Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
На виконання Закону України "Про охорону праці", на підставі рішення редакційної комісії, створеної наказом Комітету від 16.07.1997 року N 1...полностью>>
'Доклад'
на пленарном заседании Всероссийской научно-практической конференции «Подготовка спортивного резерва в России: состояние и перспективы развития», Яро...полностью>>
'Документ'
Для участия в работе конференции Вам необходимо не позднее 1 апреля 2011 года представить в адрес Оргкомитета конференции в электронном виде 2 файла ...полностью>>
'Документ'
Н. 9 Бесштанников Сергей Павлович 11 41 90 19 Ускова Г.В. 10 Куммер Юлия Витальевна 10 4 90 18 7 Ускова Г.В. 11 Лыхина Анастасия 9 11 89 18 7 Маметьев...полностью>>

Федеральное агентство по образованию Российский государственный профессионально-педагогический университет

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Федеральное агентство по образованию

Российский государственный профессионально-педагогический университет

Посвящается 30-летию

Российского государственного

профессионально-педагогического университета

ЦЕННОСТНЫЕ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВЫ ВОСПИТАНИЯ ДУХОВНОСТИ И СУБЪЕКТНОСТИ ЛИЧНОСТИ

Сборник научных статей по материалам V Всероссийской научно-практической конференции

(1 – 2 декабря 2008 г., Екатеринбург, РГППУ)

Екатеринбург

2008

УДК13(082)

ББК Ч31,05я431

ценностные и социокультурные основы воспитания духовности и субъектности личности: Сборник научных статей по материалам Всерос. науч.-практ. конф. (1 – 2 декабря 2008 г., Екатеринбург, РГППУ). – Екатеринбург: ГОУ ВПО «Рос. гос. проф.-пед. ун-т», 2008. – 595 с.

Редакционная коллегия:

Андреев Ю. П., д-р филос. наук, профессор; Гончаров С.З., д-р филос. наук, профессор (отв. редактор); Попова Е. В., канд. филос. наук, доцент.

Ответственный за выпуск – Попова Е. В.

© ГОУ ВПО «Российский государственный

профессионально-педагогический

университет», 2008.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………….5

Глава 1.

АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СУБЪЕКТНОСТИ И ДУХОВНОСТИ ЛИЧНОСТИ

Гончаров С. З. Креативные основы понимания субъектности в аспекте инновационного стиля жизни…………………………………..7

Холзаков А. В. Духовно-ценностный аспект субъектности………….67

Красиков В.И. Рождение самородного я и феномен самонасилия...70

Пырьянова О. А. экзистенция как антропологический феномен:

основания духовности и субъективности……………………………...81

Антропова Н.К. Духовность и субъективность как смысловой

центр мира……………………………………………………………….88

Логиновских Т. А. Творчество как субъектное качество личности…………………………………………………………………91

Шутова Е.В. дом как душевно-духовное убежище человека………99

Постоляко Л.С. дихотомии юридического мировоззрения как

основа духовно-практического самоопределения человека………...103

Прокопьева М.Ю. философские основания нигилизма как

качества бездуховности личности……………………………………112

Кардапольцева В.Н. многовекторность идентификации

современной женственности …………………………………………119

Жаде З.А. идентичность: этническая и религиозная составляющие

(на примере северного кавказа)……………………………………...130

Андреев Ю.П., Захарова С.В. Человек в мире знаков……………... 136

Абатуров И.Н. Интернет-технологии и формирование духовных
ценностей российских пользователей………………………………..155

Токмянина С. В. Аксиологические основания научного

мышления (на примере творчества Аристотеля)……………………167

Ершова М. А. Проблема статуса научного знания в русской академической философии……………………………………………170

Захарян т. б. аксиология проектной культуры в аспекте формирования творческого потенциала личности ………………… 176

Мельник В.И., Ронжин И.В. Духовность и идентичность

в аспекте цивилизованности и нецивилизованности………………..180

Кленов Л.А. русский мир и урал сакральный: причины

и следствия утраты пассионарности и эрозии идентичности………190

Кох И. А. роль социальных институтов в управлении

общественными процессами………………………………………….199

Захаров В.М. Собственность и ее субъекты в современной России…………………………………………………………………..216

Глава 2.

