Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
У 2010 році, незважаючи на складні погодні умови, зібраний добрий врожай, і як результат – значне зростання обсягів виробництва продукції сільського ...полностью>>
'Доклад'
В наши дни в магазинах Москвы представлен огромнейший ассортимент корпусной мебели. Выбор моделей столь разнообразен, что может удовлетворить даже са...полностью>>
'Документ'
Актуальність теми дослідження. Економічні перетворення останнього десятиріччя зумовили потребу якісного реформування вітчизняного законодавства у сфе...полностью>>
'Документ'
Малые предприятия участвуют в федеральном статистическом наблюдении за затратами на производство и (или) реализацию товаров (работ, услуг) и результа...полностью>>

В. Е. Бучневич Автор книг о Кременчуге, Ромнах и многих исследовани

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Из первых слушателей богословия в Славянской семинарии известнейшие были: Иван Лисянский—Яковлев, умерший в 1806 году Полтавским протоиереем, Григорий Лисянский-Яковлев, служивший при дворе, Василий Башинский, Павлоградский протоиерей, Иоанн Глижинский, Тираспольский протоиерей, Гавриил Шепетьковский, Симферопольский протоиерей, и Петр Базилевич, Ново-Санжарский протоиерей.

В 1786 году, 28 ноября, Славянская епархия переименована в Екатеринославскую и Херсонесо-Таврическую, а вслед за тем и Славянская семинария переименована в Екатеринославскую, хотя оставалась по прежнему в Полтаве.

После Никифора Феотоки прислан был в Екатеринославскую епархию в Полтаву архиепископ Амвросий Серебренников. При нем в Екатеринославской семинарии введены порядки, какие были в Новгородской семинарии, где Амвросий до епископа был (с 16 июля 1782 года) ректором. В семинарию Амвросий определил в 1788 году ректором Гавриила Бодони. В том же году, находясь в армии при князе Потемкине, Амвросий взял там 8 мальчиков сирот русских и прислал их обучаться в свою семинарию на собственном иждивении. По смерти Амвросия (13 сентября 1792 г. в г. Полтаве), на содержание этих мальчиков отпускалась сумма из кабинета Ее Величества, и они находились под особым ведением синодального начальства.

Отличнейшие ученики в 1787 и 1788 г.г. студенты философии и богословия были: Дамиан Илличевский, впоследствии Киевский прокурор и Дмитрий Стефановский, протоиерей Полтавской Сретенской церкви (с 1795 г.); был также благочинным и членом духовного правления; (умер 22 апреля

271

1811 г.); Иван Иванович Мартынов, бивший после правителем дел министра народного просвещения (55). Некоторые из учеников Славянской семинарии приобрели литературную известность, как например: Иван Петровичи Котляревский, Николай Иванович Гнедич (переводчик Илиады) и Иван Иванович Мартынов.

55) (427) Родился в 1771 году в мест. Переволочне, Кобелякского уезда, где отец его был священником Николаевской церкви; скончался 20 октября 1833 г. в С.-Петербурге, в чине действительного статского советника, и погребен на тамошнем Смоленском кладбище. (См. о нем: "Современник", 1856 г., кн. 3 и 4, статья Е. Я. Колбасина: "Иван Иванович Мартынов, переводчик греческих классиков"; "Полтавские Епарх. Ведомости", 1881 г., №18, стр. 894—896, где приведена выдержка предыдущей статьи; "Заря", 1871 г., № 6, стр. 73—110).

31 декабря 1797 года архиерейская кафедра с консисторией и семинарией переведена из Полтавы в Новомиргород (Херсонской губ.), и 15 марта 1798 года в Новомиргороде открыта лично митрополитом Гавриилом Бодони в казенном доме, который принадлежал вице-губернатору Герсеванову, а 25 декабря 1803 г. переведена в г. Екатеринослав. Первым ректором Екатеринославской семинарии в Новомиргороде определен был префект семинарии и учитель богословия протоиерей Иоанн Башинский *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1863 г., № 3, стр. 99—106.

