Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
0 – 01.07 01.07– .08 .08– 0.09 0.09- 01.10 Стандартные -х,местный номер 800 1 1500 1 800 Стандартные 3-х местные номера 1 1400 1800 1400 1 Семейный ма...полностью>>
'Решение'
В 1918 г. село Наро-Фоминское стало центром Наро-Фоминского уезда, в состав которого вошли Ташировская, Петровская, Рудневская волости бывшего Верейс...полностью>>
'Классный час'
1. Формирование у учащихся потребности в научном осмыслении своего внутреннего мира, использовать свои потенциальные возможности в приобретении знани...полностью>>
'Программа дисциплины'
В предлагаемом курсе «Экономика переходного периода» впервые предпринята попытка анализа макроэкономических проблем переходной экономики на основе ст...полностью>>

Александр Щедрецов

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Том 1

Александр Щедрецов

ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ

2008

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Можно ли считать записные книжки жанром? Жанр начинается с намерения. В данном случае его не было и нет. Потребность записывать чужие и собственные удачные или показавшиеся удачными речения проявилась лет в 12. Я писал стихи, попутно появлялось что-то пригодное, но не пригодившееся ― либо что-то для будущего. Прагматический взгляд на записные книжки сохранялся лет до 20. Поздней мне открылось истинное назначение записных книжек ― пожизненный тренинг умственных и художественных сил. Я не исключаю использование записей в литературной работе, но как случай. С годами фиксирование речевых удач стало привычкой, и оказалось, не так уж важно, твоё это творчество или чужое. Главное ― уровень. При этом разделение материалов на «моё» и «чужое» строго соблюдалось. Записи можно разделить на 4 группы: 1) моё (в тексте не оговаривается); 2) чужое ― услышанное или прочитанное, при этом авторство несущественно (в тексте ― «н.м.»); 3) услышанное от людей, значимых для меня (в тексте ― фамилии или инициалы); 4) вычитанное из книг (библиографическая справка, где она возможна). Вот почему предисловие я называю «От составителя». Без преувеличения, значительная часть моего жизненного опыта собралась под этой обложкой.

А. Щ.

Патриотическое красноречие. (н. м.)

Выращивание запретных плодов.

Во время эпидемий Маяковский носил на борту пиджака значок: «Свободен от рукопожатия».

Лёгкость в теле и душе.

«У каждого свои поводы краснеть». (Гоген П. Ноа Ноа. Спб. 2001. С. 83.)

Так написано, что иностранец Василий Фёдоров не поймёт.

«Живущий у моря питается морем, живущий у горы питается горой». (китайское)

«Ипполит Тэн в книге «Наполеон» (она у нас мало известна) говорит, что этот род был в прошлом, по всей вероятности, сарацинским. На Корсике, говорит он, много сарацинских погребений. Наполеон представляется Тэну сарацином, арабом. У него было темное лицо <…>, и, только творя легенду, его делали белым. От того, что он араб, происходила и жестокость его по отношению к Европе, равнодушное проливание им крови европейцев. Размышление, во всяком случае, талантливое». (Ю.Олеша, «Ни дня без строчки».)

Назло орфографии.

Спасибо оптом.

Малое довольствуется малым. (н. м.)

Красота — единственное, ради чего стоит жить.

Что не случилось, уже не случится.

«Жил старик со своею старухой

У самого синего моря;

Они жили в ветхой землянке

Ровно тридцать лет и три года».

В деревнях женились и замуж выходили рано, лет в семнадцать. Если героям лет по пятьдесят, не такие уж старые.

Такой метаморфозы Овидию не придумать.

В классических декорациях.

«...Когда разменяешь третий десяток, уже трудно рассчитывать на тонкий слух. Это может показаться несущественным, но мир, безусловно, изменится. Не услышишь легкого дуновения ветерка, стрекота кузнечиков и других звучащих букашек или пения каких-нибудь птиц. <...> Мужчины теряют слух раньше женщин». (Тарасов Д.И., Валентинов В.Б. Я слышу... М. 1989. С. 36.)

От добра добра не ищут... А я ищу.

Неритуальное спасибо.

Смотреть сквозь синее стекло, которое придаёт летним ландшафтам зимний вид. (н. м.)

