Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методические рекомендации'
Настоящие методические рекомендации разработаны в целях реализации статьи 18 Федерального закона от 2 марта 2007 года № 25-ФЗ «О муниципальной службе...полностью>>
'Документ'
Правильный выбор технической системы (ТС) для усовершенствования является сложной задачей в случае, когда целью является получение прибыли от реализац...полностью>>
'Документ'
Преодоление кризиса в глобальном масштабе Экономика и управление в зарубежных странах (по материалам иностранной печати). Информ. бюллетень. - 2011...полностью>>
'Документ'
З метою забезпечення в районі своєчасної виплати заробітної плати та оплати за спожиті енергоносії, на виконання доручення Прем’єр – міністра України...полностью>>

Российская академия наук институт международных экономических и политических исследований проблемы постсоветских стран №8 Модернизация экономики: факторы инструменты, проблемы Москва, 2006

Главная > Реферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ПРОБЛЕМЫ ПОСТСОВЕТСКИХ СТРАН

8

Модернизация экономики: факторы инструменты, проблемы

Москва, 2006

Russian Academy of Sciences

INSTITUTE OF INTERNATIONAL ECONOMIC AND POLITICAL STUDIES

PROBLEMS OF THE POST-SOVIET COUNTRIES

Issue № 8

Modernization of Economy:

Factors, Instruments, Problems

Moscow, 2006

СОДЕРЖАНИЕ

АННОТАЦИЯ

ВВЕДЕНИЕ

ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА 11

Л.З. Зевин М.П.Стрепетова 34

2. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ И ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СНГ 44

Ю.В. Шишков 56

д.э.н., профессор, 56

лавный научный сотрудник ИМЭМО РАН, 56

О ПЕРСПЕКТИВАХ ПОСТСОВЕТСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ 56

Активизация инновационной политики 73

Проблемы перехода к инновационному типу развития 77

Проблемы модернизации экономики Белоруссии 110

Необходимость модернизации белорусской экономики 110

Перспективы инновационного развития 147

Л.Фокина 152

Таблица 1 157

Приоритеты экономической политики 163

Некоторые выводы 171

Годы 199

Дефицит платежного баланса, % от ВВП 199

Государственный долг, % от ВВП 199

Бюджетный дефицит/профицит, % от ВВП 199

Объем грантов в % от ВВП в 2004 г. 208

Фондовый рынок как фактор модернизации 222

Инновационные аспекты интегрирования финансовых рынков 224

Рассчитано по данным статистического сборника Социально-экономическое положение России, январь 2006 г., М., ФСГС, с. 2006 г., с.415-416; статистического сборника «Регионы России. Социально-экономические показатели. 2005 г. ФСГС, М.,2006, с.874 -875, 894-897, по «Основным показателям социально-экономического положения субъектов РФ в 2005 г., опубликованным в «Российской газете» от 17.03.2006 г., 246

Contents:

ANNOTATION
INTRODUCTION

Bykov A.N.

INNOVATION POLICY IN CONDITIONS OF GLOBALIZATION

Zevin L.Z., Strepetova M.P.

REGIONALIZATION OF THE POST-SOVIET AREA AND MODERNIZATION OF THE NATIONAL ECONOMIES

Shishkov Yu.V.

PROSPECTS OF THE POST-SOVIET INTEGRATION

Vardomsky L.B.

INNOVATION MODERNIZATION IN THE RF

Kossikova L.S.

PROBLEM OF MODERNIZATION OF THE UKRAINIAN ECONOMY AND ITS EXTERNAL ECONOMIC ASPECTS

Shurubovich A.V.

MAIN DIRECTIONS OF MODERNIZATION OF THE BYELORUSSIAN ECONOMY

Kuzmina E.M.

INNOVATION STRATEGY OF KAZAKHSTAN AS AN INSTRUMENT OF MODERNIZATION OF THE COUNTRY’S ECONOMY

Fokina L.V.

MOLDOVA ON THE WAY TO THE STAGE OF MODERNIZATION OF ECONOMY

Dadabaeva Z.A.

EXTERNAL FACTORS OF SOCIAL AND ECONOMIC DEVELOPMENT OF THE REPUBLIC OF TAJIKISTAN

Savostina L.S.

MODERNIZATION OF THE ECONOMIES OF THE BALTIC COUNTRIES

Lyubsky M.S.

MODERNIZATION OF THE ECONOMIES OF THE CIS COUNTRIES AND INTERACTION OF THEIR FINANCIAL MARKETS

Vardomsky L.B.

MODERNIZATION OF ECONOMY IN THE FRONTIER REGIONS OF RUSSIA

Аннотация

Сборник «Проблемы постсоветских стран» №8 посвящен проблемам модернизации экономики в странах СНГ и Балтии. Интерес к этой проблематике определяется необходимостью анализа изменений происходящих в экономике стран, утративших советскую идентичность. С другой стороны, данное исследование дает пищу для размышлений об общем и особенном в процессах модернизации национальной экономики. В сборнике подробно исследуется подходы ряда постсоветских стран к вопросам экономической модернизации и усилению проинновационного характера экономического развития. Значительное внимание в сборнике уделяется внешним факторам модернизации и особенно взаимосвязи процессов регионального экономического сотрудничества и модернизации национальных хозяйств. Основные выводы, вытекающие из содержания сборника: 1) условия модернизации экономики в постсоветских государствах сильно различаются, существенно они различаются и в пределах отдельных стран; 2) страны Балтии, благодаря членству в ЕС, по темпам модернизации значительно опережают страны СНГ; 3) примитивизация экономики стран СНГ и преобладание в ней производств, выпускающих продукцию низкой степени обработки, задержка процессов модернизации тормозит интеграционные процессы; 4) согласование программ модернизации национальных экономик, создание на совместной основе механизмов их реализации (банков, фондовых рынков, бирж и т.д.) позволит ускорить процессы интеграции новых независимых государств.

Л. Вардомский - Руководитель Центра стран СНГ и Балтии

Annotation

The collection «Problems of the post-Soviet countries» N 8 prepared at the Centre of the CIS and Baltic countries of the IE RAS is devoted to the problems of modernization of the economies of the CIS and Baltic countries. Interest to these problems is determined by the necessity of analysis of the changes going on in the economies of the countries which have lost their Soviet identity. On the other hand, the present research feeds reflection of general and specific features in the processes of modernization of the national economy. In the collection there are investigated in detail the approaches of a number of the post-Soviet countries to the questions of economic modernization and strengthening of pro-innovation character of economic development. Considerable attention is devoted in the collection to external factors of modernization and especially to interdependence of the processes of regional economic cooperation and modernization of national economies. The main conclusions arising from the contents of the collection are: 1) conditions of modernization of economy strongly differ in the post-Soviet states, they substantially differ within separate countries as well; 2) the Baltic countries thanks to their membership in the EU, considerably outstrip the CIS countries by the pace of modernization; 3) primitivization of the economies of the CIS countries and predominance of the productions putting out production with low degree of processing, delay of the processes of modernization restrain the integration processes; 4) coordination of the programs of modernization of the national economies, creation of mechanisms of their realization (banks, stock markets, exchanges etc.) on the joint basis will promote acceleration of the processes of integration of the new independent states.

L. Vardomsky – Head of the Centre of the CIS and Baltic countries.

Введение

Очередной – 8 –й выпуск «Проблем постсоветских стран» посвящен вопросам модернизации стран СНГ. Он подготовлен в рамках научного исследования по гранту РГНФ «Структурная модернизация стран СНГ в контексте глобальных вызовов» № 05-02-02132а.

Понятие «модернизация» широко используется в различных науках, в политических декларациях, публицистике, образовании и тесно связано с такими понятиями, предполагающими обновление или позитивные изменения в обществе как «перестройка», «реформы», «нововведение», «развитие». Использование этого понятия естественно в быстро меняющемся информационном обществе. Символами экономической модернизации настоящего времени является «экономика знаний», «экономика разнообразия», «глобализация экономики».

Изначально в западной теории под модернизацией понималась обусловленность индустриализации развивающихся стран переходом к демократическим формам правления. Политическая модернизация страны на основе демократических ценностей рассматривалась как залог встраивания страны в международное сообщество индустриальных демократий1. В настоящее время под политической модернизацией подразумевается формирование, развитие и распространение политических институтов, которые в наибольшей степени способны улучшить позиционирование государства в международных экономических и политических отношениях. Под экономической модернизацией понимаются структурные, технологические и институциональные изменения в национальной экономике, направленные на повышение ее глобальной конкурентоспособности.

Процессы модернизации охватывают все виды общественной деятельности, поскольку диктуются конкуренцией, в которую вовлечены все агенты общества, выполняющие те или иные социальные функции.

Политическая и экономическая модернизация находятся в определенном соответствии друг с другом, но их соотношение весьма индивидуально, отражая конкретные особенности осуществляющих ее стран. Как правило, между политической и экономической модернизацией существует временной разрыв, иногда весьма значительный.

Модернизация предполагает изменение правил поведения политических и экономических акторов, зафиксированных в соответствующих документах – декларациях, стратегиях, концепциях. В этих документах определяются цели развития и инструменты их достижения. Разработка таких документов – своего рода «протоколов о модернизационных намерениях», сравнительно быстрый процесс. Значительно дольше идет отладка институциональных норм, деятельности регулирующих организаций, формирование национальных институциональных систем. И еще большего времени требует изменение структуры экономики, внедрение новых технологий, повышение инновационности экономики и общества в целом, существенное повышение конкурентоспособности.

Модернизация имеет континуальный непрерывный характер, но при рассмотрении в исторической динамике приобретает циклический характер. Выявленные Н. Кондратьевым и Й. Шумпетером «длинные волны» в экономике представляют собой сменяющие друг друга технологические уклады, отражающие, с одной стороны, определенный уровень развития науки и техники, а, с другой, время создания и использования на этой основе производственных, сервисных и организационных технологий. Причем фрагменты новых технологических укладов возникают в начале как полюса нововведений в массиве «старой экономики», которые постепенно путем технологической диффузии расширяют ареал «новой экономики».

Мировой опыт показывает, что модернизация экономики осуществляется при одновременном использовании ресурсов государства и частного бизнеса, а также привлекаемых в страну иностранных инвестиций, новых знаний и технологий. При этом модернизация может быть креативной (по В.Полтеровичу – пионерной), т.е. осуществленные в стране технологические или институциональные нововведения получают признание в мировом сообществе и начинают распространяться по миру, принося стране определенный рентный доход.

Другой тип модернизации, который можно назвать адаптивным (по В.Полтеровичу имитационной), происходит путем внедрения заимствованных нововведений (в виде, например, отверточной сборки), что связано с определенными издержками (выплатой инновационной ренты) на приобретение авторских прав, патентов, лицензий, оборудования, на инжиниринг, сервисное обслуживание и т.д. Обычно в экономике сочетается креативная и адаптивная модернизации в разной пропорции, отражающей экономический и инновационный уровень страны.

В странах СНГ все годы после распада СССР преобладают процессы политической модернизации, которые идут по разным моделям, отражающим уровень централизации власти. В экономической сфере происходит формирование рыночных институтов, которое в странах Содружества идет с разной скоростью. Страны, прошедшие этап восстановления экономики после первоначального воздействия рыночных шоков и адаптации к новым геоэкономическим условиям, стоят перед необходимостью модернизации экономики на основе современных технологий производства и организации бизнеса с целью более эффективного участия в глобальной экономики. Все новые независимые государства в большей или меньшей степени испытывают дефицит финансовых и интеллектуальных ресурсов для осуществления динамичной и фронтальной модернизации.

Одна из главных проблем стран СНГ сохранение и развитие инновационного потенциала, включающего в себя образование, фундаментальную науку, НИОКР, инфраструктуру внедрения нововведений, или иными словами человеческий капитал - на уровне, позволяющем, как минимум, осуществление адаптивной модернизации. Однако все ННГ утратили значительную или большую часть этого потенциала.

В целом в рассматриваемых странах экономическая модернизация имеет точечный или очаговый характер. Инновационная диффузия идет медленно. Диспропорции, порождаемые неравномерной модернизацией, сопровождаются усилением социального, экономического и регионального неравенства, что вызывает глубокие общественные противоречия. Это сказывается на стабильности и устойчивости новых государств.

Трудности в осуществлении национальной модернизации преломляются в реализации региональных интеграционных процессов, которые трудно наполнить адекватным экономическим содержанием и они поддерживаются на плаву, прежде всего, геополитическими и внутриполитическими соображениями. В то же время современный уровень сотрудничества стран Содружества не содействует модернизации национальных хозяйств.

Глобальный экономический потенциал любой интеграционной группировки все сильнее зависит от ее способности производить, распространять и воспринимать новые товары и услуги, новые технологии производства, организации бизнеса и оценки их эффективности. Большие различия в инновационности в пределах регионального сообщества государств, равно как и национального, выступают основным фактором растущих межгосударственных и межрегиональных различий по многим социальным и экономическим показателям, оказывают сильное влияние на международное экономическое сотрудничество, затрудняют поиск баланса интересов стран и регионов – инноваторов, с одной стороны, и стран и регионов– инновационных аутсайдеров.

Процессы модернизации экономики в бывших постсоветских стран идут с разной скоростью. В одних из них – странах Балтии, обновление экономики под влиянием европейской интеграции продвинулось довольно далеко, в других – Молдавии и Таджикистане - находится на начальной стадии. Слабо диверсифицированная экономика и неразвитый сектор услуг выступают серьезным структурным барьером для интеграционных процессов в рамках СНГ. В целом в странах СНГ экономический рост пока базируется на эксплуатации природных ресурсов и старой технологической основе – своего рода рост без развития.

Данный сборник, естественно не исчерпывает проблематику модернизации в рассматриваемых странах. Многие вопросы остались вне поля зрения авторов. Тем не менее, содержание сборника дает довольно полное представление о том, как воспринимается необходимость модернизации экономики в отдельных странах и каким образом предполагается решать проблему перехода к инновационной экономике.

Л. Вардомский

А.Н. Быков2

ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Интерес к инновациям возник и усилился со времени создания современной промышленной корпорации, связавшей свое развитие с повышением роли в нем технологического фактора, освоением прорывных технологий, что в 90-е годы ХХ века стало общепризнанным, а инновационная деятельность превратилась в важнейшее стратегическое условие завоевания мирового рынка, поддержания монопольных позиций на нем, причем уникальные технологии и метатехнологии стали зачастую рассматриваться как более универсальный ресурс, чем деньги, в силу заложенной в них интеллектуальной составляющей и самостоятельного характера собственности, проявляющегося при их передаче и отчуждении. Соответственно основанное на них господство стало рассматриваться как более прочное, нежели основанное на деньгах. Именно в этом наиболее ярко проявляется трансформация международных экономических отношений в сторону развития и закрепления новых технологических отношений.

Экономическая трансформация в России представляет собой одно из проявлений процесса глобализации, тем более что рыночные реформы изначально предусматривали активное включение российской экономики в мирохозяйственные отношения. Однако резкий переход России от командно-административной системы к рыночной обусловил целый «букет» господствующих сегодня негативных тенденций, в том числе и в научно-техническом развитии на данном этапе и, пожалуй, на ближайшие десятилетия.

В современных условиях экономический рост, прежде всего, отождествляется с НТП, творчеством и интеллектуализацией основных факторов производства, а на долю новых знаний, воплощенных в технологиях, оборудовании, управлении и организации производства в развитых странах приходится от 70 до 85 % прироста ВВП. Процессы же, происходящие в научно-промышленной сфере России, находятся в вопиющем противоречии с практикой мирового сообщества, в которое наша страна стремится интегрироваться через рыночные реформы и открытую экономику.

Глобализация и научно-технический прогресс

В современных условиях вклад науки и техники, инноваций и новых технологий стал решающим фактором социально-экономического развития, увеличивая объемы производства продуктов, товаров и услуг, их разнообразие, что сопровождается поглощением огромных количеств первичных ресурсов и энергии, нанося недопустимый вред среде обитания, выдвигая на передний план гармонизацию процессов производства и потребления в мировой экономике с использованием различных ценовых и административных инструментов, предъявляя новые требования к уровню научно-технического развития и кооперации.

Вклад инноваций и новых технологий в развитие экономики большинства развитых стран исключительно высок и постоянно возрастает. Так, если в США с 1920 по 1957 год прирост душевого национального дохода за счет прогресса в знаниях составил 40 %, то в последние два десятилетия доля прироста ВВП за счет инноваций и новых технологий приближается к 90 %.3 Даже в СССР, экономический потенциал которого базировался прежде всего на огромных объемах добычи нефти, газа, каменного угля, железной руды, доля вклада интенсивных факторов в экономический рост в 70-80-х годах составляла 60 %.4

Инновации и новые технологии не только обеспечивают рост ВВП, но и его качественное, прогрессивное измерение. Термин «устойчивое развитие», ставший общепринятым после конференции ООН в Рио-де-Жанейро 1992 года, предполагал гармоничное развитие мировой экономики в целом, учитывая не только последовательный, устойчивый рост ВВП, но и его качественные характеристики, что обеспечивается прежде всего переходом на инновационный путь развития как важнейшего фактора социально-экономического прогресса.

Мировая экономика сегодня представляет собой многоярусную структуру, где на «верхнем этаже» происходит обмен преимущественно высокотехнологичной и готовой продукцией (на нее в развитых странах приходится 80-90 % прироста ВВП)5, а на «нижнем этаже» превалирует торговля природными ресурсами и их производными. Их неминуемая исчерпаемость и рост населения планеты делают неизбежной для человечества дальнейшую интенсификацию своего технологического развития, а, следовательно, для обеспечения устойчивого социально-экономического прогресса необходимо расширять применение достижений науки и техники совместными усилиями всех стран мира, преодолевая растущий разрыв между указанными этажами, грозящий его благополучию.

В последние десятилетия ХХ века процесс осуществления технологических инноваций решительно перешагнул государственные границы, приобретая все больше наднациональный характер, что, как обратная сторона его, ведет к ослаблению и подрыву национально-хозяйственных комплексов и социально-культурных традиций, что не может не активизировать повсеместно антиглобалистские настроения.

Тем не менее, на Западе продолжается поиск форм и методов глобального «управления без государства». При этом ориентир делается либо на ограничение функций государства исключительно социально-политической сферой и охраной правопорядка, либо на передачу государственных функций международным организациям (правительственным и особенно неправительственным) прежде всего в области защиты прав человека, экологии и биотехнологии и т.п. В обоих случаях главными выгодоприобретателями стали бы ведущие страны во главе с США, которые после развала биполярного мира открыто претендуют на роль создателя и охранителя миропорядка исключительно в своем понимании и к выгоде прежде всего своих ТНК как реальных инструментов современной глобализации.

Обобщая выводы крупного коллектива западных исследователей по рассмотренным выше вопросам, его организаторы так подвели итог: «Глобализация оказывает огромное влияние на управление внутри страны, но национальные государства не стали ненужными, как утверждают некоторые прорицатели. Государство еще долго останется главным механизмом управления. Разработка и интерпретация правил, управляющих глобализационными процессами, плюрализируются. Нарождающаяся система глобального управления будет скорее сетевой, нежели иерархической, и будет ставить перед собой скорее минимальные, нежели амбициозные цели. Такой сетевой «минимализм» сможет сохранить демократические процессы и достигнутые либеральные компромиссы, сочетая их с преимуществами, которые могут дать экономическая интеграция и технологическая кооперация. Еще многие десятилетия легитимность решений, принимаемых на глобальном уровне, будет весьма шаткой»6.

Глобализация мирового хозяйства, рост масштабов экономической экспансии ТНК, дальнейший прогресс в развитии электронных технологий и средств связи, а также интернационализация науки обусловили тенденции к расширению и интенсификации международного научно-технического сотрудничества и кооперации в сфере НИОКР и внедрения их результатов, особенно с учетом многократно возросших в связи с этим затрат и сроков их возмещения, а также риска успешного завершения всего инновационного цикла.

Воздействие глобализации на научно-техническую и инновационную деятельность на современном этапе проявляется в формировании стратегических технологических альянсов на межкорпоративном уровне, межфирменных и транснациональных партнерств, региональных и локальных инновационных сетей и кластерных структур. Основная движущая сила их развития – общие экономические, финансовые, оборонные, социальные и экологические интересы континентов, регионов и соседних государств. Особенно отчетливо это просматривается на примере Западной Европы, где научно-техническая кооперация и сотрудничество складываются на многоярусной наднациональной основе, к чему государственные органы адаптируют национальные системы регулирования науки и техники. Усиление научно-технической кооперации стимулируется ростом издержек и рисков, связанных с проведением НИОКР, переориентацией значительной их части с военных на гражданские цели, необходимостью снижения негативных последствий глобального и национального промышленного развития (проблемы экологии, безработицы, обострения социальных противоречий), международной деятельностью ТНК, ужесточением технологической конкуренции.

Глобализация проявляется также в расширении участия иностранного капитала в финансировании НИОКР, межфирменной кооперации разных стран в этой области, в сотрудничестве национальных университетов с иностранными промышленными компаниями, межгосударственном сотрудничестве в защите авторских прав и регулировании обменов патентами и лицензиями, взаимном проникновении иностранного капитала путем создания заграничных исследовательских центров для усиления технологических позиций и специализации компании-инвестора. Так, в Великобритании на долю иностранных источников в 2002 году приходилось 14,2 % общих расходов на НИОКР, в основном за счет поступивших прямых инвестиций, концентрируемых в таких наукоемких отраслях как связь, информатика, электроника, автомобильная промышленность, причем на иностранных инвесторов там распространяются все национальные стимулы инновационной деятельности. В ЕС приток иностранного капитала обеспечивается в рамках программы западноевропейской научно-технической кооперации «Эврика» и Рамочной региональной научно-технической программы ЕС.

Потребность в разделении затрат на получение нового научного знания и освоение новых технологий приводит к формированию различных неформальных альянсов в рамках олигополистических группировок. При этом на доконкурентных стадиях преобладают альянсы, нацеленные на проведение НИОКР, а на конкурентных стадиях – на производственные и маркетинговые альянсы. К середине 90-х годов насчитывалось 10000 международных стратегических технологических альянсов, а затем их число утроилось, прежде всего, между США и Западной Европой, из которых более четверти приходится на микроэлектронику, вычислительную технику, автоматизацию производства, телекоммуникации.

Развитие глобализационных процессов в сфере НИОКР неизбежно повлияет на состояние национальных систем нововведений. Некоторые авторы в связи с этим используют термин «техноглобализм», сопоставляя его с «технонационализмом», характеризующим технологическую самодостаточность государства.

Современные организационные формы и инструменты повышения инновационности экономики

Изменения в методах координации экономического развития, отказ от жесткого иерархического контроля, переход к горизонтальным межфирменным отношениям ведут к повышению роли территориального сотрудничества, происходит активизация использования локальных научно-технических кластеров (территориальных зон развития новых технологий), формируемых на основе научных парков, инкубаторов малого бизнеса, технополисов и региональных объединений. Наибольшее распространение использование таких кластеров получило в Великобритании и Германии. В таких кластерах происходит смещение конкуренции от соперничества отдельных компаний в сторону формальных и неформальных межфирменных союзов.

Параллельно идет формирование, прежде всего в рамках ЕС, трансрегиональных сетевых структур. Такие образования, создаваемые по инициативе заинтересованных регионов, имеют целью реструктуризацию местной экономики, развитие передовых отраслей и приобретают формы объединения, ассоциации для кооперирования в решении конкретных научно-технических проблем региона на территориальной или экстерриториальной основе. Параллельно с приграничным сотрудничеством развивается взаимодействие регионов, не имеющих общих границ, но преследующих общие цели и интересы.

Углубление международного разделения и кооперации труда в сфере НИОКР и нововведений сопровождается ростом лицензионной торговли, трансферта технологий рыночного характера, лизинга научного оснащения и производственного оборудования, предоставления консультативных, информационных и инжиниринговых услуг, сопровождаемым строгим регулированием интеллектуальной собственности (национальным и международным), без чего коммерческий оборот такими товарами и услугами весьма затруднителен.

Исторический опыт свидетельствует о неизбежном совершенствовании форм международного научно-технического сотрудничества, переходе от одной формы к другой, сокращении значимости лицензионной торговли при возрастании роли кооперационных отношений в инновационной сфере, позволяющих распределять между участниками расходы и риск, связанные с освоением нововведений, особенно прорывных и дорогостоящих, выпускать в результате новую перспективную продукцию на основе крупносерийного производства с использованием «эффекта масштаба» в расчете на широкий мировой рынок с учетом жизненного цикла продукта.

Важным фактором мирового научно-технического развития стала соответствующая деятельность в рамках региональных интеграционных объединений, среди которых наиболее впечатляющие результаты достигнуты в рамках ЕС, где научно-техническая кооперация строится на трех основных уровнях: паневропейском – в рамках программ «Эврика», КОСТ (сотрудничество в области научных исследований и технических разработок), Европейского космического агентства, Европейской биомолекулярной лаборатории, ЦЕРН (Европейский центр ядерных исследований) и т.д.; субрегиональном – приграничное и экстерриториальное (вне общих границ) сотрудничество регионов стран ЕС; локальном – сотрудничество регионов одной страны ЕС.

Начиная с 60-х годов ХХ века, ООН способствует использованию науки и техники в целях развития. Соответствующая комиссия ЭКОСОСа занимается анализом научно-технических проблем развития, имеет мандат на содействие научно-техническому развитию развивающихся стран. В пределах своих мандатов научными и технологическими проблемами занимаются также ФАО, МАГАТЭ, МОТ, ПРООН, ЮНИДО и ВТО. Использованием науки в целях развития занимается также ЮНЕСКО, защитой интеллектуальной собственности – ВОИС и ВТО с заключенным в ее рамках соглашением по коммерческим аспектам прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС), реализация которого помимо позитивных сторон может иметь и негативные аспекты, усиливая коммерциализацию, приватизацию и монополизацию научно-технических новшеств.

В постиндустриальном обществе информационные ресурсы, содержащие научно-технические знания, превращаются в самый большой источник богатства, становятся основой социально-экономического развития общества нового типа, общества знания, где с помощью научной обработки информации, ее глобального распространения с помощью Интернета и других современных средств формируется глобальное информационное общество, облегчающее за счет интенсификации обмена новыми знаниями прогресс человечества по всем направлениям.

Важным направлением интенсивно развивающегося международного научно-технического сотрудничества как важнейшей составляющей международных экономических отношений в условиях глобализации выступает международное техническое содействие или техническая помощь, оказываемая, прежде всего, нуждающимся в ней странам, особенно развивающимся. Международные программы технического содействия осуществляются как по линии международных организаций, так и на двусторонней основе, содействуя социально-экономическому развитию стран-получателей, повышая их технологический уровень в различных формах (консультации и обучение, технологические гранты, возмездная и безвозмездная передача технологий, софинансирование научно-технической деятельности и сотрудничество в этой области и др.). Всему этому содействует информационная революция и формирование международного научно-информационного и коммуникационного пространства как важнейший результат и проявление глобализации в научно-технической и социально-образовательной областях, в инновационной деятельности, представляющей для всех стран особое значение в постиндустриальной стадии экономического развития.

Геополитическое измерение технологического позиционирования государств

В глобальной конкуренции на мировом рынке появилось новое стратегически важное измерение, которому под силу устанавливать новые правила игры и подчинить себе остальные сектора рынка. Из этого делается порою вывод, что по мере распространения супертехнологий они будут постепенно замещать чисто рыночные отношения, прежние правила и механизмы, образуя новые внеэкономические отношения и создавая новые внерыночные механизмы технологической эволюции человечества. Отсюда делается вывод, что глобальным лидером будет тот, кто будет поставлять всем участникам мирового рынка уникальные и устойчивые технологии, требуемые и используемые ими в своей деятельности, а мировое пространство современных рыночных отношений все в большей степени становится технологически зависимым и подчиненным требованиям иного внерыночного механизма.

Такие видные западные идеологи и политологи как Ф. Фукуяма и Дж. Сакс взамен разделявшей мир идеологии в бытность рухнувших СССР и Восточного блока, видят в условиях глобализации новую разделительную линию, ставящую под угрозу ее идеи, - неодинаковый доступ к новейшим технологиям различных мировых регионов. Сегодня мир разделяет не идеология, а технология, хотя все страны заявляют о своей приверженности глобальным рынкам.7. По расчетам Дж. Сакса 15 % населения планеты, сосредоточенные в наиболее промышленно развитых странах, создают почти все мировые технологические инновации. Около половины остальной части человечества способна, по его мнению, использовать имеющиеся технологии, в то время как треть его изолирована от них, не способная ни создавать собственные инновации, ни использовать иностранные технологии. К последним он относит тропические страны и регионы Африки и Латинской Америки, другие оторванные от внешних рынков территории, включая, как это ни удивительно, практически все постсоветское пространство, которые обречены тем самым на бесперспективную монокультурность, незавидную роль топливно-сырьевого придатка мирового хозяйства. Россия, по убеждению Дж. Сакса, лишена прочной основы для активного включения в систему современной глобальной экономики, нацеленной на динамичные технологические и инновационные трансформации. Вместе с тем, Дж. Сакс справедливо призывает к новому осмыслению глобального развития, к переориентации богатых стран и международных финансовых институтов с чисто материальной помощи отставшим в своем развитии странам, используемой ими к тому же малоэффективно, к содействию подъему их образовательного уровня, системы здравоохранения и защиты окружающей среды, технологических способностей, что, в свою очередь, должно помочь их включению в процессы глобализации.

Исторически мировое хозяйство состояло из промышленного передового центра и более отсталой периферии, стремящейся с большим или меньшим успехом сократить свое отставание в общем движении мира к более развитому индустриальному обществу. Современное мировое хозяйство имеет три вектора своего развития. Во-первых, мирохозяйственные центры, ориентирующиеся не столько на снижение издержек, сколько на устойчивое повышение качества; во-вторых, интегрированная в мировое хозяйство периферия, чья стратегия развития вынуждена все больше ориентироваться не столько на догоняющее развитие, сколько на поиск приемлемых ниш для своего существования. В-третьих, социально-экономические изгои, которые в обозримом будущем имеют минимальные шансы найти сколько-нибудь приемлемое место в мировой экономике.

Иначе говоря, сформировалась мировая система, обслуживающая исключительно интересы международного капитала и высокоразвитых стран, а на глобальной периферии господствует хаос свободного рынка, где за либеральной идеологией скрываются международные финансовые спекулянты, взрывающие национальные системы и тем самым освобождающие путь глобальным ТНК.

Поскольку в условиях современного научно-технического развития бесперспективно отгораживание от остального мира, одной из главных задач мирового сообщества в условиях глобализации выступает выработка и реализация программы устойчивого развития, сопровождаемого интенсивной международной координацией, сотрудничеством и кооперацией в науке, технике и технологии в интересах большинства человечества, а не только его наиболее преуспевающей части.

Сопровождающее глобализацию ослабление экономических функций национального государства вступает в противоречие с укоренившейся приверженностью к национально-государственной форме общественной и экономической жизни, контроль над которой все больше переходит от суверенных государств к другим субъектам: ТНК, глобальным банкам, международным организациям, ключевую роль в которых играют ведущие государства и прежде всего США, открыто претендующие на определяющую роль в формировании миропорядка, считаясь при этом прежде всего со своими национальными интересами и навязывая всем свое понимание должного и праведного, с чем не желает, как показывает практика последних лет, безоговорочно соглашаться большинство других членов мирового сообщества, особенно с настойчиво проводимой на современном этапе политикой воинственного гегемонизма и либерал-интервенционализма.

Проблемы перехода России к инновационному развитию

Всего этого не может не учитывать и Россия, для которой остро необходимо формирование стратегии научно-технического и инновационного развития. Необходимо учитывать при этом и то, что Россия сегодня не в состоянии вести фундаментальные исследования и НИОКР на мировом уровне по всей гамме продукции, претендующей на конкурентоспособность. Поэтому все большую актуальность для нее приобретают все современные аспекты научно-технической и технологической кооперации и международного сотрудничества.

Россия с петровских времен была сильна своей фундаментальной наукой, существенно отставая в коммерциализации ее результатов, как в национальных границах, так и особенно на мировом рынке. Тем не менее, современная Россия утратила большую часть тех сравнительно скромных позиций, которых достиг СССР в лучшие послевоенные годы своего существования. Результаты НИОКР фактически не рассматриваются как национальное достояние страны, имеющее стратегическое значение. Более того, в условиях перехода к рынку роль государства как субъекта правоотношений и контроля за патентно-лицензионной деятельностью была сведена к минимуму, что привело к передаче за рубеж значительной части высокотехнологичных разработок на условиях, наносящих ущерб экономической и технологической безопасности страны.

В России до настоящего времени не создана целостная система охраны и реализации результатов исследований и в целом интеллектуальной собственности, позволяющей учесть и защитить интересы всех участников научной и производственной деятельности, что существенно тормозит инновационную деятельность в стране на всех этапах ее развития. В то же время мировая практика свидетельствует о том, что удачная коммерциализация достижений науки и техники возможна только при прямом взаимодействии научных лабораторий и рынка при участии государства, наличии рыночной инфраструктуры трансферта технологий, которой у нас в стране практически нет после ликвидации государственной монополии на такой трансферт

Целью инновационной политики России является увеличение ВВП страны, уполовиненного в ходе рыночных преобразований, и рост благосостояния ее народа, оставляющего желать лучшего, активизация инновационной деятельности, практически прекратившейся с конца 90-х годов прошлого века, которая способствовала бы повышению конкурентоспособности ее продукции и на этой основе занятию ею прочного места в международной кооперации и разделении труда, преодолению ее ущербной сырьевой специализации, структурной деформации российской экономики и экспорта.

По многим макроэкономическим показателям Россия за истекшее десятилетие устойчиво перешла в категорию «догоняющих» стран, чей душевой доход в разы меньше, чем у стран-лидеров, а процесс глобализации не дал ей тех преимуществ, с которыми он связан для многих других государств. Даже при сохранении нынешних внушительных темпов роста при сохранении нынешней структуры экономики в ближайшее десятилетие прорыв ей далеко не обеспечен, тогда как демографическая ситуация, изменение цен на энергоносители, политическая и социальная нестабильность и другие неисключаемые обстоятельства могут лишь осложнить ситуацию в стране, существенно ухудшив ее экономические показатели.

Имеющиеся статистические данные свидетельствуют о том, что в последние годы российские предприятия минимально занимались инновационной деятельностью, оказавшись в целом на периферии бурно развивающегося процесса международной технологической интеграции.

На Россию сегодня приходится менее 1 %8 (фактически порядка 0,3 %) мирового рынка высоких технологий. Хроническое отставание в инновационной сфере грозит утратой Россией конкурентоспособности на освоенных рынках, не говоря уже о завоевании новых, ее общим отставанием от других стран в разработке и применении новых технологий, что особенно опасно для ее будущего в условиях наметившегося перехода передовых стран к самому современному и прогрессивному – шестому – технологическому укладу, основанному на непрерывном обновлении жизненного цикла продуктов с учетом изменения ситуации на мировых рынках, влияние которых на национальное государство и его развитие непрерывно возрастает.

Судьба национальной промышленности в решающей степени определяется уровнем собственного технологического развития и качеством инновационной политики государства. Повышение внешней технологической зависимости ключевых производств способно ослабить экономическую безопасность страны, а от развития международной научно-производственной кооперации в области высоких технологий преимущества и выгоды, прежде всего, получают развитые страны и регионы, их ведущие ТНК.

Объем инновационной продукции России (на базе последних достижений российской и зарубежной науки и техники) в общем объеме произведенной продукции инновационно активных предприятий, по самым оптимистическим оценкам не превышает 10 %, что в 7-8 раз меньше, чем в ведущих зарубежных странах, и может фактически надолго законсервировать научно-техническое отставание страны и неконкурентоспособность ее готовой и переработанной продукции на мировом рынке. Практически это означает, что страна будет продолжать развиваться преимущественно экстенсивным путем, все больше отставая от лидеров. При этом основным источником финансирования инновационной деятельности предприятий остаются их собственные весьма ограниченные средства, а роль бюджетных ассигнований и частных инвестиций на эти цели крайне мала, что неизбежно тормозит инновационную деятельность и совершенствование структуры экономики и экспорта страны. Не лучше положение в остальных странах Содружества.

Инновационная система планового характера, не обеспечившая переход к интенсивному экономическому развитию в бытность СССР, была разрушена сразу до основания, а инновационная система рыночного типа в России пока не сложилась из-за крайней ограниченности госбюджетных ассигнований на науку и платежеспособного спроса на научно-техническую продукцию со стороны национального предпринимательского сектора, ухудшения качественных характеристик научных кадров и материально-технической базы исследований. Сегодня расходы на НИОКР в стране едва превышают 1 % ВВП против 2-3 % в развитых странах, задающих тон в сфере нововведений и экспорте наукоемкой продукции. Сказывается и старение научных кадров, и сокращение их общей численности из-за падения престижа научной деятельности ввиду мизерных зарплат и сокращения спроса на научную продукцию и практика преобразований научно-исследовательских учреждений страны в примитивно-хозяйственные организации.

По степени вовлеченности в международное научно-техническое сотрудничество Россию опережают не только страны «большой семерки», но даже Южная Корея и ряд других стран. Иностранные инвесторы, вкладывая средства в наиболее перспективные направления российских исследований и получая исключительные права на их результаты, ограничивают рост конкурентоспособности страны на мировом рынке, а отсутствие у нее разработанной, направленной на перспективу научно-технической и инновационной стратегии в условиях глобальной трансформации мировой экономики становится препятствием для ее дальнейшего развития по всем направлениям.

Для России в настоящее время первостепенное значение имеет освоение реальных механизмов превращения нового знания в продуктовые и/или технологические нововведения, а также поиск инструментов и путей повышения эффективности этого процесса в промышленности на основе современных методов управления и регулирования, но с учетом уникальных преимуществ страны и с наименьшими затратами ее дефицитных ресурсов.

С учетом переживаемого Россией упадка в результате всех неудачных преобразований истекших одного-двух десятилетий наиболее универсальными инструментами содействия инновационной деятельности становятся развитие венчурных механизмов освоения нововведений; создание льготных условий для частных инвестиций в сферу НИОКР и освоение новых технологий; выравнивание (в сторону повышения) инновационного потенциала регионов и территорий; широкое использование технологических трансферов в национальном и международном масштабах; государственная поддержка научно-технического потенциала и инноваций; широкий доступ к глобальным источникам знаний и адаптация новых знаний к местным условиям.

Приоритеты прямого государственного финансирования обычно отдаются тем направлениям исследований, которые не могут поддерживаться частным сектором из-за высокой степени неконтролируемого риска и коммерческой неопределенности (фундаментальные исследования) или больших или трудно окупаемых затрат, имеют прямое отношение к обороноспособности страны. В большинстве других случаев государство берет на себя стимулирование частных исследований, в основном за счет специальных налоговых льгот и программ, способствующих проведению НИОКР и осуществлению инновационной деятельности, стержнем которых является списание налога на прибыль, тесно увязываемое с достигнутым уровнем инновационной восприимчивости компаний. Существуют и другие способы косвенного налогового стимулирования нововведений, а также разнообразная практика стимулирования и выравнивания региональных условий инновационной деятельности, применение которой возможно только с учетом конкретных местных условий и возможностей.

Специальных схем управления инновационной деятельностью заслуживает переходная экономика, где необходимо тесное взаимодействие между приватизированными промышленными предприятиями и находящимися в госсекторе научными учреждениями. Именно здесь может пригодиться зарубежный опыт в области организации передачи технологии с использованием соответствующей инновационной инфраструктуры в виде специализированных научных центров и инновационных фирм, обеспечивающих перевод новых перспективных научных идей в продуктовые и технологические нововведения, научных парков и бизнес-инкубаторов, венчурных фирм, подкрепленных законодательным стимулированием инновационного предпринимательства и охраной интеллектуальной собственности. Особо перспективными для нас при эффективном использовании могут стать создаваемые и планируемые особые экономические зоны и технопарки, которые за пару десятилетий помогли Китаю превратиться по признанию лондонского «Экономиста» в мастерскую мира (world workshop), а Ирландии и Финляндии стать в ряду центров мирового технологического прогресса.

В последнее время в России предпринимаются шаги к активизации инновационной деятельности, свидетельством чего служит формирование шести особых экономических зон и планируемых дополнительных, включая специально ориентированные на инновации технопарки9, создание «фонда фондов» – поддерживаемого государством венчурного фонда, стимулирующего частное венчурное инвестирование, шести региональных частно-государственных венчурных фондов, управляемых предпринимателями, и еще одного, специально ориентированного на инновации в области информатики (IT) ставшей наиболее динамичной отраслью России, занимая в ее ВВП 5 %, с перспективой достичь 80 % к 2010 г. На это выделяются значительные средства из федерального и

региональных бюджетов, хотя немалые средства предполагается получить и за счет частных инвестиций10. Планируется создание и государственного банка развития с уставным капиталом в 2,5 млрд. долл., ориентированного на содействие осуществлению государственной экономической и инновационной политики11.

Вместе с тем, в недавно опубликованном докладе Мирового банка, посвященном состоянию исследований и разработок в Восточной Европе и Центральной Азии, из 15 исследованных стран по инновационным способностям Россия, располагающая наибольшими в регионе научными кадрами (более 3400 исследователей на миллион населения), заняла 11-е место (первое – Эстония, последнее – Таджикистан). Основой ранжирования составили показатели в области образования, экономического стимулирования, государственных институтов, информационной технологической инфраструктуры. Авторы доклада ставят целью исследования стимулирование совместной деятельности исследователей и бизнеса в рассматриваемом регионе, представляющей, по их мнению, ключевую предпосылку успеха инновационных начинаний, поскольку выделяющие средства на них чиновники не могут обеспечить правильный выбор соответствующих проектов без учета рыночных предпосылок и не готовы брать на себя предпринимательский риск, подтверждая это опытом таких успешных стран как Финляндия и Израиль, где удалось преодолеть разрыв между исследованиями и рынком за счет привлечения к венчурному финансированию крупных и особенно средних и мелких частных фирм12.

Только разработка согласованной со специалистами, деловыми кругами и общественностью стратегии научно-технического прорыва, ясных принципов научно-технической политики, сочетаемой с благоприятными

финансовыми стимулами, способны четко определить задачи национальных социально-экономических и общественно-политических механизмов и инструментов по выходу России из непреодоленного трансформационного кризиса.

Однако даже правильно расставленные приоритеты дадут мало результатов, если не будет выработана и последовательно реализована комплексная стратегическая программа научно-технического развития и прорыва страны на мировом рынке. Так, исходя из наличия производственной и сырьевой базы, научного задела и высококвалифицированных кадров, мы реально могли бы поставить и решить задачу приоритетного развития на 25 лет по 12-16 макротехнологиям из 50 существующих в мире. Причем до 2010 г. основными из них могли бы быть только 6-7, по которым наш суммарно накопленный уровень знаний близок к мировому, а в ряде случаев превосходит его, к примеру, в области ядерно-реакторных технологий, авиации, космосе, судостроении, спецметаллургии и энергетическом машиностроении. Если бы эти макротехнологии удалось довести до конкурентоспособного уровня, то, по самым оптимальным расчетам, Россия на мировом рынке наукоемкой продукции способна была бы подняться с нынешних 0,3 % до 10-12 % занимаемой в нем доли, а это только по экспорту дало бы 100-120 млрд. долл. в год. Разумеется, что за мировой рынок наукоемкой продукции надо бороться, причем ключевыми факторами здесь выступают конкурентные качества, цены, экспортные кредиты, сервисное обеспечение, соответствие мировым стандартам и другие важные составляющие.

Направления активизации международного научно-технического сотрудничество России

Сепаратная интеграция России и других стран СНГ в мировое хозяйство при их нынешнем положении на нижних «этажах» мирового рынка, разногласиях и слабом технологическом уровне приведет к окончательному превращению Содружества в сырьевую периферию мировой экономики. Это не может устраивать Россию, побуждая ее к развитию и укреплению взаимосвязей в рамках СНГ. В рамках этих взаимосвязей важное место должно занять и научно-техническое сотрудничество, которое адекватно сочетало бы общие и индивидуальные их интересы, содействовало бы разработке совместных инновационных программ, налаживанию на деле научно-технической кооперации, созданию общего технологического и инновационного рынка.

Все это должно органически увязываться и с участием стран СНГ в процессе формирования Европейского исследовательского пространства, в котором предусматривается участие не только старых, но и новых членов ЕС, а также стран, подписавших с ЕС соглашения о научно-техническом сотрудничестве, среди которых уже числятся Россия и Украина. При этом предполагается согласно намерениям ЕС взаимодействие его членов со странами СНГ в области специализации научного потенциала последних, здравоохранения, обеспечения экологической безопасности (включая ядерной), энергетики, нераспространения вооружений. Активное включение России и других стран СНГ в формирование единого Европейского исследовательского пространства на взаимоприемлемых условиях и по возможности в согласованных между ними формах и направлениях позволит органично включиться в европейское научное сообщество, ускорить формирование собственных приоритетов национальной инновационной политики, а тем самым перейти к качественно новой его траектории, преодолев произошедший с 1992 г. чрезмерный крен технологической структуры в сторону увеличения доли ресурсодобывающих отраслей и ТЭК в ущерб наукоемким отраслям перерабатывающей промышленности. Для этого, в частности, следует, наконец, решить для чего нам нужны 2 триллиона рублей стабилизационного фонда: только для подстраховки от роста инфляции и возможных бед или для развития, прежде всего инновационного.

Важным направлением научно-технической политики должно стать и выравнивание региональных диспропорций, более последовательное и эффективное формирование локальных зон экономического роста, проведение ресурсно-инновационной стратегии, устраняющей сложившиеся структурно-технологические диспропорции на основе и при поддержке отечественной и мировой науки, международной кооперации.

Линия на развитие России в качестве органического члена мирового хозяйства предполагает ее вхождение в основные его структуры, что придает важное значение ее вступлению в ВТО на основе стандартных требований, но с предоставлением определенного периода для адаптации к правилам ВТО. Отсюда должен исходить и курс ее на постепенное (по мере достижения устойчивого роста производства) и дифференцированное по секторам открытие российского рынка с соблюдением необходимых и допустимых мировой практикой мер защиты отечественного производства, особенно наукоемкого и высокотехнологичного.

При том, что ЕС выступает важнейшим партнером РФ на рынках дальнего зарубежья, Россия как многонациональная евразийская держава должна стремиться развивать связи как в западном, так и восточном направлениях, становясь одновременно центром широкомасштабной трансконтинентальной кооперации между двумя центрами мирового развития – атлантическим и тихоокеанским, с вовлечением в нее всех заинтересованных стран и интеграционных группировок, и, прежде всего, СНГ и его структур, стимулируя интеграционный процесс в Содружестве на взаимовыгодной основе. На восточном направлении (в АТР) таковыми выступают АТЭС, АСЕАН, АСЕАН плюс три, другие формирующиеся группировки, в частности, в Северо-Восточной Азии и граничащие с нашим Дальним Востоком, которые для России и особенно ее восточных регионов представляют повышенный интерес, а поэтому важно шире вовлекать в сотрудничество с ними локальные ресурсы и возможности.

