Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Особо выделяются такие проблемы, как энерго-сырьевая, демографическая, продовольственная, нарушение теплового баланса планеты и как следствие-проблем...полностью>>
'Лекции'
1. Дух-помощник или божественный посланник; род духовных существ, слуг и посланников Божества, превосходящих человека по силе и разуму. Отсюда следую...полностью>>
'Сочинение'
В последние годы существенно возросло внимание широкой научной и педагогической общественности к проблеме модернизации системы образования. Непосредс...полностью>>
'Рабочая программа'
Рабочая программа по курсу «ИСТОРИЯ ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА» составлена на основе требований Государственного образовательного стандарта высшего профес...полностью>>

Т, что одним из наиболее эффективных инструментов противодействия преступников тюремным властям в условиях лишения свободы было их объединение в тюремные общины

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

С. КУТЯКИН,

кандидат юридических наук, доцент

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПОНЯТИЯ ОРГАНИЗАЦИИ КРИМИНАЛЬНОЙ ОППОЗИЦИИ

В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ

Исторический опыт показывает, что одним из наиболее эффективных инструментов противодействия преступников тюремным властям в условиях лишения свободы было их объединение в тюремные общины. Зародившись в местах лишения свободы, где осужденные отбывали наказание совместно, в обществе себе подобных, тюремная община России существует до сих пор. Первые подробные описания быта, нравов и законов русской тюремной общины появляются в трудах ученых-тюрьмоведов и писателей XIX в. Большинство исследователей мест лишения свободы России того периода солидарны в своих выводах о том, что тюремная община не только является средством самоорганизации осужденных, но и активно противодействует тюремным порядкам и назначению тюрьмы как карательно-исправительного учреждения.

Так, например, И.Я. Фойницкий полагал, что «община производит в тюрьме лишь весьма невыгодные для тюремных задач последствия, закрывая собою арестантов и выступая коллективною силою против распоряжений и мер начальства…»1. По мнению этого автора, только одиночная система содержания осужденных к лишению свободы позволяла «…уничтожить арестантское товарищество, скрепляющее людей во имя преступления, дающее каждому члену новые силы для совершения нарушений по выходу из тюрьмы и для борьбы с тюремными порядками во время заключения»1.

Такой же точки зрения на сущность и цели деятельности тюремной общины придерживался и С. Максимов. По его мнению, для русского человека характерно организованное противоборство гнету и насилию, которые являются неизбежными спутниками любой уголовно-исполнительной системы. «Противоборство это, — считает С. Максимов, — заключается в так называемой артели тюремной, в арестантской общине»2. Автор полагает, что всем своим составом тюремная община противодействует всяким начинаниям, направленным к благой цели направления3.

Аналогичной точки зрения на тюремную общину придерживался и Н.М. Ядринцев. Признавая антагонизм между тюремной общиной и администрацией мест лишения свободы, он писал, что «для ведения заговоров против начальства, для ограждения своих льгот они еще теснее организовались, и демократическая община арестантов во имя общего интереса подчиняет совершенно своих членов своей власти»4. Таким образом, большинство исследователей русской тюремной общины того периода сходились во мнении о том, что артельное начало желательно только среди свободного и правопослушного населения Российской империи. В условиях лишения свободы объединение осужденных в общину имеет массу таких сторон, которые заставляют отрицательно отнестись к его существованию за тюремными стенами.

