты Кронштадта".

В действительности такого лозунга кронштадтцы не выдвигали, дело тут в другом. Планеты, перемещаясь вокруг солнца, в каждый конкретный период времени имеют свой вектор движения, но все они имеют замкнутые орбиты. Иногда, крайне редко, наступает момент, называемый парад планет, когда все они выстраиваются в одну линию. Только в этот короткий миг они движутся в одну сторону, хотя и по разным орбитам. В марте 1921г. произошел тот редчайший случай, когда пути Кронштадтских моряков не зависимо от партийности и бывших офицеров, старшим из которых, несомненно, был генерал Козловский, совпали.

Этот очевидный факт большинство мятежников даже не заметило, а многие исследователи не хотят этого признать до сих пор. Возможно, кронштадтцы не усмотрели этого потому, что в своем движении были чуть-чуть впереди не только офицеров, но и многих политических лидеров, только вот лошадь тоже движется впереди кучера, который ею управляет. А когда осел бежит за морковкой висящей перед его носом, ему вообще невдомек, что на самом деле он везет не только телегу, но и нахала держащего в руках удочку, со сладким лакомством на крючке. Не догнать ему эту морковку и, слава Богу, иначе он попадется на эту наживку уже по настоящему.

Однозначно можно сказать, что как не были поняты идеи "Кронштадтского мятежа" подавляющим большинством населения страны, так необъяснимы до сих пор очень многие вопросы связанные с ним.

И дело тут вот в чем. Если сделанные вами во время отпуска фотографии оказались не похожими на открытки, предоставленные вам тур оператором, не расстраивайтесь, реальная картина все же была несколько иной, чем на изображениях и совсем другой, чем вы видели на полотнах великих художников. На вашем фото могут доминировать посторонние предметы. Но есть и достоинство любительской фотографии. На снимках очень часто появляются кроме исторических шедевров еще и изображения ваших родных и близких, причем порой крупнее объектов всеобщего интереса. Фото, это ваша точка зрения на данный объект, открытка - точка зрения профессионала, но и она далека от реальности. Это всего лишь взгляд через специальное устройство, порой после особой обработки или ретуши, так сказать художественная фотография, либо эксперимент проведенный в лабораторных условиях, где инородные воздействия минимальны.

Но главная суть в том, что даже профессиональный фотоаппарат в первую очередь подчиняется законам оптики, а человек подвержен законам логики и жизненному опыту. К тому же наблюдая за объектом, вы мысленно делаете не одну, а сотни, если не тысячи фотографий, правда, все они отображаются только в вашем мозгу.

К тому же во время отпуска у вас может не оказаться времени или желания занять нужную позицию. А в жизни это может иметь принципиальное значение. Взгляните на цифру "8" в учебнике по математике. Верхняя и нижняя петельки кажутся одинаковыми. А теперь переверните книгу. Не трудно заметить, что в этом случае верхняя петелька будет больше нижней. Почему мы не заметили этого сразу? Просто мозг скорректировал полученную информацию и сделал свои выводы. Если бы этого не было, мы смотрели бы на мир совсем другими глазами.

Например, на фотографиях не редко стены дома отклонены от вертикальной линии, хотя на самом деле они вовсе не собираются падать, да и фотограф тоже стоял ровно, просто находился он слишком близко от снимаемого объекта, вот на изображении и кажется, что дом того и гляди, рухнет. Важна не только точка зрения, но и сектор обзора. Чем шире сфера наблюдения, тем сложнее переложить ее на плоскость фотографии без искажений.

Попробуйте рассмотреть небоскреб с расстояния вытянутой руки или муху на другой стороне улицы. Малейшее отклонение от вертикали приведет к искривлению изображения. В этом можно убедиться, не делая фотографий достаточно посмотреть на мелкий объект через увеличительное стекло, а на крупный через перевернутый бинокль. То есть, результат зависит не только от исходных данных, но и от способа их обработки.

Кронштадт в фокусе противоречий.

"Чтобы прямо не лгать, надо стараться не лгать отрицательно".

Л. Н. Толстой

Не даром говорят, что самый опасный враг, бывший друг. Увы, история знает не мало случаев неверности друзей и измены союзников. В бизнесе товарищи тоже сначала компаньоны затем конкуренты. Последовательность хода событий происходивших тогда в Кронштадте достаточно хорошо изучена и почти не вызывает споров ни у историков, ни у социологов. Седьмой год в России шла кровопролитная война и, хотя наиболее ожесточенные сражения были уже позади, в стране в связи с экономической разрухой возрастала напряженность. Правда, большевики считали разруху следствием войны, а их противники результатом некомпетентного управления страной.

