Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Сказка'
1-й рассказчик:   На Руси когда-то в старь,   Жил-был мудрый государь.   Строго правил он страною   И семьёй своей родною.   А в семье три взрослых с...полностью>>
'Документ'
а) введение федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования во всех общеобразовательных учреждениях Российской...полностью>>
'Документ'
Советская, д.43 - Межрайонный отдел (Большесолдатский район) Курская область, Большесолдатский район, с....полностью>>
'Статья'
Правительство Российской Федерации и Правительство Республики Кипр, желая заключить Соглашение об избежании двойного налогообложения в отношении нало...полностью>>

От составителей (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

От составителей

Настоящий сборинк посвящен юбилею крупнейшего российского иберо-романиста, заслеженного деятеля науки, члена Союза Писателей России, выдающегося переводчика испанской и латиноамериканской литературы, известного общественного деятеля, профессора В.С. Виноградова. В нем собраны статьи его учеников и коллег, которые отражают многосторонние интересы юбиляра. Стурктура сборинка нетрадиционна и соответствует духу самого юбиляра, который неизменно удивляет разнообразием и неожиданностью своих публикаций. Основному корпусу книги предшествует вступительное слово декана филолгического факульете МГУ профессора М.Л. Ремневой, очерк научной деятельности В.С. Виноградова, написанной сотрудниками кафедры иберо-романского языкознания, и «Слово об учителе» – юбилейные заметки учеников профессора В.С. Виноградова – журналиста Г. Петрова, переводчика М. Киени и преподавателя Е.Грининой.

Статьи сборника, расположенные в алфавитном порядке и опубликованные в авторской редакции, предваряет полная библиография научных трудов юбиляра и его художественных переводов, а также перечень диссертаций написанных под руководством профессора В.С. Виноградова.

Слово декана филологического факультета МГУ проф. М.Л. Ремневой.

Настоящая книга посвящается выдающемуся российскому филологу-иберо-романисту Венедикту Степановичу Виноградову по случаю его 80-летия. Опубликованные в ней статьи его коллег связаны по проблематике с многосторонними научными интересами профессора В.С. Виноградов и отражают его направление филологической мысли.

Трудно поверить, что Венедикту Степановичу Виноградову исполняется 80 лет. Есть люди, которые по своей натуре, темпераменту и складу ума стремятся проявить себя в различных сферах деятельности. Именно к такой категории людей относится и профессор В.С. Виноградов. Он не только видный ученый-испанист, имя которого известно в России и за рубежом, прекрасный переводчик художественной литературы, ставший членом Союза писателей еще в 1973 году. В.С. Виноградов заявил о себе и как дипломат, более пяти лет представлявший в Испании Союз советских обществ дружбы. В.С. Виноградов также активный общественный деятель: он был вице-президентом общества дружбы «СССР-Россия», ректором общественного университета культуры Испании, сопредседателем «Ассоциации испанистов России» членом правления «Международной ассоциации испанистов Азии» и «Советского комитета за европейскую безопасность и сотрудничество».

Около сорока лет его жизнь связана с Московским университетом, которому он искренне предан. В 1978 году В.С. Виноградов основал на филологическом факультете МГУ кафедру испанского и португальского языков (позднее она была переименована в кафедру иберо-романского языкознания, которую он возглавлял на протяжении 20 лет). Он занимался и административной деятельностью, в 1972-79 г.г. был заместителем декана филологического факультета МГУ по работе с иностранными учащимися. С 1985 года В.С. Виноградов возглавляет диссертационный совет по романскому и германскому языкознанию.

