Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Диакон Павел Гаврилюк – клирик Православной Церкви в Америке, доктор философии, патролог, профессор университета Святого Фомы в городе Сент-Пол, штат...полностью>>
'Документ'
, именуемый(ая) в дальнейшем "Наймодатель", действующий(ая) от своего имени, с одной стороны, и гражданин(ка) именуемый(ая)в дальнейшем &qu...полностью>>
'Документ'
Web - представительства классифицируются по обратным связям: Web для изучение мнений покупателей, потребителей, специалистов оптовой и розничной торг...полностью>>
'Документ'
Примечание: Правила процедуры Комитета по правам человека были отредактированы и соответствующим образом перенумерованы. Были перенумерованы следующи...полностью>>

В. Е. Бучневич Автор книг о Кременчуге, Ромнах и многих исследовани

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

***) Статья эта была напечатана мной в "Полтавских Губернских Ведомостях", 1893 г., № 54.

75) (437) По всей вероятности, Гнедич не прямо поступил в университет, а некоторое время пробыл в университетском благородном пансионе, на что указывает сохранившееся его школьное произведение, озаглавленное: "Взрослому воспитаннику благородного при университете пансиона, для всегдашнего памятования".

— 350 —

а затем стал специально заниматься греческим языком. Во время своего пребывания в университете Гнедич обнаружил страсть не только к драматической поэзии, но и к декламации, которой он увлекал своих товарищей, занимая их то одушевленным чтением разных писателей, особенно драматических, то мастерским исполнением на сцене университетского театра главных ролей из произведений русских трагиков. Эта любовь к сценическому искусству выразилась и в первом напечатанном труде самого Гнедича, который, будучи еще студентом, перевел с французского стихами 6-ти актную трагедию Дюсиса "Абюфар", изданную в 1802 году. К тому же времени относятся перевод трагедии Шиллера "Заговор Фиаско в Генуе" и оригинальный роман в двух частях "Дон Коррадо де-Геррера". Оба эти труда были напечатаны в 1803 году, когда Гнедич, по окончании университетского курса (30 декабря 1802 года), переселился из Москвы в Петербург и 1 марта того же года поступил на службу в департамент народного просвещения. Не смотря на служебные занятия, отнимавшие у него довольно много времени, литературные занятия Гнедича шли своим чередом, с той только разницей, что сочинения его стали появляться, вместо Московских, в Петербургских журналах: "Северном Вестнике" (1804 — 1805 г.г.). "Журнале Российской Словесности" (1805 г.) и "Лицее" (1805 г.). Как на более замечательные из них, можно указать на "Последнюю песнь Оссиана", переведенную размером русских песен, и "Красоты Оссиана", помещенные в первом из этих журналов (1804 г., №№ 1 и 4 и 1805 г., № 4), а также на прозаический набросок "Синонимы"; произведения эти обратили на себя внимание знатоков.

В 1805 году Гнедич ездил на родину, в Полтаву, где

— 351 —

им написано одно из лучших его стихотворений: "Песнь при гробе матери", напечатанное в № 12 "Цветника" на 1809 год. Стихотворение это очень трогательно передает нежные чувства сына, оставшегося с колыбели "в печальном мире сиротою" и усыновленного "суровой мачехой—судьбой".

Доставшееся ему, после смерти отца, небольшое населенное имение, душ около 30 крестьян, в Полтавской и Харьковской губерниях, он передал своей нежно-любимой сестре, а сам часто терпел нужду. Но она скоро умерла, и тогда вся привязанность поэта перешла на ее дочь — "единственную ветвь родимой крови", "последнюю привязанность земную". Но когда, в 1826 году, и эта последняя ветвь сломилась и завяла, он излил свое горе в элегии: "На смерть дочери покойной сестры".

