Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Сборник статей'
Сборник посвящен широкому кругу проблем, связанных с ситуацией на Ближнем и Среднем Востоке. Предлагаемые статьи являются исследованием конкретных во...полностью>>
'Книга'
Когда мы приступили к составлению данного сборника — перед нами лежали 2 десятка томов книг на эту тему, и было ясно, что придется самим писать консп...полностью>>
'Документ'
Режиссёр киностудии «Мосфильм». Народный артист России (1994), Лауреат Государственной премии СССР (1977), Заслуженный деятель искусств РСФСР (1981)....полностью>>
'Документ'
Предварительная подготовка к педагогическому совету. Педагогическому совету предшествовал школьный семинар “Мониторинг качества образования, его цели,...полностью>>

8. Славянские литературы в эпоху романтизма

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

8. Славянские литературы в эпоху романтизма.

Романтизм.

  • Романтизм - Направление в литературе и искусстве первой четверти 19 века, боровшееся с канонами классицизма 18 века, выдвигавшее на первый план культ личности и чувства и использовавшее в своем творчестве исторические и народнопоэтические темы (лит.). Это реакции на просвещение.

  • Герой-мир, реальное – идеальное, искренность, вдохновение, творчество.

  • Романтизм – созерцательный и бунтарский. Слав литературы – бунтарский. почему – пробудить национальное самосознание – обращение к истокам, ф-ру.

  • История – у всех слав народов не было гос-ти (Польша – искл)

  • Мировые имена:

МИЦКЕВИЧ (Гражина, Конрад Валенрод, Дзяды, Пан Тадеуш, Крымские сонеты – обращение к ф-ру, истории, героические моменты)

ПРЕШЕРН

МАХА (Май)

ЯНКО КРАЛЬ (Заколдованная дева Ваги и странный Янко)
АНДРЕЙ СЛАДКОВИЧ (Марина)

История. Эпоха, охватывающая вторую половину XVIII в. и значительную часть XIX в., характеризуется у западных и южных славян формирова­нием национальных литератур Нового времени. Процесс этот протекал в осложненных условиях. Славянские народы Центральной и Юго-Восточной Европы несли тяжкое бремя национального гнета. Болгары и сербы уже в течение нескольких столетий находились под властью Османской империи, владевшей большей частью Балкан. (Единственно маленькая Черногория оставалась здесь неустойчивым островком независимости, которую народ этой труднодоступной горной страны из поколения в поколение отстаивал почти в непрерывной вооруженной борьбе.) Хорваты, словенцы, чехи и сло­ваки, часть сербов (Воеводина) входили в состав « лоскутной » империи Габс­бургов, лужицкие сербы — немецких княжеств. В конце XVIII в. потеряла независимость Польша, ослабленная внутренними междоусобными раздо­рами и поделенная между Пруссией, Австрией и Россией.

Особенно жестоким национальный гнет был во владениях Османской империи, где помимо всего прочего сказывалось противостояние совер­шенно разных религий — православной и мусульманской. Некоторые из подневольных славян­ских народов находились в двойной зависимости: словаки и хорваты жи­ли на землях венгерской короны, которые в свою очередь были подвластны австрийской монархии.

Однако со второй половины XVIII в. в жизни славянских народов все явственнее начинают обозначаться новые процессы, тесно связанные с об­щеевропейским подъемом антифеодального движения, вступавшего в свою решающую фазу. Кризисные явления в феодальном обществе вы­зывали необходимость реформ. Происходит постепенная отмена крепо­стного права. В разных частях Польши этот процесс совершался, начи­ная со второго десятилетия (Княжество Познанское) до начала 60-х го­дов (Королевство Польское) XIX в. В империи Габсбургов личная зави­симость крестьян была отменена патентами Иосифа II еще в 80-х годах XVIII в. Правда, это далеко не означало полного устранения основ фео­дального строя (до 1848 года сохранялась, в частности, тяжелая барщи­на). Всюду происхо­дило дальнейшее нарастание антифеодального, антиабсолютистского дви­жения, идеологической базой которого была философия Просвещения с его идеалами гуманности, свободы, естественного человека и естествен-ного права. Особой известностью в славянских землях пользовались идеи французских (Руссо, Монтескье и др.) и немецких (Гердер, Гёте) просве­тителей.