Необходимо сказать о том, что тюремные власти того и более поздних периодов неоднократно пытались использовать общинные, коллективистские начала среди преступников для обеспечения управляемости сообществом осужденных, их исправления и перевоспитания. Обычно в этих целях предпринимались попытки привлечения на сторону администрации неформальных лидеров тюремных общин. Пользуясь непререкаемым авторитетом и уважением среди осужденных, эти лица были камерными и тюремными старостами. Как правило, на эти должности их выдвигала сама тюремная община. Формально лидеры тюремной общины, старосты, подчинялись администрации. Они являлись своеобразными посредниками между начальством и остальной массой осужденных. Однако, будучи по своей природе людьми хитрыми и изворотливыми, артельные старосты из числа профессиональных преступников («бродяг») лишь создавали видимость законопослушного поведения. На самом же деле тюремная артель и ее староста подчинялись неформальным правилам арестантского общежития, тюремным законам. Как пишет И.Я Фойницкий, «для арестанта существует два начальства, с разными запросами, с различными задачами: начальство тюремное и начальство артельное — община. Подчиняясь первому наружным образом, он должен всецело принадлежать второму…»1. Таким образом, предпринимаемые администрацией тюрем попытки выстроить вертикаль власти среди осужденных, опираясь на их лидеров, неизменно наталкивались на сопротивление со стороны тюремной общины. Это сопротивление обусловливалось законами общины, запрещающими своим членам любые виды сотрудничества с администрацией мест лишения свободы. Неформальное право, действовавшее в арестантской среде, вступало в непримиримые, антагонистические противоречия с правом формальным, данным со стороны государства. Этот антагонизм лег в основу формирования в местах лишения свободы феномена, называемого «криминальная оппозиция». Термин «криминальная оппозиция» состоит из двух слов, значение которых мы позволим себе напомнить читателю. Криминальный — от латинского «crimen» — преступный2. Оппозиция — от латинского «opposition», что означает противопоставление, противодействие, сопротивление. Под оппозицией принято понимать партию или группу, выступающую вразрез с мнением большинства, ведущую политику противодействия3. Таким образом, криминальная оппозиция представляет собой организованное в местах лишения свободы сообщество осужденных, во главе которого находятся профессиональные преступники, стоящие на высшей ступени криминальной иерархии. Сущность криминальной оппозиции состоит в том, что она является незаконным средством разрешения противоречий, возникающих между осужденными и государством в лице администрации мест лишения свободы. Криминальный способ разрешения существующих социально-экономических противоречий присущ и организованной преступности в целом. В этом заключается ее единство с криминальной оппозицией, действующей в исправительных учреждениях. Мы солидарны с точкой зрения В.В. Лунеева, который считает, что «организованная преступность была криминальным средством разрешения этих противоречий»1.

Криминальная оппозиция под руководством «воров» и иных преступных авторитетов использует структуру тюремной общины как саморегулирующейся социальной системы. Она пронизывает ее сверху донизу, проникает во все ее элементы и «перенастраивает» систему в соответствии с собственными целями и задачами. Идеологически криминальная оппозиция находится в состоянии антагонизма не только с администрацией мест лишения свободы, но и с государством. Существует определенный антагонизм между криминальной оппозицией и обществом. В значительной степени это обусловлено тем, что общество, используя властно-силовой ресурс государства, исторгло из своей среды преступников, объявив их персоной non grata, нежелательными элементами существующей социальной системы. В ответ на это преступники создали свою социальную систему криминального характера, находящуюся в оппозиции к отвергнувшему их обществу. Этой социальной системе присуща иная культура, язык, образ и стиль жизни, манеры поведения, иные представления о должном и допустимом, иные системы запретов и табу, механизмы социального контроля. Сконцентрировав в местах лишения свободы изгнанных из своей среды людей, общество породило «антиобщество», именуемое криминальной оппозицией.

Наиболее остро идеологический антагонизм между обществом, государством и криминальной оппозицией проявился в 30–50-е годы двадцатого столетия. Объявив преступность «родимым пятном капитализма», государство рассматривало профессиональных преступников не только как пережиток прошлого, но и как врагов трудового народа. Идеология государства того времени не оставляла места преступности в коммунистическом обществе. Именно в этот период криминальную оппозицию возглавили «идейные» преступники, называвшие себя «воры», «законные воры», «законники». Суть идеологии этих новоявленных лидеров заключалась в том, что преступный образ жизни и незаконное обогащение за счет других были для них нормой. Отступление от этих правил в их среде строго осуждалось. Однако главное, что коренным образом отличало их от прежних лидеров тюремной общины, «бродяг», заключалось в другом: «ворам» категорически запрещалось не только сотрудничество, но и другие виды взаимодействия с государственными органами и должностными лицами. Замещение каких бы то ни было формальных должностей в местах лишения свободы находилось для «воров» под строгим моральным запретом. Более того, «воровская» идеология предписывала им организацию различных форм открытого противодействия администрации исправительных учреждений. Власти неоднократно предпринимали попытки идеологической дискредитации политики «воров» в местах лишения свободы. Наряду с этим практиковалась физическая изоляция «воров» от остальных осужденных и применение к ним крайней меры — расстрела. Тем не менее, сообществу «воров» удалось не только выжить, но и создать в масштабах уголовно-исполнительной системы России хорошо отлаженный механизм противодействия уголовно-исполнительному процессу. Структурно данный механизм пронизывает всю современную тюремную общину. Большинство осужденных задействованы либо потенциально могут быть задействованы в этом механизме. Осужденные, формально сотрудничающие с администрацией исправительных учреждений на гласной и негласной основе, вынуждены остерегаться физической расправы со стороны криминальной оппозиции. Учитывать существование криминальной оппозиции либо потенциальную возможность ее возникновения в отдельных учреждениях вынуждена и администрация уголовно-исполнительной системы. Для пресечения деятельности криминальной оппозиции в масштабах уголовно-исполнительной системы России и профилактики ее возникновения задействован огромный потенциал оперативных, режимных, воспитательных и иных мероприятий организационного, управленческого и тактического характера. Ежегодно на это тратится немалое количество бюджетных средств.