Это по-настоящему остроумно. Это тоже остроумно — но не по-настоящему.

История не может двигаться равномерно-прямолинейно, «знамя революции», действительно, «не померкнет в веках».

Обезболивание без боли.

Дурашливая мелодия.

Вьюго-западный ветер.

Подумаешь, прыщик на попе.

Сны с прибором ночного видения.

На такого червяка как не клюнуть?

По словам Фонтенеля, сердце его никогда не билось ни энтузиазмом, ни любовью, никогда не принимал он близко к сердцу ни одного чувства, ни одного дела, ни одной истины, ни одного принципа; на девяностом году он мог сказать, что никогда не плакал и, как истый нормандец, имея полные руки истин, никогда никому не открывал последних.

Шампанское, навевающее углекислые мысли.

А теперь займёмся мышцами и сухожилиями.

Это такой ребёночек... что вот к ране приложишь — и заживёт. (Запись живой речи.)

Порядок на рабочем столе — часть мирового порядка.

«О, лучше быть бедным рыбаком, чем вмешиваться в управление людьми». (Дантон)

Силы есть. Нет точки приложения.

Карфаген он бы разрушил за полчаса.

Млечный аромат волос.

Бесконечно малый эффект.

Есть большее, чем научить ребёнка держать вилку в левой, а нож в правой руке.

Девиз: «Все, но не я!»

«Богадельня для мебели». (Чехов А.П. СС в 12 тт. Т. 10. М. 1963. С. 536.)

Мир, созданный Богом, был бы божественным.

Отфильтровать грусть.

Бессребренику золото подавай.

Ванна «Шарлотта Корде».

На вопрос, сколько в русском языке суффиксов, я бы ответил: столько, сколько нужно.

Не говорить «всуе» всуе.

Не дать — ни любви, ни тепла, ни знаний.

У Ельмслева в «Пролегоменах» есть мысль о языке как спасении от одиночества.

Изобрёл велосипед и поехал открывать Америку.

Попунктно.

Рассказ, не стоящий пересказа.

«Он у нас на все руки» машина перевела бы: «Он всегда работает двумя руками».

Пропал. Ещё и пропадом.

Более резов, чем мил.

Ошибся в точке приложения сил.

«Он шёл по жизни таким лёгким шагом, что не оставил следов». (Вирджиния Вулф о Льюисе Кэрролле.)

Апология разврата.

Какая всё-таки зануда Стендаль!

Мне не нужен символ Вечности. Мне нужна Вечность.

Необязательно переводить меня на латынь.

Любовь не даёт права говорить любимому всё, что о нём думаешь.

Игра в тебя — будто ты есть.

Тост: пусть не всегда у нас будет вино, но пусть всегда будет закуска!

Латание дыр и дырочек.

Философы мрачного толка. (н. м.)

Апокалипсис — слишком красиво, слишком по-гречески. Человечество не умрёт, а вымрет. Вымрет от глупости. Уже вымирает.

Объяснять это трудно, объяснить невозможно.

«...Единственное лекарство от случившейся беды — это перестать о ней думать или же посмеяться над ней». (Стендаль. СС в 15 тт. Т. 15. М. 1959. С. 42.)

«Венерические болезни — это удел тех, кто предаётся случайным мимолётным порывам». (46 поликлиника)

Прицениться к слову.

Подкинуть стреляному воробью тёртый калач.

Пиджак на колёсиках.

Клубок змей (сложная синтаксическая конструкция).

В своих убеждениях надо ещё убедиться.

Патент на идиоматичность.

«Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значение которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розгой». (Л.Толстой)

Удочерить ошибку.

«Ум редко осмеливается быть самим собой». (Буало)

Не живёт — танцует.

Немного поэтической лжи — что понятно и простительно.

Некрополь в моей груди.

Словарь наиболее злоупотребительных слов русского языка.

«Вы всегда найдёте питательное молоко в примитивном искусстве». (Гоген П. Ноа Ноа. Спб. 2001. С. 563.)

Праздничное гулянье «Наедине с природой».

Медуза жаргона.

«Наука о языке всё совершенствуется, а говорят всё хуже». (А.Фадеев)

Я не принимал решение. Я решил.

«...Как прелестно её ресницы расставляли пунктуацию в его речах...» (В.Набоков, «Соглядатай».)