В феврале 1921г. в крупных городах и, прежде всего в Москве и Петрограде, прошли забастовки рабочих. Кульминацией событий в Петрограде стала демонстрация на Васильевском острове 24 февраля. В Кронштадте о событиях в Петрограде узнали с некоторым запозданием и в связи с тем, что информация была крайне противоречивой, решили выслать делегацию для выяснения обстановки.

По возвращению делегатов брожение среди матросов усилилось, результатом возмущения стало принятие 28 февраля резолюции противоречащей сложившемуся в стране положению вещей. С целью переломить ситуацию на следующий день в Кронштадт прибыл председатель Всероссийского центрального исполнительного ко­митета (ВЦИК) Михаил Иванович Калинин, т.е. президент (!). Причем, как сейчас принято говорить, с супругой.

Разрядить обстановку ему не удалось, а сам он чуть не стал заложником. Власть фактически уже была в руках заговорщиков. К марту 1921г. в Кронштадте имелся богатый опыт революционной борьбы. Поэтому нет ни чего удивительного, что "мятежники" без единого выстрела пришли к власти в городе крепости. 2 марта ревком легализовался в лице президиума собрания.

Переговоры противоборствующих сторон велись, но быстро зашли в тупик. 5 марта Кронштадту был предъявлен ультиматум, а штурм был назначен на 7 марта, но затем перенесен на 8 марта (день открытия Х съезда). Штурм, в связи с недостатком сил, изначально был обречен на провал. Лишь подтянув к Кронштадту наиболее боеспособные части, усилив их членами коммунистической партии, вплоть до делегатов съезда крепость удалось взять. Таким образом, короткое по времени существование мятежного ревкома, позволило достаточно точно изучить хронологию происходящих тогда событий. Однако, ответить на главный вопрос: как в колыбели революции могли произойти такие события однозначно не удалось до сих пор. Возникла и еще масса вопросов.

Особенно остро, события обсуждались на переломном этапе нашей истории, в конце восьмидесятых, начале девяностых годов прошлого столетия. Основной постулат этой версии отнюдь не пугает своей новизной: считать события марта 1921г. в первую очередь трагедией – ударом судьбы для всех ее участников, на чьей бы стороне они не оказались. Потому как каждый в отдельности принимает решение сам, вот только страдают, все вмести, оттого, что постановления отклоняют другие. А потому: И флот, и лёд, и эшафот, смешались весной 1921г. в одно целое.

На события марта 1921г. влияли очень многие факторы. Тем не менее, на основе имеющихся данных можно составить достаточно полное представление о сути вершащихся тогда событий и найти основные вехи этого движения.

Принципиально значение для рассмотрения поставленных в этой главе вопросов имеют статьи И.М. Шишкиной и М.А. Лурье. В связи с частым обращением к содержанию этих работ в дальнейшем сноски по ним опущены.

По меньшей мере, имеется две официальные версии Кронштадтских событий, значительно отличающихся друг от друга. Первая была выдвинута большевиками в ходе мятежа и со временем отшлифована господствующей идеологией и вторая, в определенной степени озвучена в "Известиях Кронштадтского Рев­кома" и взята на вооружение российскими эмигрантами, западными историками и современными демократами. Согласно первой версии события марта 1921 г. в Кронштадте это контрреволюционное выступление организованное эсерами, меньшевиками, анархистами и белогвардейцами при поддержке иностранных империалистов, и по второй версии это стихийное выступление матросов, солдат и рабочих Кронштадта, преддверье "Третьей русской революции". Эти версии до сих пор остаются доминирующими, хотя многие исследователи акцентируют внимание читателей на ту или иную деталь.

В результате число вариантов значительно возрастает, но их суть в принципе остается прежней. История не считается точной наукой. Однако, в математике возможна неоднозначность решений, в истории ее допускать нельзя, так как результаты могут оказаться непредсказуемыми.

