Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Эта книга, как и любая, создана коллективным усилием, когда каждый вносит свой вклад. И хотя попросту невозможно перечислить всех, кто участвовал в е...полностью>>
'Методические рекомендации'
В статье первой Конституции Украины определено, что Украина является правовым государством. Таким образом, в настоящее время большое значение приобре...полностью>>
'Рабочая программа'
Программа составлена в соответствии с Государственным образовательным стандартом №252 тех/маг от 27.03.2 г. и учебным планом АГТУ для очной формы обу...полностью>>
'Библиографический указатель'
«Мой триумфальный день настанет…»: биобиблиогр. указ. за 1965-2010 гг. / Ом. гос. обл. науч. б-ка им. А. С. Пушкина; сост. Е. И. Каткова. – Омск, 201...полностью>>

Н. Ш. Козаев доцент кафедры уголовного

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Н.Ш. Козаев

доцент кафедры уголовного

права ВИУ к.ю.н.,

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ ЗАХВАТОВ ЗАЛОЖНИКА

Борьба с захватом заложников представляет собой осуществление значительного комплекса мер воздействия государственных и иных организаций, должностных лиц на причины и условия захватов заложников, захватчиков и иных членов общества с целью сдерживания и вытеснения этого преступления из жизни общества. И если указанное воздействие осуществляется с применением или использованием уголовно-правовых институтов и норм, то имеет место уголовно-правовая борьба с захватом заложников или воздействие на захват заложников уголовно-правовыми мерами.

В механизме уголовно-правовой борьбы с захватом заложников уголовно-правовые нормы и институты, содержащиеся в уголовном законодательстве, представляют собой уголовно-правовые средства борьбы с захватом заложников. В борьбе с захватом заложников необходимо применять методы профилактики захватов заложников и методы реализации уголовной ответственности лиц, совершивших захваты заложников.

Профилактику захватов заложников можно подразделить на предупреждение захватов заложников и пресечение таких захватов. В отечественном уголовном законодательстве можно выделить ряд правовых норм, чаще всего применяемых и используемых для пресечения захватов заложников – это такие институты Общей части УК РФ, как обстоятельства, исключающие преступность деяния, т.е. имеется достаточно широкий спектр уголовно-правовых средств, реализация которых способна существенным образом влиять на преступность при захвате заложников путём пресечения противоправного посягательства, снижая уровень и тяжесть последствий захвата заложников. Но указанные уголовно-правовые нормы на практике применяются не всегда или очень часто с опозданием, когда уже наступают неотвратимые тяжкие последствия.

Механизм уголовно-правового воздействия на захват заложника состоит из взаимодействующих элементов: уголовно-правовых норм, которые могут быть использованы для предупреждения и пресечения захватов заложников и актов реализации (в форме применения, использования, исполнения) соответствующих прав и обязанностей субъектов правоотношений, например сотрудниками правоохранительных органов1 или гражданами права на необходимую оборону, крайнюю необходимость, задержание преступника. При этом особенностью механизма реализации уголовно-правовых средств воздействия на захват заложника является способность сотрудников правоохранительных органов или граждан мгновенно выбирать оптимальный вариант поведения, а также быстрого анализа и выбора, максимально подходящих для данной ситуации правовых средств. Умение незамедлительно оценить ситуацию потребует от указанных лиц чёткого понимания институтов Общей части уголовного права, а для сотрудников ещё и знания ведомственных нормативных актов. От выбора соответствующего обстановке варианта поведения зависит как правомерность и обоснованность правоприменительного акта, так и степень обеспечения защиты законных прав и интересов личности, общества и государства, общественной безопасности и общественного порядка. При этом ситуациям с захватом заложника присуща конкуренция охраняемых интересов, которые в той или иной мере подвергаются негативному воздействию, и в этой связи возникает необходимость выбора соответствующих норм права для принятия правильного уголовно-правового решения. Выбор таких норм обусловлен характером и стадией противоправного посягательства, физическим состоянием, профессиональной подготовкой сотрудников правоохранительных органов.