Референдум по поводу «светлого будущего».

Стартовое значение слова.

Маяковский писал с ошибками, рифмуя «жираф» и «узнаф». Знаков препинания не ставил. Принося стихи в редакцию, просил проставить в рукописи «значки». (Осип Брик)

Утром изо рта вылетают ласточки, вечером совы.

Сэр... не найдётся ли у вас косточки для моей собачки?

Я спросил у одной не очень грамотной девочки: орфография помогает или мешает жить? — Когда читаешь, помогает, когда пишешь, мешает.

В этой голове что-то было.

«Ты спрашивал, кто я. В твоем мире мое существо — во всяком случае для тебя — зависит лишь от твоей свободной воли. Припиши мне бытие, скажи, что я существую! Упрочь меня самим собою. И я обрету жизнь в твоих глазах с той степенью реальности, которую придаст мне твое волеизъявление, обладающее творческой силой. <...> О, какое чудесное существование могло бы быть мне даровано, если бы ты был настолько прост, чтобы поверить в меня! Если бы ты защитил меня от Разума!» (Вилье де Лиль-Адан О. Избранное. Л. 1988. С. 183.)

Удобочитаемых размеров.

История о том, как я не стал шёлковым.

Описывая грешников, вмёрзших в Коцит, Данте мимоходом замечает: «... и доныне страх у меня к замёрзшему пруду».

Сегодня ты молодец, но попробуй быть молодцом завтра, и послезавтра, и всегда. То-то и оно.

Запретный плод (к диетическому питанию).

Время неуследимо.

За прошедшие века человек не стал более жестоким, просто появились новые возможности проявить себя.

«Solus cum sola, in loco remoto, non cogitabuntur orare PATER NOSTER». — «О мужчине и женщине, встретившихся в уединенном месте, никто не подумает, что они читают «Отче наш». (Тертуллиан)

Мастер переживаний.

Белопольный и чернопольный слоны как символы обречённости на добро и зло.

Превратить свой дом в Дом быта.

Будь. Не можешь быть — притворись. Не можешь притвориться — исчезни.

Изготовление метафор в домашних условиях.

«Стоишь, как на пороге открытия». (Стоящему в дверях.)

Дар самонадеянности.

Время потекло и течёт.

«...Никто не в состоянии определить, ни где начинается это пресловутое СУЩЕСТВОВАНИЕ, ни в чём его суть». (Вилье де Лиль-Адан О. Избранное. Л. 1988. С. 184.)

Посюсторонний мир.

Проект конного памятника вещему Олегу.

«Примечательны слова С., приехавшего из Австралии. На заданные ему вопросы о стране, о ее нравах и т. д. он неизменно спрашивал собеседника: «Угадайте: почем там картофель?» (Доде А.СС в 7 тт. Т. 7. М. 1965. С. 552.)

Меланхолия заката (н. м.)

Многим предстоящим действиям, особенно неприятным, присваивают коэффициенты большие единицы.

Шкатулка без сюрприза.

Слово не высшая, но конечная реальность. Во всяком случае для меня.

Коперник. Учёный без школы. Не искал сторонников, не рвался в спор, мало интересовался мнениями других, не пропагандировал собственные идеи.

Второй личный фронт.

В поисках уголка оскорблённому чувству.

Стоило родиться, чтобы сказать такое.

По данным исторической фантазии. (н. м.)

Онтология возможного.

«Увы, теперь нельзя даже предать огню атеистические сочинения барона Гольбаха, если, конечно, вам не придет в голову воспользоваться страницами, заполненными философскими рассуждениями, для раскуривания трубки». (Ирония Карлейля по поводу атеистического характера Французской революции.)

Всё, что чего-то стоит, стоит того.

Это пройдёт. Но проходить будет долго. Всю жизнь.

Богатая рифма — поцелуй взасос.

Разбаловала бабушка Лермонтова, и вот что вышло.

Способ омоложения: отварить гребень годовалого петуха и с первыми лучами солнца съесть.

Похожесть дней угнетает.

Набоков с младенчества владел двумя языками: английским и русским, в пятилетнем возрасте прибавив французский. «Моя голова говорит на английском, сердце — на русском, а ухо предпочитает французский».

Я редко говорю серьёзно. Некому и нечего.

