Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Острый конфликт вызван многими причинами, и главные из них - аварийное состояние дорог, их недостаточная техническая оснащенность; низкое качество по...полностью>>
'Документ'
Знать основные правила произношения ударных и безударных гласных в современном русском литературном языке, правила произношения некоторых согласных со...полностью>>
'Документ'
Проникновение буддизма в Китай и формирование собственно китайской буддийской традиции является самым ярким в истории китайской культуры примером меж...полностью>>
'Литература'
Корпоративные ЛВС характеризуются многосегментной структурой, большим числом рабочих станций (РС) , наличием нескольких серверов (файловых, баз данных...полностью>>

Журавлева Светлана Львовна преподаватель. Адрес: 153003 Иваново, ул. Рабфаковская, д. 34, корп. А, к. 340. Телефон: (0932) 38-57-69. Факс: (0932) 38-57-01. Электронная почта: sociol@economic ispu ru статья

Главная > Статья
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru

А.Ю. Мягков, И.В. Журавлева, С.Л. Журавлева

СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ МОЛОДЕЖИ: МАСШТАБЫ, ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ И ФАКТОРЫ

Авторы — сотрудники кафедры социологии Ивановского государственного энергетического университета. Мягков Александр Юрьевич — кандидат философских наук, профессор, заведующий кафедрой социологии. Журавлева Ирина Валерьевна — старший преподаватель. Журавлева Светлана Львовна — преподаватель. Адрес: 153003 Иваново, ул. Рабфаковская, д. 34, корп. А, к. 340. Телефон: (0932) 38–57–69. Факс: (0932) 38–57–01. Электронная почта: sociol@

Статья подготовлена в рамках совместного исследования Швейцарской академии социального развития, Института социологии РАН и кафедры социологии ИГЭУ.

Молодежь — наиболее уязвимая в суицидогенном отношении группа. На возраст от 18 до 29 лет сегодня приходится первый из двух самых высоких пиков суицидальной активности в России ("пик молодости"); второй — "пик инволюции" — охватывает когорты старше 45 лет [1, с. 22; 2, с. 22].

Рост молодежных суицидов наблюдается во многих развитых странах. По данным Д. Фримана, самоубийства являются третьей по частоте причиной смерти (после несчастных случаев и убийств) среди американских подростков и юношей в возрасте от 15 до 19 лет. За последние десятилетия в США уровень самоубийств в возрастных группах 10–14 лет и 15–19 лет увеличился на 240% и 59% соответственно [3, р. 183]. При этом число молодежных суицидов росло значительно быстрее, чем в других возрастных когортах [4, р. 58-59]. Та же тенденция наблюдается в Польше, а также в ряде других стран [5, р. 434]. Драматический рост самоубийств среди молодежи в последние годы дал основание многим современным авторам говорить о "реювенации" структуры суицида [5, р. 443] и очередном надвигающемся буме молодежных самоубийств, вполне сопоставимом по своим масштабам и последствиям с тем, что потряс мир на рубеже XIX–XX столетий [3, р. 196].

Э. Дюркгейм — первый социолог, обосновавший необходимость социетального объяснения самоубийства [6]. И хотя считается, что роль социальных факторов в детерминации суицидального поведения впервые была отмечена еще в трудах Т. Масарика (1881 г.) и Х. Морселли [7, р. 109; 8, р. 500], аналитическая стройность и теоретическая обоснованность дюркгеймовской работы сделали ее самым влиятельным исследованием по данной проблематике за последнее столетие. В современной западной социологии существуют разные подходы к объяснению молодежных самоубийств, продолжающие традицию Э. Дюркгейма. "Когортная теория" Истерлина-Холинджера [9; 10] связывает бурный рост суицидов в подростковом и юношеском возрасте с относительной численностью соответствующих когорт рождения. Чем выше доля когорты в общей структуре населения страны, считают авторы, тем большие трудности приходится испытывать ее представителям в конкурентной борьбе за доступ к дефицитным социальным ресурсам в сфере занятости, образования, здравоохранения и т. д. Невозможность удовлетворения насущных потребностей приводит молодых людей к депривации и самодеструктивным действиям [3, р. 195; 4, р. 62, 75].

