Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Инструкция'
К самостоятельной работе с ПЭВМ допускаются лица в возрасте не моложе 18 лет, прошедшие специальную подготовку, в том числе на III группу электробезо...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Предмет социологии года. Понятие «город». Типы городов. Социология Г. Зиммеля и Ф. Тенниса; М. Вебер: его влияние на последующее развитие социологии ...полностью>>
'Документ'
Международный центр логистики Государственного университета – Высшей школы экономики (Москва), Сибирское отделение Международного центра логистики, Ц...полностью>>
'Документ'
Черкашина Евдокия Александровна – заслуженный учитель, учитель физической культуры высшей категории. Педагог владеет разнообразными средствами физиче...полностью>>

Б. В. Марков Вопросы к экзамену по специальности Литературоведение

Главная > Вопросы к экзамену
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Понимая время как интенсивность, как некий внутренний качественный процесс, Бергсон исходил из вопроса: а что, собственно, длится, как понимать саму длительность. Поворот, который он осуществил в понимании времени, вполне соизмерим с хайдеггеровским обращением к изначальному смыслу бытия. Мы понимаем время как некую однородную среду, в которой длятся предметы и наша собственная жизнь. Но на него можно взглянуть и иначе, а именно– как на такую длительность, которая имманентно присуща сущему, будь то вещи или мы сами. Это не мы длимся во времени, а оно длится в нас. Бергсон разделяет то, что можно было бы назвать внешним и внутренним временем. Вне меня периодически колеблются маятники часов, которые ничего не меняют в мире. Наблюдая за движением стрелки часов, человек не измеряет время, а считает и складывает одновременности. Но на самом деле внутри сознания происходит изменение организации его состояний, которое Бергсон и называет подлинной длительностью. Это кажущееся чисто бухгалтерским различие представляется весьма важным, так время обычно трактуют наподобие однородной среды сознания, как некое внутреннее пространство. По мнению Бергсона, определение времени в пространственной перспективе искажает его суть. Пространство – экстенсивно, ибо оно образовано для существования множества отдельных вещей. Раздельная множественность и пространство– понятия одного порядка. В пространстве есть рядоположенность, но нет длительности, ибо каждое из последовательных состояний мира существует отдельно. Сама их множественность существует только для сознания, в котором эти положения вещей вызывают специфические состояния, которые взаимопроникают друг в друга, самоорганизуются в целое и таким образом связывают прошлое с настоящим. Конечно, Бергсона легко обвинить в субъективизме, но на самом деле, оставаясь в рамках философии сознания, он сделал важный шаг в понимании времени и сегодняшние концепции системности и самоорганизации легко переводят его язык на более универсальный уровень, приписывая временную организацию не только сознанию, но и объективным процессам вне его. Пространство и время различаются. Одно определяется как порядок сосуществования, а другое– последовательности. Однако, если вдуматься, то последовательность– это тоже пространственное понятие. Она реализуется не как точки в пространстве, а организуется наподобие звуков в мелодии. Метафора мелодии имела важное значение для характеристики временности сознания у Бергсона и Гуссерля. Ноты следуют друг за другом, но вместе они образуют целостный музыкальный образ, который, наподобие живого существа, не сводим к сумме своих частей. Мелодия кажется целостностью без различения – чистой длительностью, которая характеризуется взаимопроникновением и некой внутренней самоорганизацией своих элементов. Мелодия – это время, спроецированное в пространство, так как последовательность звуков в ней воспринимается как одновременное восприятие предыдущего и последующего. Это не чистая длительность, свободная от пространства, но и не арифметическая сумма моментов, а их целостность.

Платон находил постоянство в идеях, а становление приписывал эмпирическому миру. Аристотель более спокойно относился к становлению, понимая его как неизбежный момент реализации совершенной формы. Он стремился преодолеть разрыв между мирами неподвижных идей и изменяющихся явлений, используя метафору порождения, которая до наших дней остается живучей, как и удачно построенная им модель развития, в которой действуют материя и форма, сущность и явление.

