Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Аэродромный пожарный автомобиль АА-8/60 предназначен для тушения пожаров огнетушащими средствами и проведения аварийно-спасательных работ на взлетно-п...полностью>>
'Методические рекомендации'
За последнее время в Самарской области возросло количество самоубийств. По сводкам станции Скорой помощи за неделю, в среднем около 10 подростков пыт...полностью>>
'Документ'
Планирование на предприятии – это взаимосвязанная научная и практическая деятельность людей, предметом изучения которой выступает система свободных р...полностью>>
'Документ'
Как известно, реалии, по определению профессора Г. Д. Томахина – это названия присущих только определенным нациям и народам предметов материальной кул...полностью>>

Поддьяков А. Н. Противодействие обучению конкурентов и троянское обучение в информационных технологиях // 1-ая Международная конференция по бизнес-информатике

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Поддьяков А.Н. Противодействие обучению конкурентов и троянское обучение в информационных технологиях // 1-ая Международная конференция по бизнес-информатике. Труды международной научно-практической конференции, 9-11 октября 2007 г. Звенигород, 2007. С. 261-269.

Абсолютное большинство теорий обучения исходит из следующего принципиально важного предположения. Считается, что все лица, проводящие обучение (родители, воспитатели, преподаватели вузов, консультанты фирм и т.д.), ставят перед собой одну принципиально общую цель – повысить эффективность обучения. При этом не обсуждались следующие важнейшие вопросы. Действительно ли организаторы и участники процесса обучения всегда благонамеренны и преследуют лишь положительные цели? Может ли существовать тип обучения, при котором обучающий целенаправленно старается построить обучение таким образом, чтобы оно тормозило, замедляло процесс обучения, противодействовало ему? Возможно ли целенаправленное обучение "со злым умыслом" и "обучение плохому"?

Один из общих законов конкуренции состоит в том, что конкурентных преимуществ можно достигать двумя путями: а) усиливая свой собственный потенциал; б) ослабляя соперника. Отсюда следует, что если способность к обучению становится критически важна в конкурентной борьбе в той или иной области, в ней начинается реализация обоих путей - безотносительно к тому, что в учебниках педагогики и педагогической психологии обучение традиционно рассматривается как деятельность, направленная на всеобщее благо. В данной статье мы рассмотрим проблему противодействия обучению конкурентов применительно: а) к людям – участникам конкурентной борьбы в области информационных технологий; б) к системам искусственного интеллекта.

Обратимся вначале к человеческой жизни.

Наблюдения и специально проводимые исследования показывают: в реальной жизни случаи противодействия обучению конкурента встречаются в самых разных возрастных, социальных, профессиональных группах – важно, чтобы в их деятельности была конкуренция, ощущаемая участниками как значимая с той или иной точки зрения [Поддьяков, 2004, 2006]. Даже дети могут учить новичков заведомо проигрышным стратегиям игры, чтобы выигрывать сами; профессионалы – преднамеренно давать сопернику неправильные или невыгодные советы, рецепты, инструкции, и т.д. Приведем некоторые примеры.

В фирме по изготовлению и продаже телекоммуникационного оборудования руководитель отдела по работе с клиентами, ответственный, в том числе за их обучение обращению с этой сложной техникой, получил следующую инструкцию от директора фирмы. Директор сказал, что к ним под видом клиентов могут обращаться конкуренты – для выведывания секретов. Поэтому учить всех приходящих надо так, чтобы они ничему существенному не научились (кроме нажимания кнопок на внешней панели). В случае проблем клиент всегда может обратиться в саму фирму, где все и будет налажено. Этот пример интересен тем, что здесь один человек учит другого (нижестоящего учителя), как тому не учить своих учеников. Нижестоящий учитель ставится тем самым в сложное положение, способное вызвать внутриличностный конфликт.

В вышеприведенном случае противодействие обучению вызвано соображениями секретности и подчиняется принципу: тот, кто выступает в роли обучаемого, "должен знать и уметь только то, что ему положено знать и уметь – лишние знания и умения недопустимы (вредны)" [Малюк, Погожин, Толстой, 2003]. Такого дидактического принципа не найти в традиционных учебниках педагогики, где вопрос недопущения учащегося к знаниям показался бы нонсенсом!