Как шло дело в Полтавской семинарии на первых порах ее существования, на это существует некоторое указание в памятной книжке протоиерея Павловского, питомца означенной семинарии. "До 15 лет возрастал я", пишет он, — "обучаясь российской грамоте и упражняясь в хозяйственных, по воле отца, делах в казенном селении Taxтауловке (в 8 вер. от Полтавы), а на 15 году, по набору преосвященным Славянским и Херсонским Никифором, принят я в Славянскую семинарию в число питомцев на казенное содержание, где горемыкал чрез пять лет, проходя классы: инфиму у священника Федора Крупянского, грамматику у него же, синтаксиму у светского Григория Савурского, риторику с поэзией у священника Иоанна Станиславского (впоследствии кафедрального протоиерея). На второй год риторического курса вышел я на квартиру с учениками и начал жить от кондиции, продолжая философию у поручика

272

Якова Артелова, а богословие у префекта семинарии протоиерея Иоанна Башинского (бывшего потом ректором Славянской семинарии), по рекомендаций которого в отличных успехах, облечен был в стихарь для сказывания проповедей. Тут-то окончилась моя школа, которую, при помощи Бога моего, проходил чрез десять лет с поведением и успехами, каковых и детям моим желаю".

Значительную роль играло в Славянской семинарии проповедничество. Из аттестатов оканчивающих воспитанников видно, что они должны были заниматься в семинарии сказыванием проповедей. Так, в аттестате студента Карпа Павловского говорилось, что он, "как чрез всю бытность в семинарии наблюдал благонравие и честность, так и во всех вышеописанных науках имел успехи превосходные, каковые, кроме другого, обучаясь богословию, показал сочинением и сказыванием в церкви проповедей к удовольствию слушателей". Курс семинарский продолжался 10 лет *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1878 г., № 6, стр. 302—503.

ПРИЛОЖЕНИЕ.

I.

Ордер о первоначальном основании училища в Полтаве.

Ордер из Полтавского духовного правления честным иереям Полтавских и сельских церквей: Крутобережанскому, Ковалевскому, Искровскому, Трибовскому, Нижнемлинскому, Локощинскому, Тагамлыцкому, Писаревскому, Малышевскому, скитов Ольшанского и Булановского **). В указе Ее Императорского

**) Приходы церквей Трибовской и Малышевской, как и сами церкви, ныне не существуют, равно уничтожены скиты Ольшанский и Булановский. Последний находился в урочище Булановом, близ Полтавы. Часть этого урочища принадлежала строителю Полтавского (ныне кафедрального) собора полковнику Андрею Андреевичу Горленку. ("Русский Архив", 1875 г., т. II, стр. 258).

273

Величества, Самодержицы Всероссийской, из словенской духовной консистории сего 1778 года, декабря 3-го, в Полтавском духовном правлении полученном, изображено: сего же, ноября 27-го поданным преосвященному Евгению, архиепископу Словенскому и Херсонскому, Полтавский протопоп Иоаким Яновский доношением представлял, что ведомства Полтавского духовного правления священно и церковнослужители, воспитывая детей своих в надежду получения им священно и церковно-служительских чинов и не имея из них, большая часть, довольного достатка, чем бы могли обучать детей своих в училищах Киевских и Харьковских, в отдаленности от города Полтавы состоящих, содержат их в домах своих без обучения и надлежащего к будущему их чину приуготовления, просил его преосвященство повелеть в г. Полтаве учредить училище. А на каком оснований быть оному училищу при оном мнение приложил, на котором доношении его преосвященство резолюцией предписано: Господь Бог да благословит сие намерение. Дозволяем, на основании приложенного при сем мнения, учредить в городе Полтаве училище, которого заведение и наблюдение препоручить присутствующему в духовной нашей консистории всечестному иеромонаху Никифору Феотокию, почему определяем священникам Колосовскому и Ортинскому исправлять надлежащие по училищу оному надобности, с ведома оного иеромонаха Никифора Феотокия и Полтавского духовного правления. А при том определяем на иждивении училища оного обучатись, пищею довольствоватись и в училище оном жить седьми — на первый случай — убогим мальчикам. И о всем из консистории в Полтавское и Кобелякское духовные правления, с приложением копий с означенного мнения, послать указы, каков в сие правление, с приложением с мнения копий, для надлежащего по оному