Комплексный характер уголовно-правового воздействия на захват заложника обуславливает необходимость рассмотрения вопросов реализации уголовно-правовых норм, содержащих меры пресечения данного вида преступления, и, прежде всего обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Решение же вопросов об уголовной ответственности и наказании предполагает совместное применение норм и институтов Общей и Особенной УК РФ. Некоторые институты Общей части влияют на констатацию наличия признаков преступления. К их числу принадлежат институты необходимой обороны, крайней необходимости, причинения вреда при задержании, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения. Их применение позволяет оценить законность действий: а) лиц, которые пресекали захват заложников, или защищались от преступников; б) преступников, захвативших заложников. Своевременное и полное использование уголовно-правовых мер, содержащихся в этих нормах сотрудниками правоохранительных органов, а также гражданами, является надежным средством обеспечения защиты охраняемых законом интересов.

К уголовно-правовым мерам пресечения захвата заложника можно с уверенностью отнести пресечение преступлений путем необходимой обороны, причинения вреда при задержании лица, совершившего захват заложника, а также пресечение преступлений при крайней необходимости и обоснованном риске, исполнении приказа или распоряжения, а также привлечением к уголовной ответственности за приготовление или покушение на захват заложников, т.е. на ранних стадиях его совершения.

Следует отметить, что на практике существует проблема реализации института необходимой обороны, крайней необходимости, причинения вреда при задержании преступника, обоснованного риска, которая объясняется тем обстоятельством, что многие сотрудники правоохранительных органов, не считая уже граждан, искренне считают, что в уголовном законодательстве отсутствуют надежные правовые средства борьбы с захватом заложника, правовая защищенность как самих сотрудников, противостоящих преступникам, так и других граждан.

Существуют различные ситуации, очень часто встречающиеся в практической деятельности и связанные с реализацией уголовно-правовых норм, а значит и содержащихся в них уголовно-правовых мер.

  1. соотношение институтов необходимой обороны, крайней необходимости, обоснованного риска, причинение вреда при задержании преступника, исполнение приказа или распоряжения и правового положения сотрудников органов внутренних дел, задействованных при освобождении заложников;

  2. соотношение условий правомерности использования институтов, исключающих преступность деяния, которые относятся к захвату заложников и действий лиц, пресекающих захват или обороняющихся от захвата;

  3. возможности упреждающего применения институтов необходимой обороны, крайней необходимости, обоснованного риска, причинение вреда при задержании преступника, исполнение приказа или распоряжения при совершении вооруженного захвата заложников;

  4. влияние экстремальных условий при захвате заложников на использование норм о необходимой обороне и задержании преступника;

  5. повышение эффективности использования институтов Общей части уголовного законодательства в деятельности лиц, пресекающих захват заложников.

Сотрудники правоохранительных органов в силу служебного и должностного положения обязаны выполнять функции по охране граждан, общества, государства от преступных посягательств, в том числе при захвате заложников.

Для них пресечение захватов заложников путем необходимой обороны, причинение вреда, при задержании лица, совершившего преступление, исполнения приказа или распоряжения является их непосредственной обязанностью. Отказ от обороны в подобных случаях сам может заключать в себе состав преступления (например, должностной халатности) или дисциплинарного проступка2.

В этой связи важное значение приобретает решение вопроса об условиях правомерности действий сотрудников правоохранительных органов при пресечении захватов заложников или их освобождении, т.к. захват заложников является экстремальной ситуацией и сотрудникам правоохранительных органов для пресечения захвата или освобождения заложников приходится действовать жестко. В результате таких экстренных действий вероятность причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам очень высока. Последствия таких действий могут быть ужасающими от нанесения огромного имущественного ущерба до гибели большого количества заложников, а также самих преступников. Вспомним освобождение заложников в г. Беслане – погибло 335 заложников, 30 боевиков, 10 сотрудников силовых ведомств. Но если бы не была проведена силовая операция по освобождению заложников, то жертв могло бы быть еще больше.