Ломка феодальных отношений и прежнего склада мышления сопро­вождалась ростом национального самосознания угнетенных народов, ин­тенсивным процессом формирования наций Нового времени, развитием освободительных движений, в которых зачастую сливалась воедино борь­ба против национального и социального гнета.

Подъему этих движений способствовала атмосфера всеобщих перемен и сдвигов, охвативших Европу в эпоху Французской буржуазной револю­ции и последующих событий, с чем было связано и возникновение нового мировосприятия, одним из проявлений которого в культуре стал, в частности, романтизм.

Значительную роль в судьбах западных и южных славян играли вне­шние факторы, такие как, например, неоднократные поражения Осман­ской империи в войнах с Россией, не только ослаблявшие эту империю, но и поднимавшие дух угнетенных народов. Некоторые надежды на автоно­мию появились у отдельных славянских народов в период наполеонов­ских войн, когда французский император, например, отобрал у Австрии Словению, включив ее вместе со значительной частью Хорватии в обра­зованные им так называемые Иллирийские провинции. В Польше возник­ла иллюзия возможности восстановления с помощью Наполеона польской государственности (так называемая наполеоновская легенда). С другой стороны, сокрушительный разгром Наполеона русскими войсками спо­собствовал росту национального самосознания у чехов, словаков, сербов, болгар, серболужичан.

Наиболее значительными событями в освободительной борьбе южных и западных славян в первой половине XIX в. стали сербские восстания 1804-1813 гг. и 1815 г., положившие начало обновлению государственно­сти сербов, польские восстания 1830-1831 гг. и 1846 г., революция 1848-1849 гг. в Австрийской империи, сопровождавшаяся (особенно в Чехии и Хорватии) требованиями автономии славянских народов.

Литература. Главная особенность развития литератур западных и южных славян в конце XVIII — первой половине XIX в. — их тесная связь с процессом национального самоутверждения и освободительной борьбы. Прежде все­го в этой плоскости преломлялись здесь идеи Просвещения, пафос класси­цизма и искания романтиков. Важнейшим содержанием литературного развития было формирование национальных лите­ратур Нового времени, национального литературного языка, новых ин­ститутов литературной жизни — общенациональной сети издательств, журналов, библиотек, читален, театров. Шел процесс складывания самой системы литературы Нового времени с характерным комплексом жанров и форм. Лишь в Польше формирование такой системы, отвечающей духу новой эпохи, началось раньше.

Однако наряду с общей направленностью литературного развития весь­ма существенными были и различия, связанные со спецификой местных условий, особенностями предшествующих судеб и современного положе­ния разных славянских народов. Не всюду одинаковой была сама соци­альная база литературного движения. Так, в Польше огромное значение имело наличие сильного слоя шляхты и аристократии, традиции высокой образованности и элитной культуры, жившие в этой среде. Дворянство иг­рало определенную роль в литературной жизни Хорватии, хотя значи­тельная часть его слилась с мадьярскими господствующими классами. В Чехии шляхта, в значительной степени перенявшая чужой язык и куль­туру, выступала скорее с регионально-патриотических позиций и практи­чески не участвовала в литературной жизни, хотя часто оказывала покро­вительство развитию культуры, особенно в виде меценатства. С другой стороны, в Болгарии или Сербии дворянского сословия вообще не сущест­вовало: вследствие длительного иноземного гнета оно не успело сложить­ся. При отсутствии дворянства или его слабости в качестве основной силы национального движения и развития культуры выступали средние слои, духовенство, некоторая часть крестьянства и мещан.

В целом можно выделить два основных варианта, два пути литератур­ного развития, которые существенно разнятся друг от друга. Один из них особенно полно и четко представляет польская литература, наглядным примером второго может служить Болгария.