Философия структуры связана с проработкой пространства. Недаром Бергсон и другие философы становления говорили об “опространствовании” (spatialisazion) мира, об его арифметизации и механизации, потому, что время механики - это отрезки пространства. Метафизика, конечно, отличается от механики, ее "спацификация" более сложная, а метафизическое пространство многомерное, но тенденция у них одна: анализ мира через призму статичных категорий. Идеальным выражение ее считают философию Декарта. Ньютоновская картина мира считается альтернативной геометрической пространственной модели Декарта. Она опирается на время, которое обосновывается как "сенсориум (восприятие) Бога". Однако это время оказывается абсолютным математическим временем, т.е. таким, которое создано мыслью и навязывает реальным событиям его порядок. В философии 17-18 столетия раскрывается два вида становления. Один продолжает метафору сопричастности, внутреннего сродства, которая и сегодня остается ведущей в альтернативных формах познания. Другой вид становления может быть представлен как “переход” от одного состояния к другому. Речь идет о различии процесса обобщения и сходства от повторения. Первая модель становления соотносит его с целью, с неизменным порядком всеобщего, с верховенством закона над отдельным случаем, который превращает особенное в сходное. Вторая, с вечным повторением уникальной действующей причины, которая выступает как отдельное, а не всеобщее.

А. Уайтхед развивал вторую модель, в которой каждое актуальное событие определяет свой собственный мир, а "сращиванием" называл процесс, "в котором универсум вещей приобретает индивидуальное единство в результате подчинения "многих" из них конституированием "одной" новой вещи". Таким образом, предметом поисков оказывается не неизменная и вечная структура вещей, которая репродуцируется разнообразными наборами событий. Фундаментальным фактом оказывается креативность (творчество), благодаря которому происходит становление и смена самих структур. Мир, данный в восприятии, является предметом анализа и в нем могут быть выявлены соответствующие конструктивные операции "сращивания", т.е. селекции и комбинирования , обобщения и абстракции, которые, собственно, и оказываются основанием выделения того или иного региона бытия от актуальных событий до вечных объектов.

Можно выделить несколько ступеней синтеза: во-первых, эстетический синтез - рецепция актуального мира как объективно данного. Во-вторых, трансформация эстетического - объективного единства в индивидуальное - эмоциональное единство, что приводит к "видению" мира, складывающемуся на основе индивидуального идеала. В-третьих, метафизический синтез, основанный на принципе "быть чем-то означает иметь возможность достигнуть реального единства с другими сущностями". Отсюда актуальное бытие воспринимается как реализация возможности, что позволяет дать новое определение сущности как формы, включающей свою индивидуальность в процесс креативности. Согласно этому новому пониманию, всякая актуальная сущность является "векторной" и включается в более широкий контекст «протекания» или длительности. Уайтхед выделяет две разновидности процесса: микроскопический и макроскопический. Макроскопический процесс - это переход от достигнутой актуальности к актуальности в достижении; микроскопический же процесс есть превращение просто реальных условий в определенную актуальность. Первый процесс влияет на переход от "актуального” к просто "реальному"; последний процесс влияет на восхождение от реального к актуальному. Первый процесс - действующий, последний - телеологический. Будущее реально, не являясь актуальным, в то же время прошлое есть связь актуальностей. Настоящее есть непосредственность телеологического процесса, благодаря которому реальность становится актуальной.

Понятие процесса Уайтхед естественно сближает с понятием организма: Сообщество актуальных вещей есть организм, который не статичен, а динамичен, поэтому каждая актуальная сущность должна описываться как органический процесс. Объект - это трансцендентный элемент, характеризующий ту определенность, с которой должен согласовываться наш опыт, в этом смысле будущее обладает объективной реальностью в настоящем, ибо уже в структуре настоящей актуальности заложено то. что она будет преодолена будущим. И наоборот, состояния, с которыми будущее должно согласовываться существуют в объективном настоящем. Таким образом, под макроскопическим процессом понимается открытость "вещи" прошлому и будущему и, являясь на микроуровне завершенной, на макроуровне она становится длительностью.