274

исполнения, и прислан, — во исполнение коего Ее Императорского Величества указы в Полтавском духовном правлении определено послать во всю Полтавскую протопопию, с прописанием оного указа и с приложением означенного мнения копий, ордер, и посланный к вам сей посылается с тем, чтобы детей своих., кто таковые имеет, зараз представил в оное училище, сей же ордер и копию мнения ископиевав и о получении на сем, вместо рапорта, подписався, в другие по тракту места без замедления отсылать, а с последнего места, оставя копию мнения, самый точию ордер, за таковою ж пометою, обратно в сие правление прислать предлагается. С Полтавы 1778 году, декабря 6.

Наместник Иоанн Станиславский, подканцелярист Василий Зерницкий.500 *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1881 г., № 21, стр. 1017—1019.

II.

Мнение Полтавского протопопа Иоакима Яновского о лучшем
устройстве в Полтаве училища.

1) По ходатайству преосвященного Евгения, архиепископа Славенского и Херсонского от его сиятельства генерал-фельдмаршала и разных орденов кавалера графа Кирилла Григорьевича Разумовского дом, в г. Полтаве состоящий, дан для заведения семинарии, в коем ныне на первый случай учредить училище, куда зараз и перейти находящемуся в монастыре студенту Василию Быстрицкому с певчими, обучающимися российскому и латинскому языку.

2) Как оный дом требует некиих подчинок, то оное и препоручить священникам Полтавских церквей — Воскресенскому Матвею Колосовскому и Сретенскому Николаю Ортинскому.

3) Обучать сего года по-российски читать и писать, начатков

275

латинского и греческого языков, арифметики и катехизиса.

4) Определять по рассмотрению его преосвященства человека учительного, кой бы учредил, сколько и каким быть учителям, в какие дни и часы и чего именно обучать им учеников, и что им в год жалованья положить, и при том бы он наблюдал успехи в учении обучающихся и состояние как учителей, так и учеников, запретив учителям без ведома его принимать учеников в обучение.

5) Как сие учреждение делается для общей всех пользы, то со всех Полтавской протопопии священников и диаконов учинить сбор без принуждения, но с согласия их самих, в рассуждении их достатка и к сему учреждению усердия, что и препоручить выше прописанным священникам Колосовскому и Ортинскому.

6) Как священники, до Кобеляцкого духовного правления принадлежащие, в недалеком, а именно: в 20, 30, 40 и 50 в. расстоянии состоят, то и с них учинить таковой же сбор, с согласия оного правления. о чем и снестись Полтавскому правлению с оным, и в том училище оным священникам детей своих обучать.

7) Просить его преосвященство, чтобы имеющиеся случиться по консистории штрафные деньги присылаемы были в оное училище, также и в обоих Полтавском и Кобеляцком правлениях, если случатся таковые штрафы; с доклада его преосвященства взыскиваемые, и те училищу отсылаемы были.

8) От всякого ученика из священно и церковно-служительских детей, равно из гражданских и других, кто пожелает, платить на содержание училища, за обучение по-российски читать и писать, языков латинского и греческого, по три, пяти и восьми рублей в год, смотря по достаткам отцов их.

276

9) Священно и церковно-причетнические и других, кто пожелает, дети должны жить в своих домах, а не имеющие в городе Полтаве домов своих — нанимать квартиры и ходить в училище для обучения в урочные дни и часы. А в том доме (т. е. училищном) жить двум, или по крайней мере одному учителю, которому, кроме обучения, экономию оного дома наблюдать, для чего нанять в оный дом двух сторожей и препоручить их находящимся там учителям.