Однако университетская судьба В.С. Виноградова началась в Ленинграде. Он слушал лекции академиков В.Ф. Шишмарева, М.Н. Алексеева, Б.А. Ларина, был учеником профессоров С.А. Кржевского, А.А. Смирнова, А.В. Федорова, З.И. Плавскина, О.К. Васильевой-Шведе. В студенческие годы его научным руководителем был академик Г.В. Степанов. От своих учителей В.С. Виноградов воспринял интерес к широкому кругу проблем иберо-романской филологии и лингвистики, которые в его научной деятельности стали предметом плодотворных разысканий. Это труды В.С. Виноградова в области теории перевода, семасиологии, контрастивной грамматики, языковой вариативности, разговорной речи и т.д. Его работа глубоко связана с традициями отечественной филологии. В.С. Виноградов гордится тем, что он никогда не гнался за языковедческой модой и не поддавался на лингвистическое псевдоноваторство. Вместе с тем его научное творчество определяет не только строгая объективность в анализе материала, но и умение видеть проблему там, где другие ее не замечают, нестандартность мышления, способность к синтезу идей. Неудивительно, что студенты и аспиранты кафедры считают честью выполнять научные работы под руководством профессора Виноградова не только в силу его высокой профессиональной компетентности, но и потому, что это человек, который любит университет и своих учеников и в силу этой любви кропотливо взращивает специалистов-филологов завтрашнего дня.

Важно, что научные интересы В.С. Виноградова органично переплетаются с его увлеченностью педагогической деятельностью. Он — автор ряда учебников и учебных пособий, которые с годами не утрачивают актуальности. В 2005 году вышли в свет седьмое издание его учебника «Грамматика испанского языка» и шестое — учебного пособия по грамматике, дополняющего первую книгу, а в 2003 году — второе издание учебника «Лексикология испанского языка». По этим книгам учились и учатся уже несколько поколений испанистов. Блестящие лекции и семинары, которые проводит профессор В.С. Виноградов, являются производным его высокой требовательности к себе и своим воспитанникам. В 1996 году он был удостоен почетного звания заслуженного профессора МГУ. В 2002 году стал лауреатом Ломоносовской премии, а в 2005 «Заслуженный деятель науки РФ».

Студенты знают В.С. Виноградова как доброжелательного и справедливого преподавателя, а коллеги по факультету — как надежного товарища, который не подведет в трудную минуту. В этом сказывается фронтовая закалка В.С. Виноградова. Любовь и уважение окружающих он завоевал не только талантом исследователя, преподавателя, переводчика, трудолюбием и высоким чувством долга, но и присущим ему чувством юмора. Недаром В.С. Виноградов славится как мастер экспромта.

Нет, мне не верится, что Венедикту Степановичу 80 лет. Он не снизил ни объема, ни темпов своей педагогической и научной работы. Он доброжелателен и скромен, общителен и отзывчив, принципиален и трудолюбив. За все эти человеческие качества его уважают и ценят коллеги, филологи и переводчики, аспиранты и студенты. Я горжусь, что на нашем факультете работают такие неординарные личности, как Венедикт Степанович и желаю юбиляру здоровья и долгих лет жизни.

Декан М.Л. Ремнева

Слово о заслуженном деятеле науки РФ профессоре кафедры иберо-ромнского языкознания филологического факультета МГУ Виноградове В.С.

В.С. Виноградов родился в Ленинграде 11 июля 1925г. Пережил ленинградскую блокаду, воевал на Ленинградском фронте. Награжден орденом Отечественной войны II степени, многими медалями и знаками отличия. После войны окончил переводческое отделение Первого Ленинградского государственного педагогического института иностранных языков и аспирантуру при нем.

После защиты кандидатской диссертации (1956 г.) В.С. Виноградов руководил кафедрой романских языков в военном институте в Ленинграде, и с 1960 г. в Москве. С августа 1966 г. его судьба связана с филологическим факультетом МГУ. В 1975 г. он защитил докторскую диссертацию, а в 1978 во многом благодаря его усилиям была организована кафедра испанского и португальского языков, и он был назначен ее заведующим. В 1989 году кафедра переименована. Она стала первой в России кафедрой иберо-романского языкознания.