Криминальная оппозиция мест лишения свободы России неразрывно связана с организованной преступностью и является ее неотъемлемой частью. Организованную преступность можно также рассматривать как криминальную оппозицию, но более высокого уровня. В современном мире организованная преступность достигла масштабов, которые придают ей системообразующий характер. Одним из таких системных образований является криминальная оппозиция, действующая в исправительных учреждениях. Доминирующей мотивацией организованной преступности является экономический интерес, а целью — криминальный бизнес. Криминальной оппозиции исправительных учреждений, как части организованной преступности, присущи характерные черты общего. Эти характерные черты проявляются в большей или меньшей степени в зависимости от того, как на них влияют специфические условия исправительных учреждений как среды функционирования криминальной оппозиции.

Мотивация криминальной оппозиции исправительных учреждений имеет следующую обусловленность. Лишение свободы ложится тяжким грузом на психику человека, причиняет ему нравственные и физические страдания, лишения и неудобства. Человек всеми силами, сознательно и неосознанно хочет освободиться от этого бремени. Это касается и рядовых членов, и руководителей криминальной оппозиции. Власть над тюремным сообществом позволяет последним создать для себя наиболее комфортные условия выживания в экстремальных условиях исправительных учреждений. Таким образом, борьба за лидерство приобретает качество борьбы за независимость от внешней агрессивной среды мест лишения свободы. В связи с этим мотивационную основу деятельности криминальной оппозиции в исправительных учреждениях составляет противодействие уголовно-исполнительному процессу. Однако криминальная оппозиция как часть организованной преступности имеет в качестве мотива экономический (корыстный) интерес. Даже в условиях лишения свободы преступники мгновенно используют любые возможности незаконного обогащения. Поэтому во многих исправительных учреждениях существуют целые сферы подпольного бизнеса. Речь идет об организации азартных игр, нелегальной торговле, посредничестве во взяточничестве, хищениях, вымогательстве, поборах с других осужденных, нелегальной доставке в исправительные учреждения денег, наркотиков, водки, продуктов питания и многих других способах криминального обогащения. За счет этого пополняются «общезоновские» и «воровские» общаки, которые составляют бюджет криминальной оппозиции.

Специфика среды функционирования криминальной оппозиции в местах лишения свободы обусловливает цели ее деятельности: установление власти над тюремной общиной, ослабление или нейтрализация уголовно-исполнительного воздействия на членов криминальной оппозиции и поддерживающих их осужденных, получение доходов от организации криминального бизнеса в исправительном учреждении.

Таким образом, мотивацию и цели деятельности криминальной оппозиции в исправительных учреждениях можно представить в виде следующей схемы:

Огромное значение для понимания базисной идеологической основы криминальной оппозиции имеет феномен, именуемый в среде профессиональных преступников как «общее». Под феноменом «общее» следует понимать систему идеальных и материальных ценностей, присущих тюремной общине в целом. «Общее» — это то, что сплачивает, объединяет лидера и рядового осужденного. Главными составными частями «общего» являются нравственные основы жизни тюремного сообщества и производные от них «воровские» и «общетюремные» законы. Другой охраняемой этими законами составляющей частью общего является «воровской» и «общезоновский» общаки, способы и средства их наполнения, а также обеспечения жизнедеятельности криминальной оппозиции и тюремной общины в целом. В содержание понятия «общее» входит система организации связи с внешним миром и другими сообществами осужденных за пределами исправительного учреждения («дороги»); система обеспечения тюремной общины продуктами питания, спиртными напитками, наркотиками и другими запрещенными вещами и предметами; система льгот и послаблений «отвоеванных» криминальной оппозицией у администрации и другие материальные ценности, имеющие значение для всего сообщества осужденных.

