Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В ...полностью>>
'Документ'
Жук Ю.О. Організація навчальної дослідницької діяльності у процесі викладання фізики в середній школі з використанням комп’ютерно-орієнтованих систем ...полностью>>
'Пояснительная записка'
Ценность литературного краеведения заключается в том, что оно, расширяя и обогащая знания школьников о родных местах, пробуждает интерес и любовь к р...полностью>>
'Документ'
Основные направления бюджетной и налоговой политики города Переславля-Залесского основаны на бюджетном  Послании Президента Российской Федерации Федер...полностью>>

"Выбирая Бога, мы выбираем судьбу"

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Второй шокирующий факт поджидает нас при изучении географии жизни Мессии. Оказывается, что идеологи просто придумали его родной город Назарет. Ни в одном из светских исторических источников это название не упоминается. Ни Иосиф Флавий, ни авторы Ветхого Завета, ни толкователи Закона Моисеева, ни римляне, ни греки и слыхом не слыхивали о таком городе! Кроме того, в талмудической литературе строжайшим образом перечислены все мельчайшие населенные пункты, где действовали школы или синагоги, а из тех же канонических евангелий мы знаем, что Иисус был обрезан на восьмой день согласно закону и ходил в синагогу. Так что, со всех точек зрения снова получается элементарный подлог.

Не мало встречаем мы и иных географических казусов. Например, один из евангелистов в проповедовании упоминают гору, другой – «ровное место». Знаменитое преображение Христа произошло на горе Фавор, но по описанию местности видно, что речь идет о Кесарии, в то время как гора Фавор находился в Галилее. После воскресения Учителя его ученики направились в селение Эммаус, но выясняется, что в то время в стране было целых три населенных пункта с таким же названием. А когда спустя века со своей миротворческой миссией сюда явились вооруженные крестоносцы, то они умудрились найти четвертый Эммаус. Родиной Иосифа, который позаботился о погребении Иисуса, была Аримафея, но ее тоже почему-то нет ни на одной карте и ни в одном упоминании.

Христос дважды кормил пять тысяч человек пятью батонами хлебы и первый раз совершенно точно на пустыре возле Вифсаиды, на берегу Генисаретского озера, в устье реки Иордан. Но, кроме Луки, это место никто больше не называет так. Марк и Лука говорят об одном и том же чуде с той лишь разницей, что у Луки чудо происходит на пустыре, а у Марка ученики после чуда садятся в лодку и отправляются на другую сторону озера, опять же… в Вифсаиду. Получается, что на западном берегу Генисаретского озера была еще одна.

Не слишком ли беззастенчиво Вы морочите нам голову, дражайшие господа-евангелисты, причем уже две тысячи лет? Но в этом виновато лишь наше «стадо тихих овец Божьих».

В каноне Нового Завета Евангелие от Матфея стоит на первом месте, ибо подразумевается, что среди прочих оно было создано первым. Однако же, в тексте автор его нигде не указан и лишь церковная традиция приписывает его Матфею. Кроме того, автор не был свидетелем описываемых событий, а оригинал был создан отнюдь не на арамейском языке, как принято считать. Это просто не совсем точная перепись одного из первых вариантов Евангелия от Матфея. Мало того: неизвестно даже, где точно воспроизведенная. Специфика данного текста позволяет уточнить, что он был задуман и создан как пособие для новообращенных в христианскую веру иудеев.

Несомненно, приоритет в написании принадлежит Марку, но его благовествование самым странным образом вообще нигде не упоминается до III века, хотя принято считать, что и он был живым свидетелем событий. Однако же по всему чувствуется, что автор пользовался чужими стандартными базовыми заготовками, плохо разбираясь в иудейских обычаях, имея крайне отдаленные представления о Палестине, ее территории, народе и конкретной исторической обстановке. Поэтому, как нечто само собой разумеющееся, Марк старается придать Иисусу человеческие черты, отходя от сухой дидактики других благовествований, насыщая все и вся элементами художественной литературы.