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ

В ПОНИМАНИИ ДУХОВНОСТИ И ИДЕНТИЧНОСТИ

ЧЕЛОВЕКА

Жаринов О. В. Основы воспитания духовности в концепции

образования И.В. Киреевского……………………………………………..228

Чапаев Н.К. развитие идей национального воспитания в России

в доильинский период: в поисках ментальной идентичности………232

Гончаров С. З. Усвоение наследия Ивана Ильина как путь

обретения духовности и национально-культурной идентичности…251

Кетова Л.М. Развитие Русской идеи в наследии И.А.Ильина…….283

Баргилевич О.А. И. А. Ильин о духовности человека………………289

Начапкин М.Н. воспитание духовности на примере эволюции общественно-политических П.Б. Струве……………………………..299

Начапкин М.Н. А.С. Будилович о противоречиях национального

вопроса в россии и путях его разрешения…………………………………320

Солдатов В.Н. Отход от «генеральной линии»: концепция

истории Древней Руси И.Я. Фроянова в зеркале критики его оппонентов……………………………………………………………..333

Ситниченко К.Е. поиск национально-культурной

идентичностив русском зарубежье…………………………………...339

Глава 3.

субъектный и Духовно-нравственный аспекты воспитания личности

Яковлева Н. В. Развитие субъектности студента как основа повышения качества подготовки специалиста в вузе……………….347

Гончаров С. З. Креативность принципа субъектности

в подготовке будущих специалистов в высшем

профессиональном образовании……………………………………...357

Миронова С. П. оппозиция «свой» ↔ «чужой» и

профессиональная идентичность личности в процессе социальной перцепции………………………………………………………………399

Кердан А. Б. воспитания чести офицера вооруженных сил россии…………………………………………………………………..407

Баргилевич О.А. патриотизм в воспитании субъективности

личности (по работам и.а. ильина)…………………………….........422

Франц А.С. модель нравственной культуры как ориентир формирования индивидуальной нравственности студента…………440

Чернов А. В. Духовность и духовная среда в системе

образования…………………………………………………………….453

Белкина О.П. Ослабление нигилистических ориентаций обучающихся средствами этической дискуссии…………………….458

Степанова И.Н. образование в парадигме свободы и насилия…...463

Попова Е. В. значение дополнительных форм работы со студентами,

изучающими религиоведение, для воспитания их духовности и идентичности………………………………………………………………...476

Масленникова С. Ф. влияние курса «народные промыслы Урала»

на формирование духовно-нравственных качеств личности студента технического вуза…………………………………………...480

Зыбина О. О. роль преподавателя в процессе воспитания идентичности студентов в высшем профессиональном образовании…………………………………………………………….484

Русанова Е.А. воспитывающее значение философской исповеди………………………………………………………………..495

Жданова Н.Е. девиантное поведение молодежи: типология

и формы его коррекции………………………………………………..500

Тесля Ю.В. субъектность как основа профессиональной

успешности……………………………………………………………..503

Захаровский Л.В. Начальное профессиональное образование

в России на современном этапе……………………………………….512

Попова Н. В. мотивация и соревнование как акмеологические факторы воспитания молодого работника…………………………...518

Гончаров С. З. Какой труд и какое образование адекватны инновационному обществу?..................................................................535

Приложение

НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Ильин И. А. жизнь без святыни…………………………………….577
Ильин И. А. стань цельным!................................................................581
Ильин И. А. почему мы верим в россию…………………………….586

Сведения об авторах…………………………………………………...593

Введение

Вопрос о ценностных и социокультурных основах воспитания духовности и субъектности личности – это вопрос о креативных резервах и дополнительных возможностях развития человека, социальных институтов, России в целом.

Субъектные качества лиц и коллективов – необходимый фактор прорыва страны к инновационному обществу и стилю жизни. Такие качества есть высший уровень человеческой субъективности; они характеризуют личности и коллективы в аспектах самоопределения и самодеятельности, самоорганизации и самоуправления, нормотворчества в созидании общеинтересной и полезной новизны; в аспекте реальных полномочий, прав и обязанностей в реализации общего дела; в аспекте реальной власти над стихийными природными, социальными и психическими силами.

Однако субъектные качества могут осуществляться не только в добре, но и во зле. Поэтому столь важна связь субъектности и духовности. Вопрос о духовности связан с высшим уровнем ценностного самосознания, с целостностью продуктивно-творческим сил человека, с умением сознательно соединять интересы общего дела с индивидуальными предпочтениями, а решение современных острых проблем осуществлять преемственно с культурным наследием России.

Изложенные соображения объясняют структуру данного сборника. В первой главе раскрываются актуальные аспекты субъектности и духовности, вторая глава посвящена отечественной философии в аспекте понимания духовности и идентичности человека, в третьей главе выясняются субъектный и духовно-нравственный аспекты воспитания личности. В заключение сборника в качестве приложения представлены три статьи выдающегося мыслителя России Ивана Александровича Ильина (1883–1954), написанные им в изгнании.

Ответственный редактор – С. З. Гончаров.