По возвращении из Малороссии в Петербург, Гнедич был радушно принять в литературные кружки Державина, Оленина и А. С. Строгонова, которые с этого времени заменяли ему родную семью. Одушевляемый и поддерживаемый частым сообществом таких деятелей, как М. М. Херасков, Д. П. Горчаков, И. А. Крылов, С. А. Ширинский-Шихматов, А. А. Писарев и другие, Гнедич все тверже и тверже становился на литературном поприще, приобретая себе известность, если еще не как серьезный и талантливый писатель, то по крайней мере как прекрасный чтец и превосходный декламатор произведений других писателей.

Известность такого рода не замедлила сблизить Гнедича, в 1807 году, с Е. С. Семеновой (76), впоследствии княгиней Гагариной, известной русской сценической артисткой того времени. Дружба эта длилась 18 лет, и его-то просвещенным советам и постоянному участию в изучении драматических характеров, эта артистка одолжена значительной

76) (437-438) Екатерина Семеновна Семенова, знаменитая актриса, родилась 7 ноября 1786 г. в C.-Петербурге *); играла в последний раз в 1836 г. в трагедии "Пожарский". Оставив сцену, играла несколько раз в Москве и в домашних театрах некоторых частных лиц, с благотворительной целью; в Петербурге на даче Гиллера. Была замужем за князем Иваном Алексеевичем Гагариным, умершим 12 октября 1832 г. и погребенным на кладбище Московского Ново Спасского монастыря. Скончалась в Петербурге 1 марта 1849 г. от паралича и погребена на Митрофаньевском кладбище. (См. о ней статьи: "Артистка Семенова", Н. И. Стародубского, в "Русской Старине", 1873 г., т. VII, февраль, стр. 265—269. "Екатерина Семеновна Семенова", А. Н. Сиротина, в "Историческом Вестнике", 1886 г., т. XXV, сентябрь, стр. 474—505).

---------------

*) Дочь крепостной девушки помещика Путяты и учителя кадетского корпуса Жданова, поместившего ее в театральное училище. (См. "Энциклопедический словарь" Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрон, Спб, 1900 г., т. XXIX, стр. 430—431, статья В. Крылова).

— 352 —

долей той славы, которую она приобрела при исполнении ролей: Клитемнестры, Медеи, Моины, Ксении и других. Для нее Гнедич возвратился к занятиям первой своей молодости; в 1808 году он напечатал свою переделку 5-ти актной трагедий Шекспира "Король Лир", под названием "Леар", а в 1816 — перевод стихами трагедии Вольтера "Танкред" (77). Обе пьесы имели громадный успех на сцене, благодаря двум сильным дарованиям, исполнявшим главные роли — А. С. Яковлеву и Семеновой.

77) (438) Трагедия Вольтера "Танкред" представлена была в первый раз 8 апреля 1809 г., где особенное впечатление на зрителей произвела Е. С. Семенова в роли Аменаиды. (См. о ней заметку Б. М. Федорова в "Русской Старине", 1872 г., т. VI, декабрь, стр. 669).

Питая особенное уважение к Гомеру еще в университете, Гнедич и в это время, занимаясь переводом и оригинальным творчеством, не покидал своей любимой Илиады, которая, по словам одного из друзей его, "была собеседницей, спутницей и услаждением всей его жизни". — "Если в Иллиаде есть несовершенства", говорит Гнедич в своих записках, — "то они похожи на неправильность природы, которая, не смотря на несовершенства, нашему невежеству такими представляющиеся, очень внимательным кажется всегда великой".

При таком взгляде на Илиаду Гнедич, освоившись с литературным делом, принялся за вечно юного старца Гомера, чтобы познакомить и с ним русскую публику. Сначала он хотел продолжать и окончит перевод известного Е. И. Кострова (78), который в то время находили очень хорошим. Так как до 1811 года, когда были найдены и напечатаны 7, 8 и 9 песни, существовало всего шесть песен "Илиады" в переводе Кострова, то Гнедич и начал свой перевод с седьмой песни, которая была окончена в 1809 году, и тогда же отпечатана отдельной книжкой. Как эту песню, так и следующие до одиннадцатой и начало одиннадцатой перевел он, по примеру Кострова, александрийскими стихами. Перевод Гнедича был встречен единодушными

78) (438) Умер в Москве 9 декабря 1796 года.

