Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Экзаменационные вопросы'
Другие основные ценные бумаги: депозитные сертификаты банков, сберегательные сертификаты, чеки, коносаменты, закладные....полностью>>
'Документ'
Федеральным законом от 24.07.2007 N 216-ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие закон...полностью>>
'Документ'
Все это напоминает полиморфное психическое расстройство или группу психических расстройств, связанных с дезинтеграцией процессов мышления и эмоциональ...полностью>>
'Документ'
2. Департаменту вищої освіти (Болюбаш Я.Я.), Інституту інноваційних технологій і змісту освіти (Удод О.А.) з урахуванням пропозицій центральних орган...полностью>>

Седьмая волна психологии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ НАУК

СЕДЬМАЯ ВОЛНА ПСИХОЛОГИИ

Выпуск 7.

Под редакцией

Козлова Владимира

Ярославль, 2010

ББК 88.4 + 53.57

УДК 159.99

Сборник издается по решению редакционно-издательского отдела МАПН.

Седьмая волна психологии. Вып. 7./Сб. под ред. Козлова В.В.– Ярославль: МАПН, ЯрГУ, 2010 – 444 с.

Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной психологии.

Книга адресована психологам, социальным работникам, психотерапевтам, практическим психологам и специалистам в области психологической и социальной работы с населением.

Технический редактор: Богдана Лисовенко

Козлов В.В., 2010

СОЗНАНИЕ КАК ПРЕДМЕТ ИНТЕГРАТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Козлов В.В. (Ярославль)

Как в психологическом научно-гносеологическом плане, так и в плане философского или теологического исследования, проблема сознания является одинаково трудно раскрываемой. Сознание как психический феномен обладает рядом специфических и даже уникальных особенностей, которые затрудняют его научное исследование.

Вслед за Л.С. Выготским интегративная психология определила категорию сознания центральной для всей психологии. Эта позиция имеет свою, и весьма содержательную, предысторию.

В европейской традиции психология являлась одним из разделов философии, в понятие души в разное время философы вкладывали различное содержание в зависимости от того, какая психическая функция считалась ими наиболее существенной для человеческого существования: познавательная или моральная. Психология понималась в философии не иначе, как философия сознания.

Именно в философской психологии была поставлена фундаментальная проблема связи души-сознания с телом. Согласно Р. Декарту, мы можем сомневаться во всем, кроме существования своего сознания и Я как его центра, того, кому принадлежит мое сознание. Я рассматривается безотносительно тела, внешнего мира и других Я. Я абсолютно самодостоверно и прозрачно для себя. Можно сомневаться в том, существует ли внешний мир, и даже в том, существует ли моё тело. Но само моё сомнение во всяком случае существует. Сомнение же есть один из актов мышления. Я сомневаюсь, поскольку я мыслю. Если, т. о., сомнение — достоверный факт, то оно существует лишь поскольку существует мышление, поскольку существую я сам в качестве мыслящего: «...Я мыслю, следовательно, я существую...»1

И. Кант говорит о невозможности существования эмпирического я без Я трансцендентального, которое является условием объективности опыта. Объективность опыта возможна лишь при его непрерывности, непрерывным должен быть и тот, кому этот опыт принадлежит, т.е. Я. Трансцендентальное единство апперцепции, утверждение «Я мыслю» потенциально сопровождает течение опыта, представляет собой основу любого знания, при этом само знанием не является. Мыслящее Я не дано ни в каком опыте. Трансцендентальное Я не может быть объектом самого себя. О нем можно лишь как-то мыслить или символически намекать, но не знать. Трансцендентальное Я является вещью в себе.

Трансцендентальное единство апперцепции предполагает наличие эмпирической апперцепции временного характера, т.е. «темпорально окрашенного сознания конкретных состояний субъекта»2 и чистой апперцепции, которая является условием всякого эмпирического сознания представлений, т.е. отнесением этих представлений к тождественному Я. Сознавая представления, мы одновременно осознаем себя осознающими эти представления. Я мыслится как сохраняющееся в потоке перцепций, находится вне времени и задает единство многообразия состояний.

Отец основатель научной психологии В. Вундт, вслед за Р.Декартом, полагал, что естественнонаучными методами можно изучать только простейшие психические процессы и эти методы не годятся для познания высших психических функций, связанных с социокультурными аспектами жизни человека, причем Вундт был уверен, что высшие психические функции можно изучать только неэкспериментальными методами.