Важным инструментом вхождения России на мировые инновационные рынки является патентная и лицензионная деятельность которая характеризуется некоторым оживлением, возросшей активностью иностранных фирм в качестве покупателей и продавцов лицензий. Тем не менее, в самой стране практически отсутствует спрос на новые изобретения и патенты и продолжается рост экспорта незавершенных и неосвоенных разработок в развитые страны благодаря их высокой конкурентоспособности и низкой цены. Поэтому государству необходимо принять стратегические решения по прямому и косвенному регулированию институциональной, финансовой и правовой составляющих научно-технической деятельности, которые должны обеспечить реальные гарантии и стимулы выходу российских инноваций на мировой рынок и интенсификацию инновационно связанных процессов России и мирового сообщества.

Между тем, СССР в свою бытность накопил немалый положительный опыт научно-технического сотрудничества в рамках СЭВ и за его пределами, технического содействия развивающимся странам, который оказался практически невостребованным в новой России, хотя немалое из него могло бы быть с успехом использовано как в рамках СНГ, так и в научно-техническом сотрудничестве с развивающимися и развитыми странами, разумеется, с учетом новых условий и возможностей. При всем этом представляется целесообразным скорректировать инновационную политику России, рассмотрев, например, как предлагается в научных кругах, обоснованность разделения гражданских и военных технологий, выделив критические для поддержания обороноспособности страны и обеспечив их поддержку в рамках специальных государственных программ, подкрепленных бюджетным финансированием, а из гражданских ее отраслей выделить те немногие, где есть шанс войти в число «основных мировых инноваторов», сосредоточив на них всю государственную мощь, начиная от прямых субсидий и льгот и кончая их поддержкой на международном уровне, а для остальных гражданских отраслей создать благоприятный климат для частного капитала и инвестиций, российских и иностранных, и деятельности венчурных фондов, используемых пока крайне ограниченно.

Что же касается эффективной интеграции России в мировую экономику и международное научно-техническое сотрудничество во всех его современных формах, то и здесь не обойтись без активной поддержки государства как на национальном, так и международном уровнях. Для всего этого нужна комплексная программа научно-технического развития страны, учитывающая все необходимые для этого внутренние и внешние ресурсы и факторы, позволяющая решить стратегическую для страны задачу создания эффективной конкурентоспособной экономики, отвечающей вызовам глобализации и требованиям ускоряющегося научно-технического прогресса.

Л.З. Зевин М.П.Стрепетова*

Регионализация постсоветского пространства

и модернизация национальных экономик

В мировом хозяйстве сформировались две большие группы стран с весьма различными экономическими, социальными, технологическими и институциональными характеристиками. Периферийным странам, несмотря на отчаянные усилия, на протяжении последних десятилетий не удалось заметно сократить почти восьмикратный разрыв с развитыми странами по базовым экономическим показателям.13

Фрагментация оживляет в развивающихся и новых независимых государствах «дремавшие» часто разрушительные, процессы (консолидация и противостояние этнических групп, в том числе в сфере экономической деятельности, формирование локальных сообществ с сепаратистскими устремлениями, трения между различными конфессиями). Возникает сложная ситуация: глобализация ведет к сужению функций и ослаблению роли государства, в то время как порождаемая ею фрагментация обостряет противоречия и конфликты на национальном и локальном уровнях. Поэтому в периферийных странах особое значение приобретает качественная составляющая государственной экономической политики. Государство совместно с бизнесом и обществом призвано четко сформулировать ее цели для модернизации национальной экономики, создания благоприятных условий деятельности отечественных производителей и инвесторов, помочь им своевременно адаптироваться к внешней среде, поступающим из нее стимулам и шокам. Следует особо подчеркнуть, что в период глобализации участие в каком-либо интеграционном процессе для небольших и средних слабо- и среднеразвитых стран является императивом.

Мировой опыт подтверждает, что только экономическое пространство с емкостью рынка 250-300 и более млн. потребителей со средней наделенностью природными факторами может обеспечить создание устойчивых к внешним воздействиям жизнеспособных структур по глобальным критериям. В настоящее время это США, ЕС, Китай, Индия, Меркосур, НАФТА, АСЕАН (до распада - Советский Союз). Опора преимущественно на эндогенные источники роста делает такие крупные структуры достаточно устойчивыми даже при высокой степени открытости внешнему миру.

Жизненную необходимость формирования подобной структуры недавно подчеркнул премьер–министр Италии, бывший Председатель Еврокомиссии Романо Проди: «когда мы с комитетом анализируем происходящее в мире, мы начинаем понимать, что поодиночке мы не справимся. Перед лицом 1 миллиарда 300 миллионов китайцев, сотен миллионов американцев Германия, Франция, Италия в одиночку не выстоят. И когда мы отдаем себе отчет в этом, все мы понимаем, что нам нужна Европа».14

  1. Организация экономического пространства СНГ

На территории СНГ расположены одно очень крупное, одно крупное и десять средних и небольших по экономическим параметрам государств. Экономика ни одного из них, включая Россию и Украину, не отвечает жестким критериям мировых рынков. Если страны СНГ не хотят остаться на обочине глобальных процессов, им необходимо найти какую-либо взаимоприемлемую форму организации своего экономического пространства. Функционирующие на постсоветском пространстве субрегиональные группировки (Евразийское экономическое сообщество - ЕврАзЭС в составе Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана, ГУАМ 15 - Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова, Союзное государство Россия-Белоруссия, Организация Центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС) - Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан - и присоединившаяся к ней в 2004 г. Россия) по своим базовым экономическим параметрам не обеспечивают формирования «критической массы», которая могла бы обеспечить региону СНГ достойное место в мировом хозяйстве, модернизацию национальных экономик, закрепление не только на международных рынках сырья и материалов, но и на рынках промышленных изделий с высокой долей добавленной стоимости и услуг, и высоких технологий.

Отсутствие взаимодействия между субрегиональными объединениями, медленное продвижение в них интеграционного процесса, а временами откат и стагнация, элементы соперничества резко снижают экономический и технологический потенциал СНГ. Разобщенность не дает возможности ни России, ни другим странам Содружества конкурировать на равных с мощными интеграционными и страновыми структурами и ослаблять неблагоприятные внешние воздействия (ценовые шоки, неконтролируемые потоки капиталов, нелегальную миграцию, наркоторговлю, контрабанду и т.п.).

Таким образом после распада Советского Союза экономическое пространство СНГ оказалось неспособным адекватно отвечать на вызовы глобализации: его базовые показатели ниже среднемировых или, в лучшем случае, близки к ним. Неструктурированное экономически оно подвергается деструктивному воздействую мощных экономических структур с нескольких направлений. Поэтому до настоящего времени центробежные силы в регионе сильнее центростремительных.

Таблица 1

Позиции основных экономических объединений в мировом экспорте

Годы

О б ъ е д и н е н и я

% %

АТЭС

ЕС

НАФТА

АСЕАН-10

Меркосур

СНГ

1995

I

46,3

39,8

16,8

6,4

1,4

2,5

II

71,9

62,4

46,2

25,4

20,3

28,4

2000

I

37,5

29,6

15,6

5,5

1,1

1,7

II

72,6

62,4

54,2

24,0

21,2

19,1

2003

I

34,0

31,4

12,6

4,9

1,2

1,3

II

72,3

61,9

54,3

23,3

12, 3

17,2

2004

I

41,7*

14,5

6,2

1,5

2,8

II

67,6*

55,9

23,2

12,5

16,7

Примечание:

I - доля в мировом экспорте

II - доля внутрирегионального экспорта в общем объеме экспорта объединения.

В 2004 г. ВТО не предоставило информации по АТЭС по указанным позициям, несмотря на значительный объем внутрирегилнальных торговых потоков (более 70%), связывая это с тем, что АТЭС представляет собой интеграционную группировку открытого типа, включающую в себя ведущие экономики мира.

* Резкий рост показателей по ЕС объясняется включением показателей новых 10 стран Центральной и Восточной Европы, ставшими членами Сообщества. Увеличение доли СНГ за один год более, чем в 2 раза вызвано прежде всего ростом цен на энергоносители, металлы и другие изделия.

Источники:

Рассчитано по World Development Indicators. Washington, The World Bank. 2003; Directions of trade statistics. Yearbook 2004. Wash. 2004. September; International Monetary Fund: Direction of Trade, March 2006? Wash., IMF, 2006.Содружество независимых государств 2002-2003. Статистический ежегодник. М. 2004; Содружество независимых государств 2004. Статистический ежегодник. М. 2005.

Некоторое оживление процесса консолидации за последние три года в принципе не изменило ситуации, так как охватило лишь группировки с участием России; Украина, Грузия, Молдова и Азербайджан остаются вне этого процесса и пытаются создать альтернативный центр консолидации.

Объединения без участия России вряд ли смогут выйти за пределы решения задач локального уровня. Доля ГУУАМ в производстве ВВП в регионе СНГ снизилась за период с 1990 до 2004 г. в 2,0 раза, а ЦАС - 1,2 раза (см. табл. 2).16

Таблица 2

Доля функционирующих объединений стран СНГпо основным

макроэкономическим показателям в итоговых данных по Содружеству

(в текущих ценах), %

Региональные объединения

Валовый внутренний

продукт

Продукция

Промышленности

Продукция

сельского хозяйства

Розничный товарооборот через все каналы

Реализации

стран СНГ

1990

1996

1999

2004

1990

1996

1999

2004

1990

1996

1999

2004

1990

1996

1999

2004**)

СНГ всего:

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

100

ЕврАзЭС

74,2

86,4

78,0

86,1

72,3

70,3

71,8

83,7

67,5

72,7

63,0

67,6

70,2

89,1

79,4

85,7

СГРБ

68,0

82,0

67,0

80,1

67,5

65,5

67,0

77,6

57,9

66,7

55,4

59,4

63,6

86,5

74,7

81,3

ГУУАМ*)

24,0

12,9

20,1

12,4

25,9

28,1

26,9

13,3

30,7

26,0

35,9

27,0

26,4

10,4

19,9

15,8

ЦАС*)

9,4

7,1

12,7

7,6

8,3

11,2

11,4

7,3

14,3

10,9

20,4

13,4

10,8

5,9

13,5

6,3

*) ГУУАМ - до выхода Узбекистана, ЦАС - до присоединения России.

**) Казахстан, Молдова, Россия без оборота предприятий питания.

Составлено и рассчитано по данным Статкомитета СНГ.

Новый проект - «Союз четырех» (220-225 млн. населения, ВВП свыше 700 млрд. долл. в 2004 г., более 90% территории СНГ, научно-технический потенциал, объем экспорта, степень реформированности экономик и т.п.), на который приходится 80-90 и более процентов базовых экономических показателей СНГ, выглядит с позиций эффективности и конкурентоспособности наиболее привлекательным и потенциально эффективным интеграционным проектом на постсоветском пространстве. Однако его реализация, во всяком случае в среднесрочной перспективе, представляется маловероятной.

Таким образом, анализ экономических процессов в регионе СНГ, состояние двустороннего сотрудничества, процесс восстановления национальных экономик, накопленный (хотя скорее отрицательный) опыт создания и деятельности субрегиональных объединений, размеры территории, наделенность природными ресурсами, частично сохранившийся научно-технический потенциал, доля внутрирегиональной торговли (примерно 1/5 его суммарного объема) дают основания утверждать, что пока возможна структуризация экономического пространства СНГ лишь в формате субрегиональных интеграционных объединений - ЕврАзЭС и СГРБ. Судьба «Союза четырех» и «Организации демократического выбора и развития - ГУАМ" остается неясной.

Сравнение базовых показателей ЕврАзЭС, СГРБ и проекта «Союза четырех» приводит к выводу, что, в принципе, все они способны к саморазвитию, хотя эти показатели не полностью отвечают критериям мирового хозяйства. Ближе всего им отвечает формат «Союза четырех», поэтому развитие этого проекта в наибольшей мере отвечало бы интересам укрепления позиций региона в глобализирующейся экономике.

Проект «Союза четырех» фактически является последним шансом создать на постсоветском пространстве жизнеспособное субрегиональное интеграционное объединение, способное внести существенный вклад в модернизацию хозяйств стран-участниц, повышение их конкурентоспособности на мировых рынках. Попытки могут предприниматься и позднее, но набирающие силу внешние влияния мощных экономических структур Запада, Востока и Юга буквально «растащат» по частям страны постсоветского региона, как это уже произошло со странами Балтии, бывшими участниками СЭВ в Центральной и Восточной Европе.

Учитывая провал интеграционного проекта в формате СНГ и малую вероятность реализации проекта «Союза четырех», особый интерес представляет вопрос о возможности и готовности постсоветского экономического пространства к структуризации всех или хотя бы большинства стран в каком-либо интеграционном формате.

В сложившейся ситуации на постсоветском пространстве эту задачу может взять на себя только Россия. На уровне идей, теоретического обоснования и политических заявлений о преимуществах консолидированной позиции стран Содружества роль лидера ею в целом выполняется, но тенденции ее внутреннего экономического развития, векторы внешнеэкономической стратегии и политики, если не противоречат, то, во всяком случае, не создают реальной материальной основы для консолидации в долгосрочной перспективе.

За последние годы удалось затормозить падение доли внутрирегиональной торговли, но экономическое взаимодействие идет по-прежнему по «горизонтали», почти не затрагивая глубинные воспроизводственные процессы национальных хозяйств. Более того, происходит консолидация экономики России в качестве ресурсообеспечивающего сегмента мирового хозяйства. В рамках подобной внешнеэкономической политики, в принципе, возможна модернизация российской экономики, осуществление инновационной стратегии (преимущественно в интересах топливно-энергетического комплекса). Судя по среднесрочным прогнозам развития экономики России на 2006-2008 гг. и до 2010 г., а также развития ТЭК на предстоящие 10-15 лет, страна будет придерживаться именно такой модели модернизации и инноваций. Однако, она не будет способствовать консолидации постсоветского пространства. Более того, длительное доминирование ТЭК и нижних этажей обработки окажет дезинтеграционный эффект из-за обострения конкуренции однотипной продукции как на внутренних рынках, так и на рынках третьих стран.

Поэтому Россия пока не способна предложить реальный проект модернизации регионального экономического пространства СНГ, подкрепленного технологическими разработками и финансовыми ресурсами, хотя достижение ею в 2007 г. экономического уровня 1990 г., выход на траекторию устойчивого роста, наличие ресурсов и курс на развитие обрабатывающей промышленности, инновационную деятельность и высокие технологии позволяют надеяться на перемены к лучшему в рамках уже ближайшего десятилетия. Очевидно, целесообразно переориентировать деятельность руководящих органов субрегиональных объединений с участием России от формирования схем «идеальной» (бумажной) интеграции на поиск общими усилиями конкретных инфраструктурных и производственных проектов, осуществление совместных научных и технологических разработок, способствующих усилению взаимозависимости хозяйственных систем стран СНГ. Важная роль в консолидации экономического пространства СНГ принадлежит политике укрепления на нем режима «четырех свобод».

Статистический анализ показывает, что инвестиции российских и других корпораций в странах СНГ практически не руководствуются качеством законодательства. Значительно более важную роль играет наличие экономического интереса к взаимодействию хозяйствующих субъектов и национальной экономики в целом. В то же время правовые барьеры в сфере базовых законов способствуют вытеснению взаимодействия частных структур в полулегальную сферу. Здесь необходимы действия уже сегодня.

Несмотря на обилие соглашений, ни в сфере услуг, ни в сфере движения капитала – важных элементах модернизации национальных экономических структур, режим «четырех свобод» в странах СНГ не создан. Препятствиями для инвестиций являются, с одной стороны, ограничения на вывоз капитала, а с другой - препятствия для «входа» инвесторов. Ключевая проблема для мобильности капитала - валютное законодательство, предусматривающее ограниченную конвертируемость по капитальным операциям. Значительная часть ограничений обусловлена бюрократическими процедурами - регистрацией предприятий с иностранными инвестициями и наличием ограничений в отдельных отраслях. В сфере услуг наблюдаются двоякие тенденции. С одной стороны, в отдельных секторах (прежде всего, финансово-банковской сфере) существуют жесткие законодательные ограничения, с другой, отдельные рынки услуг в странах СНГ развиваются по пути формирования межгосударственных картелей. Идут параллельно интеграция и своеобразная либерализация, но пока не на рыночной основе.

Крайне сложная картина складывается в сфере трансграничного перемещения населения. Несмотря на многочисленные решения и рекомендации, единый миграционный режим в регионе СНГ не создан, идет частая смена его правил отдельными странами как на законодательном уровне, так и посредством подзаконных актов и, особенно, действий регулирующих органов. Миграционная политика России до последнего времени не отвечала в полной мере требованиям режима «четырех свобод» не учитывала демографическую и хозяйственную ситуацию в стране.

В этом контексте улучшение законодательства и методов регулирования миграции иностранной рабочей силы является первоочередной задачей в повышении эффективности ее использования в российской экономике, в том числе путем создания цивилизованных условий для мигрантов.

Представляется, что уже к концу этого десятилетия демографическая ситуация в России обострится до предела, затрагивая практически все стороны жизни России: экономический рост, «разжижение» плотности населения за Уралом, межэтнические отношения, ухудшение криминальной ситуации. Огромное число нелегалов, особенно создающих полуизолированные этнические сообщества, могут стать источниками серьезных беспорядков. Несмотря на это, России, для поддержания экономического роста, придется привлечь дополнительно несколько миллионов рабочих рук из-за рубежа. На наш взгляд, это следует сделать в первую очередь за счет русского и русскоязычного населения из Центральной Азии, других стран СНГ в возможно сжатые сроки, пока у него не потерян язык межнационального общения бывшего Советского Союза. Затраты на обустройство таких мигрантов будут быстрее возмещаться благодаря отсутствию языкового барьера и необходимости дополнительных расходов на обучение русскому языку. Еще важнее вклад этой части миграции в этническое сбалансирование иностранной рабочей силы (как временной, так и получившей право на постоянное проживание или российское гражданство).

Указ Президента РФ «О мерах по оказанию содействия добровольному пересечению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом» и Государственная программа пересечения могут принципиально изменить подход к решению этой жизненно важной проблемы страны. Программа рассчитана на 6 лет (2006-2012 гг.) и будет реализовываться в три этапа. Первый этап включает разработку законодательной базы и оценку потребностей регионов в трудовых ресурсах, второй – начало переселения, третий – оценку эффективности программы и ее корректировку. Предусматривается создание необходимых социально-экономических условий для привлечения соотечественников, проживающих за рубежом.

В отдельном рассмотрении в контексте консолидации нуждается проблема взаимоотношений двух групп стран в регионе СНГ с наиболее сильно различающимися уровнями развития. Отсутствие четко сформулированной позиции по этим вопросам подрывает заинтересованность в консолидации (и в интеграции) постсоветского пространства. Если менее развитые страны не будут уверены, что в интеграционном формате они получат какие-либо дополнительные ресурсы (не только материальные) для своего развития, то сосредоточатся на системе двусторонних отношений и/или будут ориентироваться на других крупных игроков за пределами региона СНГ. «Уставные» документы субрегиональных объединений на постсоветском пространстве уделяют внимание экономическому росту, повышению уровня жизни, устойчивости развития практически без выделения специфики ее решения странами с различным уровнем развития. В то же время Европейский Союз, АСЕАН, крупные развитые страны рассматривают передачу импульсов развития менее развитым участникам объединений и тесным внешнеторговым партнерам как важный стимул экономической консолидации и интеграции.

Важнейшим фактором, определяющим структуру и характер экономического пространства СНГ станет внешнеэкономическая ориентация России. Сейчас в ней доминируют позиции сторонников ориентации на евроатлантическое направление. В поддержку приводятся такие соображения, как цивилизационная близость, обеспечение безопасности, доступ к капиталам и технологиям и т.п. С этим нельзя не согласится, но с позиций экономических интересов России (и тем более СНГ в целом) в большей степени отвечает поиск оптимального баланса между Евроатлантическим и Азиатско-Тихоокеанским регионами.

В перспективе АТР и функционирующая в нем Организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) представляют для России и СНГ в целом стратегический интерес: здесь сосредоточено до 40% населения Земли, регион развивается высокими темпами, в нем формируются крупнейшие страновые структуры, функционирует интеграционное объединение - АСЕАН, разрабатываются планы его расширения за счет активизации взаимодействия с Китаем, Японией, «азиатскими тиграми», Австралией и Новой Зеландией. По объему российского экспорта АТР в два раза уступает Евроатлантическому региону, но по объему вывоза из России продукции обрабатывающей промышленности, включая машиностроение, примерно на столько же превосходит последний. Положение России - связующего звена между Европой и Азией - может превратить ее в крупнейшего эффективного сухопутного межконтинентального перевозчика.

2. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ И ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СНГ

Рост научно-технического и инновационного потенциала СНГ является одним из главных условий модернизации хозяйственных систем стран-участниц их способности адаптироваться к глобальным вызовам, эффективно использовать сравнительные преимущества и сформировать конкурентную по мировым критериям экономическую среду. Вклад новых знаний, воплощаемых в технологиях, оборудовании и организации производства, в прирост ВВП развитых стран, по оценкам экспертов, составляет 70-85%. Объем мирового рынка наукоемкой продукции в начале нынешнего десятилетия оценивается в 2,3 трлн. долл., из них примерно 39% приходится на США, 30% - Японию, 16 - Германию, Россию - 0,5%, Украину - 0,1%.17 Через 15 лет предполагается его рост до 4 трлн. долл. Страны СНГ до начала нового столетия фактически исключили науку, инновационно-технологическую сферу из числа стратегических (государственных и межгосударственных) приоритетов экономического развития. Старая система взаимодействия в научно-технической сфере была разрушена без создания новых механизмов рыночной системы.

Потребовалось более 10 лет, чтобы правительства этих стран осознали ответственность за формирования национальных инновационных систем, как одного из важнейших направлений модернизации экономики. За последние 5 лет четыре наиболее развитые страны СНГ – Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан наряду приняли государственные программы, в которых переход к инновационному пути развития, определен как главная цель государственной политики в области науки и техники. В России - это «Стратегия Российской Федерации в области развития науки и инноваций на период до 2010 г.» (принята в 2004 г.), в Республике Беларусь «Национальная стратегия устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2020 г. (НСУР-2020)», принятая в мае 2004 г., Казахстане - «Стратегия индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003-2015 гг.» (2003 г.), в Украине - «Стратегия экономического и социального развития Украины на 2004-2015 гг. по пути европейской интеграции» (2004 г.).

На эти четыре страны приходится подавляющая часть научно-технического и инновационного потенциала региона СНГ. Определенное представление о его состоянии дают следующие данные.

Таблица 3

Научно-технический потенциал стран «четверки»

1991

1995

2000

2001

2002

2003

2004

Число специалистов, занятых исследованиями и разработками (тыс. чел.)*

Беларусь

59,3

26,9

22,3

21,5

20,6

17,7

17,0

Казахстан

27,6

16,0

10,2

10,4

10,7

11,2

12,5

Россия

1079

620

501

489

489

482

409

Украина

295,0

179,8

120,8

113,3

107

105

106,6

в их числе: имеющих степень докторов и кандидатов наук (тыс. чел.)

Беларусь

0,6

0,7

0,8

0,8

0,8

0,8

0,8

5,8

4,4

4,8

3,7

3,5

3,4

3,3

Казахстан

0,5

0,7

0,9

0,9

0,9

1,0

1,0

4,5

3,4

2,8

2,8

2,7

2,8

2,8

Россия

16,2

19,3

22,0

22,3

22,6

22,9

23,1

118,0

97,2

84,0

82,2

79,8

78,9

76,9

Украина

3,4

4,1

4,1

4,0

4,0

4,0

4,1

27,8

27,4

17,9

17,4

17,1

16,7

17,0

Организации, выполняющие исследования и разработки

Беларусь

308

286

307

299

301

296

295

Казахстан

276

283

257

259

267

273

295

Россия

4564

4059

4099

4037

3906

3797

3656

Украина

1344

1453

1490

1479

1477

1487

1500

в том числе:

- научно-исследовательские институты

Беларусь

133

133

165

164

172

168

168

Казахстан

-

168**

133

78

66

65

110

Россия

1831

2284

2686

2686

2676

2564

2464

Украина

145

150

160

163

-

-

-

- конструкторские бюро

Беларусь

70

54

48

44

40

38

36

Казахстан

-

1**

7

10

12

13

16

Россия

930

548

318

289

318

229

194

Украина

502

300

207

198

-

-

-

- проектные и проектно-изыскательские организации

Беларусь

36

21

5

5

5

5

5

Казахстан

-

1**

6

8

7

7

33

Россия

559

207

85

81

76

68

63

Украина

117

57

57

50

- опытные заводы

Беларусь

10

9

10

9

8

8

8

Казахстан

-

2**

5

14

19

20

23

Россия

15

23

33

31

34

28

31

Украина

24

16

16

17

-

-

-

- высшие учебные заведения

Беларусь

27

34

33

33

34

34

35

Казахстан

-

23**

33

40

42

42

50

Россия

450

395

390

388

390

393

402

Украина

145

150

160

163

-

-

-

- промышленные предприятия, имеющие научную базу

Беларусь

24

18

37

35

31

32

32

Казахстан

-

2**

4

4

5

6

5

Россия

400

325

284

288

255

248

244

Украина

138

127

85

80

-

-

-

* специалисты-исследователи, обычно составляют 50-55% от общего числа научного персонала, работающего в научно-технической сфере;

** 1998 г.

Источники:

Республика Беларусь в цифрах 2005. Краткий статистический сборник. Минск. 2005. С. 136; Наука России в цифрах. Статистический сборник 2004. М. 2004. С. 14, 46; Наука Казахстана. Агентство Республики Казахстан. Алматы. 2003; Наука и инновационная деятельномть Казахстана в 2004 г. Статистический сборник, Алматы,2005. Статистичний шорiчник Ураiни за 2001 рiк. Державний комiтет статистики Украiни. Киiв. 2001; Статистика СНГ. Статистический бюллетень. 2004. № 18. С. 64, 76, 78; 2005, № 10, с. 58, 63.

Большое число организаций, занятых научно-техническими исследованиями, разветвленная система среднего и высшего образования во всех рассматриваемых странах могут создать впечатление, что они готовы к осуществлению масштабной инновационной деятельности. К сожалению, это далеко от истины. Многие исследовательские центры испытывают дефицит средств на обновление устаревшего оборудования, заработная плата не мотивирует ученых к творчеству, продолжается старение научных кадров, промышленность, научные и исследовательские организации не предъявляют спроса на новые технологии, оборудование и инновационный менеджмент.

Таблица 4

Удельный вес стоимости машин, оборудования, приборов

в общей стоимости основных средств научно-исследовательской

(конструкторской деятельности), в %

1991

1995

2000

2004

Беларусь

53

34

47

33

Казахстан

49

431)

22

22

Россия

59

34

28

33

Украина

59

20

28

31

1) 1996 г.

Источники: Статистика СНГ. Статистический бюллетень. 2004. № 18. С. 81.

Износ оборудования не компенсируется затратами на приобретение нового. В 2004 г. расходы на покупку нового оборудования составляли в Беларуси 3,2%, Казахстане - 6,5, России - 4,2% от суммы затрат на исследования и разработки.

В четырех наиболее развитых странах СНГ сконцентрирована значительная часть научных кадров мира. Только на Россию приходится 10-12% их общей численности. По этому показателю в 2003 г. она занимала 4-ое место в мире (более 490 тыс. исследователей и разработчиков) после США (1,3 млн.), КНР (810 тыс.), Японии (670 тыс.). Именно кадровой составляющей науки стран «четверки» был нанесен особо тяжелый урон. Произошло резкое сокращение научного персонала и прежде всего численности специалистов, непосредственно занимающихся исследованиями и разработками. За период с 1991 по 2004 гг. число исследователей сократилось в России в 2,6 раза, в Беларуси в 3,4, Казахстане - 2,2, Украине - 2,8 раза соответственно (см. Таблицу 3). Произошло также сокращение численности научных кадров в расчете на 10000 человек населения. В то же время, начиная с 2000 г. в некоторых странах наблюдался рост этих показателей, что можно объяснить в определенной степени снижением численности населения.

Таблица 5

Число научных работников и аспирантов

в некоторых странах СНГ на 10000 чел. населения

1995

1998

1999

2004

Научные работники

Беларусь

38,6

32,3

31,7

29,3

Казахстан

16,2

11,8

10,4

11,1

Россия

71,9

58,4

59,9

58,2

Украина

57,4

43,1

40,3

43,3

Аспиранты

Беларусь

3,0

4,4

4,8

5,5

Казахстан

2,6

3,1

3,0

3,8

Россия

4,2

6,7

7,4

9,8

Украина

3,4

4,4

4,5

5,9



Рассчитано по: Содружество независимых государств в 2004 году. Статистический ежегодник, М., 2005.

Только с 2000 г. сокращение численности научных кадров замедлилось, наступила стагнация с небольшими отклонениями в ту или иную сторону. Рост численности аспирантов необходимо комментировать с осторожностью: он вызван не столько общественными потребностями, сколько сокращением возможностей для способной молодежи сразу после окончания вуза найти применение своим способностям по специальности. Многие аспиранты или не защищают диссертации, или после защиты работают не по специальности - все это часто на фоне снижения требований к качеству исследований.

Крайне неудовлетворительно используется вузовская наука; лишь незначительная часть предприятий занимаются самостоятельными разработками. В период реформ потеряны многие связи между научно-исследовательскими организациями как внутри стран так и между ними. Трудности поиска работы по избранной профессии подпитывает процесс «утечки умов», ослабляя эту важнейшую составляющую инновационного процесса. Так, 30% программных продуктов всемирно известного «Майкрософта» производится русскоязычными специалистами18.

«Ахиллесовой пятой» инновационного процесса являются низкие темпы его роста и особенно торможение передачи полученных знаний от разработчика к потребителю. Во многом это объясняется стагнацией в развитии малого и среднего бизнеса в данной сфере: в неблагоприятной экономической среде расходы предприятия малого и среднего звена на получение поддержки нередко могут оказаться больше ее размеров. Поэтому инвесторы неохотно идут в венчурные фонды из-за чрезмерно высоких рисков.

Кумулятивное действие этих факторов привело к существенному ослаблению позиций «четверки», понизило конкурентоспособность их экономик, что грозит углублением отставания от развитого сектора мирового хозяйства.

Таблица 6

Технологические инновации и степень их проникновения в экономику, использование технологической информации и связи

в России, Украине и Казахстане (позиция в мире, 2004 г.)

Показатель

Россия

Украина

Казахстан

Техническая готовность

77

78

64

Внедрение технологий на уровне предприятий

63

86

59

Распространенность лицензирования иностранных технологий

101

96

82

Насколько ПИИ приносят в страну новые технологии

98

111

89

Расходы компаний на исследования и разработки

43

38

44

Качество естественно-научного и математического образования

21

47

52

Сотрудничество университетов и промышленности в научных исследованиях

42

46

54

Качество научных учреждений

31

47

52

Пользователи мобильной связи на 100 жителей

65

79

90

Пользователи Интернета на 10 тыс. жителей

66

75

93

Внимание правительства к инфотехнологиям

91

70

40

Персональные компьютеры на 100 жителей

52

83

-

Источник: World Economic Forum. Global Competitiveness Report 2005-2006. Geneva. Switzerland. 2003-2006.

В докладе Давоского экономического форума о глобальной конкурентоспособности приведены 12 показателей, которые определяют состояние инновационного процесса в странах и их восприимчивость к технологическим новшествам (см. табл. 6). В таблице приводится рейтинг стран по конкурентоспособности среди 117 стран, участвующих в проекте.19

Согласно этому исследованию, даже в более развитых при низкой общей конкурентоспособности (Россия - 73, Украина - 85 и Казахстан - 77 позиция) сохранена достаточная сильная научная среда: по роле инновационного фактора в уровне технологической конкурентоспособности позиции этих стран существенно лучше - 29, 33 и 47 место соответственно, что свидетельствует о возможности более активного использования инноваций в модернизации экономик «четверки». На начало 2003 г. в странах СНГ только 10% нефти добывалось с использованием современной технологии, аналогичный показатель по машиностроению - 20%, 60% стали выплавлялось на основе устарелых технологий.

Серьезным тормозом инновационного процесса является его финансирование почти исключительно из собственных средств предприятий при крайне слабом использовании систем банковского кредитования (внутренних и внешних) и финансовых рынков, а также отсутствие механизма доведения научных исследований до уровня разработок.

Затраты на науку к началу XXI века в рассматриваемых странах сократились по сравнению с началом периода трансформации в 10-15 раз. Наука только начинает приспосабливаться к рыночной среде, используя, наряду с государственными инвестициями, средства отечественных предпринимателей, внебюджетные фонды, заказы и гранты других стран. Хотя внутренние затраты в науку на исследования и разработки увеличиваются они намного уступают соответствующим показателям развитых стран, что является одной из главных причин недопустимо низкой наукоемкости ВВП в странах СНГ.

Таблица 7

Наукоемкость ВВП в более развитых странах СНГ (в %)

1991

1995

2000

2004

Беларусь

1,4

0,9

0,8

0,7

Казахстан

0,6

0,3

0,2

0,3

Россия

1,9

0,9

1,1

1,5

Украина

1,8

1,3

1,1

1,2

Источник: Статистика СНГ. Статистический бюллетень. 2004. № 18. С. 69; Содружество независимых государств в 2004 г. Статистический ежегодник. М. 2005.

Сотрудничество в инновационной сфере осуществляется на основе таких базовых документов, как «Об инновационно-инвестиционной инфраструктуре» (принят Межправительственной Ассамблеей государств-участников СНГ в 1997 г.), программа «Совместное инновационно-инвестиционное развитие государств-участников СНГ» (1998 г.), проект «Концепции межгосударственной инновационной политики на период до 2005 г.» и План реализации этой концепции (утверждены Экономическим Советом Содружества Независимых Государств в 2001 г.). Для координации работ создана система органов - Межгосударственный комитет по научно-техническому развитию (МК НТР), Межгосударственный научно-технический совет (МНТС), Международная Ассоциация академий наук (МАН) и ряд других структур и программ. Однако в рамках Содружества многочисленные программы реализовались крайне слабо. Можно отметить некоторое оживление сотрудничества в сложившихся интеграционных структурах - Союзном государстве России и Белоруссии и ЕврАзЭС, а также между странами «четверки» на двустороннем уровне. По оценкам экспертов, страны, более развитая «четверка» СНГ, способны при условии координации действий и объединения усилий предложить мировому рынку 10-15 макротехнологий из общего их числа примерно в 50. Это: авиационные, космические и ядерные технологии, судостроение, транспортное, химическое и энергетическое машиностроение, биотехнологии и другие, емкость рынка которых в 2010 г. оценивается почти в 100 млрд. долл.

Активизация инновационного процесса особенно важна для «продвинутых» субрегиональных группировок - ЕврАзЭС и Союзного государства России и Белоруссии, обладающих сравнительно большим научно-техническим потенциалом в СНГ. Но и они теряют свои позиции на мировом рынке высокотехнологичной, наукоемкой продукции. К началу XXI века доля стран ЕврАзЭС в мировом экспорте машин, оборудования, информационных систем и информационных технологий составила менее 0,4%. Удельный вес данной группы товаров в структуре экспорта стран Сообщества составлял менее 10%, тогда как в структуре импорта - 30%.20 Во взаимной торговле государств ЕврАзЭС доля товаров этой группы имеет тенденцию к уменьшению. Производственный потенциал ЕврАзЭС, его сравнительно емкий рынок после слияния с ОЦАС (более 200 млн. потребителей) позволяет организовать выпуск многих видов машин и оборудования, предоставления отвечающих современным требованиям услуг, которые в настоящее время закупаются за пределами объединения. Для решения этой задачи имеются как технологические условия, так и финансовые средства. Представляется, что инициатива подобного рода должна быть проявлена Россией, ибо это в наибольшей мере отвечает ее экономическим интересам. При этом инвестиции подобного рода не окажут сколь-либо существенного влияния на динамику инфляции.

Россия не смогла до настоящего времени предложить четко сформулированный, реальный и привлекательный для ее партнеров проект консолидации постсоветского экономического пространства на основе модернизации национальных хозяйственных систем. Анализ состояния региона, прежде всего экономического положения России и возможных тенденций ее развития, дает основания считать, что в СНГ начинают складываться условия для более эффективной организации регионального пространства. Во-первых, практически все страны вышли на траекторию сравнительно устойчивого роста (1999-2005 гг.) и нуждаются во внешних рынках и инвестициях, во-вторых, идет интеграционный процесс в субрегиональном формате, охвативший большую часть территории, доминирующую часть экономической деятельности; в-третьих, регион обладает богатым научно-техническим потенциалом; в-четвертых, мировой опыт дает представление о возможных путях экономической структуризации региона СНГ при сложившейся в ней страновой и интеграционной конфигурации; в-пятых, в ходе, хотя и неудачных, попыток интеграции всего региона созданы механизмы обсуждения и урегулирования многих социально-экономических проблем, разрешения спорных и конфликтных ситуаций; в-шестых, при различной внешнеполитической и внешнеэкономической ориентации страны Содружества объединяет ряд общих региональных и субрегиональных проблем.

В сложившейся ситуации оптимальным путем структуризации экономического пространства СНГ должна, на наш взгляд, стать активная модель включения в мировое хозяйство. Это означает, что на всем или на большей части территории региона, должна быть сформирована экономическая структура, способная организовать процесс расширенного воспроизводства преимущественно на собственной основе и обеспечить переход к постиндустриальной экономической системе.

Институционально эта система, очевидно, будет оформлена в виде интеграционной группировки с четко выраженным лидером - Россией, то есть будет напоминать не ЕС или АСЕАН, а скорее объединения типа НАФТА и Меркосур. Судя по мировым тенденциям, формирование эффективно функционирующей системы наднациональных органов станет возможным только на продвинутой стадии интеграции, когда партнеры уже начнут ощущать выгоды от участия в интеграционном объединении и убедятся в отсутствии у лидера стремления к безраздельному доминированию.

Импульсы полноценному процессу экономической интеграции на пространстве СНГ, как уже отмечалось, могут исходить только из России как следствие ее экономической мощи, размеров территории, природных богатств, качества человеческого капитала, финансовых и технологических ресурсов, научного потенциала, так и исторической объединительной роли российского государства и русского народа. Реализация интеграционного проекта возможна на основе поиска взаимоприемлемого баланса интересов и обязательств его участников.

На начальном этапе организации экономического пространства СНГ в интеграционном формате с участием возможно большего числа участников особое внимание следует уделить двум проблемам. В области политики проявлять максимальную деликатность, чтобы избежать развития синдрома «старшего брата» у России и «бедного родственника» у других стран. Острота проблемы вызвана не только объективными реалиями, но и активным ее «педалированием» внешними силами. В экономической сфере процесс интеграции будет буксовать до тех пор, пока Россия не определится с моделью своего развития, векторами внешнеэкономической ориентации и ролью внешнего фактора в своей национальной экономике и для всего постсоветского пространства. Если партнерам будет предъявлен проект модернизации региона общими усилиями, при определенном донорстве со стороны России в обмен на их встречные обязательства, региональный или субрегиональный интеграционный проект получит шансы на успех.

Ю.В. Шишков

д.э.н., профессор,

лавный научный сотрудник ИМЭМО РАН,

О ПЕРСПЕКТИВАХ ПОСТСОВЕТСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

В феврале нынешнего года президенты России, Украины, Казахстана и Белоруссии, собравшись в Москве, неожиданно объявили о создании новой интеграционной структуры – Организации экономической интеграции (ОРИ). В рамках этой «четверки» предполагается сформировать единое экономическое пространство. За время существования СНГ это уже шестая попытка создать нечто похожее на Евросоюз, где в течение полувека национальные хозяйства успешно сращиваются, государственные границы перестали быть преградами на пути свободного –перемещения людей, товаров, капиталов и услуг, введена единая валюта и утверждается все более единый правопорядок.

Напомним, что в марте 1992 г. главы правительств всех стран СНГ, кроме Украины, подписали в Москве Соглашение о принципах таможенной политики, предусматривавшее создание таможенного союза. Это было явное забегание вперед. Поэтому в сентябре 1993 г. девять государств Содружества заключили рамочный Договор об экономическом союзе сроком на 10 лет, предполагавший поэтапное создание в рамках всего СНГ зоны свободной торговли, таможенного союза, общего рынка товаров, капиталов и рабочей силы. Позднее к нему присоединились Грузия и Туркмения в качестве полноправных, а Украина – в качестве ассоциированного члена. В развитие этого договора в апреле 1994 г. было подписано развернутое соглашение о создании зоны свободной торговли как первого этапа формирования экономического союза.

Когда стало ясно, что создать зону свободной торговли в формате 12 государств не удается, в феврале 1995 г. была предпринята попытка совершить прорыв к таможенному союзу в более узком составе – России, Казахстана и Белоруссии, которые в рамках СНГ являются основными рынками сбыта друг для друга. Украина воздержалась тогда по политическим мотивам. Согласно этому договору, уже через полгода должны были быть отменены тарифные и количественные ограничения во взаимной торговле, упразднен таможенный контроль на границах, установлены единые таможенные пошлины в торговле с

*

третьими странами. Затем предполагалось в таком же спешном порядке

унифицировать внешнеторговое, таможенное, валютно-финансовое, налоговое и другое законодательство. Все это было заведомо нереально. Тем не менее, через год к договору о таможенном союзе присоединилась гораздо менее развитая Киргизия, а в феврале 1999 г. – и вовсе отсталый и разоренный гражданской войной Таджикистан.

Воплотить в жизнь таможенный союз «пяти», естественно, не удалось. После пяти лет бесплодных усилий на его базе в октябре 2000 г. было учреждено Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). Помимо нового названия эта организация получила модернизированный механизм принятия решений большинством голосов.

И вот теперь еще одно объединение, формально не отменяющее ЕврАзЭС, но фактически отправляющее его на ту же свалку, где оказались все предыдущие интеграционные проекты. Не стоит забывать и об особо претенциозном альянсе России и Белоруссии, который существует особняком и уже семь лет де-юре успешно поднимается со ступени на ступень, но реально, похоже, все дальше заходит в тупик.

В чем же причины такого стабильного невезения? Чтобы разобраться в этом, важно понять глубинные закономерности интегрирования стран, которых, по-видимому, не знают или не желают принимать во внимание политические элиты постсоветских государств.

Упрямые экономические закономерности

Когда распался Советский Союз, сохранение многовековых экономических связей между новыми независимыми государствами большинству их руководите­лей (за исключением лидеров стран Балтии) представлялось задачей первостепен­ной важности, хотя глубинные мотивы этого были различными. Для одних новорожденных государств, в том числе для России, важно было сохранить тради­ционные рынки сбыта своих неконкурентоспособных готовых изделий, для других – как можно дольше сохранить сложившуюся в недрах командно-распределитель­ной экономики систему явного и скрытого донорства в пользу менее развитых со­юзных республик за счет более развитых.

Тогда казалось, что сохранить целостность постсоветского экономического пространства не составит труда. Ведь здесь давно сложились устойчивые межреспубликанские хозяйственные связи, а между новорожденными государствами еще не было никаких торговых барьеров, на первых порах существовала единая валюта, действовали единые технические стандарты, сертификаты качества товаров и т. п. Наконец, все это пространство связывалось развитой транспортной и коммуникационной инфраструктурой, единой энергетической системой и единым языком межнационального общения. Казалось бы, в СНГ куда больше предпосылок для интеграции, чем в Евросоюзе, где все начиналось чуть ли не с нуля. Однако упускались из вида два важнейших обстоятельства.

Во-первых, переход от командно-распределительной экономики к рыночной перемещает национальные хозяйства стран СНГ в совершенно иную систему координат, где действуют принципиально новые правила игры. Здесь появляются такие неведомые бывшим союзным республикам факторы, как национальная конкурентоспособность; свободный выбор внешнеэкономических партнеров не только в ближнем, но и, что особенно важно, в дальнем зарубежье; асимметрия национальных экономических интересов, обусловленная разным уровнем технико-экономического развития стран, разной структурой их производства, и многие другие.

Во-вторых, реально интегрироваться способны далеко не все страны. Дело в том, что основой реального интегрирования национальных экономик является высокий уровень индустриализации и диверсификации производства и обмена, когда страны взаимодополняют друг друга в широком диапазоне самых разнообразных товаров и услуг, когда внутриотраслевая торговля достигает высокого уровня, дополняя и даже вытесняя межотраслевую торговлю. Лишь на таком этапе технико-экономического развития страны все теснее привязываются друг к другу тысячами торговых, производственных, финансовых и прочих связей и все более превращаются в целостный экономический организм. Понятно, что такое их сращивание достигается лишь на весьма продвинутом этапе развития обрабатывающей промышленности и прежде всего ее высокотехнологичных отраслей.

Напротив, аграрно-сырьевые страны, производя в значительной мере схожий ассортимент продуктов, выступают по отношению друг к другу не столько как взаимодополняющие партнеры, сколько как конкуренты. Поэтому они не открываются навстречу друг другу, а напротив, стремятся друг от друга отгородиться и искать рынки сбыта для своих товаров в других, более развитых регионах мира.

Эта закономерность международного экономического интегрирования убедительно подтверждается полувековой практикой. Интеграция успешно прогрессирует лишь между развитыми странами Западной Европы и Северной Америки, кое-что удается достичь в этом направлении индустриально продвинутым странам Латинской Америки. Но около трех десятков «зон свободной торговли», «таможенных союзов», и «общих рынков» в остальных развивающихся регионах мира на протяжении многих десятилетий остаются пустоцветами. И это естественно: в Западной Европе и Северной Америке свыше ¾ экспорта приходится на готовые изделия, в том числе 40-50% – на продукцию машиностроения, обладающую повышенной способностью связывать страны-партнеры узами международного разделения труда (см. табл.1). В меньшей степени подготовлена такая материальная почва для интегрирования в Южной Америке, еще меньше – в регионе СНГ, который по отраслевой структуре своего экспорта, особенно экспорта машин и транспортных средств, тяготеет не к Западной Европе или Северной Америке, а скорее к Ближнему Востоку или Африке, где, начиная с 60-х годов, не удалась ни одна из многочисленных попыток интегрирования.

Таблица 1.