Литература Польши развивалась до последней трети XVIII в. в услови­ях независимой страны, накопила богатые традиции и ценности, сильный творческий потенциал. Для этой литературы показательно относительно полное прохождение классического цикла культурно-исторических эпох и стадий европейского литературного процесса. Последовательно сменяли Друг друга литература Средневековья, Ренессанса, Барокко, Просвеще­ния. Здесь получили развитие классицизм, сентиментализм, реалисти­ческое нравоописание, преромантические веяния. Польский романтизм также вылился в мощное духовное течение, давшего такие крупные творческие индивидуальности общеевропейского значения, как А. Мицкевич, Ю. Словацкий, Красиньский и др. Новая эпоха ознаменовалась утверждением ценности человеческой личности и ее авторских дерзаний — процесс, давший первую крупную вспышку в эпоху Ренессанса. В польской лите­ратуре это нашло выражение прежде всего в поэтической деятельности Яна Кохановского.

Иной была картина литературной жизни у тех народов, которые вследствие изнурительного гнета, длившегося несколько веков, были задержаны в своем культурно-историческом развитии. Опреде­ленные фазы процесса оказались как бы «пропущенными», или же со­ответствующие тенденции проявились в ослабленном виде. В ряде слу­чаев сузилась сама сфера применения письменности — у болгар, словен­цев, чехов. Тем не менее с подъемом национального движения в последней трети XVIII — начале XIX в. культурная жизнь как бы возрождается. Отсюда и термин «наци­ональное возрождение», вошедший в обиход у сербов, хорватов, словен­цев, болгар, чехов, словаков для обозначения целой эпохи отечественной истории и культуры, охватывающей конец XVIII - значительную часть XIX в. Г. Д. Гачев назвал такой тип развития «ускоренным литера­турным процессом». Один из глав­ных его показателей — одновременное или почти одновременное и фраг­ментарное проявление разностадиальных признаков — отголосков Сред­невековья, черт Ренессанса, барокко, классицизма, сентиментализма, романтического мышления и т. д.

Объединял все эти, казалось бы, разнородные и пестрые тенденции процесс формирования национальных литератур. Самоутверждение на­ций проявлялось в нарастающем осознании самобытности и единства на­ционального коллектива — в языковом, этнокультурном, историческом плане — в смысле исторической протяженности и преемственности его бытия. Проявлялось повышенное вни­мание ко всему национально значимому. Отсюда же центростремительный синтез культурно-исторических традиций и ценностей, наследия отечест­венной письменности, национального языка, исторических знаний, фоль­клора. Явление это на этапе формирования наций характерно, разумеется, для всех народов и, естественно, для всех западных и южных славян. Од­нако в Польше (как и в России) такой синтез начался несколько раньше и воплощался в более многообразных и разветвленных формах.

В той или иной степени в этот синтез вовлекались и инонациональные духовные ценности. Особую роль играли межславянские литературные связи и, в частности, связи западных и южных славян с восточно­славянским миром. В осознании своей принадлежности к большой семье родственных народов подневольные славяне нередко черпали моральную поддержку своим национальным чаяниям. В первые десятилетия XIX в. у южныхславян, у чехов и словаков значительное развитие получили настроения своеобразного славянофильства, идея «славянской взаимности». Наиболее ярко ее выразил в своем поэтическом творчестве и публицистических трак­татах видный словацкий и чешский поэт Ян Коллар, предложивший целую программу культурного сближения славянских народов, которая предпо­лагала взаимное изучение славянских языков, обмен литературой, создание профилированных славянских библиотек и журналов и т. д.