В социопсихологической теории К. Жирара самоубийства объясняются в терминах "социальной идентичности". Когда значимые для индивида элементы "Я–концепции" подвергаются угрозе, самоубийство становится, с одной стороны, единственным выходом из сложившейся жизненной ситуации, а с другой — символическим знаком того, что "Я–концепция" разрушается. Повышенный риск самоубийств среди молодежи связан, по мнению автора, с резкой актуализацией в этом возрасте потребности в достижениях, культивируемой развитым обществом [11, р. 556].

Несмотря на значительное количество отечественных работ, посвященных проблеме молодежных самоубийств, региональных исследований на эту тему в нашей стране немного. Мы до сих пор не знаем истинных масштабов суицидального поведения российской молодежи, конкретных форм преломления общих его закономерностей в отдельных регионах России. Нет пока ясных представлений о ситуативной специфике условий и факторов, вызывающих самоубийства. Гендерные и возрастные проекции суицидальности также нуждаются в анализе и объяснении с учетом регионального контекста.

Эмпирическая база и методы исследования

С целью изучения этих вопросов в сентябре–октябре 2002 г. нами было предпринято специальное социологическое исследование среди молодежи Ивановской области. Оно проводилось в рамках международного научно-исследовательского проекта "Будущее молодежи России" (раздел "Социальные девиации в молодежной среде"), осуществляемого Швейцарской Академией развития (SAD) и Институтом социологии РАН. Наряду с суицидальным поведением молодежи изучались также проблемы молодежной преступности, наркомании и сексуальных девиаций1. Всего посредством формализованных интервью было опрошено 500 чел., репрезентирующих основные социально-демографические и территориально–поселенческие группы молодежи в возрасте от 14 до 29 лет включительно. Опросы проходили в 16-ти населенных пунктах Ивановской области (9-ти городах, включая областной центр, 3-х поселках городского типа, 4-х деревнях и селах). Для репрезентации социальной структуры молодежи использовалась трехступенчатая комбинированная (квотно-случайная) выборка с естественной стратификацией в рамках области в целом, маршрутной рандомизацией на уровне отдельных населенных пунктов и домовладений (домов, квартир, семей) и применением процедур квотирования при отборе конкретных участников будущего опроса. Основными квотируемыми признаками выступали пол и возраст респондентов.

Сбор эмпирических данных осуществлялся с использованием особой организационно-методической формы персонального интервью, получившей в литературе название "метода запечатанного буклета". Данный метод разработан в конце 1980-х — начале 90-х годов австралийскими социологами Т. Маккэй и Я. Макаллистером и предназначен для использования в тех случаях, когда у исследователя нет уверенности в получении от респондентов искренних ответов в связи с крайней деликатностью обсуждаемых вопросов и тем [12]. Основные организационно-методические принципы такого опроса подробно описаны в специальной литературе [13, с. 112–113]. На российском материале метод "запечатанного буклета" был апробирован в серии валидационных экспериментов, поставленных одним из авторов этой статьи в 2000–2002 гг. Результаты, полученные в экспериментальных пробах, продемонстрировали более высокую эффективность данной методики по сравнению с "прямыми" интервью для целого ряда тем, касающихся деликатной и "устрашающей" проблематики [14; 15, с. 212–231]. Больший эффект "запечатанного буклета" достигается за счет повышения субъективной анонимности респондентов, стимулируемой посредством минимизации вербального компонента их общения с интервьюером и применения других организационно-технических инноваций.

Исследование, посвященное социальным девиациям молодежи, проводилось на основе усовершенствованного варианта техники "запечатанного буклета", выработанного в ходе предварительных экспериментов. Однако валидационные тесты показали, что новый метод лишь снижает уровень диссимуляции в ответах опрашиваемых, но не устраняет полностью всех умышленных "недособщений". Для повышения достоверности сведений о масштабах девиантного (в том числе и суицидального) поведения молодежи мы использовали дополнительно еще одну "нереактивную" методику, предложенную и валидизированную в свое время американским социологом М. Сиркеном (см.: [16, р. 147–151; 15, с. 159]). Она предполагает постановку вопроса "о трех близких друзьях респондентов" и последующие вычисления оценочной роли девиантов с учетом утроенного объема выборки. Применительно к обсуждаемой ныне проблеме анкетный вопрос формулировался следующим образом: "Представьте себе на минуту лица трех своих самых близких друзей. О скольких из них Вам доподлинно известно, что они когда-либо совершали попытку самоубийства?" (варианты ответов: "ни одного", "один", "двое", "трое"). Оценочная доля лиц с суицидальным опытом среди молодежи области рассчитывалась по формуле:

где xi — значения измеряемого признака (от 0 до 3);

ni — соответствующие частоты.