Однако в реальном бизнесе при слиянии фирм в альянсы одна из них может специально выполнять роль так называемого троянского коня, чтобы в период нахождения в альянсе, в процессе скрытого или явного обучения у другой фирмы – члена альянса получить скрываемую технологическую и иную информацию, после чего разорвать альянс и выйти на рынок более конкурентоспособной. В свою очередь, другая фирма, закономерно предполагая и такой вариант развития событий, принимает меры защиты от этого несанкционированного ею приобретения знаний членом альянса [Гарретт, Дюсссож, 2002; Dussauge et al., 2000]. Это одна из сторон управления знаниями в конкурентной борьбе.

Троянское обучение

Особый интерес представляет троянское обучение – скрытое обучение другого субъекта тому, что для него невыгодно, вредно, опасно, но соответствует интересам организатора обучения [Поддьяков, 2004; 2006; Poddiakov, 2004, 2007]. (Понятие образовано на основе метафоры "троянского коня".)

Зарубежная фирма предложила Государственному научному центру РФ "Физико-энергетический институт" бесплатное обучение технологии компьютерных расчетов для атомных электростанций. При юридической экспертизе оказалось, что в случае принятия предложения фирма может, пользуясь правом интеллектуальной собственности, наложить вето на любую международную сделку института, в которой использовалась эта технология. Глава Центра охарактеризовал это обучение как средство "закабаления конкурента" [Коновалова, Коновалов, 1998]. В данном примере важно, что чем качественнее и универсальнее было бы исходное обучение и чем шире обучаемые использовали бы его результаты, тем масштабнее и разрушительней стал бы эффект последующих действий со стороны, организовавшей обучение. Это обучение должно было стать поистине троянским.

Особенно уязвимым для троянского обучения оказывается дистантное обучение. Ведь здесь разные участники образовательного процесса получают намного более широкие возможности для скрытого вторжения в учебный процесс конкурента, искажения или подмены учебного материала и т.п. Наиболее яркие примеры можно найти в областях, связанных с интернет-обучением военным видам деятельности. Сотрудница Контртеррористического института Я. Шахар подчеркивает: "Нам очень важно знать, чему они [террористы – А.П.] учат друг друга. В форумах, на сайтах мы видим оружие, которое они предпочитают… В таких случаях мы можем вмешаться в дискуссию и сказать: нет это неэффективно, лучше попробуйте вот это. Это же открытый университет – что-то вроде википедии. Можно подсказать им идею глушителя, но такого, что размер слишком мал. И предложить испытать его со студентами, посмотреть как он работает. То же со взрывчаткой: легко придумать новые варианты состава, выложить на сайт открытого университета – и на следующий день посмотреть, у кого не хватает пальцев на руках" [Левкович-Маслюк, 2007, с. 26].

Таким образом, можно видеть, что технологии противодействия обучению соперников и троянского обучения развиваются в тесной связи с развитием технологий, стимулирующих обучение.

В целом, можно утверждать, что развитие цивилизации осуществляется под влиянием двух противоположных и взаимосвязанных направлений социальных воздействий: а) стимулирования обучения и развития интеллекта; б) противодействия им [Поддьяков, 1999]. Безусловно, это в первую очередь относится к обществу знаний - в нем удар по способности учиться, по процессам обучения и овладения новыми видами деятельности является одним из наиболее эффективных, чтобы сделать конкурента несостоятельным в стремительно меняющемся мире.