Что касается национального синтезе в культуре необходимо подчеркнуть, что краеугольной проблемой литературной жизни стало формирование национального литературного языка, без которого было немыслимо само развитие национальной культуры. Только поляки имели к началу XIX в. в основном сложившийся и развитый литературный язык, который теперь совершенствовался. Остальные западные и южные славяне еще только ве­ли борьбу за право пользоваться родным языком, стремились доказать его литературные возможности. В Чехии в XVIII — начале XIX в. почти вся литература, предназначенная для образованных кругов, издавалась на латинском и немецком языках. Последний вообще в 80-х гг. XVIII в. был провозглашен в империи Габсбургов государственным языком. На землях венгерской короны — в Хорватии и Словакии — господствующее положе­ние занимал венгерский язык. У некоторых народов долго был также в хо­ду архаичный книжный язык. Болгары наряду с греческим пользовались старославянским языком. У сербов в качестве книжного употреблялся так называемый славяно-русский и близкие ему варианты. Эти языки, хотя и понятные широким кругам славянского населения (в отличие от латыни), тем не менее были анахроничны. О сложности процесса кодификации языков можно судить по тому, что если у чехов концепция, легшая в основу нормирования литера­турного языка, утвердилась во втором десятилетии XIX в., то в Сербии и Хорватии этот процесс затянулся до 30-х-40-х гг., в Болгарии до 50-х гг., а окончательно завершился еще позднее. Только в 40-е годы перешла на самостоятельный язык литература словаков.

Интенсивно развивалось славянское языкознание. Оно, собственно, и зародилось имен­но здесь, а его основателями стали чехи. Добровский и словенец В. Копи-тар. Они поддерживали тесные связи с филологами в других славянских странах — в России (А. X. Востоков), Польше (Г. С. Бандтке). О том, на­сколько тесно литература в это время была связана с филологией, свиде-тельствует уже тот факт, что нередко в одном лице выступал поэт и язы­ковед-славист: А. Пухмайер, Й. Юнгман, В. Ганка, Ф. Челаковский в Чехии, Л. Штур в Словакии, Л. Гай в Хорватии, Н. Геров в Болгарии и т. д. Они были авторами не только поэтических сочинений, но и язы­коведческих штудий, словарей, грамматик.

К числу важных особенностей эпохи относится постепенно развивав­шийся историзм художественного мышления, тесно связанный с осмыс­лением преемственности исторического бытия нации. Параллельно с ин­тенсивным формированием исторической науки (наиболее яркие приме­ры — А. Нарушевич в Польше, Ф. Палацкий в Чехии, находящие анало­гии и у восточных славян — Н. М. Карамзин и др.) происходит вторжение в литературу обильного исторического материала, растет интерес к отече­ственной старине, к эпохам былой независимости и собственной государ­ственности, к событиям борьбы против иноземных захватчиков (Й. Ра-ич в Сербии, П. Негош в Черногории, Паисий Хилендарский в Болгарии, Я. Голлы в Словакии, многие произведения польской литературы). Авто­ры охотно черпали сюжеты из летописей, исторических хроник, легенд и преданий. В драматургии обращает на себя внимание трансформация рыцарской драмы в историческую и т. д. Более ранние произведения на исторические темы часто были выдержаны в духе гражданско-патрио-тических канонов классицизма, в тональности одического пафоса. Позд­нее наблюдается переход к романтической поэтике, зачастую с широким использованием фольклорного элемента.

Интерес к фольклору, и особенно к народной песне, вообще харак­терный для эпохи перехода к романтизму, играл особую роль в литера­турной жизни западных и южных славян. В фольклоре увидели аутен­тичное творчество народа, воплощение национального духа и характера, его нравственных идеалов и эстетических вкусов, сокровищницу нацио­нально самобытного искусства. Народно-поэтическое творчество стало рассматриваться как незаменимый источник развития национального искусства. Большим авторитетом в этом отношении пользовались идеи немецкого философа И. Г. Гердера, его мысль об отражении в фольклоре исторического бытия и национальной оригинальности народа. Опять-та­ки многие поэты той эпохи были одновременно собирателями, издате­лями и исследователями произведений народного творчества: Ф. Чела­ковский и К. Эрбен в Чехии, Я. Коллар в Словакии, С. Враз в Словении и Хорватии, еще в XVIII веке А. Качич-Миошич в Далмации, являвший собой тип собирателя и поэта-сказителя одновременно. И вновь примеча­тельно, что осваивалась зачастую не только отечественная, но и славян­ская народная поэзия вообще. Особым авторитетом пользовались эпиче­ские произведения, в которых часто воспевалась борьба за свободу, — юнацкие и гайдуцкие песни южных славян, збойницкие песни слова­ков. Именно в это время Европа с изумлением открыла для себя сокрови­ща сербского народного эпоса, привлекшего внимание Гердера, Мериме, Пушкина.