Область научных исследований В.С. Виноградова весьма широка: испанская грамматика, лексикология и литература, теория перевода и сопоставительная лингвистика, анализ художественных текстов и проблемы языкового варьирования. Им опубликовано более ста научных и научно-методических работ. Тираж его многочисленных переводов романов, повестей и рассказов превысил два миллиона экземпляров.

Монография В.С. Виноградова «Лексические вопросы перевода художественной прозы» (1978 г.) получила высокую оценку специалистов, отмечавших как существенный вклад в переводоведение предложенную систему анализа информативного объема слова, установление межъязыковых реляционных категорий и выявление некоторых закономерностей переводческих соответствий и способов передачи лексических реалий. Она стала основой учебного пособия «Введение в переводоведение» (2001 г.), которое во втором переработанном издании названо «Перевод. Общие и лексические вопросы» (2004 г.). Научные положения и практические рекомендации этих книг используются в высшей школе на занятиях по теории и практике перевода.

Особое место в творчестве В.С. Виноградова занимает учебник «Курс лексикологии испанского языка» (первое издание — 1994). Это первый в отечественной испанистике учебник подобного рода. В нем отражены основные лексикологические темы, связанные с предметом лексикологии, источниками формирования испанской лексики, территориальной, временнóй и внутриязыковой дифференциацией лексики, а также вопросами испанской фразеологии.

Широко известны его учебные пособия «Грамматика испанского языка» и «Сборник упражнений по грамматике испанского языка». Эти труды представляют собой комплексное учебное пособие. Они активно используются в вузах. О высоком уровне пособия свидетельствует тот факт, что «Грамматика испанского языка» выдержала семь изданий (последнее вышло в 2005 г.) и разошлась тиражом более восьмидесяти тысяч экземпляров, а сборник был издан шесть раз.

В 1994 году в Киеве вышла еще одна его переводческая работа, подготовленная в соавторстве с Н.М. Алесиной. Это «Теория и практика перевода» (на испанском языке). В теоретической части, написанной В.С. Виноградовым, освещены основные лингвистические проблемы перевода, касающиеся моделей и этапов перевода, классификации переводимых текстов, межъязыковых соответствий, приемов и способов перевода различных информативных единиц.

Сравнительный анализ языковых систем русского и испанского языков содержится в книге В.С. Виноградова и И.Г. Милославского «Сопоставительная морфология русского и испанского языков» (1986), которая привлекла внимание отечественных и зарубежных специалистов и широко применяется в практике преподавания русского языка для иноязычной аудитории.

Опубликованные в России и за рубежом статьи, заметки, тезисы В.С. Виноградова разнообразны по тематике. Он пишет о структурных особенностях испанской фразеологии и о восприятии пародийного начала в «Дон Кихоте», о творчестве латиноамериканских и испанских писателей и проблемах перевода, о языковой ситуации в современной Испании и испано-русских грамматических параллелях. Вряд ли стоит осуждать его за столь широкий тематический диапазон. Он филолог, который поистине любит слово во всех его проявлениях. Об этом свидетельствуют его талантливые переводы произведений Пио Барохи, Переса Гальдоса, Луиса Гойтисоло, Мариано Асуэлы, Рамона Месы и многих других писателей. Разнообразие филологических интересов он унаследовал у своих учителей.

Вот уже более сорока лет профессор В.С. Виноградов занимается педагогической работой: постоянно читает общие и специальные курсы, ведет семинарские занятия. Прочитанные им курсы также свидетельствуют о широте его филологических интересов: «Теория испанского языка», «Введение в специальность», «Лексикология испанского языка», «Стилистика испанского языка», «Основы общей теории перевода», «Лингвострановедение», «Лингвокультурологические проблемы испанской фразеологии», «Язык романа Сервантеса «Дон Кихот» и др. Он автор первого телевизионного курса испанского языка, который передавался по учебной программе союзного телевидения в 1976-78 годах. Значительны его заслуги в подготовке научных кадров – 34 его аспиранта стали кандидатами филологических наук. Некоторые из них защитили докторские диссертации, являются заведующими кафедр.