Под руководством «воров» в исправительных учреждениях создана собственная социальная система, позволяющая соблюдать баланс интересов как внутри сообщества осужденных, так и в отношениях с администрацией. Для управления указанной системой имеется организационно-управленческая структура из числа профессиональных преступников. Данная структура составляет ядро криминальной оппозиции, в центре которого находятся топ-менеджеры криминального мира — «воры». Сочетая в себе статус формальных и неформальных лидеров, «воры» получают возможность наиболее эффективного управления созданной социальной системой.

Определяя научные подходы к обоснованию понятия криминальной оппозиции, мы исходили из того, что ей присущи все признаки организации. «Организация, как группа людей, деятельность которых сознательно координируется для достижения общей цели или целей, служит наиболее эффективным средством в деятельности социальных групп»1. В то же время изучаемая организация криминальной оппозиции состоит из людей, которые являются преступниками. Указанное обстоятельство обусловливает необходимость криминологического подхода к изучению этого явления. Таким образом, криминальная оппозиция рассматривается с позиции теории организации и с позиции науки криминологии как организация преступников, действующая в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы России.

Возникая среди осужденных в местах лишения свободы, криминальная оппозиция, как и всякое организационное явление, начинается с действия. В философии под деятельностью (действием) понимается специфическая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет его целесообразное изменение и преобразование в интересах людей1. В теории организации под действием понимается социальное взаимодействие для достижения общего понимания посредством общих целей между взаимодействующими сторонами2. Таким образом, в основе возникновения организации криминальной оппозиции лежит выраженное во вне желание осужденных преобразовать окружающую их действительность в своих собственных интересах. Ввиду объективно существующего антагонизма между осужденными (преступниками) и государством в лице администрации исправительных учреждений интересы осужденных, особенно в сфере применения к ним мер карательного воздействия, противоположны интересам государства и носят противоправный характер. Концентрация осужденных в местах лишения свободы объединяет их по формальному признаку. Наличие общего «врага» в лице администрации исправительных учреждений способствует объединению осужденных на почве неформальных отношений противодействия. В этой связи осужденные стремятся к взаимопониманию через совместную деятельность по «противостоянию» применяемому к ним карательному воздействию. Указанная деятельность обусловливает формирование целенаправленных общественных отношений между субъектами, ее осуществляющими. Данные отношения требуют необходимости разделения труда и распределения задач, решение которых необходимо для достижения целей преобразования окружающей действительности. Прежде всего, это преобразование направлено на изменение существующего порядка и условий отбывания наказания в сторону их смягчения. Указанные обстоятельства способствуют возникновению системы общественных ценностей и норм поведения. В условиях существующего антагонизма эти ценности и нормы носят ярко выраженный антигосударственный и противоправный характер. Завершающим этапом формирования криминальной оппозиции как социально организованной группы осужденных следует считать возникновение и развитие коммуникационной и информационной внутригрупповой системы. Эта система опирается на имеющуюся в группе структуру социальных ролей, проявляющихся в их функциональном содержании. В соответствии с выполняемыми функциями осужденные — члены криминальной оппозиции, получают определенные права и обязанности по отношению к другим членам организации (группы). Наличие функционально наполненных социальных ролей позволяет говорить об организованном социальном поведении участников таких групп. Данное поведение носит вид системной деятельности в рамках неформальной противоправной организации осужденных. Именно так возникает криминальная оппозиция как организационное явление.