Его рассуждения не были восприняты в эпоху доминирования позитивистских настроений и экспериментальная парадигма была распространена на все психологические феномены, хотя позднее все последующие психологические теории стали развиваться через критическое переосмысление вундтовской системы психологии, причем критика осуществлялась на основе различных мировоззренческих моделей человека, которые закладывались в естественнонаучную по форме систему знаний о психическом.

У. Джемс3 подразумевал, что порядок исследования должен быть аналитическим и необходимо к изучению сознания взрослого человека приступать по методу самонаблюдения. По его мнению (он выделяет четыре свойства сознания), первичным конкретным фактом, принадлежащим внутреннему опыту, служит убеждение, что в этом опыте происходят какие-то сознательные процессы, а состояния сознания сменяются в нем одно другим. Он отмечает в сознательных процессах четыре существенные черты:

  1. каждое состояние сознания стремится быть частью личного сознания;

  2. в границах личного сознания его состояния изменчивы;

  3. всякое личное сознание представляет непрерывную последовательность ощущений;

  4. одни объекты оно воспринимает охотно, другие отвергает и, вообще, все время делает между ними выбор.

Состояния сознания, встречаемые в природе - «личные сознания – умы, личности, определенные конкретные «я» и «вы», причем «мысли каждого личного сознания обособлены от мыслей другого: между ними нет никакого непосредственного обмена, никакая мысль одного личного сознания не может стать непосредственным объектом мысли другого сознания»4.

«…В сознании происходят непрерывные перемены и ни одно, раз минувшее состояние сознания, не может снова возникнуть и буквально повториться. Все эти сложные состояния сознания образуются из сочетаний простейших состояний. Реальности, объективные или субъективные, в постоянное существование которых мы верим, по-видимому, снова и снова предстают перед нашим сознанием и заставляют нас из-за нашей невнимательности предполагать, будто идеи о них суть одни и те же идеи…Анализ цельных, конкретных состояний сознания, сменяющих друг друга, есть единственный правильный психологический метод, как бы ни было трудно строго провести его через все частности исследовании. Во всех этих случаях мы не должны забывать, что употребляем символические выражения, которым в природе ничего не соответствует. Неизменно существующая идея, появляющаяся время от времени перед нашим сознанием, есть фантастическая фикция. В каждом личном сознании процесс мышления заметным образом непрерывен...»5.

Положение «сознание непрерывно» заключает в себе две мысли:

  1. мы сознаем душевные состояния, предшествующие временному пробелу и следующие за ним как части одной и той же личности;

  2. перемены в качественном содержании сознания никогда не совершаются резко6.

Таким образом, «сознание всегда является для себя чем-то цельным, не раздробленным на части. Всего естественнее к нему применить метафору … «поток сознания» (мысли или субъективной жизни)»7. «В сознании существуют устойчивые и изменчивые состояния. Остановочные пункты в сознании обыкновенно бывают заняты чувственными впечатлениями, особенность которых заключается в том, что они могут, не изменяясь, созерцаться умом неопределенное время; переходные промежутки заняты мыслями об отношениях статических и динамических, которые мы по большей части устанавливаем между объектами, воспринятыми в состоянии относительного покоя. Наше мышление постоянно стремится от одной устойчивой части, только что покинутой, к другой, и можно сказать, что главное назначение переходных частей сознания в том, чтобы направлять нас от одного прочного, устойчивого вывода к другому. Желая уловить переходное состояние сознания, мы вместо этого находим в нем нечто вполне устойчивое – обыкновенно, это бывает последнее мысленно произнесенное нами слово, взятое само по себе, независимо от своего смысла в контексте, который совершенно ускользает от нас. Есть еще другие, не поддающиеся названию перемены в сознании, так же важные, как и переходные состояния сознания, и так же вполне сознательные. Сознание всегда бывает более заинтересовано в одной стороне объекта мысли, чем в другой, производя во все время процесса мышления известный выбор между его элементами, отвергая одни из них и предпочитал другие»8.

Точка зрения Джеймса аналогична буддийским представлениям сознания как единого целого, пользующееся различными органами для восприятия разных видов объектов, подобно обезьяне, сидящей внутри дома и смотрящей вовне через множество разных окошек. В соответствии со взглядом Будды из клана шакьев: «поток сознания живых существ индивидуален», «шесть собраний сознания объединяются в ментальный источник». Буддисты считали, что сознание является состоящим из единой субстанции ментальным сознанием. Все виды сознания, одновременно порождённые индивидуумом, рассматривались, таким образом, как одна субстанция9.