Например, в ходе дискуссии журналисту М. Кузнецову была высказано такое замечание: “Автор умышленно проявляет "незнание" дела, когда безапелляционно и навязчиво дважды (!) заявляет, что “мятеж не заговор эсеров и меньшевиков в союзе с белогвардейцами и иностранным капиталом, а естественная реакция гарнизона крепости, пролетариата города на ошибочную экономическую политику коммунистической партии в 1918-1921г годах, акт поддержки движения Петроградских рабочих”. Однако на этот выпад М.И. Калинин дал ответ еще в марте 1921г.: "А кто 3 года не давал возможности русским рабочим и крестьянам приступить к мирному хозяйственному строительству? Если кто поработал над созданием голода, холода и хозяйственной разрухи, так это меньшевики, эсеры, поддерживающие все контрреволюционные восстания, неустанно раздувающие пламя Гражданской войны". Политику большевиков, разумеется, можно считать ошибочной, но она привела их к победе. К тому же пройти исторический путь повторно можно лишь теоретически.

Как это не парадоксально большинство фактов, которыми оперируют обе стороны, совпадают, но им дается разная оценка. В принципе можно считать, что добросовестные историки действовали по принципу: "Факты не прикосновенны, но комментарии свободны". Вот только насколько они свободны? Так или иначе, на них давит груз господствующей идеологии, общественного мнения, семейного воспитания и т.д. Скорее всего, истина лежит, где-то рядом, но не исключено, что ее тут нет вовсе.

Только за первые десять лет после марта 1921г. у нас в стране вышло в свет более четырехсот пятидесяти публикаций на эту тему. В общей сложности по этому вопросу написаны десятки монографий. Кроме специализированных произведений, брошюр, и глав книг, отдельные вопросы касающиеся Кронштадтских событий марта 1921г., регулярно появлялись в периодической печати. Но окончательную точку в этом деле ставить рано.

Известны только вдохновители, руководители и исполнители. Нет ни заказчиков, ни организаторов, а быть может и посредников.

За рубежом Кронштадтские события тоже весьма интересовали исследователей. Акцент был сделан на воспоминания участников, которые в значительной степени грешат измышлениями, и тем самым прикрывают недостаток информации. К тому же активный участник событий не может быть вполне объективным. Эмоции накладывают свой отпечаток на сознание. Но используют западные специалисты далеко не все публикации. Так как, хотя статей связанных с Кронштадтскими событиями, опубликовано великое множество, особенно в 1921г., основная их часть содержит больше вымыслов, чем фактов. Газета "Правда" подчеркивала: "Западноевропейская печать точно спустила с привязи всех своих собак. Более разнузданной, более дикой кампании против Советской России не велось еще никогда за все время революции. Это был какой-то шабаш ведьм, какая-то оргия буржуазной лжи, клеветы, подлогов, фальсификации. Самая необузданная фантазия журналистов, подкормленная золотой энергией работала лихорадочно".

Следует заметить, что большевики очень удачно цитировали "вражьи публикации", особенно те которые явно не вязались с действительностью. Пытались это делать и "Известия…" ВРК. В газете даже появилась рублика: "Как они лгут". Но использовали они ее лишь трижды, на большее, очевидно, не хватило фактов.

Тем не менее, не успели большевики расследовать причины событий марта 1921г. в Кронштадте, а эсерами в Праге по горячим следам уже была опубликована книга “Правда о Кронштадте”. Такая оперативность не случайна. Кронштадтские "идеологи в основном выступали именно как составители, широко черпая готовые формулы и целые публицистические блоки… из… арсеналов социалистических партий". Эсеры, даже если они не принимали участия в выработке политики ревкома, в ней быстро разобрались.

Книга базируется на 15 номерах "Известия Временного революционного комитета матросов, красноармей­цев и рабочих г. Кронштадта", которые использовали и наши популисты периода перестройки - источник, прямо скажем сомнительный. Поэтому даже на западе, книга вызвала неоднозначную реакцию. А.А. фон Лампе, близкий сподвижник Врангеля, записал тогда в своем дневнике: "Я перечел “Правду о Кронштадте”– вот размазанные по эсеровской роже сопли. Вся книга полна восторга. Как великодушны были матросы, как они всех щадили, полна оправданиями, что ни дай Бог, чтобы подумали, что матросы были под влиянием белых офицеров, полна обидой на большевиков, но совершенно не учитывает почему “не хорошие победили, хороших”. И далее фон Лампе невольно приходит к выводу, что в этот момент: "В России может быть только две власти – монархическая и коммунистическая, или вернее, власть абсолютная и все решающая сама и по-своему! А с интеллигентской психологией далеко не уедешь, что мы блестяще доказали на себе же!"

