Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Сначала я процитирую кусок из журнала «Журналист», январь 1914 год. 101 год этой фразе: «Трудно указать в настоящее время общественную группу, матери...полностью>>
'Документ'
Исследована эффективность применения синтетического аналога соматостатина – Октрестатина, обладающего ингибирующим действием на секрецию желудочного ...полностью>>
'Пояснительная записка'
Планирование областного бюджета осуществлялось в соответствии с методикой формирования областного бюджета, утвержденной Постановлением Правительства ...полностью>>
'Документ'
Как и все одесситы, он оказался в Москве, где, будучи гением, не умер в традиционные для России тридцать семь, а продолжает идти с нами по жизни со с...полностью>>

Философия, ее предмет и сущность мировоззренческая природа философии (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Заметной фигурой в среде почвенников был и профессиональный философ Николай Николаевич Страхов /1828-1896/ . При жизни в нём видели не столько оригинального мыслителя, сколько «философскую тень» его друзей Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого . На самом деле Н.Н. Страхов был глубоким мыслителем , предвосхитившим антропологические акценты позднейшей религиозной философии. Для него человек есть «центральный узел» в иерархии мироздания .Но наибольший резонанс вызвала его уже упоминавшаяся критика западного просвещенства и его внедрения в российскую действительность.

В просвещенстве Страхов увидел новейшее идолопоклонство естественным наукам,и утилитаризму . Корневой основой просвещенства выступает религиозная пустота Запада, где подлинную религиозность все чаще заменяют новые и новые суррогаты религии.

На авансцену истории все больше выходят люди , которые "не ведают, что творят", в результате чего сами же просвещенцы приходят в непритворный ужас от злокачественных последствий своих деяний. Самое пронзительное из мрачных предсказаний Страхова кроется в его убежденности , что именно просвещенство станет питательной средой нарождения будущих "бесчеловечных идеологий".

Место почвенничества истории русской философии определяется тем, что оно явилось предвосхищением и предпосылкой русского религиозно-философского ренессанса завершающих десятилетий 19- начала 20 века. Но прежде, чем начнем его рассмотрение, познакомимся с творчеством поздних славянофилов Николая Яковлевича Данилевского (1822-1885) и Константина Николаевича Леонтьева (1831-1891), главным образом с их оригинальными историосфскими построениями.

В своей знаменитой книге "Россия и Европа" Н. Я. Данилевский сформулировал теорию культурно-исторических типов. Согласно этой теории история человечества представляет не единообразный процесс, а сосуществование и замену друг другом отдельных самостоящих социальных организмов, которые Данилевский и называет культурно-историческими типами. Всего с древнейших времен и до современного состояния он насчитывает 11 таких типов. Европейская цивилизация, претендующая на господствующее положение в мире , является лишь одним из этих типов, причем давно миновавшем свой рассвет и находящемся на стадии одряхления. Ведь все культуры подобно любым живым организмам зарождаются, созревают, расцветают, дряхлеют и гибнут. Обозримое будущее, по Данилевскому, должно принадлежать славяно-русскому культурно-историческому типу, который находится в стадии становления. При этом бессмысленны любые разговоры о превосходстве одной культуры над другой, поскольку каждая из них порождает собственную систему ценностей не хуже и не лучше, чем у других цивилизаций.

Приверженцем концепции Н. Я. Данилевского стал и К. Н. Леонтьев. Как и Данилевский, Леоньтев настаивает на единстве законов природы и истории. Но натурализм здесь окрашивается заметным эстетизмом, правда, в весьма жёсткой трактовке по сравнению с романтиком Аполлоном Григорьевичем. К историческому бытию, протекающему по единым для всего живого законам, согласно Леонтьеву, неприменимы моральные оценки. Константин Леонтьев восхищённо воспевает уникальность каждой культурно-исторической индивидуальности в её рождении, цветении и гибели. Ведь история может быть оценена (и оправдана) лишь эстетически: "Гармония не есть милый унисон, а плодотворная, чреватая творчеством, по временам жестокая борьба". Эстетический "деспотизм формы" приостанавливает центробежные силы. Напротив моральная установка на осуществление справедливости через равенство привносит в общество разрушительные тенденции. Леонтьев выступил с резкой критикой буржуазной демократии и социализма, усмотрев в них симптомы смертельной болезни цивилизации и культуры.