— 353 —

похвалами критики и публики, при чем тотчас было замечено всеми его явное превосходство над переводом Кострова, считавшимся классическим, и Великая Княгиня Екатерина Павловна, тогда Принцесса Ольденбургская, обратила Свое внимание на молодого Гнедича и назначила ему по 1000 руб. в год пожизненной пенсии.

Но, тем не менее, Гнедич уже сознавал всю бедность выбранного им стихотворного размера, а вместе с тем и невозможность передать им в точности красоты подлинника. Сомнения мучили поэта. Мысль о гекзаметре хотя и приходила ему в голову, но несчастный опыт Тредьяковского наводил его на другие мысли. Наконец, письмо О. С. Уварова, напечатанное в № 13 "Чтений" на 1813 год, рассеяло окончательно все сомнения нашего переводчика и убедило его в необходимости заменить однообразный шестистопный ямб эпическим стихом древних греков. И вот Гнедич совершил подвиг по истине изумительный; он уничтожает свой многолетний труд, старый, рифмованный перевод четырех с половиною песен Илиады и принимается за новый перевод той же поэмы, размером подлинника, начиная с новой песни. Он с настойчивостью предается выполнению принятой им на себя задачи и, употребив на перевод более 20 лет, оканчивает его в 1828 году, а спустя год выпускает его в свет в двух больших томах.

Занимаясь серьезно переводом Иллиады, поглощавшей почти все его время, Гнедич в то же время писал и оригинальные вещи. Так, например, в 1817 году он издал отдельной книжкой поэму "Рождение Гомера"; в 1822 — напечатал, в 8-й книжке "Сына Отечества", свою известную идиллию "Рыбаки". Идиллия эта, посвященная автором памяти графа А. С. Строганова, в то время обратила на

— 354 —

себя внимание знатоков и вызвала похвалы во всех критических журналах того времени, в том числе — в "Благонамеренном", где был помещен ее разбор. В 1825 году издал свой перевод "Простонародных песен нынешних греков".

Между тем, в 1817 году, 24 мая, Гнедич оставил службу в департаменте народного просвещения (будучи награжден бриллиантовым перстнем), так как и на службу в Императорской публичной библиотеке у него едва хватало времени (79). Впрочем директор ее, граф А. С. Строгонов и А. Н. Оленин, по свидетельству М. Е. Лобанова, биографа Гнедича, требовали от него не столько службы, сколько "Илиады", зная, что обогащение отечественной литературы таким произведением есть служба тому же отечеству. Гнедич никогда не пользовался хорошим здоровьем даже и в молодые лета; но в последние годы он еще более расстроил его постоянным умственным напряжением и сидячей жизнью. К физическим страданиям присоединились еще и душевные — тоска одиночества.

79) (438) 12 апреля 1811 года был определен помощником библиотекаря, а 26 апреля 1826 г. утвержден в звании библиотекаря.

Еще, с 1809 года, Гнедич начал хворать, и хотя по временам здоровье его более или менее восстанавливалось, но почти всегда требовало врачебной помощи. В 1825 году, по совету врачей, он ездил на Кавказ пользоваться тамошними минеральными водами, но возвратился еще более расстроенный: к прежним болезням присоединился катар в груди, и хотя он продолжал свои литературные занятия по переводу Гомера, но был вынужден обратить серьезное внимание на свое здоровье, и в августе 1826 года поехал лечиться в Одессу. Воздух юга и морские тепловатые ванны принесли ему великую пользу. Возвратившись оттуда в 1828 году, он пользовался здоровьем значительно восстановленным и стал заниматься изданием оконченной им Илиады,

— 355 —

отрывки из которой он читал Императрице Марии Федоровне и, обласканный Императором Николаем I-м, посвятил Ему свой труд. В предисловии ко второму изданию сам Гнедич писал: "Требования переменяются, вкус века пройдет, между тем как многие тысячи лет Гомер не проходит. Это памятник веков и т. д.". Появление Илиады Гомера в русской печати было встречено искренним сочувствием всех просвещенных людей тогдашнего времени с А. С. Пушкиным во главе, посвятившим Гнедичу прекрасное стихотворение на этот случай.