Таким образом, организация криминальной оппозиции в местах лишения свободы обусловливается, прежде всего, потребностью осужденных в «защите» от карательного воздействия государства, реализуемого посредством уголовно-исполнительной системы. Неформальная организация криминальной оппозиции выступает своеобразным буфером между осужденными и жесткой формальной организацией уголовно-исполнительной системы России. «Образование неформальных групп есть форма дезорганизации, способствующая поддержанию социальной целостности, снятию социальной напряженности в коллективе»1. В свою очередь, это обусловливает то, что в основе деятельности криминальной оппозиции лежит определенный «социальный заказ», который формируется по двум направлениям:

— потребность осужденных в защите своих естественных прав и свобод от посягательств на них со стороны администрации и со стороны других осужденных;

— потребность в удовлетворении биологических и социальных запросов личности осужденного, зачастую запрещенных в местах лишения свободы законом.

С точки зрения теории организации криминальную оппозицию можно рассматривать как систему, как состояние и как процесс. Криминальная оппозиция как система включает в себя совокупность осужденных, совместно реализующих заданные цели и действующих на основании определенных правил и процедур, именуемых «понятиями». Криминальная оппозиция как состояние подразумевает внутреннюю упорядоченность, согласованность взаимодействия своих структурных подразделений, обусловленную их дифференциацией и интеграцией. Совокупность процессов или действий, ведущих к образованию взаимосвязей между различными структурными подразделениями криминальной оппозиции, позволяет рассматривать ее организацию как процесс.

Такой подход не только показывает общие направления содержательной стороны понятия криминальной оппозиции как организации, но и говорит о сложности ее природы, которая независимо от формы ее существования проявляется в объективном действии закона синергизма1, согласно которому суммарный эффект единого целого может быть больше эффекта факторов, его составляющих. Криминальная оппозиция как разновидность социальной организации обладает определенными социальными свойствами. К их числу в первую очередь следует отнести цели деятельности криминальной оппозиции и выполняемые ей функции. Выбор цели организации является одним из наиболее ответственных моментов в процессе выработки и принятия управленческих решений. В соответствии с выбранными целями установления власти, ослабления или нейтрализации уголовно-исполнительного воздействия и получения доходов от организации криминального «бизнеса» формируется стратегия развития криминальной оппозиции, тактика ее деятельности, разрабатываются прогнозы и планы, оцениваются результаты принятых решений и предпринятых действий. Таким образом, цели деятельности криминальной оппозиции являются тем стержнем, вокруг которого формируется управленческая деятельность ее руководителей.

Большое значение для понимания сущности организации криминальной оппозиции имеет определение ее объекта управления. В первую очередь к объекту управления криминальной оппозиции следует отнести тюремную общину как сложившийся в местах лишения свободы социум осужденных. В некоторых случаях, когда влияние криминальной оппозиции особенно велико, объектами управления могут становиться отдельные сотрудники и даже целые направления деятельности исправительных учреждений. Это позволяет сделать вывод о том, что исследуемая организация криминальной оппозиции имеет два объекта управления. Ее управляющее воздействие распространяется как на социальную среду внутри исправительных учреждений, так и на их деятельность по отношению к этой среде.

Поскольку цель — это состояние объекта управления, к достижению которого стремится криминальная оппозиция, то для того, чтобы иметь возможность реального управления объектом, ей необходимо уметь измерять степень достижения целей. Оценить степень достижения целей деятельности криминальной оппозиции можно с помощью таких неформальных критериев оценки исправительного учреждения, как «черная зона» или «красная зона». Указанные критерии используются не только среди осужденных, но и среди сотрудников и даже руководства ФСИН. В «черных зонах» имеется «воровской ход», т. е. реальная власть над сообществом осужденных принадлежит криминальной оппозиции. В «красных зонах» администрация добивается значительного перевеса властных полномочий в свою пользу. Руководители, члены и активные сторонники криминальной оппозиции в таких исправительных учреждениях уходят в «подполье», нередко маскируясь под внешне законопослушных осужденных, вставших на путь исправления. Следует отметить, что вся история мест лишения свободы России является историей борьбы за власть между криминальной оппозицией и администрацией исправительных учреждений. Администрация всегда хотела управлять тюремной общиной сама. Тюремная община под руководством ее наиболее активных профессиональных преступников всеми силами противилась этому. В борьбе за власть над осужденными администрация на разных исторических этапах применяла к их лидерам различные средства. Отправка «бродяг» на Сахалин, расстрелы «воров», «штрафные» лагпункты, Дмитлаг, «Белый лебедь», тюремный режим, зачастую аморальная практика «развенчания» лидеров криминальной оппозиции, «пресс-хаты», штрафные изоляторы, помещения камерного типа, участки со строгими условиями содержания — все это предназначалось для лидеров тюремных общин с целью их устранения от власти, изоляции от остальных членов сообщества, «моральной» дискредитации, а зачастую и физического уничтожения. Тем не менее, как показывает исторический опыт, криминальная оппозиция под руководством «воров» не только проявила устойчивую жизнеспособность, но и зарекомендовала себя вполне конкурентоспособной организацией «параллельной» власти среди осужденных в исправительных учреждениях. Это подтверждают и результаты проведенных исследований. Например, 52% опрошенных сотрудников исправительных учреждений заявили о существовании в их учреждениях криминальной оппозиции, открыто или тайно противодействующей администрации1. Таким образом, критерии «красная» и «черная» зона позволяют сделать измеримой систему целей, сформированных криминальной оппозицией.