Бедность дня.

У самого шанса шансов нет.

Все свои капиталы инвестировать в надежду.

Телеграмма: «Приезжай 8 июля выпить моё здоровье».

Узел, который ни развязать, ни разрубить.

К кому поехал Стива, поссорившись с Долли? К сестре. К кому же ещё?

Сомлеть на солнышке.

Подставиться под вопрос. (Л.Г.)

«Еще одно правило состоит в том, что если вы написали письмо, которое, по вашему мнению, могло бы вызвать неудовольствие у вашего друга, то, как бы вы ни считали, что по-другому выразиться невозможно, отложите письмо до следующего дня. Затем перечитайте его заново и представьте, что оно адресовано вам. Очень вероятно, что вы перечитаете его несколько раз подряд, убирая излишний уксус и перец и заменяя их медом и таким образом превращая свое произведение в гораздо более удобоваримое блюдо!» (Льюис Кэрролл, «Несколько мудрых слов по поводу того, как писать письма». Пункт 4.)

Неприятно... как от переедания.

Трансцендентальные формы разврата. (н. м.)

«Credo quia absurdim est». «Верую, ибо абсурдно». Не вполне точная цитата из трактата «О плоти Христа», где Тертуллиан полемизирует с гностиком Маркионом. Вера существует не благодаря, а вопреки доказательствам. Если что-то может быть доказано, это не предмет веры. Вера требует усилия поверить в Невозможное, Немыслимое и Непостижимое; без прорыва за пределы обыденного Бога не постичь. «И я, презрев стыд, счастливо бесстыден и спасительно глуп, — пишет Тертуллиан, — Сын Божий распят — это не стыдно, ибо достойно стыда; и умер Сын Божий — это совершенно достоверно, ибо нелепо; и погребенный воскрес — это несомненно, ибо невозможно». Здесь не полемический запал, но краеугольный камень христианских убеждений. «Ты поверил в Меня, потому что увидел — Блаженны не видевшие и уверовавшие". (Евангелие от Иоанна, 20:29.)

Верю, что на месте плеши на моей голове завтра вырастет душистый горошек. А не вырастет — значит мало верил, плохо хотел.

Некое измерение ушло навсегда.

Не лес — гимнастический зал. (о буреломе)

Разговор без «а ты... а я...».

Время не ошиблось в подсчёте лет.

Я бы и змею теперь не убил. Ползи, длиннохвостая!

Жизнь. А кажется, обрывок романа.

«Дурак дураком», «урод уродом»... Не схватить грамматическую сущность.

Мысль С.Юрского. Живём в эпоху гиперболизации. Эпитеты сильней того, к чему прилагаются.

Что оставила жизнь после того, как всё забрала?

«Я думаю, как и наш друг Флобер, что человек — ничто, а его творение — всё». (В.Набоков) Не так, но в чём-то и так.

Думать об этом корвалола не хватит.

Рассказ Вилье «Ставка». Художественно неинтересен, содержательно — очень даже. Идёт карточная игра; один из игроков, аббат Тюссер, человек угрюмый, несимпатичный, проигравшись, хочет отыграться. Ставить ему нечего, и он предлагает ставку кощунственную. Если и в этот раз проиграет, то откроет напарникам Тайну Церкви. Все так заинтригованы, что соглашаются. Аббат играет и проигрывает. «Тайна церкви?.. Она... она в том, ЧТО ЧИСТИЛИЩА НА САМОМ ДЕЛЕ НЕТ». Все несколько разочарованы, но «...в сумрачном свете наступающего дня угрожающая ложь святотатца всё же, оказалось, попала в цель! Все трое сильно побледнели. С глупейшими, принуждёнными улыбками выпили они последний бокал шампанского». Рассказ-иносказание. Чистилища — нет. За каждый поступок придётся отвечать здесь, на земле. Умный рассказ. Честный рассказ.

В голове что-то куда-то поехало.

Если к толстому пальцу левой ноги приставить указательный палец правой руки и так держать тысячу лет — они срастутся.

Главное — расти.

Быта не избежать. Главное — чтоб не сместились акценты.

Трудно говорить с утверждающим: собаки мяукают, кошки лают. Трудно и с убеждающим: кошки мяукают, собаки лают. С людьми вообще говорить трудно.