Во всяком объекте можно выделять физическое и ментальное, сам объект и субъективные формы восприятия, видимое и реальное. Это различение лежало в основании древнегреческой философии. Различие между "видимостью" и “реальностью” опирается на процесс самоформирования каждого актуального события, Объективным содержанием первоначальной фазы чувственного принятия является предсуществующий мир, выступающий как нечто данное для рассматриваемого события. Это и есть та "реальность", от которой отталкивается творческий процесс. Она представляет собой базисный факт нового события со всеми его соответствиями и несоответствиями, которые будут упорядочены в новом творении. Первоначальное объективное содержание смешивается с новыми разнородными влияниями, обусловленными соединением с новым концептуальным ферментом, и перекрывается ими. Этим осуществляется переход от объективный стадии к инструментальной и образуется "видимость" события, которое возникает из слияния идеального с актуальным.

Если учесть структуры альтернативных онтологий, то в мире есть как бы три среза. Первый - это глубина, где скрываются роковые причины, судьба и прочие страшные монстры, только и ждущие своего часа, чтобы выбраться на поверхность и нарушить гармонию своими ужасными силами причинной связи. Второй - высь, где парят идеи - бестелесные сущности-образы, которые манят нас как корабли в море и этим заставляют совершенствоваться и изменяться в лучшую сторону. Наконец, третий мир поверхности, похожий на сцену, на которой происходят события. Но речь идет не только о том, что наш мир внутри или снаружи населен какими-то экзотическими существами, одни из которых влекут нас вверх, а другие тянут к низу. Эти миры радикально отличаются друг от друга и желательно не смешивать их порядки.

Так мир идей является вневременным и, строго говоря, внепространственным. Это мир, где все уже случилось, ибо он наполнен чистыми формами всех возможных событий. Для его описания лучше всего подходят глаголы типа: рождаться и умирать, быть влюбленным, счастливым или несчастным и т.п. Все это существует как некие уникальные и вместе с тем повторяющиеся бесконечное число раз отдельными индивидуумами состояния.

В мире есть иные типы взаимодействия, которые можно кратко обозначить: причина и сила. При этом причинная зависимость считается более рациональной. Причина - это тоже нечто вроде платоновской идеи, только она не влечет, а толкает, но толкает вполне однозначно. Причина - монстр, живучий в глубине, который действует неотвратимо, как только складываются определенные условия. Но он не показывается сам, а действует в иных обличьях, например, как взаимодействие тел и состояний в физике: как только мы забыли бутылку с пивом на морозе, она тут же замерзнет и это происходит настолько неумолимо, что мы не клянем ни судьбу, ни бутылку, а только самих себя за забывчивость. Никто не возмущается, что в мире действует закон тяготения и иные причины, хотя они тоже уникальны, ибо некоторые из них действуют только на земле, другие только по отношению к живым существам .

Сила - иная форма зависимости, даже если речь идет о физическом воздействии. Недаром динамика возникла позднее статики, а попытки силовых и энергетических построений в науке - вообще продукт эпохи модерна. Особенно неприятной кажется сила в человеческих взаимоотношениях, которые метафизика стремилась описать как нравственное признание, как понимание и исполнение смысла или долга. Собственно, теория идей и их воплощения - это чисто человеческая утопия, так как трудно признать за вещами и природными процессами некую ответственность перед другими, если не перед нравственными принципами, то хотя бы перед общим планом природы. Вещи устроены так, что подчинены закону с необходимостью и не имеют свободы, хотя у них есть некоторая степень неопределенности по крайне мере на уровне микрообъектов. Падение кирпича из полуразрушенного здания на голову зазевавшегося прохожего кажется случайным: почему именно он, а не кто-либо другой менее достойный проходил в то время, когда кирпич сорвался со своего места. Но само по себе падение кирпича выглядит как звено в цепи длительного процесса разрушения кладки, разрушения до такой степени что дуновение ветра или шум шагов прохожего, наконец, нарушает шаткое равновесие между силой тяготения и силой сцепления.