В качестве эмпирической базы исследования мы использовали также данные Ивановской городской станции "Скорой помощи", представляющие собой статистику экстренных вызовов в связи с попытками самоубийств, совершенных в областном центре за последние три года2. Всего выявлено и внесено в созданную нами компьютерную базу 1437 случаев самоубийств, произошедших в период с марта 2000 г. по октябрь 2002 г. и не завершившихся летальным исходом3. В том числе мы детально проанализировали 725 случаев суицидальных попыток, совершенных молодежью. Все эти данные, равно как и результаты опроса в Ивановской области, систематизированы и обработаны в программно-аналитическом комплексе SPSS.

Масштабы суицидального поведения

По данным опроса, удельный вес молодых людей, пытавшихся когда-либо покончить с собой, в Ивановской области составляет 6,0%. Между тем результаты применения методики М. Сиркена свидетельствуют, что уровень молодежной суицидальности в регионе почти в 2 раза выше — 11,3%. На наш взгляд, это высокий показатель, особенно если учесть, что устойчивая доля девиантных социальных меньшинств в современных обществах составляет в среднем 5,6% [17, с. 18, 35].

Следует иметь в виду, что даже уточненные данные отражают не уровень самоубийств как таковой, а численность людей, имеющих суицидальный опыт. Они фиксируют не только недавние случаи суицидальных попыток респондентов, но и те, которые имели место в отдаленном прошлом. Временной лаг между датой опроса и временем покушения на самоубийство у многих опрошенных может быть достаточно большим и измеряться годами. С другой стороны, указанный уровень не включает так называемые рецидивные попытки суицида, коих в общей численности декларированных покушений насчитывается более трети. В ходе проведенного опроса 65,6% бывших суицидентов ответили, что в их жизни была всего одна попытка самоубийства, однако 21,9%, по их собственных словам, пытались сделать это дважды, а еще 12,5% — три раза и более. Поэтому полученный в опросном исследовании показатель суицидальности малопригоден для оценки сегодняшних масштабов и динамики самоубийств, хотя и весьма полезен в аналитических целях.

Более достоверную картину, характеризующую уровень самоубийств в регионе, дает медицинская статистика. Анализ регистрационных записей, занесенных в базу данных городской станции "Скорой помощи", показывает, что за последние три неполных года (с марта 2000 г. по октябрь 2002 г.) в Иваново произошло в общей сложности 1437 самоубийств, не завершившихся смертью суицидентов4. Более половины из них — 725 (50,5%) — были совершены молодыми людьми в возрасте от 14 до 29 лет, 699 (48,6%) — представителями старших возрастных категорий и 13 (0,9%) — детьми и подростками, не достигшими 14-летнего возраста. Удельный вес молодежи в общей массе населения г. Иваново, по официальным статистическим данным, составляет 24,0% [18, с. 40], в то время как в составе суицидентов ее доля на 26,5% больше. Соответствующие расчеты показывают, что в 2001 г. в областном центре коэффициент суицидальности (по незавершенным самоубийствам) для возрастной группы от 30 лет и старше был в среднем равен 96,9 (в расчете на 100 тыс. городского населения), а для молодежи — 252,0 (то есть в 2,6 раза выше) при среднем показателе по г. Иваново, равном 121,6.

Анализ статистических данных свидетельствует также, что количество суицидальных попыток в обследованный период имело тенденцию к росту. Число детских, молодежных и подростковых самоубийств в последние годы увеличивалось быстрее, чем в старших возрастных когортах. Если по молодежной группе прирост в 2002 г. по сравнению с 2000 г. составил 15,5%, а по детям и подросткам — 300%, то темпы роста суицидов среди лиц старших возрастов были более низкими — 12,6% (табл. 1). Увеличился и индекс незавершенных самоубийств среди молодежи: со 184,7 в 2000 г. до 256,4 в 2002 г.