Лука, по крайней мере, имеет отвагу сознаться в том, что не имел чести быть лично знакомым с Мессией, ибо он также самым непростительным образом для проводника божьего откровения путается в географических названиях, не разбирается в текстах Ветхого Завета, всячески избегая их толкований. Зато, в отличие от беллетриста Марка, блещет своей образованностью и поразительно точным применением медицинской терминологии при описании болезней, чего нет и в помине у других. Кроме того, чаще остальных уделяет внимание женщинам. Но самое изумительное заключается в том, что отцы церкви пытаются выдать его за друга и соратника апостола Павла, а это противоречит действительности ввиду того, что между посланиями апостола и третьим Евангелием нет никакой внутренней связи, сам труд посвящен некоему Феофилу, о котором неизвестно ровным счетом ничего. Хотя, возможно, только нам?

Но если первые три Евангелия так или иначе по духу и стилю плотно соприкасаются друг с другом, оттого называясь синоптическими, то четвертый пропагандист «благой вести» Иоанн предстает перед нами сущим основателем борьбы за строгую линию своей партии. Его мало интересуют обычаи, пренебрегая фактами, он борется с «еретиками», полемизирует с гностиками, занят глобальными идеологическими вопросами, а также увлечен новациями в области филологии (знаменитый пролог Евангелия посвящен воплощению Слова).

Можно, без сомнения, простить любые прегрешения в области фактографии, временные несоответствия, можно публично, не стесняясь, покаяться при всех в пошлом бездуховном скептицизме, ведь и впрямь речь идет о стержневом явлении человеческой культуры. Но давайте внимательнее присмотримся к личности Христа и тем силам, что стоят за ним, ведь мы судим его не с позиции псевдонаучного атеизма, но опираясь на фундамент религиозного опыта, который Мессия методично опровергал всей своей жизнью и смертью.

Ни одного человека, стремящегося постичь возвышенные тайны милости и любви, не может не заставить содрогнуться рассказ о грешнице. Вникайте, утонченный образованный знаток женщин Лука будет нам помогать.

Иисус получил приглашение в дом некоего фарисея, по имени Симон, однако отдых и мирная беседа были прерваны вторжением несчастной, падшей женщины. Будучи уже наслышана о непорочной чистоте молодого пророка, та, проникшись его мудрыми речами, начала плакать, и слезы ее падали на босые ноги Христа, а затем начала своими волосами вытирать их. Увидев, что Христос не отстраняет ее, она принялась целовать его грязные ноги, потому что целый день перед этим он ходил, а после начала умащать их драгоценным миром. Фарисей пришел в искреннее замешательство, а Мессия для усиления общего психического эффекта вознамерился протестировать хозяина дома с помощью притчи о заимодавце, ибо падшая женщина своими действиями подала блестящий повод для оттачивания литературного дарования. Размотав нехитрую интригу в свою пользу, Христос пристыдил Симона и отпустил женщине все грехи, произнеся коронную фразу: «Ей будет много прощено, ибо она много любила».

О какой любви вы говорите, господин пророк, ведь вся округа и Вы в том числе знали, что женщина-то падшая. Да Вы просто циник. Хотя циник – это не определение, а просто фамилия Деметрия Циника – Вашего современника. Спросите любого нормального мужчину, как он будет вести себя в тот момент, когда отчаявшаяся экзальтированная женщина под влиянием аффекта вдруг начнет целовать его грязные босые ноги? Вернее всего, он не склонен будет к абстрактному моралетворчеству.

Впрочем, с уст сына Бога срывалась масса перлов: «Иго мое – благо и бремя мое – легко». Насколько легко его иго наглядно показывает нам кровавая история христианства. «Кто близ Меня, тот близ огня; и кто далеко от Меня, тот далеко от Царства Небесного».

В Нагорной проповеди, помимо этических высказываний типа «… пусть левая рука твоя не знает, что делает правая», присутствуют и постулаты политэкономии социализма: «Не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний день сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы». Замечательна также Притча о Царствии Небесном, где, как выяснилось, Верховный хозяин будет нанимать на работу в шесть, девять и одиннадцать часов, а платить вечером всем одинаково, потому что Ему так хочется. Конец же света отождествляется с утверждением этого Царства на земле, причем делить на плохих и хороших для прихода в Рай доверят ангелам. Как нам все это знакомо по нашей недавней коммунистической бытности, иго которой тоже изначально мыслилось как благо!