Обратимся к недавней истории. Дж. Олсон приводит примеры того, как странам с опасными режимами, пытающимся нелегально получить мощные компьютеры, запрещенные к продаже, давали возможность украсть или купить предварительно подготовленную компьютерную систему со специально подготовленными "закладками" ("логическими бомбами"), которые приводили, например, к опасным скачкам давления в трубопроводе, находящемся под контролем этой системы, или к другим сбоям и катастрофам [Olson, 2006]. Дж. Олсон не анализирует эти относительно недавние ситуации с точки зрения развития компьютерных технологий, поскольку фокус его интереса – моральные дилеммы. Нас же здесь интересует именно возможное развитие компьютерных технологий. Вряд ли можно сомневаться, что подобные ситуации могут повторяться, но уже на новом витке. Если в будущем способность интеллектуальных систем обучаться станет критически важной характеристикой, дающей значительное конкурентное преимущество, то с большой вероятностью обладатели этих систем введут те или иные ограничения и запреты доступа к ним, их приобретения и т.д. А для тех субъектов, кто нелегально попытается обойти эти ограничения, время от времени будут предлагаться системы с "троянской начинкой" – но уже в отношении способности учиться: системы, имеющие учебные способности ниже ожидаемых; обучающиеся не тому, что нужно пользователю; и т.д.

Остановимся подробнее на проблеме стимуляции обучения и противодействия ему в системах искусственного интеллекта.

Обучение и системы искусственного интеллекта

В настоящее время важнейшим, самым перспективным направлением в области искусственного интеллекта считается создание систем, способных к обучению. Доказывается, например, что совершенствование обучаемости так называемых программных сетевых агентов (специальных программ-роботов) не только сделает более эффективными поисковые системы, используемые человеком, но и превратит сам Интернет в самообучающуюся макросистему в целом [Шумский, 2000].

Со своей стороны заметим: в силу психологических закономерностей в случае появления высокоэффективных обучающихся систем некоторые из людей, работающие в областях жесткой (жестокой) конкуренции, займутся созданием обучающихся систем второй и последующих ступеней. А именно, возможными направлениями развития искусственного интеллекта может стать разработка компьютеризованных систем:

а) противодействующих обучению других технических систем, понижающих их обучаемость и "интеллектуальный уровень" (это может быть выгоднее, чем прямое уничтожение системы или полная и явная остановка ее функционирования);

б) систем, обучающихся и повышающих свой "интеллектуальный уровень" именно в условиях противодействия их функционированию [Поддьяков, 1999, 2004; Poddiakov, 2001, 2007].

Указанные нами возможности развития обучающихся систем искусственного интеллекта обычно не эксплицируются. Напротив, прогнозы в связи с обучением в этой области делаются самые оптимистические, например: «Существует множество типов [программных – А.П.] агентов, различающихся по своим "способностям". Так, есть обучаемые и не обучаемые агенты, умеющие взаимодействовать с другими агентами, и "индивидуалы", агенты с различной степенью автономности, и т. д. Для Сети идеальны агенты, сочетающие все эти возможности. Обучаясь вкусам и предпочтениям своего хозяина, самостоятельно взаимодействуя от его имени с другими агентами, представляющими интерес поставщиков разного рода услуг, такие агенты способны создать по-настоящему комфортную среду обитания пользователей Сети. Отличительная черта таких программных агентов – стремление как можно лучше понять, что от них требуется. Они наблюдают за поведением хозяина, стараясь уловить закономерности и предложить свои услуги» [Шумский, 2000].

Следует понимать, что от этого описания один шаг до осознания и реализации не столь благоприятной перспективы. Тому, кто считает, что обучаемость технического устройства – это переменная, управляемая и изменяющаяся в определенном диапазоне, один шаг до того, чтобы понять: можно пытаться значение этой переменной не только поднимать, но и опускать до нуля. Тогда в силу уже сейчас наблюдающегося конфликта интересов и конкуренции многочисленных субъектов, использующих Интернет, их "продвинутые" программные агенты, обучаясь вкусам и неосознанным предпочтениям хозяев, или же под их прямым управлением, научатся самостоятельно понижать обучаемость агентов-конкурентов. Это будет иная сторона обучаемости программных агентов, по-разному взаимодействующих друг с другом в интересах своих хозяев. Затем у кого-то может возникнуть идея придать содержательный смысл переводу обучаемости в значения ниже нуля, в отрицательную область, и т.д. – эскалация возможностей представляется здесь безграничной.