В приведённых положениях Константина Леонтьева просматривается определённое сходство с позицией Фридриха Ницше, недаром среди отечественных мыслителей бытовала характеристика Константина Леонтьева как "русского Ницше". Но надо признать, что русский философ более реалистичен в трактовке морального фактора нежели немецкий гений. По Леонтьеву, моральное начало является подлинной ценностью для сознания личности, может способствовать приобщению личности к высшим религиозным ценностям, наполнению души божественными смыслами, но личность и есть предел морали, за который она не выходит. А исторической стихией управляют совсем другие силы.

Гениальные философские интуиции Данилевского и Леонтьева не получили у них, надо сказать, убедительного обоснования, в аргументации выдвигаемых положений они часто сбивчивы и противоречивы. В XX веке схожие подходы применили в своих культурно-исторических доктринах немец Оскар Шпенглер и англичанин Арнольд Тойнби. Но наиболее плодотворное развитие и глубокое научное обоснование идеи полицивилизованности и поликультурности истории человечества обрели в теории этногенеза великого русского мыслителя-учёного Льва Николаевича Гумилёва (1912-1992).

Обратимся теперь к тому вершинному периоду в развитии русской мысли, за которым закрепилось наименование "русский религиозно-философский ренессанс". Исходной фигурой этого этапа выступает Фёдор Михайлович Достоевский (1821-1881). Достоевский не создал ни одного специального трактата, но всё написанное им - романы, повести, публицистика - в живой полифонии мыслеобразов являет собой гениальную литературу, и столь же гениальную философию.

Философичность Достоевского проявляется в чрезвычайной идейной насыщенности его текстов. Вообще слово "идея" - одно из излюбленных у писателя. Во всей культуре мы не найдём другого автора, столь приверженного этому термину. Учёные подсчитали: на страницах романа Ф. М. Достоевского "Бесы" слово "идея" встречается более 80 раз, только в первой части романа "Подросток" - более 120 раз, а в его "Дневнике писателя" - сотни и сотни раз, тогда как, скажем, во всех 4 томах "Войны и мира" Л. Н. Толстого оно упоминается всего 4 раза. Каждый из персонажей Достоевского, даже самых третьестепенных, выступает живым воплощением какой-то идеи, а в ряде случаев и острой борьбы идей. Диалектика характеров перетекает у него в диалектику идей, диалектика идей оборачивается диалектикой характеров. Гениальный русский философ и филолог Михаил Михайлович Бахтин (1895-1973) установил основные принципы построения произведений Достоевского - диалогичность и полифонию. Суть концепции Бахтина сводится к тому, что в многоголосии персонажей романов Достоевского, озвучивающем многоголосие идей, нет голоса самого автора. Безответственно отождествлять позицию автора с позицией любого из персонажей. Воссоздание австорской позиции достигается через живой синтез противоречащих друг другу, но равноправных в романном строе идей, мнений, характеров, схлёстывающихся в напряжённых диалогах, из которых собственно и сотканы романы Достоевского (а равно и другие его художественные творения) Мышление Фёдора Михайловича Достоевского антинонимично: каждой идее , появившейся на страницах его книг, обязательно будет противопоставлена идея - антитеза (пусть не в этом, так в следующем произведении). На пересечении этих противоположностей ищет он свою истину.

Задачу, которую поставил себе Достоевский во всём своём подвижническом творчестве, он сформулировал ещё в восемнадцатилетнем возрасте в письме к старшему брату Михаилу: "Человек есть тайна. Её надо разгадать, ... я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком".