В отличие от наиболее популярной и обыденной точки зрения на сознание, представляющей его как некое единое целое, наполненное мыслями подобно резервуару, в буддизме мысль, сознание, ум, осознавание, познание и мышление являются синонимами.

Общепринятым определением сознания в буддизме является осознавание или, более полно, ясность и осознавание. Это определение и его толкование может быть найдено в текстах основателей буддийской логики индийских учёных Дигнаги и Дхармакирти. Какая бы мысль ни возникла, она всегда обладает качеством ясности, т.е. ясного присутствия своего непосредственного объекта.

Образ новогодней ёлки в концептуальном сознании памяти, образ Владимира Козлова с крыльями бабочки в неправильном концептуальном сознании, образ компьютера TOSHIBA – PORTEGE 3025CT в безошибочном зрительном восприятии и т.п. – все они ясно возникают в тех сознаниях. Более того, каждое из тех сознаний обладает осознаванием возникающих в нём образов. Подобное определение верно не только для обыденного дуалистического ума, но и для просветлённого сознания будды, равно как и тонкого недуалистического сознания, которым обладают все живые существа. В тантре оно описывается либо как ясный свет или ясносветность, чем подчёркивается аспект ясности, либо как осознавание или самоосознающее изначальное сознание, чем подчёркивается аспект осознавания.

Далее, как говорил великий тибетский учёный Сакья Пандита (1182 – 1251) в Сокровищнице Обоснований Верного Сознания:

«С точки зрения объектов и проч. получается много видов [сознания],

С точки зрения [самого сознания существует] единственно самоосознавание».

Т.е. сознание может подразделяться на множество категорий: концептуальное и неконцептуальное с точки зрения его объектов, ошибочное и безошибочное с точки зрения его природы, сознание глаз, ушей и т.д. с точки зрения его основы, главное и производное сознание с точки зрения его функции, и т.д. и т.п. Однако с точки зрения субъекта, т.е. самого сознания, все его виды являются исключительно самоосознаванием или апперцепцией.

Апперцепции, или способности сознания познавать самого себя, придаётся первостепенное значение в буддийской логике и теории познания. Дело в том, что любая концепция, любое логическое построение, сводятся в конечном счёте к непосредственному восприятию. Например, силлогизм «на горе есть огонь, потому что есть дым» основывается на изначальном зрительном восприятии дыма. А любое непосредственное восприятие, дабы быть концептуально осознанным, сначала должно быть непосредственно осознано самим собой.

Если же для осознания одной мысли необходима другая мысль, то для осознания той другой мысли понадобится ещё одна мысль, которая в свою очередь должна быть осознана какой-то другой мыслью, и так до бесконечности. Единственным выходом тогда будет познание этой бесконечной цепочки мыслей. Однако это самое познание в свою очередь должно быть осознано ещё одной бесконечной цепочкой, и так до бесконечности бесконечных бесконечностей, т.е. нам необходимо признать, что сознание осознаёт самого себя.

Все буддийские школы признают разделение сознания на главные сознания и производные сознания. Различия между ними заключаются в том, что в то время как первые являются просто восприятиями определённых объектов, последние являются различными ментальными процессами сопутствующими этим восприятиям. В «Различении Середины и Крайностей» Майтрея говорит:

«Видение [объекта является главным] сознанием.

[Видение] его особенностей [является] производным сознанием».

Чим Джампеян, крупнейший тибетский комментатор Абхидхармы, комментирует: «Видение природы самого объекта собственными силами является [главным] сознанием. Видение [его] особенностей собственными силами является производным сознанием». Таким образом, хотя видение особенностей и возникает в главном сознании, оно возникает не его собственными силами, а силой производного сознания. Также, хотя видение просто природы объекта и возникает в производном сознании, оно также возникает не его собственными силами, а в силу главного сознания. Под «видением особенностей» подразумеваются различные ментальные процессы намерения, чувства и проч., сопутствующие восприятию объекта.

Главные и производные сознания соотносятся друг с другом через пять соответствий: они возникают, опираясь на один и тот же орган; обращены на один и тот же объект; обладают одним и тем же аспектом, т.е. одним и тем же образом объекта; возникают в одно и то же время и обладают одной и той же субстанцией. Последнее объясняется в том смысле, что одному, субстанциально отличному от других главному сознанию (например, сознанию глаза) может сопутствовать только один субстанциально отличный от других вид производного сознания (например, чувство блаженства). Два противоположных чувства и т.д. не могут одновременно сопутствовать одному и тому же главному сознанию, что, однако, не исключает возможности подобного в отношении различных сознаний, вроде чувства блаженства при слушании прекрасной мелодии, возникающего одновременно с зубной болью.