Но интересно, что сейчас среди огромного количества научной и ненаучной литературы, эксплуатирующей тему столкновения систем искусственного интеллекта (например, роботов или враждующих суперкомпьютеров и т.д.) как тему их физической схватки, перепрограммирования друг друга и т.д., нам не удалось обнаружить констатации того, что полем конкуренции систем искусственного интеллекта может стать обучаемость, ее повышение и понижение – и это при том, что сама способность приобретать знания, обучаемость оценивается невероятно высоко. Однако почему-то мало осознается, что придание высокого веса знаниям и обучаемости в картине мира (в доктрине и т.д.) может вести соперников – не только людей – и к повышению своей собственной обученности и обучаемости, и к попыткам ослабления чужой.

Рефлексивная модель управления обучаемостью

Предварительно подчеркнем, что речь идет именно об управлении обучаемостью, а не об управлении обучением. Ведь пытаться управлять обучением субъекта (интеллектуальной системы, программного агента) как процессом приобретения им тех или иных знаний, умений, навыков, можно и не прибегая к изменению его обучаемости. Многие виды животных целенаправленно учат своих детенышей. Но нет никаких данных, что они целенаправленно управляют их обучаемостью – хотя стихийно, вероятно, влияют на нее. Целенаправленная разработка и реализация программ повышения обучаемости "учись учиться" – это прерогатива человека и, возможно, созданных им искусственных систем.

Итак, для того, чтобы поставить задачу повышения обучаемости одних субъектов (программных агентов и т.д.) и понижения обучаемости других, необходимо иметь достаточно развитую теорию обучения, которая включает представления о качестве обучаемости вообще, и в том числе: а) представления о ее изменяемости и б) о факторах влияния на эти изменения; а также представления об особенностях этого качества у тех субъектов (агентов), на которых могут быть направлены воздействия, и их стратегиях, связанных с этим качеством. Лишь тогда можно пытаться, например, целенаправленно усиливать факторы своей обучаемости (или обучаемости партнеров, союзников, вассалов) при ослаблении стимулирующих факторов обучаемости и введении подавляющих факторов для соперников.

Делая небольшое отступление, заметим, что не всякая теория обучения постулирует изменчивость обучаемости. Обучаемость может пониматься и как неизменное качество на протяжении существования субъекта – например, в силу жесткой генетической детерминации. При этом нам представляется, что на практике любая теория обучения – даже та, которая не рассматривает обучаемость как изменяемую характеристику, – все-таки неосознанно стремится изменить профиль обучаемости субъекта (агента). Среди прочего, она стремится повысить его чувствительность к воздействиям своих инструментов и факторов влияния и при этом понизить или отрицательно окрасить чувствительность к воздействиям инструментов и факторов влияния "чуждых" ей, инородных теорий обучения.

В целом мы считаем, что обобщенная модель рефлексивного управления обучением и обучаемостью в группе из N субъектов (агентов и т.д.) разного уровня должна включать уровни рефлексии чужих теорий обучения и чужой обучаемости. Если у одного субъекта (агента) эти уровни более адекватны, то он может явить чудо обучения – доброе или злое – для другого субъекта (агента). В перспективе в этой модели необходимо связать положительную / отрицательную динамику: а) обучения, б) обучаемости, в ) наращиваемого (теряемого) интеллектуального потенциала (понимаемого как многомерный конструкт) у каждого из членов группы с динамикой соотношения их целей и стратегий, изменяющихся в ходе этого взаимодействия.

С нашей точки зрения, троянские эффекты обучения будут с большой вероятностью наблюдаться в любой системе такого рода. С одной стороны, это эффекты непреднамеренного троянского обучения. Одна из важнейших причин состоит в следующем – здесь мы сошлемся на У. Р. Эшби. «Человек не обладает ни одной умственной способностью, которая была бы "хороша" в абсолютном смысле… Нет ни одного свойства или способности мозга, обычно считаемых желательными, которые не становятся нежелательными при другом типе окружающей среды». Измените окружающую среду, и обладатель той или иной умственной способности окажется в невыгодном положении именно в силу обладания этой способностью. Например, некоторые ловушки для крыс рассчитаны именно на высокую обучаемость и адаптивность этих животных. Будь они менее обучаемы и более глупы, они не попадали бы в эти ловушки [Эшби, 1966, с. 325].

