Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Заявление о приеме в члены саморегулируемой организации, в котором должны быть указаны определенный вид или виды работ, которые оказывают влияние на ...полностью>>
'Документ'
Попова Ольга Іванівна, доцент кафедри української мови Інституту філології Бердянського державного педагогічного університету, кандидат педагогічних ...полностью>>
'Документ'
С точки зрения современной теории воспитания воспитательная система - упорядоченная совокупность компонентов воспитательного процесса ( целей, субъек...полностью>>
'Статья'
Этот Закон устанавливает правовые и организационные основы градостроительной деятельности и направленный на обеспечение постоянного развития территор...полностью>>

Контекстуальный подход к пониманию истины 09. 00. 01 онтология и теория познания по философским наукам

Главная > Автореферат диссертации
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Тарасов Илья Павлович

Контекстуальный подход к пониманию истины

09.00.01 — онтология и теория познания по философским наукам

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Саратов, 2010

Работа выполнена в Саратовском государственном университете имени Н.Г. Чернышевского

Научный руководитель доктор философских наук, профессор Барышков Владимир Петрович

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Лебедев Максим Владимирович, Научный Центр методологии искусственного интеллекта

доктор философских наук, профессор Федорова Татьяна Дмитриевна, Саратовский юридический институт МВД РФ

Ведущая организация Уральский государственный университет им. А.М. Горького

Защита состоится 13 марта 2010 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.09 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Саратовском государственном университете имени Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, XII корпус, ауд. 203.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского

Автореферат разослан «___» ________ 2010 года

Ученый секретарь

диссертационного совета Листвина Е.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Существует достаточно распространенное мнение, что философия – это область человеческого знания, в вéдении которой находится изучение «вечных вопросов». Стандартная интерпретация характера «вечности» этих вопросов указывает на их особое содержание, которое препятствует получению строго однозначных ответов. Такая позиция зачастую имеет своим следствием скептическое и пренебрежительное отношение – как к любой попытке решения этих вопросов, так и к самой философии, формулирующей бесполезные вопросы, на которые невозможно найти ответы. Однако на проблему «вечности» философских вопросов можно взглянуть и иначе – не со стороны их неоднозначной интерпретации, а со стороны их непреходящей важности и актуальности для человечества и для каждого из нас в отдельности. В этой перспективе «вечность» этих вопросов означает их неизбежную включенность в жизненный поток человеческих решений, без ответа на которые не может реализоваться любое более или менее важное действие. В этом отношении невозможность получить единственный ответ проистекает не из-за неоднозначности, которая присутствует в интерпретации вопроса, а из-за постоянного повторения в решении одного и того же вопроса, который при каждой новой встрече с ним требует нового решения и нового осмысления. Таким образом, привычный скепсис, который присутствовал при попытке ответить на эти вопросы, возможно заменить на более конструктивный подход и серьезное отношение к решению философских проблем.

Одним из таких вечных вопросов является вопрос «Что есть истина?». Мы обратимся к нему в рамках аналитического дискурса. Внимание к этому вопросу и связанной с ним проблематике в XX веке не утрачивалось и сегодня вспыхивает с новой силой. Классическая контроверза, восходит к различению позиций между платоновским – онтологическим – и аристотелевским – лингвистическим и эпистемологическим пониманием истины. Она приобретает новую актуальность в результате усиления эмпирических тенденций в современной философии. Эмпиризм лишает истину специфического содержания и значения, на котором настаивала классическая эпистемология. Субстанциональность истины отрицается. В современном эмпиризме признается, что у истины отсутствует скрытая сущность, которая подлежит выявлению и исследованию. Таким образом, рушится представление об истине как цели познания, которое служило основным методологическим правилом для эпистемологии при анализе процесса научного исследования. Отрицание этого правила приводит к тому, что истина лишается своего экспланаторного статуса и не может больше выступать в качестве цели познания.

Развивая и продолжая аристотелевскую традицию, следует сохранить свойственный ей реализм в отношении понятия истины, но без гипостазирования и превращения его в реально существующее свойство вещного мира. Руководствуясь классическими представлениями, восходящими к Аристотелю, о том, что истина не применима к предикату высказывания, а применима к его субъекту, возникает потребность в процедуре индексации истинных высказываний по времени. Она состоит в функции полагания субъекта в логической структуре высказывания. Однако понимание времени как абстракции от изменения (вслед за Д. Юмом) ставит под сомнение возможность нахождения в мире «твердых» эталонов истины (факторов истинности), т.е. ее соотнесения с субъектом высказывания.