Товарная структура экспорта различных регионов

(в % к итогу)

Товарные группы

ЕС

(1997)

НАФТА

(1998)

МЕРКОСУР

(1999)

СНГ

(1999)

Ближний

Восток

Африка

(без ЮАР)

Сырье и полуфабрикаты

24,4

21,2

52,3

54,8

65,8

80,3

Продовольствие и сельско-

хозяйственное сырье

9,8

11,0

40,0

8,9

5,7

20,1

Минеральное топливо

2,7

3,8

2,9

34,7

52,3

56,0

Руды и металлы

11,9

6,4

9,4

11,2

7,8

4,2

Готовые изделия

75,6

78,8

47,7

45,2

34,2

19,7

Химические продукты

11,6

8,4

6,2

8,3

5,0

4,0

Машины и трансп. средства

38,3

50,6

20,9

8,1

5,5

2,1

Прочие готовые изделия

25,7

19,8

20,6

28,7

23,7

13,6

Рассчитано по: UNCTAD. Statistical Handbook 2001, table 4.1; UN. Monthly Bulletin of

Statistics, May 2001, Special table “C”.

Не удивительно, что, несмотря на все усилия интеграторов и на отдельные примеры относительно удачного хозяйственного взаимодействия стран СНГ на двусторонней основе, экономическое пространство Содружества неуклонно расползается по швам. Общепризнанным показателем интенсивности межстрановых экономических связей является доля их взаимной торговли в общем объеме товарооборота со всеми странами мира. В этом показателе находит отражение и уровень технико-экономического развития стран-партнеров, и масштабы обмена инвестициями, и состояние производственного кооперирования их предприятий, и многие другие аспекты реального сращивания их национальных экономик. В наиболее продвинутом интеграционном регионе – Европейском союзе доля внутрирегионального экспорта в 1990 г. составляла 65,9%, а в 2001 г. – 61,2 %, в Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА) – соответственно 41,4 и 54,8%, в Южноамериканском общем рынке (МЕРКОСУР) – 8,9 и 20,8%i. В СНГ аналогичные показатели за истекшие годы почти неуклонно падали и к 2001 г. сократились в 3,4 раза (см. рис. 1).

Рисунок 1

Динамика доли экспорта стран СНГ в зону Содружества

в общем объеме их экспорта* (в %)



* Поскольку в 1990-1991 гг. и в начале переходного периода цены в торговле между странами СНГ были существенно ниже мировых, для сопоставления реальных стоимостных объемов экспорта в страны ближнего и дальнего зарубежья внутрирегиональный экспорт СНГ за 1990-1997 гг. был пересчитан в доллары по мировым ценам соответствующих лет. В последующем внутрирегиональные цены в общем и целом достаточно приблизились к мировым, так что разница между ними по отдельным товарным группам не вносит ощутимых искажений в сопоставление пропорций торговли с ближним и дальним зарубежьем.

Рассчитано по: Foreign Trade Statistics in the USSR and Successor States. The World Bank, 1995, p. 148-150; Внешнеэкономическая деятельность государств Содружества. Статистический сборник. М., 1999; Economic Survey of Europe, 2003, № 1. N.Y. and Geneva, p. 233.

Еще важнее, с точки зрения интеграции, процентное отношение объема взаимной торговли (либо взаимного экспорта) стран-партнеров к совокупному объему их ВВП. Этот показатель характеризует степень экономической открытости стран по отношению друг к другу, иными словами, степень взаимосцепления их национальных хозяйств. Расчеты показывают, что такое взаимосцепление убывает еще быстрее, чем доля взаимной торговли стран Содружества (см. рис. 2). В целом по СНГ этот показатель с 1990 г. упал в 6,4 раза, в том числе у России – в 7,3 раз. Это значит, что национальные хозяйства этих стран все более обособляются друг от друга. Иначе говоря, неуклонно углубляется их дезинтеграция.

Рисунок 2

Доля внутрирегиональной экспорта в ВВП стран СНГ* ( в %)

* ВВП выражен в международных долл. по ППС.

** Взвешенная средняя.

Рассчитано по: IMF. World Economic Outlook. Database September

2002, Gross domestic product ( current prices ); Данные таблицы 1.

Почему страны СНГ не интегрируются, а разбегаются в разные стороны

Положение усугубляется тем, что в товарообороте внутри СНГ доля готовых изделий, в особенности машин и транспортных средств неуклонно уменьшается, а доля базовых ресурсов растет. Как видно из табл. 2, с 1990 г. по 2001 г. удельный вес базовых ресурсов во взаимном экспорте СНГ возрос в 2,2 раза, в том числе топлива и сырья – более чем вчетверо. В то же время доля машин и транспортных средств упала в 1,7 раза, а изделий легкой промышленности – в 2,5 раза.

Это происходит, прежде всего, из-за неконкурентоспособности местных готовых изделий по сравнению с аналогами, импортируемыми из дальнего зарубежья. И рядовые потребители, и инвесторы предпочитают покупать пусть более дорогие, но зато качественные и надежные товары, изготовленные в развитых странах рыночной экономики, где конкуренция вынуждает производителей постоянно совершенствовать свою продукцию. Импортируемые из дальнего зарубежья товары как бы выдавливают готовые изделия из внутрирегионального товарооборота Содружества, что ведет к возрастанию в нем доли топливно-сырьевых ресурсов, металлов и других базовых товаров.

Таблица 2.

Товарная структура внутрирегионального экспорта стран СНГ

в 1990 г., 1997 г. и 2001 г. (в %)

Товарные группы

1990

1997

2001

Сырье и полуфабрикаты

24,8

56,3

54,0

Сельскохозяйственное сырье

5,3

5,9

4,9

Минеральное топливо и сырье

8,6

31,6

34,7

Металлы недрагоценные и изделия из них

10,9

18,8

14,4

Готовые изделия

75,2

43,7

46,0

Химические продукты

10,0

10,7

10,0

Машины и транспортные средства

31,6

18,4

19,2

Изделия легкой промышленности

15,0

4,7

6,1

Готовое продовольствие

9,3

4,1

3,8

Прочие готовые изделия

9,3

5,8

6,9

Рассчитано по: Statistical Handbook. States of the Former USSR. Wash., 1994;

Внешнеэкономическая деятельность государств Содружества.

Статистический сборник. М., 1999; Содружество Независимых

Государств в 2001 году. М. 2002, с.72-83.

Таким образом, объективные предпосылки для интегрирования национальных экономик здесь не улучшаются, а ухудшаются. С одной стороны, для взаимной торговли остаются все больше аграрные и топливно-сырьевые товары, которые, как уже сказано, далеко не способствуют интеграции национальных экономик. С другой стороны, именно такие товары наиболее конкурентоспособны на мировых рынках, поскольку их качество определяется в основном самой природой и потому всюду более или менее одинаково, а издержки их производства в Содружестве достаточно низки по мировым меркам. Поэтому их конкурентоспособность в странах дальнего зарубежья гарантирована.

В таких условиях производители базовых ресурсов закономерно устремляются на рынки этих стран, тем более что там экспортные цены значительно выше, чем внутри стран СНГ или в торговле между ними. Естественно, что наибольшая переориентация на дальнее зарубежье наблюдается у тех стран СНГ, которые располагают такими природными ресурсами и мощностями по их добыче (см. табл. 3). Это, прежде всего, Азербайджан, экспорт которого в дальнее зарубежье в 2000 г. состоял на 93% из нефти, ее производных и других минеральных продуктов; Россия (доля нефти и и других минеральных продуктов – 55,4%); Украина (черные и цветные металлы – 45%, минеральное сырье – 10%); Казахстан (металлы – 34%, минеральные продукты – 54%); Узбекистан (хлопок – около 80%); Таджикистан (минеральные ресурсы – 61%, цветные металлы – 56%)ii. Характерно, что быстрый рост в последние годы доли дальнего зарубежья в экспорте Армении, Украины и Казахстана в значительной мере обусловлен увеличением в его структуре удельного веса базовых ресурсов и уменьшением готовых изделий.

Таблица 3.

Доля дальнего зарубежья в экспорте стран СНГ

(в % к общему объему их экспорта)

Страны С Н Г

1991

1993

1995

1997

2001

Азербайджан

9,4

19,6

54,9

51,6

90,4

Россия

33,2

37,2

72,2

80,8

85,7

Армения

5,3

10,5

36,4

57,2

74,3

Украина

19,3

20,0

46,1

58,8

71,3

Казахстан

11,9

16,9

44,2

53,2

69,6

Таджикистан

20,6

52,6

65,5

61,4

67,5

Узбекистан

13,8

27,2

44,8

64,5

65,9

Киргизия

7,6

13,4

33,4

45,3

64,7

Грузия

2,2

28,4

36,2

40,5

55,0

Туркмения

6,1

30,7

49,7

52,0

48,2

Белоруссия

12,5

26,9

36,9

35,1

39,8

Молдавия

11,2

14,7

36,6

34,5

39,3

Рассчитано по тем же источникам, что и табл. 1.

Напротив, те страны СНГ, в экспорте которых значительное место занимают готовые изделия и пищевые продукты, например, Белоруссия или Молдавия не очень преуспели в освоении рынков за пределами СНГ и по-прежнему большую часть своего неконкурентоспособного в дальнем зарубежье экспорта направляют в страны Содружества. То же отчасти относится к Грузии и Киргизии. В этом – одна из основных причин относительно умеренной переориентации этих четырех стран на дальнее зарубежье.

Ограниченность выхода этих стран за пределы СНГ как экспортеров обусловливает и относительно скромный удельный вес дальнего зарубежья в их импорте. Это означает, помимо прочего, и ограниченность их возможностей ввозить новейшее оборудование для переоснащения собственной промышленности на уровне мировых стандартов. Следовательно, у таких стран заторможенный выход на рынки дальнего зарубежья является, по-видимому, долговременной тенденцией, предопределяющей длительную их ориентацию на рынок СНГ.

Но почему до самого последнего времени такие типичные экспортеры топлива и цветных металлов, как Туркмения, Киргизия и Казахстан отставали от других стран Содружества по степени выхода на рынки дальнего зарубежья? Они могли бы не менее успешно, чем Азербайджан или Россия сбывать там свои минеральные ресурсы, если бы существовала соответствующая транспортная инфраструктура. В свое время она создавалась так, чтобы обеспечивать топливом и сырьем основные индустриальные регионы СССР – Центр, Урал, Алтай, Донбасс и т. п. Необходимые для перевозки таких крупнотоннажных грузов железнодорожные и трубопроводные магистрали, которые связывали бы эти континентальные республики с дальним зарубежьем, почти отсутствуют. Попытки же Туркмении поставлять свой газ в Европу через российские газопроводы оказались разочаровывающими. Такие магистрали постепенно вводятся в строй, и это, скорее всего ускорит переориентацию среднеазиатских стран на рынки Китая, Турции, Ирана и другие регионы дальнего зарубежья. И их внешнеэкономические предпочтения закономерно еще более переместятся с России и СНГ в целом на дальнее зарубежье.

Поэтому национальные экономики стран СНГ продолжают «разбегаться» в разные стороны (см. табл.4). Россия, конечно, все еще остается главным центром экономического притяжения для остальных стран Содружества. Но ее доля в экспортных поставках даже ближайших соседей (Белоруссии, Украины, Молдавии и Казахстана) неуклонно снижается. Еще быстрее ослабевают торговые связи между остальными странами СНГ.

Минувшее десятилетие показало, что объективные условия для интегрирования экономик стран СНГ не улучшились, а значительно ухудшились, не говоря уже о том, что их хозяйственные механизмы в большинстве случаев стали менее схожими, а значит, и менее совместимыми, чем были в начале 90-х годов. Так, по оценкам Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), в 2002 г. доля частного сектора в формировании ВВП Армении и России составляла 80%, Грузии, Казахстана и Украины – 65%, Азербайджана и Киргизии – 60%, Молдавии и Таджикистана – 50%, Узбекистана – 45%, Туркмении – 25%, а Белоруссии – лишь

Таблица 4.

География экспортных товаропотоков стран СНГ

( в % к итогу по каждой группе стран)

Экспортеры

Год

Россия

Украина

Белоруссия

Молдавия

Казах-

Стан

Средняя

Азия

Закав-

казье

Дальнее

зару-

бежье

1991

35,7

6,4

12,8

8,0

37,1

1993

30,4

8,6

5,8

5,0

50,2

Россия

1995

18,5

4,3

2,2

0,5

74,5

1997

14,2

2,9

1,6

0,6

80,8

2001*

10,6

2,9

0,6

0,2

85,7

1991

56,0

12,0

3,6

7,9

4,5

16,0

Украина

1993

58,6

10,7

2,4

4,2

2,8

21,3

Белоруссия

1995

51,3

9,0

1,0

2,8

0,5

35,4

Молдавия

1997

40,2

7,6

0,7

2,5

0,7

48,3

2001*

16,7

2,1

0,2

0,6

0,2

80,1

1991

54,7

13,5

19,4

2,5

9,9

1993

58,3

10,3

11,6

2,9

16,9

Казахстан

1995

51,5

4,4

7,8

0,6

36,1

1997

33,9

5,5

5,0

0,4

55,2

2001*

21,9

5,1

3,1

0,9

69,0

1991

51,5

13,5

10,1

9,4

5,6

9,9

Средняя

1993

26,3

19,7

11,3

9,6

4,3

28,8

Азия

1995

23,9

14,2

8,6

8,0

6,7

38,6

1997

26,9

5,1

7,4

9,2

0,8

53,6

2001*

15,1

21,8

2,6

5,2

2,1

53,2

1991

60,3

15,9

4,8

7,2

4,5

7,3

1993

43,6

16,4

6,8

8,6

6,0

18,6

Закавказье

1995

29,0

6,9

2,9

13,0

6,9

48,7

1997

30,1

5,6

1,3

4,2

18,0

40,8

2001*

5,9

1,1

0,2

2,0

4,1

86,7

* Первое полугодие 2001 г.

Рассчитано по: Foreign Trade Statistics in the USSR & Successor States. Wash.,

1995, p. 150; Статистические ежегодники СНГ за 1996-1998 гг.;

Статистика СНГ. Статистический бюллетень, 1999, № 24, 2001, № 19.

20%iii. Можно ли интегрировать белорусскую экономику с российской, если участие государства там в 5 раз выше, чем у нас? Или хотя бы с украинской и казахской, где оно в 3,3 раза меньше, чем в Белоруссии? В таких условиях не приходится рассчитывать на то, что ситуация с экономическим интегрированием этих стран в ближайшем будущем может измениться к лучшему.

Наперекор экономическим императивам

Вопреки таким реалиям руководители ряда стран СНГ упорно стремятся переломить дезинтеграционные процессы. И делают это путем последовательного усложнения выдвигаемых задач и расширения полномочий интеграционных институтов. Обратите внимание: вначале (правда, после явного провала Соглашения 1992 г. о принципах таможенной политики) предполагалось создать зону свободной торговли. Это наиболее простая и приемлемая для всех форма организации взаимного товарообмена, которая связывает тарифно-таможенную политику государств-членов только в части их взаимной торговли, оставляя полную свободу действий в отношении всех других торговых партнеров. Вполне очевидно, что чем большая доля внешнеторгового оборота страны ориентирована на таких «внешних» партнеров, тем меньше ей хочется связывать себе руки в отношениях с ними единой тарифно-торговой политикой.

Однако, несмотря на возрастание такого объективно тормозящего фактора (см. табл. 3), в 1995-1996 гг., как уже сказано, пять стран во главе с Россией, не доведя до конца формирование зоны свободной торговли, решают создать таможенный союз. Это обязывает всех его участников иметь единую таможенную территорию и, соответственно, единый тарифный барьер по отношению к третьим странам, а следовательно, и проводить единую внешнеторговую политику в отношении всего остального мира. Тем самым должен быть положен конец самостоятельности государств-членов «пятерки» в их торговых отношениях с прочими странами. Это, естественно, идет в разрез с их национальными экономическими интересами.

Ведь менее индустриализированные страны СНГ предпочитают не вводить высоких импортных пошлин на готовые изделия (например, на автомобили) из дальнего зарубежья, тогда как Россия, Белоруссия и некоторые другие развитые государства Содружества, напротив, заинтересованы в создании внутри таможенного союза тепличных условий для своей обрабатывающей промышленности. Поэтому в таможенный союз в 1995-1996 гг., удалось включить только пять стран. Но и в таком узком составе каждая из них настаивает на длинном списке изъятий из единого согласованного тарифа, оставляя для себя солидные бреши в этом барьере. Не удивительно, что за шесть лет существования «пятерки» удалось согласо­вать лишь 10% единых импортных тарифов. Вместе с 50% изначально совпадавших это дает 3/5, но остальные 2/5 затрагивают жизненно важный для каждой страны-участ­ницы импорт и не поддаются приведению к общему знаменателю. А коль так, то единый тарифный барьер в целом ввести невозможно.

Тогда решили преобразовать несостоявшийся Таможенный союз в Евразийское экономическое сообщество, предполагающее еще более высокую степень интеграции. При этом предпринята попытка ужесточить процедуру принятия коллективных решений: принцип единогласия заменен принципом квалифицированного большинства. Теоретически это позволяет той или иной коалиции стран внутри «пятерки» навязывать свою волю колеблющимся или строптивым ее членам.

Наконец, новая инициатива еще более амбициозна, поскольку единое экономическое пространство – это не только общая таможенная территория, но и общий рынок услуг, капиталов и рабочей силы, что в принципе предполагает либо теснейшую увязку рыночных курсов национальных валют, либо введение единой валюты типа евро в ЕС. Кроме того, это предполагает единую модель хозяйствования и очень близкие политические режимы высокоразвитой демократии. Примечательно, что и в этом случае не обошлось без усиления надгосударственного начала: объявлено о намерении создать межгосударственную комиссию по торговле и тарифам, независимую от национальных правительств. Похоже, что в этом плане мы окажемся впереди планеты всей. Органов, независимых от государств-членов, нет ни в ЕС, ни в одном другом интеграционном объединении.

Таким образом, на протяжении уже десяти лет на постсоветском пространстве наблюдается уникальное явление: чем меньше страны СНГ по объективным причинам способны к реальному интегрированию, тем более неподъемные интеграционные про­екты выдвигаются и тем больший упор делается на институционально-административ­ный ресурс. Вектор реального экономического развития и вектор политических усилий направлены в противоположных направлениях. Похоже, что лидеры «пятерки», «четверки» и российско-белорусской «двойки» рассчитывают переломить ситуацию волевыми приемами. Возможно, сказывается то, что и лидеры и в целом политические элиты стран СНГ воспитывались в эпоху, когда все экономические процессы происходили «по воле партии и правительства». Но пора бы уже усвоить, что законы экономики столь же объективны и неумолимы, как законы физики или химии. Через колено их не переломишь. Сколько бы ни переименовывались их многосторонние объединения, как бы ни переделывались их межправительственные организации, повернуть вспять объективно обусловленный процесс дезинтеграции экономического пространства Содружества невозможно.

В этих условиях единственно разумным является ориентация на обычные двусторонние торгово-экономические отношения, какие Россия и другие государства СНГ успешно развивают со странами Прибалтики, Восточной Европы, Южной и Восточной Азии. Такая модель отношений внутри Содружества фактически давно сложилась. И лучше бы, не наступая раз за разом на одни и те же грабли, эффективно использовать эту оправдавшую себя форму сотрудничества.

Л.Вардомский

Инновационная модернизация в РФ

Особенностью России, как известно, является ее топливно-сырьевая специализация в мировой экономике при крупном интеллектуальном потенциале, унаследованном от советского времени. В ходе рыночных реформ произошло упрощение промышленной структуры и рост зависимости экономики и финансов России от экспорта топлива и сырья. Опасность такого развития показал финансовый кризис в августе 1998 г. Резкое понижение мировых цен на энергоносители и сокращение поступлений в бюджет вынуждало покрывать растущий разрыв между расходами и доходами бюджета за счет внутренних и внешних заимствований, что в конечном итоге вызвало дефолт. В последующие годы конъюнктура на рынках топлива и сырья принципиально изменилась, обеспечивает устойчивое улучшение финансового положения России. Однако топливно-сырьевой флюс создает серьезные структурные, финансовые и социальные проблемы, сдерживающие рост конкурентоспособности страны и делающие неустойчивым ее экономическое и геополитическое позиционирование в мире.

В программных документах Правительства РФ ставится задача изменения структуры экономики страны в пользу отраслей высокой степени обработки, услуг, ускоренного развития наукоемких производств. Модернизация российской экономики предполагает как технологическое обновление действующего производственного потенциала, так и ускоренное развитие высокотехнологичных видов деятельности. Ее последовательная реализация призвана превратить технологические и организационные нововведения в главный фактор количественной и качественной динамики российской экономики21. Иными словами, модернизация российской экономики может строиться только на основе динамичного освоения национальных и заимствованных технологических инноваций.

Постановка такой задачи вполне обоснована, учитывая значительное инновационное наследие России от советского времени.

Проблемы инновационного потенциала

Созданный в советское время научно-технический потенциал России формировался в условиях централизованной, административно-командной системы на основе исключительно бюджетного финансирования и закрытости от внешнего мира. У исследователей, разработчиков и производителей не было проблем ни с финансированием, ни с внедрением и реализацией технологий и продукции. При этом большая часть НИОКР была связана с решением задач укрепления обороноспособности страны. Научно-технический потенциал СССР обеспечил ему ракетно-ядерный паритет с США, но не смог предотвратить нарастающее технологическое отставание от стран Запада.

С началом рыночной трансформации, децентрализацией экономики и власти бюджетное финансирование НИОКР резко сократилось. За 1992-2003 гг. доля ассигнований по разделу фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу федерального бюджета сократилась с 2,43% до 1,71%.22 Внутренние затраты на исследования и разработки в России составили в 2004 г. 196 млрд. рублей (43% в постоянных ценах от уровня 1990 г.). Доля в ВВП затрат на исследования и разработки в 2004 г. равнялась 1,17% (в 1990 г. - 2,03%).23

Одновременно выяснилось, что этот сектор экономики крайне слабо адаптируется к рынку. Программы конверсии не дали ожидавшихся результатов. Научные и технологические заделы из-за отсутствия необходимого менеджмента и финансирования в 90-е гг. не могли быть реализованы. Многие из них к настоящему времени устарели. Новых собственных перспективных разработок во многих областях техники практически нет.

Значительная часть унаследованного инновационного потенциала страны, который составляют фундаментальная и прикладная наука, высшее образование, опытно-конструкторские учреждения была утрачена. Персонал, занятый в НИОКР, за 1992 – 2004 гг. уменьшился с 1533 тыс. чел до 839 тыс. чел.24 Сегодня лишь в немногих секторах инновационной сферы Россия сохраняет ведущие позиции в мире.25 Доля инновационной продукции в общем объеме промышленной продукции страны в 2003 г. не превышала 8% при минимальном пороговом значении в 12% необходимом для устойчивого развития по инновационной модели.26

Особую проблему создал распад СССР и его единого научно-технического комплекса на отдельные государственные сегменты. Унаследованный Россией потенциал оказался асимметричен относительно потребностей национальной экономики и социальной сферы. Отдельные его части оказались избыточны, а другие недостаточны. В других постсоветских странах также произошло, причем в еще большей степени, уменьшение инновационного потенциала.

Уровень инновационной активности страны, как известно, определяется не только наличием необходимой базы знаний для инноваций, но и развитостью механизмов реализации имеющегося интеллектуального потенциала. В 90-е годы в России началось формирование элементов национальной инновационной системы (НИС), под которой понимается совокупность экономических субъектов, а также государственных и общественных институтов, обеспечивающих условия для производства новых знаний и их охраны, преобразование в новые продукты, услуги и технологии, распространение и рыночную реализацию.27

Однако масштабы и темпы создания современной НИС пока явно недостаточны. В ней, по – прежнему, резко преобладает государственный сектор плохо поддающийся маркетизации. Отдельные стадии инновационных переделов (циклов) разрозненны. Сравнительно сильные позиции России в фундаментальной науке сочетаются с откровенно слабым выходом на национальный и мировой рынки с новыми технологиями и продуктами28. Инновационная сфера России, по мнению ряда специалистов, неконкурентоспособна ни на внутреннем рынке, ни на внешнем рынках.29 На мировом рынке услуги научного сектора и научно-техническая продукция страны слабо востребованы. Их доля там крайне мала (около 0,3%) и неадекватна научно-техническому потенциалу стран. Одновременно исследователями отмечается низкая восприимчивость российских компаний, действующих в сфере производства, к инновациям, что приводит нарастанию технологического отставания России от развитых стран.30 А при наличии выбора между российскими и зарубежными технологическими новшествами российские компании в большинстве случаев отдают предпочтение зарубежным.

В 2000 г. экспорт и импорт технологий были примерно равны по объемам – 11,9 млрд. руб. В 2004 г. стоимость сделок по импорту технологий составила 53,9 млрд. руб. и существенно превысила экспорт - 31,1 млрд. руб. В структуре экспорта технологий преобладают инжиниринговые услуги – 67,1% и научные исследования – 11,9%, в импорте также инжиниринговые услуги – 72,8%, товарные знаки – 15,5% и 4,6% - патентные лицензии.31

Структура торговли технологиями отражают современные особенности российской НИС. В 2004 г. было заключено на 2,5 млрд. руб. соглашений по приобретению за рубежом патентных лицензий, а соглашений по продаже лицензий за рубеж на 0,13 млрд. руб. В то же время российские организации заключили соглашений по проведению научных исследований для иностранных заказчиков на сумму 3,7 млрд. руб., а заказали за рубежом исследований на 0,4 млрд. руб.32

Таким образом, российские научные организации в значительных объемах проводят научные исследования для зарубежных заказчиков, а российские компании расходуют немалые средства на приобретение технологических нововведений за рубежом. Это естественная реакция на глобализацию инновационной сферы при отсутствии в России компаний, способных организовать инновационный процесс в глобальном масштабе. Растущие объемы работы российского НИОКР на условиях аутсорсинга позволяют сохранить часть инновационного потенциала, но обрекают Россию на роль чистого платильщика инновационной ренты зарубежным компаниям. Изменению данной ситуации до последнего времени препятствовало отсутствие в России соответствующих проинновационных институтов.

Действующие инструменты государственной инновационной политики

Действующее в России законодательство, регулирующее инновационную деятельность, пока нельзя назвать проинновационным. В России до сих пор (весна 2006 г.) преобладают такие инструменты реализации новых знаний как федеральные целевые программы и госзаказ. Налоговые льготы для учреждений НИОКР, которые особенно важны для рыночных компонентов НИС, пока невелики и трудно доступны. Инвестиционно-налоговый кредит, который может быть предоставлен организациям, проводящим НИОКР и занимающимся внедренческой и инновационной деятельностью требует довольно сложных процедур. Решение о нем принимается первым заместителем Минфина. Для его получения необходимо представить бизнес-план инвестиционного проекта и экспертное заключение МЭРТ о качестве проекта и его экономической целесообразности.

Налоговый кодекс предусматривает также освобождение от НДС выполнение НИОКР за счет бюджета, а также средств от определенных фондов, например, Российского фонда фундаментальных исследований. Кодекс также предоставляет льготы научным организациям по земельному налогу33.

Имеющиеся федеральные законы «Об авторском праве и смежных правах», «О науке и государственной научно-технической политике», «Патентный закон РФ» и др. в ряде отношений слабо увязаны между собой и другими законодательными актами страны, отдельные нормы изложены недостаточно четко, что не создает необходимого стимулирующего эффекта для развития инновационной деятельности34. Наибольшие проблемы создает правовая нерешенность вопросов интеллектуальной собственности, а именно, определения четких юридических критериев прав на нее государства, организаций-разработчиков и отдельных исследователей и разработчиков.

Для успешного развития информационных технологий требуют упорядочивания процедуры валютного, налогового и внешнеторгового регулирования экспорта программного продукта. Это один из наиболее активно развивающихся в России сегментов ИТ-рынка. В 2003 г. экспорт программного обеспечения составил $546 млн. долларов, а в 2005 года достиг 1 млрд. долл.35 Однако существующие регламентации, вытекающие из российских правовых актов, вынуждают отечественных производителей программного продукта обращаться к западным компаниям-посредникам, предлагающим более конкурентные условия36.

Немаловажным тормозом развития НИС являются ограничения для научных учреждений по осуществлению рыночных операций. Большинство научных организаций существует в форме унитарных предприятий и государственных учреждений. Хотя Гражданским кодексом РФ унитарные предприятия отнесены к коммерческим организациям, однако, их правоспособность не позволяет полноценно участвовать в гражданском обороте. Имущество этих предприятий не принадлежит им на праве собственности, оно закрепляется за ними на хозяйственное ведение или оперативное управление. Унитарные предприятия не вправе создавать юридические лица в качестве своих дочерних предприятий, поскольку создание другого предприятия и выделение для него имущества разрешаются только с согласия собственника. Унитарное предприятие не может быть участником коммерческих и некоммерческих организаций37.

В связи с этим государственные научные центры сталкиваются с множеством проблем при создании внедренческих фирм, вхождении в состав учредителей инжиниринговых компании, сотрудничестве с венчурными фондами и т.д. Что касается госучреждений то, поскольку финансовые ресурсы им выделяются по смете, они могут их тратить только в соответствии со сметой. Все остальные действия осуществляются только с согласия федерального собственника.

Формирование НИС затрудняет также централизация управления и финансирования инновационной сферы, которая связана с принятием федерального закона от 22 августа 2004 года N122-ФЗ. Он внес большое количество изменений в действующее законодательство, в том числе, и в закон «О науке и государственной научно-технической политике». Законом № 122-Ф3 субъекты Российской Федерации были лишены некоторых своих полномочий. В частности они утратили полномочия по формированию научных и научно-технических программ на уровне субъектов, а также по участию в выработке и реализации государственной научно-технической политики. Это не согласуется с «Основами политики РФ в области развития науки и технологий на период до 2010 г.», утвержденных указом Президента в 2002 году, который в качество одной из своих важнейших задач определил как раз сбалансированность интересов центра и регионов в области реализации инновационных проектов.

Активизация инновационной политики

В середине текущего десятилетия наметилась активизация государственной инновационной политики России. Это связано с укреплением государств, притоком в страну нефтедолларов и скорым вступлением в ВТО. И, конечно, отчетливым пониманием руководством страны тех геополитических, военно-стратегических, социальных и экономических проблем, которые вызовет дальнейшая деградация инновационной сферы.

В 2005 г. концептуально оформилась политика перехода России к инновационному развитию. Несколько ранее, в конце 2004 г. Правительством России была одобрена, разработанная Мининформсвязи РФ, «Концепция развития рынка информационных технологий в РФ». Согласно концепции, уже к 2010 г. общий объем производства российской ИТ-отрасли вырастет более чем в 5 раз по отношению к 2003 г. Занятость в отрасли составит не менее 5% работающего населения страны. Россия войдет в тройку лидеров на мировом рынке экспорта ИТ-услуг, а в целом по развитию информационных технологий – на уровень стран ЕС.

В августе 2005 г. были утверждены Председателем Правительства Российской Федерации Основные направления политики Российской Федерации в области развития инновационной системы на период до 2010 года.

В том же году были разработаны Министерством образования и науки «Стратегия РФ в области развития науки и инноваций на период до 2015 г.» и Министерством экономического развития и торговли «Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006-2008 годы)».

«Стратегия РФ в области развития науки и инноваций на период до 2015 г.» содержит подробную характеристику современного состояния инновационной сферы, вскрывает главные проблемы и предлагает пути их решения. В стратегии содержится план действий и комплекс мероприятий по активизации инвестиционной деятельности в России.

Реализация «Стратегии» предполагает реформирование научной сферы, формирование крупных научно-исследовательских центров («национальных лабораторий»), институциональную концентрацию расходов по НИОКР, инвентаризацию имущественного комплекса, включая права на результаты интеллектуальной деятельности.

В документе определяются национальные приоритеты в научно-технической сфере, именуемые как «технологические коридоры» и рассматриваются два сценария реализации стратегии – инерционный и активный, оцениваются условия, механизмы, риски и результаты их осуществления. Причем Минобрнауки, как основной, рассматривает активный сценарий, в котором приоритет отдается поддержке фундаментальной науки и концентрации ресурсов на ограниченном числе приоритетных направлений прикладных исследований, развитии ограниченного числа «технологических коридоров», в рамках которых конкурентоспособность отдельных выбранных секторов российской экономики достигается преимущественно за счет технологий отечественной разработки.

Реализация Стратегии, по мнению разработчиков, позволит повысить долю инновационной продукции как в общем объеме продаж промышленной продукции (с 5% в 2004 г. до 8% в 2007 г., и до 15% в 2011 г.), так и в экспорте промышленной продукции (6% в 2004 г., 9% - в 2007 г. и 20% в 2011 г.).

В этом документе намечается также устранить законодательные прорехи, сдерживающие развитие НИС. В частности будет разработан закон «О передаче технологий», уточнены с учетом современных требований законы об охране интеллектуальной собственности, о коммерческой тайне и др.

В «Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006-2008 годы)» инновационная деятельность перечислена в числе приоритетов Правительства РФ. В документе указывается на необходимость повышения «…роли научных исследований и разработок в экономическом развитии страны и отдельных предприятий, превращение научного потенциала в один из основных ресурсов устойчивого экономического роста. Реформа науки и стимулирование инноваций должны быть нацелены на роста предложения инновационной продукции и услуг путем: формирования рынков инновационного капитала и информационно-консультационных услуг в инновационной сфере, развития нормативно-правовой системы оборота интеллектуальной собственности и ее защиты, расширения системы кадрового обеспечения инновационной экономики. Необходимо создавать благоприятные условия для внедрения в производство передовых технологий.»

В прогнозном (до 2015 г.) разделе Программы «инновационно-активный» сценарий развития фактически рассматривается как единственно приемлемый для России. Инновационно-активный сценарий призван обеспечить устойчивое повышение конкурентоспособности и эффективности российской экономики. Он опирается на малый и средний бизнес, на сильную социальную политику, на рост человеческого капитала, повышение эффективности государственного управления, на развитие рыночных институтов и широкое включение страны в глобальную экономику.

Одним из проявлений реализации инновационно-активного сценария должно стать повышение в экономике доли информационного и высокотехнологичного сектора (к нему отнесены высокотехнологичные отрасли промышленности и виды социальной деятельности, связанные с инвестициями в человеческий капитал – образование, медицина, наука и научное обслуживание, информатика) с 8,6% в 2003 г. до 17% ВВП в 2015 г.

Важную роль в реализации положений вышеупомянутых концепций призваны сыграть такие образования как зоны и парки с предусмотренными для них налоговыми и таможенными преференциями. В июле 2005 г. вступил в силу федеральный закон «Об особых экономических зонах в РФ», предусматривающий учреждение технико-внедренческих зон, в которых осуществляется выпуск научно-технической продукции, доведение ее до промышленного применения, включая изготовление и испытание опытных партий, а также создание программ для ЭВМ и баз данных. В том же году на основе конкурса были учреждены четыре технико-внедренческие зоны в Дубне, Зеленограде, Томске Санкт-Петербурге. Согласно нормам закона, резиденты ОЭЗ в течение первых пяти лет освобождены от уплаты налога на имущество и земельного налога. Кроме того, для резидентов технико-внедренческих зон предусмотрена пониженная ставка единого социального налога – 14%. Для резидентов ОЭЗ вводятся режим свободной таможенной зоны. Данные зоны начнут действовать в 2006-2007 гг.

В марте 2006 г. было подписано распоряжение Правительства РФ об утверждении программы развития технопарков в сфере информационных технологий.38 Программа разделена на три этапа. На первом этапе (2005 г.) предполагается создать организационную структуру, разработать нормативно-правовую базу, основную документацию. На втором этап (2006– 2007 гг.) произойдет сдача и ввод в действие основных объектов инфраструктуры будущих технопарков. Их деятельность начнется на третьем этапе - в 2008–2010 гг.39 Первые технопарки будут созданы в Московской, Нижегородской, Новосибирской, Тюменской областях, республике Татарстан и Санкт-Петербурге. Координировать создание технопарков поручено Мининформсвязи. Объемы бюджетного финансирования по каждому из проектов будут определяться соответствующим решением правительства РФ.40

Помимо территорий с особыми налоговыми режимами, стимулирование инновационной деятельности осуществляется путем снижения налоговой нагрузки на профильные компании. Так, летом 2005 г. были внесены поправки в Налоговый Кодекс в части облегчения налогового бремени для малого бизнеса и упрощения налоговых процедур. МЭРТ принял программу поддержку малого бизнеса по четырем направлениям, среди которых для формирования НИС особое значение имеет «Создание и развитие инфраструктуры поддержки малых предприятий в научно-технической сфере». Предприятия малого бизнеса на конкурсной основе и на основе софинансирования из региональных бюджетов из фондов программы могут получать по предъявлению мотивированной заявки средства на реализацию проектов.

В настоящее время идет работа по внесению в Налоговый кодекс дополнений, касающихся компаний, занимающихся высокотехнологичным бизнесом, предполагающих упрощение и сокращение их налогообложения.

Принятые и разрабатываемые институциональные меры нацелены на расширение инновационного потенциала России и повышение эффективности его использования путем решение трех взаимосвязанных задач – создание правовой базы инновационной деятельности, системы финансирования исследований, разработок и внедрения, инфраструктуры инновационной сферы. Решение двух последних задач предполагает усилия, как государственных структур, так и бизнеса, в том числе на основе частно-государственного партнерства. В частности на такой основе происходит создание региональных венчурных фондов. Их финансовые ресурсы складываются из бюджетных денег, выделяемых на развитие новых технологий, и аналогичной суммы от частных инвесторов. Фонд управляется выбранной на конкурсе частной компанией. На таких условиях создан венчурный фонд в Москве с объемом финансовых ресурсов 800 млн. руб., Татарстане – 800 млн.руб., Московской области и Перми – 200 млн. руб., Красноярске и Томске - по 120 млн. руб.41

Проблемы перехода к инновационному типу развития

Принятые и обсуждаемые документы, осуществляемые меры свидетельствуют о готовности руководства России увеличить объемы ресурсов направляемых в сферу науки и разработок. Однако поможет ли это ускорить развитие инновационной сферы, преодолеть разобщенность как внутри инновационного цикла, так и между ними и российскими потребителями технологических инноваций?

Сегодня можно говорить о следующих угрозах для планов перехода на инновационный тип развития.

Одна из главных угроз связана с расхождением между отдельными федеральными ведомствами в вопросах целей, приоритетов и выделяемых под них государственных ресурсов и инструментов инновационной политики. Эти расхождения тормозят принятие программных документов, предоставление этой сфере налоговых преференций и выделение необходимых бюджетных ресурсов.

Другая угроза обусловлена инерцией сырьевой модели развития и развитием «голландской болезни». Рост мировых цен на топливо и сырье создает соблазн больше инвестировать в разработку полезных ископаемых, в создание необходимой для этого инфраструктуры. Кроме того, сверхдоходы от топливного экспорта создают для страны сложные финансовые проблемы и одновременно усиливают разногласия внутри российской элиты по поводу использования средств стабилизационного фонда.42

Еще одна угроза связана с централизацией власти и усилением государственного контроля за инновациями, что может ухудшить условия развития инновационной сферы, несмотря на расширение ее бюджетного финансирования. Инновационная сфера по определению сопряжена с творчеством и рисками. Усиленное государственное регулирование и финансирование не вполне готово считаться с этими особенностями появления нововведений. Есть опасность подмены деятельности НИС, работающей на рыночных принципах, деятельностью какого-либо федерального ведомства. Это в частности проявляется в расширении участия государства в финансировании инновационных проектов и вытеснение из инновационной сферы частных инвесторов. Сегодня возрастает число свидетельств того, что российские частные компании предпочитают вкладывать средства в инновационные проекты за пределами России.

Сложность государственного регулирования инновационной сферы и выделения общенациональных научно-технических приоритетов заключается также в том, что значительная и наиболее эффективная часть инновационного потенциала страны в том ином виде включена в систему международных НИОКР, выполняя исследования и разработки по отдельным заказам, проектам, грантам, как в России, так и за рубежом. Участие российских научных учреждений, отдельных лабораторий и исследователей в глобальной сети получения и распространения инноваций, безусловно, затруднит формирование национальных «технологических коридоров». Обещанный рост зарплаты ученым уже в 2006 г. может быть недостаточен для того, что бы укомплектовать кадрами предполагаемые коридоры. С учетом этого, а также симптомов «голландской болезни», вполне, вероятно, сохранение или даже усиление взаимного расхождения между спросом и предложением на российском рынке инноваций.

Еще один фактор, добавляющий неопределенности и рисков – постарение кадров, занятых в науке и разработках. Средний возраст занятых в российской науке составляет 56 лет.

Все это в сумме может затруднять креативную модернизацию и делать возможной преимущественно адаптивную модернизацию.

Россия и СНГ

Инновационная сфера – одна из наиболее включенных в процессы глобализации сфер экономики. Среди российских учреждений НИОКР наиболее благополучны те, которые работают в кооперации с крупными западными ТНК. Перспективы российской инновационной системы во многом связаны наращиванием сотрудничества в глобальном масштабе. Задача, однако, заключается в том, что бы хотя бы некоторые российские компании обрели глобальное инновационное лидерство. Это требует больших усилий, как от компаний, так и от государства.

Определенные возможности усиления позиций российских компаний и учреждений НИОКР на мировом рынке инноваций создает возрождение научно-исследовательских связей России со странами СНГ. Россия сохранила кооперационные связи с Украиной в производстве авиационно-космической техники, с Белоруссией - в производстве электронной техники и техники связи, а также комплектующих для них. Активно развивается сотрудничество с Казахстаном в космической сфере. Со многими странами Содружества сохранена производственная кооперация в системе оборонно-промышленного комплекса.43

В 2004 г. АФК «Система» приобрела контроль над украинской корпорацией «Квазар-Микро», работающей в сфере информационных технологий и системной интеграции. Компания вошла в состав технологического бизнес-направления ОАО в качестве отдельного сегмента. Однако число случаев приобретения активов в высокотехнологичной сфере российскими компаниями пока невелико, прежде всего, из-за того, что иновационный потенциал стран СНГ за годы реформ и суверенного существования сильно сократился. Тем не менее, страны располагают определенными возможностями.

Россия путем согласования или совмещения национальных приоритетов в научно-технической сфере могла бы подключать отдельные страны к планируемым «технологическим коридорам». Для более полного использования этих возможностей необходимо создание (на дву- и многосторонней основе) соответствующего институционального и финансового механизма в виде международных фондов поддержки научных исследований и инновационных проектов, развития международной системы технопарков и венчурного финансирования, снятия барьеров на пути международной кооперации в инновационной сфере, гармонизации или унификации законодательства регулирующего научно-исследовательскую и инновационную деятельность и взаимное сотрудничество в этой сфере. Иными словами, для этого необходимо поэтапное формирование общего инновационного пространства России и заинтересованных стран Содружества. Необходимо отметить, что в «Основах политики РФ в области развития науки и технологий на период до 2010 г.», ставится задача создания единого научно-технического и информационного пространства только в рамках Союза Беларуси и России. В Стратегии указывается на необходимость «выбора и согласования с партнерами в рамках СНГ приоритетных направлений научного взаимодействия» и «развитие международных академических ассоциаций в рамках СНГ, создание совместных научных и технологических центров».

В то же время в Стратегии ставится задача формирования концепции общего пространства науки и образования Россия - ЕС и перспективного плана действий по ее реализации, разработки гармонизированной нормативно-правовой базы. Представляется, что, несмотря на громадные различия в инновационном потенциале ЕС и СНГ нельзя снимать с повестки дня создание общего пространства науки и образования в рамках Содружества.

Это важно и с той точки зрения, что Россия могла бы возглавить процесс модернизации постсоветского пространства на основе инновационной экономики, а идея согласованной модернизации на основе технологических нововведений, разработанных в странах, могла бы стать привлекательной и консолидирующей для всех стран.

Косикова Л.С.44

Проблема модернизации экономики Украины

и ее внешнеэкономические аспекты

1. Модернизация – актуальная повестка дня для всех стран СНГ

В настоящее время новые независимые государства, возникшие в результате распада СССР, подошли к критическому этапу своего развития. С одной стороны, они существенно продвинулись по пути системной политической и экономической трансформации, укрепив свой суверенитет и международное признание. После завершения периода длительного спада экономики постсоветских стран, начиная примерно с 2000 г., демонстрировали высокие темпы роста. Но, с другой стороны, в большинстве государств региона уже в 2004-2005 гг. проявились признаки неустойчивости экономической динамики, стали нарастать кризисные явления, обостряется проблема бедности населения. Это свидетельствует об острой потребности критического анализа проводимых реформ, с тем, чтобы обеспечить стабильный экономический рост в рассматриваемых странах в среднесрочной и долгосрочной перспективе, а также повысить уровень жизни населения.

Большинство экспертов сходятся во мнении, что принципиальное решение этих задач лежит в плоскости модернизации постсоветских экономик, повышения уровня конкурентоспособности национальных хозяйственных систем в глобальной экономике, прежде всего, за счет давно назревших структурных изменений и внедрения инноваций.

На предыдущих этапах реформирования экономик новых независимых государств задача модернизации перед ними по существу, не вставала. Так, в начале 90-х годов ХХ в. бывшие союзные республики, только-только выделившиеся из состава единого государства, начинали экономические реформы с проектов масштабной либерализации, затронувших, в первую очередь, внешнеэкономическую сферу. Шоковое «открытие экономик» неконкурентоспособных и «усеченных» республиканских хозяйств, вынужденная ориентация производителей на мировые цены в сочетании с разрывом внутрисоюзных кооперационных связей привели к глубокому кризису производства во всем регионе СНГ. Его максимальное падение наблюдалось в конце 1993 г. – начале 1994 г., на пике первой волны дезинтеграции постсоветского пространства, после окончательного распада остатков единого валютного пространства - «рублевой зоны».

Поэтому в середине 90-х гг. для всех стран СНГ, экономика которых пережила «двойной шок» от дезинтеграции единого государства и одновременного перехода к рыночной системе хозяйствования, самой актуальной проблемой была макроэкономическая стабилизация. В тот период страны СНГ в первую очередь решали задачи преодоления гиперинфляции, достижения устойчивости введенных в обращение национальных валют, стабилизации производства в основных отраслях хозяйства, развязки кризиса неплатежей. Другими словами, приходилось в срочном порядке «латать дыры» после распада единого народнохозяйственного комплекса СССР, приспосабливать «фрагменты» этого комплекса к условиям суверенного политического развития новых государств. Понятно, что на этом фоне о модернизации экономик думать не приходилось.