В 1831 году здоровье его расстроилось настолько, что он должен был снова прибегнуть к помощи искусственных минеральных вод, для чего и поехал в Москву (80). Здесь, при похоронах А. А. Дельвига, как бы предчувствуя свою скорую кончину, Гнедич, относясь к умершему, сказал:

Друг, до свиданья! Скоро и я наслаждусь моей участью,

Жил я, чтобы умереть; скоро умру, чтобы жить.

80) (438) В груди у него от сильных напряжений за несколько лет повредилась одна из артерий, которая и была тайной причиной раздражительности легких и боли в горле.

Первое собрание своих стихотворений Гнедич издал в конце 1832 года, собрав их из всех периодических изданий, где они были разбросаны. Многие были им переделаны, многие выкинуты, а некоторые и написаны вновь, к числу последних относится стихотворение "Дума". С наступлением 1833 г., в альманахе "Альциона", появилось последнее его стихотворение, его лебединая песня "Ласточка", а 3 февраля того же года — Гнедича не стало: он поражен был свирепствовавшей тогда в городе болезнью гриппом. Тело его, с приличной почестью, погребено 6 февраля в Петербурге на новом кладбище Александро-Невской лавры, называемом Карамзинским, по месту погребения Карамзина. Здесь памятник Гнедича состоит из серой гранитной пирамиды, с надписью на одной стороне: "Николай Иванович Гнедич род. в 1784 г., февраля 2, сконч. 1833 г.,

— 356 —

февраля 3"; а на другой: "Гнедичу, обогатившему русскую словесность переводом Омира". Под этой надписью вставлен, из белого мрамора, рельефный бюст переводчика и вырезан стих из первой Илиады: "Речи из уст его вещих сладчайшия меда лилися". Под этими строками написано: "От друзей и почитателей". На верху памятника бронзовый крест с надписью: "Христе, спаси его" (81). "Сочинения Гнедича" были изданы в 1854 году А. Ф. Смирдиным в "Полном собрании сочинений русских авторов", в одном томе с сочинениями Хемницера. Издание не полное и сделано весьма небрежно. Пьесы, пропущенные в этом издании, указаны М. П. Лонгиновым в его статьи: "Материалы для полного издания сочинений Гнедича" ("Русский Архив", 1863 г., вып. 10 и 11, стр. 845—850). "Иллиада" в переводе Гнедича была издана три раза; в 1829, 1839 и 1862 годах. Новейшее "Полное собрание сочинений Гнедича, издано в Спб. в 1884 г., под редакцией Н. М. Виленкина-Минского.

81) (438) См. о нем в "Северной Пчеле", 1836 г., № 2; "Нива", 1882 г., № 9, стр. 209 и 211. 1884 г., № 5, стр. 101—102 и "Петербургский Некрополис" В. Саитова, Москва, 1882 г., стр. 43.

На память родине своей, в благодарность за первое образование способностей своих, он оставил в дар Полтавской гимназии свою библиотеку из 1251 тома на разных языках, преимущественно издания греческих классиков (82).