Развивая эти положения У.Р. Эшби, отметим: невыгодность обладания той или иной умственной способностью, проявляющаяся в определенных средах или ситуациях, ведет к тому, что предшествующее обучение, развивавшее эту способность, будет неизбежно выглядеть в них троянским.

С другой стороны, в сложной динамической среде, где имеются факторы, позволяющие осуществлять различные виды обмана, а также есть факторы, не только повышающие обучаемость, но и понижающие ее, произойдет следующее: самоорганизующиеся системы, населяющие эту среду, в ходе своего развития неизбежно откроют возможность троянского обучения и начнут развивать в различных направлениях его цели, содержание, методы и средства – одновременно с развитием целей, содержания, методов "истинного" обучения и с повышением обучаемости.

В заключение подчеркнем следующее. Разработка конкурентных сред, в которых конкуренция агентов за более высокие уровни обучаемости является одной из ключевых характеристик среды, может стать важным направлением практической и исследовательской деятельности. Цель состоит в разработке конкурентных сред, позволяющих генерировать и отбирать интеллектуальных агентов с оптимальными способностями к обучению.

Работа поддержана РГНФ, проект № 06-06-00183а.

Гарретт Б., Дюсссож П. Стратегические альянсы. М.: ИНФРА-М, 2002.

Коновалова И., Коновалов Б. Все на продажу // Вечерняя Москва. № 28 (22313). 5 февраля 1998. С. 6.

Левкович-Маслюк Л. Инструктаж // Компьютерра. № 25-26 (693-694). 10 июня 2007. С. 22-26. Электронная версия: .

Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М.: Ин-т психологии РАН, 2000.

Малюк А. А., Погожин Н. С., Толстой А. И. Обучение вопросам компьютерной безопасности специалистов-профессионалов и персонала, связанного с противодействием компьютерным атакам. Доклад на российско-американском семинаре по проблемам компьютерного терроризма. 18 марта 2003 г., Президиум РАН, Москва.

Поддьяков А.Н. Противодействие обучению конкурента и "троянское" обучение в экономическом поведении // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2004. № 3. С. 65-82. Электронная версия: .

Поддьяков А.Н. Психология конкуренции в обучении. М.: Изд. дом ГУ-ВШЭ, 2006.

Поддьяков А.Н. Философия образования: проблема противодействия // Вопросы философии. 1999. № 8. С. 119-128. Электронная версия: .

Шумский С. Нейросетевые агенты в интернете // Компьютерра". №4. 8 февраля 2000 года. Электронная версия: .

Эшби У.Р. Принципы самоорганизации // Принципы самоорганизации. М.: Мир, 1966. С. 314-343.

Dussauge P., Garrette B., Mitchell W. Learning from competing partners: outcomes and durations of scale and link alliances in Europe, North America and Asia // Strategic management journal. 2000. V. 21. P. 99–126.

Olson J. Fair play: the moral dilemmas of spying. Washington: Potomac Books, 2006.

Poddiakov A. Counteraction as a crucial factor of learning, education and development: opposition to help // Forum: Qualitative Social Research. [On-line Journal]. 2001. Vol. 2(3). .

Poddiakov A. Development and inhibition of learning abilities in agents and intelligent systems // Proceedings of IADIS International conference "Intelligent systems and agents" / Ed. by A.P. dos Reis, K.Blashki, Y.Xiao. July 3-8, 2007. Lisbon, Portugal. P. 235-238.

Poddiakov A. "Trojan horse" teaching in economic behavior // Social Science Research Network, 2004. .

Понятия рефлексии и рефлексивного управления мы используем в значении, введенном В.А. Лефевром [Лефевр, 2000].



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Диссертация на соискание ученой степени доктора психологических наук

    Диссертация
    Глава 1. Структура и функции исследовательской инициативности в деятельности человека . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  2. Iii всероссийский социологический конгресс

    Документ
    Социологическое сообщество в России отмечает в 2008 году две значимые юбилейные даты: 50-летие создания первой в стране социологической ассоциации – Советской социологической ассоциации (ССА) и 40-летие учреждения первого в стране

Другие похожие документы..