10) Вышеозначенные все деньги показанным священникам Колосовскому и Ортинскому, принимая, записывать в книгу, которую им от Полтавского духовного правления за скрепою дать; также, исправляя, докладывать Полтавскому духовному правлению надобности, к оному делу принадлежащие; в оную ж книгу особо записывать, равным образом и выдавать понедельно с распискою на харчи, дрова и другие таковые нужды имеющим жить в том доме учителям и, понедельно их считая, записывать же, которую книгу и представлять им (священникам Колосовскому и Ортинскому) по третям года в духовное правление для освидетельствования.

На подлинном подпись: Протопоп Полтавский Иоаким Яновский *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1881 г.. № 21, стр. 1019—1021.

III.

Указ консистории в духовное Полтавское правление о пожертвовании
Императрицей Екатериной Великой 2000 рублей, в котором училище
Полтавское именуется семинарией.

Указ Ее Императорского Величества, Самодержицы Всероссийской, из Славянской духовной консистории в Полтавское духовное правление.

—  277

По указу Ее Императорского Величества, преосвященнейший Никифор, архиепископ Славенский и Херсонский, рассуждая, что должность священническая состоит не только в священнослужении и исправлении треб христианских, но чтобы учить народ священным православной веры догматам, изъяснять заповеди евангельские, наставлять христианским добродетелям. Священнику должно кающихся исповедывать, совести, т. е. человеческой, быть судьей, исправителем и путеводителем; священнику надлежит по своему учению суеверия, яко чада невежества, истреблять, упорство еретиков и раскольников доводами священного писания препобеждати, дети всех словом божеским пастырски питати. А из сего кто не видит, колико искусному дожно быть священнику в христианском богословии, в истолковании ветхого и нового завета, в науке нравоучения православного, в законоположении соборов вселенских и поместных, в истории священной и мирской, в правилах святых отцов и в других различных знаниях. Кто не ведает, что когда священник неведением недугов болезнует, тогда никакого блага церкви чаяти, но паче всех зол боятися должно. Аще бо слепец слепцом водим бывает, то чего другого ожидать, как токмо, чтобы оба в яму впали. Благочестивейшая, Самодержавнейшая Императрица, делая все народы державы Своей блаженными и ведая, яко Премудрая, коликой важности есть иметь священников ученых, умножает в государстве училища, ученых людей чествует и награждает, а по сему для учреждения в Славенской епархии семинарии, по Своему природному милосердию, определить благоизволила в год по две тысячи рублей, которое училище уже в городе Полтаве и открыто, — приказал (архиепископ Никифор):

послать из консистории во все духовные правления указы с тем, чтобы все священники детей своих в означенную семинарию

278

представляли без замедления, и всем объявить матернее благословение Ее Императорского Величества к юношам сей епархии, яко ж не точию для священнических, но и для всех всякого звания к учению способных детей показанная семинария учреждена. А как из вышеписанного явствует, коль нужно быть священникам учительным, и к обучению детей никакой ныне трудности не состоит, по учреждении в сей епархии семинарии, и для чего чрез сие всем священникам и церковнослужителям его преосвященство объявляет, что, по прошествии других годов, ежели Богу угодно будет жизнь его преосвященства продлить, никого в священники и диаконы не намерен не учительного и в учении не свидетельствованного рукополагать. За толикое Ее Всемилостивейшей Государыни благодеяние, в изъявление чувствительности внутреннего удовольствия и благодарного сердца, в городе Полтаве прошлого ноября 24 дня, в тезоименитство Ее Императорского Величества, торжественно как в храме Божьем, так и в училище похвальные речи, изъявляющие матернее Ее Величества милосердие, говорены и, воздавая руки ко Всевышнему, усерднейшие мольбы приносили о продлении жизни Ее Императорского Величества и всей Высочайшей Ее Фамилии. По примеру ж тому повелевает его преосвященство всем протоиереям, наместникам, закащикам и священникам учинить тоже, по получении, в будущий воскресный день, собрав, сколько где в городе и местечке всех священников и диаконов имеется, по совершении священной литургии, отправить молебствие о сохранении в должайшие лета драгоценной жизни Ее Императорского Величества и всей Высочайшей Ее Величества Фамилии, и где и когда сие учинено будет — к его преосвященству рапортовать и Полтавскому правлению учинить о том по сему, Ее Императорского Величества, указу. Декабря 5 дня 1779

279

года. № 1342.