На неумолимости законов основан эффект возможности предсказания всех будущих событий на основе полного описания современного состояния мира. Но человек в отличие от вещей может обходить некоторые законы и, используя "хитрость разума", направлять одну природную силу против другой для того, что бы воспользоваться результатами их борьбы. Так в природе и особенно в человеческом сообществе царит не только гармония и порядок, но и острая конкурентная борьба сил. Существуют как бы различные серии закономерностей и человек, как и любое тело может попасть и не выпасть из них. Сама жизнь неминуемо, только потому что некто родился, приводит к смерти. Но все-таки как электрон может неожиданно перескакивать с одной орбиты на другую, так и человек может перескочить из одной серии повторений в другую.

Под постмодерном понимается состояние современности: общее направление современной европейской культуры, сформировавшееся в 70 - 80-е гг. Это слово обозначает состояние культуры после трансформаций, которым подверглись правила игры в науке, литературе и искусстве в конце XIX. Модерн прибегал эксплицитным образом к тому или иному великому рассказу, как, например, диалектика Духа, герменевтика смысла, эмансипация разумного субъекта или трудящегося, рост богатства. Суть постмодерна – осознание разнообразия форм рациональности, активности жизни, а также признание этого разнообразия как естественного и позитивного состояния. В постмодерне нашло выражение общее состояние духовной культуры западного общества - падение престижа науки, утрата веры в социальный прогресс, дегуманизация общественных отношений. В целом, если современное культурное состояние может быть зафиксировано посредством понятия "постмодерн", то состояние осознающей его ментальности — посредством понятия «постмодернизм». Это слово означает тип философствования, дистанцирующегося не только от классической, но и от неклассической традиций, сложившейся в 19 веке. Ведущие представители: Барт, Батай, Бланшо, Бодрийяр, Делез, Деррида, Лиотар, Фуко и др. Постмодернистская программа современной философии генетически восходит к неклассическому типу философствования (начиная с Ницше), и в частности – к постструктурализму, структурному психоанализу, неомарксизму, феноменологии, философии Хайдеггера, а также к традициям семиотики, структурной лингвистики, философии диалога, теории языковых игр.

В целом статус постмодернизма в современной культуре может расцениваться не только как определившийся и значимый, но и как во многом определяющий тенденции развития современной философии как таковой. Вместе с тем нельзя не отметить, что критика «большого нарратива» – это критическая и в целом разрушительная, а не утвердительная установка. Именно она и не позволила положительно оценить риторику и функции эпической речи, а главное, показать необходимость ее сохранения в современной культуре. Иммунная функция такого рода речей очевидна: они не только укрепляли веру в превосходство собственной культуры, но и достигали идентичности на основе узнаваемых мелодий. Наоборот постмодернистские дискурсы приобретают все более не только деструктивный, но и апокалипсический характер.

Что такое постмодерн?

В работе "Состояние постмодерна" Лиотар3 выявил доминирующую роль в европейской культуре тенденций формализации знания. Основной формой "употребления" знания являются "нарративы" — повествовательные структуры, характеризующие определенный тип дискурса в различные исторические периоды. Лиотар выделяет "легитимирующие" макронарративы, цель которых — обосновать господство существующего политического строя, законов, моральных норм, присущего им образа мышления и структуры социальных институтов. Наряду с макронаррациями существуют также и "языческие" микронарративы, которые обеспечивают целостность обыденной жизни в ее повседневном опыте на уровне отдельных первичных коллективов (например, семьи), и не претендуют на позиции власти. Сам дискурс является метанаррацией и создает "социальную мифологию", которая поддерживает функционирование всех механизмов управления. Специфика же нашего времени как "послесовременного" заключается, согласно Лиотару, в утрате макронарративами своей легитимирующей силы после катастрофических событий 20 в.4 Постоянная смена идеологий подтверждает, что вера в господство разума, правовую свободу и социальный прогресс подорвана.