Общеизвестно, что Иисус на протяжении всей своей пропагандистской деятельности не уставал метать громы и молнии в адрес язычников, заявляя, что нет греха больше, чем идолопоклонство и нужно отрекаться от матери и отца, если они многобожники. Поразительно, но факт остается фактом, что когда шовинистически настроенный пророк уставал вести идеологическую борьбу с непримиримыми иудаистами, в «отпуск» он отправлялся именно к язычникам, удаляясь в страны Тирские и Сидонские. Будучи проклинаем на родине ортодоксами закона Моисеева, он был встречаем с восторженным почтением бедными язычниками, дозволившими хулить свои обычаи и веру сколько угодно.

Вообще отношения Христа с язычниками весьма поучительны. Так, например, в Капернауме он проповедовал в синагоге, построенной римским сотником и, естественно, на римские «поганые» деньги. Другой представитель ненавистного рода – Понтий Пилат – дважды созывал заседание синедриона, стараясь всячески отменить смертную казнь пророку и перебрав все возможные способы, когда уже все свершилось, по первому требованию выдал тело, дал возможность нормально похоронить Иисуса, а также устанавливал стражу, чтобы фарисеи не выкрали его.

При чтении канонических книг у любого мало-мальски здравомыслящего человека непременно возникает масса вопросов, ибо брать все на веру становится уже просто невозможно, ввиду того что та обширная зона в душе человека, терпящая бессилие интеллекта, сужается до предела. А потребность в ответах на проклятые вопросы растет, и удовлетворена она может быть лишь с помощью той информации, которая сознательно скрывается отцами церкви. Итак, апокрифы – лучшая проверка на выносливость любого легковерного разума. В следующем параграфе мы позволим себе больше цитирования, дабы никто не посмел обвинять автора в кощунственной клевете на святой образ. Кроме того, первоисточник позволит легче передать сам нескрываемый пафос религиозно-политического заговора, и все последние иллюзии отпадут с меньшей болезненностью.

№ 5

Засилье общей культурной традиции, насаждающей нам вот уже почти две тысячи лет один и тот же кроткий Христа, несомненно, сделало свое черное дело, и вышеприведенных рассуждений, равно как и фактов из священных боговдохновенных писаний, явно недостаточно для того, чтобы усомниться в выдающейся миссии Христа. Его чудеса и проповеди все еще источают возвышенный фимиам неповторимого религиозного воодушевления. Особенно нагнетают благие страсти многочисленные теологические трактаты и витиеватые толкования жизни пророка, но вся их беда заключена как раз в том, что, формируя Ваше религиозное мнение, конечной целью которого является безоговорочное подчинение догме, они вообще не заслуживают внимания и сколько-нибудь вдумчивого отношения. Все богословы, рассуждая о Христе, вере и церкви, согласно установленному канону рассматривают и ссылаются лишь на четыре классических Евангелия, ответственность за которые (со всеми несоответствиями и путаницей) берет на себя сам Бог. Ведь только эти четыре труда принято называть богооткровенными, все же остальные версии «чудесной» жизни и смерти отлучены под общим, полубранным в известных кругах, словом «апокриф». Вот именно здесь и проступает ярко выраженный политический умысел всей этой «богооткровенной» затеи. Впитывая нравственный облик Мессии, мы усваиваем лишь конечный продукт деятельности церковных соборов, которые буквально устраивали конкурсы на выявление сочинений, более всего соответствовавших конъюнктуре религиозного спроса, в заданных идеологических рамках, естественно. Многие сочинения, доступа к которым лишены нынешние верующие, являлись священными и безоговорочно принимались на заре христианства, когда оно было много чище, по признанию святых отцов, а многие нынешние канонические тексты, напротив, объявлялись злыми ересями.

Вот именно этим апокрифы и позволяют нам совершенно иначе взглянуть на Христа. именно здесь, в этой полузапрещенной и нерекламируемой литературе, он выступает во всей своей отнюдь не боголепной красоте. Сценарий изощренного политического умысла вселенского масштаба сквозит здесь всюду. Многие откровения Божьего сына вызывают шок и внерелигиозную оторопь, так словно принадлежат не Богу, живому, а циничному злоумышленнику. «Неужели это Он?» – возникает коварный вопрос, неустанно подтачивающий постамент одного из самых могучих мифов истории.