82) (438-439) См. о нем статьи: "Труды Императорской Российской Академии", 1842 г., ч. V, стр. 29—91, статья о жизни Гнедича М. Е. Лобанова; перепечатана в "Сыне Отечества", 1842 г., № 11, стр. 1—32. "Историческая хрестоматия" А. Д. Ралахова, 1864 г., т. II, стр. 373—375. "Русские люди", жизнеописания соотечественников, прославившихся своими деяниями на поприще науки, добра и общественной пользы, Спб., 1866 г., т. II, стр. 418—431, изд. М. О. Вольфа. "Жизнеописания Гомера и переводчика его Илиады Гнедича", с их портретами, изд. 1867 г. Лисенкова. "История русской словесности" А. Д. Галахова, 1868 г., т. II, стр. 267—275. Выдержки из "Записок Н. В. Сушкова" в "Чтениях Московского общества истории и древностей российских", 1863 г., кн. IV, стр. 59—92. "Портретная галлерея", 1869 г., издание Мюнстера, т. II, стр. 233—273 (статья М. Д. Хмырова). "Русские поэты в биографиях и образцах" Н. В. Гербеля, Спб., 1873 г., стр. 195—197. "Н. И. Гнедич. Несколько данных для его биографии по неизданным источникам", П. Тихонова, Спб., 1884 г. "Н. И. Гнедич" в "Русской Старине", 1884 г., т. XLIII, июль, стр. 115—122, статья С. И. Пономарева; здесь указаны материалы для биографии Гнедича и его переписка.

Библиотека Гнедича, находящаяся в Полтавской гимназии, разделена на два отдела — русский и иностранный. Русский отдел озаглавлен: "Российский явык", а иностранный: "Lingua graeca, latina etalia". В русском отделе 421 название, 710 томов, в иностранном — 552 названия, 559 томов; книги преимущественно половины XVIII и первой четверти XIX столетия. На каталоге библиотеки Гнедича находится такая надпись: "В сей библиотеке статского советника Николая Ивановича Гнедича, заключающей в себе семьдесят семь страниц, находится книг на разных языках шестьсот семьдесят восемь званий, а томов, считая и брошюрки, до тысячи двухсот пятидесяти. Мая 16 дня 1833. Императорской публичной библиотеки библиотекарь коллежский советник и кавалер Михаил Лобанов".

12. Дуров, Сергей Федорович *), писатель, родился в 1816 году в старинной русской дворянской семье, в имении своего отца. Получив для тогдашнего времени довольно приличное образование, Дуров поступил в гражданскую службу, которую и продолжал до конца 1840-х годов, когда вышел в отставку с чином коллежского асессора. Вместе со служебной деятельностью шли и литературные его занятия, начавшиеся очень рано. Первые стихотворения, помещенные

*) Статья эта была напечатана мною в "Полтавских Губернских Ведомостях", 1893 г., № 61.

— 357 —

им в современных альманахах, печатались довольно долго без обозначения имени автора. Только, начиная с 1843 года, имя его стало появляться на страницах журналов того времени и вскоре обратило на себя внимание многих. Одним из первых, подписанных им, стихотворений был перевод из Байрона, помещенный в № 43 "Литературной Газеты" на 1843 год. Начиная с 1844 г. стихотворения Дурова стали появляться в "Библиотеке для чтения", "Финском Вестнике" и некоторых альманахах того времени, но, по большей части, прошли незамеченными. Затем, в "Иллюстрации" на 1846 г. (№№ 26, 27 и 29), издававшейся Н. В. Кукольником, было напечатано четыре его оригинальных стихотворения ("Когда трагический актер", "Шекспир", "Кручина" и "Призраки"), а в следующем — около двадцати, из которых некоторые были заменены. Кроме того Дурову принадлежит статья, предпосланная "Сочинениям Н. И. Хмельницкого", изданным в 1849 году Смирдиным в его "Полном собрании сочинений русских авторов", под заглавием: "Несколько слов о Николае Ивановиче Хмельницком". Эта последняя статья была, вместе с тем, и последним произведением Дурова, заключившим первую половину его литературной деятельности, так как затем последовал двенадцатилетний промежуток невольного молчания, на которое он был обречен, вследствие ссылки его (в 1849 году) в Сибирь за прикосновенность к известному делу М. В. Петрашевского, где последний умер в 1867 г., (к которому также причастен был известный в свое время в Полтаве доктор медицины Д. Д. Ахшарумов) *), где Дуров и провел около семи лет. Только, начиная с 1862 года, стихотворения Дурова

*) См. о нем статью в книге: "Критико-биографический словарь русских писателей и ученых", С А. Венгерова, Сиб. 1889 г., т. I, стр.881 — 888 (статья Г. М. Герценштейна).