Профессора В.С. Виноградова неоднократно приглашали в качестве лектора зарубежные университеты. В течение 1971 года он работал в университете Монтевидео (Уругвай), в 1979-1984 годах читал лекции по теории перевода в университетах Мадрида, Гранады, Саламанки, Валенсии, выступал с докладами на Кубе, в Перу, Аргентине, Мексике, Южной Корее и других странах.

Кафедра иберо-романского языкознания

филологического факультета

МГУ им. М.В. Ломоносова

«Слово об Учителе»

* * *

В прошлой жизни он был испанцем или латиноамериканцем. У нас, его студентов конца 1960-х — начала 1970-х, в этом не было сомнения с первого же занятия, когда ВСВ, опоздав минут на двадцать (¡hora latina!), влетел в небольшую аудиторию тогда еще на Моховой, и мгновенно заполнил пространство своей бьющей ключом энергией.

Много лет спустя, когда «нелегкая журналистская судьба» надолго забрасывала меня за границу, я встречался с ВСВ то в Латинской Америке, то в Испании. И всякий раз восхищался его способностью зажечь и увлечь «аборигенов», мгновенно стать авторитетом (разумеется, без нынешнего отрицательного смыслового оттенка этого слова) в любой испаноязычной аудитории.

Мы искренне любили ВСВ (и любим, хотя, увы, видимся редко) не только за его легендарную в студенческо-аспирантской среде доброту к студиозам и щедрость, с которой он делился с нами своим колоссальным опытом, в частности, в области художественного перевода. Профессор Виноградов не витал в облаках науки. Обладая широчайшими связями и за пределами Университета, он помогал многим своим выпускникам, например, с устройством на работу, продолжая следить за их успехами за пределами «альма матер».

Впрочем, еще в студенческие годы он стремился проверить нас в деле, и не только не удерживал в башне из слоновой кости, которую представлял тогда собой МГУ, но и благословлял на практическое воплощение лозунга о необходимости сблизить науку с жизнью.

Так, автору этих строк он предложил после третьего курса поработать без отрыва от учебы синхронным переводчиком, да ни где-нибудь, а в Министерстве здравоохранения СССР, с многочисленной делегацией кубинских хирургов, приехавших на годовую стажировку. И пришлось мне не только синхронно переводить лекции на сугубо медицинскую тематику, но и присутствовать на операциях на сердце, которые проводили такие светила, как Вишневский, Соловьев, Петровский, а также на опытах Демихова, великого экспериментатора в области трансплантации органов, который впервые в мире пересадил подопытной собаке вторую голову …

Если заслуги ВСВ как талантливого преподавателя, воспитателя молодежи, видного ученого-испаниста, известного переводчика художественной литературы можно обозреть и оценить, то другая его ипостась – дипломата, внесшего немалый вклад в развитие отношений с целым рядом стран, в которых он подолгу работал, пока остается за скобками его биографии. А жаль. Надеюсь, что к очередному юбилею Учитель порадует нас своими мемуарами, в которых будет затронута и эта интересная тема.

Геннадий ПЕТРОВ,

заместитель директора Отдела международной информации агентства «Интерфакс», член Редколлегии журнала «ЕВРОПА».

* * *

Когда в раннем детстве меня впервые привели на берег моря, мама сказала: «Видишь, какое море большое, и другого берега не видно…». Я же в ответ заявила: «А мне кажется, я вижу!». В этих словах было не столько чувство противоречия, сколько безграничная уверенность в своих силах – чтобы я, да не увидела! Не то что другой берег увижу, а и море переплыву.