Вряд ли кому из смертных по силам будет разгадать эту тайну. Лишь немногим из всечеловеческих гениев удалось заглянуть в сердце этой тайны. Среди них - Достоевский. Для него человеческое "я" есть поле борьбы за душу человеческую ("дьявол с Богом борется"). Эта неустанная борьба добра и зла, свободы и рабства, красоты и безобразия, высшей справедливости и полного отпадения от неё - пронизывает все мыследействия человека. Но между высшими проявлениями человеческого духа нет гармоничного лада: красота спорит с добром, добро со свободой. По этому с одной стороны, "красота спасёт мир", с другой - "красота -это страшная и ужасная вещь" , ибо может быть в полном разладе с добром. С одной стороны, человек только там человек, где он смеет "по своей глупой воле пожить", с другой - "свобода не есть последняя правда о человеке". Чтобы не ссорились в душе человека добро, красота, справедливость и свобода должны они содружно искать свет высшей правды, в которой соединяются целокупность. Для Достоевского - это правда Христа. Христос есть любовь, этим Его правда оказывается неизмеримо выше любых рациональных истин. В одном из частных писем Достоевского можно найти его сокровенное признание: "если бы кто мне доказал , что Христос вне истины..., то мне лучше бы оставаться со Христом, нежели с истиной".

Трагически обостренному сознанию Ф. М. Достоевского удалось постичь основное антропологическое противоречие-в человеке заложены " семя жизни" и "семя смерти" и между ними идет непрестанная борьба. В своей антропологии Достоевский не только предвосхищает идеи позднего фрейдизма, но и выходит на качественно более высокий уровень в истолковании человеческого начала. "Жизнь " и "смерть " для него в первую очередь- не биологические, но онтологические категории. Бытие человеческое есть бытие в духе. Разрушение или укрепление духа сущностнее для бытия человека, нежели заболевание или оздоровление тела.

Дилемма жизни или смерти духа находит свое гениальное преломление в социальном плане антропологии Достоевского. В социальном смысле победа "семени смерти" означает порабощение людей сатанинскими силами зла , несущими духовную погибель роду человеческому.

В основных своих произведениях Ф. М. Достоевский представил ряд ведущих типов такой жизнеотрицающей социальной практики. Антиномия индивидуальной свободы и социалистического "рая" была остро поставлена писателем в "Записках из подполья". Повесть эта содержит в себе гимн свободе. Самый нелепый каприз человека ценнее для сохранения его самости, чем любые выгоды телесно-материального порядка. В образе Родиона Раскольникова из романа "Преступление и наказание" Достоевский показывает гибельность индивидуализма для человеческого в человеке. "Не старушонку я убил, я себя убил", - признаётся Раскольников.

К тем горшим результатам приводит внедрение в жизнь абстракции "социальной справедливости" целыми партиями подобных "сверх-", а по сути дела "недо-", человеков.

Здесь уже в жертву идеи приносится не одна, а десятки миллионов человеческих жизней ещё более омертвевших душ. Достоевский первым разглядел способность крайностей и индивидуализма и рабского коллективизма устремляться к гибельному для людей синтезу. В романе "Бесы" он предупреждает о кошмаре "бесовщины", в который могут ввергнуть человечество планы ничтожеств-недоучек, возомнивших возможным загнать стадо народов в социалистические фаланстеры. Самые мрачные страницы истории ХХ века связаны с исполнением пророчеств русского гения относительно радикального социализма в социально-политических моделях большевизма, фашизма, национал-социализма, маоизма и более мелких образований подобного рода. Обратим внимание на то, что в каждом из этих случаев идеологии вождизма и стадного коллективизма в сочетании с официальным браком.