Вопрос, который в связи с этим возникает – могут ли сами принципы разума, принципы, которые направляют процесс исследования, быть истинными и действительно отражать этот процесс? Может ли нормативность принципов познания и методологических правил зависеть от времени? Могут ли эти правила изменяться с течением времени так, чтобы не утрачивать свою нормативность, – и, таким образом, оставаться действительными причинами, которые конституируют познание. Появляется опасность, связанная с возможностью рациональным способом обосновывать принятие знания: если принципы разума не отражают реально происходящие процессы в познании, то что тогда служит основанием для протекания этих процессов, за счет каких процедур конституируется легитимность процесса познания и его результат.

Степень разработанности проблемы

Понятие истины всегда находилось в центре внимания философских дискуссий, начиная с античных времен и заканчивая философией наших дней. Именно в античности происходит формирование классических представлений об истине как о соответствии знания реальности. Теория корреспонденции заявляет о себе как концепция, утверждающая истинность в результате существования определенных объектов, положений дел, фактов или реальности, с которыми ее носители входят в отношения, которые мыслятся через метафоры наложения, отображения и корреспонденции. Эти представления зарождаются в сочинениях Платона и Аристотеля. Платон впервые связывает понятие истины с термином соответствия: истина должна устанавливать степень соответствия знания подлинному бытию. В трудах Аристотеля оформляются основные эвристические принципы теории корреспонденции, которые являются одним из концептуальных базисов этой теории. Аристотель утверждает, что истина не существует в вещах, а является продуктом мысли, который возникает при связывании субъекта и предиката в высказываниях. Признание высказывания истинным, по Аристотелю, постулирует существование вещей, о которых в нем говорится. Развивая дальше положения аристотелевской концепции истины, Фома Аквинский приходит к постулированию трансцендентности истины по отношению к миру вещей и ее неизменности и вечности. Он формулирует определение истины, которое стало ассоциироваться со всей теорией корреспонденции в целом, гласящее, что «Veritas est adaequatio rei et intellectus» («истина есть соответствие вещи и интеллекта»). В философии Нового Времени, в сочинениях Р. Декарта, Дж. Локка, Г. Лейбница формируется категориальный аппарат теории корреспонденции и ее основные концептуальные положения. Истина понимается как объективное свойство предложений, независящее от человеческого мышления и процесса познания, которое это свойство открывает и которое не изменяется и не исчезает с течением времени. Утверждается принципиальная трансцендентность этого понятия по отношению к человеческому и временному фактору. В философии новейшего времени этой концепции придерживались К. Поппер, Л.Витгенштейн, Дж. Остин, Б. Рассел, У. Элстон, Х. Филд, Дж. Серл и Д. Армстронг. Общими для этих мыслителей являются представления об атомарном и замкнутом характере носителей истины, теоретический лингвоцентризм, фактуально-эмпирическая направленность в постулировании факторов истинности. Стандартный вариант истолкования критерия истины в теории корреспонденции предполагает соответствие этих высказываний фактам, положению дел, событиям и определенным ситуациям.

В отечественной философской традиции до недавнего времени господствовала специфическая версия теории корреспонденции – теория отражения («ленинская» теория отражения). Ее основное отличие от стандартных вариантов теории корреспонденции заключалось в том, что отражение признавалось не определенным отношением, которое возникало между знанием и познаваемым миром, а свойством материи, присущим всем ее уровням. В теории отражения категория отражения онтологизировалась (В.И. Ленин, А.М. Коршунов, Б.С. Украинцев, А.Д. Урсул). Это положение ставит теорию отражения ближе к платонистическому пониманию истины, чем к аристотелевскому. Основным условием существования истины в теории отражении признавался принцип конкретности истины, который устанавливался на практике. Однако было бы ошибкой понимать конкретность истины как ее чувственную наглядность или эмпиричность («не скатываясь в субъективный идеализм»). Конкретность – это «диалектическая абстрактность», которая соединяет в себе единичное и всеобщее (Т. Павлов, Т.К. Никольская).