Глава 1. АКТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СУБЪЕКТНОСТИ И ДУХОВНОСТИ ЛИЧНОСТИ

КРЕАТИВНЫЕ ОСНОВЫ ПОНИМАНИЯ СУБЪЕКТНОСТИ В АСПЕКТЕ ИННОВАЦИОННОГО СТИЛЯ ЖИЗНИ

С. З. Гончаров

Термин креативность (от анг. creative – «творческий», «созидательный») за последние годы стал одним из употребительных в социально-гуманитарных науках. Он акцентирует наряду с творчеством еще и реальный процесс воплощения творческого процесса в общеинтересный и полезный продукт. Стратегия инновационного общества, предложенная руководством России, предполагает выявление социокультурных основ креативной личности как субъекта инноваций.

К таким основам можно отнести субъектные качества, духовно-ценностный компонент и социокультурную идентичность личности. Задача статьи – попытаться соединить на основе креативной культурной антропологии две могучие тенденции в философии: философскую диалектику немецкой классической философии (включая К. Маркса) и достижение русской классической философии в области ценностного самосознания. Если философская диалектика вне ценностных основ (истины, добра и красоты) неминуемо вырождается в молох-автомат, для которого «нет ничего святого», то ценностное вдохновение вне диалектики завершает свой путь романтическим мистицизмом, который терпит крушение в жизненной борьбе за достойный образ жизни и Отечества, и человечества.

Креативная личность есть субъект инновационных процессов. Инновация есть такое нововведение в ту или иную область жизнедеятельности общества, благодаря которому происходит качественное положительное изменение, будь то смена поколений техники или технологий в области промышленности, сельского хозяйства, управления, финансов, культурной, бытовой, образования и в иных областях. Инновации экономят ресурсы и рабочее время общества, увеличивают возможности самореализации человека, создают новые продукты массового общественного спроса. Инновационные процессы, вступая во взаимный резонанс, порождают цепную реакцию нововведений и в итоге влекут к обновлению не только средств жизни, но и самих субъектов – утверждают соответствующий себе образ жизни, перманентное обновление стиля мышления, эмоционального фонда общества, творческую индивидуальность, для которой престижным предстает не столько обладание вещами, сколько сам творческий процесс самореализации в созидании общеинтересной и полезной новизны, сами возможности самообновления собственной субъективности путем обновления способов деятельности, общения, духовного возрастания.

Субъектность высший уровень субъективности человека. На этом уровне социальность представлена как рефлектированная в себя, т. е. обращенная на себя, самонаправленная, самоустремленная, как знающая саму себя, как «для-себя-бытие», как самопроектируемая и самоконтролируемая, как саму себя усиливающая.

Субъектность есть такая форма социальная активности, которая характеризует личности и коллективы в аспектах:

их способности к самоопределению, самодеятельности и самоорганизации, самоуправлению и нормотворчеству;

реальных полномочий в реализации общественно значимых потребностей, интересов и целей;

реальной власти над природными, психическими и социальными силами.

Такое понимание субъектности дает определенные ориентиры для теории образования, для психологии, права, социологии, политологии, менеджмента: какие качества личности следует воспитывать, как распределены полномочия между людьми.

Генетически исходным в структуре субъектности является самоопределение как всеобщая форма реализации продуктивно-творческих сил – мышления, воображения, воли, веры и др. Оно становится реальным тогда, когда превращается в самоопределение воли – в способность человека определять себя к действию согласно ценностям и знаниям. Самоопределение развивается при определенных условиях в конкретное основание субъектности – в способность к нормотворчеству, т. е. в умение субъекта порождать новое правило, норму, принцип действия и утверждать это новое как положительную ценность в культуре. Нравственность, право, религия, искусство полны таким произрастанием всеобщего из отдельных единичных прецедентов, поступков, приемов. Для репродуктивной (исполнительской) деятельности достаточно умения подводить частный случай под общее правило. Способность к нормотворчеству возникает тогда, когда субъект признает себя (ибо другие признают его таковым) равноправным представителем коллектива, той или иной социальной общности, возвышается до общественного самосознания и сам дает себе мандат на творчество, полномочие на суверенное утверждение той или иной нормы, того или иного варианта действия, будь то область науки, искусства, политики, предпринимательства и др.

Самоуполномочивание – это самый важный момент новаторства. Оно обязательно возникает тогда, когда субъект проникается общим интересом, рассматривает свой интеллект как равноценную частичку общественного интеллекта, доверяет свой совести и своему разуму как непосредственно-общественным и тем самым осознает себя интуитивно равноправным началом («начальником») всего нового и интересного. Поэтому он берет в свои руки без какого-либо психологического дискомфорта функцию нормотворчества, не спрашивая разрешения свыше, у «начальства». Под нормотворчеством здесь понимается не юридический, а социокультурный процесс моделирования такого оптимального образца мышления, деятельности, общения, реального производства, который сразу же подхватывается другими и утверждается в общественном сознании и жизненном процессе как норма и канон в силу его эффективности.