Этих запретных евангелий дошло до нас великое множество, но еще больше было уничтожено. От Петра, от Андрея, от Варфоломея, от Никодима, целых три Евангелия от Марка, причем одно из них было создано для узкого круга посвященных, Евангелие Истины – злостных еретиков валентиниан, Евангелие Варнавы и т. д. Мы не имеем морального права не доверять этим людям, ведь они тоже были Его любимыми учениками и последователями.

На что невольно обращаешь внимание сразу же, так это на то, что все происшедшее было далеко не случайно, и если «Божественный промысел» и выполнил функцию катализатора событий, то лишь в очень малой степени. В «Дидахе» (Учении двенадцати апостолов) ясно читаем: «Всякий апостол, приходящий к вам, пусть будет принят как Господь. Пусть он не останется больше одного дня; а если будет надобность, то и другой день; но если он пробудет три, то он лжепророк… Уходя, пусть апостол ничего не возьмет, кроме хлеба да места ночлега».

Эти слова ясно свидетельствуют о регулярной идеологической обработке населения, а также о некоей посторонней воле, которая позднее, сообразуясь с нюансами развития процесса, должны была указать нам избранника. Христианство, ничуть не отличаясь ни по смыслу, ни по деталям, могло иметь совершенно иное название по имени распятой жертвы. Апостолов, пророков, мессий с общепринятым к ним обращением «Господь» было такое множество, что даже были разработаны соответствующие методики проверки их истинности, что явствует из вышеприведенного текста.

Да и сам Христос был не так наивно прост и «работал» на разные аудитории, так передает Фома: «Блаженны единственные и избранные, ибо вы найдете царствие. Ибо вы от него, и вы снова туда возвратитесь». И это в то время, как проповедники всех калибров цитируют сходный канонический текст о бедных и страждущих. Хотелось бы поэтому ознакомиться с поименными списками «единственных и избранных».

По свидетельству многих авторов, историческая достоверность которых вообще не берется под сомнение, имели место такие речения Учителя, от чего светлый образ его становится рельефнее и парадоксальнее.

«Б_у_д_ь_т_е о_п_ы_т_н_ы_м_и м_е_н_я_л_а_м_и». (Епифаний).

«Н_и_к_т_о н_е в_о_й_д_е_т в Ц_а_р_с_т_в_и_е Н_е_б_е_с_н_о_е, к_т_о н_е п_р_о_й_д_е_т ч_е_р_е_з и_с_к_у_ш_е_н_и_е». (Тертуллиан).

«П_о_п_р_о_с_и о в_е_л_и_к_о_м, и Б_о_г д_о_б_а_в_и_т т_е_б_е м_а_л_о_е». (Климент Александрийский).

«Е_с_л_и н_е с_д_е_л_а_е_т_е с_р_е_д_и в_а_с н_и_ж_н_е_е в_е_р_х_н_и_м и п_р_а_в_о_е л_е_в_ы_м, н_е в_о_й_д_е_т_е в Ц_а_р_с_т_в_и_е м_о_е» («Деяния» Филиппа).

А более искренний и всеведущий Фома добавляет к своей версии: «И когда вы сделаете мужчину и женщину одним, тогда вы войдете в Царство».

Сексуальные меньшинства должны непременно обратить внимание на эти слова сына Божия. Само же Царство Божие по подбирающемуся контингенту «единственных», «избранных», «искушенных» гермафродитов начинает пугать нешутейно.

В «Псевдо-Клементинах» – произведении, прописываемом Клементу Римскому, весьма оригинально и совершенно отрицательно показан апостол Павел: его образ объединяется с образом Симона Мага – родоначальника секретной гностической литературы.

Совершенно выбивает из привычной колеи анонимный мусульманский трактат, обнаруженный в Сирии и направленный против секты иудео-христиан. Ссылаясь на апокрифы, автор добросовестно доказывает, что Иисус не был сыном Божиим, и даже что распят был не он, а человек, выданный Иудой вместо него.