Напомним, что деяние признается преступным, если оно обладает признаками противоправности общественной опасности, виновности и наказуемости. Отсутствие хотя бы одного из этих признаков означает отсутствие преступности в деянии.

При освобождении заложников или пресечении захвата заложников, сотрудниками правоохранительных органов совершаются действия внешне схожие с преступлениями, не исключающие причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам личности, общества и государства. Но при таких обстоятельствах, деяние, совершенное сотрудниками правоохранительных органов, а также любыми другими лицами, в том числе самими заложниками, может быть лишено сразу всех 4-х признаков преступления и не является преступлением.

В главе 8 УК РФ предусмотрены эти обстоятельства, исключающие преступность деяния. При этом чаще всего при пресечении захватов заложников, освобождении заложников и нейтрализации преступников, применяются уголовно-правовые меры, предусмотренные ст.37 «Необходимая оборона», ст.38 «Причинение вреда при задержании лица, совершившего захват заложников»; ст.39 «Крайняя необходимость» и ст.41 «Обоснованный риск» и ст.42 «Исполнение приказа или распоряжения».

Из сказанного следует, что деяния, совершенные при этих обстоятельствах, не содержат в себе состава преступления, в связи с этим отсутствует основание уголовной ответственности лиц, совершивших эти деяния при пресечении захватов заложников и освобождении заложников.

По этому поводу верно подмечено Ю.В. Баулиным, что «при уяснении юридической природы обстоятельств, исключающих преступность деяния, исходная позиция заключается в том, что поведение, совершенное при наличии любого из этих обстоятельств, является правомерным»3.

Социальная природа вышеперечисленных обстоятельств такова, что соответствующее деяние является общественно полезным. Причинение вреда сотрудниками правоохранительных органов при пресечении захватов заложников или их освобождении бывает неизмеримо меньше полезных последствий для интересов личности, общества и государства. Уголовный закон, формулирующий обстоятельства, исключающие преступность деяния, основан на конституционных правах и свободах человека и гражданина: право на жизнь, на достоинство личности, на свободу и личную неприкосновенность и др.

Далее, необходимо различать захват заложника как общеуголовное преступление и захват заложника как преступление террористического характера, характеризующийся большей степенью общественной опасности. По Европейской Конвенции по борьбе с терроризмом, принятой в 1977 году, к террористическим актам относятся: акты насилия на воздушном транспорте; преступления, совершенные с использованием взрывчатых веществ, бомб, огнестрельного оружия; захваты заложников4.

В ст. 22 Федерального закона Российской Федерации №35-ФЗ от 6 марта 2006 года «О противодействии терроризму»5 указывается, что «лишение жизни лица, совершающего террористический акт, а также причинение вреда здоровью или имуществу такого лица либо иным охраняемым законом интересам личности, общества или государства при пресечении террористического акта либо осуществление иных мероприятий по борьбе с террористическими действиями, предписываемыми или разрешенными законодательством Российской Федерации, являются правомерными». Так, например, Ст. 15 Закона РФ «О милиции»6 закрепляет положения, когда применение оружия считается правомерным7, здесь же согласно ст. 24 на деятельность сотрудника милиции распространяются положения главы 8 Уголовного кодекса РФ8.

Осуществление сотрудниками правоохранительных органов общественно полезных профессиональных функций, осуществление гражданами своих конституционных прав и свобод, прямо не предусмотрены законом в качестве обстоятельств, исключающих преступность деяния, но они не могут не иметь уголовно-правого значения в случаях, когда речь идёт о решении вопроса об основаниях уголовной ответственности либо освобождении от неё. Так как эти обстоятельства не указаны в уголовном законе, правоприменитель не прямо ссылается на них, а анализируя их содержание, приходит к выводу об отсутствии вины в действиях субъекта, а следовательно и на отсутствие преступления.