Как возможный ответ на теоретическую закоснелость корреспондентских теорий истины и игнорирование в этих концепциях временного параметра формируются прагматические теории истины. Эпистемологические предпосылки для возникновения прагматических теорий истины формируются в философии Нового времени в трудах Дж. Беркли, Д. Юма, И. Канта. Дж. Беркли, отрицавший существование общих идей, вместе с этим поставил под сомнение существование «вещественности» внешнего мира, сделав его существование зависимым от восприятий субъекта. В философии Дж. Беркли рушится принципиальная независимость внешнего мира от субъекта, которая служила основанием для теоретико-корреспондентской концепции познания. Д. Юм и И. Кант указывают на то, что знание о вещах не отражает их действительные характеристики, а является продуктом, с помощью которого субъект упорядочивает свои восприятия. Это положение создает непреодолимые трудности для теории корреспонденции и заставляет переосмыслить основания процесса познания и достижения истины.

Прагматические теории истины представляют собой комплекс родственных концепций, объединенных положением об огромной важности человеческого фактора в организации процессов познания, об их динамическом характере и отказом от теоретико-корреспондентской концепции познания.

Прагматико-интерсубъективные концепции истины лишают истину ее субстанционального содержания и трансцендентного статуса. Вынесение истинных оценок теперь не может иметь своим источником индивидуальное постижение критериев истины, которые имели бы независимое существование от процесса познания и людей, их признающих. В соединении с эпистемологическим холизмом и отрицанием значимости индивидуальных компонентов в процессе познания, это приводит философов, отстаивающих эти взгляды, к пониманию того, что источником истинного знания являются решения сообщества или общественная практика. В этой концепции выделяются сциентистские направления Ч. Пирса и У. Куайна, соответственно, признающие приоритет за научным сообществом в признании чего-либо истинным, и анти-сциентистские Р. Рорти, которые берут все общество в качестве гаранта истины. Критерием истины в этих концепциях признавались решения сообщества. Однако возможность наличия разных сообществ приводило к утверждению интерсубъективного релятивизма и признанию того, что не существует какого-либо идеального сообщества (иногда постулируется лишь его возможность), которое могло бы завершить процесс поиска истины.

Прагматико-верификационистиские концепции, где истина приравнивается к идеальным условиям проверки, к процедуре верификации, принципиально зависящей от временных параметров. Истинность в этом отношении мыслится не как свойство предложений и высказываний, уже содержащееся в них и требующее своего обнаружения в процессе верификации, а, наоборот, как результат процесса этой верификации, без проведения которого невозможно было бы наличие истины (Дж. Дьюи, Х. Патнэм, М. Даммит). Критерием истины в этих концепциях являлся результат верификации определенного высказывания, который мог изменяться в результате последующих верификаций и не являлся раз и навсегда данным.

Прагматико-когерентные концепции утверждают истинность в когерентности знания, эпистемический вариант указывает критерий истины в согласованности нового знания со старым (У. Джеймс) или в возможности перевода новых убеждений (речь идет и о недавно приобретенных убеждениях, и об интерпретации убеждений другого лица) относительно имеющихся у индивида на данный момент (Д. Дэвидсон), а логический вариант в применение закона противоречия и эффективности научного приложения (Н. Решер). Когерентные теории истины имеют своим концептуальным источником представления об эпистемологической ограниченности людей в процессе достижения истинного знания о реальности. В этом отношении упор делается на перцептивную ограниченность в восприятии реальности, на невозможности людей обладать нейтральным непропозициональным знанием о мире и на зависимости познания от уже имеющихся эпистемических предпосылок.

В прагматико-аналитических концепциях происходит синтез дефляционизма с принципами контекстуальности и принятие ослабленных форм реализма в отношение понятия истины (Д. Дэвидсон, У. Куайн, Г. фон Вригт, Т. Хоган). Анализ условий истинности высказываний или предложений в этой концепции происходит за счет синтеза 3-х составляющих: контекста высказывания (время и место), самого высказывающегося и высказывания. Таким образом, одним из основных условий истинности высказывания признается его временной индекс, который устанавливает связь высказывания с определенной ситуацией, в которой оно высказывалось, и которая должна была служить критерием его истинности.