Способность к нормотворчеству уходит своими корнями в атмосферу товарищества в коллективе и связана, так или иначе, с чувством или осознанием товарищеского равноправия. Это чувство остается в тени, может быть безотчетным, но именно оно подспудно рождает личную сопричастность общему делу, ответственность, воодушевление и смелость в решении проблем. Товарищеское равноправие в общем деле рождает свою противоположность – потребность личности в индивидуализации мастерства, и на этой основе – потребность в общественном признании.

Когда субъект смотрит на проблему с позиций общего дела, тогда его сознание наполняется емким содержанием, и он мыслит широко, чуток к перспективным тенденциям.

Субъектность личности как интериоризация законодательных функций социальных институтов. Исторически субъектные качества оформлялись сначала на надындивидуальном уровне (община, род) в рамках общих, т.е. общественных законодательных и др. полномочных органов, функции которых со временем закреплялись за узким кругом лиц в процессе разделения труда. Нормотворческая и законодательная функции, отделившись от функции исполнительской, получают конкретное оформление на институциональном уровне (государство, церковь, партии) и развиваются настолько, что регламентация и громоздкие аппаратные процедуры становятся для них оковами. По мере демократизации общества и развития личностного начала нормотворчество становится достоянием все большей части народа, его самодеятельных организаций. Субъектность деинституализируется в той или иной области и превращается в схему работы самосознания и воли растущего большинства. Например, в нравственности институциональный контроль вытесняется индивидуально-личностной субъектностью в виде самоопределения, самооценки, самоконтроля, самоповеления, самоответственности. В результате нравственность предстает как неинституциональная императивная саморегуляция поведения, доступная каждому. Нравственность есть чистая форма социальности в виде человеческой общности, она призвана вести и направлять право, социальную политику государства. В нравственности законодательные, исполнительные и судебные функции соединены в одной инстанции – личности как субъекта.

Напротив, в условиях античности самостоятельный выбор решения, новой нормы ведения общего дела осуществлялся, как правило, обращением за санкцией на такой выбор к оракулу и подкреплялся авторитетом Пифии, повествующей о воле богов. Даже такие великие индивидуальности античности, как Фемистокл, в минуты смертельной опасности для Греции убеждали других в правоте своего выбора, ссылаясь на волю богов. Для самостоятельных решений, замечает Гегель по этому поводу, у греков «еще не было этой мощи и силы воли»1.

Подлинным содержанием демократии является передача субъектных функций гражданам как для развития их самодеятельности, так и для установления меры в соотношении различных видов субъектности на уровне корпоративном и государственном, индивидуально-личностном и институциональном. Такое содержание присуще «демократии участия» (как это было в Афинах времен Перикла и в средневековых городах с их цехами ремесленников), а не современной формальной (представительской) демократии, отделяющей субъектные функции от «электората». В России народ все более распыляется из общества соотечественников, объединенных духовно и нравственно, на собрание социальных атомов (на «электорат») в целях манипуляции. Деньгодатели с помощью средств массовой информации и «имиджмейкеров» проталкивают своих кандидатов на различные должности методами рекламы так же, как это делается с товарами на рынке. Кандидаты в депутаты стали политическим товаром, а электорат – потребителем такого товара. Демократия выродилась в политический рынок со всеми его фальсификациями.

Субъектные качества, таким образом, формировались в ходе истории коллективно, в совместной деятельности и общении, утверждались сначала во внешнем общественном опыте и лишь затем превращались в личное достояние индивидов путем их усвоения именно в актах общего дела. Такие качества суть общественность, индивидуально закрепленная и овнутренная личностью. Такое закрепление осуществляется всегда в процессе личного делания в процессе общего дела. Поэтому не следует путать субъектность с кривлянием в пустяках и курьезах.

Самодеятельность как основа развития субъектности. Самоопределение развивается в актах самодеятельности. Деятельность направлена на изменение внешнего предмета и может быть несвободной, вынужденной внешними мотивами. В самодеятельности доминирует направленность субъекта на преобразование самих схем, способов деятельности, т.е. противоречие между деятельностью опредмеченной и деятельностью актуальной. Поскольку предметом самодеятельности являются способы человеческой же деятельности, то субъект не теряет себя в предмете, не отчуждается от себя в актах самодеятельности. За внешним отношением к «другому» (предмету) он усматривает внутреннее отношение к самому себе, к человеческим продуктивно-творческим силам, которые запечатлены в предмете. «Человек не теряет самого себя в своем предмете лишь в том случае, если этот предмет становится для него человеческим предметом, или опредмеченным человеком. Это возможно лишь тогда, когда этот предмет становится для него общественным предметом, сам он становится для себя общественным существом, а общество становится для него сущностью в данном предмете»1. Поэтому «человек есть самоустремленное (selbstisch) существо. Его глаз, его ухо и т. д. самоустремлены; каждая из его сущностных сил обладает в нем свойством самоустремленности»2. Самоустремленность означает, таким образом, то, что субъект за вещно-материальной оболочкой продукта, сразу схватывает отпечатки общественности, видит вещи в их «человекопроводности» (Ю. П. Андреев). И в процессе того, что он делает, он мысленно, в воображении представляет других лиц, для которых он нечто делает. Поэтому делание есть своего рода общение.