В Евангелии от Петра фигурирует еще одна занимательная фраза, которой больше нет нигде: «… ты – Петр, и на сем камне я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; И дам тебе ключи Царства Небесного; и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах». Замечательно придумано, и как незатейливо просто. Теперь Вы понимаете, зачем изобретено это навязшее в зубах деление на Небо и Землю. Однако Петру, конечно же, нельзя доверять безоговорочно, ибо, несмотря на то, что именно ему заповедали создать церковь, он, тем не менее, трижды предавал своего Учителя. Из всех учеников он единственный предатель – и он же создает церковь! Ну, чем не божественный парадокс? Петр шел за Иисусом и находился во дворе во время допроса. Одна из служанок узнала в нем спутника Христа, но Петр заявил, что не знает, о ком та говорит. Находившиеся рядом по акценту узнали в нем жителя Галилеи, но и тогда Петр отрекся. Эпизод описан очень красочно, в деталях. Петр греется у костра и от страха говорит, что не понимает, о каком таком Христе идет речь.

У нынешней церкви христовой отличная родословная. Кроме того, апостол Павел в послании к Галатам упрекает Петра за то, что тот лицемерил, ибо ел и пил вместе с язычниками, а когда прибыли некоторые христиане от Иакова из Иерусалима «стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных». Но даже и это не помешало ему исполнить свое предначертание. Что удивляться, ведь роли в этом маскараде были распределены задолго до того, как сеть учения накрыла почти весь мир.

Петр, однако, показал, что умеет постоять за себя, и в богооткровенной полемике отвечал Павлу тем же, называя его сначала «возлюбленным братом» и тут же сообщая, что в его посланиях содержится нечто «неудобовразумительное».

В своем Евангелии Фома с присущим ему тайноведческим темпераментом также принижает образ Петра, похваляясь тем, что сумел польстить Христу больше других, ибо Петр сравнил Учителя с ангелом, Матфей – с философом, в то время как автор елейно заявляет: «Мои уста никак не примут сказать, на кого Ты похож». Здесь же Фома указывает нам, что Петр не понимает трансцендентальной сущности Христа, мало того, все время порывается изгнать из их мужского общества единственную женщину Марию Магдалину с коронной фразой матерого женоненавистника: «Ибо женщины недостойны жизни». На что Иисус задумчиво отвечает, что Мария станет духом живым, подобно мужчинам, «…Ибо всякая женщина, которая станет мужчиной, войдет в Царствие Небесное».

После этой тирады автору данной работы окончательно расхотелось попадать в Царствие Небесное, а все отношения Учителя с учениками уже представились окрашенными а более нежные «голубые» тона. Вообще сексуальные вкусы Христа были изрядно экзотичны: «… блаженны неплодные и утробы неродившие и сосцы непитавшие». Общеизвестно, что среди ранних христианских сект было много тех, что открыто исповедовали гомосексуализм, считая женщину исчадьем ада, особенно отличились в этом николаиты. Невежественные фанатики, у кого им было научиться, кроме как у того, чье имя они носили? Хотя Бог-гомосексуалист, бесспорно, мужественный выбор.

Но это не страшно, ведь аномалии, патологии и отклонения прощались многим великим людям. Но не в этом ценность Евангелия Петра, ибо как человек, не способный ко всякого рода трансцендентальным умствованиям, он все же, как хороший администратор, на должность которого его определили, не тая, передает нам некоторые убийственные подробности.

Так, во время суда над Христом глумились не римские солдаты, а его враги – иудеи. Дальше – больше! Оказывает, что иудейские старейшины приходили к Пилату и просили его: «Итак, прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, пришедши ночью, не украли Его и не сказали народу: „воскрес из мертвых“, – и будет последний обман хуже первого». Это поразительное открытие, свидетельствующее о явном сценарии «чуда», удачно пересекается с другим фактом, относящимся к суду:

«Был там Иосиф, друг Пилата и Господа, и видя, что они намереваются распять его, пошел к Пилату и попросил тело Господа для погребения». Иосиф же этот был членом синедриона, который вершил суд над Христом. Но тогда как он мог быть его другом, да еще и другом Пилата? В классической христоведческой литературе и члены синедриона, и Пилат фигурируют как лютые враги Его. Любопытная связь получается, не говоря уже о том, что самой процедурой похорон Христа начали заниматься задолго до его казни его же друзья. Создается впечатление, что доказательства вышеупомянутого мусульманского автора не лишены оснований, а версия о лжераспятии выглядит не такой уж фантастической. Вполне может быть, что с Христом был совершен подлог. Чуть позже при обзоре других источников мы вернемся к теме чудесного подлога и дадим окончательный ответ на нее.