С другой стороны, как реакция на метафизический реализм в отношении понятия истины возникают дефляционистские концепции истины, где истинность приравнивается к утвердительной силе высказывания и утверждается метафизическая избыточность этого понятия (Г. Фреге, Ф. Рамсей, П. Стросон, А. Айер, Р. Рорти). Эти теории утверждают отсутствие эмпирического содержания у понятия истины, что ведет к представлению о невозможности выявления у нее какой-либо сущности и невозможности идентификации каких-либо критериев ее наличия.

Как модификация перформативной теории П. Стросона и теории избыточности Ф. Рамсея возникает просентенциализм (Н. Белнап, Д. Гровер, Дж. Кэмп, позднее Р. Брэндом). Истина, согласно просентенциализму, не является предикатом, а функционирует в качестве синкатегорематического оператора подобно местоимению в предложениях так называемое «местопредложение».

Соединение дефляционистских теорий с положениями «Семантической концепцией истины» А. Тарского и теорией «семантического восхождения» У. Куайна порождает волну логических теорий истины, где фундаментальным инструментом, описывающим природу этого понятия, становится Т-схема А. Тарского. Она заменяет общие критерии истины, которые должны были выявлять истинность высказываний. Понятие истины в этих теориях используется в качестве средства обобщения или увеличения выразительности языка, т.е. понятие истины признается определенным логическим свойством. Одним из наиболее влиятельных течений в этом направлении является минимализм П. Хорвича. В той или иной степени теоретиками логических теорий истины можно назвать С. Лидса, А. Гупта, Х. Филда, Д. Мартина, Дж. Додда, М. Девитт, Э. Соса, А. Бавэ.

В отечественной философской традиции прагматизм и элементы прагматических теорий истины исследовались Б.Э. Быховским, А.С. Богомоловым, Ю.К. Мельвилем, Б.И. Липским, В.В. Целищевым, А.Ф. Грязновым, И.Д. Джохадзе, Н.С. Юлиной, И.В. Стекловой, М.В. Лебедевым, С.В. Никоненко Е.И. Беляевым, С.И. Труневым, В.А. Ладовым. Ю.К. Мельвилю принадлежит заслуга в разделении прагматических теорий истин на несколько видов.

Проблемы, связанные с концепцией аналитической теории истины анализировались в работах Е.Д. Смирновой, Э.М. Чудинова, Е.Е. Ледникова, В.В. Целищева, С.Ф. Мартыновича, В.С. Швырева, Е.И. Беляева, В.А. Суровцева. Семантическая теория истины и дефляционистские теории истины рассматривались В.В. Целищевым, В.В.Петровым, А.В. Бессоновым, М.В. Лебедевым, А.З.Черняком, Е.И. Беляевым, В.Н. Даниловым, О.Э. Вертинской, Л.Д. Ламберовым, Н.А. Тарабановым, А.В. Хлебалиным.

Объект исследования – истина как фундаментальное понятие эпистемологии и философии науки.

Предмет исследования критерии истины в рамках контекстуального подхода в теории истины.

Основная цель исследования и задачи

Основная цель исследования состоит в обосновании применения контекстуального подхода к пониманию истины.

Реализация цели исследования предполагает решение следующих задач:

  1. Проанализировать и выявить характеристики прагматических теорий истины.

  2. Выявить эссенциальные свойства, признаки и характеристики, присущие истине, через поиски ее критериев в процессе индексации истинных высказываний по времени.

  3. Выяснить возможности существования аналитической истины, то есть истины, не зависящей от реальности, фактов и действительности, а имеющей свое обоснование только в человеческом разуме и его продуктах.

  4. Рассмотреть роль индексации истинных высказываний по времени в формировании контекстуальных условий в процессе генезиса пропозиционального знания.

  5. Проанализировать взаимоотношения, существующие между понятиями истины и рациональности.