Первоначальные цели макроэкономической стабилизации в странах СНГ отчасти были достигнуты к 1996-1998 гг. Но последовавший за этим коротким периодом оживления производства и взаимной торговли дефолт в России нанес новый сокрушительный удар по макроэкономической стабилизации в странах-партнерах по СНГ. В результате распространившегося на весь регион СНГ финансового кризиса, экономическая ситуация в 1999 г. была чрезвычайно тяжелой, сравнимой только с периодом 1992-1993 годов (т.е. с наиболее болезненным начальным этапом политической и экономической дезинтеграции). Перед странами Содружества опять встали задачи макроэкономической стабилизации, укрепления финансовой стабильности. Решать их приходилось в срочном порядке, опираясь преимущественно на собственные ресурсы и внешние заимствования МВФ. Структурные сдвиги в этих условиях осуществлялись нередко стихийно, как болезненная реакция на финансовый кризис и полученный внешний шок, а масштабная модернизация под эгидой государства, на основе целенаправленной политики вообще не стояла в повестке дня.

Начиная с 2000 г., в постсоветских странах наблюдался всплеск активности в области принятия специальных краткосрочных программ развития импортозамещающих производств. Проведенная в тот период повсеместно девальвация национальных валют в сочетании с мерами государственной поддержки отечественных товаропроизводителей положительно сказались на оживлении отраслей, работающих на внутренний рынок, способствовали снижению уровня импортной зависимости, позволяли экономить валютные резервы. В 2000-2002 гг. в регионе СНГ отмечался рост производства в отраслях пищевой и легкой промышленности, в индустрии стройматериалов, в бытовой химии, в производстве разнообразных «товаров для дома». В целом это послужило благоприятным толчком для развития предприятий малого и среднего бизнеса, т.к. существенно снизилось прежнее давление дешевого импорта на внутренние рынки. Однако, уже с 2003 г. значение факторов, стимулировавших развитие импортозамещающих производств, стало постепенно затухать.45 По наиболее распространенной оценке экспертов, к этому моменту ресурсы «восстановительного роста» (Е.Гайдар) были почти исчерпаны.

Ход экономических преобразований на постсоветском пространстве за последние 15 лет и их динамика четко показали, насколько сильным остается влияние советского «экономического наследства» в целом и его производственно-технологической составляющей в частности на экономический рост. Поэтому на рубеже 2004/2005 гг. все страны СНГ в процессе реформирования своих экономик ощутили острую необходимость смены парадигмы реформирования. Встала задача перехода от краткосрочных программ макроэкономической стабилизации, осуществлявшейся преимущественно монетарными методами, а также от ориентации на импортозамещение и более полную загрузку старых, доставшихся от советского периода развития мощностей - к новой промышленной политике, к более глубоким структурным реформам, предполагающим модернизацию на основе инноваций. Политика устойчивого экономического роста должна сменить существующую политику экстенсивного роста, носящего преимущественно восстановительный характер.

В период 2003-2004 гг. крупнейшие и наиболее развитые страны СНГ – Украина, Белоруссия, Казахстан - приняли долгосрочные стратегии развития своих национальных экономик. Они определяют перспективы развития на 10-15 лет вперед, до 2015-2020 гг. На Украине была разработана на основе специальных Указов президента Л.Кучмы и в начале 2004 г. принята в качестве официального государственного документа «Стратегия экономического и социального развития Украины на 2004-2015 гг. По пути европейской интеграции».46 Белоруссия примерно в то же самое время приняла программный документ долгосрочного значения – «Национальную стратегию устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2020 г.». В нем обозначена главная цель – обеспечить устойчивый рост экономики и уровня жизни населения на основе интенсивных факторов воспроизводства.47

Республика Казахстан в 2003 г. утвердила новую стратегию, которая воплотилась в Программу индустриально-инновационного развития до 2015 года48. Руководство страны хотело бы принципиально изменить структуру инвестиций: стоит задача их переориентации из добывающего сектора в сферу производства конечного продукта, развития передовых отраслей.

2. Структурные сдвиги в экономике Украины на фоне основных макроэкономических тенденций

За годы суверенного существования структура экономики Украины претерпела весьма существенные изменения. При этом сдвиги, произошедшие в промышленности – основе хозяйственного комплекса республики, не имеют ничего общего с переходом к постиндустриальной экономике, а скорее отражают радикальную деиндустриализацию страны.

Основные этапы деградации индустриальной структуры Украины совпадают с выше описанными общими периодами реформирования экономик постсоветских стран в период 1992-2005 гг. и с характерными для них тенденциями макроэкономического развития. В результате трансформационного кризиса, ставшего для украинской экономики одним из самых затяжных во всем регионе СНГ, объем ВВП сократился в стране более чем в 2 раза. Он составлял в 2000 г. только 40,75% от уровня 1990 г. Правда, за тот же период удалось существенно снизить инфляцию и дефицит государственного бюджета, обеспечить стабильность гривны – национальной валюты, введенной в 1996 году.

В период 2000-2001 гг. на Украине четко проявились первые признаки экономического оздоровления. Но это оживление затронуло лишь отдельные сферы хозяйства и не принесло ощутимых результатов в масштабе всего общества. Статистика четко фиксирует, что экономический рост в начале ХХI в. сопровождался новым витком задолженности, притом достаточно масштабной, несмотря на наличие бюджетного профицита (см. Приложение 1).Уже в первом квартале 2002 г. рост кредиторской и дебиторской задолженностей украинских предприятий возобновился. Это - явное свидетельство того, что фундаментальные изменения в макроэкономической ситуации не наступили, несмотря на определенный позитивный тренд роста ВВП и промышленного производства. Увеличение масштабов производства, начавшееся после 2000 г., не сопровождалось ростом занятости трудоспособного населения. Это означает, что даже динамично развивавшиеся сектора экономики не смогли абсорбировать «излишнюю» рабочую силу, высвобожденную на предприятиях разных отраслей в предыдущие годы глубокого упадка и кризиса.

На фоне общего уменьшения занятости населения во всех сферах деятельности на Украине, промышленность остается одной из ведущих областей экономической активности, хотя и уступившей за годы реформ свое первенство по этому показателю отраслям сельского и лесного хозяйства (см. табл.1). Можно сказать, что за период 1990-2000 гг. Украина превратилась из индустриально-аграрной страны в аграрно-индустриальную. Занятость в сельскохозяйственном секторе (включая личные подсобные хозяйства) к 2000 г. достигла 21,8% от общего показателя, а в промышленности в тот период работали уже менее 20% населения. Для сравнения: в 1990 г. в промышленности Украины было занято 30,7 %, а в сельском хозяйстве – 19,6% экономически активного населения.

Сдвиги в отраслевой структуре украинской экономики на начальных этапах ее рыночного реформирования отличались от изменений, характерных для других транзитных экономик Центральной и Восточной Европы. Так, в странах ЦВЕ занятость в промышленности и аграрном секторе, как правило, снижалась на фоне резкого роста занятости в третичном секторе – в сфере услуг. В Украине, наоборот, в 1990-2000 гг.

Таблица 1.

Изменения в структуре экономики Украины по показателю занятости населения. 1990-2000 гг.

1990

1995

2000

млн. чел.

%

млн. чел.

%

млн. чел.

%

Всего занято,

из них:

в отраслях экономики

25,4

25,4

100

100

23,7

22,0

100

92,8

21,6

18,4

100

85,2

Промышленность

7,8

30,7

5,8

24,5

4,3

19,9

Сельское и лесное хозяйство (включая личное подсобное)

5,0

19,6

5,3

22,4

4,7

21,8

Строительство

2,4

9,4

1,5

6,3

0,9

4,2

Транспорт и связь

1,8

7,1

1,5

6,3

1,2

5,6

Торговля, общественное питание, материально-техническое снабжение и сбыт, заготовки

1,9

7,5

1,6

6,7

1,5

6,9

Жилищно-коммунальное хозяйство и непроизводственные виды бытового обслуживания населения

1,0

3,9

0,8

3,4

0,8

3,7

Охрана здоровья, физкультура и социальное обеспечение

1,5

5,9

1,5

6,3

1,4

6,5

Образование, культура, искусство, наука и научное обслуживание

3,0

11,8

2,6

10,9

2,2

10,2

Финансирование, кредитование и страхование

0,1

0,4

0,2

0,8

0,2

0,9

Аппарат органов госуправления, общественных организаций

0,4

1,6

0,7

2,9

0,8

1,7

Другие отрасли

0,5

1,9

0,5

2,1

0,4

1,8

Прочее

0,0

0,0

1,7

7,2

3,2

14,8

Источник: Украïна у цифрах, 2000. С. 187.

снизилась доля занятых в строительстве - с 9,4 до 4,2 %, на транспорте и в отраслях связи - с 7,1 до 5,6%, в торговле и общественном питании – с 7,5 до 6,9%, в сфере образования, науки и культуры – с 11,8 до 10,2% . В то же время в аппарате государственного управления занятость увеличилась в абсолютных показателях в 2 раза – с 400 до 800 тыс.чел, хотя в относительных показателях этот рост составил всего с 1,6 до 1,7%. Однако, на долю таких типичных для рыночной экономики сфер, как финансирование, кредитование и страхование в 2000 г. приходилось все еще меньше 1% занятого населения (см. табл. 1.).

Рост промышленного производства в стране начался с конца 1999г. Наибольшие темпы отмечались в черной металлургии, в деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной отраслях, в стеклянной, фарфорово-фаянсовой и медицинской промышленности (см. табл.2). Вместе с тем, доля валовой добавленной стоимости в общем объеме промышленного производства практически не менялась на фоне роста продукции49. Это объясняется высокой ресурсоемкостью национальной промышленности в целом, доминированием в ее структуре отраслей, выпускающих продукцию с относительно низким уровнем переработки, с низкой производительностью.

Таблица 2

Индексы продукции промышленности по отраслям

(1990=100)

1995

1998

1999

2000

2000 к 1999

Вся промышленность

52

49

51

58

113

Том числе:

Электроэнергетика

70

63

67

65

97

Топливная

44

44

43

41

96

Черная металлургия

41

46

49

60

121

Химическая и нефтехимическая

40

38

38

40

105

Машиностроение и металлообработка

50

36

35

41

117

Деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная

56

49

59

81

137

Промышленность стройматериалов

38

23

23

23

99,6

Стеклянная и фарфоро-фаянсовая

66

51

55

67

121

Легкая

32

25

28

38

139

Пищевая

47

38

41

52

126

Мучная, крупяная и комбикормовая

52

35

32

31

98

Медицинская

88

125

140

180

129

Источник: Украïна у цифрах, 2000. Держкомстат РУ.С. 187.

Вполне естественно, что при таком качестве промышленного роста в структуре производства Украины увеличивалась доля самых динамичных отраслей – черной металлургии в первую очередь (см. табл.3). Эта отрасль стала лидером по темпам роста в силу сразу нескольких причин. Во-первых, за счет возможностей загрузки производственных мощностей собственным сырьем (железной рудой, марганцем и коксом), во-вторых, благодаря дешевым энергоносителям, поступавшим все годы из России по бартерной схеме)50, и, в-третьих, в условиях благоприятной мировой конъюнктуры на продукцию черной металлургии, прежде всего, растущего спроса на украинский металл в Китае.

Таблица 3

Структура промышленного производства Украины

(% от общего объема промышленной продукции в мировых ценах)

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Индекс промышленной продукции

100

87,9

73,0

57,5

39,2

32,8

28,1

27,5

26,6

26,3

28,1

Электроэнергетика

7,3

7,7

8,5

9,9

12,6

14,4

15,9

15,9

16,0

16,7

15,5

Нефтегазовая промышленность

9,5

9,9

8,4

7,7

9,8

10,4

10,8

10,6

11,3

10,1

8,5

Угольная промышленность

7,0

6,6

7,8

8,3

10,2

10,3

10,1

11,5

12,1

11,5

10,8

Черная металлургия

14,4

13,6

15,0

14,6

15,6

8,3

21,8

25,1

24,5

25,8

28,2

Машиностроение

29,9

30,3

28,7

27,8

18,8

14,1

10,0

9,1

9,6

8,3

9,4

Пищевая промышленность

14,0

14,0

13,4

14,4

17,0

17,5

17,0

13,6

12,7

13,2

13,5

Другие отрасли

17,9

17,9

18,1

17,3

16,1

14,9

14,3

14,2

13,8

14,4

14,0

Источник: Ukrainian Economic Trends, December 2001 UEPLAC. P.14.

В те же годы отчетливо проявилась тенденция к снижению удельного веса машиностроения в структуре промышленности Украины, что весьма опасно для перспектив развития страны. Эта тенденция прослеживается при расчетах структуры промышленного производства как по мировым ценам (см. табл.3), так и во внутренних ценах (табл.4). Но результативная доля отрасли в общей структуре промышленности страны на конец 2000 г. в первом случае оказывается равной 9,4 %, а во втором случае – 13,2%, против примерно 30% в 1990 г.

Таблица 4

Производство промышленной продукции по отраслям

(в % к общему объему)

1990

2000

2001

Электроэнергетика

3,2

12,7

15,6 (1)

Топливная промышленность

5,7

10,1

8,0 (2)

Черная металлургия

11,0

27,4

23,0 (3)

Цветная металлургия

1,1

2,5

-

Химическая и нефтехимическая промышленность

5,5

5,8

6,8

Машиностроение и металлообработка

30,5

13,2

11,3

Деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность (1990 г. вкл. лесную промышленность)

2,9

2,3

3,0

Промышленность строительных материалов

3,4

2,6

3,3

Легкая промышленность

10,8

1,6

1,5

Пищевая промышленность

18,6

17,4

17,8

Другие отрасли

7,3

4,9

9,7

Примечания: (1) – производство и распределение электроэнергии, газа и воды,

(2) – добыча энергетических материалов,

(3) – металлургия и обработка металла

Источник: Украïна у цифрах, 2000. С. 57; Монiторинг макроекономiчних та галузевих показникiв. 2002. Березень. Випуск №3 (23). С. 28.

Рассматривая в целом произошедшие сдвиги в украинской промышленности за годы независимости, можно резюмировать, что ее структура ухудшилась за счет повышения удельного веса черной металлургии и отраслей топливно-энергетического комплекса, остающихся чрезвычайно энергоемкими и зависящими от импортных энергоносителей, тогда как доля машиностроения и металлообработки упала в 2,5 раза. Ускорение темпов роста отраслей потребительского комплекса в стране, как реакция на сокращение импорта аналогичной продукции после финансового кризиса и девальвации гривны, способствовали росту доли некоторых отраслей, производящих товары народного потребления в структуре украинской индустрии. Пищевая промышленность, например, повысила свой удельный вес в объеме промышленного производства до 17,8% в 2001 г. (в 1990 г. – 18,6%). Но легкая промышленность после глубокого спада в 90-е годы ХХ в. так и не вышла на прежний уровень развития, несмотря на хорошую динамику, а ее удельный вес составил всего 1,5% в 2001 г. против 10,8% в 1990 г.

В годы экономического роста на Украине (2000-2003 гг.) в промышленном комплексе произошли позитивные сдвиги. В течение 2000-2003 гг. объемы промышленного производства в среднем увеличились на 60,3%, тогда как в машиностроении – на 107,1, в производстве товаров широкого потребления – на 91,2.В этот период существенно ускорились темпы роста производительности труда в промышленности: в 2000 г. – на 16,8, в 2001 - на 18,6, в 2002 – на 11,8 и в 2003 - на 19,8%. Однако, эти изменения не успели отразиться на структуре промышленного производства. Основные деформации сохраняются. Так доля топливно-сырьевых отраслей выросла с 1991 г. по 2003 г. почти в 3 раза и составляет половину от объемов промышленного производства. Одновременно удельный вес машиностроения, социально-ориентированных отраслей( легкой и пищевой промышленности) уменьшился почти вдвое и составлял в 2003 г. соответственно 13,1 и 19,8%.

Существенную роль в структурных сдвигах, произошедших и происходящих сейчас в экономике Украины, сыграли и продолжают играть внешнеэкономические факторы. Это: внешний спрос и мировая конъюнктура на товары украинской промышленности, динамика внешней торговли и особенности географической структуры экспорта и импорта, таможенно-тарифная политика со стороны ведущих торговых партнеров Украины, отношения с ведущими региональными экономическими группировками и с Всемирной торговой организацией (ВТО). Поэтому имеет смысл подробнее остановиться на влиянии этих факторов на структуру производства, а также на оценке значения проводимой руководством Украины внешнеэкономической политики в контексте модернизации экономики страны.

3. Влияние внешнеторговой переориентации на структуру экономики

За первое десятилетие независимости, удельный вес «дальнего зарубежья» вырос в украинском экспорте товаров с 11% до 69% за счет снижения вывоза продукции в Россию и другие страны СНГ. Но такая резкая внешнеторговая переориентация отнюдь не стала итогом прогрессивных структурных сдвигов в украинской промышленности или мощным стимулом для повышения конкурентоспособности.

Специальные исследования показали, что невостребованная по тем или иным причинам в России и в целом на бывшем «общесоюзном» рынке украинская продукция практически перестала выпускаться или производится сегодня в стране в значительно меньших объемах. Этот негативный процесс затронул ведущие отрасли обрабатывающей индустрии страны. Украинский экономист Ю.Василенко из Института проблем прогнозирования ( г.Киев), на основе скрупулезного статистического анализа разделил все товары, «переориентированные» с бывшего союзного на новые, внерегиональные рынки, на три группы.51

Первая группа - это товары, которые не находя в 90-е годы сбыта в России по тем или иным причинам, так и остались непроданными в другие страны. Главное место среди них заняли сельскохозяйственная продукция и продовольственные товары. Так, в 1996-1998 гг. сбыт этих товаров в Россию заметно осложнился по причинам неблагоприятных для Украины изменений в торговом режиме ( «сахарные», «карамельные», «спиртовые» войны и проч.) Укажем, что Российская Федерация занимала вплоть до 1996 г. более 60% в украинском экспорте продовольствия., в т.ч.: 76% в экспорте сахара, 61 - муки, 15 - зерна, 87 - мяса и рыбы, 43% - в вывозе алкогольных и безалкогольных напитков. В 1997 г. эта часть украинского экспорта в Россию сократилась в 2 раза, а в 1998 г. - еще в 2 раза. Всего же за 1996-1998 гг. экспорт из Украины в РФ сократился: зерна - в 11 раз, муки и крупы - в 7,7 раза, сахара - в 7,4 раза, алкогольных и безалкогольных напитков - в 6,5 раза. Невозможность сбыта этих товаров на рынках Западной и Центрально-Восточной Европы привела в итоге к существенному падению объемов производства в пищевой промышленности Украины и к сокращению ее экспортного значения с 16% в суммарном объеме вывоза в 1996 г. до примерно 6-7% к концу 90-х гг. Падение производства в важнейшей экспортной отрасли Украины, связанное с потерей российского рынка, заметно сказалось, по некоторым оценкам, на общей эффективности украинского экспорта. Ведь в пищевой промышленности уровень рентабельности (7,8%) значительно выше, чем в других экспортных отраслях промышленности Украины (в машиностроении и металлообработке - 1,6%, в черной металлургии - 0,3%).52 Не удалось реализовать на новых рынках и украинскую продукцию животноводства, сбыт которой в Россию ухудшился в связи с изменением условий взаимной торговли. Если до 1996 г. в Россию отправлялось 91% украинского экспорта мяса и мясных субпродуктов, 55% всех молочных продуктов и яиц, то в последующие годы их экспорт сократился более, чем на две трети.53 К этой же группе товаров, ставших неконкурентоспособными на российском рынке и вызвавшими спад в соответствующих отраслях украинской промышленности, относятся: изделия химической индустрии (кроме продуктов органической и неорганической химии), пластмассы и изделия из них, каучук, стекло, гипс, часть транспортных средств.

Во вторую группу входят товары, экспорт которых в Россию сократился, но его удалось в основном возместить, переориентировав часть объемов на новые рынки. Благодаря возможностям частичной переориентации продукции, в соответствующих отраслях промышленности спад производства был не столь обвальным как в первой названной группе отраслей. Достаточно успешно удалось возместить потерю значительной части российского рынка для экспортной продукции украинской черной металлургии (до 1996 г. она занимала 25% в суммарном вывозе в РФ). Тем не менее, в 1998 г. предприятия и этой отрасли почти на 6% сократили выпуск продукции.54 Спад производства сопровождался ухудшением ассортимента, упрощением и удешевлением вывозимой продукции. В экспорте на рынки дальнего зарубежья повысилась доля металлургической продукции с низкой степенью переработки, но с высокой сырьевой составляющей. А в целом металлургические изделия и трубы украинского производства из-за их сравнительно невысокого качества столкнулись на новых рынках с сильной конкуренцией.

Отчасти успешной была и переориентация некоторых видов машин и оборудования. Они занимали в 1996-1998 гг. от 16 до 19% в суммарном объеме экспорта Украины в Россию. К 1998 г. объемы поставок в РФ сократились более чем на треть при смене рынков. Тем не менее, внешнеторговая переориентация не спасла машиностроительные производства от неизбежного спада: выпуск станков и кузнечно-прессовых машин сократился на 21%, экскаваторов - на 43%, крупных электрических машин - на 36%.

И, наконец, в третью группу товаров, некогда важных для взаимной российско-украинской торговли, входят в основном, сырье и продукция легкой промышленности (текстиль, кожа и кожаные изделия), кроме готовой одежды. В этой группе изделий вывоз на новые рынки возрос весьма существенно, так что сокращение их экспорта в Россию было полностью перекрыто. Удельный вес этих товаров в экспорте Украины в Россию в середине 90-х годов составлял всего 4-6% (в т.ч. минеральное сырье и древесина - 3-5%).

В работах академика НАН Украины Валерия Гееца, также подтверждается тот факт, что внешнеторговая переориентация, которую нередко выдают за крупное достижение в ходе реформирования экономики страны, была весьма поверхностной и противоречивой. В.Геец делает следующие выводы из анализа экономических преобразований в стране: «В процессе интеграции в мировую экономику нам не удалось обеспечить прогрессивные структурные изменения; сдвиги коснулись лишь географической структуры экспорта. Доля экспорта на Восток и, прежде всего в Россию, последовательно сокращается, но одновременно увеличивается удельный вес экспорта на Запад. Однако при этом следует отметить, что рост экспорта на Запад не компенсирует его снижение на Восток, что весьма негативно влияет на структуру промышленности».55

В процессе переориентации на дальнее зарубежье Украина стремительно сдавала свои позиции на российском рынке: если в 1990 г. в Россию направлялось 80% общего вывоза из республики, то в 2000 г. только 24% всего экспорта страны.56 За тот же период резко ухудшилась отраслевая структура промышленного производства в стране: в 1990 г. удельный вес сырьевых отраслей, включая производства по первичной переработке, составлял 21% в объеме промышленной продукции, а в 1999 г. - 37%. Но в тот же период доля машиностроения и металлообработки снизилась с 30,7% до 13,8%, легкой индустрии с 10,8 до 1,4%, пищевой - с 18,6 до 15,2%.57

Итак, «открытие экономики» Украины и экспортная переориентация с традиционных для нее рынков России и других стран СНГ не обеспечили стране прогрессивных структурных сдвигов. Наоборот, привели к упрощению внутриотраслевой структуры промышленности, к подавлению производства ряда отраслей, к росту безработицы, а также к повышению относительной сырьеемкости и энергоемкости выпускаемой продукции. К этому следует добавить, что в импорте Украины столь существенных сдвигов не произошло: на страны СНГ приходится более 50% в географической структуре импорта. Есть все основания полагать, что, по меньшей мере, в среднесрочной перспективе основные импортные потоки, особенно нефть, газ и другое минеральное сырье будут поступать в Украину именно из этого региона. При отсутствии прогрессивных сдвигов в структуре национального производства, что было отмечено выше, страна в последние годы пассивно закрепилась с весьма узкой экспортной номенклатурой (черные металлы, химическая продукция, отдельные виды машин и оборудования) на нескольких товарных рынках. И поэтому ее экономика становится все более чувствительной к колебаниям мировой хозяйственной конъюнктуры.

О том, что попытки Украины самостоятельно, отвергая интеграцию с Россией, совершить «рывок в мировой рынок» оказались на сегодняшний день несостоятельны, свидетельствуют и международные сопоставления, в частности, такие показатели, как индексы глобализации и конкурентоспособности. По индексу глобализации58, Украина заняла в 2005 г., 42-е место среди 62 стран мира, опередив таких стран-гигантов как Китай, Индия, Бразилия, Россия и др. При этом в мировом рейтинге конкурентоспособности, составленном «Всемирным экономическим форумом в Давосе» (World Economic Forum)59, она заняла только 84-е место среди 117 стран мира. Среди стран СНГ Украина уступает таким государствам как Казахстан, Азербайджан, Армения, Молдавия и Россия. Таким образом, вовлеченное в глобальную экономику и максимально открытая национальная хозяйственная система Украины оказалась менее конкурентоспособной, чем экономика многих других стран СНГ. Это дополнительно свидетельствует о необходимости более тщательного выбора стратегии и модели модернизации страны на современном этапе.

4. Официальная стратегия модернизации Украины до 2015 г.

На Украине была разработана еще при прежнем президенте Л.Кучме и в начале 2004 г. принята в качестве официального государственного документа «Стратегия экономического и социального развития Украины на 2004-2015 гг. По пути европейской интеграции».60 Ее главными разработчиками выступили: Национальный институт стратегических исследований (директор – профессор А.С.Гальчинский, бывший советник Президента Украины), Институт экономического прогнозирования Национальной академии наук (директор – академик НАН Украины – В.М.Геец), а также Министерство экономики и европейской интеграции РУ.

Экономические приоритеты развития страны на средне- и долгосрочную перспективу непосредственно определяются, как следует из этого документа, внешнеполитическим выбором руководства Украины. Поставлена задача – подготовить страну к вступлению в европейскую систему региональной экономической интеграции (ЕС) и в евроатлантическую систему безопасности (НАТО).

В упомянутой стратегии зафиксировано положение о том, что выполнение этой главной задачи в решающей степени будет зависеть от обеспечения постоянного экономического роста в стране и преодоления на этой основе существующего разрыва в объемах ВВП на душу населения между Украиной и странами-членами ЕС. В этой ситуации считается необходимым последовательно реализовывать стратегию опережающего развития, благодаря которой ежегодные темпы роста ВВП на Украине в указанный период могли бы быть в 1,5 - 2 раза выше, чем в среднем в странах ЕС. По прогнозным расчетам, в период 2004-2015 гг. среднегодовые темпы роста ВВП Украины должны составить 6-7%. За это время ВВП страны увеличится в 2,3-2,4 раза, а его объем на душу населения к 2015 г. достигнет 12-13 тыс. долл. (по паритету покупательной способности).

Такой рост, по мнению разработчиков стратегии, должен сопровождаться глубокими качественными изменениями. В их основе – утверждение инновационной модели развития, фундамент которой должен быть заложен в процессе структурной перестройки экономики.61

Становление инновационной модели развития – это задача не только экономической политики, как сказано в Стратегии. Необходимо органично соединить политические, гуманитарные, социально-психологические, макро- и микроэкономические факторы и создать институциональные предпосылки. Только в комплексе решая все эти задачи, можно придать ощутимые импульсы трансформационным процессам и развитию общества на инновационной основе. Руководство страны считает, что имеющийся интеллектуальный и научно-технический потенциал составляет основу для будущего развития Украины в качестве конкурентоспособной высокотехнологической державы. В сочетании с задачами европейской интеграции такая цель могла бы лечь в основу не только экономической стратегии государства, но и политической консолидации украинской нации.

Период 2004-2015 гг., согласно принятой стратегии, должен стать на Украине этапом формирования инновационной модели развития, основанной на прогрессивных структурных изменениях в экономике, на углублении ее интегрированности в европейскую экономику и на существенном совершенствовании рыночных институтов. В прогнозный период предусмотрено: существенно повысить качество и эффективность экономического роста на основе высоких темпов технологического обновления; достичь ощутимого эффекта от структурно-технологической модернизации экономики, от инновационного инвестирования и роста на этой основе производительности труда в 2,5-2,6 раза при соответствующем росте конкурентоспособности экономики; увеличить капиталовложения в 4 раза; увеличить ВВП в 2,6 раза; динамично повышать уровень и качество жизненных стандартов населения; формировать на Украине экономические принципы информационного общества; интегрировать Украину в мировую хозяйственную систему и, прежде всего, в экономические структуры Евросоюза.62

Структура экономики в период до 2015 г. должна в результате претерпеть существенные изменения в результате ускоренных темпов развития инвестиционно-ориентированных отраслей (табл.5).

Таблица 5.

Прогноз динамики промышленного производства Украины в 2004-2015 гг.

( в %% к предыдущему году, по базовому сценарию)

Виды деятельности

2003

2004-

2006

2007-

2010

2010-

2015

Промышленность всего

115,8

106,0

106,5

104,9

Из этого отрасли:

1. Топливно-сырьевые и по первичной

переработке сырья:

Добыча энергетического сырья

103,6

102,1

102,5

103,2

Добыча металлических руд

107,0

103,0

104,0

104,0

Производство энергии(электроэнергии,

воды, газа)

104,7

101,8

102,3

103,0

Металлургическая промышленность

114,3

104,0

104,0

103,8

2. Инвестиционно ориентированные отрасли:

Машиностроение

135,8

112,0

113,0

108,0

Производство неметаллических минеральных

изделий( стройматериалов, изделий из стекла)

117,9

103,0

108,0

106,0

3. Потребительского назначения

Легкая промышленность

104,0

106,0

110,0

108,0

Пищевая и переработка сельскохозяйственного сырья

120,0

108,0

108,0

103,5

Химическая и нефтехимическая

116,8

105,0

107,0

104,8

Производство кокса, продуктов нефтепереработки

108,7

108,0

106,0

104,5

Производство древесины и изделий из нее, целлюлозно-бумажная и полиграфическая промышленность

125,2

108,0

110,0

103,0

Источник: Стратегiя економiчного и соцiального розвитку Украiни (2004-2005 роки). Шляхом Европейськой iнтеграцii// Киiв:2004.С.146-147.

.

5. Инновационные ресурсы модернизации

За прошедший период становления в качестве независимого государства и проведения рыночных преобразований Украине не удалось осуществить переход к инновационному развитию. Между тем, по многим экспертным оценкам, страна обладает весьма благоприятными объективными предпосылками для развития именно по такой модели.63 Украина унаследовала от советского периода крупнейший научно-технический потенциал, сравнимый по масштабам с потенциалом экономически развитых стран, имеет значительный научно-технический задел в передовых областях науки, обладает крупной промышленностью. Все это в принципе создает условия для выпуска конкурентоспособной продукции на базе инноваций и выхода с ней на мировые рынки. Однако, на начальном этапе реформирования, а особенно в кризисные годы (1991-1999 гг.), ни один из этих стратегических ресурсов не был востребован, что привело к их деградации и даже разрушению.

В отличие от развитых стран, где до 85-90% прироста ВВП обеспечивается, благодаря экспорту наукоемкой продукции, на Украине вклад научных достижений в прирост валового внутреннего продукта несущественен, хотя по количеству научных работников страна занимает одно из первых мест в мире. Доля наукоемкой продукции украинского производства составляет около 0,1% на мировом рынке высокотехнологичной продукции, который оценивается в 2,5-3,0 трлн. долл.(2003 г.).64 Украина представлена на этом рынке преимущественно продукцией оборонно-промышленного комплекса (ОПК) и авиационной техникой.

Информационная сфера на Украине существенно отстает в своем развитии от передовых государств мира. Объем экспорта компьютерных услуг, по данным Госкомстата РУ, составил в 2003 г. всего 12,2 млн. долл., или 0,3% в общем объеме экспорта услуг. По оценкам Международного телекоммуникационного союза, Украина находится сейчас на 84 месте среди 178 обследованных стран по уровню доступности телекоммуникационных технологий для населения. В то же время имеющийся кадровый потенциал во многом уникален: ежегодно высшие учебные заведения выпускают 50 тыс.специалистов в области информационных и коммуникационных технологий; по количеству сертифицированных программистов Украина находится на четвертом месте в мире после США, Индии и России.

Продолжает деградировать внутренний рынок научно-технической продукции. Признаками этого являются: низкий уровень спроса на инновационные разработки внутри страны; неплатежеспособность потенциальных отечественных потребителей, заинтересованных в приобретении высокотехнологичной продукции; недостаточная конкурентоспособность поставщиков новой техники и технологий для внутреннего рынка по сравнению с импортными поставщиками; стремление западных заказчиков использовать научные результаты в производственной сфере без особых инвестиций (прежде всего, по технологиям двойного назначения). Все это приводит к тому, что инновационная активность украинских предприятий остается низкой. Так, в 2000 г инновационную деятельность осуществляло лишь 1491 промышленное предприятие (14,8%), в 2001 г. - 1503 (14,3), в 2002 г. – 1506 предприятий (14,6%), в 2003 г. – всего 12,7% от общего числа промышленных предприятий.

Таблица 6

Основные показатели инновационной деятельности промышленных предприятий Украины

2000г.

2001 г.

2002 г.

2003г.

Количество предприятий,

вводивших инновации

1491

1503

1506

1238

В % к общему числу предприятий

14,8

14,3

14,6

12,7

Количество освоенных новых видов техники (наименований)

631

610

520

710

Количество внедренных в производство

новых технологических процессов

1403

1421

1142

1482

Из них ресурсосберегающих

430

469

430

606

Источник: Украïна у цифрах, 2004. Статистичний довiдник. Киïв, «Консультант», 2005. С. 181.

Инновационные процессы на Украине носят преимущественно экстенсивный характер. Об этом свидетельствует тот факт, что новая продукция в промышленности осваивается преимущественно путем использования уже имеющихся разработок и технологий. Такой тип развития имеет серьезные ограничения, поскольку не позволяет поддерживать конкурентоспособность отечественных предприятий на протяжении длительного периода времени.

На Украине пока еще слабо развита специальная инфраструктура инновационного предпринимательства. Отдельные ее элементы (бизнес-центры, технопарки, технополисы, венчурные фонды и т.п.) не могут в полной мере инициировать инновационное развитие. Только-только зарождается венчурный бизнес: в 2003 г. было зарегистрировано 7 венчурных фондов, 4 из которых активно действовали, были созданы 8 технопарков, работают 3 инновационных центра.

Среди основных причин низкого уровня развития инновационной деятельности в стране украинские эксперты называют:

- несовершенство законодательства в части стимулирования государством научно-технической и инновационной деятельности;

- отсутствие сформировавшейся инновационной инфраструктуры, функционирующей на рыночных принципах и способной соединить в единую цепочку звенья «образование- наука – производство»;

- отсутствие механизмов коммерциализации результатов завершенных научно-технических разработок и передачи их в сферу производства;

- отсутствие системы стимулирования инноваций путем льготного налогообложения по причине приостановки действия Закона Украины

«Об инновационной деятельности» в той части, которая предусматривала введение подобных льгот;

- высокие экономические риски привлечения инвестиций в сферу высокотехнологического производства;

- слабое развитие малого и среднего инновационного предпринимательства как проводника инновационного продукта в массовое производство.

Для достижения перспективных целей социально-экономического развития и интеграции в мировую экономику Украина избрала одну из трех известных в мировой практике стратегий инноваций, а именно – стратегию наращивания научно-технического потенциала.65 При такой стратегии основной упор в развитии делается на использование собственного научно-технического потенциала в сочетании с привлечением зарубежных ученых и конструкторов, а также достигается интеграция фундаментальной и прикладной науки.

Намечено увеличить к 2010-2015 гг. долю ВВП, направляемую на инвестирование исследований и на цели научно-технического развития до уровня, соответствующего среднеевропейскому критерию в 3% от ВВП. Эту цель предполагается достичь, во-первых, путем повышения удельного веса предпринимательского сектора в объеме данных инвестиций, как минимум до 2/3, а, во-вторых, за счет существенного изменения модели финансирования науки в сторону расчета оценок перспективности тех или иных технологий, ожидаемых результатов их внедрения и широкого распространения принципа конкурсного отбора финансируемых проектов.

Большое внимание в стратегии уделено развитию инфраструктуры инновационной системы. Важнейшими задачами в этом контексте признаны: формирование межрегионального инновационного рынка, в том числе создание центров высоких технологий, реструктуризация научно-исследовательских и проектных институтов в инжиниринговые фирмы с коммерческой инфраструктурой; диверсификация механизмов финансовой поддержки (венчурное финансирование проектов с наиболее высокими рисками, система государственного и частного страхования инновационных рисков, лизинг наукоемкого и уникального оборудования, совершенствование системы экспертизы технологий, ноу-хау); законодательное регулирование сферы интеллектуальной собственности.

Украина намерена всячески углублять интеграцию в европейское научно-технологическое пространство через налаживание цивилизованного трансфера технологий, приведения норм украинского законодательства в соответствие с международным Соглашением о торговле интеллектуальной собственностью (TRIPS) и обязательствами, принятыми перед ВТО.66

Стратегия инновационного развития на Украине, в отличие, например, от аналогичной программы в Казахстане, намечает приоритеты научно-технологического развития. В их число входят: критические технологии, ресурсосберегающие технологии, новые материалы и виды продукции, биотехнологии, ракетно-космические и авиационные технологии, технологии в сфере ОПК, энергосберегающие технологии.

Разработаны сценарии и этапы инновационного развития.

На первом этапе (2004-2005 гг.) поставлены задачи – создать экономические, инфраструктурные и институциональные предпосылки для перехода к инновационной модели развития. Для этого предложены следующие инструменты:

1. Введение в силу Закона Украины «Об инновационной деятельности», позволяющего ввести льготное налогообложение инновационной деятельности, внести изменения в процедуру экспертизы инновационных проектов для их последующей государственной регистрации, а также обеспечить условия придания предприятиям специального статуса инновационных структур.

2. Развитие инфраструктуры инновационной деятельности, которая бы обеспечивала финансовую, информационную, консалтинговую и маркетинговую поддержку инновационных проектов. В том числе:

  • Дальнейшее развитие сети инновационных структур (технопарков, бизнес-инкубаторов и т.п.);

  • Законодательное закрепление политики государственной поддержки инновационного развития в регионах страны;

  • Введение специальных статей расходов в местных бюджетах на поддержку инновационной деятельности;

  • Организация общегосударственных конъюнктурных исследований за производством научно-технической и инновационной продукции;

  • Введение системы госзаказа на инновационную продукцию;

  • Разработка, согласование и реализация программ инновационного развития в регионах (областях).

3. Совершенствование нормативно-правовой базы регулирования инновационной деятельности, разработка предложений по реструктуризации промышленных предприятий и создания вертикальных и горизонтальных холдинговых компаний, финансово-промышленных групп и других инновационных производственных объединений в соответствии с отраслевой спецификой инновационной деятельности.

4. Развитие научно-технического и кадрового потенциала. В том числе:

  • Развитие системы профессиональной подготовки и переподготовки, повышения квалификации и последипломного обучения специалистов для научной и научно-технологической сферы;

  • Увеличение объемов бюджетного финансирования науки до уровня 1,7% от ВВП, в соответствии с Законом Украины «О науке и научно-технической деятельности»;

  • Введение системы государственной аттестации специалистов в сфере инновационной деятельности.

5. Формирование механизмов переориентации инвестиционных потоков в высокотехнологичные сферы производства, а именно – введение системы долгосрочного льготного кредитования участников инновационного процесса.

6. Учреждение и развитие Государственного банка реконструкции и развития Украины.

На втором этапе реализации (2006-2009 гг.) выдвинута цель сформировать в стране производства новых технологических укладов и выйти на внутренний и внешние рынки с наукоемкой продукцией мирового уровня. В результате реализации задач этого этапа разработчики Стратегии надеются использовать конкурентные преимущества украинской экономики в инновационной сфере для формирования внешнего и внутреннего инновационного спроса, в удовлетворении которого отечественная наукоемкая продукция может сыграть доминирующую роль. Речь идет о технологиях с высоким коммерческим потенциалом. Считается особенно важным институционально обеспечить систему комплексной поддержки инновационного развития и стимулирования экспорта наукоемкой продукции.

Третий этап реализации Стратегии (2010-2015 гг.) прописан пока наименее четко. Основная цель сформулирована как «закрепление позитивных тенденций в инновационном развитии, создание научно-технических и институциональных предпосылок для кардинального технологического перевооружения экономики и увеличения в ней доли современной высокотехнологичной продукции, конкурентоспособной на мировом рынке».67

Украинская стратегия перехода на инновационный путь развития экономики и модернизации общества, как следует из выше представленных разработок, носит весьма амбициозный характер и ориентирована на модели, присущие странам с высокоразвитой экономикой и собственным мощным научно-техническим потенциалом. В то же время, уже сегодня видно, что на начальном этапе реализации (2004-2005 гг.) проектные задания не выполнены в намеченные сроки.

6. Стратегия и реальность.

Период 2004-2006 гг. на Украине крайне неблагоприятен для экономического развития страны из-за внутриполитической нестабильности, связанной с выборными кампаниями : в 2004 г. – Президента страны, а в марте 2006 гг. – парламента (Верховной Рады) , а также в связи с ожидаемой масштабной политической реформой, которая предусматривает переход от президентской к парламентской форме государственного правления. Вплоть до лета 2006 г. Верховная Рада не могла сформировать коалиционное правительство.

Все это негативно отражается на динамике экономических и социальных процессов, на бюджетной сфере и на законодательной деятельности. За 2005 г. и начало 2006 г. все макроэкономические показатели развития на Украине ухудшились по сравнению с периодом 2003-2004 гг. Растет инфляция, в то же время темпы увеличения ВВП и промышленного производства падают.

Большую критику и в стране, и у зарубежных наблюдателей вызвала политика Кабинета министров во главе с премьером Ю.Тимошенко. Многие меры правительства в первом полугодии 2005 г. ухудшили предпринимательский климат на Украине, отпугнули иностранных инвесторов намерениями пересмотреть итоги приватизационных конкурсов и фактически отобрать собственностьи ( кампания по «реприватизации»). Пришедший на смену Ю.Тимошенко после отставки Кабинета министров в сентябре 2005 г., новый премьер Ю.Ехануров занимается сейчас «латанием дыр», а вовсе не стратегическими задачами. Перед Украиной остро встала проблема энергообеспечения экономики после объявления Россией о грядущем повышении цен на газ. Уже с 1 января 2006 г. Украина закупает газ по импортной цене 95 долл./1000 куб м вместо прежней - в 50 долл./1000 куб.м .68Ожидается повышение импортного тарифа на газ, как минимум, вдвое. После необдуманной ревальвации гривны , также проведенной при Ю.Тимошенко, в Украине ухудшился платежный баланс, снижается экспорт и, соответственно, валютная выручка, что делает еще более проблематичным будущее удовлетворение потребностей страны в импортном сырье и технологиях.

Кроме того, Украина не вполне определилась со своей внешнеполитической стратегией. Ее собственный «европейский выбор» не совпадает со стратегией добрососедства, принятой Евросоюзом в отношении Украины и закрепленным в «Плане действий ЕС в отношении Украины на период 2005-2007 гг.»69. Европейская политика соседства (ЕПС) отнюдь не предусматривает интеграции страны в ЕС, а предлагает лишь механизмы сближения законодательных норм и стандартов. Кроме того, ЕС приветствует скорейшее вступление Украины в ВТО, после чего могут начаться переговоры о соглашении по созданию зоны свободной торговли Украина-ЕС. В рамках ЕПС Украина, однако, не может рассчитывать на большую финансовую помощь при всей политической ангажированности руководства страны. Тем самым расчет на существенную внешнюю подпитку внутренних планов модернизации может оказаться ошибочным.

Отмеченные обстоятельства внутриполитического и внешнеполитического толка, очевидно, приведут к дальнейшей корректировке перспективных планов развития Украины после 2006 г.

Шурубович А.В.70

Проблемы модернизации экономики Белоруссии

Необходимость модернизации белорусской экономики

Проблема структурной модернизации, предполагающей прогрессивные изменения в структуре экономики страны, рост технологического уровня экономики с целью повышения ее конкурентоспособности в международном масштабе, стоит перед Белоруссией достаточно остро. Без модернизации экономики невозможен переход к инновационной модели развития, рассматриваемой в официальных документах в качестве одной из важнейших задач, стоящих перед республикой. Необходимость модернизации усиливается тем обстоятельством, что структурные сдвиги, произошедшие в белорусской экономике за годы независимости, в целом говорят скорее о примитивизации структуры экономики, чем о ее прогрессивном изменении (хотя степень этой примитивизации в Белоруссии ниже, чем в большинстве других стран СНГ).

С одной стороны, значительно (с 30% в 1991 г. до 50% в 2004 г.) возросла доля услуг в валовой добавленной стоимости, что соответствует общемировой тенденции опережающего роста сферы услуг по сравнению с материальным производством и расширения ее хозяйственных функций. Доля промышленности уменьшилась за указанный период с 41% до 31%, сельского, лесного и рыбного хозяйства – с 21% до 11%; доля строительства осталась на прежнем уровне (8%)71.

С другой стороны, однако, за годы независимости по большинству позиций в структуре экономики произошли негативные изменения. Это относится прежде всего к промышленности – ведущей отрасли материального производства Белоруссии. Заметно увеличилась доля сырьевых отраслей в общем объеме промышленного производства – особенно топливно-энергетической промышленности; вместе с тем значительно уменьшилась доля машиностроения и металлообработки, а также легкой и пищевой промышленности (см. Таблицу 1).

Таблица 1

Структура производства продукции по основным отраслям промышленности Белоруссии

1991

2004

Электроэнергетика

3,1

7,1

Топливная промышленность

4,2

18,9

Черная металлургия

0,8

4,0

Цветная металлургия

0,1

0,1

Химическая и нефтехимическая промышленность

7,2

11,3

Машиностроение и металлообработка

26,7

22,2

Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность

4,8

5,1

Промышленность стройматериалов

3,8

4,3

Легкая промышленность

19,2

5,4

Пищевая промышленность

25,0

16,6

Источник: Беларусь и Россия. 2005. Статистический сборник. М., 2005, с. 87.

В последние годы (с конца 1990-х гг.), характеризующиеся устойчивым экономическим ростом в Белоруссии после нескольких лет спада, в структуре экономики страны произошли некоторые позитивные сдвиги. Так, доля продукции машиностроения и металлообработки в общем объеме промышленного производства возросла с 20,5% в 2000 г. до 22,2% в 2004 г.72 в результате их опережающего развития по сравнению с большинством других отраслей. В структуре услуг наметились тенденции, свойственные общемировому движению к постиндустриальному обществу, - рост доли услуг связи, образования, медицинских услуг. Однако позитивные тенденции, обозначившиеся в последнее время, пока не смогли радикально изменить ситуацию, сложившуюся в начальный период системной трансформации, когда экономика республики пережила, по мнению ряда экспертов, спонтанную структурную перестройку по принципу «выживаемости», в результате которой пострадали прежде всего высокотехнологичные отрасли и производства.