Эмоциональный климат. (н. м.)

Интеллигенция в сандалетах.

Возблагодарим Время — вовремя начавшееся и вовремя остановившееся.

Кубизм — геометрия жизни; сюрреализм — нелепость жизни; примитивизм — простота жизни и т. д.

Руки, редко прикасавшиеся к мылу. (н. м.)

Чистилище (химчистка).

Мы не великие, но и от нас природа чего-то ждёт.

Дорасти до понимания.

Я часто повторяюсь, но и жизнь повторяется. Живём не темами — вариациями. Архетипы — условность: что мне похищение Европы быком?

Кто хочет быть обманутым — будет. (н. м.)

Как иудеи мясо едят. Чтоб не было крови, особым образом его обрабатывают. Сперва покрывают солью, чтоб экстрагировать кровь. Потом вымачивают в тепловатой воде в течение получаса, чтоб размягчить ткани и усилить действие соли, вытягивающей кровь. Затем помещают на специальную сушильную доску, покрытую крупной солью, и оставляют на час. Затем промывают. Всё потому, что во Второзаконии сказано: «Кровь есть жизнь». Чтоб с совестью поладить, убивают не как-нибудь, а безболезненно. Специальные люди есть, резники. Удар должен быть нанесён поперёк шеи остро отточенным ножом. На лезвии не должно быть зазубрин, которые могли бы причинить боль.

«С помощью моей машины, господа, я отрубаю вам голову в мгновение ока, и вы не чувствуете никакой боли».

Не евреем ли был доктор Гильотен?

Этим стоит жить, над этим стоит думать.

Когда безусловное становится условным.

Самоосуществление.

Никуда я не делся, просто отошёл за угол.

Как жить без тире и многоточий?

Инспекционная прогулка. (н. м.)

Поза, о которой не подозревало человеческое тело. (н. м.)

Самонаводящийся член.

Лёгкость — любой ценой! Самое безжалостное, что можно сказать другому: «Чтоб тебя нелёгкая взяла!»

Золотое молчание.

Бог всех видит, Бога никто. «К сведению покупателей. В нашем магазине установлена служба слежения».

Собрать в один абзац. (н. м.)

Ночь — дурная советчица.

Человек даже ещё не родился, мира не видел, а мировоззрение ему уготовано.

Ссадина в душе.

Повесть «Семиглавый дракон». Глава первая.

У Горького ещё и астма. (Письмо С.Н.Сергееву-Ценскому от 17 марта 1927 г., Сорренто.)

Наши Катуллы.

Змеюка S.

Человек, которому можно сказать всё.

Дорасти до понимания.

Кто создан для творчества, кто для оценок.

Немногие стихи Бродского нравятся мне, но:

Как хорошо, что некого винить,

Как хорошо, что ты никем не связан,

Как хорошо, что до смерти любить

Тебя никто на свете не обязан...

я иногда себе читаю.

Разбирал бумаги. Как чужой архив. Может, правда, писал не я, а мой дядя, умерший в 26-м в Саратове от холеры?

Способность видеть всё, кроме главного.

По три капли всего, что существует на свете. (н. м.)

Постэкзаменационная эйфория.

Микеланджело не взял бы меня в натурщики.

На шею не очень бросишься: остеохондроз.

Мой четвероногий друг диван. (Л.Г.)

Шкатулка без сюрприза.

И всё-таки: откуда берутся Гольбахи?

Это ― в укор.

Отдохнуть голосом.

Не вписаться в жизнь.

«...Факты не разделяются по самой своей природе на исторические и неисторические» (Франс А. СС в 8 тт. Т. 3. М. 1958. С. 300.)

Дорогу к ней надо мостить червонцами.

Замкнутость друг на друге.

«Как бы я хотел сложить вместе то время, что нам обоим остаётся прожить, и поделить его пополам». (Лэм Ч. Очерки Элии. Л. 1981. С. 82.)

Не зад, а атлас звёздного неба. (следы от уколов)

Светлый дурачок.

Лирическая прострация.

Многое мне интересно, но серьёзно я мало к чему отношусь. Может, ни к чему. Всё так ненадёжно. Люблю язык, но и он игра. Любовь и игра — только и есть на свете.

Серьёзность как ресурс.