Методологические основания исследования

Общефилософская позиция, которая будет выступать регулятивным принципом исследования – это номиналистическое учение. Номинализм означает, что единственные вещи, которые допускаются в универсуме – это так называемые сингулярности, или единичности. Наиболее полно принципы номинализма в приближении к проблеме исследования понятия истины выражены в концепциях «эпистемологического бихевиоризма», «реизма», «радикального эмпиризма» и в методологических установках контекстуализма1, натурализма и экстернализма. Данные теории и установки выступают метафизическим принципом построения философских систем и концепций. Этот философский подход связан, прежде всего, с именами У. Оккама, Т.Котарбиньского, позднего Витгенштейна и Р. Рорти. В логике – с именами Н. Гудмена, У. Куайна, А. Тарского. В математике номиналистических позиций придерживались Л.А. Рвачев, П. Бенацерраф, Х. Филд. Номинализм тесно соприкасается с другим философским течением – инструментализмом, основатель которого Д. Дьюи находился под сильным влиянием естествознания и предлагал внести методы естествознания в философию; также многие прагматисты (инструменталисты) были одновременно номиналистами и бихевиористами (У. Куайн и Р. Рорти).

В исследовании также используются исторический и логический методы и метод философской компаративистики.

Научная новизна исследования

Научная новизна исследования заключается в синтезе прагматических теорий истины с дефляционистскими, результатом этого синтеза стала выработка ригидной («твердой») версии дефляционизма, которая может быть обозначена как контекстуальный подход в теории истины. Результаты, отображающие новизну проделанного исследования, заключаются в следующем:

1. Выявлены характеристики прагматических теорий истины, определяющие истину как несубстанциональную.

2. Установлено, что в прагматической теории критерии истины лишены объяснительной и прогностической функций в отношении высказывания, за которым признается истинность.

3. Обосновано, что отрицание критериев истины подрывает основы дихотомии аналитическое/синтетическое.

4. Уточнены контекстуальные условия в генезисе пропозиционального знания.

5. Определено, что нормативность рациональности не имеет существенной методологической связи с понятием истины в прагматической теории истины вследствие отсутствия каких-либо эталонов в процедуре обоснования истинных высказываний.

Положения, выносимые на защиту

1. Прагматическое понимание истины характеризуется отказом от теоретико-корреспондентской концепции познания. В рамках прагматизма такие его характеристики как интерсубъективность и верификационизм выступают признаками несубстанциональной трактовки истины. Несубстациональность истины является главной причиной отказа от использования неопрагматическими философскими концепциями самого понятия истины.

2. Дефляционистский тезис относительно содержания понятия истины заключается в том, что понятие истины ничего не добавляет к смысловому значению предложения. Отсюда делается вывод, что у истины нет особой, скрытой в ней сущности, обладание которой представляло бы исчерпывающее понимание природы этого понятия. Отсутствие сущности у понятия истины и возможность ее замены утвердительной силой высказывания (в некоторых случаях) указывает на совершенно особое содержание этого понятия, которое не поддается исчерпывающему определению и какой-либо полной идентификации с помощью критериев. Однако невозможность обладать критерием истины как всеобщим признаком истинных высказываний, не указывает на отрицание понятия истины, так как истинность некоторого высказывания зависит от специфических и уникальных черт, присущих только этому высказыванию, которые не могут быть эксплицированы за счет каких-либо общих свойств и признаков.

3. Зависимость понятия истины от времени предполагает возможность пересмотра любого предложения и отрицание существования необходимых и безусловных истин, то есть тех характеристик, которыми аналитическая истина наделяет своих носителей. С другой стороны, отказ от эссенциализма и теории корреспонденции подрывает философские основы теории аналитичности и делают существование аналитической истины не интеллигибельной.

4. Контекстуальный подход к пониманию природы истины предполагает фундаментальную зависимость истины от времени. Эта зависимость выражается в формировании контекстуальных условий, которые позволяют высказываниям обладать значением истины. Следовательно, хотя мы и не можем зафиксировать постоянное существование неизменных факторов истинности, действовавших на момент высказывания, но можем обладать знанием условий, при выполнении которых высказывания могут называться истинными или ложными. Таким образом, контекстуальность истинностного высказывания есть индексация, корреляция, семантическая соотнесенность высказывания по времени с ситуацией высказывания.