Тем не менее, книга стала основой для большинства последующих публикаций. Надлежит заметить, что откровенной, неприкрытой лжи, по сравнению с эмигрантскими газетами там было не много, хотя злости было более чем достаточно.

И это понятно. В газете ревкома, бесстыдной дезинформации тоже не много. Трудно врать, когда события происходят не за тридевять земель, а у себя под боком. Но если повнимательнее почитать, то и тут жажда выдать желаемое за действительное явно просматривается. В первом же номере кронштадтцев порадовали, что в Петрограде всеобщее восстание, затем обнадеживали, что "на помощь Кронштадта идут восставшие народы… Украины и Сибири", а главное изощрялись в запугивании, мол, дескать, всех при поражении перестреляют. И слова "кровь" и "расстрел" стали доминантами.

Сразу заметим, что Гражданскую войну нельзя выиграть, т.к. проигрывает весь народ. Но победили в ней все же большевики, которые сумели привлечь на свою сторону больше вооруженных сторонников, чем все остальные партии вместе взятые, не говоря уже о беспартийных лидерах. А потому делиться властью ВКП (б) не только не хотело, но и не могло. Иначе следовало бы признать свою победу напрасной. Это совершенно открыто заявил комиссар Кузьмин в самом начале мятежа: “Я в вашем распоряжении. Вы даже може­те меня расстрелять, если захотите. Но если вы посмеете поднять руку на правительство, большевики будут бороть­ся с вами до последнего”. Этого не могли не понимать участники восстания, но большинство из них были поставлены перед свершившимся фактом.

С шулерами играть опасно, особенно трудно играть картами с полосатой рубашкой. Их даже кропить не нужно. Внимательный человек без труда заметит, что положение полосок на разных картах чуть-чуть отличается. Кронштадтские моряки играли картами, которые были у них на руках, даже не подозревая, что карты крапленые.

"Следует подчеркнуть, что “Кронштадтский сюжет” вообще-то был, не очень популярен среди белой эмигра­ции: уж больно скорый и конфузливый конец случился, потом эти хамы, эти “клешники” так несимпатичны... да и красный флаг к тому же, вместо трехцветного... "

Максимальный интерес западные исследователи проявили в 50-60-е годы, что было обусловлено обострением идеологической борьбы на международной арене.

Уже в 50-х годах в Западной Европе и в Соединенных Штатах вышел целый ряд увесистых монографий на эту тему. Тут выступили Исаак Дейчер, Б. Волин, Е. Поллак, а также осевшие на Западе быв­шие русские Д. Катков, Е. Петров-Скиталец и др.

В Англии, Франции, Италии и США опубликовано немало книг и статей. Этому же вопросу уделено большое внимание и в работах по истории СССР и КПСС.

Не все они имели прямое отношение к событиям. Книга американца Е. Петрова-Скитальца "Кронштадтский тезис для свободного русского правительства", не представляет интереса в разработке истории вопроса, лишь пропагандирует взгляды лидеров мятежа.

Этой же цели посвящена статья П.Е. Нэвелла "Кронштадтское восстание" в английском ежедневнике "Социалистический лидер" №9 1971 и приурочена к его 50-летию. Автор рекомендовал советскому народу брать пример с “доблестных повстанцев” 1921 года, „восстать против “диктатуры коммунистов” во имя “свободы”

Исследования западных специалистов по целому ряду причин не привлекали пристального внимания советских ученых. На Западе в основном опираясь на довольно узкую историческую базу, но порой затрагивали вопросы, по разным причинам не находившим отражения в книгах отечественных историков. В то же время, по их мнению "советские издания, которые, зачастую являются сугубо пропагандистской литературой, при внимательном их изучении помогли пролить свет на некоторые наиболее существенные проблемы". Определенную трудность, для западных исследователей представляет языковой барьер, что порой в значительной степени искажает смысл не только отдельных фраз, но многих понятий. Так член Временного революционного комитета, Романенко — содержатель аварийных доков на западе становится сторожем. Есть предлог вспомнить также о сложности восприятия ими специфики русского характера и его истории. Впрочем "искать, то, что полезно" наши приверженцы мятежного ревкома тоже умеют.