В самодеятельности субъект устремлен на обновление и развитие творческих сил путем выхождения за границы уже достигнутого, которые и осознаются им как подлежащие преодолению, а не как «священная грань». Такое выхождение осуществляется путем разрешения противоречия между репродуктивным и продуктивным. Это созидательное противоречие есть «локомотив» творчества, оно импульсирует субъекта к обновлению схем действия, общения и мышления, формирует индивидуальность, неравную себе самой, способную к новым вариантам самореализации. В отличие от деятельности по заранее установленному внешнему масштабу (исполнительства) самодеятельность альтернативна косности и отчуждению; она – адекватная форма самореализации личности в творческом процессе разрешения назревших противоречий. У диалектики и самодеятельности общий девиз – «выход за пределы исходного пункта» в созидании общеинтересной новизны.

Диалектика соревнования. Присущее самодеятельности выхождение за пределы исходного пункта, за пределы уже достигнутого выражается в отношениях между субъектами – в со-ревновании.

Глубинным мотивом, побуждающим личность к свободной самореализации, является потребность утвердить себя в сознании других достойным образом. Ведь без признания статуса личности в общественном сознании, нет и статуса. Быть социально – значит быть признанным! Здесь то и возникает сущностное противоречие: все спонтанно стремятся быть признанными достойным образом, но не все могут быть признанными первыми! Иначе будет девальвированы само первенство, сама признанность за достойное. Отсюда и возникает соревнование, в котором сама социальность измеряет саму себя через состязательность индивидов. соревнование проходит через толщу тысячелетий и составляет атрибут всякой социальности и во все времена.

Абсолютной и имманентной формой, побуждающей людей человеческим образом к интенсивной самореализации, напряжению всех способностей, является соревнование по поводу развития творческих потенций лиц и коллективов. «Уже самый общественный контакт вызывает соревнование и своеобразное возбуждение жизненной энергии, увеличивающее индивидуальную производительность»1.

Соревнование – неистребимый момент общения потому, что люди – существа общественные. И мерой для оценки одного человека выступает другой. В соревновании люди практически, на деле сравнивают себя по своим способностям и умениям. Предметом и мерой оценки здесь выступают человеческие качества. Это – имманентная, внутренняя для человека мера, в отличие от внешней, например, стоимостной, когда отношения между людьми выступают как отношения между вещами-товарами, и соревнование носит отчужденную (и часто враждебную) форму конкуренции. Соревнование, будучи осознанным, есть стремление к первенству в делах общественно значимых. Но первенство доступно лишь малому кругу людей. Поэтому соревнование выступает всегда как борьба за общественное признание своей социальной значимости. Соревнование, отмечает С. Л. Березин, – «противоречивая форма развертывания фундаментальной потребности человека в самоутверждении, сущность которой состоит в устремленности личности к достижению общественной значимости в процессе реализации своих творческих сил»1.

Соревнование противоречиво. Оно лучшим образом обнажает ту диалектику, которую Гегель изобразил столь величественно в своих творениях. В соревновании каждый идеально полагает себя равным с другим по возможностям. Иначе нет смысла вступать в него в виду заранее известной «победы» или поражения. Ведь пафос борьбы возникает лишь в состязании с равным, себе достойным. Но в то же время и в том же отношении каждый практически полагает себя неравным с другим, что выражается в стремлении опередить себе равного. Опережая себе равного, субъект тем самым опережает самого себя, вступает в состязание с собой; он актуализирует в себе скрытые ресурсы и реализует скрытые возможности, он выходит за прежний свой «формат» и социальный статус. Так противоречие между субъектами превращается в противоречие субъекта с самим с собой, импульсируя к саморазвитию. Сила характера проявляется в способности выдерживать такие созидательные противоречия и творчески разрешать.

Соревнование есть такое противоречие, которое не разрешается окончательно, а принимает все новые формы. Противоречий, заметил Гегель, нет «только у трупа». Все живое, творческое является таковым постольку, поскольку оно «беременно» противоречием и приводит противоположности к гармонии.

Соревнование достаточно гуманно по форме, чтобы не травмировать достоинство личности, но оно достаточно остро по накалу, чтобы побудить каждого к интенсивной самореализации способностей и умений. Престижным в нем являются важнейшие качества – воображение, новаторство, профессиональное мастерство, поэзия борения.