Таким образом, в процессе пресечения захватов заложников и их освобождении сотрудники правоохранительных органов могут руководствоваться нормами о необходимой обороне, причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнение приказа или распоряжения. При этом верно подмечено Э.Р. Гафуровым, что «… захват заложников как основание применения обстоятельств, исключающих преступность деяния, может рассматриваться как общественно опасное посягательство (при применении ст.ст.37, 38 УК); как источник грозящей опасности (при применении ст.39 УК) и как основание применения нормы об обоснованном риске (ст.41 УК)»9.

1 МВД, ФСБ, УФСИН РФ и др.

2 Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Необходимая оборона и задержание преступника. Академия МВД СССР. - М., 1987. С.6.

3 Баулин Ю.В. Уголовно-правовые проблемы учения об обстоятельствах, исключающих преступность (общественную опасность и противоправность) деяния: автореф. дисс. д.ю.н. - Харьков, 1991. - С. 25.

4 Европейская Конвенция о пресечении терроризма. Подписана в Страсбурге 27 января 1977года // Собрание законодательства РФ. - 2003. - №3. - Ст. 202.

5 См.: Собрание законодательства РФ. – 2006. - №11. – Ст.1146.

6 См.: Кондрашов Б.П., Соловей Ю.П., Черников В.В. Комментарий к Закону РФ «О милиции». – 5 изд. – М.: Проспект, 2006. С.295-313.

7 Следует напомнить, что в УК РСФСР 1960 года были предусмотрены только два вида обстоятельств, исключающих преступность деяния: необходимая оборона и крайняя необходимость. Однако в УК РФ 1996 года были включены четыре новых обстоятельства, исключающих преступность деяния: причинение вреда при удержании лица, совершившего преступление; обоснованный риск, исполнение приказа, физическое или психическое принуждение. Из этих обстоятельств, при пресечении захватов заложников и их освобождении только физическое и психическое принуждение практически никак не используется, а все остальные находят своё практическое воплощение.

8 См.: Кондрашов Б.П., Соловей Ю.П., Черников В.В. Комментарий к Закону РФ «О милиции». - С.360-366.

9 Гафурова Э.Р. Применение крайней необходимости и иных обстоятельств, исключающих преступность деяния, при освобождении заложников: дисс. к.ю.н. – Москва: Академия управления МВД России, 2006. - С.37.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс одобрен на заседании кафедры «20» августа 2011 г протокол №11 Заведующий кафедрой М. Ю. Воронин

    Учебно-методический комплекс
    - ФГОС ВПО по направлению подготовки 030900 «Юриспруденция» (квалификация (степень) "бакалавр") утвержденный Министерством образования и науки РФ от 4 мая 2010 г N 464.
  2. Учебно-методический комплекс для студентов заочной формы обучения Москва 2008

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс по дисциплине «Уголовное право» составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности 030501 (65) – (021100) «Юриспруденция»
  3. Учебно-методический комплекс удк ббк у рекомендовано к изданию Учебно-методическим советом Института социальных и гуманитарных знаний (2)

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности «Юриспруденция».
  4. «Юриспруденция» (6)

    Учебно-методическое пособие
    МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра уголовного права А.Ю. МОРОЗОВ Система обстоятельств, исключающих преступность деяния Учебно-методическое пособие Ставрополь-2006    
  5. Программа дисциплины «уголовное право» для специальности 030501. 65 «Юриспруденция» подготовки специалиста для специальности 030500. 62 «Юриспруденция» подготовки бакалавра Авторы программы

    Программа дисциплины
    Уголовное право России – одна из профилирующих учебных дисциплин, усвоение которой является необходимым условием обучения студентов – юристов, их подготовки к профессиональной работе, связанной равным образом с экономикой либо управлением

Другие похожие документы..