Позже, уже студенткой первого курса МГУ, я зачарованно стояла на берегу другого моря – испанского языка, испанской литературы. Постояла, присмотрелась, полюбовалась да и шагнула бесстрашно в воду: перевела «Романс о луне, луне» Федерико Гарсии Лорки. Отвага моя, разумеется, была продиктована неведением. Когда не знаешь, какие глубины тебя ожидают, беспечно пускаешься вплавь. Ни о законах перевода, ни об ассонансе, заменяющем в испанской поэзии рифму, я не имела тогда ни малейшего понятия, переводом своим безмерно гордилась и ничтоже сумняшеся вручила переписанный от руки опус Венедикту Степановичу Виноградову, который вел у нас семинар по художественному переводу. Венедикт Степанович опус прочел и… похвалил. Да еще как похвалил! Сказал, что получилось даже лучше, чем у Анатолия Гелескула. О том, что Анатолий Гелескул лучший – величайший! – переводчик Лорки на русский язык, я, разумеется, не ведала, а потому приняла высокую оценку как должное. Истина открылась несколько позже: не то что сравнивать с работами Гелескула, а и полноценным-то переводом мое первое творение считать было нельзя, и Венедикт Степанович, конечно, не мог этого не видеть. Но он не обманывал меня, он меня ободрял. Это было высокое проявление душевной щедрости педагога по отношению к ученику, это был тот спасательный круг, с которым я до сих пор довольно уверенно себя чувствую в ставшей родной стихии: переводах с испанского. Другого берега по-прежнему не видно, но теперь я знаю, что так и должно быть. В любимом деле я нашла счастье и, что самое главное, обрела ни с чем не сравнимое чувство причастности к высокой миссии переводчика.

В свое время в моде была дискуссия на тему: «Перевод – искусство или ремесло?». С таким же успехом могли бы поспорить – вода это Н2 или все-таки О? Конечно же, искусство – искусство, требующее виртуозного владения ремеслом. В юности мне посчастливилось прослушать лекцию Риты Райт-Ковалевой, младшей современницы и друга Владимира Маяковского, непревзойденной переводчицы Фолкнера. Я с трепетом вошла в аудиторию и увидела маленькую старушку: короткая седая стрижка, цепкий взгляд, язвительная речь. Рита Райт рассказывала нам, с каким трудом приходится порой искать нужное слово, как долго надо «вынашивать» в себе персонажа, пока он не заговорит по-русски. У тех же, кто самоуверенно полагал, будто переводы можно печь, как блины, она обычно спрашивала: «А почему бы Вам не заняться балетом?». «Как балетом? – возражал изумленный собеседник. – У меня нет к этому способностей». И слышал в ответ: «А разве перевод особых способностей не требует?» Требует, конечно. Но переводчику нужно не только от природы обладать точным языковым слухом, чтобы избежать пронзительных «ща-бемоль». Переводчик должен осознавать, какая огромная ответственность лежит на нем, ведь он – та дверь, через которую приходит к читателю зарубежный автор. Если дверь узкая, если открывается с мучительным скрипом, автор так и останется на пороге и мы разглядим лишь смутный силуэт. «Плохой писатель, скажем мы и будем не правы: не писатель плохой, а переводчик не сумел представить его во всем великолепии.