Субстанциальное соответствие главного и производного сознания – это чрезвычайно сложный вопрос, решающийся в буддизме неоднозначно даже в рамках одной отдельной философской школы. Чим говорит, что некоторые индийские учёные считают их субстанциально едиными. Лонченпа (1308 – 1363) также считает их субстанциально едиными.

Иначе, говорят они, если бы главные сознания были субстанциально отличными от таких производных сознаний как чувство (объясняемое как переживание), распознавание (объясняемое как держание за признаки) и т.д., оно ничем бы не отличалось от неживой материи, либо стало бы изначальной мудростью, свободной от держания за признаки. Другие индийские учёные считали, что только некоторые производные сознания субстанциально отличны от главных. С точки зрения Шрираджи ими являются чувство и распознавание, а Кумараджа добавляет к ним ещё и контакт и намерение. Все остальные субстанциально едины с главными сознаниями. Однако Чим продолжает, что Арья Асанга – крупнейший махаянский комментатор Абхидхармы и один из наиболее плодовитых учёных Махаяны, которых когда-либо видывал свет – считал главные и производные сознания различными субстанциями. Как сам Чим, так и большинство нынешних тибетских учёных разделяют точку зрения Асанги.

Отношение к главным и второстепенным сознаниям как к разным субстанциям вполне вписывается в общий контекст буддийского взгляда на сознание как субстанциально отличающиеся друг от друга ментальные элементы (например, субстанциально отличные сознание глаз и сознание тела). Однако противниками точки зрения Асанги поднимается следующий вопрос: «Сам Будда сказал, что «поток сознания живых существ индивидуален». Кроме того, величайший логик всех времён Дхармакирти сказал:

«Два концептуальных сознания не функционируют одновременно.

Таким образом, истинно понимается, что

Концептуальные сознания возникают последовательно».

Как же тогда главное концептуальное сознание и сопутствующее ему производное сознание (которое тоже должно быть концептуальным, ибо в противном случае исчезнут соответствия объекта и аспекта главных и второстепенных сознаний) могут быть разными субстанциями? Ведь случись так, в сознании живых существ могли бы одновременно существовать две концептуальные мысли»

Ответом будет то, что здесь нет противоречий: Дхармакирти имел ввиду, что два главных ментальных концептуальных сознания не возникают одновременно. Однако это никак не противоречит одновременному сосуществованию главного и второстепенного концептуальных ментальных сознаний.10

Близки рассуждения по характеру к буддийским концепциям А.Ю. Агафонова11 «Сознание - многофункциональный аппарат понимания, т.о. любые формы психической активности, начиная с сенсорного уровня, заканчивая мыслительной деятельностью и рефлексивными процедурами, следует трактовать как процессы смыслогенеза или понимания. Понятие «сознание» не является рядоположным эмпирическим понятиям «ощущение», «перцепция», «представление», «воспоминание». Все эти понятия фиксируют видовые отличия единого феномена сознания. Все, что происходит на линии актуального настоящего, то есть во время реализации сознанием отдельного акта понимания, происходит сознательно, даже если сам носитель сознания осознает не все. Сознание в предлагаемой А.Ю. Агафоновым трактовке не сводится к эффекту осознания, который сопровождается чувством непосредственной данности переживания или субъективной очевидности происходящего, а эффект осознания является лишь итоговым результатом работы сознания.

Он считает, что многочисленные экспериментальные данные, накопленные, прежде всего, в когнитивной психологии, позволяют утверждать о существовании латентного содержания сознания (содержания процессов сознавания), которое не осознается, но, тем не менее, присутствует в сознании в актуальный момент времени и обусловливает конечный результат работы сознания. Приписывание смысла или акт понимания происходит даже в том случае, когда сам факт этого не осознается. Тем самым, процессы сознания можно дифференцировать на осознаваемые (содержанием которых является явленное содержание сознания) и неосознаваемые (латентное содержание сознания). Помимо латентного содержания сознанием не осознается также собственная работа понимания.