В технологическом отношении Белоруссия заметно отстает от высокоразвитых стран, причем этот разрыв в последние годы увеличился. Наукоемкость ВВП Белоруссии неуклонно снижается: в 1995 г. она составляла 0,93%, в 1997 г. – 0,85%, а в 2003 г. – лишь 0,73%. Доля V и VI технологических укладов, определяющих эффективность постиндустриальных обществ, упала с 27% в 1990 г. до 10% в 2003 г.73. Лишь 4% технологических процессов в промышленности соответствовали в 2003 г. мировому уровню, тогда как 15% составляли технологии «реликтового» уровня, большинству из которых было свыше 15 лет. Доля высокотехнологичной продукции в белорусском экспорте составляет только 4%74. В промышленности износ основной части производственных фондов достиг 80,2%, намного превысив критически допустимый уровень75.

По индексу технологической активности Белоруссия в 2001 г. (последнем, за который есть данные) занимала 35-е место (Россия, для сравнения, находилась на 24-м месте, Украина – на 39-м, Польша – на 40-м)76. Собственной научно-технической продукцией Белоруссия, по оценкам специалистов, может обеспечивать лишь 17% прироста ВВП.

Слабость инновационной сферы в Белоруссии и технологическое отставание республики от высокоразвитых стран обусловлено рядом причин. К ним относятся прежде всего структурные диспропорции в белорусской экономике, отсутствие достаточного платежеспособного спроса национальной промышленности на новые разработки и эффективных механизмов продвижения новых технологий на мировые рынки, слабая инвестиционная поддержка инноваций, несовершенство системы их коммерциализации, бедственное положение многих государственных НИИ и КБ, низкий уровень оплаты труда, неотлаженность системы защиты интеллектуальной собственности, преобладание административно-бюрократических методов в управлении инновационной деятельностью и др.77.

Проблематика модернизации в официальных документах

Руководство Белоруссии отчетливо видит необходимость модернизации экономики республики и связанные с этим проблемы. В последние годы был принят ряд программных документов – Основные направления социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2010 г., Программа социально-экономического развития Республики Беларусь на 2001-2005 гг., Комплексный прогноз научно-технического прогресса Республики Беларусь на 2001-2020 гг., Программа развития промышленного комплекса Республики Беларусь на 1998-2015 гг., Программа структурной перестройки и повышения конкурентоспособности экономики Республики Беларусь и др., в которых вопросам модернизации экономики РБ уделено значительное внимание.

Модернизация понимается в указанных документах прежде всего как обновление технологической базы экономики, ее техническое перевооружение на основе приоритетного развития наукоемких, энергосберегающих отраслей и производств. В важнейшем программном документе долгосрочного характера – Национальной стратегии устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2020 г., утвержденном в мае 2004 г., модернизация экономики, ее структурная перестройка рассматриваются в качестве одного из важнейших условий и задач обеспечения устойчивого развития страны.

Главной целью модернизации белорусское руководство считает создание высокотехнологичной и конкурентоспособной, по мировым критериям, экономики, обеспечивающей экономическую независимость и политическую безопасность государства, достойный уровень жизни народа, оздоровление экологической обстановки и интеграцию экономики страны в систему мирохозяйственных связей на равноправных и взаимовыгодных условиях78.

Следует отметить, что хотя о необходимости модернизации экономики в Белоруссии говорится уже несколько лет, первоочередной задачей она становится только сейчас, когда в основном решены задачи предшествующего периода, связанные прежде всего с преодолением последствий кризиса79.

В Национальной стратегии устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2020 г. (НСУР – 2020) предусматривается переход в течение указанного периода к новому постиндустриальному обществу с преимущественно V и VI технологическими укладами, экологически чистыми производствами80.

В НСУР- 2020 отмечается, что для достижения намеченных целей необходим длительный период, включающий несколько этапов социально-экономического развития. На первом этапе (до 2010 г.) должно быть обеспечено дальнейшее повышение качества и уровня жизни на основе развития и рационального использования человеческого потенциала, повышения эффективности экономики и роста ее конкурентоспособности. На втором этапе (2011-2020 гг.) намечено формирование основ нового постиндустриального информационного общества с новым технологическим базисом, обеспечивающим переход к ресурсосберегающему типу производства81.

НСУР – 2020 предусматривает прогрессивные изменения в структуре белорусской экономики за счет снижения доли и масштаба энерго- и материалоемких производств, замены неэффективных производств новыми, основанными на высоких технологиях и новых материалах. Приоритетное значение при этом должны получить:

  • информатизация и производство программного обеспечения;

  • нанотехнологии и наноматериалы;

  • модернизация энергетического хозяйства;

  • биотехнологии и генетика;

  • наука и сфера услуг (образование, здравоохранение, туризм, транспорт и др.)82.

На первом этапе (до 2010 г.) намечается повысить конкурентоспособность национальной экономики, прежде всего, за счет улучшения использования факторных условий (природные и трудовые ресурсы, научно-технический и инновационный потенциал, производственная и социальная инфраструктура), а также создания привлекательного инвестиционного климата и благоприятных условий для предпринимательской деятельности, развития рыночной инфраструктуры, расширения потребительского рынка. На втором этапе (2011-2020 гг.) ставится задача приблизить структуру экономики РБ к структуре хозяйств высокоразвитых стран по удельному весу сферы услуг, доле прогрессивных V и VI технологических укладов, создать условия для формирования постиндустриального общества83.

Особое внимание уделяется в официальных документах структурной модернизации белорусской промышленности. В Программе развития промышленного комплекса Республики Беларусь на 1998-2015 гг. предусматривается концентрация сил и средств на наиболее эффективных направлениях, ориентация на ресурсосберегающий наукоемкий тип воспроизводства и опора на базовые производства, выпускающие конкурентоспособную экспортоориентированную, импортозамещающую продукцию (приборостроение, электроника, точное машиностроение, автомобилестроение, тракторо- и сельхозмашиностроение, станкостроение, лесная, деревообрабатывающая, химическая и нефтехимическая промышленность, легкая и пищевая отрасли)84.

Главная цель структурных преобразований в промышленности – создание конкурентоспособной высокотехнологичной продукции на основе внедрения современных ресурсосберегающих и экологически безопасных технологий.

Приоритетное развитие в предстоящие годы должен получить выпуск наукоемких, экспортоориентированных и импортозамещающих видов продукции, а также потребительских товаров и продукции, изготавливаемой на основе собственных сырьевых ресурсов (деревообработка, фармацевтика и др.)85.

Меры по структурной перестройке и модернизации промышленного комплекса Белоруссии намечено осуществить в два этапа. На первом этапе (до 2010 г.) предполагается создать базу для повышения конкурентоспособности и эффективности производства, отвечающую требованиям охраны окружающей среды, на основе решения следующих основных задач:

  • обеспечение динамичного развития и стимулирование инвестиционно-инновационных процессов, ускорение разработок и внедрение энерго- и ресурсосберегающих и экологически чистых технологий;

  • достижение надежного финансового состояния промышленных предприятий;

  • улучшение структуры выпуска и экспорта продукции.

На втором этапе (2011-2020 гг.) предусматривается переход к эффективному функционированию промышленного комплекса в условиях его эклогизации. Целевые ориентиры этого этапа – систематическое наращивание объема продаж, выпуска продукции, соответствующей мировым стандартам, обеспечение уровня рентабельности не ниже 20% по промышленности в целом. Для этого потребуется:

  • систематическое качественное обновление производственного, научно-технического и кадрового потенциала;

  • создание и функционирование системы маркетинга, располагающей информацией о текущей и перспективной конъюнктуре мирового рынка промышленных товаров;

  • включение белорусской промышленности, прежде всего наукоемких отраслей, в мировую хозяйственную систему на основе сформированных межгосударственных корпораций и предпринимательских образований;

  • разработка и внедрение информационно-интеллектуальных систем, переход на информационные технологии разных сфер деятельности, включая экологичность производства86.

Структурная модернизация аграрно-промышленного комплекса (АПК) намечается прежде всего за счет приоритетного развития экспортоориентированных (производство продукции животноводства и льнопродукция) и импортозамещающих отраслей (производство сахара и растительного масла из собственного сырья).

С целью концентрации ресурсов на наиболее эффективных видах производства предполагается совершенствование специализации сельского хозяйства на республиканском, региональном и хозяйственном уровнях с учетом природных и экономических условий. При реализации структурной перестройки аграрной отрасли предполагается отдавать предпочтение ресурсосберегающим технологиям, развитию адаптивного производства, обеспечивающего природоохранные функции, снижение нагрузки на окружающую среду, производство экологически чистой продукции87.

В предстоящий период намечается провести структурную модернизацию и техническое переоснащение строительного комплекса на основе новых технологий, обеспечивающих снижение материало- и энергоемкости строительной продукции на всех этапах инвестиционно-строительного процесса, повышение ее конкурентоспособности. Предполагается, в частности, увеличение объемов возведения жилых и административных зданий по современным эффективным проектам; приоритетное развитие предприятий, производящих строительные материалы, успешно конкурирующие на международных рынках; расширение выпуска строительных материалов и изделий с повышенными потребительскими свойствами; совершенствование внутриотраслевой структуры строительного комплекса за счет опережающего развития экспортоориентированных и импортозамещающих производств, базирующихся на новых экологически чистых технологиях88.

Модернизация экономики Белоруссии предполагает всестороннее развитие сферы услуг, призванной формировать такие важные факторы экономического роста как производственная инфраструктура, научные знания, информационные технологии и др. В предстоящий период предполагается обеспечить опережающее развитие производственных услуг, связанных с обслуживанием отраслей народнохозяйственного комплекса (услуги транспорта, связи и т.д.). Намечается увеличить объемы реализации новых видов услуг, образующих инфраструктуру рыночного хозяйства (маркетинговые, правовые, банковские, депозитарные, страховые, консалтинговые), уровень развития которых пока очень низок. Будут расширяться услуги по страхованию основных видов рисков производителей и потребителей89. Предполагается обеспечить быстрое развитие современных информативных услуг (информатики, телекоммуникаций, программного обеспечения, электронной связи), осуществить модернизацию информационно-телекоммуниционной инфраструктуры, расширение инфраструктуры Интернета)90.

Финансовые и инновационные ресурсы модернизации

Решение столь масштабной задачи как модернизация экономики требует мобилизации огромных финансовых и материальных ресурсов. Минимальная ежегодная потребность Белоруссии в инвестициях оценивается в 5 млрд. долл., тогда как фактический их объем до недавнего времени не превышал 2,5 - 3 млрд. долл. в год. За период 2002-2010 гг. в экономику и социальную сферу Белоруссии предполагается направить 39 млрд. долл.91.

Для успеха модернизации важно не только (и даже не столько) наращивать объемы инвестиций, но и использовать их в приоритетных отраслях и производствах, быстрое развитие которых позволит в недалеком будущем сделать экономику страны высокотехнологичной и конкурентоспособной. Поэтому одной из главных задач белорусского руководства является выработка и реализация эффективной инвестиционной политики, направленной на стимулирование структурных преобразований в экономике.

В последнее время в Белоруссии наблюдается значительное оживление инвестиционной деятельности. После глубокого спада первой половины 1990-х годов, когда объем инвестиций в основной капитал снизился более чем на 60%, ситуацию в этой ключевой сфере удалось серьезно изменить к лучшему. С 2002 г. наблюдается непрерывный рост объема инвестиций в основной капитал: в 2002 г. они увеличились на 6,0%, в 2003 г. – на 20,3%, в 2004 г. – на 20,2%, в 2005 г. – на 23,2%92.

В долларовом эквиваленте объем инвестиций в основной капитал возрос с 2,2 млрд. долл. в 2002 г. до 6,9 млрд. в 2005 г.93, таким образом, впервые за многие годы фактический объем инвестиций соответствовал потребностям в них.

Отношение инвестиций в основной капитал к ВВП за указанный период увеличилось с 17,8% до 23,3%94. Всего за 1996-2005 гг. в экономику Белоруссии было направлено более 32 млрд. долл. инвестиционных ресурсов. По мнению белорусских экспертов, страна вступила в период расширенного воспроизводства основных фондов: если в предыдущие годы происходила модернизация и поддержание на должном уровне созданных ранее производств, то в 2000-х годах стали активно создаваться новые производства.

В отраслевой структуре инвестиций в основной капитал в 2004 г. ведущее место занимали инвестиции в промышленность (30,4%) – прежде всего в химическую и нефтехимическую (5,6%), нефтяную (5,0%), пищевую (5,0%), машиностроение и металлообработку (4,1%), электроэнергетику (4,4%). Инвестиции в жилищное строительство составляли 17,3% общего объема инвестиций, в транспорт – 12,4%, в сельское хозяйство – 8,2%, в коммунальное хозяйство – 7,9%, в связь – 5,9%, в торговлю и общественное питание – 4,5%, в здравоохранение, физкультуру и социальное обеспечение – 4,3%, в строительство – 1,8%, в образование – 1,3%, в культуру и искусство – 1,2%, в материально-техническое снабжение и сбыт – 0,7%, в науку и научное обслуживание – 0,3%, в прочие отрасли – 3,6%95.

За период с 1995 г. по 2004 г. в структуре инвестиций по объектам производственного и непроизводственного назначения заметно (с 59% до 65%) возросла доля инвестиций в производственные объекты и, соответственно, с 41% до 35% сократилась доля капиталовложений в объекты непроизводственной сферы96, что, на наш взгляд, является свидетельством усиления нацеленности инвестиционной деятельности на модернизацию экономики республики.

Национальный инвестиционный потенциал позволил за последние годы модернизировать и реконструировать ряд предприятий: нефтеперерабатывающие заводы, объекты машиностроения, энергетики, агропромышленного комплекса и других отраслей. На некоторых из этих предприятий закончены только первые этапы реконструкции и начинаются следующие. Только в 2005 г., по данным Минэкономики РБ, проведена реконструкция Минского автозавода (МАЗ), Минского тракторного завода (МТЗ), Минского моторного завода, Белорусского металлургического завода (БМЗ), 3-го энергоблока Березовской ГРЭС, подстанции Колядичи и ряда других предприятий. Всего по 108 инвестиционным проектам, находящимся на особом контроле у правительства, в 2005 г. освоено 1,8 трлн. бел. руб. (около 840 млн. долл.) – на 200 млрд. бел. руб. больше, чем намечалось97.

Значительный рост инвестиционной активности в последние годы во многом обусловлен проводимой государством политикой стимулирования инвестиций, особенно в приоритетные отрасли и производства. Так, в 2001 г. вступил в силу Инвестиционный кодекс, направленный на улучшение инвестиционного климата и установление прозрачности политики государства в области инвестиционной деятельности. В Инвестиционном кодексе (считающимся одним из самых прогрессивных в СНГ с точки зрения защиты прав и интересов инвесторов) установлены ключевые для всех инвесторов гарантии прав собственности и их защиты, гарантии защиты от нецивилизованных изъятий и общепринятые правила такой защиты, гарантии от причинения вреда со стороны государственных органов и их должностных лиц.

Созданию благоприятного инвестиционного климата и реализации намеченных проектов способствует принятие в 2002 г. Национальной программы привлечения инвестиций в экономику Республики Беларусь на период до 2010 г., в которой определены состояние инвестиционной сферы, цель и задачи инвестиционной политики, механизмы стимулирования инвестиций. С 2002 г. ежегодно принимаются инвестиционные программы, в которых указываются конкретные инвестиционные проекты, намечаемые к реализации в данном году. Так, государственная инвестиционная программа 2005 г. предусматривала строительство 301 объекта, из которых в указанном году предполагалось ввести в эксплуатацию 128.

На финансирование данной программы из средств республиканского бюджета намечалось направить 685,5 млрд. бел. руб. (примерно 320 млн. долл.), кроме того намечалось привлечь более 150 млрд. бел. руб. (около 70 млн. долл.) из местных бюджетов и внебюджетных источников98.

Как известно, характерной чертой экономической модели, реализуемой в Белоруссии с середины 1990х- годов, является активная регулирующая роль государства. Эта роль отчетливо видна и в инвестиционной сфере, причем она реализуется как непосредственно (в виде государственных инвестиций из бюджета республики), так и опосредованно (в виде стимулирования государством инвестиций из других источников). По удельному весу бюджетных средств в общем объеме инвестиций в основной капитал, составляющему в последние годы около 20%, Белоруссия занимает одно из первых мест в СНГ. При этом из бюджета финансируются в основном инвестиции в объекты социальной сферы, тогда как в отношении инвестиций в производственные объекты чаще всего используются косвенные методы стимулирования. Так, с 2004 г. введен новый порядок выделения средств на инвестиционные проекты на конкурсной основе: кредиты на реализацию этих проектов теперь предоставляются предприятиям коммерческими банками99, а за счет бюджета льготируются процентные ставки по банковским кредитам. В ближайшее время ожидается принятие решения о поддержке всех инвестпроектов путем льготированных процентных ставок по банковским кредитам. Прежде всего, это коснется приоритетных инвестпроектов – для них предусматривается выделение кредитов под половину ставки рефинансирования100.

Роль государства в инвестиционной сфере проявляется и в установлении государственных заданий по привлечению инвестиций. При этом, если до 2004 г. такие задания распределялись только по отраслям, регионам и свободным экономическим зонам, то теперь прогнозы привлечения инвестиций (фактически имеющие в Белоруссии обязательный характер) рассчитываются и для госпредприятий, а также для организаций бюджетной сферы – министерств образования, здравоохранения, спорта и туризма101.

Значительное место в активизации инвестиционного процесса государство отводит коммерческим банкам. Так, в программе действий правительства РБ на 2004 г. было предусмотрено выделение этими банками 1,5 трлн. бел. руб. (около 700 млн. долл.) «на приоритетные для экономики республики» проекты. В их число вошли техническое перевооружение МАЗа, создание новых двигателей на Минском моторном заводе, реконструкция столичной ТЭЦ-3, Мозырского и Новополоцкого НПЗ, модернизация «Могилевхимволокна», «Полимира» и ряда других предприятий.

Один из крупнейших банков РБ – Белинвестбанк – в 2006-2010 гг. намерен направить на кредитование государственных инвестиционных и инновационных программ не менее 130 млн. долл. Это предусмотрено Программой развития банка на пятилетие, утвержденной правительством и Национальным банком РБ102.

Важную роль в модернизации экономики Белоруссии призваны сыграть иностранные инвестиции. В последние годы их объем неуклонно растет: в 2002 г. в экономику РБ было привлечено 722 млн. долл. иностранных инвестиций, в 2003 г. – 1307 млн., в 2004 г. – 1517 млн. В 2005 г. объем иностранных инвестиций в белорусскую экономику составил не менее 1,6 млрд. долл.103. Прямые иностранные инвестиции в экономику возросли с 299 млн. долл. в 2002 г. до 859 млн. долл. в 2004 г.104.

В Белоруссии работают около 3,5 тыс. компаний, созданных с участием инвесторов из 90 стран105. Наибольшее число предприятий с иностранными инвестициями (ПИИ) создано с участием компаний России, США, Германии, Польши, Литвы. Иностранные инвестиции направляются в основном в промышленность (около ¾ их общего объема) – прежде всего в пищевую, машиностроительную и деревообрабатывающую, медицинскую, легкую, химическую. На долю ПИИ приходится 8-9% общего объема промышленного производства.

В последнее время иностранный капитал увеличивает масштабы своего участия в начинающейся модернизации белорусской экономики. Так, российская компания «Славнефть», владеющая около 42% акций Мозырского нефтеперерабатывающего завода, вложила в его реконструкцию около 100 млн. долл., в результате чего значительно возросла глубина переработки нефти. Иностранные инвестиции внесли весомый вклад в реконструкцию БМЗ и ряда других объектов.

В стране реализуется комплекс мер по привлечению иностранного капитала в экономику. Так, при реализации продукции собственного производства коммерческие организации с иностранными инвестициями освобождаются на 3 года от уплаты налога на прибыль, а при производстве особо важной продукции срок продлевается еще на 3 года.

Для привлечения инвестиций, увеличения экспорта, внедрения новых технологий и развития импортозамещающих производств в 1996-2002 гг. были созданы шесть свободных экономических зон (СЭЗ): «Брест», «Минск», «Гомель-Ратон», «Витебск», «Гродноинвест» и «Могилев». К началу 2005 г. в этих СЭЗ действовали 275 организаций, из которых свыше 90% осуществляли производственную деятельность106. Предприятия, реализующие в СЭЗ инвестиционные проекты, получают налоговые льготы и таможенные преференции. Только в 2004 г. резиденты СЭЗ произвели промышленной продукции, работ и услуг на 1 трлн. 249,7 млрд. бел.руб. (около 500 млн. долл.) – на 49% больше, чем в 2003 г. Объем накопленных ими инвестиций (без учета банков-резидентов) составил 160,4 млн. долл.107.

Вместе с тем, огромные потенциальные возможности роста инвестиций (в том числе иностранных) в белорусскую экономику используются далеко не в полной мере. Активность инвесторов сдерживает доминирующее положение государственной собственности в экономике РБ: на долю госпредприятий приходится около ¾ ВВП и почти 80% основных производственных фондов. Негативное воздействие на инвестиционную деятельность оказывают чрезмерная «зарегулированность» хозяйственной деятельности, частое изменение законодательства, постоянные проверки предприятий (особенно частных) со стороны контролирующих органов.

С 1 января 2005 г. отменено действовавшее ранее освобождение оборудования, ввозимого иностранными инвесторами в качестве вклада в уставный фонд ПИИ, от уплаты НДС и таможенных пошлин. Эта мера, призванная установить для «своих» и иностранных инвесторов одинаковый режим, на практике затруднила создание ПИИ – в том числе в высокотехнологичных, наукоемких отраслях. Серьезным фактором, сдерживающим активность отечественных и зарубежных инвесторов, является существование института «золотой акции», т.е. права государства в определенных случаях вмешиваться в управление предприятиями любой формы собственности, ранее находившимися в собственности государства.

В предстоящие годы руководство Белоруссии намечает значительно активизировать инвестиционную деятельность в рамках решения задачи формирования в республике «экономики трех И» (инвенции – новые знания, инновации и инвестиции). В НСУР-2020 предусматривается рост инвестиций в основной капитал за 2006-2010 гг. в 1,4-1,5 раза, а за 2011-2020 гг. – в 1,7-1,8 рада. Доля инвестиций в ВВП, составлявшая в 2004 г. 20,7, должна увеличиться в 2020 г. до 26-27%108; уже в 2005-2010 гг. доля инвестиций в ВВП должна возрасти до 25%, что, по мнению белорусских экспертов, позволит обеспечить оптимальный уровень расширенного воспроизводства109.

Для активизации процессов модернизации предполагается обеспечить среднегодовой прирост инвестиций в основной капитал на уровне 8-10%. Это, по имеющимся расчетам, позволит обновлять современным технологическим оборудованием изношенные производственные фонды на 10-15% ежегодно110.

На первом этапе реализации НСУР-2020 (2006-2010 гг.) предусматривается, в частности, на основе Национальной программы привлечения инвестиций в экономику Республики Беларусь на период до 2010 г. обеспечить государственную поддержку приоритетных инвестиционных проектов, разработать меры по учреждению в республике венчурных фондов, обеспечить реальные и действенные гарантии целевого использования на инвестиции средств, полученных от продажи государственного имущества частным инвесторам, и направления их прежде всего на финансирование проектов, основанных на высоких технологиях111.

Среди главных задач инвестиционно-структурной политики государства на данном этапе указаны: повышение инновационной активности и стимулирование опережающего развития высокотехнологичных секторов экономики, стимулирование процессов реструктуризации и реформирования предприятий, повышение их эффективности, реализация целевых программ развития инфраструктуры транспорта, связи и телекоммуникаций.

На втором этапе (2011-2020 гг.) государственную инвестиционную деятельность намечено нацелить в основном на финансирование развития инфраструктуры: дорог, аэропортов, современной системы телекоммуникаций, что должно послужить дополнительным стимулом для привлечения частных инвестиций. Важным направлением инвестиционной политики государства в этот период будет создание в стране новых производств на уровне V и VI технологических укладов в приоритетных отраслях экономики112.

Одним из важнейших условий модернизации экономики Белоруссии является наращивание научно-технического и инновационного потенциала и повышение эффективности его использования. В 2004 г. исследования и разработки (ИР) осуществляли 295 организаций: научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро, вузов, промышленных предприятий и др. В них было занято 28750 чел., в т.ч. 17034 исследователя и 11716 техников, вспомогательного и прочего персонала113. В 2004 г. инновационно активными были 13,0% промышленных предприятий, в т.ч. в машиностроении – 35,7%, в цветной металлургии – 50,0%, в черной металлургии – 35,7%114.

В 2004 г. в стране использовалось 14944 передовые производственные технологии, из которых 4378 использовались в течение 3-х лет, 2803 – 4-6 лет, 2033 – 7-9 лет и 5730 – в течение 10 и более лет. В том же году было создано 375 передовых производственных технологий, из которых 11 были принципиально новыми, а 340 – новыми только в Белоруссии115.

В последние годы принят ряд практических мер по развитию инновационной сферы: так, проведена реорганизация Национальной академии наук (НАН) Белоруссии, реализуются отраслевые государственные научно-технические программы (ГНТП), что позволило организовать серийный выпуск усовершенствованных и новых видов машин, оборудования, приборов, изделий микроэлектроники, новых материалов, удобрений, лекарственных препаратов и другой продукции. Созданный при государственном патентном комитете Банк инноваций располагает информацией почти о 40 тыс. разработок из зарубежных стран и более 4 тыс. белорусских разработок116.

Уже в 1997-1998 гг. в рамках 29 министерств и других республиканских органов управления были созданы инновационные фонды, формируемые за счет отчислений от себестоимости продукции предприятий и организаций. С 1999 г. действует республиканский Белорусский инновационный фонд117.

В 2005 г. финансирование науки по сравнению с 2000 г. увеличилось вдвое; инновационные фонды, составляющие около 2% ВВП, впервые включены в республиканский бюджет. Предусмотрена мощная господдержка для тех научных направлений, которые могут предложить производству технологии завтрашнего дня118.

Важную роль в переходе на инновационный путь развития призван сыграть Парк высоких технологий (ПВТ), создаваемый в соответствии с декретом президента РБ А. Лукашенко от 22 сентября 2005 г. ПВТ будет представлять собой организационно-правовую структуру, объединяющую организации и фирмы, работающие в области новых и высоких технологий; при этом парк будет специализироваться прежде всего на разработке программного обеспечения, ориентированного на экспорт. В дальнейшем, по мнению специалистов, в сфере деятельности ПВТ могут оказаться био- и нанотехнологии, а также другие перспективные направления.

По официальным данным, ПВТ, который расположится в Минске, обойдется Белоруссии в 930 млн. долл. Для резидентов ПВТ предусмотрены существенные льготы, включая освобождение от уплаты налогов, сборов и других платежей в республиканский бюджет, целевые бюджетные и внебюджетные фонды, уплачиваемых с выручки от реализации своей продукции, налога на прибыль и НДС по оборотам от реализации такой продукции, от земельного налога и налога на недвижимость. Предусмотрены также налоговые льготы для физических лиц, занятых в ПВТ, и другие преференции, призванные стимулировать инновационную деятельность в белорусской «силиконовой долине»119.

Вопросам развития инновационной сферы и повышения эффективности использования имеющегося в республике научно-технического и инновационного потенциала уделено значительное внимание в НСУР-2020. Особо подчеркивается, что устойчивое социально-экономическое развитие РБ может быть достигнуто только при активизации инновационной деятельности, требующей, в свою очередь, соответствующего усиления государственной научно-технической политики.

Целью государственной политики в области развития науки и техники является переход к инновационному пути развития экономики, постепенное повышение конкурентоспособности результатов отечественных научных исследований и разработок, ускорение их использования в интересах человека, экономики и окружающей среды. Для достижения этой цели предполагается:

- создание организационных и экономических механизмов для опережающего развития приоритетных фундаментальных исследований, важнейших прикладных научно-исследовательских работ и повышения востребованности производством отечественных и зарубежных инноваций;

- постоянное повышение научно-технического уровня и новизны научных исследований и разработок в соответствии с потребностями реального сектора экономики и социальной сферы, дальнейшее совершенствование нормативно-правовой базы, связанной с вовлечением объектов интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот;

- адаптация научно-технического комплекса к условиям рыночной экономики, привлечение внебюджетных источников, собственных средств научных организаций, банковских кредитов и других источников финансирования, направленных на развитие науки и технологий;

- рациональное сочетание государственного регулирования и рыночных механизмов, мер прямого и косвенного стимулирования научной, научно-технической и инновационной деятельности при реализации приоритетных направлений развития науки и технологий;

- совершенствование нормативно-правовой базы научной, научно-технической и инновационной деятельности;

- поддержка научных исследований, разработок в приоритетных направлениях развития науки и технологий с учетом мировых тенденций в этой сфере;

- укрепление научно-исследовательского сектора высшей школы;

- совершенствование системы подготовки научных и инженерных кадров высшей квалификации в области науки и технологий120.

Решение указанных задач предполагает создание в Белоруссии национальной инновационной системы (НИС), под которой понимается система общественных институтов, обеспечивающая производство, распространение и использование знаний и превращение их в инновации121. К этим институтам относятся: учреждения образования, научно-исследовательский сектор, система научно-технических коммуникаций, включая систему научно-технической информации, специальные структуры для внедрения новых технологий (бизнес-инкубаторы, центры трансфера технологий, демонстрационные зоны).

Белорусские экономисты считают целесообразным при построении НИС отказаться от «линейной инновационной модели», в которой источником инноваций признается только наука и, как следствие, предполагается, что развитие науки автоматически ведет к росту инноваций; в действительности новые инновационные идеи возникают на любой стадии научных и технологических исследований и разработок, маркетинга и сбыта. НИС также предусматривает широкое использование в инновационной сфере горизонтальных сетевых взаимодействий, приходящих на смену вертикально ориентированных структур управления. Сети позволяют избегать бюрократизации в процессе принятия решений, вырабатывать эти решения исходя не из административных соображений, а из рыночных требований122.

Основными стратегическими задачами государственной политики, обеспечивающими устойчивое развитие экономики за счет использования новых знаний, являются:

1. Трансформация, наращивание и укрепление научно-технического потенциала, развитие приоритетных направлений фундаментальных и прикладных исследований и разработок. Отношение затрат на исследовательские работы (ИР) к ВВП уже в ближайшие годы намечается довести до 3%. Для повышения эффективности кадровой составляющей научно-технического потенциала предполагается создать привлекательные условия для работы в науке и укреплять инновационную составляющую образование.

2. Повышение эффективности использования научно-технического потенциала. Для этого намечается, в частности, обеспечить организационное сближение всех стадий инновационного процесса – от ИР до выхода продукции на рынок с помощью государственных программ технологического развития отраслей экономики и интеграционных инновационных проектов (технологические решения, подготовка специалистов, защита интеллектуальной собственности, распространение полученных знаний (публикации, лицензии, патенты). Намечается стимулировать увеличение расходов предпринимательского сектора на ИР и инновации, усилить контроль за эффективностью использования бюджетных ассигнований на ИР, развивать международное научно-техническое сотрудничество и участие государства в создании и развитии объектов инновационной инфраструктуры, содействовать развитию малых форм инновационного предпринимательства и инновационной активности населения. Отмечается необходимость взаимоувязки научно-технической стратегии с другими составляющими госрегулирования – промышленной, социальной, информационной и экологической политикой123.

Инновационная составляющая занимает важное место и в недавно принятом среднесрочном документе – Программе социально-экономического развития РБ на 2006-2010 гг. Как отмечал президент республики А. Лукашенко, в текущем пятилетии инновационное развитие национальной экономики станет одним из общегосударственных приоритетов124.

Международное сотрудничество как фактор модернизации

Значительный инвестиционный и инновационный потенциал Белоруссии, высокий уровень квалификации рабочих и специалистов, а также наблюдаемый в последние годы устойчивый экономический рост позволяют республике проводить модернизацию экономики во многом за счет внутренних источников. Вместе с тем ясно, что, ввиду объективно обусловленной ограниченности ресурсов Белоруссии как относительно небольшой страны с открытой экономикой,125 важную роль в модернизации (равно как и в решении многих других стоящих перед страной задач) должно сыграть привлечение ресурсов из-за рубежа. В настоящее время в силу ряда причин ( в том числе наличия разного рода ограничений, о которых говорилось выше) иностранное участие в процессах модернизации явно не соответствует имеющимся возможностям и потребностям страны. Так, в общем объеме инвестиций в основной капитал доля иностранных источников (включая иностранные кредиты) составила 3,7% , в 2005 г. – 2,5%126.

Более ощутимо роль «внешнего фактора» модернизации проявляется через каналы внешней торговли. Машино-техническая продукция, необходимая для технического перевооружения важнейших отраслей экономики РБ, в возрастающих масштабах ввозится в страну из-за рубежа и занимает важное место в структуре импорта. Доля машин и оборудования в общем объеме импорта в последние годы увеличилась и достигла в 2004 г. 16,8%. Импорт машин и оборудования возрос с 1181 млн. долл. в 2001 г. до 2873 млн. долл. в 2004 г.127. Значительную часть этого объема составляет импорт современного оборудования и комплектующих для технологического перевооружения и модернизации производства.

В предстоящие годы предполагается обеспечить более полное и эффективное использование международного сотрудничества для решения задачи модернизации экономики РБ и перехода к инновационной модели развития. В НСУР-2020, в частности, подчеркивается необходимость приоритетного развития тех форм международного сотрудничества, от которых зависит технико-экономический и технологический уровень экономики (промышленная кооперация, обмен технологиями, экспорт услуг, совместные НИОКР, лизинг оборудования и пр.). Особое значение при этом придается участию белорусских предприятий в международных финансово-промышленных группах (ФПГ) и транснациональных корпорациях (ТНК), обеспечивающих внедрение передовых разработок128. Предполагается также совершенствовать деятельность свободных экономических зон (СЭЗ) с учетом приоритетов структурно-инновационной политики, создавать специальные инновационные центры (технопарки, технополисы, сервисные зоны), которые будут способствовать привлечению внешних ресурсов, их эффективной интеграции с национальными предприятиями129.

Обозначившиеся в последние годы тенденции экономического и научно-технического развития Белоруссии (и прежде всего набирающие силу процессы реконструкции и технического перевооружения экономики на новой технологической базе) дают, на наш взгляд, основания для вывода о том, что страна вступает в период масштабной модернизации. Пока что Белоруссия находится в самом начале этого периода, но, при сохранении нынешних позитивных тенденций, в предстоящие годы темпы модернизации могут ускориться130.

Внутриполитические аспекты модернизации

Вопрос о роли существующей в Белоруссии с середины 1990-х гг. политической системы, характеризующейся широчайшими полномочиями президента, который практически единолично решает основные вопросы государственной политики, и преобладанием авторитарных методов управления, в модернизации страны является остро дискуссионным и неоднозначным. С одной стороны, сильная авторитарная власть, обеспечивая концентрацию национальных ресурсов на приоритетных направлениях, дает сильный импульс процессам модернизации. Современная политическая и экономическая система Белоруссии такова, что только государство реально может быть главным субъектом модернизации: крупного частного бизнеса в РБ по существу нет, и государству приходится брать на себя его функции в данной сфере. Кроме того, на наш взгляд, необходимые для модернизации крупномасштабные инвестиции в развитие высокотехнологичных наукоемких производств, требующих значительных затрат и в то же время не дающих быстрой отдачи, в принципе требуют активной роли государства (другое дело в каких формах эта роль проявляется) – для частного бизнеса такие инвестиции просто невыгодны131. На начальном этапе модернизации жесткая властная вертикаль и обеспечиваемое ею четкое выполнение всеми звеньями государственной машины принимаемых на высшем уровне решений вносит важный позитивный вклад в развитие этого процесса.

С другой стороны, по мере развертывания модернизации жесткие административные методы ее проведения неизбежно будут вступать в противоречие с логикой данного процесса, требующей расширения самостоятельности его участников. Доминирование в экономике государственной собственности и «зарегулированность» хозяйственной жизни могут серьезно затруднить создание конкурентной среды, необходимой для повышения эффективности модернизирующейся экономики. Низкий уровень экономической свободы в Белоруссии, сдерживая приток в экономики частных (в том числи иностранных) инвестиций, ограничивает финансовые ресурсы модернизации, учитывая, что ресурсы государства и госпредприятий в ближайшие годы окажутся явно недостаточными для ее успешного проведения. Следует также отметить, что неприемлемость для Запада нынешнего политического режима в РБ может негативно сказаться на торгово-экономических связях республики с западными странами – в том числе на поставках в Белоруссию необходимых для модернизации ее экономики оборудования и комплектующих. Наконец, экономической и политической либерализации в Белоруссии требует интеграция с Россией (реализующей, хотя и со многими оговорками, либеральную экономическую модель) в рамках Союзного государства.

Роль России в модернизации белорусской экономики

Сотрудничеству с Россией белорусское руководство отводит важную роль в модернизации стран и обеспечению ее перехода к инновационной модели развития. Уже сейчас это сотрудничество вносит значительный вклад в решение указанных задач. Между российскими и белорусскими предприятиями установлены тесные кооперационные связи, обусловленные взаимодополняемостью структур экономик обеих стран. Особое значение для модернизации имеет интеграция в отраслях машиностроения, производящих высокотехнологичную продукцию, где созданные в советский период предприятия изначально выступали как звенья единой технологической цепочки. Около 800 предприятий России связаны по кооперации с белорусскими партнерами; развивается сотрудничество научно-исследовательских организаций двух стран в инновационной деятельности и создании новых технологий.

По некоторым оценкам (на наш взгляд, несколько завышенным), благодаря белорусско-российской промышленной и научной кооперации в Белоруссии выпускается около 65% высокотехнологичной продукции, а в России этот показатель составляет около 40%132. Часть этой продукции поставляется в дальнее зарубежье, что способствует укреплению позиций России и Белоруссии в мировом хозяйстве, где, как известно, «вес» той или иной страны определяется прежде всего объемом наукоемкого экспорта.

Важной и перспективной формой сотрудничества, вносящей заметный вклад в модернизацию экономик РФ и РБ, являются совместные экономические и научно-технические программы и проекты, финансируемые из бюджета Союзного государства (а до 2000 г. – из бюджета Союза Беларуси и России).

Совместные российско-белорусские программы, охватывающие различные отрасли экономики, науки и техники, а также связанные с развитием социальной сферы, экологией, правоохранительной деятельностью, обеспечением национальной безопасности и др., регулярно разрабатываются и реализуются с 1996 г. Союзные экономические программы – это, как правило, программы по развитию высокотехнологичных наукоемких производств, определяющих перспективы современной экономики. В их реализации участвуют несколько сотен предприятий и организаций России и Белоруссии.

За последние годы в реализации ряда российско-белорусских производственных и научно-технических программ достигнут серьезный прогресс, что способствовало росту производства в некоторых высокотехнологичных отраслях, укреплению научно-технического потенциала Союзного государства, упрочению национальной безопасности РФ и РБ, решению социальных проблем двух стран (прежде всего проблемы занятости).

Совместная программа «СКИФ», завершенная в 2004 г., внесла значительный вклад в развитие компьютерной отрасли России и Белоруссии; в ее рамках созданы суперкомпьютеры с широким спектром производительности. В 2004 г. создан уникальный суперкомпьютер нового поколения – «СКИФ К-1000», производительностью 2,5 трлн. операций в секунду. Ныне это самая производительная электронно-вычислительная машина на пространстве СНГ. В ближайшее время предполагается начать промышленное производство суперкомпьютеров «СКИФ».

В результате реализации программы, по мнению специалистов, удалось при относительно небольшом финансировании преодолеть отставание России и Белоруссии в сфере вычислительной техники, восстановить сформировавшуюся еще во времена СССР кооперацию российских и белорусских ученых-компьютерщиков, создать команду, способную решать задачи любой сложности. На базе 16 образцов кластерных суперкомпьютеров, совместно разработанных белорусскими и российскими учеными, организован супермощный компьютерный центр коллективного пользования для проектирования и анализа объектов новой техники, сложных турбокомпрессоров, дизельных двигателей, самолетов и космических кораблей.

После завершения программы «СКИФ» разработана новая программа «Триада», направленная на создание наукоемких технологий на базе суперкомпьютерной техники, освоение их в производстве и оборонной сфере. Эта программа, рассчитанная на 2005-2008 гг., включает 14 научно-исследовательских проектов, направленных на решение задач в аэрокосмической, автомобильной, тракторной, судостроительной, станкоинструментальной отраслях, атомной энергетике и оборонной промышленности.

Успешно завершена союзная программа по совместной разработке цифровых, аналого-цифровых и аналоговых микросхем нового поколения, позволившая создавать микроэлектронные элементы и конструкции из них на мировом уровне; подготовлена новая программа, направленная на создание еще более совершенных микросхем и полупроводниковых приборов и рассчитанная на 2005-2009 гг.

Ряд прогрессивных видов оборудования и новых технологий разработан в рамках комплекса программ по разработке оборудования для электроники («Победа», «Победа-2000» и «Победа-2»), подпрограмм «Лазерные технологии XXI века», «Наукоемкие компоненты общемашиностроительного применения» и др.

Успешно реализуется программа «Космос - СГ», главная задача которой состоит в том, чтобы на базе научно-технического потенциала двух стран выйти на создание конкурентоспособных космических средств – как приборов, так и технологий по обработке космических изображений, которые могут быть представлены на мировом рынке высоких технологий. На июнь 2006 г. намечен запуск созданного в рамках программы первого белорусского космического аппарата «БелКА»133.

Значительный вклад в модернизацию соответствующих отраслей на новой технологической базе внесла реализация широко известных программа «Развитие дизельного автомобилестроения» и «Союзный телевизор».

Важно отметить, что союзные программы, по мнению многих экспертов, являются инструментом, позволяющим, несмотря на ряд серьезных проблем в их реализации, анализ которых выходит за рамки данной работы, динамично и эффективно развивать взаимное интеграционное сотрудничество, несмотря на существенные различия национальных систем хозяйствования России и Белоруссии.

В последние годы получила развитие координация экономической (в том числе структурной) политики двух стран, предусмотренная в интеграционных документах. Регулярно составляются прогнозы социально-экономического развития Союзного государства, совместные балансы спроса и предложения по важнейшим видам продукции, балансы топливно-энергетических ресурсов.

Подписано соглашение между правительствами двух стран о проведении единой структурной промышленной политики и утверждены Основные направления ее реализации; разработаны мероприятия по дальнейшему развитию производственно-технологической кооперации между предприятиями РФ и РБ, реализации совместных программ, создании совместных хозяйственных структур134.

В перспективе важную роль в модернизации белорусской экономики может сыграть сотрудничество в рамках Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). В ближайшие годы намечается приступить к проведению согласованной инновационной политики Сообщества. В рамках решения этой задачи предполагается совместно определить приоритетные направления развития науки и технологий, разработать межгосударственные целевые программы и начать их реализацию, а также разработать нормативно-правовую базу инновационного развития экономик стран ЕврАзЭС. Уже сделаны первые шаги в этом направлении. Так, по инициативе руководства ПО «БелАЗ» разрабатывается совместная программа развития технологий открытой добычи и производства эффективного оборудования для горнодобывающих предприятий стран Сообщества; готовится соглашение между правительствами государств ЕврАзЭС о производственной и научно-технологической кооперации и интеграции предприятий оборонных отраслей промышленности. Реализация совместных мероприятий в рамках ЕврАзЭС позволит Белоруссии использовать для модернизации своей экономики производственный и научный потенциал не только России, но и других стран Сообщества (прежде всего бурно развивающегося в последнее время Казахстана).

Достигнутый уровень интеграционного взаимодействия в ЕврАзЭС и в Союзном государстве позволяет, на наш взгляд, ставить в повестку дня «состыковку», концентрацию усилий, прилагаемых в рамках обоих этих объединений для модернизации экономик стран-участниц. Возможными путями такой состыковки могли бы стать согласование важнейших мероприятий ЕврАзЭС и Союзного государства в производственной и инновационной сферах (а в перспективе - согласование структурных и инновационных политик обеих группировок), использование в ЕврАзЭС позитивного опыта российско-белорусского производственного и научно-технического сотрудничества, а также подключение (в случае взаимной заинтересованности) к совместным программам РФ и РБ в этой сфере предприятий и организаций из других стран Сообщества.

Кузьмина Е.М.

Инновационная Стратегия Казахстана

как инструмент модернизации экономики страны

Экономический потенциал Республики

Казахстан обладает рядом преимуществ, которые позволяют рассчитывать на успешную модернизацию экономики страны и реализацию основных задач ее инновационного развития.

Во-первых, он обладает богатыми месторождения минеральных и энергетических ресурсов135. Казахстан занимает первое место в мире по разведанным запасам цинка, вольфрама и барита, второе – по запасам серебра, свинца и хромитов, третье – меди, марганца и флюорита, четвертое – молибдена, а по запасам золота входит в первую десятку. На долю страны приходится примерно 8% мировых запасов железной руды и около 25% мировых запасов урана.

По разведанным запасам нефти она занимает 13 место в мире. Углеводородный потенциал Казахстана по нефти на участках суши составляет 3,6 млрд т., по газу около 2 трлн куб. м. Запасы казахстанской территории шельфа составляют порядка 15 млрд т.136 Извлекаемые запасы нефти, включая газовый конденсат в 2004 г. составили 59,4 млн т., газа - 21,9 млрд куб. м.137, а 2005 г. – 61,9 млн т. и 52,2 млрд куб. м. соответственно138. В будущем прирост извлекаемых запасов нефти и газового конденсата будет происходить в основном за счет шельфовых месторождений.

Так, к 2010 г. прирост запасов ожидается в размере 2489 млн т., к 2015 г. – 3822 млн т. и к 2020 г. – 5159 млн т. При этом за счет шельфа к 2020г. прирост запасов составит 4200 млн. т.

Запасы угля в Казахстане составляют 35,8 млрд. тонн (3,6% мировых запасов). По запасам и добыче угля среди стран бывшего Союза Казахстан занимает 3 место после России и Украины.

Большая площадь земель республики пригодна для ведения сельского хозяйства и составляет около 20% обрабатываемой земли стран СНГ. В 2002 г. общая площадь используемых в сельскохозяйственном производстве земель составила 86,5 млн га, из которой 80,4 млн га - сельскохозяйственные угодья.

Во-вторых, Казахстан имеет резерв производственных мощностей по выпуску дешевой продукции в ряде отраслей экономики.

К 2000г. Казахстану удалось преодолеть значительный спад производства 1991-1998 гг., связанный с потерей традиционных рынков сбыта, разрывом хозяйственных связей между предприятиями, а также острой нехваткой финансовых ресурсов на обновление основных фондов и развитие производства.

Последние годы наблюдаются высокие темпы экономического роста. За 1999-2005 гг. рост совокупного валового внутреннего продукта республики составил более 50%. В 2005 г. ВВП составил, по предварительным данным, 3 700 долл. В целом за 2003-2005 гг. в расчете на душу населения объем ВВП вырос в 1,3 раза.