Соревнование пронизывает все виды общения – профессиональные и внепрофесиональные, экономические и политические. Наиболее прозрачно логика соревнования представлена в спорте. Прекрасно и величаво поэзия состязательности была представлена на последних Олимпийских играх в Пекине в 2008 году. Почему ликовала страна от «Москвы до самых до окраин» («Россия, вперед!»), когда сборная страны на чемпионате Европы по футболу в 2008 году выиграла матчи со сборными Швеции и Голландии? Почему со слезами радости и восторга победители-олимпийцы получали золотые медали? Тогда как пуск новой электростанции или необычно высокие показатели сбора зерна не вызывают такого буйства эмоций? Вероятно, потому, что людей интересуют только сами люди, и высшее чувство, доступное человеку, есть переживание своего собственного признания за тернии победы. Уместно такое сравнение. Товар рождается в производстве лишь как продукт, лишь как возможный товар. Он обретает статус действительного товара, когда его покупают, т. е. признают за ним способность удовлетворять потребности человека. Так и с человеком. Мы делаем самих себя, развиваем свои умения. Но как действительные личности (лики общественности) мы выступаем тогда, когда наши умения признаны другими. Во всех сферах деятельности существуют различные критерии признания, будь то спорт, образование в школе или вузе, поэзия, наука, музыка, политика и т.п.

Социальная связь для нас является абсолютной, будь то экономика или религия. В спорте же суть соревнования (его «идея», по Платону) представлена в чистом виде: социальность соотносит себя с самой через состязательность субъектов. Такой накал борения есть образ «вечной диалектики». Выпускники вуза не ставят, конечно, цели вступать в какое-либо соревнование. Но к нему их побуждают потребители услуг. Вузы в России стремятся быть «конкурентоспособными» по той же причине. Отношения между субъектами хозяйствования, политическими партиями пронизаны соревнованием. То же мы наблюдаем в международной политике. Самоизмерение социальности ныне стало настолько осознанной, что во всех областях жизнедеятельности (спорт, образование, искусство, политика, экономика и др.) как-то само собой утвердились рейтинги!

Если взять общество в целом, то прежние его формы отмирают тогда, когда они становятся оковами для самодеятельности. Идеального общества достичь невозможно в силу отмеченного противоречия: то, что было достижением как первенство для немногих, становится со временем доступным и для большинства, и соревнование начинается по новому кругу, точней, по спирали. И этому процессу нет конца. К. Маркс по этому поводу пишет: «На самом деле, если отбросить ограниченную буржуазную форму, чем иным является богатство, … как не абсолютным выявлением творческих дарований человека, без каких-либо других предпосылок, кроме предшествующего исторического развития, делающего самоцелью эту целостность развития, т. е. развития всех человеческих сил как таковых, безотносительно к какому бы то ни было заранее установленному масштабу. Человек здесь не воспроизводит себя в какой-либо одной только определенности, а производит себя во всей своей целостности, он не стремится оставаться чем-то окончательно установившимся, а находится в абсолютном движении становления»1. В этих суждениях гениально раскрыта креативная культурная антропология К. Маркса, из которой он исходил и в своей критике антисоциального капитализма, и в своих надеждах относительно перспектив общества самодеятельности. В этих суждениях раскрыта земная основа философской диалектики К. Маркса.

Креативная основа диалектического мышления. Абсолютное движения становления осуществляется как обновление людей путем обновления форм деятельности, общения и мышления и выражается адекватно в диалектическом мышлении. Общество, где саморазвитие людей осуществляется как беспрестанное выхождение за пределы для этого саморазвития, и где единственной предпосылкой самого общества является выход за пределы «исходного пункта», такое общество, подчеркивал Маркс, порождает понимание человеком «его собственной истории как процесса», так как «сам процесс развития положен и осознан как предпосылка индивида»1. Такое процессуальное понимание и выражает философская диалектика.

Если более развитое есть ключ к пониманию менее развитого, то диалектика, как логика исторического саморазвития людей, есть основа для понимания развития на более низких уровнях эволюции природы. Если же переносить логику низших уровней на высшие, то результатом будет редукционизм, неинформативный в научном отношении. В советской философии возобладал онтологический вариант трактовки диалектики, в рамках которого свободную самодеятельную природу общественного человека согласовывали с логикой элементарных частиц, различных органических систем и вещно понимаемых иных «диалектик». Ныне в качестве очередного онтологического варианта современной «парадигмы» мышления вдруг стала «синергетика» с чудом-культом – хаосом!

В результате диалектика стала ценностно-нейтральной и уподобилась молоху-автомату, для которого нет «ничего святого». Такая логика была взята из естествознания, где нет субъектов сознательного действия. Социальным эквивалентом такой логики является пассивный созерцательный субстанциализм, за которым скрывается накопленная и застывшая в пространстве человеческая деятельность в виде устоявшихся порядков, норм, образа жизни. К такому субстанциализму применим упрек Маркса, адресованный Л. Фейербаху за то, что тот не достигает понимания чувственного мира как совокупной, живой чувственной деятельности составляющих его индивидов.