Подлинный подписали: Нефорощанского монастыря игумен Лукьян, секретарь Василий Вербицкий, подканцелярист Василий Снежевский, Полтавского правления подканцелярист Прокоп Шасчинский *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1876 г., № 16, стр. 619—621. — 1881 г., № 21, стр. 1021—1023; "Полтавские Губернские Ведомости", 1890 г. №№: 88, 40, 41 и 42. Моя статья: "Славянская семинария, бывшая в Полтаве в исходе XVIII столетия".

279

ПОЛТАВСКИЕ ПОДЗЕМЕЛЬЯ.

Ежегодно весной, когда земля, согретая весенним солнцем, окончательно оттает, на улицах Полтавы, а также и во многих дворах образуются провалы, в виде круглых колодцев. Большая часть этих провалов особенного вреда не причиняет, но некоторые из них — во дворах, под постройками, разумеется, неизбежно приносят убытки домовладельцам. Глубина таких провалов различна, обыкновенно — от едва заметной свежей впадины и до 1 1/2 сажени. Наибольшее число провалов приходится на Александровскую улицу, преимущественно начиная от соборной церкви. Замечательно, что провалы случаются только в возвышенной части города, в низменной же их вовсе не бывает. Как ни часты эти провалы в Полтаве, однако, до последнего времени почти никто не обращал на них внимания, не смотря на то, что это странное явление в высшей степени любопытно.

Происхождение этих провалов, впрочем, известно; оно объясняется тем, что на всем пространстве города, где они случаются, имеются подземные ходы или подкопы, кем и когда сделаны эти подкопы, точно определить невозможно. Существует предание, будто эти подкопы подведены в 1608

280

году одним казаком Миргородского полка, по фамилии Масло, поселившимся с шестью казачьими семьями на возвышенном месте, над Ворсклой, а затем, присоединившим к поселению своему, для большей безопасности от нападений татарских, несколько казачьих семей из-под Голтвы, — местечка на р. Псле, в Кобелякском уезде. Эти то поселенцы, по народному преданию, и устроили под старым городом существующие до настоящего времени подземные ходы и подкопы, как убежища во время набегов татар. По другому преданно, эти подкопы подведены шведами для взрыва Полтавской крепости. Говорят, будто Петр Великий, узнав о существовании этих подкопов, повел против них контр-мины и, выбрав оттуда приготовленный шведами порох, лишил их возможности привести в исполнение свое намерение. Существует еще несколько преданий в этом роде, не подкрепленных, однако, никакими историческими данными. С гораздо большей вероятностью можно отнести происхождение Полтавских подкопов к до историческим временам, хотя и для такого предположения нет положительных данных. Но этому приходится довольствоваться несколькими случайными открытиями, сделанными при постройке домов.

Подземелья эти, или подкопы, идут на глубине 3—6 сажень от поверхности земли, сводообразными проходами, высотою в рост человека, а шириною в три и более аршина. Местами они снабжены слуховыми окнами, в виде круглых воронок, служившими для удаления вредного воздуха; они соединялись между собой отверстиями, проделанными в земляных простенках, сквозь которые свободно мог пролезть человек. Все это скорее ведет к заключению, что подземелья служили убежищами и хранилищами на случай нашествия неприятелей, особенно, если вспомнить существовавшие

281

во второй половине XVII ст. набеги крымских татар на Полтаву.

В этом отношении любопытен был дом на Петровской площади, выше Подольской горы, большой каменный, двухэтажный, с непомерно толстыми стенами, узкими, на подобие амбразур, окнами и несгораемой железной без дерева крышей, принадлежавший в XVIII-м столетии надворному советнику Павлу Яковлевичу Руденку. Дом этот Руденком отдан был правительству, в нем помещались казармы кантонистов, затем с 1823 года училище чистописцев, с закрытием которого в 1861 году — цейхгаузы и друг. С введением земских учреждений, 1 января 1864 г, и передачи затем приказом общественного призрения упомянутого дома в ведение земства, этот последний памятник до-Петровский был разобран в 1870 году и заменен в 1872 году новым домом земства, выходящим главным своим фасадом на Петровскую площадь *).