Следующим важным социальным свойством криминальной оппозиции являются выполняемые ей функции. Они не только обеспечивают возможность адаптации к изменяющимся и зачастую агрессивным внешним условиям среды существования, но и позволяют воздействовать на эти условия для обеспечения самосохранения и достижения собственных целей.

Как считает Дж. К. Лафта, «дееспособность любой организации зависит, прежде всего, от ее возможности не только адаптироваться к изменяющимся внешним условиям функционирования, но и воздействовать на эти условия, так как только необходимость к перманентной адаптации угрожает целостности организации как системы»2. Находясь во взаимозависимости, взаимосвязи и взаимодействии, отдельные структурные элементы криминальной оппозиции обеспечивают ее функционирование как целостного системного образования. При этом принципиально важно не простое функционирование, а функционирование для получения интегрального или комплексного эффекта, достижение целей криминальной оппозиции.

Функции криминальной оппозиции неразрывно связаны с направлениями ее деятельности. К основным функциям криминальной оппозиции следует отнести:

— установление и поддержание в исправительном учреждении общественного порядка, основанного на неформальных нормах — «понятиях»;



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Стивен Хассен «Освобождение от психологического насилия»

    Документ
    В любой области, связанной с воздействием на человека – от политики до средств массовой коммуникации, от педагогики до психотерапии, существует растущая опасность замаскированных и интенсивных форм манипулирования и психологического насилия.
  2. Концентрация Максимизация Централизация Глава Технократия Интеграторы Интеграционный двигатель Пирамиды власти Суперэлиты Глава Тайный план Механомания Представительский набор Всеобщий закон

    Закон
    Звездой * обозначены подстраничные примечания автора. СОДЕРЖАНИЕ П. С. Гуревич. А волны истории плещут ВВЕДЕНИЕ СТОЛКНОВЕНИЕ ВОЛН Глава 1.
  3. Стандартизация Специализация Синхронизация Концентрация Максимизация Централизация Глава Технократия Интеграторы Интеграционный двигатель Пирамиды власти Суперэлиты Глава Тайный план Механомания Представительский набор Всеобщий закон (1)

    Закон
    Переводчики: Барабанов С. (гл. 18-19), Бурмистров К. (гл. 1-4), Бурмистрова Л. (гл. 5-10), Заритовская 3. (гл. 13), Комарова Е. (гл. 14), Кротовская Н.
  4. Стандартизация Специализация Синхронизация Концентрация Максимизация Централизация Глава Технократия Интеграторы Интеграционный двигатель Пирамиды власти Суперэлиты Глава Тайный план Механомания Представительский набор Всеобщий закон (2)

    Закон
    Переводчики: Барабанов С. (гл. 18-19), Бурмистров К. (гл. 1-4), Бурмистрова Л. (гл. 5-10), Заритовская 3. (гл. 13), Комарова Е. (гл. 14), Кротовская Н.
  5. Московская духовная академия кафедра миссиологии ходыкин Игорь миссионерское служение в местах лишения свободы

    Диссертация
    На протяжении всей своей многовековой истории Православная Церковь осуществляет миссию среди заключенных, помня заповедь Спасителя: В темнице был, и вы пришли ко Мне (Мф.

Другие похожие документы..