В структуре экономики преобладает сектор услуг и снижается доля сельского хозяйства. Так, доля товаров в 2005 г. в ВВП составила 43,6%, а услуг – 49,1%. Доля сельского хозяйства снизилась с 34% в 1990 г. до 6,8% в 2005 г. Удельный вес промышленного производства вырос с 27,1% в 1991 г. до 29,5% в 2004 г.

В промышленном производстве ведущую роль занимает горнодобывающая промышленность. За последние пять лет среднегодовые темпы прироста отрасли были доведены до 13,7%. В 2005 г. ее доля составила 59,9% от всего объема промышленного производства.

Быстрее всего развивается нефтедобыча. В промышленной разработке находится порядка 110 нефтяных, нефтегазовых, нефтегазоконденсатных месторождений. Промышленная добыча нефти производится тридцатью четырьмя нефтедобывающими компаниями.

На обрабатывающую отрасль приходится 31,8% промышленного производства. Для обеспечения стабильного роста в отраслях был реализован комплекс мер, направленных на восстановление отдельных отраслей обрабатывающей промышленности. Речь идет о политике импортозамещения, реализации отраслевых (секторальных) программ, предоставлении налоговых льгот и преференций.

Наиболее интенсивно развиваются производство транспортного оборудования, химическая, текстильная и швейная промышленность, переработка сельскохозяйственной продукции.

Одной из важнейших отраслей в республике является перегонка нефти, доля которой в объеме промышленной продукции составляет порядка 5%. Переработка нефти сосредоточена в трех областях: в Южно-Казахстанской (43,4% республиканского объема), Атырауской (28,5%) и Павлодарской (25,5%).

В последние годы наблюдается тенденция стабилизации сельскохозяйственного производства. В республике принята Агропродовольственная программа, в соответствии с которой государство обеспечивает косвенное субсидирование товаропроизводителей.

В сентябре 2002 г. рейтинговым агентством "Moody’s Investors Service" Казахстану был присвоен кредитный рейтинг Baa3, относящийся к категории инвестиционных. По индексу конкурентоспособности, опубликованному в Отчете Всемирного экономичес­кого форума в 2005 г, Казахстан, участвуя впервые, занял 61 место, оставив позади все страны СНГ. В рейтинге экономической свободы, опубли­кованном в январе 2006 г., Казахстан за один год поднялся со 130 на 113 место, опередив Россию (122-е место), вплотную приблизившись к Китаю (111-е место)139.

В последние годы Казахстан в привлечении инвестиционных ресурсов предъявляет к инвесторам более высокие требования. Растет количество предприятий с участием иностранного капитала.

С учетом зависимости доходов бюджета от поступлений из сырьевого сектора, создан Национальный Фонд Республики Казахстан, призванный обеспечить уровень потребления даже при значительных изменениях конъюнктуры мировых рынков. К концу 2004 г. накопленные доходы Фонда превысили 3 млрд. долл.

В-третьих, страна обладает значительным научно-техническим потенциалом, квалифицированными научными кадрами и стабильной системой высшего образования

Вместе с тем Казахстан мало привлекателен для инвестиций в обрабатывающие отрасли промышленности. Это делает экономику уязвимой и чувствительной к изменениям конъюнктуры на рынке сырьевых ресурсов.

В экономике Казахстана существуют ряд проблем. В первую очередь, это сырьевая направленность экономики и низкая производительность обрабатывающей промышленности. Вместе с тем правительство страны отмечает как слабую интеграцию в мировую экономику, так и слабую межотраслевую и межрегиональную экономическую интеграцию внутри страны. В стране незначительный потребительский спрос на товары и услуги на внутреннем рынке, неразвита производственная и социальная инфраструктура, нарастает износ основных фондов в отраслях экономики, кроме нефтегазового и горно-металлургического комплексов.

Государству необходимо преодолеть отсутствие эффективной связи науки с производством, низкие расходы на НИОКР и слабую адаптированность национальной науки к условиям рыночной экономики, отсутствие действенных механизмов доведения научно-технологической продукции до уровня товара. По мнению специалистов, в стране отсутствует современная система подготовки и переподготовки специалистов, а также стимулы для национальных финансовых институтов к инвестициям в обрабатывающие секторы экономики. Менеджмент Казахстане не соответствует задачам адаптации экономики к процессам глобализации и переходу к сервисно-технологической экономике.

Стратегия индустриально-инновационного развития Казахстана

Для преодоления этих проблем в Казахстане в начале XXI в. Был осуществлен ряд шагов на пути формирования системы государственного регулирования инновационной сферы: приняты закон «О науке» (2001 г.), закон «Об инновационной деятельности (2002 г.) И, наконец, в 2003 г. была утверждена Стратегия индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003-2015 гг.

В этом документе поставлена задача перевода экономики страны от инерционной к инновационной модели развития. Приоритетами индустриально-инновационной политики названы развитие и создание потенциально конкурентоспособных, в том числе экспортоориентированных, производств в несырьевых отраслях, создание условий для развития наукоемких и высокотехнологичных производств.

Стратегию предполагается осуществить в три этапа.  

Первый подготовительный этап (2003-2005 гг.) включающий внесение изменений и дополнений в действующее законодательство Казахстана, выработку новых законов, создание государственных институтов, обеспечивающих участие государства в инвестиционных и инновационных проектах, определение эффективных проектов, реализуемых с участием государства.

На этом этапе предполагалось сформировать капитал предполагаемых к созданию фондов, усовершенствовать государственную систему инвестирования проектов, а также начать реформы в области развития науки, образования и подготовки профессиональных кадров, сориентировав их на индустриально-инновационное развитие, совершенствовать стандартизацию и сертификацию, завершить процесс вступления Казахстана в ВТО.

На втором этапе (2006-2010 гг.) в основном должна будет сформирована научно-инновационная инфраструктура. Финансовые ресурсы частного сектора, иностранных инвесторов, государственного бюджета и финансовых институтов государства должны комплексно решать проблемы развития инфраструктуры, реконструкции, расширения действующих предприятий и создания новых производств.

      С учетом норм строительства некоторые предприятия уже получат первые результаты от реализации Стратегии. Несмотря на некоторый прогресс в области диверсификации экономики, развитие экономики будет обеспечиваться в основном за счет прироста добычи и экспорта нефти и газа.

      На третьем этапе (2011-2015 гг.), по мнению разработчиков Стратегии, будет происходить освоение введенных мощностей и развитие Цепи добавленной стоимости (ЦДС) в новых сферах и рынках. Темпы роста производства и экспорта товаров и услуг станут опережать рост добычи нефти и газа. Произойдет диверсификация структуры отраслей экономики и экспорта.

Активное проведение индустриально-инновационной политики должно обеспечить темпы роста экономики не менее чем на 8,8-9,2% в год. Это позволит увеличить к 2015 г. по сравнению с 2000 г. объем ВВП примерно в 3,5-3,8 раза, довести среднегодовые темпы роста в обрабатывающей промышленности до 8-8,4%, увеличить рост производительности труда к 2015 г. по сравнению с 2000 г. не менее чем в 3 раза и снизить энергоемкость ВВП в 2 раза. Тем не менее, в условиях интенсивного освоения крупных месторождений нефти и газа, не произойдет заметного изменения структуры промышленного производства и экспорта. Удельный вес услуг научной и научно-инновационной деятельности в структуре ВВП с 0,9% в 2000 г. до 1,5-1,7% в 2015 г.

В целом в результате реализации Стратегии к 2015 г. экономика страны должна быть подготовлена к переходу к сервисно-технологическому развитию. При реализации задач Стратегии и переносе их в практическую плоскость основную роль должны играть местные исполнительные органы.

Основными направлениями признаны:

1. Содействие в формировании высокотехнологичных производств, в том числе в создании эффективной системы трансферта технологий как зарубежного, так и межотраслевого.

2. Создание и поддержка деятельности современных элементов научной и инновационной инфраструктуры (технопарков, национальных научных центров, научно-технологических зон и т.п.) в городах, где имеется сеть научно-технических и промышленных организаций и предприятий с высоким научно-технологическим потенциалом.

3. Использование существующего научно-технического потенциала в развитии передовых, с точки зрения постиндустриальной экономики, отраслей. Казахстан уже сегодня обладает научной базой, позволяющей развивать наукоемкие производства на основе отечественных разработок по ряду направлений, в том числе: биотехнологии (новые сорта и генотипы сельскохозяйственных культур и животных, штаммы бактерий и др.); ядерные технологии; космические технологии; создание новых материалов, химических продуктов и др.

4. Создание необходимых условий для проведения исследований в области современных научно-технических направлений, таких, как: новые материалы и химические технологии; информационные технологии.

5. Совершенствование законодательной базы, направленное на стимулирование инновационной деятельности научно-технических и производственных организаций и предприятий, привлечение инвестиций в сферу науки и инноваций, скорейшее вхождение инноваций в промышленность и сферу услуг.

Для достижения поставленных целей были сформированы специальные финансовые институты - Казахстанский инвестиционный фонд, Банк Развития Казахстана, Инновационный фонд, Корпорация по страхованию экспорта.

Казахстанский инвестиционный фонд (КИФ) оказывает финансовую поддержку инициативам частного сектора в несырьевом секторе экономики путем долевого и неконтрольного участия в уставном капитале предприятий, как в Казахстане, так и за рубежом. Необходимость его создания была обусловлена неразвитостью фондового рынка, низкой капитализацией отечественных компаний, а также отсутствием на отечественном рынке адекватных рыночных механизмов, способствующих перетоку инвестиций в обрабатывающую промышленность.

По мере появления частных инвестиционных фондов роль КИФ как государственного финансового института должна сокращаться. Он будет приватизирован, при условии возникновения на финансовом рынке 3-5 равнозначных частных инвестиционных фондов. Для облегчения финансирования проектов в случае недостаточности средств у частного сектора Фонд должен осуществлять софинансирование без получения контрольного пакета и продажи государственного пакета после реализации проекта.

КИФ работает в кооперации с Банком Развития Казахстана, основной задачей которого является финансовая поддержка инициатив частного сектора и государства путем предоставления долгосрочных и среднесрочных низкопроцентных кредитов, в том числе экспортных, а также путем выдачи гарантийных обязательств по займам и кредитам, предоставляемым другими кредитными институтами. Предполагалось, что БРК будет фокусировать свою деятельность на инфраструктурных, социальных и региональных проектах, по мере того, как частный сектор будет способен в полной мере обеспечить эту функцию.

Инновационный фонд принимает участие в создании элементов инновационной инфраструктуры (технополисов и технопарков, информационно-аналитических центров и т.д.); создании венчурных фондов совместно с отечественными и иностранными инвесторами; участие в уставном капитале создаваемых и действующих предприятий с целью производства высокотехнологичной и наукоемкой продукции, разработки новых технологий;      финансировании отдельных научных исследований и опытно-конструкторских работ, направленных на создание новых технологий, товаров, услуг. Выделение грантов Инновационного фонда возможно только после проведения независимой научно-технической экспертизы с привлечением зарубежных ученых. Научные исследования, выбранные для финансирования, должны в целом соответствовать проектам в рамках финансирования через КИФ и Банк Развития Казахстана.

Корпорация по страхованию экспорта содействует экспорту товаров и услуг казахстанских производителей путем страхования и перестрахования политических и регулятивных рисков. Она, согласно Стратегии, должна проводить маркетинговые исследования для развития экспорта казахстанской продукции, изучение и последующее распространение информации о потенциальных рынках сбыта.

По мнению разработчиков Стратегии главным "полем", на котором будет осуществляться индустриально-инновационное развитие, должна стать сфера внешней торговли. На смену политике импортозамещения должна прийти политика стимулирования конкуренции и экспорта. Главной задачей торговой политики Правительства является создание с ближайшими партнерами по СНГ единого экономического пространства.

       Одной из институциональных форм, призванных способствовать ускоренному привлечению инвестиций в несырьевые отрасли, является создание специальных экономических зон (СЭЗ) с особым режимом свободной таможенной зоны. В период освоения инновационных разработок им  законодательно будет уменьшена сумма исчисляемого корпоративного подоходного налога и они будут освобождены от уплаты налога на имущество и земельного налога.

Приоритетами бюджетных инвестиций станут отрасли, которые создают интеллектуальную и инфраструктурную основу для индустриально-инновационного развития. Бюджетные инвестиции будут осуществляться через указанные выше государственные финансовые организации развития.

В сфере образования усиливается внимание к подготовке кадров для инновационной деятельности; предусматривается создание институтов, занимающихся вопросами профессиональной подготовки, аттестации и переподготовки специалистов рабочих и технических специальностей с участием государства и частного сектора; укрепление материально-технической и методической базы всех видов образования; разработка и внедрение образовательных стандартов, отвечающих международным требованиям; международное сотрудничество в области подготовки и привлечения высококвалифицированных специалистов для работы в Казахстане и т.п.

        Основными направлениями государственной политики в области науки должны стать: развитие исследований, направленных на разработку наукоемких и ресурсосберегающих, экологически чистых производств, ориентированных на экспорт продукции; создание системы механизмов и стимулов, способствующих практической реализации научных достижений; всемерное стимулирование восприимчивости экономики к нововведениям и создание условий для их наработки отечественным научно-техническим потенциалом ; укрепление материальной базы для проведения научных исследований; сохранение и развитие кадрового потенциала; формирование и развитие негосударственного сектора науки и государственных механизмов его поддержки; поддержка молодых талантливых ученых; обеспечение интеграции казахстанской науки в международное научно-технологическое сообщество.

Реализация Стратегии обеспечит адекватное ИНИОР.     Исходя из стратегических интересов Казахстана необходимо осуществить поэтапный переход к 2010 г. к финансированию науки до уровня 2% от ВВП и до 2,5-3% в 2015 г.

Развитие инновационной деятельности невозможно без формирования предпринимательского сектора прежде всего малого и среднего бизнеса в научно-технической сфере. На протяжении последних лет его доля в объеме промышленного производства и в численности занятых практически не меняется и составляет соответственно всего 2,8-3,2% и 12,0-14,0.

Результаты первого этапа Реализации Стратегии

В 2005 г. закончился первый этап, определенный Стратегией. Правительство формировало "адекватный бизнес-климат" в 4-х направлениях: создание инфраструк­туры, благоприятного налогового режима, снижение административных барьеров и новая законодательная база.

За этот период уже созданы заявленные в Стратегии финансовые институты развития, а также Центр маркетинговых и аналитических исследований, Фонд науки, центр инжиниринга и трансферта технологий. Их деятельность позволит сформировать благоприятные условия для трансферта и последующего внедрения передовых зарубежных технологий, отечественных разработок и иных инновационных продуктов.

В АО «Национальный инновационный фонд» сегодня консолидировано 180 млн долл.140, которые можно оценивать, по словам председателя правления фонда Г.Амрина, как «реальный механизм воздействия на текущую ситуацию».

С участием НИФ создано 6 венчурных фондов с общим объемом капитализации 100 млн долл.141 Эта сумма сравнима со всеми расходами республиканского бюджета 2006 г., выделенными на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР).

А вот собственный капитал АО «Инновационный фонд Казах­стана» составляет 28,9 млрд тенге142, что недостаточно для уже сегодня представленных инновационных проектов. Председа­тель правления ИФК З.Какимжанов отметил, что в связи с этим приходится отбирать наиболее приори­тетные направления, но при этом стра­дают другие не менее важные проекты. Например, пока заморожен хорошо продуманный фармацевтический про­ект.

В целом по республике в 2004 г. рассмотрено 250 индустриально-инновационных про­ектов и реализовано по итогам года 204 проекта (без учета проектов в сельском хо­зяйстве, транспортной и некоторых дру­гих сферах).

Успешной, по мнению главы Кабмина, была деятельность институтов развития: из 63 одобренных ими проектов на общую сумму 1 млрд. 252 млн. долл. начато финансиро­вание по 51 проекту на общую сумму 923 млн. долл.143

Только НИФ проинвестировал 26 научных разработок на общую сумму порядка 200 млн. тенге.144

Полноценная инновационная деятельность возможна только в новых хозяйственно-территориальных образованиях - технопарках, бизнес-инкубаторах, региональных инновационных фондах, венчурных фирмах. В Казахстане действуют 15 технопарков и 16 бизнес-инкубаторов в Курчатове, Степногорске, Приозерске, поселке Алатау. Однако, в виду отсутствия тесных связей наукой и производством они не соответствуют целям и приоритетам индустриально-инновационной политики. Казахстану предстоит трансформировать взаимосвязи между ними. Для стимулирования научных и инновационных исследований и эффективного внедрения их в производство соответствующие изменения требуется внести в Налоговый кодекс.

В 2004 г. создана Национальная инновационная система (НИС), положившая начало формированию "техноло­гической культуры в Казахстане". В рамках инфраструктуры НИС создано три региональных технопар­ка в Алматы, Караганде и Уральске, в ко­торые поступило около 100 проектов. В систе­му технопарков национального уровня а ближайшей перспективе войдут парк информаци­онных технологий в поселке Алатау, парк ядерных техноло­гий, нефтехимический парк в Атырауской области. Главной проблемой развития технопарков становится не столько их налогообложение, сколько создание уни­фицированного режима в целом. Нужна подготовленная инфра­структура в индустриальных зонах. Такие зоны должны стать логистически-процессинговыми центрами.

Принимая во внимание, что казахские предприятия и инновационные институты в большинстве своем не готовы выпускать продукцию на уровне международных стандартов, проводится анкетирование промышленных предприятий на предмет выявления наиболее готовых к обеспечению базовых отраслей национальной промышленности необходимой продукцией.

Так, в республике отсутствует производство по 16 из заявленных позиций для морских нефтяных проектов, что диктует необходимость создания мощностей по производству труб нефтяного ассортимента, скважинного оборудования, специальных печей подогрева, нагревателей и охладителей, дегидратов и обессоливающих установок, оборудования по контролю конденсации и по стабилизации газа, компрессоров, оборудования по закачке воды, реагентов и другой продукции.

Более того, углубление переработки нефти и газа позволит уже на первом этапе производить около 200 разновидностей полимерных изделий, которые могут быть использованы АО всех отраслях экономики и в быту.

В результате проведенного анализа выяснилось, что свыше 600 предприятий обрабатывающего сектора экономики страны обладают необходимым производственным и кадровым потенциалом для выполнения заказов нефтедобывающей отрасли. При этом около 50 из наиболее крупных машиностроительных предприятий выпускают продукцию для нефтегазового комплекса, а 29 из них имеют возможности для увеличения своих экспортных резервов.

Для полного использования потенциала, имеющегося у местных производителей при реализации нефтегазовых проектов, особенно освоения Каспийского шельфа, будут приняты меры по увеличению доли казахстанского участия или преимущественного использования товаров и услуг производителей Казахстана.

Одним из пилотных проектов стал проект «Курмангазы», для реализации которого казахские предприятия, с учетом степени готовности, могут сегодня преступить к производству специального тампонажного цемента, электрооборудования и электрокабелей, буровых установок, фонтанной арматуры, оборудования связи и контроля, а также морских судов.

Как уже отмечалось ранее, к приоритетам первого этапа было отнесено совершенствование законодательной базы. Уже в 2004 г. было принято 108 законов в этой сфере. Так, принятие новых законов "Об электроэнергетике", "О железнодорожном транспорте", "О связи", по мнению главы Кабинета Министров Казахстана, создало "принципиально новую стимулирующую среду" для процессов ре­структуризации железнодорожного транс­порта, либерализации отрасли телекомму­никаций и демонополизации электроэнер­гетического рынка145.

По его информации, началось развитие нескольких "конкрет­ных высокотехнологичных производств": СП между "Казахстан инжиниринг" и компанией "Сингапур Технолоджис Инжиниринг", которое будет зани­маться инвестиционной деятельностью в сфере горнорудной промышленности, элек­троники и обороны; французские агентство " Анвар" и технопарк "Женополь" помогут в создании инновационной инфраструк­туры, включая биотехнологии, генную ин­женерию и прикладную химию. 146

В 2004 г. в целях совершенствования системы лицен­зирования из состава лицензируемых ис­ключены 3 вида и 338 подвидов деятельно­сти, а также предусматривается сократить еще 25 видов и 69 подвидов.147 На сокраще­ние различных бюрократических процедур ориентирована принятая госпрограмма "Электронное правительство". В рамках ее исполнения в первом полугодии 2005 г. Агентство по информатизации должно подготовить технические условия пилотно­го проекта по единой мультисервисной транспортной среде для 21 госоргана горо­да Астаны.

Конкретные проекты 2005 г. - заверше­ние экспертизы ТЭО казахстанско-российского наземного косми­ческого комплекса "Байтерек", запуск первого оте­чественного спутника связи и вещания "Kazsat", строительство Мойнакской ГЭС мощностью 250 МВт, проект Курмангазы - Тюб-Караган - Отарская, заключение соглашения о раз­деле продукции по месторождениям Цент­ральное и Хвалынское, развитие Амангельдинского газового месторождения.

В 2005 г. предпринимались меры по господдержке для развития ма­шиностроительного комплекса РК. Наибо­лее заметной стала реализация проектов: по увеличению сборки дизельных двигате­лей на АО "Агромашхолдинг", отечествен­ное производство автомобилей "Нива", производство запчастей для предприятий "Казахстан темир жолы", организация сборки городских автобусов в рамках ав­томобильного консорциума "Казахстан-КамАЗ" (в Кокшетау).

Проблемы реализации Стратегии, выявленные на первом этапе

Одной из наиболее острых проблем выполнения Стратегии инновационного развития Казахстана является отсутствие ко­ординации действий институ­тов развития. Каждый из них проводит собственную полити­ку. По мнению специалистов, институты развития должны не подменять банки второго уровня, частные инве­стиционные фонды, а должны способствовать развития казахстанского бизнеса, укреп­лять экспортоориентированную политику государства. Для это­го управляющая компания бу­дет работать с транснациональ­ными корпорациями, чтобы при­водить их в Казахстан, в том числе путем покупки высоко­технологичных компаний.

Кроме того, инвестиционный фонд может и должен вкладывать в уставный капитал частных предприятий. Предприятия могут получать кредиты от Банка развития на реализацию конкурентоспо­собных проектов. Рабо­та проводится, но нет полной интеграции, концентрации уси­лий всех институтов развития в приоритетных направлениях.

Правительство для пересмотра сис­темы управления государствен­ными активами соз­дало государственный холдинг «Самрук».

Другой проблемой развития инновационной структуры экономики является слабо развитая инфраструктура. Ее улучше­ние является стимулирующей мерой для развития несырьевой промыш­ленности. Проблема заключа­ется в том, что Казахстан яв­ляется географически замк­нутой страной, и развитие инфраструктуры должно макси­мально приблизить национальных производителей к клю­чевым рынкам сбыта. Для разрешенеия проблем, связанных с издержек бизнеса, связанных с транспортировкой товаров и услуг, а также обеспечением до­ступа к качественным услугам раз­работана транспортная стра­тегия Казахстана до 2015 г. Но для развития этого сектора необходимо стимулиро­вать развитие механизма част­но-государственного партнер­ства, так как бюджетных средств недостаточ­но. В этих целях сейчас раз­рабатывается законопроект «О кон­цессии».

Двухлетний опыт деятельности первого в Казахстане регионального научно-технологического парка «Алтай» и создаваемой зоны высоких технологий, по мнению его руководителя148, дает возможность сделать вывод: в Казахстане на сегодняшний день пока нет четкой целостной концепции развития региональных технопарков.

Основная проблема, связанная с их развитием, заключается в отсутствии эффективных механизмов и форм взаимодействия государственных органов, институтов развития, субъектов большого и среднего бизнеса, субъектов инновационной инфраструктуры.

Технопарки должны быть многопрофильной инновационной инфраструктурой, обеспечивающей все этапы инновационного процесса — от идеи до получения опытного образца.

Специалисты считают, что государственные институты развития должны сконцентрировать свою деятельность в региональных центрах, способных стать «локомотивами» экономической и социальной модернизации страны, диверсифицировать свою деятельность по горизонтали и вертикали для определения прорывных направлений и матричного управления инновационными процессами страны149.

Вместе с тем необходима квалифицированная помощь в создании и развитии инновационной инфраструктуры, включая подготовку кадров, разработку принципов управления технопарками и планов их развития. Ведутся переговоры с международными финансовыми институтами об оказании технической, а также финансовой помощи в реализации инновационных проектов и в создании инновационной инфраструктуры путем долевого участия в уставном капитале.

В связи с этим государство намерено принять участие в создании и в управлении технопарками. Это позволит расширить и усовершенствовать практику применения со стороны государства рыночных механизмов в управлении хозяйствующими субъектами, а также сформировать эффективные модели технопарков. Цели и задачи последних будут определяться, прежде всего, исходя из специфики региона, в котором они создаются, и состава их учредителей.

Таким образом, технопарки и бизнес-инкубаторы должны сформировать своеобразный «инновационный пояс» вокруг базовых отраслей промышленности, к которым относятся нефтегазовый, горно-металлургический сектора экономики, а также строительная и агропромышленная сферы.

Другой важной проблемой является применение результатов научных исследований в национальной экономике. По данным исследования Агентства РК по статистике, лишь 2,1 % казахстанских промышленных предприятий осваивают новые виды продукции150. Это несоизмеримо низкий показатель в сравнении с развитыми странами, где он составляет более 50%, и даже с Россией, где доля таких предприятий достигает 10 %151. Новая техника половиной фирм закупается за рубежом, национальные инновации при этом занимают лишь 14 % от общего объема. Казахские бизнесмены не рискуют вкладывать деньги во внедрения национальных научных разработок, а закупаются проверенную импортную технику и оборудование. Готовые идеи «под ключ» всегда выгоднее высокорисковых модернизационных проектов, которые дают прибыль только через 10–15 лет.

При этом те производители, которые занимаются выпуском продукции высокого передела, не имеют достаточных средств и специалистов к внедрению ноу-хау.

Правительство ищет возможности увеличить долю прикладной науки в экономическом развитии страны. Для создания конкурентоспособной и диверсифицированной экономики необходимо обновить технический потенциал традиционных отраслей народного хозяйства, наладив партнерство с отечественными и международными секторами НИОКР.

Вместе с тем нельзя сказать, что национальные научные институты в полной мере соответствуют требования условий рынка. Разработанной программы развития и совершенствования научной сферы Казахстана нет. Прикладная наука финансируется только государством. Согласно закону Республики Казахстан «О науке» предполагалось осуществлять финансирование исследований на основе программно-целевого принципа, предусматривающего размещение государственных заказов на проведение научных исследований через конкурсы с обязательной государственной научно-технической экспертизой. Но с началом перехода на инновационный путь число государственных заказов по научным проектам резко сократилось и многие научные работники ушли в другие сферы экономики страны.

Для того, чтобы преодолеть эту ситуацию в 2005 г. принята программа формирования и развития национальной инновационной системы, которая претендует на роль базового документа в данном процессе. Президент Н.Назарбаев объявил об увеличении государственного финансирования и научно-исследовательской деятельности в 25 раз.

В марте 2006 г. в Парламенте принят Закон «О государственной поддержке инновационной деятельности в РК». Документом определены конкретные шаги по созданию инновационной инфраструктуры, в частности, развитию технологических парков и инновационных фондов. Финансировать инновации решено на грантовой основе. В законе определены правовой статус, основные цели и задачи АО «Инновационный фонд Казах­стана», а также ограничения его деятельности.

Следует так же отметить, локальный характер инновационной активности в Казахстане, отсутствует целостная национальная программы развития инновационных центров. Многие крупные хозяйствующие субъекты, составляющие основу экономики страны, инертны и невосприимчивы к инновациям. Это объясняется тем, что эти предприятия сырьевого производства имеют определенные налоговые льготы при экспортировании своей продукции, и это обеспечивает им достаточные прибыли, это ослабляет интерес к предлагаемым им научным разработкам.

Региональные структуры остаются слабыми звеньями инновационного процесса. По словам руководителя Национального инновационного фонда Г.Амрина152, еще не создан венчурный капитал, который был бы близок физически каждому региону. Поэтому в ближайшее время планируется учредить первые региональные венчурные фонды в г. Караганда и Восточно-Казахстанской области. Таким образом, в этом году появится новое семейство венчурных фондов.

Перспективы инновационного развития

По словам Премьер-министра Казахстана Д. Ахметова, в стране будет продолжаться формирование инновационной системы открытого типа за счёт поддержки импорта передовых технологий153. При этом государственный подход к трансферту передовых технологий будет базироваться на потребностях экономики и существующих ресурсах, учитывать технологические ограничения, а также будет направлен на обеспечение дальнейшего развития созданных и перенесенных технологий

Приоритетными направлениями инвестирования в Программы Правительсва Казахстана на 2006-2008 гг.154 были названы информационные технологии, альтернативные источники энергии, биотехнологии и фармацевтика, новые материалы и нанотехнологии, новые технологии для углеводородного сектора и связанных с ним сервисных отраслей.

Национальный инновационный фонд должен начать системную работу по финансированию перспективных проектов за рубежом путем приобретения активов иностранных компаний при соответствующей международной экспертной поддержке.

Продолжится формирование инфраструктуры венчурного финансирования путем создания венчурных фондов совместно с отечественными и иностранными инвесторами на территории Казахстана и инвестирования в зарубежные венчурные фонды.

Для обеспечения ускоренного экономического развития предполагается сконцентрировать усилия государства на реализации макропроектов (кластеров) сервисно-инфраструктурного характера, производств с высоким технологическим переделом, а также на создании новых для Казахстана отраслей.

Меры по развитию научного потенциала будут направлены на максимальное приближение прикладной науки к производству и бизнесу, полная ориентация НИОКР на конечный результат в форме внедрения результатов в производство, продажи лицензий на коммерческое их использование. Для углубления модернизации экономики страны ожидается принятие программы технологического развития республики до 2015 г. В сфере научно-технологическое развития будет разработана Государственная программа развития науки на 2007-2012 г. для обес­печения поддержки новых научных разработок и их использования в экономике страны. Она определит основные направления и приори­теты развития фундаментальной и прикладной науки с целью усиления взаи­мосвязи науки и производства с внедрением международной экспертизы проводимых научных исследова­ний, финансируемых из республиканского бюджета.

В целях широкого вовлечения предпринимателей в международные проекты Правительство планирует усилить работу по созданию системы поддержки международной конкурентоспособности казахстанских товаров и услуг. В этой связи в 2006 г. предполагается создание Центр развития торговой политики для проведения анализа последствий для экономики Казахстана от вступления в ВТО, выработки мер по совершенствованию торговой политики, проводимой государством, а также выработки предложений эффективной интеграции Казахстана в мировую хозяйственную систему.

Предполагается дальнейшая работа в законодательной сфере по вопросам специальных экономических зон, а также разработка концепция формирования и развития индустриальных зон, в целях создания наиболее благоприятные условия для обнов­ления основных фондов и привлечения внутренних и иностранных инвестиций в обрабатывающую промышленность. Правительство Казахстана предполагает разработать не менее трех генеральных планов развития наиболее перспективных с точки зрения международной конкурентоспособности от­раслей. Завершится формирование индустриальных зон в городах Астане, Темиртау.

В 2008 г. предполагается завершение строительства специальной экономической зоны «Ондустик» в Южно-Казахстанской области. Правительство намерено определить целевые «ниши» и реализовать проек­ты155 с учетом потребностей региональной и глобальной экономики.

В ближайшей перспективе АО «Фонд устойчивого развития «Казына» предполагается пере­дать функции управления государственными институтами развития: АО «Банк Развития Казахстана», АО «Инвестиционный фонд Казахстана», АО «Нацио­нальный инновационный фонд», АО «Государственная страховая корпорация по страхованию экспортных кредитов и инвестиций», АО «Казинвест», АО «Фонд развития малого предпринимательства», АО «Центр маркетингово-аналитических исследований».

В его рамках будет создана специа­лизированная структура по содействию инвестициям и продвижению экспорта с сетью торгово-инвестиционных представительств за рубежом. Также будет сформирована система институциональной поддержки экспорта несырьевых товаров и импорта высокотехнологичного оборудования. Существуют намерения предпринять комплекс мер по обеспечению казахстанского участия в синдицированном финансировании крупных международных проектов с учетом интересов национального бизнеса, особенно предприятий-экспор­теров. В связи с этим будет активизирована работа с международными финансовыми институтами.

Правительство Казахстана планирует создать современную национальную систему научно-техни­ческой информации, отвечающую мировым стандартам. Будут проводиться научные биотехнологические исследования на мировом уровне с последующей коммерциализацией этих разработок. Получат развитие научно-исследовательская и проектно-конструкторская де­ятельность в космической отрасли, а также в области нанотехнологий.

В целях формирования и развития Национальной инновационной системы действия Правительства будут направлены на развитие инновационной и фи­нансовой инфраструктуры. Будут определены приоритеты технологического развития с учетом возмож­ностей глобализации в сфере высоких технологий.

Планируется создание и развитие сети «технологических парков» и «техно­логических бизнес-инкубаторов» по приоритетным направлениям, в т.ч. с меж­дународным участием. На базе создаваемых технопарков национального и ре­гионального уровней будут реализовываться инновационные проекты. Будет введена первая очередь и начнется строительство второй очереди специальной экономической зоны «Парк информационных технологий». Плани­руется обеспечить формирование инфраструктуры, технологическое наполне­ние парка, формирование кластера информационных технологий и становление парка как регионального IТ-центра.

С 2007 г. должен быть внедрен механизм предоставления инновационных гран­тов, предусмотренных Законом Республики Казахстан «О государственной под­держке инновационной деятельности». Для обеспечения доступности специальных механизмов финансирования рисковых инновационных проектов получит развитие финансовая инфраструк­тура через сеть создаваемых венчурных фондов совместно с отечественными и иностранными инвесторами. Будет создана система трансферта передовых зарубежных технологий, в том числе путем участия Казахстана в качестве учредителя и акционера меж­дународных компаний, разрабатывающих и развивающих новые технологии. Будут сформированы совместные с международными венчурными фондами и компаниями фонды с обеспечением участия казахстанских специалистов в ра­боте органов управления, разработаны предложения по созданию сети пред­ставительств АО «Национальный инновационный фонд» в основных мировых технологических центрах. В результате получат развитие новые высокотехнологичные направления экономики, повысится эффективность государственной научно-технической по­литики. Будет достигнута интеграция науки и образования и обеспечен откры­тый доступ к национальной научно-технической информации, сокращено тех­нологическое отставание по определенным приоритетным направлениям, в том числе в области биотехнологии, нанотехнологий, космической индустрии, ядер­ных и информационных технологий. Будет активизирована инновационная деятельность в регионах, где к концу 2008 г. будут действовать не менее 6 региональных технопарков, 12 техно­логических бизнес-инкубаторов и элементов вспомогательной инфраструктуры (сервисно-технологических центров).

В ближайшей перспективе правительство планирует создание совместно с Всемирным Банкам пилотных центров технологий как новой модели финансирования научных исследований и поддержки процесса освоения новых технологий для реализации «инкубационных проектов»156.

До конца 2006 г. акимами регионов при поддержке Прави­тельства будут разработаны детальные мастер-планы развития таких центров, в том числе «Текстильная промышленность» в Южно-Казахстанской области, «Металлургия» в Карагандинской области, «Нефтегазовое машино­строение» в Западно-Казахстанской области, «Туризм» в г. Алматы и Алматин­ской области157.

Таким образом, Казахстан находится на начальном этапе модернизации национальной экономики. Итоги первого этапа Инновационной программы выявило ряд недочетов в сформированной Стратегии. В связи с этим Правительство Республики Казахстан скорректировало мероприятия, предполагаемые при реализации второго этапа Стратегии.

Л.Фокина158

МОЛДОВА НА ПУТИ К ЭТАПУ МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ

Динамика структуры экономики и

программные документы по модернизации

Курс перехода к рыночной экономике в Молдове был провозглашен в 1992 г. Тогда концепция перевода экономики на рыночные рельсы предполагала, что этот период будет очень тяжелым для небольшой и бедной страны, но не длительным, около 1,5-2 лет. Однако спустя 15 лет Республика продолжает оставаться страной переходного периода.

За истекшие годы Молдова прошла несколько этапов экономического развития, находясь в глубоком кризисном состоянии, особенно в течении 1992-1998 гг. Статистика последних семи лет свидетельствует о том , что только начиная с 2000 г. страна начала преодолевать экономический спад, общий кризис, охвативший все сферы хозяйственной деятельности со времен ее самостоятельного развития.

Страна вышла из коллапса, начался постепенный рост ее экономики, который вплоть до 2006 г. приобрел относительно устойчивый характер. Однако, признать в настоящее время Молдову государством с реформированной рыночной экономикой было бы преждевременно. Республика признана международным сообществом самой бедной страной в Европе , обладающей слабой отечественной ресурсной базой, во многом зависящей от внешнеэкономических факторов. В 2005 г. ВВП на душу населения составил 903 долл.159 Молдова остается преимущественно аграрной страной, причем сохраняется тенденция сокращения доли промышленности в структуре ВВП. Так, если в 1992 г. доля аграрного сектора в отраслевой структуре экономики составляла 32%, а промышленности 68%, в том числе 42% приходилось на электронику и машиностроение, то в 2005 г. доминирующую долю составляет сфера услуг (54,4%), а доля промышленности снизилась до уровня 17%, сельского хозяйства - 14,2%160.

Преобладание до сих пор сельскохозяйственной экономики не позволяет Молдове осуществить быстрый научно-технический прорыв с целью ее модернизации. Сельскохозяйственное производство продолжает развиваться на старой не реформированной основе. Причем все лежащие на поверхности стимулы роста для малой экономики, какой в сущности является молдавская экономика , практически исчерпаны.

Таким образом, спустя 15 лет рыночных преобразований перед Республикой стоит задача номер один - переориентация ныне существующего узкоспециализированного промышленного производства на рельсы модернизации и преодоления инерционности его развития. По сути это означает, что основной стратегией экономического развития должна стать индустриализация страны на основе наукоемких, энергосберегающих и высокотехнологичных видов производства. Среди отечественных традиционных отраслей экономики наиболее технологичными и относительно лучше других оснащенными признаются винодельческая и молочная промышленность, где накоплен относительно современный потенциал и еще сохраняются некоторые резервы для экономического роста.

В то же время нельзя абстрагироваться от того, что при преобладании сельскохозяйственного населения, занятого в сельском хозяйстве, страна вынуждена развивать аграрное производство. Поэтому говорить в целом о модернизации молдавской экономики невозможно без восстановления и модернизации прежде всего основной отрасли - сельского хозяйства. Этот процесс предполагает в первую очередь создание эффективных агропромышленных предприятий, производящих конкурентоспособную продукцию как для внешнего рынка, так и для внутреннего потребления.

Другой важной целью в этой сфере в течение ближайших 3-4 лет явится осуществление консолидации сельскохозяйственных земель на базе частной собственности, что в перспективе позволит внедрять и использовать высокие технологии в сельскохозяйственном производстве. Таким образом, спустя 15 лет речь идет о проведении современной аграрной реформы, являющейся стратегическим приоритетом страны.

В то же время, как известно из мировой практики, стратегия, опирающаяся только на создание высокотехнологичного сельского хозяйства, это не тот путь, который может обеспечить Молдове существенный экономический рост и снизить уровень бедности. Поэтому стране нужна долгосрочная жизнеспособная стратегия, включающая в себя создание конкурентоспособного на мировом рынке промышленного сектора экономики. Рост производительности в отечественных отраслях промышленности и сельском хозяйстве возможен лишь при условии внедрения эффективной программы капиталовложений, основанной прежде всего на внутренних ресурсах. По мнению международных и отечественных экспертов, такой стратегией должна стать только модернизация всей экономики. В настоящее время, по статистическим данным, в Республике около 82% парка машин и технологического оборудования физически и морально устарели, превысили нормативный срок их эксплуатации, что приводит к большим потерям сырья, к расходу почти в 3 раза больше энергоресурсов, по сравнению с современными парками машин, к производству неконкурентоспособной продукции161.

Понимание этого заставило молдавские власти поставить перед страной амбициозную задачу в ближайшие четыре года (2005-2009 гг.) обновить основные производственные фонды путем их модернизации с учетом достигнутого мирового уровня. Для достижения указанной цели Молдове предстоит совершить экономический скачок в постиндустриальное развитие, используя прежде всего такие ресурсы как наука и высокие технологии.

Главными программными документами, принятыми Правительством и Парламентом страны, определяющими среднесрочную и долгосрочную перспективы развития экономики в направлении ее модернизации, являются следующие. К ним относятся пять основных программ - «Стратегия экономического роста и снижения уровня бедности» (2005-2007гг.), «Молдавское село», «План действий Республика Молдова- ЕС» (2005-2007 гг.), «Программа деятельности Правительства на период 2005-2009 гг.», Программа развития инвестиционной деятельности «ПроИнвест».

Основным ориентиром в этих программах служит достижение устойчивого социально-ориентированного развития экономики и переход от модели экономического роста, основанном до сих пор на притоке доходов гастарбайтеров162 и потреблении, к модели сбалансированного роста на базе привлечения иностранных и отечественных инвестиций, импортозамещения и расширения экспорта конкурентоспособной продукции.

Согласно стратегии Правительства до 2009 г. и Плану действий РМ-ЕС, принятому в феврале 2005 г., Молдова предусматривает в течение этого периода времени одновременно с накоплением инвестиционных ресурсов, научных разработок и опыта на долгосрочной основе осуществить кардинальные преобразования в экономике. Речь идет о структурных сдвигах в промышленности в пользу трудо- и наукоемких производств, наращивании экспортного потенциала, аккумулировании внутренних средств и существенном притоке иностранного капитала и высоких технологий. При этом развитие сферы НИОКР в стране рассматривается как особый вид капитала.

Помимо этого, указанные программные документы, в частности «Молдавское село», предусматривают продолжение курса создания крупного, товарного, конкурентоспособного аграрного сектора, стимулирующего модернизацию на селе на базе высоких технологий. Под развитием высоких технологий в сельском хозяйстве прежде всего понимается разработка и создание новых видов программных и экологически чистых продуктов. В этом направлении в Молдове ведутся научные исследования, начиная с 2000 г., и уже накоплен определенный опыт. В 2005 г. в стране был принят Закон об экологически чистом сельском хозяйстве.

Программа «ПроИвест», утвержденная Правительством в июне 2005 г., обозначила главные приоритетные отрасли, включенные в инвестиционную деятельность. К ним, учитывая нынешнее состояние экономики, отнесены следующие направления :

- разработка программного обеспечения;

- производство новых строительных материалов;

- выращивание высококачественного посадочного материала (для садоводства и виноградарства);

- развитие инфраструктуры, телекоммуникационной и информационных технологий ;

- фармацевтика;

- производство машин и оборудования, электронных и электрических приборов.

Спустя 15 лет самостоятельного экономического развития промышленное производство в Молдове, по сути, только выходит из состояния общего системного кризиса. Это выражается прежде всего в том , что в течение указанного отрезка времени в стране так и не произошла диверсификация производства и реструктуризация промышленных предприятий в соответствии с новыми рыночными условиями хозяйствования. В результате многие виды производимой до 1992 г. промышленной продукции в настоящее время уже не производятся в стране, а для производства новых современных видов продукции пока не удалось создать необходимых условий. Поэтому нынешняя структура незначительной по своему объему и очень слабой молдавской промышленности представлена узкой гаммой отраслевого промышленного производства. В 2005 г. в общем объеме промышленного производства около 89% приходилось на продукцию перерабатывающей отрасли, на продовольствие и напитки ( см. Таблицу).

Таблица 1

Структура промышленного производства ( в %)

1991 г.

1998 г.

2004 г.

2005 г.

Промышленное производство - всего

в том числе:

100

100

100

100

топливно-энергетическое

4

23

2

2

машиностроение

22

6

2,8

2,4

пищевая промышленность

37

44

51

52

легкая промышленность

25

4

4

4,4

промышленность стройматериалов

4

3

2,7

2,5

Источник: Статистический сборник.10 лет СНГ (1991-2000).М., 2001; Консультант. 2005, № 7; 2006, №№ 5, 10.

Следует подчеркнуть, что, кроме отмеченной выше тенденции, в промышленном производстве страны ситуация усугубляется наличием еще одной не менее значимой негативной тенденции - его стагнацией. Если в течение 2001-2003 гг. производство продукции промышленности росло темпами более 10% в год (в 2001 г. - 13,7%, 2002 г. - 10,8%, 2003 г. - 15,6%), то, начиная с 2004 г., темпы роста замедлились до 6,9% и в 2005 г. до 6,3%163. Снижение темпов роста в промышленности свидетельствует об огромной степени изношенности оборудования, устаревших энергозатратных технологиях, отсутствии инвестиций, потерянных рынках сбыта, а также о том, что все сохранившиеся от прошлых лет резервы фактически исчерпаны. Все эти причины обусловили тот факт, что разрушенная в ходе экономических реформ молдавская промышленность так и не смогла найти свое место в новых рыночных условиях.

Стратегию выхода из нынешнего застойного состояния промышленности власти Молдовы связывают с переходом к инновационной экономике, что приведет к повышению конкурентоспособности , созданию основанных на инновационных разработках производимых видов продукции.

Процесс перехода к инновационной экономике, учитывая теперешний низкий уровень развития отечественной промышленности, будет чрезвычайно сложным и, по- видимому, займет длительный период времени. При этом на передний план выдвигается также целый ряд условий, требующих высокого уровня профессионализма в выборе стратегий, законов управления инновационной деятельностью.

В настоящее время реализация научно обоснованной модели инновационной политики является для Молдовы одним из важнейших и даже единственным путем перевода страны на стабильную и устойчивую основу социально-экономического развития, к инновационной экономике и информационному обществу.

Первые шаги в этом направлении были сделаны в конце 2002 г., когда Парламент Республики утвердил Программу приоритетных направлений научных исследований на период 2003-2010 гг. В этом документе особое внимание было уделено «социально-экономическому возрождению и развитию на основе инноваций и технологического трансферта». Кроме этого, в 2004 г. в Молдове был принят Кодекс о науке и инновациях. Таким образом, в стране была заложена нормативно-правовая база обеспечения государственной инновационной политики.

Инвестиционные и инновационные ресурсы модернизации

Важную роль в процессе модернизации экономики играют инвестиционные и инновационные ресурсы. Молдова в течение всего переходного периода не представляла особого интереса для иностранных инвесторов. В экономике страны до сих пор сохраняется много факторов и рисков, которые настораживают иностранных бизнесменов. Прежде всего к ним относятся неразвитая инфраструктура, административные и таможенные барьеры, большая степень вмешательства государства, высокий уровень теневой экономики.