Вместе с тем, анализ ситуации был бы неполным без оценки масштабов так называемых "суицидальных тенденций" как особой, "внутренней" формы суицидального поведения, проявляющейся в виде антивитальных мыслей, желаний, настроений, намерений и т. д. [19, с. 62].

Таблица 1

Динамика среднемесячных показателей суицидальности в различных возрастных группах, 2000–2002 гг., абс. числа5

Годы

11–13 лет

14–29 лет

30 лет и старше

2000

2001

2002

0,20

0,42

0,60

20,6

23,4

23,8

19,8

23,2

22,3

В ходе опроса 20,2% молодых людей ответили, что в их жизни были случаи, когда им действительно хотелось покончить с собой. Между тем подавляющее большинство из них (70,7%) не пытались реализовать это желание. Почти каждый девятый опрошенный (10,6%) согласился с мнением, что самоубийство для него могло бы стать вполне приемлемым выходом из кризисной жизненной ситуации в случае ее возникновения и тем самым признал возможность добровольного прекращения жизни при определенных обстоятельствах. Почти половина респондентов в этой группе (47,4%) ранее уже совершали те или иные суицидальные действия, а следовательно, имеют закрепленную в опыте установку на собственную смерть. Среди молодых людей, совершавших в прошлом попытку самоубийства, до 2/3 (62,1%) допускают для себя возможность повторения суицида. Не исключено, что значительная часть респондентов в описанных выше категориях находятся в той или иной стадии пресуицида. Все эти данные свидетельствуют о наличии весомого дополнительного потенциала суицидальности в молодежной среде и позволяют предположить дальнейший рост самоубийств в регионе.

Способы самоубийств

Анализ статистических данных "Скорой помощи" показывает, что медикаментозные отравления выступают сегодня наиболее распространенным способом ухода из жизни практически во всех возрастных категориях суицидентов. Они полностью доминируют среди детей и подростков и лишь в группе 20-летних чуть отходят на второй план, уступая первенство умышленному травмированию6. Пожилые люди чаще остальных пытаются покончить с собой путем самоповешения, хотя и у них преобладают "пассивные" методы самоубийства, связанные с сознательной передозировкой медикаментов (табл. 2).

Таблица 2

Способы самоубийства в зависимости от пола и возраста суицидентов, %

Группы

Способы самоубийства

I

II

III

IV

V

VI

Пол:

Мужчины

Женщины

Возраст:

11–13 лет

14–19 лет

20–29 лет

30–59 лет

60–87 лет

27,7

65,9

84,6

54,6

44,3

39,9

51,2

1,4

3,3

0,0

3,0

2,0

6,8

7,3

59,2

28,3

7,7

39,7

45,1

36,7

21,2

4,0

2,5

0,0

1,3

4,1

4,6

4,1

4,3

0,3

7,7

0,9

2,9

9,4

10,6

3,4

0,0

0,0

0,4

1,6

2,6

5,7

I. Медикаментозные отравления (уксусной эссенцией, аммиаком, бытовым газом и т п.). II. Прочие отравления. III. Самотравмирование (умышленное самонанесение ножевых ран, вскрытие вен). IV. Падение с высоты, переломы. V. Самоповешение. VI. Прочие (утопления, ожоги, сотрясения мозга и т п.).

Среди женщин намного чаще встречаются самоотравления (69,2%), среди мужчин — умышленное самокалечение: нанесение ножевых ран, вскрытие вен и др. (59,2%)7. По способам добровольного прерывания жизни незавершенные самоубийства, таким образом, существенно отличаются от завершенных. Если самоаннигиляция значительно чаще совершается с использованием "активных методов"8 (самоповешение, смертельные ранения и т. п.) [20], то суицидальные попытки — с применением "щадящих" средств, оставляющих человеку надежду на продолжение жизни.

Социально-демографические характеристики суицидентов

Пол. По данным общероссийской статистики, индекс завершенных самоубийств у мужчин в возрасте до 30 лет в среднем в 6 раз выше, чем у женщин этих же возрастных категорий [20]. Что же касается покушений, то ситуация здесь, как показывают наши исследования, совершенно иная. Статистика вызовов экстренной медицинской помощи в связи с суицидальными действиями пострадавших свидетельствует, что молодые мужчины и женщины совершают попытки самоубийства примерно с одинаковой частотой. При этом наблюдаемое расхождение в итоговом индексе, составляющее в пользу мужчин всего 8 пунктов, вряд ли можно считать существенным. В старших возрастных группах по этому показателю лидируют мужчины, хотя и не со столь значительным отрывом, как обычно предсказывается (табл. 3). Полученные нами результаты, таким образом, не подтверждают часто высказываемое в литературе мнение (иногда даже со ссылкой на региональные исследования) о том, что женщины, особенно молодого возраста, покушаются на свою жизнь значительно чаще, чем мужчины [20; 22, с. 58].