*) Постройка этого дома обошлась свыше 45000 рублей

В подвальном этаже описанного дома Руденка существовал подземный ход **), выложенный в шее кирпичем, залитым вместо извести оловом, идущий сперва одним коридором, а потом разветвляющийся. Молва гласит, что отец Руденка имел ватагу удальцов, с которыми и сам по по временам ходил на татар, и что подземные ходы из-под его дома пронизывают всю старую Полтаву.

**) Ход этот окончательно был зарыт в 1893 году.

В высшей степени интересны сведения и наблюдения, произведенные над этими минами местным археологом И. А. Зарецким, которые и приводим здесь. В первый раз, говорит Зарецкий, ему удалось заглянуть в эти подземелья в 1889 году, при постройке дома возле Спасской церкви, по Александровской улице. Здесь, при копании фундамента для

282

канавы, в нескольких местах пробовали буравом и там, где бурав падал свободно, прокапывали канавы до дна подземелий, при чем приходилось углубляться до десяти аршин от поверхности. Необходимо прибавить, что на такой же глубине оказалось дно и большинства подземелий, осмотренных Зарецким. За исключением общей черты, что дно их лежит почти на одной глубин, — размер и устройство их различны; все они устроены полукруглым сводом, вышина которого — от полутора до четырех аршин, а ширина — от двух с половиною и до восьми аршин; низкие подземные ходы выкопаны в плотной желтой глине, более же высокие, широкие, местами, еще на несколько сажень подкреплены кирпичными или деревянными сводами. Те и другие своды устроены весьма прочно; деревянные своды помещаются на толстых дубовых балках, из таких же брусьев и досок, которые сохранились настолько прочно, что и теперь могут быть употреблены для всякой постройки. На кирпичах не имеется никакой метки и по виду они не древнее XVII века.

Такие подземные сооружения расположены то рядовым порядком, то пересекаются одно другим, или расходятся на несколько рукавов или ходов. Начала и конца их определить не удалось, но, по-видимому, они простирались иногда, по крайней мере, сажень на двести; проникнуть в них глубже трех сажень невозможно, вследствие обвалов и удушливости воздуха, в котором даже свеча гаснет. Возле Спасской церкви удалось определить несколько входов в подземелья, из которых два обставлены по бокам дубовой ставней и имели, на пространстве семи или восьми сажень, четыре колена, направленных в разные стороны, ширина этого входа — всего один аршин, вышина — до четырех, вышина кирпичного свода — до двух аршин с половиной и почти столько же в ширину; все три входа обращены

283

на восток, к Ворскле. Проследив всю раскопку от начала до конца, Зарецкому, однако, не удалось найти ни одного предмета древнее XVII в. Под деревянным сводом, служившим, по всей вероятности, покрышкой погреба, еще в прошлом столетии, найдена масса черепков битой фаянсовой и другой посуды, а в одном месте — раздавленная чашка с блюдечком саксонского фарфора, с клеймом, множество битых стеклянных бутылок и бутылочек, в которых сохранились остатки различных веществ и, между прочим, большие штофы и стеклянные кувшины, содержавшие когда-то наливку, от которой под осколками сосудов лежали смешанные одни с другими косточки слив, вишен, груш и ананасу. Один штоф, в 1/4 ведра, со следами наливки или вина, удалось взять целым; кроме того, нашлось несколько целых склянок и флакончиков разного вина; в одном месте, в рукаве погреба, на пространстве сажени, стояло штук пятьдесят бутылок, наполненных самой солоноватой жидкостью и закупоренных обыкновенными пробками; бутылки эти имели вид современных нам пивных. Далее, в нескольких местах, найдены: звено медных удил от уздечки (не древних), две деревянные курительные трубки, горшочек с загустевшим дегтем и несколько медных монет времен Петра III и Анны. Вот все, что открыто под землей; в земле же, сверху этих подземелий, найдены, среди различных отбросов, польские и шведские монеты.