Ошеломительной в Евангелии от Петра выглядит и казнь Христа. На кресте он не испытывает страданий, произнося единственную фразу: «Сила моя, сила, ты оставила меня!» И сразу же вознесся.

Весьма примечательны показания воинов, охранявших гробницу. Оказывается, два человека сошли с неба, и камень отвалился от двери сам собою.

«И когда воины увидели это, они разбудили центуриона и старейшин, ибо и они находились там, охраняя гробницу. И когда они рассказывали, что видели, снова увидели выходящих из гробницы трех человек, двоих, поддерживающих одного, и крест, следующий за ними». Никакого места для чудесной фантастики не остается, миф о воскресении из мертвых трещит по швам. И тогда Петр вновь уснащает повествование скерхъестественными элементами, точно опомнившись: «И головы двоих достигали неба, а у Того, кого вели за руку, головы была выше неба». После всего этого все снова развивается как по написанному, ибо вершители мифа обратились к Пилату: «Тогда все просили его приказать центуриону и воинам никому не рассказывать о виденном… И приказал тогда Пилат центуриону и воинам ничего не рассказывать».

Как известно, миф о воскресении из мертвых в христианстве является ключевым и Петр с присущей ему административной точностью разрушает его до основания. Если Христос и впрямь возносился на небо без посторонней помощи, зачем тогда понадобилось запечатывать уста страже и центуриону? Дальше еще откровеннее, так что не остается и следа от сомнений в постороннем умысле. Мария Магдалина с женщинами направилась к гробнице. И что же она увидела там?

«И они пошли, и увидели гробницу открытой, и подойдя, склонились туда, и увидели там некоего юношу, сидящего посреди гробницы, прекрасного и одетого в сияющие одежды, который сказал им: Кого ищите? не Того ли, Кто был распят? Восстал Он и ушел. Его там нет. Ибо восстал и ушел, откуда был послан. Тогда женщины, объятые ужасом, убежали».

Естественно, что даже облепленное педантичными герменевтическими толкованиями отцов церкви Евангелие Петра не могло попасть в канон, ибо оно нарушило бы безупречную стройность боговдохновленного замысла ненужной диссонирующей правдивостью.

Не повезло и евангелисту Якову – родному брату Спасителя, ибо, разводя привычный елей о непорочном зачатии его матери, он на страницах своего труда позволил методичному критику христианства римлянину Цельсу назвать в сердцах имя человека, с честью исполнившего функцию святого духа. Им оказался римский солдат по имени Пантера. Наличие сходной информации в Талмуде, где солдат назван Пандирой, позволяет сделать бескомпромисный вывод, что Иисус был незаконнорожденным сыном. Кроме того, в том же самом Талмуде Дева Мария была открыто названа «полупроституткой», а данный труд, как известно, также является «боговдохновенной» инициативой Единого Бога. Вот и разбирайся после этого, что думает этот этот самый Единый Бог об одной и той же женщине. А теперь припомните строгую формулировку священника, с малолетства перечеркивавшую любую человеческую жизнь: «Зачат во грехе».

Незаконнорожденный Бог – воистину Бог воплощенный.

Найдя крамолу в биографии матери Мессии, отцы церкви не допустили в канон и повествование о первых годах жизни Иисуса, ибо евангелие детства (Евангелие Фомы) совсем иным образом рисует образ мальчика: о добре и незлобливости здесь нет и речи. Оказывается, Спаситель с малолетья отличался крутым характером:

«После этого Иисус снова шел через поселение, и мальчик подбежал и толкнул Его в плечо. Иисус рассердился и сказал ему: ты никуда не пойдешь дальше, и ребенок тотчас упал и умер». После этого родители умершего мальчика пришли жаловаться в отцу Иосифу, в результате чего пятилетний Иисус наслал на жалобщиков проклятье и они ослепли, а также рассерженно выговорил отцу: «…ты поступаешь не разумно».

Некий учитель по имени Закхей сам вызвался обучить мальчика грамоте, однако во время первого же занятия был перебит Иисусом: «Как ты, которые не знаешь, что такое альфа, можешь учить других, что такое бета. Лицемер! Сначала, если ты знаешь, научи, что такое альфа, и тогда мы поверим тебе о бете». Учитель испугался и поспешил вернуть вундеркинда отцу, повинившись в своей несостоятельности как учителя, на что «дитя рассмеялось громко».