По данным Национального банка Молдовы, на конец 2005 г. общий объем иностранных инвестиций в экономику страны составил 986,78 млн. долл.164 Причем, прямые поступления иностранного капитала в молдавскую экономику в течение 15 прошедших лет носили не равномерный характер. Для сравнения можно отметить, что в 2003 г. объем притока в страну иностранных инвестиций составил 91,75 млн. долл., а в наиболее удачном 2001 г. - 155,6 млн. долл.165, в 2004 г. - 184 млн. долл. В 2005 г. наблюдался новый всплеск поступлений иностранного капитала, объем которого достиг 260 млн. долл.

Однако, заметного влияния иностранного бизнеса на экономику Молдовы, на ее качественный рост, на структурные и технологические преобразования не произошло. В то же время можно привести единичные примеры, когда с приходом в страну иностранных бизнесменов был сделан качественный скачок на отдельных предприятиях в отдельных отраслях экономики. В этом отношении выделяется компания «Франстелеком». Ее инвестиции в молдавскую компанию «Вокстел» явились решающим фактором внедрения в Молдове передовых технологий и менеджмента в области мобильной связи. После прихода на рынок мобильной связи второго оператора с турецко-финско-голландскими инвестициями и созданием реальной конкуренции отрасль стала развиваться еще более динамично и качественно.

Немалый вклад в становление, возрождение и развитие других отраслей промышленности внесли инвестиции таких зарубежных компаний как французская «Лафарж», немецкие «Кнауф» и «Судзукер», российские «Лукойл» и «Газпром», голландская «Эфес Бреверис», австралийская «QBE Insurans» и др.

В 2005 г. Правительство Молдовы утвердило новую инвестиционную программу «Proinvest». Она нацелена прежде всего на устранение административных и бюрократических барьеров в работе с иностранными инвесторами. Для этого зарубежным инвесторам, желающим открыть свой бизнес в приоритетных отраслях республики, вручаются специальные карточки инвестора. В них отражена полная информация относительно органов публичного управления, куда следует обращаться при открытии бизнеса, перечень необходимых для этого документов, сроки их выдачи, тарифы за оказание услуг. Программа рассчитана на 2 года. Предполагается, что в течение этого времени использование карточек инвестора позволит выявить основные «болевые точки» инвестиционной политики, устранение которых будет способствовать улучшению инвестиционного климата и стимулированию притока иностранных инвестиций в страну.

После нескольких лет застоя в одной из главных отраслей молдавской экономики - перерабатывающей промышленности наметился положительный сдвиг. В 2005 г. отраслевые предприятия произвели продукцию на 5,5% больше, чем в 2004 г. Тенденция роста объема производства на сахарных и консервных заводах, предприятиях по переработке животноводческой продукции, а также парфюмерно-косметической отрасли обусловливается прежде всего начатыми здесь процессами модернизации производства. В качестве примера можно привести конкретные предприятия, где осуществляется переход процесса производства на рельсы модернизации. Так, на Сорокском предприятии «Alfa-Nistru» SA была введена современная линия по замораживанию овощей и фруктов, на Кошницком консервном заводе - новая технологическая линия по консервированию зеленого горошка и сахарной кукурузы. Отечественная компания «Orhei Vit» приобрела Каушанский консервный завод, который на протяжении нескольких лет простаивал. Инвестиции компании в модернизацию завода составили 20 млн. леев166.

Кроме того, новые линии, оснащенные высокопроизводительным оборудованием, были введены на таких молдавских предприятиях, как «Inlac», «InComLac», «Lapmol». Модернизировано производство и начала вновь работать реконструированная отечественная консервная фабрика «Fabrica de conserve Anenni - Noi».

Вместе с тем, по оценке Всемирного банка, для динамичного развития молдавской экономики темпами 7% в год, Республика нуждается в ежегодном увеличении иностранного капитала не менее, чем на 200 млн. долл. Пока же Молдова остается государством с самым низким уровнем иностранных инвестиций в Европе. Ее экономика сосредоточена на ограниченном количестве иностранных инвесторов. Поэтому государство, которое на протяжении 15 лет привлекло в свою экономику всего около 1 млрд. долл., где только начинает формироваться банковский рынок, лишенный весомого международного оператора, и слабо развит рынок капитала, по-прежнему сохраняет за собой малую привлекательность для притока иностранных инвестиций.

В настоящее время, когда главным приоритетом экономического развития страны является переход на инновационную модель, при том, что Молдова не располагает особыми конкурентными преимуществами по сравнению с соседями (Украиной, Румынией) с точки зрения емкости внутренних рынков, ресурсов и объемов промышленного производства, представляется очень важным для страны не упустить потоки иностранных инвестиций, которые движутся с Запада на Восток. В этих целях Молдове, чтобы выдержать соревнование за привлечение иностранных инвестиций, предстоит еще активнее создавать и использовать новые возможности, ноу-хау и современный менеджмент.

Главными областями молдавской экономики, которые могли бы привлечь существенные поступления иностранного капитала, являются виноградарско-винодельческий сектор, текстильная промышленность, информационные технологии, но при условии создания более благоприятного инвестиционного климата и деловой среды.

Сейчас, по мнению многих зарубежных инвесторов, недостатки в создании благоприятных условий инвестиционного климата, а также слабый уровень квалификации молдавских менеджеров, порой, являются главными причинами, из-за которых крупные иностранные корпорации не идут в Молдову. Так, например, международная корпорация «Флекстроникс», осуществляющая сборку электроники многих известных брендов («Нокия», «Сименс» и др.), давно проявляет интерес к размещению в стране одного из своих заводов. Однако, у инвестора нет уверенности в том, что из Молдовы можно будет без проблем осуществлять поставки электроники под заказ.

Другая транснациональная корпорация «АФЛ-Фуджикура» готова разместить в Молдове производство кабеля и электропроводки для автомобилей. Если бы такой проект удалось реализовать, то в стране могли быть созданы производство автомобилей мирового уровня и почти 700 новых рабочих мест. Но из-за отсутствия квалифицированных кадров зарубежные инвесторы никак не могут добиться от молдавских менеджеров адекватного ответа на такой, в сущности, не сложный вопрос - сколько времени понадобиться для переоснащения производственного процесса и перехода на использование автоматизированного высокоточного оборудования для производства новой продукции.

Отечественная инвестиционная деятельность в Молдове развивается также крайне слабыми темпами, прежде всего из- за недостатка финансовых средств. Однако, в 2005 г. наметилась положительная тенденция роста капиталовложений. Инвестиции в основной капитал увеличились на 9% ( в сопоставимых ценах). В 2005 г. общий объем отечественных инвестиций в экономику составил 6,5 млрд. леев в текущих ценах167. Значительно ( в 3 раза) вырос объем капитальных вложений в инфраструктуру : в газификацию сельской местности, в консолидацию дорожного фонда. В то же время, если судить об объемах отечественных капиталовложений, предусмотренных государственным бюджетом на 2006 г., то вряд ли его можно признать бюджетом, нацеленным на будущее модернизации страны. Пока в общем объеме инвестиций доля государства составляет всего 3-5%168.

Таким образом, необходимый дальнейший долгосрочный рост производства фактически сдерживается недостаточной инвестиционной активностью. Темпы роста инвестиций в основной капитал в течение последних лет хотя несколько опережали темпы роста ВВП, однако, их объемы остаются крайне низкими, как для обеспечения устойчивого экономического роста, так и для модернизации экономики. К тому же пока в инвестиционной области господствует неблагоприятная тенденция формирования основного капитала за счет в большей мере инвестиций в непроизводственную сферу.

Приоритеты экономической политики

К числу важных мер по модернизации молдавской экономики можно отнести начавшееся в 2005 г. в стране внедрение Программы по созданию информационного общества «Электронная Молдова». В целях продвижения новых технологий в стране был инициирован проект «Внедрение составляющей «э-правительство» национальной стратегии о технологиях информационного общества для развития». Основными задачами построения молдавского информационного общества являются : достижение устойчивого экономического роста и снижение уровня бедности населения за счет перехода от традиционной экономики к экономике нового типа, основанного на базе развития информационно-коммуникационных технологий. Эти технологии предусматривается широко внедрять во все сферы хозяйственной деятельности страны - в промышленность, сельское хозяйство, транспорт, торговлю и сектор предоставления услуг, что позволит обеспечить право каждого гражданина на непосредственное общение и получение информации.

Создание электронного общества затронет интересы всех граждан, поскольку электронный документооборот во всех сферах хозяйственной деятельности позволит общаться напрямую с чиновниками. Учитывая особенности Молдовы, разработчики проекта считают, что достаточно в течение трех лет накопить «критический объем» информации и технологий, чтобы процесс построения в стране электронного общества стал необратимым.

Важно отметить также, что создание информационной безопасности Республики осуществляется исключительно на основе административных ресурсов, а не коммерческих структур. Эта функция отведена Департаменту информационных технологий.

В настоящее время, по мнению международных экспертов, Молдова находится в области информационных технологий на лидирующих позициях в регионе СНГ, у нее нет противоречий между законодательством, бизнесом и обществом. Хотя, безусловно, существует ее заметное отставание, например, по сравнению с Эстонией, где уже внедрена на практике электронная подпись.

Реализация задачи по развитию наукоемких технологий и инновационных производств в Молдове возложена на Академию наук и бизнес-сообщество. В соответствии с законодательством в состав инфраструктуры, занимающейся научной и инновационной деятельностью, входят: Академия наук, научные, учебные и финансовые учреждения, фонды и агентства по поддержке этой деятельности, инновационные парки (научные, научно-технические и технологические), центры трансферта технологий, инновационные инкубаторы, фонды поддержки инновационной деятельности, инновационно-промышленные комплексы, инновационные маркетинговые центры и другие специализированные организации. Их формирование должно осуществляться на базе крупных, имеющих материальный и интеллектуальный потенциал научно-технологических и образовательных центров. Главной целью является достижение более тесной связи науки с производством и рынком.

К сожалению, по мнению независимых экспертов, в Молдове до сих пор еще не была осуществлена оценка реального инновационного потенциала молдавского научного сообщества. В этой области Молдове только еще предстоит попытаться провести экономические расчеты и выявить какие научные разработки уже воплощены в конкретные технологии и являются конкурентоспособными и востребованными на внутреннем рынке, чтобы они попали в поле зрения для госзаказов, а какие - востребованы на внешнем. Без такой оценки научного потенциала крайне сложно создать благоприятный инновационный климат, стимулирующий заинтересованность внедрения в производство, как отечественных, так и импортированных извне современных технологий. Помимо этого поддержка государством научных и инновационных программ будет заключаться в проведении общей благоприятной финансовой, налоговой и таможенной политики.

С этой точки зрения примечательно, что впервые в истории молдавской науки в госбюджете на 2006 год предусмотрены ассигнования на трансферт технологий. В настоящее время на реализацию научных проектов Агентством по инновациям и трансферту технологий АНМ был сформирован фонд на общую сумму 18 млн. леев, в том числе 10 млн. леев за счет средств государства, 8 млн. леев - вклад представителей молдавского бизнеса.169

В соответствии с принятой программой научных исследований на период до 2010 г. среди наиболее перспективных направлений выделены следующие: производство новых видов медикаментов ( с 2004 г.), внедрение в сельское хозяйство, производство и фармацевтику современных биотехнологий (2005-2007 гг.), молекулярная биология и изучение генома человека (2008-2010 гг.). Фактическая реализация программы началась с 2004 г. В республике уже ведутся серьезные исследования в области нанотехнологий и разработка отечественного многофункционального электронного чипа. К концу десятилетия (2008-2010 гг.) запланировано разработать программу по управлению экологией, а в 2007 г. ввести систему государственного управления уровнем жизни населения.

В долгосрочной перспективе бюджетные отчисления в научно-инновационную сферу достигнут 1% ВВП к 2010 г. по сравнению с аналогичным показателем 0,38% в 2005 г. Это даст возможность молдавским ученым реализовать ряд важных научных проектов. В реальном выражении в 2005 г. на эту сферу было выделено 124 млн. леев, а в 2006 г. ассигнования увеличатся до 153 млн. леев или 10 млн. евро170.

Включение результатов научной и научно-технологической деятельности в экономический оборот расценивается правительством страны как одно из направлений экономического роста, способствующего модернизации экономики и реализации национальных интересов. Для Молдовы проблема повышения эффективности инновационной деятельности имеет особое значение, так как одним из слабых звеньев является недостаточная взаимосвязь между фундаментальной наукой, сферой прикладных исследований и применением инноваций в производстве.

В декабре 2005 г. между Правительством и Академией наук Республики Молдова было заключено Соглашение о партнерстве, которое предусматривает стратегические направления развития сферы науки и инновации на период 2005-2008 гг. К ним отнесены следующие направления:

- построение правового государства, освоение и идентификация культурно-исторического наследия Молдовы в контексте европейской интеграции;

- использование человеческих, естественных и информационных ресурсов как основы устойчивого развития;

- биомедицина, фармацевтика и здоровье человека;

- сельскохозяйственные биотехнологии, плодородие почв и продовольственная безопасность;

- нанотехнологии, промышленные технологии, новые вещества и материалы;

- повышение эффективности и обеспечение безопасности энергетического комплекса.

Реализация исследований по этим направлениям потребует возрастающих объемов финансирования сферы науки и инноваций в следующих минимальных размерах : в 2006 г. - 0,45% ВВП, в 2007 г. - 0,70%, в 2008 г .- 0,80% ; в 2009 г. - 1%. Общий объем финансирования молдавской науки по линии Академии наук составит 168,8 млн. леев, в том числе 153,7 млн. леев - бюджетные средства, остальная сумма приходится на спонсоров, спецсредства и доходы от аренды. При этом на целевые государственные программы по приоритетным направлениям научных исследований выделено 12 млн. леев, на совместное финансирование проектов по внедрению технологий - 4 млн. леев, на совместное финансирование международных проектов (речь идет о сотрудничестве с российским Фондом фундаментальных исследований ИНТАС о сотрудничестве) - 6 млн. леев171.

В процессе модернизации экономики стратегическим направлением государственной политики станет формирование и защита национального рынка научно-технической продукции.

Большое значение придается информационному обеспечению инновационной деятельности, созданию единой национальной научно-информационной сети, формированию и непрерывному поддержанию базы данных, сбору и переработке научно-инновационной и маркетинговой информации. Поскольку Молдова в сфере научно-информационной деятельности пока находится в начале пути, то для нее особенно актуальна задача выбора научно обоснованной модели создания и развития инновационной структуры и инновационных процессов, где во главу угла стояли бы общегосударственные интересы. Только реализация этих условий позволит республике в перспективе перейти на устойчивый рост социально-экономического развития, к инновационной экономике.

Сотрудничество со странами СНГ как фактор модернизации

Для Молдовы особое значение в ходе начавшегося процесса модернизации экономики играет сотрудничество с отдельными странами СНГ. Среди них первое место занимает инвестиционное сотрудничество с Азербайджаном. Речь идет о строительстве силами азербайджанской стороны нефтеналивного терминала в г. Джуржулешть. Перед Молдовой, почти полностью зависящей от внешних источников энергетических ресурсов, естественно, стоит стратегическая задача найти оптимальные пути решения проблем, обеспечивающих энергетическую безопасность.

Страна, как известно, находится в большой зависимости от поставок российского газа, который является практически единственным источником энергоресурсов. Поэтому с точки зрения энергетической безопасности для бедной природными ресурсами Молдовы большое значение имела бы диверсификация всех ресурсов, составляющих ее энергетический баланс (газ, мазут, уголь). Диверсифицировать эти энергоресурсы за счет поставки мазута из различных регионов призван Джуржулештский нефтеналивной терминал.

Реализация инвестиционного соглашения между Правительством Молдовы и азербайджанской компанией «Азпетрол» на сумму 250 млн. долл., подписанное 29 декабря 2004 г., нацелена прежде всего на достижение диверсификации экономических отношений и уменьшения степени энергетической зависимости от России. Инвестиционное соглашение с «АзПетрол» предусматривает также строительство в г. Джуржулешть нефтеперерабатывающего завода, создание сети из 50 автозаправочных станций, грузового и пассажирского порта, в результате чего Молдова получает перспективу выхода на Черное море. Согласно подписанным документам, территория под строительство нефтяного терминала отдается в аренду на 99 лет азербайджанскому холдингу. При этом азербайджанская сторона освобождается от уплаты НДС на ввозимую в РМ нефть и нефтепродукты в течение 8 лет. Портовому объекту в г.Джуржулешть будет присвоен статус «открытого порта» (порто-франко) с особым налоговым режимом. Сдача в эксплуатацию нефтеналивного терминала в г. Джуржулешть намечена на май 2006 г.172 , а к концу осени через нефтяной терминал пойдет в Молдову уже первая партия импортной нефти.

На первом этапе инвестор может организовать импорт нефти по морю из Азербайджана и Кувейта, с которыми у Кишинева уже существует предварительная договоренность. Cдача в эксплуатацию терминала предполагает оздоровление конкуренции в регионе в данной отрасли. Резервуары терминала мощностью в миллион тонн дизельного топлива и бензина практически полностью обеспечат потребности Молдовы в нефтепродуктах.

Кроме того, большая роль отводится молдавско-азербайджанскому проекту в деле создания почти 2,5 тыс. рабочих мест для молдавских граждан, вынужденных сейчас в поисках работы выезжать за рубеж.

Однако, реализация совместного проекта с Азербайджаном, целью которого является способствовать модернизации молдавской экономики и обеспечению энергетической безопасности, представляет конкуренцию для Украины. Украина, преследуя свои национальные интересы, в частности, желание уменьшить энергетическую зависимость от России, также заинтересована в транспортировке азербайджанской нефти по своему трубопроводу Одесса - Броды, по которому сейчас качается российская нефть. Но возникшие межгосударственные противоречия, пожалуй, можно отнести скорее не к противоречиям в рамках СНГ, а в рамках регионального объединения ГУАМ.

Если говорить о том, существует ли в настоящее время в рамках СНГ механизм координации структурной модернизации экономик, то ответ будет отрицательным. В то же время следует отметить тот факт, что Молдова в целях реализации одной из национальных программ - «Информационное общество» - выступает инициатором информатизации общества на пространстве СНГ. Республика отдает приоритет развитию информационного общества , от создания которого, с ее точки зрения, во многом будет зависеть благосостояние народа и модернизация экономики в соответствии с европейскими стандартами. Исходя из этого понимания, в феврале 2006 г. Молдова, как страна СНГ - первопроходец в области информатизации общества, представила научной общественности стран содружества масштабный мегопроект. Он предусматривает создание межгосударственной системы не воспроизводимой индентификационной технологии. Суть этого проекта заключается в том, что использование данного принципа маркировки товаров до настоящего времени не имеет аналогов в мире и позволяет безошибочно отличить легальную продукцию от контрафактной.

Для Республики Молдова проблема нелегальной, контрабандной продукции является актуальной, поскольку с точки зрения ее интересов, такая продукция чаще всего поступает на территорию из Приднестровья. Сейчас, по расчетам молдавских экспертов, годовые бюджетные потери от не поступления налогов при реализации подобной продукции оцениваются порядка 90 млн. долл.173

Идея межгосударственного сотрудничества стран СНГ в области информатизации общества, выдвинутая Молдовой, обусловливается прежде всего тем, что какая - либо отдельная страна не в состоянии осуществить внедрение подобного мегопроекта. То различие индентификационных технологий, которое существует в странах СНГ, не позволяет отслеживать движение нелегального товара, чтобы поставить на его пути надежный барьер. До возможного утверждения всеми заинтересованными странами СНГ указанного мега проекта в Молдове предполагается внедрить ряд пилотных целевых проектов. Например, по индентификации топлива, в чем заинтересована молдавская сторона. В перспективе предусматривается также взять под контроль экспортно-импортные операции в винодельческой и табачной отраслях экономики. Тем самым инновационная деятельность становится новой современной отраслью молдавской экономики и является существенным источником пополнения государственного бюджета.

Если задуматься над вопросом о том, существует ли какая-нибудь связь между намечающимися процессами модернизации экономики в стране и политической системой государства, то нам представляется следующее. В Республике Молдова сложилась парадоксальная ситуация, когда правящая с 2001 г. коммунистическая партия перешла на про европейские позиции и осуществляет некоторые важные реформы в целях модернизации экономики в соответствии с принятыми программными документами ( о которых шла речь выше), нацеленными на европейские стандарты. Именно новый про западный курс и проводимая в жизнь политика переориентации на интеграцию с ЕС способствовала установлению в Республике консенсуса между всеми ветвями власти, и, что особенно важно, между всеми политическими партиями, независимо от их взглядов. В результате произошло совпадение, как политических, так и экономических интересов представителей различных слоев молдавского общества. Они сфокусировались на достижении общих целей молдавского государства - европейской интеграции и модернизации экономики. И этот консенсус стал очень непривычным для стран с коммунистическим правлением.

Некоторые выводы

Модернизация экономики Молдовы включает в себя реализацию семи главных задач:

  • реализацию «Стратегии экономического роста и снижения уровня бедности»;

  • реализацию Плана действий РМ - ЕС;

  • реализацию расширения рамок среднесрочных расходов;

  • реализацию Национальной программы «Молдавское село»;

  • реализацию Национальной программы информатизации общества;

  • разработку и реализацию программы долгосрочного гуманитарного развития (реформирование образования, науки и инноваций);

  • разработку и реализацию программы де бюрократизации и либерализации экономики, реформирования регулирующих рамок.

Осуществление на практике указанных задач будет означать, что Молдова приблизится к достижению главной намеченной программными документами цели - формированию новых отраслей молдавской экономики, которые в перспективе изменят структуру ВВП и производства продукции. Это, в свою очередь, создаст внутриэкономической спрос на квалифицированную рабочую силу, что внесет изменения в структуру профессионального образования и всей социальной сферы с учетом происходящих процессов модернизации.

Для модернизации экономики, по мнению молдавских властей, предстоит не только создать адекватные условия для привлечения иностранных инвестиций, но и создать необходимые условия для расширения «в разы» ассортимента производимых в стране конкурентоспособных товаров и услуг. Первостепенная задача заключается в формировании таких экономически емких отраслей, как современное конкурентоспособное виноделие, сельскохозяйственное производство, модернизированное и основанное на европейских стандартах качества, новые технологии и услуги.

Дадабаева З.А.

Внешние факторы социально-экономического развития

Республики Таджикистан.

Анализ состояния экономики Таджикистана за годы независимого существования, показывает, что в её структуре, безусловно, происходят изменения. Вместе с тем переходный период от централизованного планирования к рыночной экономике вскрыл унаследованные структурные сложности, отсутствие благоприятных условий для привлечения инвестиций, затруднил процесс экономического развития. Последствия гражданской войны в Таджикистане, завершившейся в 1997 году, выразились в истощении природного, социального и человеческого потенциала, эмиграции квалифицированных специалистов, привели к экономическому кризису. Наблюдался резкий, и даже катастрофический упадок и радикальная деиндустриализация.

Глубокую экономическую рецессию в Центральной Азии принес с собой, распад Советского Союза. Исчезли платежные системы, бюджетная поддержка и инвестиционные субсидии, а экспорт в страны СНГ за 1990-1992 гг. снизился с 320 млрд. долл. до 20 млрд.1

Во всех пяти странах Центрально-азиатского региона (ЦАР) в период между 1991г. и 1995г возросли бедность и безработица, снизился выпуск продукции, а также произошло колоссальное сокращение расходов на здравоохранение. Современные сектора экономик пришли в упадок или просто перестали существовать. Большая часть работающего населения, перешла в так называемую неофициальною экономику, лишив тем самым государство возможности получать доходы от экономики, современные коммунальные службы пришли в упадок.

Последние пятнадцать лет Таджикистан был вынужден заниматься "разруливанием" сложной внутриполитической ситуации и не мог уделять должное внимание разрешению экономических и социальных проблем.
И в настоящее время, если не принять должные меры, продолжающееся отставание Таджикистана от соседей по региону по уровню экономического развития, может привести к серьёзным негативными последствиями и экономическому кризису в стране. Другие страны ЦАР более последовательно осуществляют экономические преобразования (Казахстан), изначально обладают большим реальным и диверсифицированным экономическим потенциалом (Узбекистан), значительными и легко осваиваемыми энергетическими и прочими ресурсами (Туркменистан). В результате, республика может лишиться способности успешно конкурировать с ними. В том числе, в борьбе за привлечение внешних инвестиций, за лучшее восприятие страны международным сообществом.

Страны ЦАР по-разному проходили процесс формирования и развития новых рыночных структур и институтов в 90-е годы. По историческому периоду и глубине преобразований этот процесс носил революционный характер для всего региона, так как предполагал переход от одной системы, связанной "с тотальным огосударствлением собственности, а также общественной и политической жизни, к другой характеризующейся преобладанием частной собственности и демократических форм в социальной сфере и системе управления ". В Таджикистане этот процесс ещё далёк от завершения.

Свою отрицательную роль в осуществлении экономических реформ в республике сыграл межэтнический конфликт, нарушение прав некоренных жителей привело к их массовому исходу. Наблюдалась эмиграция высококвалифицированных специалистов из промышленности, систем государственного образования и здравоохранения. Качественный состав населения, покидающего Таджикистан, оказал негативное воздействие на экономику республик. При высокой трудовой насыщенности на промышленных предприятиях усилился дефицит квалифицированной силы. Особенно напряженная ситуация сложилась в электроэнергетике, на предприятиях машиностроения, цветной металлургии, горнодобывающей и обрабатывающей промышленности. По мнению таджикских экономистов "существенным ограничением развития промышленности Республики Таджикистан является недостаточный уровень конкурентоспособности её продукции. Технологический уровень производств низок в сравнении с промышленно-развитыми странами. Средний износ активной части (машин и оборудования) основных производственных фондов достиг 80-90%. Технологические схемы, используемые в промышленности являются устаревшими и не имеют резервов для модернизации".1

Проблемы усугубляются географической изоляцией страны. Горы, которые составляют более 90% территории Таджикистана, существенно затрудняют транспортное сообщение не только внутри республики, но и с международным сообществом. Фискальное и экономическое управление усложняется крупным внешним долгом государства (1027,3 млн. долл. в 2004г.) За счет официальной помощи развивающимся странам финансируется почти весь инвестиционный бюджет Правительства Таджикистана. По согласованию с МВФ, Правительство определило предел новых заимствований в 3% от ВВП, который в 2005 году был увеличен до 4% с возможностью дальнейшего пересмотра.

Институциональные изменения и рыночные реформы.

В настоящее время в республике проводятся мероприятия связанные с либерализацией цен, которые должны привести к сужению и в дальнейшем к исчезновению дефицита товаров и услуг. Вступил в активную стадию процесс приватизации мелких, средних и частично крупных предприятий в торговле, сфере услуг, сельском хозяйстве, строительстве, промышленности. Об экономических реформах свидетельствует также появление бирж, акционерных компаний и других форм частных предприятий, действующих с применением наёмного труда или только семейного труда. Развивается двухуровневая банковская система, где наряду с государственным, центральным банком, функционирует система коммерческих банков. Введение национальной валюты и её частичная обратимость, постепенная либерализация валютного контроля наряду с другими условиями обеспечили привлечение иностранного капитала. Таджикистан наряду с другими странами региона вливается в процесс создания национальных систем регулирования всех форм внешнеэкономической деятельности, экспорта и импорта товаров и услуг.

Как считает профессор Л.Фридман, глубинную основу и базовую предпосылку всех системных изменений в странах ЦАР, составляют результаты реформирования структуры собственности. По статистическим данным "на долю предприятий частного и смешанного секторов экономики к концу 90-х гг. в Казахстане приходилось около 77% занятых граждан и 55% производства ВВП; в Кыргызстане - соответственно 73 и 70%; в Таджикистане -61-62 и 30-35%; в Туркменистане - 59 и 25-30%; в Узбекистане -69 и 45%". 1 Концентрация большей части всех занятых в частном и смешанном секторах экономики свидетельствует о значительном продвижении стран ЦАР к рыночной экономике. Как справедливо замечает профессор Л.Фридман "неизбежные проблемы и трудности переходного периода означали нарастание элементов традиционализации экономки и социальной структуры этих стран. Но одновременно такие тенденции крайне противоречиво соединялись с появлением и развитием структур и институтов нового, современного, рыночного и демократического характера, типичного для модернизирующихся государств, обществ, малых и больших социальных групп. Эти элементы модернизации нарастают, причем соответствующий процесс интенсифицируется по мере постепенного включения стран ЦАР в систему мирохозяйственных связей, содержание и динамику которых задают развитые страны".1

Основы строительства социально-ориентированной рыночной экономики заложены в статье 12 Конституции Республики Таджикистан. Вместе с тем, с 1991г. были приняты десятки законодательных актов, регулирующих экономические отношения в переходный период: "О разгосударствлении и приватизации", "О собственности" (1990), "О предпринимательской деятельности" (1993), "Об акционерных обществах"(1992), "Об аренде" (1990), “Об иностранных инвестициях”(1992), "О залоге", "О трудовых контактах", "О рынке ценных бумаг", "О предприятиях" (1993), "О банкротстве"(1992), "О страховании", "О внешнеэкономической деятельности"(1993), "О налоговой органах" (1996), "О бюджетных правах " (1996), "О защите прав потребителей" (1997) и др.

В 1995 г. была принята Программа экономических преобразований Республики Таджикистан до 2000 г. В укладе хозяйственной деятельности Таджикистана произошло смещение акцентов в сторону сельскохозяйственного производства. Несмотря на общий рост населения доля городского населения по переписи 2000г. уменьшилась до 26% (в 1989 было 33%), таким образом, произошло его уменьшение в крупных административно-промышленных центрах страны. Если к началу 1990 годов промышленность республики насчитывала более 100 подотраслей и занимала одно из ведущих мест, то к рубежу нового века Таджикистан потерял в той или иной мере не только то, что досталось ему в наследство от Советского Союза, но и десять лет в темпах своего развития. На рубеже 90-х годов в стране действовало 400 промышленных предприятий, на которых было занято около 215 тысяч рабочих, инженеров, техников и служащих.
На отрасли тяжелой промышленности приходилось около 40% промышленного производства; легкой и пищевой промышленности - 60%.
Главные отрасли тяжелой промышленности: электроэнергетика, горнорудная промышленность, цветная металлургия (предприятия в Турсун-заде и Исфаре), машиностроение (предприятия в Душанбе и Ходженте), металлообработка, производство стройматериалов (Нурек), химическая промышленность (предприятия в Душанбе, Курган-Тюбе, Яване).
Основа цветной металлургии - заводы в Турсун-заде (в Гиссарской долине) и в Исфаре (Согдийская область). Добывались и обогащались руды цветных и редких металлов - свинца, цинка, висмута, сурьмы, ртути, вольфрама, молибдена, золота. В Шурабе (Согдийская область) добывался бурый уголь. Также добывалась нефть (в северных и южных районах) и природный газ (в Гиссаре и в долине р.Вахш). Главными отраслями легкой промышленности являлись пищевая, хлопкоочистительная и хлопчатобумажная; обувная; шелковая; ковроткацкая. В связи с этим привлекательность Таджикистана для вложения иностранного капитала не потеряла своей актуальности. Инвестирование добычи цветных металлов, развитие цветной металлургии имеет долгосрочную перспективу. Интерес иностранных предпринимателей вызывает, также возможность переработки хлопка, шёлка, выделка и дальнейшая обработка кожсырья, а также модернизация предприятий пищевой, фармацевтической промышленности, участие в реализации проектов добычи вольфрама, кобальта, меди, серебра и золота. Это создаст возможность успешного участия для сотрудничества. Имеются общие интересы почти во всех областях, начиная с сырья, сельскохозяйственной продукции, модернизации производства, вплоть до лечебных курортов.

В последние годы в промышленности наблюдается наращивание объемов производства продукции, но почти весь объем роста в промышленном производстве достигнут за счет Таджикского алюминиевого завода.

Правительственным координационным советом разработаны первые версии долгосрочной Национальной стратегии развития республики на 2006-2015 годы (НСР), детализирована среднесрочная Стратегия сокращения бедности на 2006-2008 годы (ССБ). Было отмечено, что республика стала однй из первых стран, завершающих разработку НСР для достижения Целей Развития Тысячелетия. Определены цели, принципы и общие НСР они состоят из реформы государственного управления, развития частного сектора, привлечения инвестиций и развития человеческого потенциала. Отличительной чертой НСР от других документов, разработанных и утвержденных на государственном уровне ранее является то, что в ней обосновывается необходимость создания благоприятного социально-политического фона, достижение политического и социального благополучия, экономического благосостояния страны в условиях главенства принципов свободы равных возможностей каждого. Их реализация означает полную замену тех социально-политических связей, которые ныне доминируют в стране. Это может произойти только при радикальной демократизации власти, становлении эффективного и прозрачного государственного управления. По мнению известного таджикского экономиста Ходжимухаммада Умарова следует "пресекать всякие попытки поползновения к авторитарному управлению, и самое главное объяснить твердость и неизменность республиканского строя.”1

В Национальной стратегии развития уделяется значительное внимание реформам, выходящим за рамки экономической сферы, но имеющими решающее значение для социально-экономического развития страны. Речь идет о местной власти, судебной системе и правоохранительных органах. Местные власти должны стать народными, что возможно путем их выборов, судебная система стать полностью независимой от политической власти, а правоохранительные органы должны формироваться на основе предложений, идущих из среды народа.

Высокий уровень коррупции и организованной преступности является существенной проблемой экономического развития Таджикистана.
Сотрудник Института Брукингса и руководитель авторского коллектива доклада о Человеческом развитии в Центральной Азии за 2005 г. Йоханнес Линн, отмечает, что "прогресс в решении проблем, стоящих перед Центральной Азией, включающих плохой инвестиционных климат, угрозу стихийных бедствий, эпидемий и терроризма затрудняется коррупцией, неэффективным администрированием и недостаточной ответственностью".1

"Глубокий и устойчивый экономический рост, может быть, достигнут при соблюдении прозрачных правил и снижении уровня коррупции"- с таким заявлением выступил посол США в Таджикистане Ричард Ю. Хоугленд в Центре стратегических исследований при Президенте Таджикистана 31 марта 2006 г. В своём докладе "Бизнес в Таджикистане: несколько предложений для роста" он привел пример поощрения коррупции в Душанбе - "настало время закончить реформы, начавшиеся в Таджикстандарте. Бизнесменам нужны прозрачные правила, которыми они могли бы руководствоваться. Однако новый «Перечень товаров и услуг, подлежащих обязательной сертификации», и плата за выдачу сертификатов не были ни одобрены правительством, ни зарегистрированы Министерством юстиции. Существующий перечень никогда не публиковался в средствах массовой информации. Его нет ни в одной юридической базе данных. Он недоступен даже по требованию. Специалисты, которым было позволено увидеть этот перечень, говорят, что в нем указано около 2000 видов продукции и, что он устарел, по меньшей мере, на 15 лет. Некоторые спорят, что перечень необходим для того, чтобы защитить народ от товаров низкого качества. Но именно потому, что он закрыт для общественности и устарел, он отбивает охоту у мелких розничных торговцев и, фактически, поощряет культивирование коррупции".2

Национальные интересы требуют поддержания темпов экономического роста. Этот подход выражен в Программе экономического развития страны на период до 2015 года. Среднегодовые темпы должны находится в пределах 10,5-13%. Не следует бояться перегрева экономики, считает профессор Х.Умаров, поскольку страна все еще находится в кризисном состоянии, уровень занятости низок, а безработицы высок и доходит до 50%. В республике сохраняется весьма низкий жизненный уровень населения. Две трети населения живут в нищете, а треть всей рабочей силы (или 630 тыс. чел. взрослого населения) каждый год мигрирует в другие страны в поисках работы. Уровень экономически активного населения и основных фондов находится в состоянии близком к полному износу. Такие темпы дадут возможность достичь к 2015 г. уровня ВВП на душу населения в 1210-1350 долл. Лишь высокие темпы дадут возможность обеспечить высокую конкурентоспособность экономики страны, а самое главное, добиться радикального улучшения социально-экономической ситуации в стране.

Внешнеторговые связи

Неэффективные процессы, происходящие в промышленности острые диспропорции, техническая отсталость производства, сказываются и на структуре экспорта и импорта промышленной продукции Таджикистана. Что касается экспорта, то его структура крайне инерционна и не может быть быстро изменена в сторону перерабатывающих отраслей ввиду чрезмерной изношенности производственных мощностей предприятий промышленности и транспорта, их недогрузки, заторможенности технического прогресса в республике. Экпорно-импортная структура экономики Таджикистана подробно описана М.Т.Каримовой и почти не претерпела изменений в последние годы. “В структуре экспорта товаров доля продукции производственно-технического назначения в 2001г. составила 92,3% в т.ч. энергоносители –12,1%, сырье и материалы –78,1%. В структуре импорта доля продукции производственно-технического назначения составила 84,7%, при этом 37,1% составили энергоносители, 36,5% - сырье и материалы, 6,2% - машины и оборудование. Товары народного потребления составляют 7,7% экспорта и 15,3% импорта, причем более 48,3% их экспорта и 55,5% импорта приходится на продовольственные товары". 1

Основными экспортными ресурсами остаются алюминий первичный, продукты переработки хлопка-волокна, готовые пищевые продукты, продукты растительного происхождения, драгоценные и полудрагоценные металлы.

В условиях переходного периода экономики внутренними барьерами, тормозящими развитие таджикского экспорта, становятся не только неконкурентоспособность производимой промышленной продукции, но и отсутствие новых передовых технологи, современной техники, инвестиционных средств. Индекс импортных цен по отдельным товарным группам, таким как готовые пищевые продукты; кожа, кожсырье и изделия из них; обувь и головные уборы; драгоценные и полудрагоценные металлы - ниже единицы, а по остальным товарным группам наблюдается рост цен. По оценкам специалистов: "Коэффициент эластичности импорта по данным товарам составил соответственно 1,64; 1,26; 4,32. Поэтому спрос на импорт этих товаров считается эластичным. Из этого следует, что улучшение условий торговли по этим группам товаров вынуждает республику увеличивать расходы на импорт этих товаров. Однако возможности импорта республики ограничиваются возможностями ее экспорта".2

Вместе с тем, наблюдается улучшение условий торговли по таким товарным группам, по которым у республики имеются все потенциальные возможности для их производства непосредственно в республике, что приводит к парадоксальной ситуации. Первоочередной задачей при этом становится возможность для отечественных производителей увеличение производства данных товарных групп и ограничение ввоза их на территорию Республики Таджикистан. По вышеназванным группам товаров, при росте совокупной цены экспорта республики по сравнению с совокупной ценой импорта на каждую единицу экспортируемого товара становится возможным приобрести все меньше импортных товаров, т.е. происходит невыгодная реализация данных товаров, в ущерб интересам Республики Таджикистан. Ныне почти 90% товарооборота республики с дальним зарубежьем приходится на долю лишь 20 стран, а 70-80% экспорта сконцентрировано на рынках всего 3-5 стран. Причинами являются отсутствие четких ориентиров в торговой политике республики, зависимость импорта от иностранных кредитов, стихийность и сиюминутность интересов новых участников внешнеэкономической деятельности, ориентирующихся пока на разовые сделки, а не на долгосрочное сотрудничество.

Анализ формирования отраслевой структуры экономики дает основание предложить, что для обеспечения макроэкономической стабилизации и экономического роста в современном Таджикистане необходимо дополнение сферы услуг полным набором всех отраслей и видов деятельности, в пределах 40-45% ВВП, промышленности - 30-35%, сельского хозяйства - 5-7% ВВП. Официальная республиканская статистика представляет значительно преувеличенную картину доли сферы услуг в ВВП республики. Расчеты ИЭ АН РТ показывают, что удельный вес услуг в ВВП составляет 18-20%, а не 40-43%, как это публикует Статагентство РТ. 1

Экономическая политика государства должна быть направлена на то, чтобы отрасли материальной сферы и производства услуг были экспортоориентированными. Однако тогда следует отметить приоритетное значение в экономической политике импортозамещающего типа экономического роста в развитии международной торговли.

По данным Госкомстата страны Внешнеторговый оборот Таджикистана в 2005 году составил 2 млрд. 238,5 млн.долл., что на 132,3 млн.долл больше, чем в 2004 году. Внешнеторговый дефицит составил 421,1 млн.долл. На страны СНГ во внешнеторговом обороте приходится 46,6% или 1 млрд. 42 млн.долл., страны дальнего зарубежья 1 млрд. 196,5 млн. долл. Дефицит торгового баланса со странами СНГ составил – 265,1 млн.долл., странами дальнего зарубежья – профицит в 190,1 млн.долл.

Основными торговыми партнерами Таджикистана в 2005 году из стран СНГ были: Россия – 339 млн. 263,1 тыс.долл. , Узбекистан – 219 млн. 328,6 тыс.долл. и Казахстан – 187 млн. 993,3 тыс.долл. Из стран дальнего зарубежья - Нидерланды – 425 млн. 386,4 тыс.долл., Турция – 165 млн. 255,7 тыс.долл. и Китай – 98 млн. 67,9 тыс.долл. Доля электроэнергии во внешнеторговом обороте составила 39,2%. Её экспорт за 2005г. составил 4218,7 млн.КВт.ч. на 39,2 млн.долл. Импорт природного газа составил 629,0 млн. куб.метров. Основное место в экспорте республики 59 % занимает алюминий. Экспорт хлопка - волокна в 2004 г составил 133 тыс. тонн на сумму 162 млн.долл.

Донорская помощь.

В настоящее время в процессе оказания помощи Таджикистану участвуют более 80 стран-доноров и различных международных организаций. По всей территории Таджикистана они осуществляют реализацию 406 различных инвестиционных проектов общей стоимостью 850 млн. долл. США.

Благодаря финансовой поддержке и предоставлению кредитов международными финансовыми организациями и странами-донорами, за последние 10 лет в Таджикистане полностью закончена реализация 43 совместных проектов и инвестиционных программ, общая стоимость которых составляет более 360 млн. долл. В настоящее время основными донорами таджикской экономики являются Группа Всемирного Банка, Международный Валютный фонд, Азиатский Банк Развития. С 1993 года - момента вступления во Всемирный Банк - Таджикистан получил от него помощь в размере 827 тыс. долл. в виде гранта (на безвозмездной основе) и 87 млн. долл. льготных кредитов. Совет директоров Всемирного Банка рассматривает проект Стратегии Помощи Таджикистану, согласно которому, на следующие три года, республика может получить финансовую помощь в размере 100-165 млн. долл. Срок возврата кредитов - 40 лет, при 10-летнем льготном периоде с нулевой процентной ставкой. Приоритетами в финансировании пользуются реконструкция социальной сферы и инфраструктуры, поддержка реформирования и приватизации важнейших секторов экономики. Международный Валютный Фонд является вторым крупнейшим донором республики. С 1993 г. Фонд выделил стране кредиты на сумму около 60 млн. долл. Программы МВФ направлены на снижение уровня инфляции, наращивание резервов конвертируемой валюты, укрепление курса национальной валюты и замедление падения производств. Новая программа Фонда для Таджикистана, рассчитанная на следующие три года предусматривает финансовую помощь в размере 128 млн. долл. 1

Таджикистан получает также помощь от правительств ряда стран и некоторых международных организаций. Наиболее активными из них являются правительства Японии, США, Китая, Европейский Союз, Международный Комитет Красного Креста, Международная Федерация Красного Креста (их помощь в основном заключается в поставках медикаментов, продовольствия и медицинского оборудования.)

Грант на сумму 6 млн. евро предоставит Таджикистану Германский банк реконструкции на цели финансирования важнейших социальных программ республики. Договор о реализации этой программы подписан между Министерством экономики и торговли Республики Таджикистан и Германским банком реконструкции. Как сообщили в Министерстве экономики и торговли Таджикистана, 5 млн. 400 тыс. евро из этого гранта выделяются для финансирования программы по реабилитации социальной инфраструктуры для малоимущих слоев населения западной части Хатлонской области. Вклад Правительства Таджикистана составляет 1 млн. евро. Основные объекты, восстановление которых будет финансироваться данной программой - это школы, учреждения системы здравоохранения, дома для престарелых, инвалидов, детские дома, другие социальные учреждения в 14 районах Хатлонской области. Договором предусмотрено, что все эти объекты будут оснащены необходимым современным оборудованием. В Договоре подчеркнуто, что в процессе реализации данной программы активное участие должны принять местные органы власти, население, а также местные строительные организации.

В 2001 г. были достигнуты договоренности о финансировании ряда социальных проектов в Таджикистане Саудовским Фондом Развития и Исламским Банком Развития. В качестве первоначальных объектов и сфер финансирования определены реконструкция одного родильного дома, строительство нескольких средних общеобразовательных школ, модернизация системы водоснабжения и строительство международного терминала в аэропорту города Душанбе.

Гранты, предоставленные донорами и международными финансовыми организациями в 2003-2004 гг. составляют более 83 млн. долл. Доля Правительства Таджикистана в финансировании инвестиционных проектов составляет 280 миллионов сомони. В прошлые годы грантовые средства предоставлялись при совместном субсидировании инвестиционных проектов и отдельных проектов технической помощи, сегодня эти средства выделяются для реализации инвестиционных проектов.

Иностранные инвестиции.

Что касается инвестиционной сферы, то здесь сложилась уникальная ситуация: при резком спаде производства, дефиците топлива, сырья и материалов, по-прежнему очень дешевой рабочей силы, необоснованно высоких ценах на готовую продукцию, предприятия как субъекты экономической деятельности, не заинтересованы в расширении производства и инвестициях.

Несмотря на принимаемые меры, республика пока не в состоянии обеспечить воспроизводство даже базовых составляющих для своего экономического роста и роста жизненного уровня населения. Страна находится в зависимости от иностранных кредитов и помощи зарубежных стран. В республике реализуется ряд совместных инвестиционных проектов на общую сумму 610 млн. долл., из которых 85% – это зарубежные инвестиции, в том числе льготные кредиты и гранты.

Закон Республики Таджикистан "Об иностранных инвестициях в Республике Таджикистан" (с изменениями и дополнениями от 12 декабря 1997 г) определяет общие правовые, экономические и социальные условия инвестиционной деятельности на территории Республики Таджикистан. Он направлен на обеспечение защиты прав, интересов и имущества субъектов инвестиционной деятельности вне зависимости от форм собственности, на эффективное функционирование народного хозяйства Республики Таджикистан в условиях рыночной экономики.