Литература черпала из фольклора темы, сюжеты, осваивала опреде­ленные поэтические формы и изобразительные средства. Поэтические произведения этого времени нередко возникали в процессе состязания с народной поэзией или испытывали сильное ее влияние. Таково, в частно­сти, происхождение литературных мистификаций Й. Ганки и В. Лин­ды — знаменитых Краледворской и Зеленогорской рукописей, выдан­ных за древние чешские памятники. Диапазон освоения народной по­эзии простирался от стилизаций до интенсивного претворения фольк­лорных тем и мотивов (особенно характерного для польской литерату­ры). Влияние народно-поэтического искусства во многом способствовало обогащению жанрово-стилевой системы. Жанры классицистической и сентименталистской поэзии, восходящие к античной и общеевропей­ской традиции, получили существенное дополнение в формирующихся литературах в виде структурно-жанровых форм славянской народной поэзии или испытали влияние ее поэтики. Характерно, что на почве кон­тактов с фольклором подчас возникают первостепенные классические произведения. Кроме упоминавшихся чешских поэтов показательна вос­ходящая к поэтике гайдуцкого песенного фольклора поэзия X. Ботева. Яркое художественное претворение фольклорного материала, глубокое философское осмысление народной мифологии характерно для польской литературы, примером чего могут служить «Дзяды» А. Мицкевича, твор­чество Ю. Словацкого и др.

Специфическим институтом, возникшим у западных и южных славян, стали так называемые «матицы» — национальные издательские и культурно-просветительские центры: «Матица сербская», «Матица сло­вацкая». Само название, связанное с представлением о пчелиной матке, свидетельствует о той миссии, которую предназначали «матицам» их уч­редители, рассматривавшие их как очаги развития национальной куль­туры и литературы. Некоторые из матиц, в частности, сербская, словац­кая, дожили до наших дней и успешно продолжают свою деятельность, длящуюся уже второе столетие. Славянские матицы с самого начала стреми­лись к взаимодействию и контактам друг с другом. Они и возникли в процес­се таких контактов, что отразилось и в их едином наименовании.

Одна из главных особенностей преромантизма и романтизма в литера­турах западных и южных славян — сильно выраженное народно-коллек­тивистское начало. Прямо или косвенно в литературе все время присут­ствует тема родины. В качестве протестующего и утверждающего себя субъекта здесь нередко выступала не только и даже не столько личность, сколько национальный коллектив, борющийся народ.

Романтическое мироощущение больше проявлялось в литературах этих стран своим мятежным духом, порывом к свободе, героикой борьбы, трагизмом самопожертвования и поражений, обращением к националь­но-фольклорной стихии.

Мотивы разочарования, смятенности, трагизма чаще всего были со­пряжены с перипетиями трудной борьбы, поражениями восстаний и не­сбывшимися надеждами на освобождение. Где-то в этой плоскости по­рой происходит соприкосновение и с романтизмом байронического типа, хотя от славянских романтиков полностью не укрылись и проблемы, со­ставляющие нередко главное содержание западноевропейского роман­тизма — дисгармония личности и общества, отчуждение человека. Выз­ванные к жизни стихией денежных отношений, эти явления находили аналогии и в атмосфере феодально-абсолютистского гнета, да и сами они стали уже обозначаться в жизни восточноевропейских народов. Байрони­ческому романтизму особенно созвучно творчество чешского поэта К. Г. Ма­хи, некоторыми сторонами поэзия А. Мицкевича и Ю. Словацкого в Поль­ше, Я. Краля — в Словакии, И. Мажуранича — в Хорватии.