— 358 —

стали снова появляться в журналах. Так, в 3-й книжке "Современника" на 1862 г. было напечатано два перевода его из Барбье и три из В. Гюго, а в №№ 3 и 5 следующего года одно оригинальное ("Добро бы жить, как надо — человеком!") и два переводных, из В. Гюго и Барбье. Затем, в 1-й книжке "Эпохи" на 1864 год появился его новый перевод известного ямба Барбье "Смех" и, наконец, в 3-м № "Отечественных Записок" 1869 года — оригинальное стихотворение: "Европа движется: над ней...."

Дуров скончался в Полтаве, где он проживал последнее время, после трехдневной болезни, 6 декабря 1869 года. В некрологе его, помещенном в № 338 "С.-Петербургских Ведомостей" на 1869 год и подписанном буквой "К", есть несколько биографических данных о последних годах жизни покойного поэта, которые здесь и приводим: "Товарищ Ф. М. Достоевского по "Мертвому дому", Дуров возвратился в Россию с силами до того истощенными, что последние десять лет его жизни можно было назвать десятью годами болезни. Не взирая на это, его ум и врожденный сарказм даже как будто окрепли и стали сильнее прежнего. Нововведения разного рода и, особенно, судебная реформа, с ее практическим применением в глуши провинциального города, веяли на него, как свежий воздух, а теплое солнце Малороссии, вместе с заботами приютившей его семьи *), которой он был старшим членом, согрели остальные дни его нерадостной жизни... Одним честным, добрым, прямым, стойким и умным человеком стало меньше в нашем обществе" (83).

*) Дуров проживал в семействе известного драматурга и писателя Александра Ивановича Пальма, бывшего управляющего отделениями государственного банка в Кишиневе и Полтаве, † 10 ноября 1885 г. в Петербурге. (См. о нем "Исторический Вестник" 1887 года, кн. I. стр. 255—255 и "Русская Старина", 1887 г.. кн. II, стр. 415—424).

83) (439-440) См. о нем: "Русские поэты в биографиях и образцах" Н. В. Гербеля, Спб., 1873 г., стр. 476. "Биржевые Ведомости", 1869 г., № 335. "Энциклопедический словарь" Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрон, Спб., 1893 г., т. XI. стр. 248.

В статье К. Николаевского: "Товарищи Ф. М Достоевского по каторге" в "Историческом Вестнике", 1898 г., т. LXXI, январь, стр. 219—224, между прочим, о Дурове *) сказано: "Сергий Дуров, 33 лет, отставной коллежский асессор, будучи лишен 24 января 1850 г. всех прав состояния, прибыл в том году 19 июня в Омский острог (теперь не существует и здания его разобраны в начале 1880-х годов). Он пришел вместе с Достоевским и по одному делу. О нем Достоевский в одном месте своих "Записок из мертвого дома" говорит: "Я с ужасом смотрел на одного из моих товарищей, как он гас в остроге, как свечка. Вошел он в него вместе со мною, еще молодой, красивый, бодрый, а вышел полуразрушенный, седой, без ног, с одышкой".

---------------

*) Стр. 222—223.

— 359 —

13. Евстафий Могилянский (а в монашестве Епифаний), родной брат Киевского митрополита Арсения Могилянского, родился в г. Полтаве в первой четверти XVIII столетия, но в каком именно году неизвестно. Первоначальное образование получил в Харьковском коллегиуме, затем воспитывался в Киевской духовной академии. Был сперва учителем Великоустюжской семинарии, а после священником в Москве. За особенный дар проповедничества, по именному указу 1743 г., был назначен проповедником при дворе Императрицы Елисаветы. В плеяде тогдашних проповедников Могилянский стоял не ниже Амвросия Юшкевича, Кирилла Флоринского, Дмитрия Сиченова. В 1744 г., 22 апреля, Могилянский был определен протопопом в Полтаву *). По овдовении в 1761 г. принял в Киеве монашество, а в 1763 г. был назначен архимандритом Нежинского Богоридичного монастыря, откуда в 1768 г. переведен в Киево-Михайловский Златоверхий, а в 1769 — в Киево-пустынный Николаевский монастырь, где и скончался в 1787 г.