Гений Достоевского осознал и ещё одну возможность закабаления человечества. В "Легенде о Великом инквизиторе" (из романа "Братья Карамазовы") он создаёт образ теократической утопии, в которой отрешение людей от свободы вершится именем Христа. Живой Христос оказывается лишь досадной помехой для Великого инквизитора. Торжеству дела Великого инквизитора усторению рационально выверенного единого для всех "справедливого" порядка - достаточно, в качестве знамени, его осеняющем, голой абстракции Христова учения.

Боль Достоевского о судьбе человеческой, вызвавшая страстные картины того, что произрастает из "семян смерти" и что приходится и придётся пожинать человечеству, ищет и светлые всходы посевов жизни. Он ищет особые качества, позволяющие ему стать исполнителем правды Христа на нашей планете. Соборный принцип Достоевский трактует как "ответственность всех за всех". Это соборное начало тесно связано с таким свойством, как "всемерная отзывчивость русской души". Достоевский даёт своё прочтение "русской идеи" в виде почвинического примирения славянофильства и западничества. В "русской отзывчивости" он видит возможность православного одухотворения - высшего достижения западноевропейской культуры, что откроет дорогу всечеловечеству к братству во Христе. С развитием всего комплекса идей Достоевского, в том числе его интерпретации "русской идеи", связан расцвет русской религиозной философии, наиболее ярко воплотившейся в творчестве Владимира Сергеевича Соловьёва (1853-1900). Учителем В. С. Соловьёва был замечательный философ украинского происхождения Памфил Данилович Юркевич (1827-1874) - выпускник и профессор Киевской духовной академии, ставший затем профессором философии Московского университета, П. Д. Юркевич был прямым восприемником учения о сердце Г. С. Сковороды. Библейское слово о сердце Юркевич искусно увязывал с современными ему естественнонаучными исследованиями, прежде всего из области физиологии.

Но одновременно с этим благодаря этому сердце является сосредоточием душевной жизни человека, "мистическим центром" человеческой духовности. Именно в сердце раскрываются Юркевичем корни человеческой индивидуальности - отдельности живой души.

Вектором метафизики сердце своего учителя П. Д. Юркевича и своего предка Г. С. Сковороды приходит Владимир Соловьёв к созданию первой в истории русской культуры, философской системы - философии положительного всеединства. Абсолютно сущим и абсолютно единым может быть, по Соловьёву, только Бог, который воплощает в себе всю полноту бытия абсолютной личности. Антология всеединства составляет для Соловьёва единое целое с гносеологией всеединства - концепцией "цельного знания". Согласно Соловьёву, сущее - Бог и мир Божий - познаётся в единстве блага, истины и красоты: "Абсолютное осуществляет благо через истину в красоте".

Особое место в системе В. С. Соловьёва занимает оригинальное, хотя и весьма противоречивое, учение о Софии - божественной премудрости. Именно Софиология Соловьёва, как показал Иосиф, является тем узловым мотивом, которым увязываются воедино все основные звенья его философии - антология, гносеология, антропология и историософия. Понятие "Софии" отличается у Соловьёва чрезвычайной многогранностью. В основе его лежит неоплатоническое и шеллингианское представление о "мировой душе". Божественное начало одухотворяет всё многообразие мироздания, скрепляя его единство Душой мира - Софией, которую в антологическом плане Соловьёв определяет как "богоматерью", единую субстанцию божественной троицы. Через Софию Бог совершает преображение мира и человечества по своему замыслу.