Примерно в 40-х годах в литературах западных и южных славян да­ли знать о себе первые реалистические тенденции.

Наличие общих черт литературного развития не должно, естествен­но, заслонять индивидуального облика каждой литературы, той прису­щей ей генетической памяти, в которой хранится все бытие народа и ко­торая делает ее неповторимой. Так, например, польскую литературу, по­мимо уже отмеченной яркой ее персонифицированности, отличает глу­бина погружения в философские проблемы: человек и космос, онтологи­ческие вопросы, размышления о путях исторического бытия и судьбах народов, об эволюции и революции и т. д. Как ни в одной другой лите­ратуре мира, здесь получил разработку жанр романтической драмы, вышедшей на первое место даже по сравнению с романтической поэмой. В чешской литературе национального возрождения бросается в глаза ученая оснащенность литературных поисков, будь то формирование ли­тературного языка или освоение богатств фольклора и т. д., как бы на­учное осмысление литературных путей, сопутствующее литературной практике или даже подготовляющее ее.

У болгар до некоторой степени даже удивляет то обстоятельство, что опережающим в процессе станов­ления литературы Нового времени было развитие не поэзии, как у дру­гих народов региона, а трактатной и «проповеднической» книжности, в дальнейшем же в литературу врывается живая народно-поэтическая сти­хия гайдуцкой поэзии и т. д.

(герой-борец, гайдук, идеализация, красота повига, эмоц освещение, контраст, скорбь, гипертрофия чувств) + реал (психологизм и деталь)

Имя, революционное дело, творчество Ботева навсегда вошли в историю Болгарии. Прожив всего 28 лет – он сумел стать истинно народным поэтом и героем.

Родился в 1848 году в семье известного просветителя, воспитанника русской школы – Ботю Петкова, в 15 лет оправляется учиться в Одессу, отчислен за «неприлежание», сближение с революционерами. С 66 преподает в Преднестровье. В 67 году снова выехал в Россию, застрял на полпути в Румынии. В Бухаресте сблизился с Каравеловым, сотрудник газет «свобода» и «независимость».

В своих статьях Ботев анализирует актуальные вопросы экономического, социального, политического состояния балканских стран и Болгарии. Много внимания уделял вопросам народного просвещения и национальной культуры.

Как талантливый сатирик и публицист Ботев впервые проявил себя на страницах юмористического листка «барабан», впоследствии начал издавать юмористическую газету «Будильник». Ориентируясь на крестьян и ремесленников писал простым доступным языком, обращение к фольклору, использование народных образов: Хитр Петр. На эллегию Славейкова «мне не до песен», высмеял его и др поэтов в фельетоне «отчего я не Славейков», фельетон «этой ночью мне снилось», 104 памфлета совместно с Каравеловым.

Поэтическое наследие невелико – всего 20 стихов, часть была опубликована в сборнике «Песни и стихотворения Ботева и Стамбулова» 75г.

Первое стхтврн появилось в 67г в газете Славейкова «Гайда» - послание из Одессы «моей матери». Ст «брату» - 68г. – возникает гражданская тема. В том же году «на прощание» - монолог гайдука, обращенный к матери.

«моей первой любви» 71г. –революционно-романтические убеждения.

«гайдуки» -незаконченная поэма 71г. – тема гайдуцких песен -«беглянка» 71г. 73г. Поэма-баллада «Хаджи Димитр» - синтез народно-поэтического движения и революционной идеологии.

В 70ые годы – возникает другая проблематика: социально-философский монолог.

«борьба» 71г.

«моя молитва» 73г. – мотив прозрения собственной судьбы.

«странник» 72 –сатирические образы примиренцев

«патриот» 73 – лжепатриотов

«в корчме»

«Юрьев день» - эпиграф из Пушкина «свободы сеятель пустынный»

«казнь Васила Левского» 75г. –памяти друга

Так же черты у Друмева в пьессе «Иванко» личность подчинена страсти, а не разуму, его свобода, стихийность стали проявлением романтического индивидуализма.