По мнению Лиотара, наука постепенно вытеснила мифологическое, поэтическое, религиозное, философское, идеологическое описание мира, суть которого состояла не в раскрытии истины, а в восхвалении общества, со ссылками на вышестоящие инстанции - Бога, Разум, Природу, Мораль и т.п. Наука с самого начала конфликтовала с рассказами, так как большинство из них является вымыслом. По мере распада нарративной функция теряются ценности, герои, которые их отстаивали, великие деяния, которые они совершали.

Особое внимание Лиотар уделяет мифологии эпохи Просвещения, когда герой познания работает ради великой этико-политической цели. Здесь можно видеть, как, легитимируя знание через метарассказ, включающий философию истории, приходят к тому, чтобы задаться вопросом о законности институций, ведающих социальной связью, поскольку эти последние также нуждаются в легитимации. Лиотар рассмотрел два основных вида легитимирующего рассказа, имеющие большое значение для современной истории, в частности, истории знания и его институтов. Первый имеет субъектом человечество как героя свободы. Все народы имеют право на науку. Если социальный субъект не является субъектом научного знания, значит ему помешали в этом духовники или тираны. Право на науку должно быть отвоевано. Мы встречаем обращение к рассказам о свободах всякий раз, когда государство непосредственно берет на себя заботу об образовании "народа" под именем нации и его наставлении на путь прогресса. Рассмотрение другого вида легитимирующего рассказа - связи между наукой, нацией и государством - дает совершенно иную картину. Это проявилось во время создания Берлинского университета в 1807- 1810 годах. Он оказал значительное влияние на организацию высшего образования в молодых государствах XIX-XX веков. Один из разработчиков миссии университета – Гумбольдт утверждал, что государство подчиняется своим собственным правилам игры, но добавлял, что университет должен привнести свой материал - науку - для "духовного и морального строительства нации". Кризис национального государства с неизбежностью приводит к кризису классической науки и образования, оборотной стороной которых всегда была служба государству.

Наука постмодерна характеризуется междисциплинарностью, неопреленностью, открытостью, парадоксальностью. Старый принцип, по которому получение знания неотделимо от формирования разума, устаревает и выходит из употребления. Знание производится и будет производиться для того, чтобы быть проданным, оно потребляется и будет потребляться, чтобы обрести стоимость в новом продукте, и в обоих этих случаях, чтобы быть обмененным в форме информационного товара, необходимого для усиления производительной мощи, знание уже является и будет важнейшей, а может быть, самой значительной ставкой в мировом соперничестве за власть. Также как национальные государства боролись за освоение территорий, а затем за распоряжение и эксплуатацию сырьевых ресурсов и дешевой рабочей силы, они борются за освоение информации. Сегодня вопрос о знании более, чем когда-либо становится вопросом об управлении.

8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма.

"Венский кружок", участники которого считаются родоначальниками неопозитивизма, представляется олицетворением узкого позитивизма и остается символом собравшим все догмы этого направления. Однако прошло достаточно длительное время, в потоке которого постепенно исчез накал первоначальных дискуссий его участников по поводу соотношения науки и метафизики, и настала пора освобождаться от тех ярлыков , которые они наклеивали друг на друга.

Возникновение Венского кружка можно датировать 1922 г., когда М.Шлик возглавил кафедру Маха. В 1925 г. в Вену приехал Р.Карнап. В 1928 г. группа сподвижников опубликовала манифест Венского кружка, в котором прежняя философия расценивалась как хаотическое переплетение систем и предлагалась с целью преодоления нескончаемых споров единая платформа, основанная на научном миропонимании. С 1930 г. издается журнал "Erkenntniss" (Познание), в котором активно сотрудничали также члены берлинского "Общества эмпирической философии" Рейхенбах, Дубислав, Гемпель. Предпринималась попытка более тесного и активного сотрудничества с Л.Витгенштейном. К.Поппер, хотя и не был членом Венского кружка, не разделял мнения его представителей о бессмысленности философии, но своими дискуссиями оказал значительное влияние на эволюцию их исходных идей. В 1931 г. Карнап переезжает в Прагу, где сотрудничает с Ф.Франком, а в 1936 г. переселяется в США. В 1936 г. трагически погиб лидер Венского кружка М.Шлик (застрелен своим бывшим студентом психопатом на лестнице в здании университета). О.Нейрат переезжает в Англию. После войны только В.Крафт и Б.Юхос остаются верными движению и продолжают активную деятельность.