Здесь софиология вплотную подходит к историософской проблематике, имевшей для Соловьёва, как и для большинства русских мыслителей, первостепенное значение. В своей историософии Соловьёв приходит к весьма своеобразному прочтению "русской идеи". Он утверждает: "Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности". В свете этого принципа Владимир Соловьёв обрушивается с резкой критикой на славянофилов за их национальную ограниченность, употребляя и более сильные выражения, типа "зоологический патриотизм". С большим воодушевлением воспринимает он мысль Достоевского: "Русская идея - всеценность, всепримеримость, всечеловечность". Однако развитие этой позиции привело Соловьёва к результатам, очень далёким от идеалов автора "Легенды о Великом инквизиторе". Историческая миссия русского народа и российской государственности сводится Соловьёвым к тому, чтобы стать посредником и организатором объединения "безбожного Запада" и "бесчеловечного Востока" во вселенскую христианскую Империю, духовная власть, которая будет осуществляться римским папой. Идеи эти были подвергнуты критике представителями самых разных общественных кругов. В конце концов в своём итоговом сочинении "Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории" он рисует апокалиптическую картину вселенской Империи ХХ века, которой правит Антихрист. В этом своём философском завещании Соловьёв даёт проницательное осмысление природы зла в мире, по трагической силе сопряжённой с духовными глубинами Достоевского.

Создание философской системы Владимиром Соловьевым стало важнейшей вехой в развитии русской философии. В лице В.С. Соловьева русская философия получила своего первого профессионала мирового уровня. Однако обретения сопровождали и серьезные утраты. Обещание Соловьева преодолеть отвлеченность предшествующей философии так и не было реализовано. Его система в конечном счете носит отчетливо спекулятивный характер. Рационалистический искус, неведомый славянофилам и почвенникам, в том числе Ф.М. Достоевскому, приводит Соловьева в трактовке всеединства к причудливому сочетанию христианского миропонимания и спинозистского пантеизма. Но и всего его гения не хватило, чтобы соединить несоединимое.

Ни один из последующих русских мыслителей, даже из ближайшего окружения В.С. Соловьева, не признал себя безоговорочно его последователем. Вместе с тем многие из них разрабатывали плодотворные мотивы философии всеединства, стараясь при этом вернуть ее в русло православной идеи. В ряду этих мыслителей нельзя не назвать самых близких друзей Владимира Сергеевича Соловьева братьев Сергея Николаевича (1862-1905) и Евгения Николаевича (1863-1920) Трубецких, а также представителей следующего поколения философов, чье творчество разворачивается уже в 20 веке, Сергея Николаевича Булгакова (1871-1944), Семена Людвиговича Франка (1877-1950), Павла Александровича Флоренского (1882-1937), Льва Платоновича Карсавина (1882-1952). У каждого из этих философов переосмысление идеи всеединства в исконно-православном духе было в той или иной мере связано с обращением к разработанному славянофилами принципу соборности. Особенно интересны в этом свете взгляды С. Н. Трубецкого, давшим обоснование соборной природы человеческого сознания, и П.А. Флоренского, высветившим решающую роль любви в познавательном процессе (одна из глав его книги "Столп и утверждение Истины" так и называется "Познание совершается любовью").

В то же время эволюционизм и пантеизм системы В.С. Соловьева оказался созвучным идеям такого философского течения, как русский космизм, виднейшими представителями которого были Николай Федорович Федоров (1829-1903) и Константин Эдуардович Циолковский (1857-1935). Русские космисты в своем духовном поиске пытались совместить религиозную и научную направленность. Соловьевские представления о богочеловеческом всеединстве осмысливались ими через триаду "БОГ-ЧЕЛОВЕК-КОСМОС", таким образом, что полем приложения сил обновленного человечества призван был стать бесконечный космос. Выделение в русском космизме глобально-экологической проблематики привело к разработке Владимиром Ивановичем Вернадским (1863-1945) учения о ноосфере, ознаменовавшему переход научного сознания от аналитического к синтетическому этапу развития, вплотную смыкающемуся с философскими обобщениями. Заметим, что значительная часть творческой жизни великого ученого-мыслителя прошла на Украине. В 1919 году В. И. Вернадский стал организатором и первым президентом академии наук независимой Украины.