Георгий Раковский – революционер «горски пътник»

Ром-зм. 1822-63

Ос-ти ист.развития к18-н19 (поляки в Нап.войнах,надежда вернуть незав,крах иллюзий,на Венс.конгр1815 польс.вопрос:герц-во Варшавс(при Напол)опять поделили,у Рос центр+Варш=кор-во Польс до 1918, конституция1815,либер).Король Алдр1 дал иллюзию независ,недовольны наместником братом Конст,цензура.

Нач.века:поэзия легионеров,патриот(Ю.Выбицкий Мазурка Домбр1797).Продолж.просв.клас-зм(Ст.КосткаПотоцкий),сентим-зм. Немцевич-переход от класс к ром.(Ист.песни=думы,преддверие ром.баллад). Черты:несч.люб,конф чувс/разум,бунт прт общ,поэт-пророк,народ.к-ра,польс.мессион,нац-патр.ориент.

-20е зарождение(Мицк,Мальчевс,Гощиньский),пафос нац-осв борьбы,богат.жанры,поэмы. 1822 Мицк 1сб «Поэзия»,предисл «О романт.поэзии»=манифест ром-зма.Тип героя:бунт прт норм,фолк,к-ра востока. КонрВалл,Крым.сон,Мальчевс поэмаМария

-30е «вел.эмиграц»,расцвет поэзии (Мицк,Слов,Крас),роль драмы,анализ причин пораж.восст,критика шлях.револ-ров.Появ.реалист.тенденции у рев.ром-ков.Реакция Зыг.Красиньского.

-40е противоречия в литре вел.эмигр,отраж.подготовки и хода рев-ции 1846(Краковс.восст прт Авст), Венг48.

Мир изм,познать т.чувством.Воспев.страд и жертв-ть,миссионизм:особ.роль П в мире.Роль поэта-подд.нац.самобыт.Теоретики рев.ром-зма (Мицк,Мохнац,Дембовс)-нац-самобыт.литра.

Юсловацкий(1809-49):Вилен.унив,после 30 Париж,путеш, идеи Товяньск,Париж-туберк,потом Вавель. Рев.ром.,эволюция от шлях.рев до рев.дем.Раннее(до30):конф.героя и общ,влияние М,Байр. Восст30!-ведущ.тема. Рев.поэзия в tвойны,отклик в Корд(изд34):ром.герой,крит.роль шляхты в восст,худ.ср-ва:грот,сат,фант,напряж-ть. Неспос.на поступок=прич.пораж.восст. Типич.ром.герой:несч.люб, вн.конф сов,мор/долг. Идея восст подана как забава Сат(вступ:С в котле созд опору народу,готов.восстать). Путеш(Ит:любовь прод-ся,власть;папаРим:чти царя и бога,паши; г.Монблан:будить народы!) Варш:народ не люб царя,хорошо пока шашка спит. Подзем кост.св.Яна:за уб.царя 5 голосов. К-подхорунжий,охр.царя,призраки,обмор. В дурдоме разг с Сат. ЦарьНик+кн.Конст взаим.прикр.преступ.Казнь К:несут цар.помилов,но…(откр.фин). Тема нац-осв.б: Ангелли,ЛиляВенеда,Горштынский(30е). 30-40 критика ром.инд-зма Бенёвского. 40-мистиц. К автору» «3псалм»=Сл(шляхта духом мертва) прт Красин(глав.роль шляхты в осв.дв,прт народ.рев). Идея народ.рев. Вл. на Лехоня,Бачиньс(МП,мжвоен20). Флс.трактат Генезис с Духа. Ист-флс поэмаКороль-Дух45-49. 2 познания: науч(непол) и откровение избр(=поэты-вожди).Мать убежд в гениал.