Чтобы привести зарубежного автора к широкой публике, существуют разные пути. Тут уж каждый артист-ремесленник от перевода выбирает свой. Можно пойти по пути абсолютной идентичности, пытаясь любой эпитет, любое слово передать в точном зеркальном отражении. Когда речь идет о первых величинах мировой литературы, такой подход кажется наиболее логичным. В самом деле, не станешь же перекладывать на свой лад Гомера или Шекспира. Однако, стремясь к абсолютной точности, переводчик зачастую не в состоянии избежать громоздких эпитетов, неуместных сравнений, которые будут резать слух русскоязычного читателя. В переводе, скажем, Гомера, слова «меднообутый» или «конеобильный» звучат, мягко говоря, странно и не способствуют стремлению дочитать великое произведений до конца. Некоторые переводы пьес Шекспира можно назвать настоящим подвигом: такой кропотливый труд, такие титанические усилия угадываются за каждой строкой. Вот только произведение в целом как-то теряется. Не может неподготовленный читатель прорваться сквозь громоздкие монологи и рваные диалоги знаменитых персонажей, Помучается, помучается, да и отложит книгу – навсегда. Отдельные смельчаки от этого многотрудного пути отказались. Например, Борис Пастернак (Quod licet Jovi…), рискнул стиль Шекспира снизить, сделать более разговорным. «Гарри, — вздыхает у него Фальстаф, — я чувствую, что скоро умру. Спой мне что-нибудь неприличное!» Рискованно? Очень! Не раз строгие критики журили поэта-переводчика за подобные эксперименты. Но я точно знаю, что старшеклассник (а пьесы Шекспира опрометчиво включены в список литературы для 10-го – 11-го класса) произведения великого англичанина в переводе Пастернака не просто осилит, а с увлечением прочтет, засмеется и загрустит вместе с героями, а потом, став взрослым, с удовольствием вернется к ним.

Хоть и утверждает русская пословица, что простота хуже воровства, но простота в художественном произведении, в том числе и в переводе, — удел настоящих мастеров. Именно такая «неслыханная простота» и отличает переводы Бориса Пастернака. Сам поэт говорил об этом так: «Я в своих переводах читателя на саночках с горки прокатил, а другие переводчики пусть вымучивают свои буквальные точности».1 Эти слова цитирует в книге «Несгораемые слова» Николай Михайлович Любимов, которому мы обязаны блистательным переводом «Дон Кихота» Сервантеса. Книга это полифоничная, в ней автор «использовал язык мелкопоместного дворянства, язык студентов, язык духовенства, язык рыцарских романов, школярский жаргон…»2 Когда подумаешь о том, какие колоссальные обязательства налагает это на переводчика, в голову сразу приходит название известного фильма: «Миссия невыполнима». Однако Любимов справился с задачей блестяще. Его перевод «Кихота» – настоящая энциклопедия переводческого мастерства, и неслучайно именно к нему обращается Венедикт Степанович Виноградов в своей книге «Перевод: общие и лексические вопросы». Размышляя о проблеме идентичности перевода и канонического текста оригинала, он справедливо отмечает, что настоящий мастер «не ориентируется на восприятие двух абстрактных существ: заграничного читателя икс и отечественного книголюба игрек. Потому что у этих иксов и игреков восприятие не может быть клонированным. Оно обязательно чем-то различно».3 Действительно, у представителей разных народов разное чувство юмора, разная фразеология, разный менталитет, наконец. Поэтому особенно трудно приходится переводчику, когда речь заходит о передаче каламбуров этой «непереводимой игры слов». Конечно, всегда есть возможность «отослать читателя в спасительной сноске, разъясняющей суть авторского каламбура». Но сноска – белый флаг, знак капитуляции переводчика, беспомощный сигнал SOS. Лучше бы таких сигналов поменьше… В таких случаях переводчик-мастер должен уступить место переводчику-игроку или, по словам В.С. Виноградова, «прибегнуть… к словотворчеству, к созданию переводческого неологизма». Так, волшебница из романа о хитроумном идальго мудрая Урганда превращается в Поганду, потому что «безграмотная ключница славного рыцаря…искажает ее имя, осмысляя его по правилам народной этимологии на свой лад».4

Этот и множество других примеров переводческого мастерства приводит В. С. Виноградов в своей книге, обращаясь не только к работам Н. М. Любимова, но цитируя также таких мастеров, как Ю. Б. Корнеев и Э. Л. Линецкая. Их вклад в мировую культуру бесценен, хоть и незаметен – действительно, часто ли обычный читатель обратит внимание на фамилию переводчика! Более того, если перевод выполнен удачно, человек неискушенный даже и не задумается над тем, что произведение изначально было написано на каком-то другом языке. В этой незаметности, «прозрачности» и заключена суть переводческого мастерства; его можно было бы сравнить с окном, выходящим в сад: чистое стекло не мешает нам любоваться видом, открывая его во всем великолепии, стекло же грязное и исцарапанное этот вид портит и замутняет. По словам В. С. Виноградова, «работа над переводом любого текста… всегда остается творческим процессом. Она требует от переводчика … непременного понимания того, что человеческий язык не только материальная форма мышления…, но и хранитель всего познанного человечеством за всю историю своего существования».5 Осознание своей причастности к вечному диалогу культур и есть истинная награда на его тернистом, незаметном и далеко не всегда усыпанном розами пути.