Сад камней в туалете. (Н.)

Мужчина, способный только на одноактную комедию.

Воняет, как гоголевский Петрушка.

Складки воды.

Блеф. Священная обязанность неудачника.

Любовью, не правдой держится жизнь.

Мир громких имён.

Ни Еврипид, ни Софокл так не трагедизировали.

«Кто-то прислал ко мне юного поэта, маленького, темненького, сутулого, такого скромного, такого робкого, что он читал едва слышно, и руки у него были мокрые и холодные. Ничего о нем раньше мы не знали, кто его прислал — не помню (может быть, он сам пришел), к юным поэтам я имею большое недоверие, стихи его были далеко не совершенны, и — мне все-таки, с несомненностью, показалось, что они не совсем в ряд тех, которые приходится десятками слушать каждый день (приходилось бы сотнями, не положи я предела).

В стихи этого юнца «что-то попало», как мы тогда выражались.

Решаю про себя, что мальчик не без способностей, и вызываюсь (в первый раз в жизни, кажется, без просьбы) где-нибудь напечатать стихи: «В «Русской мысли», например, — я пошлю их Брюсову».

Ответ получился не очень скоро, и даже, между прочим, в письме по другому поводу. Ответ насмешливый, небрежный и грубоватый: что до вашего юнца «со способностями», то таких юнцов с такими же, и даже большими, способностями у меня слишком достаточно и в Москве. Советую этому не печататься... Еще что-то было в том же роде, если не хуже.

Однако из юнца вышел, и необыкновенно скоро, — поэт, во всяком случае всеми за такового признаваемый, и даже по тщательности формы, по отделке ее, поэт в сорте Брюсова. Это был О.Мандельштам». (Гиппиус З.Н. Живые лица. Воспоминания. Тбилиси. 1991. С. 49.)

Кошачья привязанность к дому.

Гумилёв был жутко безграмотен. (И.Одоевцева)

Это не диетично.

Есть запах нарцисса и запах чесночной колбасы.

Комната матери и ребёнка. (жены и дочери)

Мужской фермент.

Рыжий характер.

Предлог для общенья. От союза к предлогу.

Всякая всякость.

Наш высокогорный климат (9 этаж).

Очередная отчаянная попытка.

Подростком мне казалось, что женщины сделаны из другого вещества, чем мы, мужчины. Другая таблица другого Менделеева. Теперь знаю, что все мы одного теста, но радости это открытие не принесло.

В жизни великих всегда есть незавершённость.

Перелистывать книги богов.

Человек текста.

Библию каждый должен написать сам. Что-то своё, что-то чужое, но чтобы в итоге получилось что-то мировоззренчески целостное.

Личное равновесие человека в мире.

Окучивать и пропалывать себя.

Будешь есть булочки, сама станешь булочкой.

Самоуяснение.

Разные рыбы живут на разной глубине.

Молитва для двоих.

На том свете каждый будет делать то, что не любил на этом.

Ушла жизнь, пришёл опыт.

Приклеить крылышки.

Жидкий салют.

Чёрный котёнок, пробежавший между нами.

Клянусь, ты будешь лучшим украшением моей постели!

Стартовое уважение.

Заглянуть в человека.

Презумпция несовершенства.

Я человек иного застолья.

Собственная испорченность помогает понять чужую.

Так шмелей: люблю и боюсь.

С незнакомыми, как со знакомыми, ― сразу.

Поманив ― веди.

Всё начинается с маленьких побед над собой.

Флегматик переживает не меньше, чем холерик, ― но флегматически. И любит не меньше, но незаметней.

«Лица же должностные, которые все являются в то же время и священниками, а также и ученые-наставники могут быть производителями лишь при соблюдении в течение ряда дней многих условий, ибо от усиленных умственных занятий ослабевают у них жизненные силы, и мозг их не источает мужества, потому что они постоянно о чем-нибудь размышляют, и производят из-за этого худосочное потомство». (Кампанелла, «Город Солнца».)

В жанре сплетни.

Такими людьми растапливается история.

Завораживающий момент.

Косолапое счастье.

Стоит полюбить человека, и уже мерещатся права на него.

Жизнь не столько реализация, сколько познание возможностей.

Интеллектуальные оргии.

По разные стороны разных барьеров.