З.Красиньс(12-59):магнат,Опиногура,власть отца->не участ.в нояб30,эмигр от отца и солид.с М и Сл.,болезнь глаз,38Дельф.Потоц. 33Небож.комед: историю дел.люди/история против бож.плана. Разруш.3единство клас-зма(вр,места,акции).Эл-ты фант(упырь) Муж(гр.Хенрик) ув.в исключ-ти,ищет истин.идею(идеал.возлюбл),не избеж.искуш-я,жена ум,сын Orcio ослеп. Убед-ся в св.обычности->нов.цель=борьба,предвод.рев-ции. О:спас в люб к убог! Противник Панкраций(будет рай справ-ти)-радик.идеолог рев,вместе с амор.капланом Леонардом-измуч.крест и раб. Вооруж.столк->арист.трусы и подл,т.о себе. О убит,Х с/уб в пропасть(поэзия,будь проклята). Панк мечт об искуплении жест-ти буд.счастьем-но бесп-ство.П умир при виде Хр.=т.бог м.решать дальн.судьбы ист.

«Укр.школа»-влияние укр.народ.тв-ва (Богдан Залеский: сентим+ромзм,элегич.мотивы,жанр думки. Еще ром-ки: Ант.Мальч:напол.офиц,единс.произв поэма Мария,тип трагич.ром.героя,прир=сост.героя; Сев.Гощинс: эмигр.после 1830,поэт.пов.Канёвс.замок,восст.гайдамаков=нов.взгл на стих.восст,не воспев.трад,темн.стор чел.натуры,месть)кладезь неизв.мотивов(казаки,просторы, выступ прт шлях.гнета).

Проза: Юзеф Крашевский (Остап Бондарчук, История колышка в плетне)

Алдр Фредро(НЕ ромзм!!Месть,Муж и жена,метк.язык комедий).

После рев-й 1848-49 угас.ром.поэзия

Чеш. Ром.

3 этапа

1. 20е – Коллар, Челаковски

2. 30е – расцвет, Маха

3. 40е – параллельное развитие с реализмом – Тыл (кутногорские рудокопы, Ян Гус), Гавличек Боровски (Тирольские элегии), Немцева (Бабушка), Эрбен (Национальные чешские песни)

МАХА

Созд система поэт ср-в для выражения эмоций, несовпадение идеалов, пробл личности, внутр мира героя

Май – чувства героя Вильяма, трагедия одинокого, никто его не вспомнит, когда он умрет, герой духовно силен, пейзаж и название – радостное состояние, которому противопоставляется жестокость общества



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа конференции «Славянские литературы в контексте истории мировой литературы (преподавание, изучение)» 22-23 октября 2002 года

    Программа
    8. Голикова Л. П. (Краснодар). Русская эмиграция и ее вклад в развитие науки, культуры и литературы Чехословакии в период между гражданской и Великой Отечественной войнами.
  2. Литература [zaiceva. распечатано: 11 2012 11 2012, 61762. doc ] Литература Программа для общеобразовательных учреждений 5-9 классы

    Литература
    Главнейшая цель школы — подготовить каждого ученика к жизни в обществе, к практической деятельности. «Литература как один из ведущих гуманитарных учебных предметов в российской школе содействует формированию разносторонне развитой
  3. Литература (по всем темам курса)

    Литература
    Жанр этой книги обозначен как "краткий очерк". Разумеется, это не является апелляцией к слывшему в свое время "катехизисом" исторической науки, а ныне основательно забытому сталинскому "Краткому курсу истории ВКП(б)".
  4. Литература народов стран зарубежья (европейская и американская литературы). Рекомендуемая литература Средние века и Ренессанс Словарь средневековой культуры

    Литература
    Аверинцев С.С., Андреев М.Л. Гаспаров М.Л., Гринцер П.А., Михайлов А.В. Категории поэтики в смене литературных эпох Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания.
  5. Литература до XVIII века почти неизвестна. Не считая нескольких произведений, таких как «Слово о полку Игореве»

    Литература
    Русская литература до XVIII века почти неизвестна. Не считая нескольких произведений, таких как «Слово о полку Игореве» и «Житие» протопопа Аввакума, семь веков от крещения Руси до петровской эпохи в литературном отношении выглядят пустыней.

Другие похожие документы..