Неопозитивизм обычно характеризуют как соединение идей классического эмпиризма с новыми достижениями в области логической техники анализа языка. В результате догмы эмпиризма оказались в значительной степени смягченными, их натуралистический объективисткий характер был снят благодаря переходу от анализа вещных отношений и событий в языковую плоскость анализа предложений. В "Курсе позитивной философии" О.Конт характеризовал позитивное как действительное, нужное, точное, организованное в противоположность фантастическому и бесполезному. В манифесте "Венского кружка" к этому добавляются требования к научному языку, который объявляется основой достижения единства культуры. "Современное научное миропонимание,- писал О.Нейрат,- характеризуется связью с эмприческими фактами, систематической экспериментальной проверкой, логическим объединеием всех процессов с целью создания единой науки, которая может служить улучшению общего дела" (О. Neurath. Wege der wissenschaftlichen Weltauffassung. -Erkenntniss. Bd. 1. S. 118). Единство знания можно считать главным в платформе Венского кружка и особенно много сделал для его реализации Р.Карнап. Уже в своей первой работе "Логическое построение мира" он находит основу такого единства: физика и психология, науки о природе и науки о культуре могут объединиться в том случае, если переведут содержательный язык о "вещах","переживаниях" и т.п. на формальный, описывающий структуры и отношения."Интерсубъективный мир отношений образует,- писал Карнап,- предметную область науки" (Logische Aufbau der Welt.S.200).Постулат единства не только догма позитивизма. Так или иначе, его придерживались все классические философы. Члены Венского кружка стремились реализовать его на логической основе. Их программа состоит из следующих пунктов:

1.Требование единства.

2.Условием объединения законов науки в единуя систему является единство языка.

3.Оно выполняется в форме редукции всех высказываний науки к интерсубъективному языку протоколов.

4. Тезис о единстве это не только теоретический, но и практический постулат.

Поппер не принадлежал к числу сторонников такой программы. Единство знаия он понимал в рамках более общей темы, которую можно назвать ростом знания: кто говорит "наука", тот говорит "прогресс" и наоборот. Знание, по его мнению, постоянно изменяется, оно развивается в процессе выдвижения смелых спекулятивных гипотез, которые конкурируют друг с другом. Поэтому достижение единства науки на этой основе невозможно. Оно достигается иначе путем элиминации ошибок, благодаря которому наука приближается к постижению истины. Таким образом, можно заключить, что основой единства науки выступает не заранее навязываемый идеал научного языка, а единство самой действительности, постигая которое науки все более сближаются друг с другом.

На пути к единству возникает множество препятствий и самое серьезное из них - специфика философского знания. Проблемы метафизики наиболее резко отличаются от объективных проблем науки. О чем спрашивает философия, когда обсуждает проблемы существования внешнего мира, бессмертия души или свободы воли? Старая метафизика решала эти вопросы как объектные. Логические позитивисты всесторонне проанализировали такое понимание и показали его бессмысленность. Метафизики заблуждаются, если думают, что такие слова как "Безусловное","Абсолют","Причина мира","Вещь в себе","Я","Ничто" и т.п. обозначают нечто реальное. В известной статье Карнапа "Преодоление метафизики путем логического анализа языка" утверждается, что метафизик и читатель его сочинений пребывают в заблуждении, когда приписывают им нечто реальное, и делается вывод:"В сфере метафизики, включая всякого рода философию ценностей и нормативные науки, логический анализ приводит к тому негативному результату, что все предложения этой сферы совершенно бессмысленны" (Uberwindung der Metaphysik durch logische Analyse der Sprache. "Erkenntniss".Bd.2.S.220). Этот тезис высказывал и М.Шлик:"В метафизике имеют место лишь псевдопредложения - звучные, но совершенно бессмысленные слова" ( Erleben, Erkennen, Metaphysik. -Gesammelte Aufsatze. S.16). В целом оценка метафизики членами Венского кружка сводится к следующему: 1. Её системы не содержат ни истинных, ни ложных предложений, что говорит о неприменимости к ней обычных критериев проверяемости. 2. Метафизика включает жизненно-практические установки, которые являются продуктом воспитания и жизненных обстоятеьств и поэтому не поддаются рациональному обоснованию. Это открытие постепенно охладило полемический пыл и постепенно сложилось достаточно мирное отношение к филосфии как к разновидности поэзии, выражающей чувства и настроения людей, но не имеющей никакого отношения к действительности.