Таблица 3

Индексы незавершенных самоубийств для мужчин и женщин отдельно по возрастным группам в пересчете на 100 тыс. населения г. Иваново

Пол

14–29 лет

30 лет и более

В среднем (11–87 лет)

Мужчины

Женщины

249,7

241,8

117,8

81,8

134,9

110,7

Результаты опроса, проведенного среди молодежи Ивановской области, показывают также, что мысли о самоубийстве значительно чаще возникают у женщин (р=0,001), но мужчины при этом, как мы уже видели, чаще предпринимают реальные суицидальные действия. Вполне вероятно, что среди мужчин сегодня выше доля так называемых "импульсивных" самоубийств, сопровождаемых острым пресуицидом. Кроме того, как свидетельствуют материалы опросного исследования, молодые мужчины 14–29 лет в среднем совершают и большее число покушений на собственную жизнь (табл. 4).

Таблица 4

Соотношение мужчин и женщин в общей численности первичных и рецидивных попыток суицида, %

Число покушений

Мужчины

Женщины

Одно

Два

Три и более

Среднее значение

28,6

57,1

75,0

1,62

71,4

42,9

25,0

1,25

Возраст. По возрасту совершения первой попытки самоубийства респонденты, имеющие суицидальный опыт, распределились следующим образом. 15,2% впервые попытались покончить с собой, будучи детьми, то есть когда им еще не исполнилось 14 лет. На подростковый период (14–17 лет) приходится наибольшее число всех первичных суицидальных поступков (54,6%), причем здесь явно выделяются молодые люди в возрасте 15 лет (27,3%). Период юношества также весьма суицидоопасен: в возрасте от 18 лет до 21 года пытались уйти из жизни, по их собственному признанию, 30,3% суицидентов. К тому же когорта восемнадцатилетних дает второй по силе всплеск попыток самоубийства.

Регистрационные данные Ивановской городской станции "Скорой помощи" за 2001 г. позволили рассчитать стандартизированные коэффициенты незавершенных самоубийств для 16 возрастов в границах молодежной группы (табл. 5).

Таблица 5

Индексы незавершенных самоубийств для различных возрастных групп молодежи в пересчете на 100 тыс. населения г. Иваново соответствующего возраста, 2001 г.

Возраст

Уровень

Возраст

Уровень

Возраст

Уровень

14 лет

15 лет

16 лет

17 лет

18 лет

19 лет

112,3

192,5

233,7

277,6

306,8

248,4

20 лет

21 лет

22 лет

23 лет



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Справочник (3)

    Справочник
    Библиотеки Кузбасса - многоведомственная отрасль, в которой более двух тысяч библиотек, относящихся к культуре, медицине, просвещению, различным отраслям народного хозяйства, религиозным организациям, научным учреждениям и т.
  2. Соловьев Алексей Юрьевич, главный специалист мко. 12. 30 Положение о Консультативном совете, его составе и регламент

    Регламент
    Сборник планов и протоколов заседаний общественного Консультативного совета «Образование как механизм формирования духовно-нравственной культуры общества» при Департаменте образования города Москвы (Московском комитете образования).
  3. Содержание (78)

    Публичный отчет
    Создание оптимальных экономических, организационных, методических и научных условий для обеспечения функционирования и развития техникума в интересах студентов, обучающихся и их родителей, социальных партнёров и общества в целом.
  4. Xxxv научно-практическая конференция донская академия наук

    Документ
    Айдаркин Евгений Константинович – первый проректор по научной и инновационной деятельности Южного федерального университета, заведующий кафедрой физиологии человека и животных, кандидат биологических наук, профессор.
  5. Департамент образования и молодежной политики

    Документ
    Безуевская Валерия Александровна – заместитель директора, начальник управления профессионального образования Департамента образования и молодежной политики ХМАО – Югра.

Другие похожие документы..