Подобная же незавидная участь постигает и второго учителя Христа, но уже в более тяжелой форме. Иисус снова перебивает учителя тем же софизмом, виртуозом по части которых он сделался в зрелом возрасте. «И учитель рассердился и ударил Его по голове. И мальчик почувствовал боль и проклял его, и тот бездыханный упал на землю». Наблюдая все эти «чудеса» будущего целителя, Иосиф говорит его матери: «Не пуская Его за дверь, ибо каждый, кто вызывает Его гнев, умирает». Красноречивое высказывание, не правда ли? Такое, безусловно, не может быть признано богооткровенным. Иисус в данной версии тоже совершает благие дела, лечит людей, но интонации повествования, манеры мальчика, его суровые высказывания – как все непривычно для людей, приученных к классическому благопристойному Новому Завету!

Судьба Евангелия от Фомы также оказалась предрешенной.

№ 6

Много нового открывается для нас в гностических евангелиях, изначально рассчитанных на узкую категорию читателей. «Гнозис» – значит «знание», а раз знание, то, естественно, не для всех, так было задумано в этой истории.

Наиболее мистическое из них – Апокриф Иоанна. Пересыпанное тайноведческой терминологией, совершенно непохожее на традиционные канонические евангелия, оно призвано приобщить нас к проблемам, непригодным для ума тех, кому обещается Царствие Небесное. Хитроумные спекуляции Иоанна поначалу раздражают нарочитостью. Пронойя, архонт, протоархонт, троевидная Протенойа и многое другое есть здесь. Но если отбросить всю эту мутную заумь, некоторые любопытные факты все же проступают.

Некие «архонты» создали семь сил, пятой из них является Саваоф с обличьем дракона. Саваоф – наш старый знакомый: на фасаде многих православных храмов до сих пор можно разглядеть картинку с изображением человека в белых одеждах и надписью под ним: «Се Господь наш – Саваоф». Дальше некий «Иалдабаоф» (и не выговоришь) имел множество личин, будучи под ними всеми, так что он может перенять личину у них всех, по воле своей. Будучи среди серафимов, он отделил им от своего огня. Вследствие этого он стал господином над ними из-за силы славы, которая была у него от света его матери. Вследствие этого он назвал себя Богом. Но он не был послушен месту, откуда он произошел. И он смешал с властями, которые были у него, семь сил в своей мысли. И когда он сказал, это случилось. И он дал имя каждой силе.

Теперь все понятно: некий Иалдабаоф создал семь других сил, одной из которых является Саваоф – который, как известно, является Богом для нас. «Господь – Саваоф». И над Господом есть, оказывается, свой Господь – для присмотру. Все семь сил получили надел: первая – благо, вторая провидение, третья – божественность, четвертая – господство, пятая (наш Саваоф) – царство, шестая – ревность, седьмая мудрость.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Русских Богов «Выбирая Богов, мы выбираем судьбу»

    Документ
    Аннотация. Книга вскрывает суть всех главных еврейских религий: иудаизма, христианства, коммунизма, расписывает структуру масонских организаций. Показано, что эти еврейские религии созданы как информационное оружие для захвата и установления
  2. Международный день детей

    Документ
    Если сегодня природа подарила теплый солнечный день, то становится радостно вдвойне — потому что в первый день лета во многих странах отмечается Международный день детей (International Children's Day).
  3. Дорогой друг!

    Урок
    Мы рады вновь встретиться с тобой на уроках культуры трезвости во 2 классе. В первом классе мы размышляли с тобой о счастье, а в этом году будем говорить о радости и о том, что ведет к радостной жизни, а что ей мешает.
  4. Бернард Вербер, Тайна Богов (1)

    Документ
    Человек - это часть целого, которое мы называем Вселенной, часть, ограниченная во времени и в пространстве. Он ощущает себя, свои мысли и чувства как нечто отдельное от всего остального мира, что является своего рода оптическим обманом.
  5. Бернард Вербер, Тайна Богов (2)

    Документ
    Человек - это часть целого, которое мы называем Вселенной, часть, ограниченная во времени и в пространстве. Он ощущает себя, свои мысли и чувства как нечто отдельное от всего остального мира, что является своего рода оптическим обманом.

Другие похожие документы..