Сознанием осознается всегда что-то, но никогда то, как достигается осознание этого. Очевидно, что для достижения эффекта осознания требуется некоторое время, в течение которого сознанием осуществляется деятельность, подготавливающая интегральный эффект осознанного понимания. Прежде всего, необходима корреспонденция сознания и памяти (последняя, в аспекте сохранения информации, и есть собственно бессознательное), так как все эффекты понимания возможны только в контексте прошлого опыта.

Сознание должно выбрать из множества различных мнемических контекстов именно тот, в рамках которого будет происходить осознание. Для того чтобы понять (идентифицировать, опознать или каким-то образом интерпретировать значение стимула) сознанию нужно знать в рамках какого контекста памяти будет происходить осмысление, а узнать мнемический контекст возможно только при условии знания о том, что именно подлежит осмыслению). До стадии осознания сознание должно осуществлять выбор способа понимания исходя из специфики ситуации и релевантных контекстов памяти. Следовательно, должны существовать критерии выбора. Объяснение того, как сознание применяет эти критерии, есть, по сути, описание логики работы сознания12.

Еще К.Г. Юнг13 отмечал, что никто не может ответить на вопрос «как впервые появляется сознание» с полной уверенностью. В современной психологии существуют различные теории появления и развития сознания в детском возрасте, ведущими из которых являются психоаналитическая (процесс развития сознания рассматривается в связи с сексуальным развитием) и деятельностная (процесс развития сознания связывается с появлением предметно-практической деятельности), но ни одна из них не дает четкого представления о закономерностях, стадиях (этапах) и качественных различиях развития сознания.

Вопросами психологии сознания занимались ведущие отечественные психологи С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Б.Г. Ананьев, В.Н. Мясищев, К.А. Абульханова-Славская, В.П. Зинченко, А.Г. Асмолов, Ф.Е. Василюк, В.Ф. Петренко, В.М. Аллахвердов и др.

Анализ различных подходов к определению и структуризации сознания может быть соотнесен с той или иной (междисциплинарной, унитарной, системной) методологической установкой и обнаруживает связь различных структурных схем сознания с двухфакторной моделью бесконечно развивающегося сознания (фактор взаимосвязи и контакта индивида и окружающей среды, личности и общества, индивидуальности в реальных и потенциальных образованиях «Я» - фактор созидания и свободы, и связанной с ней ответственности в системе взаимодействий - контактов). Двухфакторный подход (контакты, их интенсивность и широта; произвольность, многообразие объектов, форм и т.д.) позволяет наметить контуры целостной системы развития сознания.

К унитарным концепциям сознания, в противовес комплексным подходам (Антонов Н.П., Велихов В.П., Зинченко В.П., Лекторский В.А., Гальперин П.Я., Лурия А.Р., Спиркин А.Г., Чуприкова Н.И. и др.), можно отнести подходы Аллахвердова В.М. (теоретические и эмпирические исследования сознания), Бахтина М.М. (критика положения о единстве сознания, полифонический подход к проблеме), Слободчикова В.И. и Исаева Е.И. (психологическая антропология сознания), Лефевра В.А. (рефлексивные структуры) и т.д. Кроме того, возможно разведение комплексного и системного подходов (Братусь Б.С., Горбатенко А.С., Карпов А.В., Ломов Б.Ф. и др.). Определения сознания строятся через категории отражения (Зейгарник Б.В., Платонов К. К. и др.), рефлексии (Климов Е.А. и др.), самосознания (Столин В.В., Чеснокова И.И. и др.) посредством перечисления определенных признаков сознания (Орлов Ю.М., Чуприкова Н.И и др.), и интеграции психических новообразований (Божович Л.И., Козлов В.В.). Во множестве определений сознания до некоторой степени отражено многообразие функций сознания: познание, отношение, целеполагание, регуляция, интеграция и т.д., в сложной взаимосвязи субъекта (личности, «Я») и окружающего предметно-социального мира.

В существующих определениях сознания не всегда осуществляется соотнесение, разведение или конструирование новых дефиниций сознания, соответствующих логике комплексного (междисциплинарного) либо унитарного подходов, рассматриваются различные подходы к определению и описанию уровней сознания, анализируются структурно-уровневые описания сознания в концепциях Бехтерева В.М., Выготского Л.С., Леонтьева А.Н., Зинченко В.П., Василюка Ф.Е. и др. В последние годы определенное распространение находит концепция Зинченко В.П., дальнейшая схематизация которой осуществляется Слободчиковым В.И. и Исаевым Е.И., а также Петривней И.В., Тугушевым И.В. и Маньковой С.В.