Попперовское отношение к философии было несколько иным. С одной стороны, он искал критерий демаркации между философией и наукой, ибо хотел разграничить научные предположения и спекулятивные принципы натурфилософии. Критерий верификации при этом явно не годился, так как метафизические принципы как правило находят подтверждение. Но в этом стремлении объяснять известное состоит слабость как метафизических, так и научных гипотез: они не имеют эвристического значения. Поэтому Поппер разграничивает не столько науку и философию, сколько догматическое и эвристическое знание. Так например, он написал одну из интересных работ о творческой функции философских проблем в науке. Поппер не склонен абсолютизироваь науку. Если Карнап полагал, что наука никак не связана с жизненными проблемами (например, медицина вовсе не озабочена метафизической прблемой смерти),то Поппер видел связь между ними:"Этика не наука. Но хотя нет научного базиса этики, имеется этический базис науки и рационализма" (K. Popper. Die Offene Gesellschaft und ihre Feinde. Bd.2. 1958. S. 293)

Позитивизм и неопозитивизм.

Неопозитивизм - это влиятельное, оставившее заметный след в интеллектуальной культуре нашего времени, направление, которое продолжает давнюю традицию позитивизма. Его первую манифестацию связывают с О.Контом (1798-1857), который провозгласил ориентацию философии на научное познание и рациональное действие. В развитии человечества он выделил три стадии развития, которые характеризуются ориентацией сначала на религию, затем на метафизику и, наконец, на науку. Позитивная философия, по мнению Конта, должна была способствовать переходу общества на стадию научной рациональной деятельности и именно поэтому он стремился сделать социальные науки столь же точными, как и естественные. Идейным источником неопозитивизма можно также считать классический эмпиризм с его ориентацией на опыт. Однако наиболее действенным фактором его становления оказался интерес к языку, обусловивший перевод онтологических тем философии в плоскость логики и семантики, которая исследует проблемы значения.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вопросы к экзамену по курсу «история отечественной литературы третьей трети XIX века»

    Вопросы к экзамену
    Истоки народнического движения связаны ещё с Герценом и Чернышевским. Верили в общину – особую организацию русского христианства, совместное владение землёй, отсутствие частной собственности.
  2. Вопросы к экзамену по предмету «Аппаратное обеспечение эвм»

    Вопросы к экзамену
    Прикладное программное обеспечение , автоматизированная система управления , АСНИ (автоматизированная система научных исследований) , геоинформационная система ?
  3. Программа кандидатского экзамена по специальности 10. 01. 01 Русская литература (1)

    Программа
    Авторы-сост.: Желтова Наталия Юрьевна, доктор филологических наук профессор – «Часть первая. История русской литературы конца XIX – начала ХХ веков», «Часть третья.
  4. Программа кандидатского экзамена по специальности 10. 01. 01 Русская литература (2)

    Программа
    Авторы-сост.: Желтова Наталия Юрьевна, доктор филологических наук профессор – «Часть первая. История русской литературы конца XIX – начала ХХ веков», «Часть третья.
  5. Программа государственного экзамена по специальности 031001 Филология

    Программа
    Цель итогового государственного экзамена – проверка теоретической и практической подготовленности выпускника к осуществлению профессиональной деятельности.

Другие похожие документы..