М. И. Киеня, доцент каф. испанского языка МГИМО МИД РФ

Профессор В.С. Виноградов и изучение каталанского языка

С именем профессора В.С.Виноградова, известного филолога, опытного преподавателя и прекрасного переводчика, связано начало систематического изучения каталанского языка в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.

Энергия и личное обаяние профессора В.С.Виноградова помогли установлению тесных контактов с испанским посольством и первым после восстановления в 1977 году дипломатических отношений послом этой страны господином Хуаном Антонио Самаранчем. Господин посол стал частым гостем кафедры испанского и португальского языков, которой тогда руководил профессор В.С.Виноградов. Возможно, то, что господин Самаранч был родом из Каталонии, способствовало тому, что он с пониманием отнесся к интересу к каталанскому языку и каталанской культуре. Среди книг на испанском языке, подаренных кафедре, оказалось несколько на каталанском языке, в том числе и пособие по изучению каталанского языка для испано-говорящих, которое и стало первым учебным материалом для первых энтузиастов.

Здесь следует подчеркнуть, что отношение посольства Испании к каталанскому языку в те годы было достаточно сдержанным. В течение более чем двух веков шел процесс сознательного вытеснения каталанского из всех сфер общественного употребления и заменой его испанским. Особенно нелегкая судьба постигла каталанский язык в ХХ веке: в годы диктатуры Франко он оказался практически под запретом, как и другие языки национальных меньшинств (галисийский и баскский). Это означало, что каталанский не преподавался в школе, на нем не издавались ни газеты, ни журналы, он не звучал ни по радио, ни с экранов телевизоров. Неудивительно, что в такой ситуации реакция большинства испанцев, которые просто хлынули в Россию в этот период, на высказывание: «Я изучаю каталанский язык» была однозначно-недоуменной: «А зачем? Все же говорят на испанском».

Вот в такой обстановке осенью 1977 года профессор В.С. Виноградов принял решение о введении каталанского языка в учебную программу подготовки будущих испанистов. А молодой и талантливый преподаватель И.О. Бигвава стала первым каталанистом кафедры, опережая своих учеников в изучении каталанского языка всего лишь на два месяца. Поскольку начинать пришлось с самого нуля, то первые несколько лет оказались, конечно, самыми тяжелыми, и если бы не энтузиазм и самоотверженность И.О.Бигвавы и её учеников, бесконечно преданных своему преподавателю, кто знает, выжил ли бы каталанский на филологическом факультете. Сейчас в 21 веке, при наличии копировальной техники и возможности получения через Интернет любой информации на любом языке, уже трудно себе представить, что в конце 70 годов не было другого способа, как от руки переписывать с трудом найденные тексты. А ведь под копирку, если кто-то еще помнит, можно было написать максимум три экземпляра.

В начале 80-х с появлением на кафедре живых носителей каталанского языка Жауме Палау и Мерсе Сенабре-и-Жункоза занятия подкрепляются разговорной практикой, которая усиливает интерес к каталанскому языку и к тем бурным событиям, которые происходят внутри страны. Все попытки Франко перечеркнуть богатейшую культуру Каталонии, которая создавалась на протяжении многих веков, привела к взрыву национального самосознания после смерти диктатора. Демократические преобразования в стране начались с признания индивидуальности народов, входящих в состав испанского государства. По Конституции 1978 года каталанский и языки других национальных меньшинств признаны официальными в соответствующих автономных сообществах, а в 1983 году вновь сформированное Автономное правительство Каталонии (Generalitat) принимает закон о нормализации каталанского языка, который закрепляет его статус как официального языка Каталонии. Так, каталанский вновь возвращается во все сферы общественной жизни и, прежде всего, в школу, на страницы прессы, на радио и на телевидение.