Согласно отчёту Центра по координации внешней помощи при Исполнительном аппарате президента Таджикистана, по совместным инвестиционным проектам с международными организациями, за 11 месяцев 2005 года было освоено 7 инвестиционных проектов на общую сумму 87,5 млн. долл. Из них 80,3 млн. долл. являются кредитами Всемирного Банка, Азиатского Банка Развития и Исламского Банка Развития. В том числе в социальном секторе было освоено 20,8 млн. долл. В секторе строительства в виде технической помощи было освоено 7 млн. долл. На укрепительных противопаводковых работах было освоено 5,2 млн. долл. В строительстве автомобильной дороги «Шугнаб-Зигар» было освоено 11,06 млн. долл. США. На развитии региональной торговли и сотрудничества таможенных структур было освоено 10,8 млн. долл. В сфере приватизации дехканских хозяйств было освоено 25,8 млн. долл.1

В состав Центра по координации внешней помощи при Исполнительном аппарате президента Республики Таджикистан входят ещё 22 центра по реализации инвестиционных проектов и грантов. Директоры этих центров назначаются президентом республики и министерствами.

Инвестиционная политика в Таджикистане в основном направлена на создание условий для социально-экономического развития страны путем строительства и восстановления объектов коммуникаций, гидроэнергетики, производства и социальной инфраструктуры. Инвестиционная политика ориентирована на привлечение прямых инвестиций в малые и средние предприятия. С этой целью в рамках экономических реформ в стране реализуется Документ Стратегии снижения уровня бедности и совместных программ Правительства Таджикистана и международных финансовых организаций, а также других стратегических программ правительства. Осуществляется ряд мер, которые призваны способствовать устойчивому экономическому развитию и снижению уровня бедности населения страны.

Таджикистан располагает богатыми природными ресурсами, в том числе такими, как гидроэнергетические ресурсы (8-е место в мире), драгоценные металлы, полиметаллические руды, драгоценные камни, каменный уголь и др. В республике имеются хорошие условия для развития экотуризма.

В целях привлечения иностранного капитала, каждый год издаётся сборник - "Инвестиционные проекты: Приглашение к сотрудничеству", в котором собраны самые интересные инвестиционные проекты. Приоритетными направлениями инвестирования в таджикскую экономику являются - завершение строительства Рогунской и Сангтудинской ГЭС, добыча драгоценных металлов и полиметаллических руд, развитие телекоммуникаций, переработка хлопка и сельхозпродукции.

Привлечению иностранного капитала в таджикскую экономику, способствуют созданные правительством республики специальные условия для крупных инвесторов. Так, согласно закону, любое совместное предприятие, доля иностранного партнёра в котором составляет не менее 30% освобождается от выплат налогов на прибыль в течение двух лет. Такие же льготы предоставляются иностранными инвесторами, вложившим в таджикское предприятие от 100 до 500 тыс. долл. Если доля зарубежного партнёра в СП составит от 500 тыс. до 2 млн., то льготный период составит 3 года, 5-летний льготный период, при которых предприятие не будет облагаться налогами на прибыль, предоставляется в тех случаях, когда иностранные инвестиции составляют от 5 млн. долл. и более.

Для проведения структурных преобразований, реализации программ развития отраслей и инвестиционных проектов Правительство Таджикистана, главным образом, привлекает льготные кредиты и гранты. Льготные кредиты берутся в основном на срок 30-40 лет, под низкие проценты и на благоприятных условиях погашения.
В 2005 году, с учетом приоритетов, определенных Правительством республики, Всемирный Банк, Азиатский Банк развития, Программа развития ООН и ряд других международных организации с целью оказания помощи Таджикистану приняли свои стратегические программы на 2005-2009 годы.
В стадии разработки находится новая стратегия Европейской Комиссии для Центральной Азии на 2007-2013 годы, в рамках которой Таджикистану также будет оказана помощь. Согласно этим новым разрабатываемым программам в указанный период предусматривается выделение Таджикистану для реализации инвестиционных проектов и оказания технической помощи свыше 500 млн. долл., из которых почти 40 % составят гранты. В 2006 году и в будущем Правительство республики при реализации новых инвестиционных проектов в приоритетных отраслях экономики страны планирует акцентировать еще большее внимание привлечению внешней помощи, особенно грантов.

В последние годы наметилось улучшение инвестиционного климата для инвесторов, что активизировало их деятельность. В августе 2005г. состоялись предварительные переговоры о совместном сотрудничестве в энергетической области  представителей строительно-финансовой компании Китая с Министром энергетики Республики Таджикистан Д.Нурмахмадовым. Предполагается, что китайская компания будет вкладывать инвестиции в модернизацию Нурекской, Кайраккумской и Головной ГЭС. Энергетика является наиболее конкурентоспособной отраслью республики, но основным приоритетом энергетики Таджикистана должно стать её оздоровление, реабилитация и затем модернизация. Необходимые для этого средства могут быть получены как за счет собственной деятельности, для чего необходимо финансовое оздоровление самой энергосистемы, так и за счет привлечения средств иностранных инвесторов. Оздоровление энергосистемы будет также способствовать повышение эффективности использования электроэнергии, находящейся сегодня на крайне низком уровне, а также политика энергосбережения, резервы которой в Таджикистане сегодня составляют не менее 40% от общего потребления. При этом важное значение приобретает развитие и укрепление межгосударственного сотрудничества. Это поможет снизить напряженность в решении вопросов обмена и перетока электроэнергии между странами между странами ЦАР, а также решить проблемы взаимоотношений между ирригацией и гидроэнергетикой, и в конечном счете создать в Центральной Азии общий рынок энергии, воды и услуг.

По оценкам влиятельного издания атласа мировой гидроэнергетики HYDROPOWER& DAMS (1997 год), Таджикистан по удельным показателям запасов гидроэнергоресурсов занимает первое место в мире, а по абсолютным показателям (300 млрд. КВт/час в год) - восьмое. В случае полного их использования республика может стать крупнейшим экспортером электроэнергии в регионе. Основу электроэнергетики составляют гидроэлектростанции: Нурекская ГЭС (2700 Мвт) входит в 30 самых мощных гидростанций мира. По уровню высоты плотины Нурек абсолютный мировой лидер - 300 метров над уровнем моря. Помимо Нурекской ГЭС в Таджикистане сооружены Головная и Байпазинская (Вахшский гидроэнергетический комплекс) и Кайраккумская ГЭС на реке Сырдарья. Действует также гидроэлектростанция в районе Хорога в Горном Бадахшане.

В 1989 году было начато строительство крупной гидроэлектростанции на реке Вахш - Рогунской. Строится также Сангтудинская ГЭС- 1 и Сангтудинской ГЭС-2. Для строительства Сангтудинской ГЭС-1 в Таджикистане РАО "ЕЭС России" планирует привлечь международные кредиты, заявил 15 апреля 2005г. на пресс-конференции, посвященной началу строительства ГЭС, глава российского энергохолдинга Анатолий Чубайс. По его словам, в РАО "ЕЭС России" уже прорабатывали варианты привлечения под строительство Сангтудинской ГЭС-1 международных кредитов. Руководство Всемирного банка, выразило предварительный интерес к данному проекту.

В свою очередь премьер-министр Таджикистана Акил Акилов заявил, что в 2005 году Таджикистан направит на строительство Сангтудинской ГЭС-1 10 млн.долл. "из тех 50 млн.долл., что мы должны России". Сангтудинская ГЭС-1 общей мощностью в 670 мегаватт расположена на реке Вахш в 200 километрах к югу от города Душанбе. РАО "ЕЭС" планирует завершить строительство Сангтудинской ГЭС-1 к 15 апреля 2009 года.

В развитии энергетической сферы Таджикистан активно сотрудничает с Исламской республикой Иран. По итогам визита Президента Таджикистана Э.Рахмонова в Иран в январе 2006 г. подписан ряд соглашений. В том числе соглашение о строительстве плотины и ГЭС «Сангтуда-2» и высоковольтной ЛЭП Рогун-Сангтуда-Герат-Мешхед. Сотрудничество с иранскими коллегами по строительству ГЭС Сангтуда-2 реализуется по методу биоти, который в Таджикистане будет использован впервые. По данным Минфина Республики Таджикистан внешний долг Таджикистана перед Ираном составляет около 9 млн.долл. Поэтому доходы Сангтудинской ГЭС-2 в течение 12,5 лет будут принадлежать Ирану глава Минэнерго РТ добавил, что по истечению установленного срока объект станет собственностью Таджикистана. Иран на строительство «Сангтудинской ГЭС-1» ГЭС мощностью в 220 мегаватт выделяет 180 млн.долл., доля правительства Таджикистана - 40 млн.долл. Переговоры о строительстве Сангтудинских ГЭС-1(мощность 670 мегаватт) и ГЭС-2 (200 километров южнее от Душанбе на реке Вахш) между Россией и Таджикистаном начались в 2003 году, в сентябре 2004 года к переговорам о достройке ГЭС присоединился Иран. В январе 2005 года в Душанбе российская, таджикская и иранская стороны подписали протокол о достройке Сангтудинских ГЭС-1 и ГЭС-2. В соответствии с протоколом, Сангтудинская ГЭС-1 в полном объеме будет достроена российской и таджикской сторонами. В свою очередь, иранская сторона в полном объеме достроит Сангтудинскую ГЭС-2 совместно с таджикской стороной.

Привлекательными в Таджикистане с точки зрения зарубежных инвестиций, видится, обновление и модернизация мини- ГЭС. Прорабатывается вопрос о создании энергетической группы экспертов по изучению проектов строительства мини- ГЭС на территории Таджикистана.

Привлечение инвестиций наблюдается и в других отраслях экономики, в 2005 г. Газпром России открыл представительство в Таджикистане. Согласно подписанному в 2003 г. соглашению между Газпромом РФ и Министерством энергетики Республики Таджикистан российская компания начнет разработку газовых месторождений на территории Таджикистана. Стороны подписали стратегическое соглашение о сотрудничестве в газовой отрасли сроком на 25 лет. Оно предусматривает обустройство месторождений, капитальный ремонт скважин, ввод в эксплуатацию неработающих скважин. В рамках достигнутых сторонами договоренностей, специалистами министерства энергетики республики и Газпрома РФ разработана программа, в которой представлены имеющиеся планы газовых месторождений Таджикистана, составлен график предстоящих работ. Газпром России выделяет на предварительное изучение вопроса, на сейсморазведку и т.д., 5,5 млн. долл. Эти деньги будут переданы субподрядной организации - компании "Зарубежнефтегаз", которая будет работать ближе на газовых месторождениях недалеко от Душанбе, где газ находится неглубоко. Хотя основные запасы газа находятся на глубине свыше 2000-3000м.

Одновременно с этим в процессе осуществления этих мер, с целью обеспечения эффективного использования внешней помощи, необходимо, чтобы приоритеты стратегических программ доноров по Таджикистану обязательно координировались и согласовывались с приоритетами, определенными Правительством республики. На современном этапе осуществлена реализация семи инвестиционных проектов общей стоимостью свыше 260 млн. сомони. В рамках реализации этих проектов в различных отраслях экономики модернизировано более 350 объектов, которые оснащены современным оборудованием. Малые единовременные гранты получили 5782 дехканских хозяйства, 445 дехканским хозяйствам предоставлены малые займы, создано девять ассоциаций водопользователей. Хозяйства 56 районов были обеспечены семенной пшеницей и минеральными удобрениями. В Байпазы полностью проведены работы по предотвращению сходов оползней, проведена определенная работа и по реформированию структур государственной власти. Завершены сооружение второй очереди сооружения ГЭС «Памир-1» и строительство участка автомобильной дороги «Шугнаб-Зигар».

Вместе с этим близится к завершению освоение 2 тыс. 500 га новых земель в Дангаринской долине и строительство дополнительных участков дороги на автомагистрали «Душанбе-Курган-Тюбе-Куляб».
Продолжаются сооружение Анзобского туннеля и первый этап реконструкции автодороги «Душанбе-Саритош», строительно-восстановительные работы и оснащение оборудованием более чем 180 малых и крупных объектов отраслей образования, здравоохранения, транспорта, энергетики, мелиорации и водного хозяйства, организация закупок необходимых материалов.

Международными финансовыми организациями предложен ряд проектов технической помощи, которые направлены на разработку технико-экономического обоснования строительства высоковольтной ЛЭП «Юг-Север», стратегии транспортировки и обеспечения газом населения, проекта местного сельскохозяйственного развития, проведение анализа деятельности дехканских хозяйств и повышение уровня информированности о стратегии разрешения долгов, на укрепление финансовых возможностей местных органов государственной власти и т.д. Возникает проблема по эффективному использованию построенных и восстановленных объектов и оборудования, полученного в рамках реализации инвестиционных проектов. По имеющимся данным, за 11 месяцев 2005 года в рамках реализации совместных инвестиционных проектов освоено более 255 миллионов сомони, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года уровень освоения средств возрос на 23 %, значительно увеличились темпы освоения средств в рамках реализации части проектов. Скорректированы и устранены проекты, имевшие проблемы с точки зрения реализации и некоторое отставание прошлых лет.

Взаимодействие в рамках ЕврАзЭС, ШОС, ОЦАС и СНГ.

Активизация деятельности региональных организаций ШОС, ЕврАзЭС, ОЦАС, СНГ с активным участием России в качестве их полноправного члена в последние годы свидетельствует о некотором продвижении экономических проектов в регионе. Развитие регионального сотрудничества, в частности, инвестирование гидроэнергетических проектов, принесёт реальную пользу не только населению Таджикистана, но и соседним государствам. Созданы перспективы многопланового сотрудничества, для создания устойчивой общей энергетической инфраструктуры и подготовки вступления в ВТО.

Этих международные организации ставят практические задачи по созданию интегрированного рынка, программы в водно-энергетической, транспортной, продовольственных и других сферах, по проведению налоговой реформы, обеспечению свободной торговли и валютного регулирования.

Принятие соглашения о сотрудничестве ЕврАзЭС в области организации интегрированного валютного рынка должно стимулировать развитие хозяйственных связей государств-членов сообщества. Первоочередной задачей для успешной экономической интеграции является скорейшее создание Таможенного союза, принятие общего таможенного тарифа. Расширению торгово-экономических связей, реализации инвестиционных проектов и программ призван способствовать недавно созданный Москвой и Астаной Евразийский банк развития.

В развитии торгово-экономических связей стран ЦАР в последнее время наметилась положительная тенденция (в частности, в
2003 г. увеличение объема товарооборота между Казахстаном и Кыргызстаном составило 47%, 2004 г. – 48,4%, с Таджикистаном соответственно 69% и 66%, Узбекистаном – 16% и 44%). Экономический потенциал государств Центральной Азии довольно высок, но низкий уровень реализации принимаемых решений и наличие многих нерешенных проблем в региональном сотрудничестве стран Центральной Азии тормозит эффективное внутрирегиональное развитие и инвестиционное сотрудничество.

На практике решение вопросов развития кооперационных связей сводится не к взаимовыгодному сотрудничеству, а к взаимным опасениям и недоверию друг к другу. Поэтому реализация инициативы формирования Центрально-Азиатского Общего рынка должна рассматриваться, прежде всего, через создание реально действующей зоны свободной торговли, развитие предпринимательства и инвестиционного сотрудничества, проведение государствами ЦАС согласованной таможенной, налоговой и тарифной политики, гармонизацию денежно-кредитных и валютных отношений, принятие активных мер по унификации национальных законодательств.

Развивая свободную экономику, рыночные отношения и конкуренцию, устраняя барьеры на пути поддержки и укрепления частного сектора, появляется возможность заложить фундаментальные основы для реального укрепления независимости, сокращения бедности, повышения уровня жизни, экономического роста. Развитие экономического сотрудничества стран Центрально-азиатского региона, формирование Общего рынка, призвано способствовать устойчивому развитию стран Центральной Азии их интеграции в мировое сообщество, созданию в перспективе Единого экономического пространства, повышению жизненного уровня населения, обеспечению стабильности и безопасности в регионе.

В настоящее время, Таджикистан имеет ограниченные ресурсы для проведения структурной модернизации экономики. Требуется координация выработанной правительством долгосрочной национальной экономической стратегии с инвестиционными проектами. Без участия государства, только за счет донорской помощи и льготных кредитов республика не в состоянии проводить структурные сдвиги в экономике. Обслуживание большого внешнего долга, который за последние 10 лет существенно вырос усугубляет положение и сдерживает реформирование приоритетных промышленных отраслей. Морально и физически устаревшее оборудование большинства предприятий не способствует выпуску современной продукции. Несмотря на оптимистические заявления властей, Таджикистан крайне медленно движется по пути структурной модернизации экономики.

Савостина Л.С.*

Модернизация экономики в странах Балтии

1. Системная трансформация и экономический рост

Главной целью системной трансформации и экономической модернизации в странах Балтии после приобретения независимости стало социально ориентированное рыночное хозяйство стран Западной Европы, вступление в качестве полноправных членов в Европейское Сообщество. Предпринимаемые меры и усилия руководителей, политиков, дипломатов этих стран увенчались успехом. На сессии Европейского совета в Копенгагене в июне 1993 г. были сформулированы критерии, которым должны соответствовать экономики стран претендентов, и было принято формальное решение о том, что страны Балтии могут стать членами ЕС. Эти так называемые «маастрихские» критерии устанавливают жесткие требования к экономическим показателям стран, претендующих на вступление в еврозону.174

Страны Балтии взяли курс на модернизацию экономики, предполагающую структурные, технологические и институциональные изменения в национальном хозяйстве, направленные на повышение глобальной конкурентоспособности, понимая, что будущее экономическое развитие их как членов ЕС будет определяться процессами в рамках механизмов и правил Большой Европы.

Прибалтийские страны унаследовали относительно добротную инфраструктуру (дороги, порты, трубопроводы, энергетические мощности), образованную рабочую силу. Это помогло в определенной степени обеспечить достаточно эффективное приспособление к новым рыночным условиям. Тем не менее, в первую половину 90-х годов ХХ века они пережили достаточно продолжительный (5 лет в Эстонии и Литве, 6 лет в Латвии) и глубокий экономический спад. В этот период происходило падение ВВП, доходов населения, наблюдалась гиперинфляция.

Меры, направленные на макроэкономическую стабилизацию, либерализация рынков и приток иностранного капитала привели к возобновлению положительной динамики уже в 1995-1996 гг. В 2000 г. ВВП в Эстонии составлял 85%, а в Литве и Латвии соответственно 67% и 61% от уровня 1990 г., объем промышленного производства сократился в Эстонии на 35%, в Литве - на 44%, а в Латвии - на 51%. В конце 90-х годов уровень безработицы в Латвии достигал 20%, в Литве -18%, в Эстонии -14%. Экономический спад был обусловлен как рыночной трансформацией, так и переориентацией внешних экономических связей с России и других стран СНГ на ЕС.

Во второй половине 90-х годов ХХ столетия страны Балтии по многим показателям еще не соответствовали критериям членства в ЕС (с точки зрения состояния их экономики, жизненного уровня граждан, развития рыночных отношений). Более продвинута в этом отношении была Эстония. С 1995 г. в этой стране начался экономический рост и стала устойчиво расти зарплата. В Латвии наблюдался наиболее сильный спад, и на траекторию роста она вступила годом позже. Общим для всех рассматриваемых стран стал экономический спад в 1999 г. - отклик на финансовый кризис в России 1998 г., который в значительной мере дестабилизировал положение прибалтийских стран. Более чем трехкратная девальвация рубля привела к пропорциональному удорожанию импорта. Экспорт в Россию существенно сократился, что сказалось на показателях экономического роста. С другой стороны, это ускорило переориентацию экономик стран Балтии на более тесное сотрудничество с ЕС.

Рост производства в этих странах начался после 2000 г. (см. Таблицу 1.), когда рассматриваемые страны в основном завершили институциональные рыночные реформы, вступили в ВТО, начали переговоры о вступлении в ЕС и сумели коренным образом переориентировать свои внешнеторговые связи на страны Союза.. К концу 2002 г. страны Балтии в числе 10 из 13 стран, официально признанных кандидатами на вступление в ЕС, выполнили первое и второе условие копенгагенских критериев и находились в стадии завершения работы по адаптации их законодательств к законодательству ЕС. Официальное вступление стран Балтии в Европейский Союз состоялось 1 мая 2004 г.

В первые годы XXI века экономики стран Балтии были на подъеме. Темпы их развития особенно были заметны на фоне общей депрессии мирового хозяйства и целого ряда неблагоприятных внешних факторов. Балтийские эксперты не раз корректировали прогнозы в сторону улучшения показателей.

Финансовое положение в странах Балтии накануне вступления в ЕС было довольно благоприятным по сравнению с другими странами-кандидатами. Из всех будущих членов ЕС только Эстонии удалось избежать бюджетного дефицита, в 2003 г. наоборот наблюдался профицит в размере 2,6% от ВВП. Размер государственного долга в Эстонии был самый маленький - всего 428 млн. евро или 5,8% от ВВП. Латвия завершила 2003 г. с дефицитом в 1,6% и долгом в 14,7%, Литва соответственно - в 1,9% и 21,4%.

Таблица 1.

Основные макроэкономические показатели стран Балтии в 2000-2006 гг.

Годы

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

(прогноз)

Прирост ВВП (в % к предыдушему году)

Эстония

7,8

6,4

7,2

5,1

6,2

9,0

6,4

Латвия

6,9

8,0

6,4

7,5

8,5

10,1

7,0

Литва

3,9

6,4

6,8

9,7

6.7

6,9

6,5

Годовая инфляция (в %)

Эстония

6,7

5,4

2,7

1,3

3,0

4,6

2.9

Латвия

4,6

3,2

1,4

2,9

6,2

7,5

3,5

Литва

2,1

1,0

-1,0

1,2

3,0

3,5

2,7

Дефицит платежного баланса, % от ВВП

Эстония

-5,5

-5,6

-11,3

-13,2

-12,7

-12,1*

-11,1

Латвия

-4,6

-7,6

-6,7

-8,2

-12,3

-11,4*

-9,5

Литва

-5,9

-4,7

-5,2

-1,9

-7,5

-6,9*

-8,0

Прямые иностранные инвестиции (млн. евро)

Эстония

420

600

310

800

740

2260*

Латвия

450

150

270

270

500

430*

Литва

240

300

280

420

720

590*

Государственный долг, % от ВВП

Эстония

5,0

4,7

5,7

5,8

5,5

3,2

Латвия

12,2

13,7

13,4

14,7

13,2

10,7

Литва

23,8

22,9

22,4

21,4

19,6

18,8

Бюджетный дефицит/профицит, % от ВВП

Эстония

-0,9

0,6

1,1

2,6

1,1

1,6

1,7

Латвия

-2,6

-2,0

-2,3

-1,6

-1,1

-1,7

-1,5

Литва

-2,5

-2,0

-1,5

-1,9

-2,4

-2,5

-2,0

* январь-сентябрь 2005 г.

Источник: составлено по данным статистических управлений стран Балтии,

прогнозов аналитиков балтийских банков группы SEB; Бизнес и Балтия, 21.01.05;

11.05.05; 9.03.06.

Высоким темпам экономического развития стран Балтии способствовали, по меньшей мере, три фактора. Первый - это исключительно благоприятное геоэкономическое положение, превратившее эти страны в сухопутные и морские мосты между Востоком и Западом. Это обеспечивает им солидную долю транзитных доходов от перевалки грузов между Россией и Европой, а также от посредничества, в первую очередь, в банковско-финансовой и торговой сферах. Например, даже в неблагоприятном 1998 году доля реэкспорта через таможенные склады в Латвии составляла около 45%, в Эстонии - 21%, в Литве - 13%.

Второй фактор - кадровый и технологический потенциал. Будучи витриной СССР, Прибалтика всегда находилась в несколько привилегированном положении по отношению к прочим советским республикам. Техническое перевооружение производственных мощностей здесь шло более быстрыми темпами, чем в целом по Союзу, особенно в 80-е годы, когда целые отрасли прибалтийской экономики (в частности, легкая и пищевая промышленность) были переоснащены импортным оборудованием.

Когда в 90-е годы в Европе усилилась тенденция вывода многих производств в страны, имеющие более низкие налоги, более дешевую рабочую силу, менее дорогую инфраструктуру и недвижимость и т.д., эти преимущества стран Балтии стали принимать во внимание компании Франции, Германии, Италии и особенно северных стран Европы. Причем для европейцев, помимо стоимости труда, не менее важным фактором принятия инвестиционных решений является качество трудовых ресурсов, а также перспективы освоения других рынков - скажем, рынков СНГ. В этом отношении страны Балтии идеально подходили и подходят для инвестиций.

Третьим немаловажным фактором являлся относительно быстрый и радикальный ход рыночных реформ в режиме “шокотерапии”. В результате были созданы условия для естественной реструктуризации хозяйственных систем, выявлены жизнеспособные отрасли и избавились от неперспективных. А это также благоприятствовало привлечению внешних инвестиций.

Признавая объективную роль вышеперечисленных факторов в подъеме экономик балтийских стран, нельзя не отметить, что высокая динамика отчасти обеспечивалась сокращением “серого” сектора. Так, например, по оценкам статистического управления Латвии, доля теневой экономики сократилась с 48% в 1999 гг. до 18% в 2002 г.175 Легализацию экономики можно рассматривать как фактор, благоприятствующий дальнейшему развитию страны, так как это создаст дополнительные предпосылки для увеличения притока иностранных инвестиций.

По мнению большинства экспертов, балтийские государства умело использовали вышеупомянутые преимущества. Однако дальнейшее их развитие во многом будет зависеть от того, насколько полно они смогут использовать свои конкурентные преимущества на европейском экономическом пространстве.

Существует мнение, что в этом плане регион выигрывает благодаря тому, что является одной из “спокойных зон” с благоприятным налоговым климатом. Например, налог на корпорации в Латвии составляет 15%, в то время как у «старых» членов ЕС в среднем 33%. Это обеспечивает приток иностранных инвесторов и на этой основе довольно быструю модернизацию экономики.

Существующее сильное отставание по уровню экономического развития от ведущих стран ЕС будет постепенно сокращаться за счет средств из структурных фондов ЕС. Принятие в ЕС 10 новых сравнительно бедных членов потребует переадресации потоков финансовой помощи из структурных фондов Союза. Главными источниками поступлений в эти фонды являются наиболее крупные и богатые члены ЕС: Германия, Франция, Великобритания, Италия, которые отчисляют по 1% от ВВП. Увеличивать объемы взносов в структурные фонды эти страны не желают. Поэтому новые члены будут получать финансовую поддержку в меньших объемах, чем они рассчитывали, поскольку сохраняются обязательства ЕС относительно таких стран как Греция, Португалия, Ирландия. Объемы помощи для стран Балтии в обозримой перспективе ограничены 4% их ВВП.176

Расширение ЕС неминуемо приведет к обострению конкуренции в отдельных секторах производства, и, несмотря на различные меры предосторожности по смягчению переходного периода, компании и фермеры стран-старожилов Союза еще долго будут видеть в лице восточных соседей угрозу своему благополучию. На протяжении нескольких лет будут действовать ограничения на передвижение рабочей силы из новых восточных стран-членов в страны Западной Европы, однако это никак не относится к перемещению капитала - процесс перенесения рабочих мест и потоков инвестиций на восточные территории, где дешевле рабочая сила, уже давно является предметом недовольства граждан ЕС.

По ряду причин, в частности, в силу низкой конкурентоспособности технологий и продукции на общеевропейском рынке, страны Балтии, скорее всего, будут вынуждены переориентировать некоторые отрасли экономики на экспорт в третьи страны. Более того, в связи с необходимостью соблюдать внутренние правила ЕС, в новых странах-членах повысится стоимость производства. Это создаст дополнительные стимулы к перенесению отдельных видов производства на территорию стран, не входящих в ЕС. Представляется, что это направление внешнеторговой “экспансии” окажется для них жизненно важным способом компенсации издержек от присоединения к Европейскому Союзу. Не меньшую роль играет здесь и тенденция вытеснения их продукции с внутренних рынков конкурентным импортом из более развитых стран Европы. В таких условиях страны Балтии будут вынуждены расширять экспортные потоки в сторону России и других стран СНГ.

Полная экономическая интеграция стран Балтии в европейское экономическое пространство обусловлена их вхождением в зону евро. Страны Балтии в большей степени, чем другие новые члены ЕС отвечают маастрихтским критериям, соблюдение которых необходимо для вхождения в монетарный союз. К числу позитивных моментов можно отнести привязку лита, эстонской кроны и лата к евро.

Определенные трудности для соответствия маастрихтским критериям в странах Балтии, особенно в Эстонии и Латвии, создает хронический дефицит платежного баланса по текущим операциям. В 2005 г. в Эстонии он составил - 12,1%, в Латвии – 11,4%, в Литве - 6,9% (cм. Таблицу 1.). Это наиболее уязвимое место балтийских государств. Практически это означает, что балтийские резиденты приобретают за рубежом товаров и услуг больше, чем они там зарабатывают. Внешнеторговый дефицит за январь-сентябрь 2005 г. составил в Эстонии 22,3% от ВВП, в Латвии и Литве – соответственно 20,8% и 13,5%. Следует отметить, что в Латвии, Литве и Эстонии импорт используется не только для потребления, но и для инвестиций в развитие. Большая часть ввезенных из-за рубежа товаров  - это оборудование, которое должно стимулировать рост производства и увеличение конкурентоспособности. В результате это приведет к развитию экспортного потенциала.

В развитии экономики стран Балтии огромную роль играет иностранный капитал. Иностранные инвесторы, осуществляющие прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в регион позволяют прибалтам жить не по средствам. Страны Балтии сумели превратить иностранные инвестиции в весомый источник финансирования инвестиционного процесса. В отличие от портфельных инвестиций, ПИИ являются долгосрочными и расцениваются экспертами как надежные, которые не могут быть изъяты при первых признаках ухудшения экономической ситуации. На 1 октября 2005 г. накопленные ПИИ в Латвии составляли 3880 млн. евро, в Литве - 5280 млн. евро и в Эстонии – 10410 млн. евро.177 Лидером по привлечению иностранных инвестиций является Эстония. Это связано, по всей видимости, с быстрой модификацией законодательства и других формальных институтов на западный манер, последовательностью политической элиты в привлечении иностранного капитала и эффективной борьбой с коррупцией. В Латвии и Литве ситуация менее благополучна. Например, в Латвии, в частности, финские компании столкнулись с большими проблемами в связи с непредсказуемостью и недостатком поддержки со стороны правительственных органов.

Существенную роль здесь играет относительная дешевизна высококачественной рабочей силы. Дело в том, что в Прибалтику было вынесено в основным промежуточное производство. Хотя такая стратегия и позволяет быстро интегрироваться в мировое производство, она представляет риски для внутренней экономики. Экспорт, в котором значительную часть составляет обработка полуфабрикатов, обладает малой добавленной стоимостью. Это делает его предельно чувствительным к смене экономической конъюнктуры. Так, мировой спад высокотехнологичных рынков в 2001-2002 гг. привел к свертыванию производств в Эстонии скандинавскими телекоммуникационными компаниями. Иностранный капитал ориентирован на сектор услуг и экспортное производство, так как малые объемы рынков прибалтийских стран не окупают развитие производств, удовлетворяющих исключительно внутренние потребности.

Иностранные, особенно финские и шведские капиталы (например, в Эстонии это, соответственно, 27 и 41% от накопленных прямых иностранных инвестиций), быстро втянули страны Балтии в свои производственные цепочки. Это было связано также с большим весом иностранной собственности в финансовом, торговом секторе и высокотехнологичных сегментах. Многие скандинавские компании рассматривают прибалтийские страны как часть своих внутренних рынков.

2. Экономическая модернизация и структура валового национального продукта

В процессе экономической модернизации в странах Балтии существенно изменилась структура производства валового национального продукта, она приблизилась к развитым странам Европы. По классификации ЕС эти три страны относятся, видимо, к группе «Регионы в состоянии экономического перехода». В основном это отстающие регионы, которые начали глубокую перестройку своей экономической структуры в связи с ее низкой конкурентоспособностью в первоначальном виде.

Таблица 2.

Структура экономики стран Балтии в 1993-2004 гг. (в %)

Эстония

Латвия

Литва

1993

2000

2004

1993

2000

2004

1993

2000

2004

Валовый национальный продукт ( в млн. евро)

1818,5

5285,8

8031,2

2983,1

7604,7

9981,2

3714,3

11017,0

16227,9

Сельское хозяйство, охота,

рыболовство

10,3

5,5

4,3

10,7

4,6

4,1

14,2

7,8

5,9

Промышленность и энергетика

24,8

20,8

22,2

27,5

17,4

16,8

34,2

23,7

25,5

Строительство

6,2

5,7

6,7

3,8

6,2

5,8

5,1

5,9

7,2

Торговля, транспорт и связь

28,3

29,1

28,2

29,2

32,0

35,4

25,1

30,9

32,3

Предпринимательская деятельность

и финансовые услуги

16,0

20,8

20,7

13,3

18,9

18,2

11,5

12,4

12,4

Прочие услуги

14,3

18,2

18,0

15,5

20,9

19,7

9,9

20,1

16,8

Источник: Евростат (структура NACE 6)

В структуре экономики стран Балтии в течение полутора десятилетий происходили значительные изменения, которые в целом можно обозначить как переход к постиндустриальной экономике. В этих странах доля промышленности и энергетики в создании валового национального продукта существенно снизилась (особенно в Литве и Латвии) и составляет 17-25%, доля сельского хозяйства сократилась с 10-14% до 4-6%, а доля услуг значительно возросла (с 46-57% до 62-74%). Также сократилась доля добывающих производств. В 2004 г. положительный внешний баланс услуг Эстонии составил 878 млн. евро или почти 10% от ВВП страны.

Основу промышленности прибалтийских государств составляют трудоемкие отрасли (пищевая и текстильная), а также ресурсоемкие – такие как, деревообрабатывающая. В то же время капиталоемкая и технологичная промышленность менее конкурентоспособны. Основу конкурентоспособности имеющейся промышленности составляют более низкие производственные издержки по сравнению с другими европейскими странами, в первую очередь, на оплату труда.

В прибалтийских республиках были значительно более развиты сельское хозяйство и легкая и пищевая отрасли промышленность. В общем, разделение труда - сырьевые товары из России в обмен на продовольственные товары, продукцию легкой промышленности и туристские услуги - сохраняет свое значение и сегодня.

Факторы производительности труда и человеческого капитала ограничивают потенциал высокотехнологичного и инновационного производства. Примерно половина промышленной продукции стран Балтии идет на экспорт, так как небольшие по размерам их внутренние рынки не могут обеспечить достаточного спроса. Например, более высокая доля промышленности в литовской экономике по сравнению с соседями объясняется наличием на ее территории единственного в балтийском регионе Мажейкяйского нефтеперерабатывающего завода. Промышленное производство сосредоточено вблизи столиц и крупнейших центров. В начале 1990-х годов некоторые лидеры стран Балтии (например, нынешний президент Эстонии, бывший лидер Аграрной партии Арнольд Рюйтель) предложили вновь опереться на сельское хозяйство. Однако в условиях европейской интеграции оно оказалось неконкурентоспособным, причем как по сравнению с южными странами Европы, так и по сравнению с северным соседом - Финляндией.

Для стран Балтии не оставалось иного выхода, кроме как опереться в своем экономическом развитии на сектор услуг. До второй половины 1990-х годов там однозначно доминировали услуги по транзиту сырья из России в Западную Европу. За последние десять лет сектор услуг в странах Балтии стал более диверсифицированным: балтийские столицы создали развитую инфраструктуру для привлечения штаб-квартир региональных представительств транснациональных корпораций, активно развивается сектор информационных услуг.

Параллельно развивался и сектор общественных услуг, предоставляемых государством. Важным аспектом модернизации сферы услуг в странах Балтии является формирование информационной экономики. В отличие от общественной сферы, которую пришлось полностью перестраивать по уже имеющимся европейским образцам, формировать сферы, связанные с информационными технологиями, страны Балтии начали практически одновременно с европейскими лидерами - Северной Европой и Германией. Причем если символом "информационного общества" северных стран какое-то время оставался сотовый телефон, то для стран Балтии приоритетом стало развитие технологий на базе интернета.

Эстония первой из стран Балтии достигла значимого рубежа в 10% населения, пользующегося интернетом (одновременно с Германией) в 1998 году. Однако в дальнейшем этот показатель здесь рос медленнее, чем в Германии, а также более скачкообразно. Следует отметить, что в Эстонии потенциал для роста числа пользователей интернета представляется даже более значительным, чем в северных странах, где распространение сотовой связи значительно опередило распространение использования интернета. Так, в Швеции и Дании - лидерах в обеих областях - сотовые телефоны оказались на руках у более 10% населения в 1994 г., в то время как первые 10% населения стали пользователями интернета лишь в 1997 г.

В Эстонии соответствующий рубеж был преодолен практически одновременно - в 1997 и 1998 годах, соответственно. Именно поэтому информатизация сфер, значимых в повседневной жизни людей, проходила здесь разными путями. В северных странах многие из этих услуг оказались "завязаны" на сотовую связь: с помощью сотового телефона можно внести коммунальные платежи, осуществить простейшие банковские операции, купить билет на общественный транспорт. В Эстонии же эти операции проводятся через интернет, осуществление подобных услуг операторами сотовой связи ограничено. Литва преодолела указанный рубеж в 10% пользователей к 2000 г. Латвия же на протяжении 1990-х годов оставалась в группе "отстающих": 10-процентный рубеж здесь был преодолен лишь в 2002 г. Однако далее совершила значительный скачок, и в началу 2006 г. в этой стране свыше 40% населения пользовались интернетом, что превышает аналогичный литовский показатель.178

Представляется, что Латвия, в советские годы занимавшая первое место среди стран Балтии по уровню экономического развития и значительно уступавшая Эстонии в течение пятнадцати лет после восстановления независимости, продолжит в перспективе развитие по эстонскому пути, а во многих областях, не исключая развития информационных технологий, сможет бросить ей вызов.

Успехи информационной экономики в странах Балтии в целом позволяют говорить о Балтийском регионе как о наиболее конкурентоспособном регионе в современном мире и оптимистично настроенным бизнесменам, и представителям органов государственной власти. Об этом, в частности, шла речь на четвертом заседании Балтийского форума развития, проходившем в Стокгольме в октябре 2005 г. Так, на заседаниях форума широко прозвучало мнение, что в перспективе экономика Балтийского региона может составить конкуренцию наиболее быстро растущей экономике современного мира - китайской.

Дело в том, что информационная экономика имеет собственные пределы роста.
Во-первых, это политические пределы: информационная экономика активно развивается в условиях консервативной экономической политики государства, а страны Балтии развивают общественную сферу своей экономики в соответствии с либеральной моделью. Во-вторых, это фактор Европейского Союза: информационная экономика стран Балтии эффективно развивается в условиях защиты от конкуренции привилегиями, которые предоставляют европейским производителям нормы Евросоюза. Если же предприниматели из стран Балтии, работающие в информационной сфере, попытаются выйти за пределы ЕС (скажем, на российские рынки), то здесь их будут ожидать гораздо более жесткие конкурентные условия.

Оба эти аспекта имеют одинаковое значение как для экономики стран Балтии, так и для их северо- и западноевропейских партнеров по Евросоюзу. На данный момент не существует готовых рецептов решения данных проблем, которыми политики и предприниматели стран Балтии могли бы воспользоваться в ходе модернизации своей экономики. Эти рецепты "новым" и "старым" странам членам Евросоюза придется изобретать сообща, причем не исключено, что именно странам Балтии удастся найти их. Страны Балтии позаимствовали у своих западноевропейских партнеров практически всё, чем те могли с ними поделиться. Таким образом, наступил естественный предел политике модернизации в странах Балтии, и в дальнейшем им придется все больше полагаться на собственный опыт, а иногда даже делиться им со своими некогда более развитыми партнерами.

Таблица 3.

Структурные гранты ЕС в странах Балтии в 2004-2006 гг.

Эстония

Латвия

Литва

Объем структурных грантов (млн. евро)

695

1164

895

Размер грантов на душу населения (евро)

514

502

260

Объем грантов в % от ВВП в 2004 г.

7,8

10,5

5,8

Источник: Европейская комиссия

Большинство экономистов считают, что вступление в ЕС будет способствовать дальнейшему сокращению барьеров для торговли и капитала и соответственно экономическому росту, но наряду с этим могут возникать определенные трудности, связанные с необходимостью адаптироваться к свободе движения товаров, конкуренцией сельскохозяйственных товаров, вероятным расслоением фермеров и т.п. В то же время можно ожидать большого влияния структурных грантов ЕС. Страны Балтии получают огромные конкурентные преимущества за счет перераспределения фондов ЕС (см. Таблицу 3.). В процессе модернизации экономики стран Балтии большую роль играют факторы региональной политики (в ЕС эта политика давно сформулирована), и мы наблюдаем процесс подбора проектов в прибалтийских странах под стандарты инфраструктурных и иных грантов ЕС.

3. Инновационная политика

Значительная эволюция инновационной политики в Европе произошла в период после 2000 г., когда была принята «Лиссабонская стратегия» создания единого научного и инновационного пространства в Европе. Изменения коснулись приоритетов и целей инновационной политики государств-членов Европейского Союза. Как на государственном уровне, так и в предпринимательском секторе произошла модернизация структуры политики, усовершенствованы ее инструменты, разработаны стратегии развития. Новые государства Европейского Союза, используя Структурные фонды Сообщества, разработали стратегии и программы инновационной политики. За последние десять лет политические дебаты и дискуссии по вопросам инновационной политики показали, что инновации должны стать системной интегрирующей составляющей всех правительственных политических усилий. Организационные, коммерческие, финансовые и даже поведенческие инновации становятся важнейшим фактором конкурентоспособности. Поэтому термин «развитие знаний» (knowledge development) означает новую концепцию инноваций, более широкую, чем технологические инновации. Практически во всех странах были разработаны и приняты нормативные документы, определяющие стратегию, цели и инструменты инновационной политики. Эти документы варьируются от простых деклараций до комплексных, межведомственных планов сотрудничества в сфере инноваций.

В новых государствах Европейского Сообщества на региональном уровне инновационная политика скоординирована с национальными целями и инициативами и поддерживается Структурными фондами ЕС. Лидером в плановом использовании этих фондов для целей разработки инновационной стратегии выступает Эстония. Латвия за период 2003-2004 гг. ввела в среднем 9 новых инструментов инновационной политики, что является следствием ее активного участия в программах использования Структурных фондов ЕС.

Каково же участие Сообщества в формировании и реализации инновационной политики в странах Балтии? Наблюдаются два противоположных процесса: с одной стороны в экономическом развитии этих стран преобладает роль транснациональных корпораций (ТНК), которые там размещают сборочное производство (при этом НИОКР осуществляется на территории «старых членов ЕС», а значит и добавленная стоимость от НИОКР остается там же), а с другой - балтийские страны такие же полноценные участники «Лиссабонской повестки» и для повышения своей конкурентоспособности должны идти по пути инновационного развития. Европейские эксперты отметили, что противоречия в этом нет. И, естественно, что основным существенным инструментом внедрения и поддержки инноваций в странах Балтии являются ресурсы Структурных фондов ЕС.

Cтраны Балтии хотят активно участвовать в реализации «Лиссабонской повестки». Проблема заключается в том, что часто их национальная инновационная политика еще недостаточно эффективно реализуется.

Национальная инновационная программа Латвии на 2004-2006 гг. была принята в конце 2003 г., тогда же был утвержден конкретный план действий и бюджет на 2004 год (130 тыс. латов). Программа нацелена на развитие бизнеса, в основе которого лежат различные научные достижения. В принципе реализовать некое инновационное решение на своем предприятии может кто угодно. Например, покупка и реальный запуск иностранной технологии также считается инновацией. В реальности к внедрению таких решений готовы лишь предприятия с изначально наукоемкой базой и соответственно подготовленным персоналом. В Латвии насчитывается около 50 таких предприятий.179  

Министерство экономики в качестве приоритета на 2006 г. выдвинуло развитие инноваций, безопасность энергетики и усиление энергонезависимости. По заявлению премьер-министра Кришьяниса Кариньша, работая в этих направлениях, Латвия сможет повысить конкурентоспособность и перейти на наукоемкую экономику. В январе 2006 г. Европейская Комиссия положительно оценила направленность стратегии на развитие науки, сферы информационных технологий, транспортной инфраструктуры и улучшение рынка труда.

Различные исследования современных технологий и инноваций поддерживаются Шестой рамочной программой Европейского Союза. Одна из ее подпрограмм специально предусмотрена для инновационного развития малых и средних предприятий. В этом деле оказались эффективными проекты программы Региональной инновационной стратегии (РИС). Благодаря им в Европе создана сеть инновационных регионов. Латвия тоже переходит на рельсы нового типа экономики и включается в общую сеть, то есть должна развиваться, пользуясь общими достижениями. В рамках «РИС – Латвия» были разработаны четыре приоритетных проекта. Реализацией проектов занимаются Латвийское агентство инвестиций и развития, Латвийский технологический центр, Совет развития Рижского региона совместно с землей Рейналд Пфальц (Германия) и регионом города Стокгольма (Швеция). Общий бюджет проектов составляет 520 тысСч евро. Из которых Евросоюз финансирует 75%, правительства стран - участников проекта – 25%.

После завершения бесплатной программы образования участники получают необходимые знания для разработки маркетинговых и бизнес-планов. Наиболее конкурентоспособные из них поступают на конкурс. Победители конкурса получают солидную денежную награду и возможность создать свою фирму с помощью инфраструктуры инкубаторов и бизнес-лабораторий.

Рамочный документ национальной стратегии на 2007-2013 гг., подготовленный с учетом национального плана развития и определенных в национальной Лиссабонской программе целей и направлений, а также с соблюдением установок утвержденной Сеймом модели развития Латвии, был согласован в декабре 2005 г. на совещании глав государств и правительств ЕС. Финансирование Латвии из Структурных фондов ЕС в эти годы составит около 4 млрд. евро (2,8 млрд. латов). Для освоения таких средств собственное софинансирование Латвия должна будет выделить из государственного бюджета.

Приоритет при освоении средств ЕС в Латвии, согласно решению правительства, будет отдаваться созданию предпосылок для развития наукоемкой экономики. Приоритетными задачами являются также сбалансированное развитие регионов Латвии, макроэкономическая стабильность. В последующие семь лет государство планирует использовать поддержку ЕС на развитие и эффективное использование людских ресурсов, повышение конкурентоспособности,а также на улучшение общественных услуг и инфраструктуры. Самые большие средства - 2,8 млрд. евро (1,968 млрд латов) - будут выделены на развитие инфраструктуры и предпринимательской деятельности, 800 млн. евро (562 млн. латов) - на инновации и предпринимательство, 400 млн. евро (281 млн. латов) - на развитие человеческих ресурсов и занятости. Латвия сможет также получить 1 млрд. евро (703 млн. латов) на финансирование развития села, 700 млн. евро (492 млн. латов) составят прямые субсидии крестьянам и 80 млн. евро (56 млн. латов) можно будет получить на трансграничное и межгосударственное сотрудничество. Таким образом, за 7 лет Латвия сможет получить из Фондов ЕС 5,7 млрд. евро (4 млрд