За различными методологиями всегда скрывается исторически определенная социальность и соответствующие ей образы жизни. С возрастанием в обществе доли личных свобод и самодеятельности изменяется методология науки – предмет мыслится по подобию человеческой самодеятельности. В естествознании, математике, пишет В. С. Библер, поставлена под вопрос «всеобщность классического предмета (и субъекта) – «точки действия на другое». В современном мышлении возникает идея радикально нового предмета и субъекта теоретического познания. Это – «идея предмета как «causa sui», «идея движения как самодействия, самодеятельности»1. Следовательно, в осознании реальности разумно отдавать отчет о социальной основе тех понятий, посредством которых реальность осознается, т. е. быть критичным к понятийному аппарату, особенно гуманитарной науки.

Диалектика «каждую осуществленную форму … рассматривает в движении, следовательно, также и с ее преходящей стороны, она не перед чем не преклоняется и по самому существу своему критична и революционна»2 В этом высказывании выражено извечное трансцендирование человека, выхождение за пределы достигнутого к новым открытиям, к новым драмам и трагедиям, предпосылки которых создают сами люди. Лишь в преодолении новых пределов, в противоречиях и борениях разумные существа сохраняют свою разумную, неоконеченную природу. Вот как корреспондент Джон Суинтон передал часть беседы с К. Марксом: «Над размышлением о суете и мучениях нашего века и прошлых веков … в моем уме зародился один вопрос – вопрос о решающем законе существования, на который я хотел получить ответ от этого мудреца. Спустившись до самых глубин языка и поднявшись до вершины выразительности во время наступившего молчания, я прервал революционера и философа следующими роковыми словами: ”Что есть сущее?” И, казалось, на мгновение ум его был обращен внутрь себя, пока он смотрел на ревущее море… “Что есть сущее?” – спросил я, и он серьезно и торжественно ответил: “Борьба!”»1.

Социальным основанием философской диалектики является самодеятельность ассоциированных людей как субъектов собственного жизненного процесса, преодолевших отчуждение от своих собственных объективаций в экономике, политике и т.д. и вобравших в себя коллективно развитые силы. Маркс вслед за И. Кантом понимал самодеятельность как фундаментальный культурно-антропологический атрибут, как тот способ развертывания продуктивно-творческих сил, с которым он связывал перспективу человеческого развития. Он восхищался Г. Лейбницем, который понимал самодеятельность монад как первооснову всего сущего. «Ты знаешь, как я восхищаюсь Лейбницем»2 – писал К. Маркс своему другу Ф. Энгельсу. Он предсказывал историческую ступень человеческого развития, когда «самодеятельность совпадает с материальной жизнью, что соответствует развитию индивидов в целостных индивидов и устранению всякой стихийности»3.

Диалектика есть такой тип мышления, который адекватен инновационному стилю жизни творцов-созидателей. Алгеброй же диалектического мышления является умение соединять противоположности всеобщего, особенного и единичного в гармонию. За этими категориями, как было нами выяснено4, скрывается соотношение всеобщих, особенных и индивидуально-личностных устремлений-интересов. Например, чтобы разрешать противоречие между всеобщим и частным интересом, необходимо понять их общую основу, понять противоположности как выражения одного и того же содержания, но в разных формах. Так, труд и капитал представляются противоположностями. Однако капитал производен от труда. Капитал есть «накопленный труд», и сам по себе он не имеет иного субстрата. Поэтому противоречие между трудом и капиталом может успешно разрешаться только в пользу труда, его универсальной созидательной, креативной природы космического масштаба. Задача, следовательно, состоит в том, чтобы не капитал управлял трудом, но труд капиталом.

Соотношение всеобщего (В), особенного (О) и единичного (Е), как доказал Гегель в «Науке логики», составляет сущность диалектического метода понятийного мышления. Решающая роль этих категорий объясняется тем, что они логически выражают абсолютную социальную связь между людьми: общество – социальная группа – личность и «прямо вытекают из наших отношений»1. И разумное разрешение противоречий возможно при условии, когда противоположности поняты как особенные выражения всеобщего основания.