Филологические традиции всегда были сильны в Каталонии. Процесс нормализации каталанского языка, ставившей своей целью выработать единую языковую норму, начинается во второй половине ХIX века и считается незавершенным по сей день. Итогом первого этапа этого процесса стала унификация и кодификация орфографических и грамматических норм, в разработке которых основную роль сыграл известных каталанский лингвист Помпеу Фабра в начале ХХ века. Задача, которая стоит перед нынешним поколением каталанских филологов, сводится, прежде всего, к очищению каталанского языка от многочисленных испанизмов не только лексических, но и синтаксических.

Каталанская культура уже давно привлекает внимание ученых многих стран. С 1906 года проводятся международные конгрессы и коллоквиумы каталанского языка и литературы. В настоящее время членами Международной ассоциации каталанского языка и литературы (AILLC) является большинство российских каталанистов. Количество диссертационных работ, защищенных российскими учеными по каталанской тематике, насчитывает уже несколько десятков.

Особое место среди работ по каталанистике занимает первый в России учебник каталанского языка6, вобравший в себя весь опыт, который накопила И.О.Бигвава в процессе преподавания каталанского языка на кафедре, называющейся теперь кафедрой иберо-романского языкознания. Безусловным достоинством является то, что при составлении учебника были использованы только оригинальные тексты, которые дают представление о жизни Каталонии, ее традициях, истории и культуре. Этот учебник дает ту базу, опираясь на которую можно смело применять полученные знания на практике.

Жители многих провинций Испании до сих пор с недоумением воспринимают интерес иностранцев к каталанскому языку, а каталонцы, в свою очередь, с раздражением относятся к тем жителям своего региона, которые не собираются утруждать себя изучением официально признанного языка автономного сообщества. На память приходит истории, когда жители Каталонии, как ни парадоксально, ставят своим соотечественникам в пример иностранцев7, стремящихся общаться на территории Каталонии на каталанском языке. Каждый специалист, связанный по роду своей деятельности с Испанией, а тем более с Каталонией, понимает, что залог успеха во многом определяется соответствующей языковой подготовкой. Систематическое изучение каталанского языка ведется в Москве пока что только на кафедре иберо-романского языкознания филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. А это стало возможным только благодаря усилиям профессора В.С. Виноградова.

ГРИНИНА Е.А.

доцент кафедры испанского языка МГИМО МИД РФ, к.ф.н.

Научные труды В.С. Виноградова



Скачать документ

Похожие документы:

  1. От составителя (3)

    Документ
    «Публичные библиотеки обеспечивают городским и сельским жителямсвободный доступ к информации, образованию, культуре.Они предоставляют услуги и оказывают помощь всем гражданам.
  2. От составителей (4)

    Сборник статей
    Юбилейный сборник статей «Вопросы иберо-романской филологии» посвящен пятидесятилетию открытия отделения испанского языка на филологическом факультете МГУ им.
  3. От составителей (3)

    Документ
    Проблемы становления христианства, возникновения его учения, различных внутренних течений представляют интерес не только для специалистов историков и философов, но и для достаточно широкого круга читателей.
  4. От составителей (2)

    Документ
    Классический труд С.Л. Рубинштейна «Основы общей психологии» относится к числу наиболее значительных достижений отечественной психологической науки. Широта теоретических обобщений в сочетании с энциклопедическим охватом исто­рического
  5. От составителя (1)

    Документ
    От миллиарда к миллиарду: история нефтедобычи в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре : рек. библиогр. список / Гос. б-ка Югры, Отд. краевед. лит.

Другие похожие документы..