*) См. об этом определении указ Императрицы Елисаветы в "Русской Старине" 1875 г. т. XIV, октябрь, стр. 393—394

Проповеди его славились в свое время; но из них напечатаны только шесть, говоренных в 1742 и 1744 годах, а именно: 1) в 5-ю неделю по пятидесятнице (Москва, 1742 г.); 2) в 24-ю неделю по пятидесятнице (Москва, 1742 г.); 3) в 1-ю неделю великого поста (Москва, 1744 г.); 4) в неделю 1-ю всех святых (Москва, 1744 г.); 5) в 14-ю неделю по сошествии св. Духа (Москва, 1744 г.) и 6) на 21-е августа 1744 г.

В 1740 г. Могилянским построена каменная церковь в с. Малых-Будищах, Полтавского уезда (84).

84) (440) См. о нем: "Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина грекороссийской церкви" митрополита Евгения, Спб., 1827 г., изд. 2-е, стр. 164—165. "Киев с древнейшим его училищем академией" В. Аскоченского, Киев, 1856 г., ч. II, стр. 128. "Опыт российской библиографии или полный словарь сочинений и переводов, напечатанных на славянском и российском языках, от начала заведений типографских до 1813 г." Василия Сопикова, Спб., 1813 г., ч. I, стр. 208. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1885 г., № 16, стр. 832—933 (подстрочное примичание). Там же в статьи моей: "К истории Воскресенской церкви в Полтаве", 1893 г., № 8, стр. 375.

14. Иосиф Ильицкий, архимандрит Полтавского Крестовоздвиженского монастыря, сын священника, родился в селе

— 360 —

Белоусовке, Золотоношского уезда, и при крещении получил имя Иоанна. Обучался в Киевской духовной академии. Овдовев при самом рукоположении в дьякона, он поступил в монашество в 1781 г. и при Киевском митрополите Самуиле Миславском служил архидьяконом в Софийском кафедральном монастыре; затем, в 1784 г. переведенный митрополитом С.-Петербургским Гавриилом Петровым в Александро-Невскую лавру, определен иеродиаконом, с правом преподавания Закона Божьего в шляхетном сухопутном кадетском корпусе. В 1794 г., посвященный в иеромонахи, Иосиф отправлен был Императрицей Екатериной II-й в Ютландию, к содержащимся в городе Горсензе (85), под датским присмотром, несчастным детям правительницы Анны Леопольдовны (внуки царя Иоанна Алексеевича) и Антона Ульриха, герцога Брауншвейг—Люнебургского, родному брату и сестре младенца Иоанна III Антоновича (86).

85) (440) Горсенз — небольшой приморский город на юго-восточном берегу Ютландии, в Дании. (См. статью: "Дети правительницы Анны Леопольдовны в Горсензе". Рассказ по датским известиям в "Русской Старине", 1875 г., т. ХII, апрель, стр. 760—768).