Правду не переваривает, ложь оскорбляет. Непонятно, как разговаривать.

Когда всё развитие сводится к выпадению волос и зубов.

За горизонтом есть что-то, завещанное мне одному.

«...«Намерениям» Мухаммед придавал едва ли не большее значение для оценки человека, чем его поступкам, делам, и утверждал в дальнейшем, что «действия людей будут судимы по намерениям», — положение, которое находится в противоречии с христианской этикой, согласно которой, по образному выражению, благими намерениями выстлана дорога в ад, и человека нужно судить не по словам, а исключительно по делам». (Панова В.Ф., Бахтин Ю.Б., «Пророк Мухаммед». Из Интернета.)

Молчаливый восторг.

Социальная мимикрия.

«Книга ― лучший друг». Такое мог сказать только человек одинокий.

Культурного слоя я не создам.

Дежурная острота. (н. м.)

Высшие мгновенья.

«Свободы сеятель пустынный...» ― не вольное ли переложение из мильтоновского «Самсона-борца»?

Запаучить.

Небесная улыбка.

Стул на двух ножках для любителей раскачиваться.

...И вдруг с такой глубиной откроется трагедия жизни, что не останется места не только для иронии, просто для улыбки.

«Всех перещеголял виттенбергский профессор Ханс Зегер, который в 1582 году за изящное версификаторство был удостоен императорского лаврового венка. Но простым лавровым венком он не удовлетворился, а заказал гравюру, на которой был изображен младенец Христос в колыбели, а внизу сам господин профессор. Из уст коленопреклоненного ученого змеилась ленточка с надписью: «Domine Jesu, amas me?» (Господи Иисусе, ты любишь меня? (лат.)) А предвечный отвечал ему уже по-немецки: «О да, Зегер, знаменитейший из знаменитейших ученых, увенчанный лаврами кайзерский поэт, наидостойнейший из всех ректоров виттенбергского университета, я люблю тебя». Случай вполне обычный. Звание poeta laureatus (Увенчанный лаврами поэт (лат.)) сводило этих людей с ума. Другая карликовая величина, Г. Лорис Глареан, тоже получил лавровый венок от императора Максимилиана I, что дало ему повод встречать своих гостей так, как приличествует королю поэтов: на голове у него был венок, на шее золотая цепь, в украшенном цветами зале он восседал на резном троне, не произнося ни единого слова — пусть любуются и восхищаются». (Иштван Рат-Вег, «Комедия книги».)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Пусть волею судьбы смерть вторгнется в мою ожившую жизнь и эти страницы попадут в чужие руки такая мысль ничуть меня не страшит и не мучит

    Документ
    « Пусть волею судьбы смерть вторгнется в мою ожившую жизнь и эти страницы попадут в чужие руки — такая мысль ничуть меня не страшит и не мучит. Ибо тот, кто не изведал волшебства таких мгновений, не поймёт, — как не понял бы я сам
  2. Рекомендации по выработке рекомендаций. Знание непонятного назначения

    Документ
    «А это какой глагол?» — «Невозвратный». Какое романсное слово! «Не возвратить былых желаний » «Я встретил Вас, и всё былое » «Невозвратный » Как я раньше не замечал?
  3. Основы Родового Ведания Русов и Славян Москва 2009 © Влх. Велеслав, 2009 Вашему вниманию представляется новая книга (1)

    Книга
    Вашему вниманию представляется новая книга волхва Велеслава, выход в свет которой приурочен к 10-летию Русско-Славянской Родноверческой Общины «Родолюбие» (основ.
  4. Основы Родового Ведания Русов и Славян Москва 2009 © Влх. Велеслав, 2009 Вашему вниманию представляется новая книга (2)

    Книга
    Вашему вниманию представляется новая книга волхва Велеслава, выход в свет которой приурочен к 10-летию Русско-Славянской Родноверческой Общины «Родолюбие» (основ.
  5. Леонид Альтшулер, Тула, 31. 05

    Доклад
    Ещё один терминологический вопрос, как пришлось убедиться, не очевидный для многих, не прозвучавший в зале, зато обсуждавшийся после (всё из-за пресловутого недостатка оставшегося на это времени) – можно ли поэтическую песню называть жанром.

Другие похожие документы..