Разум же самым убедительным образом явлен для каждого в нравственности, выражающей социальную связь адекватно. нравственность – это духовно-практическая форма осуществления разума во всех тканях индивидуально-общественной жизни. Нельзя жить разумно, не живя нравственно, и нельзя жить нравственно, не живя разумно. Нравственность (совесть) всегда разумна, ибо она есть разум в его истинно человеческом выражении; совесть гармонично разрешает противоречия между «моим», «твоим» и «нашим». Нравственность основывается на равноценности достоинства людей; в пестроте житейских обстоятельств она учит исходить из единой и всеобщей природы человека и сообщает духовную солидарность, взаимопомощь. Практический разум (нравственная воля) – лучший диалектик, он схватывает за эмпирическими различиями тождественность достоинства человека, за многообразием деяний – единство нравственных повелений, за игрой чувственных побуждений и сил – необходимость нравственного повеления совести, за единичным поступком – всеобщую его нравственную значимость, за посюсторонней чувственной повседневной реальностью – реальность умопостигаемую, должную и разумную. Он соединяет понимание, переживание и действие, облагораживая природные побуждения и влечения. Поскольку нравственность есть тоже духовно-практическое освоение реальности, форма духовного делания и реализуется повседневно во всех отношениях между людьми, постольку нравственные отношения существенно влияют на степень генерализации логического сознания, причем, органично и имманентно.

В исследовании Л. М. Косаревой раскрыта ведущая роль «моральной достоверности» в становлении научного мышления (Р. Декарта и др.), особой субъективности европейского человека XVII века. Степень объективности фактуальных свидетельств, подчеркивает Л. М. Косарева, «определялась не отсутствием заинтересованности субъекта, не отсутствием ценностной нагруженности акта свидетельствования, а, напротив, максимальным присутствием в нем нравственного начала, доведенного до исключительной ориентации на благо для всех. …Таким образом, категория “моральной достоверности” служила теми вратами всеобщности и необходимости, проходя через которые, фактуальное свидетельство попадало в царство обоснованного знания»1. Почему же «моральная очевидность» возвышает сознание субъекта до «всеобщности», ориентирует «на благо для всех», на «общечеловеческую точку зрения»? Вероятнее всего, потому, что нравственность есть адекватное выражение человеческой общности, общеродовой человеческой позиции духа, через оптику которой человек способен преломлять воздействие реальности, понимать и внешний, и внутренний опыт не только как «этот» конкретный индивид со своими единичными эмпирическими особенностями, но и как индивидуальный представитель человеческого рода, человеческой культуры.

Итак, нравственность существенно связана с генерализацией мышления в силу следующих факторов. нравственные императивы всеобщи и общезначимы с самого начала для той или иной социальной группы. Иначе социальная общность невозможна; т. е. нравственные императивы связаны с абсолютными факторами бытия людей. Эти императивы обращены к воле и ориентируют на действие, на поступок. Тем самым всеобщее и общезначимое правило становится фактором практическим, и именно поэтому и логическим. нравственные императивы повелевают осуществить должное, они сверхситуативны и прямо требуют первичности идеального над непосредственным опытом, требуют осуществления должного, а не только индивидуально желаемого, приучая субъекта парить в мире умопостигаемом, а не только пребывать в миру чувственно-воспринимаемом.

Нравственность – интенсивное выражение разумности, доступное каждому. Совесть есть понимающее чувство; более того, она – повелительное разумное чувство, содержит «кусочек» воли и не только воли, но и веры. «Воля есть особый способ мышления: мышление как перемещающее себя в наличное бытие, как влечение сообщить себе наличное бытие»1. Важно соединить диалектику с совестью в целостном духовном акте, в котором сливаются в единство любящее сердце, теоретическое мышление, продуктивное воображение, эстетическое созерцание, нравственная воля, одухотворенная вера и совесть. Целостный духовный акт может утвердиться на российском меридиане только путем духовного возвращения Домой, к Матери – Церкви, которая из столетие в столетие натаивает на благодатности и целительности нравственности и целостного духовного акта.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. «Российский государственный профессионально-педагогический университет»

    Пояснительная записка
    3. Перечень подлежащих разработке вопросов: Анализ исходной информации. Определение типа производства. Определение основных технологических задач. Разработка технологического процесса обработки детали.
  2. Н. В. Третьякова © гоу впо «Российский государственный профессионально-педагогический университет», 2008

    Документ
    Валеопедагогические проблемы здоровьеформирования у детей, подростков и молодежи. Материалы IV межвузовской студенческой научно-практической конференции.
  3. Федеральное агентство по образованию устав государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

    Документ
    Прошу зарегистрировать новую редакцию Устава государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «наименование вуза» принятую конференцией научно - педагогических работников и представителей других категорий
  4. Федеральное агентство по образованию московский государственный университет технологий и управления (образован в 1953 году)

    Документ
    В последние годы особое внимание уделяется организации и осуществлению научно-исследовательской деятельности на предприятиях, в образовательных учреждениях.
  5. Федеральное агентство по образованию Российской Федерации (1)

    Анализ
    Перечень подлежащих разработке вопросов: Анализ исходной информации. Определение типа производства. Определение основныхтехнологических задач. Разработка технологического процесса обработки детали.

Другие похожие документы..