Второй случай, когда можно было заглянуть в такие же подземелья, представился в 1891 году, при постройке дома купца С. Е. Чеботарева, недалеко от угла Александровской улицы, на Петровской площади, где в разных направлениях оказались тождественные вышеописанным подземелья, и одно из них с деревянным сводом. Глиняные подземелья оказались так чисты внутри, как будто были только что выкопаны

284

и не содержали ни одного предмета, кроме таких же черепков посуды, как и возле Спасской церкви, т. е. не древнее XVII века; в деревянном же погребе их найдено множество, но, к сожалению, весь этот погреб засыпан разным сором. В слое отбросов выше этих подземелий найдена одна медная польская монета Яна III. Тоже самое наблюдалось в подземельях, оказавшихся во дворе старого городского училища в 1895 году *) и, в особенности, во дворе, бывшем Волохиновой, на углу Александровской и Сретенской улицы, при постройке в 1897 году **) нового здания для Полтавского отделения государственного банка.

*) См. "Полтавские Губернские Ведомости", 1895 г., № 101.

**) Тоже, 1897 г., № 139.

Достойно внимания, что подобного рода подземные ходы встречаются в Полтавской губ. еще в местечках: Беликах, Великих Будищах и Опошне, здесь имеются не только старинные подземелья, быть может ровесники Полтавским, но возникали, со временем, и новые.

Что касается древностей, находимых в почве Полтавы, то о них можно сказать весьма мало; известно только то, что где бы в городе ни копали, везде попадаются человеческие кости и старинные монеты, но другие предметы древности редко попадаются в руки знатока. Человеческие кости находят не только в разрозненном виде, но и цельными костяками, а иногда и целыми кладбищами. Древность этих костяков весьма не одинакова, одни из них могут быть отнесены ко временам доисторическим, другие — к IX или XII в. и третьи — к XVII в. Наиболее древнему поселенцу Полтавы мог принадлежать костяк, найденный на Мало-Садовой улице, череп которого по размерам относится к так называемым — большеголовым. Над двумя подземельями, в двух местах, на глубине двух с половиною аршин,

285

найдены два человеческих костяка, лежавшие головами на запад — один в прямом, а другой в согнутом положении и на правом боку. На руках первого оказались надетыми бронзовые перстни, в ушах же проволочные серьги, а на шее двадцать штук стеклянных золоченных бус; между бусами находилась круглая бронзовая ажурная пряжка, с изображением бычачьей головы. Костяки эти не древнее XII столетия. Поверх костяков найдена, как выше упомянуто, медная польская монета Яна III. Монеты, найденные в Полтаве, также относятся не к одному времени. Так, против Спасской церкви найдена медная римская монета Гонория; затем, в разных местах города найдено множество одиночных польских монет: Сигизмундов, Яна III и Станислава—Августа, несколько шведских: Густава Адольфа, Христины и Карла X, но монет Карла ХII не попадалось ни разу. Смесь монет польских и шведских — золотых и серебряных — оказалась в одном только кладе. Русские монеты, находимые в Полтаве, как одиночными экземплярами, так и целыми кладами, относятся к Петровскому и позднейшим временам *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1870 г., № 16, стр.674—675, подстрочное примечание; "Полтавские Губернские Ведомости", 1891 г., №№: 73, 54 и 55, (моя статья, перепечатана, с некоторыми сокращениями, в "Историческом Вестнике", 1891 г., т. LXII, октябрь, стр. 281—284, в отделе: "Смесь"; "Киевлянин", 1893 г., № 272 (моя статья).

285



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Знакомьтесь: наши раритеты (1)

    Документ
    Один из первых профессиональных украинских гуманитарных журналов "Кiевская Старина" в течение четверти столетия играл значительную роль в развитии украинской исторической мысли, а также культурологи, этнографии, фольклористики,

Другие похожие документы..