Исследователями анализируется лингвистическая точка зрения, согласно которой сознание существует исключительно в словесном материале и языке, приводятся концепции множественности языков сознания (Козлов В.В.), рассматривающие язык как любой способ намеренного обращения одного существа к другому (Донских О.А., Розин В.М., Туллер Д.М. и др.), сравниваются контакты взаимодействия, сотрудничества и эмоциональные контакты, как факторы развития речи и сознания (Лисина М.И.), различаются наглядно-действенная, образная и словесная языковые составляющие сознания (Лурия А.Р.), выделяются модальные формы (тактильные, обонятельные, вкусовые, зрительные и т.д.) и внемодальные (пространство, время, социальные объекты); семантика и взаимопроекция, в концепте «семантическое единство субъективного мира», Артемьевой Е.Ю, рассматриваются различные семиотические системы (Фреге Г., Абрамян А.А., Якобсон Р., Салмина Н.Г. и др.), оппозиция унитарного и комплексного подходов в проблеме языка и сознания снимается семиотическим подходом: язык - любая система знаков (Степанов Ю.С.), сознание как интегрированное пространство языков сознания (ощущений, эмоций, образов, символов и знаков) (Козлов В.В.).

Выготский Л.С.14 отмечал, что изучать сознание возможным станет лишь тогда, когда мы начнем рассматривать его как рядовое психологическое явление, не более выдающееся, чем восприятие или память. Мы не можем согласиться с этой точки зрения, т.к. считаем сознание центральным моментом всей организации психики.

В интегративной психологии сознание рассматривается как психическое явление, способное к самодетерминации, саморегуляции и саморазвитию.

Сознание - активное, открытое, целостное, саморазвивающееся неструктурированное пространство энергии, способное наполнять внутреннюю и внешнюю реальность смыслом, отношением, переживанием и действием.

Сознание творит факт нашего существования, само бытие в мире человека в каждый момент жизни.

В этом аспекте наша точка зрения больше совпадает с мнением М.К. Мамардашвили15. По его определению, «сознание – это, прежде всего, сознание иного. Но не в таком смысле, что мы сознаем другой предмет, а в том смысле, что человек отстранен от привычного ему, обыденного мира, в котором он находится. В этот момент человек смотрит на него как бы глазами другого мира, и он начинает казаться ему непривычным, не само собой разумеющимся. Это и есть сознание как свидетельство. То есть…во-первых, что есть сознание и, во-вторых, что термин «сознание» означает какую-то связь или соотнесенность человека с иной реальностью поверх или через голову окружающей реальности. … Сознание – это выделенность, различенность. Так вот эта различенность имеет еще один весьма важный смысл с точки зрения сознания как свидетельства. В этом свидетельском сознании содержится, во-первых, что-то, что я сознаю или думаю или чувствую. ...В этом смысле иметь сознание – значит иметь тавтологию: понимаем, потому что понимаем. Т.о., вводя понятие «сознание» как места соотнесенности и связности того, что мы не можем соотнести естественным образом, мы только так и можем определить сознание. Эта связность есть то, что можно увидеть как бы только в некоем сдвиге. …Вводя сознание как дифференциал, как различение, я имел в виду, конечно, то, что сознание, о котором я говорю, есть онтологически ускоренное сознание, а не какая-нибудь субъективность. Наше мышление всегда есть оперирование нашим же собственным мышлением»16.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Психология XXI столетия том 1 (2)

    Документ
    Члены Оргкомитета: Акопов Г.В., Базаров Т.Ю., Журавлев А.Л., Знаков В.В., Ерина С.И., Кашапов С. М., Клюева Н.В., Львов В.М., Мануйлов Г.М., Марченко В.
  2. Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной психологии (1)

    Сборник статей
    Книга адресована психологам, социальным работникам, психотерапевтам, практическим психологам и специалистам в области психосоциальной работы с населением.
  3. Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной психологии (2)

    Сборник статей
    Книга адресована психологам, социальным работникам, психотерапевтам, практическим психологам и специалистам в области психологической и социальной работы с населением.
  4. Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной психологии (3)

    Сборник статей
    Книга адресована психологам, социальным работникам, психотерапевтам, практическим психологам и специалистам в области психологической и социальной работы с населением.
  5. Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной психологии (4)

    Сборник статей
    Книга адресована психологам, социальным работникам, психотерапевтам, практическим психологам и специалистам в области психосоциальной работы с населением.

Другие похожие документы..