86) (440-441-442) Здесь царя Иоанна IV Грозного надо разуметь I-м, брата Петра Великого царя Иоанна Алексеевича — II-м, а правнука последнего Императора Иоанна Антоновича — III-м. Он родился 12 августа 1740 г. в Петербурге; 6 октября того же года объявлен Великим Князем и Наследником всероссийского престола, а 17 октября, в день смерти Анны Иоанновны, Императором. В ночь на 25 ноября 1741 г., когда Цесаревна Елисавета Петровна провозглашена Императрицей, Младенец Иоанн, лежавший еще в колыбели, был лишен короны, разлучен с отцом и матерью и отправлен отдельно от них в Холмогоры, где содержался до 1756 г., а затем в январе этого года привезен в Шлиссельбург. Здесь, во время мятежного замысла подпоручика Смоленского пехотного полка Василия Яковлевича Мировича, в ночь с 4 на 5 июля, желавшего освободить узника и возвратить ему престол, был убит своими приставами капитаном Даниилом Власьевым и Лукой Чекиным. Тело его отвезено в Тихвинский Богородицкий большой монастырь, где, по сказанию старожилов, погребено в паперти Успенского собора, при самом входе. (См. статью: "Император Иоанн Антонович" в "Русской Старине", 1879 г., т XXIV, март, стр. 497—508, т. ХХV, июнь, стр. 291—306 и июль, стр. 493—514. "Исторические статьи" М. Д. Хмырова, Спб., 1873 г., примеч. 31 на стр. 366—368). Мирович также печально окончил свою жизнь: он был казнен 15 сентября 1764 г. (См. о нем: "Русская Старина", 1879 г., т. ХХV, июль, стр. 501—502. "Семнадцатый век", исторический сборник, издаваемый П. И. Бартеневым, Москва, 1869 г., книга 3, стр. 357—387. Собрание соч. Е. И. Ковалевского, изд. И. И. Глазунова: "Граф Блудов и его время", Спб., 1871 г. приложение: "Заговор и казнь Мировича", стр. 234—243. "Шлиссельбургская нелепа" в "Историческом Вестнике", 1888 г., т. XXXII, май, стр. 265—301, статья В. А. Бильбасова).

Дети правительницы Анны Леопольдовны (87) освобождены из Холмогорскаго заточения, где пробыли тридцать шесть лет (с 1744 по 1780 г.) в 1780 г. В ночь на 27 июня этого года они были привезены в Новодвинскую крепость. В ночь же на 30 июня, на фрегате "Полярная Звезда", принцы и принцессы отплыли от берегов России. Все они были щедро снабжены одеждой, посудой и всеми необходимыми вещами. Для содержания в Горсензе Екатерина II назначила им по смерть их пенсию каждому принцу и принцессе по 8000 руб. в год, а всем вообще 32000 руб. Вся эта сумма выдавалась от русского двора полностью до 1807 г., т. е. до кончины последней представительницы этого злосчастного семейства. 10 сентября 1780 г., после бурного плавания, Брауншвейгская фамилия прибыла к Бергену, откуда на датском военном корабле "Марсе" 5 октября — к Фланстранду, и затем сухим путем 13 октября в Горсенз.

87) (442) О кончине Анны Леопольдовны см. интересную статью графа М. А. Корфа в "Русской Старине", 1870 г., издание второе, т. I, стр. 410, а также о ней в книге "Исторические статьи" М. Д. Хмырова, Спб., 1873 г., примечание 5 на стр. 345—347.

— 361 —

На обзаведение Брауншвейгской фамилии в Горсензи, покупку домов и проч. употреблено было 20000 талеров. Но Императрица, узнав о том, не хотела, чтобы принцы и принцессы пользовались не вполне Ее щедротами, не хотела также быть в тягость датскому двору и повелела заплатить остальные 40000 талеров из Своей казны. Здесь, с течением времени, русские служители, состоявшие при принцах и принцессах, были уволены и уехали в Россию. Оставлен лишь священник и церковники — Петр Стефанов и Петр Иванов Поликратов. Этими последними приставниками принцы и принцессы не всегда были довольны, так как некоторые из придворных зачастую оказывались людьми крайне недобросовестными и корыстолюбивыми. Они обкрадывали злополучных отшельников и ловко умели скрывать свои проделки от датской королевской фамилии, которая, конечно, оградила бы своих родственников (88).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Знакомьтесь: наши раритеты (1)

    Документ
    Один из первых профессиональных украинских гуманитарных журналов "Кiевская Старина" в течение четверти столетия играл значительную роль в развитии украинской исторической мысли, а также культурологи, этнографии, фольклористики,

Другие похожие документы..