5. Контекстуальный взгляд на истину указывает на невозможность называть нормы эпистемологической рациональности истинными. Для эпистемологии это означает переход к некоторому виду методологического релятивизма, который указывает на прецедентный характер зарождения норм эпистемологической рациональности. Обоснование применения этих норм имеет своим источником не внешние факторы (такие как реальность, действительность или фактическое положение), а внутреннюю логику исследования.

Теоретическое и практическое значение исследования

Теоретическая значимость данного исследования обусловливается новизной подхода и тем методологическим синтезом, которые оно привносит в проблемное поле теории истины и эпистемологии. Полученные результаты исследования позволяют сформулировать взгляд, объясняющий функционирование процессов познания, учитывая их темпоральные характеристики, в отношении понятия истины. Разработанные в данном диссертационном исследовании теоретические наработки могут служить в качестве концептуального базиса (как категориального, так и методологического) для проведения исследований в других областях эпистемологии (теория значения, философия сознания), в логике и в философии науки и в других смежных областях философского знания.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в дальнейшей преподавательской и научно-исследовательской деятельности, особенно при разработке учебных курсов и программ по теории познания и логике, философии языка и сознания.

Структура работы

Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, пяти параграфов, заключения и библиографического списка.

Апробация диссертационного исследования

Основное содержание, выводы и результаты исследования докладывались на заседании кафедры теоретической и социальной философии СГУ, на методологическом семинаре аспирантов, на научных конференциях различного уровня:

Региональной научно-теоретической конференции молодых ученых «Общество риска: цивилизационный вызов и ответы человечества» (Саратов, декабрь 2005); Регтональной научно-теоретической конференции молодых ученых «Ценностный мир человека в современном обществе» (Саратов, декабрь 2006); Региональной научно-теоретической конференции молодых ученых «Жизнь: бытийственный, ценностный и антропологический аспекты» (Саратов, декабрь 2007); Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых «Культура, наука, человек в постсовременном обществе» (Саратов, декабрь 2008); Ι Всероссийской научной конференция молодых ученых «Философия XX-й век: проблемы, тенденции, перспективы» (Екатеринбург, 12-14 марта 2009); Всероссийской научной конференции молодых ученых «Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук» (Саратов, апрель 2009); Международной конференции «Парадигмы современной науки» (Караганда, май 2009); Второй международной конференции «Рациональные реконструкции истории науки» (Санкт-Петербург, 22-23 июня 2009); V Всероссийском научном конгрессе «Наука. Философия. Общество» (Новосибирск, 25-28 августа 2009); XII Международной научной аспирантской конференции «Актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии» (Пермь, 15-16 октября 2009); Пятых Всероссийских Аскинских чтениях (Саратов, 20 октября 2009); Международной научной конференции «Философия сознания: аналитическая традиция. Третьи Грязновские чтения» (Москва, 6-7 ноября 2009); III Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Искусственный интеллект: философия, методология, инновации» (Москва, 11-13 ноября 2009); VII Всероссийских Пименовских чтениях «Православная культура: ценности классической науки, образования и искусства» (Саратов, 11-12 декабря 2009).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Проблема следования правилу как проявление радикального эпистемологического скептицизма в аналитической философии языка 09. 00. 03 история философии 09. 00. 01 онтология и теория познания

    Автореферат
    Проблема следования правилу, впервые представленная в произведениях позднего Л. Витгенштейна, является одной из самых обсуждаемых тем в новейшей аналитической философии.
  2. Феномен субъектности в пространстве современной философской рефлексии 09. 00. 01 онтология и теория познания

    Автореферат
    Защита состоится «8» декабря 2011 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.11 по философским наукам при Южном Федеральном университете по адресу: 344038, г.
  3. Философские основания проблемы эвтаназии: методологический анализ

    Автореферат диссертации
    Защита диссертации состоится 19 октября 2006 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 212. 286. 02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук при Уральском государственном университете им.
  4. «Наука и вненаучное знание» в курсе философии науки

    Документ
    К.А. Михайлов. Научно практическая конференция «Проблемы преподавания логики и дисциплин логического цикла» (13-14 мая 2004 г., Киев). Заметки участника
  5. Понимание: предметно-логический и культурно-исторический аспекты

    Автореферат диссертации
    Защита состоится « » 2007 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 212.062.01 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, Иваново, улица Ермака, 37/7, ауд.

Другие похожие документы..