Вопрос о забастовках в крупных городах России в феврале 1921г. никогда не представлял собой тайну за семью печатями. Он не только освещался в газетах того времени, но и подробно комментировался в работах посвященным событиям февраля-марта 1921г. Особенно скрупулезно отнесся к их описанию Семанов С.Н. в монографии "Ликвидация антисоветского кронштадтского мятежа 1921г. – М. – Наука. - 1973". Однако популистами 90-х этот вопрос в погоне за сенсацией был представлен как некое откровение.

Или было забыто, что в методологии изучения прошлого есть важнейшие принципы историзма и объективности, т.е. строгого учета исторических условий, в которых происходили те или иные события. Эту эпоху, сложную, драматичную, пора изучать по публикуемым документам и материалам, а не по перестроечной беллетристике, целью которой стало создание комплекса неполноценности у целого народа.

Отчасти это им действительно удалось, ведь забастовки при Советской власти явление крайне редкое, но не уникальное. Такие события, имели место и до и после 1921г. В то же время им уделялось самое пристальное внимание. Вопрос решался на уровне самого правительства и ЦК правящей партии. Для локализации недовольства и ликвидации насущных проблем направлялись видные партийно-правительственные деятели. В частности в Петроград и Кронштадт был направлен председатель Всероссийского центрального исполнительного ко­митета (ВЦИК) Михаил Иванович Калинин. По современным понятиям это президент страны. Этот факт настолько приелся, что совершенно упускается из виду.

Однако, достоинством советских исследователей, является их опора на архивные источники. В то время как западные советологи и наши популисты девяностых годов постоянно жаловались на их недостаток. Между тем, зав. отделом использования документов ЦГА ВМФ В.Н. Гудкин - Васильев в докладе на конференции посвященной событиям марта 1921г. в Кронштадте заявил, что "документов непочатый край, а берут лишь малую часть, не желая копать глубоко и серьезно, вот и получается поверхностный материал". Т.е. не из-за секретности, а из-за собственной не любознательности.

На что журналист Кузнецов парирует: “Это, вообще-то говоря, намеренная и не совсем чистоплотная попытка ввести присутствующих в заблуждение. Все материалы о мятеже не берут не потому, что не хотят их брать, а потому, что не показывают".

И тут он прав. Документы действительно не показывают до тех пор пока их не найдешь по каталогу, а затем не закажешь. К тому же, нужный документ может быть подшит в неподходящим месте. Времена поиска самородков очень быстро проходят, приходится просматривать тонны совершенно не интересных для вас бумаг. Другое дело, что часть фондов была, а некоторые и до сих пор остаются закрытыми. В то же время в странах "традиционной демократии", таких фондов ничуть не меньше.

Попробуйте, например, покопаться в архивах спецслужб. Особенно это сложно сделать в Великобритании. Например, до сих пор закрыты фонды о репатриации советских граждан после второй мировой войны. Но если вы и найдете интересующую вас информацию, то далеко не факт, что вам позволят ее опубликовать. Например, отрицание холокоста, запрещено во многих странах. В современной Европе можно получить вполне реальный тюремный срок за утверждение, что в ряде гитлеровских концлагерей не существовало газовых камер. А вот ставить нашу страну, больше всего пострадавшую от фашистов на одну ступень с ними можно. А ведь холокост это главным образом трагедия одного из наших народов. И в газовых камерах гибли наши граждане. К тому же вполне объяснимая ситуация, противоречит понятию "свободы слова" в том воззрении, которое принято у нас.

Кроме того, простому российскому исследователю поработать в западных архивах явно не удастся из-за отсутствия финансирования или наличия языкового барьера, не говоря уже о присутствии запретных тем. Все происходит как в анекдоте времен "перестройки": "У собаки цепь сделали длиннее, и лаять разрешили сколько угодно, но миску отодвинули подальше".

В целом, крайне сложно сказать, когда легче было поработать в наших архивах: в период застоя или сейчас. Если прежде часть фондов была попросту засекречена, то теперь не меньшая часть элементарно закрыта по причине аварийного состояния здания, ремонта, переезда, дефицита кадров и т.д., что крайне не своевременно.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Выступления (2)

    Документ
    Учебно – исследовательская деятельность по изучению истории родного края как наиболее эффективная форма патриотического воспитания подрастающего поколения (Колобова Ю.

Другие похожие документы..