Среди ключевых фигур философского ренессанса в России следует упомянуть двух мыслителей, в творчестве которых в противовес идее всеединства акцентируется приоритет уникально-личностного начала по отношению к любой всеобщности. Речь идет о Николае Александровиче Бердяеве (1874-1948) и Льве Шестове - псевдоним Льва Исааковича Шварцмана (1866-1938). Кстати оба они были уроженцами Киева и их философское становление проходило на Украине. Бердяев и Шестов создают специфическую русскую версию философии экзистенциализма, став предтечами, а во многом и вдохновителями экзистенциального поворота в западноевропейской философии 20 века.

И в завершении данного раздела задержим внимание на философии такого гения русской и мировой культуры, как Лев Николаевич Толстой (1828-1910). В отличии от Ф.М. Достоевского, чьи духовные искания находили страстный отклик и живое развитие в отечественной философии, Л.Н. Толстой предстает одинокой фигурой русского философского ландшафта. Христианское учение он превращает в доктрину панморализма. Лев Толстой говорит о сосуществовании двух миров на пересечении которых и появляется человеческая личность: мире духовном  внутреннем и мире материальном  внешнем. Причем к внешнему миру он относит и все общественные институты  государство, политику, церковь, экономику, культуру. В этом внешнем мире нет места свободе и нравственности, в нем действует безразличная к добру и злу цепочка причинно-следственных связей. Путь добра  это нравственное совершенствование каждой отдельной личности, а не человечества всем скопом. При этом не должен человек активно бороться с неизбежным злом всех социальных институтов, что лишь приумножит зло, но лишь полностью игнорировать их  его знаменитый тезис о "непротивлении злу насилием". Характерно, что религиозно-этическое учение Л.Н. Толстого с явными элементами анархизма получило гораздо большую популярность за пределами России, нежели в ней самой. Среди почитателей учения Льва Толстого мы находим таких апостолов ненасильственных революций, как индиец Махатма Ганди и лидер негритянского движения в США Мартин Лютер Кинг.

3. Становление самобытной украинской философии приходится на19 век и выступает своеобразной мировоззренческой гранью пробуждения национального самосознания. Крупнейший украинский историк философии Дмитрий Иванович Чижевский (1884-1977) показал, что наиболее полно специфика украинской духовности раскрывается в знакомой нам "философии сердца" Г.С. Сковороды и П.Д. Юркевича. С нею связаны такие черты украинского мировоззрения, как ярко выраженные эмоциональность и религиозность. Наряду со Сковородой и Юркевичем к виднейшим мыслителям России и Украины в русле традиций философии сердца принадлежит Николай Васильевич Гоголь (1809-1852).

Гений Гоголя сделал украинский национальный характер, национальную самобытность Украины достоянием всемирной культуры. Вместе с тем никакой будущности национального самосознания для Гоголя не было. Украина во всей своей неповторимой сказочной славе- вся в прошлом. Важнейшее и единственно-спасительное для всех славян направление духовного развития Гоголь видит в православном оцерковлении жизни: "Церковь одна в силах разрешить все узлы, недоумения и вопросы наши".

Подлинное пробуждение украинского самосознания с непревзойденной силой запечатлелось в творчестве величайшего поэта Украины Тараса Григорьевича Шевченко (1814-1861). Автобиографизм лирического монолога Тараса Шевченко проникнут удивительным ощущением тождества своей индивидуальной судьбы и судьбы Украины.

Он принимает на себя, в свое сердце историческую трагедию родины - не Малороссии, но именно Украины. Философское измерение творчества Т.Г. Шевченко можно обозначить как философию трагедии, причем в трагедии этой прослеживается и экзистенциальный, и историософский план в их диалектическом взаимопрорастании. Трагедия личности на Украине есть для Шевченко прямое следствие невозможных противоречий прошлого, которое он, единственный из всех своих предшественников, современников, да и потомков, нисколько ни идеализирует: нынешняя адская участь украинцев вызвана к жизни тупиками и конфликтами минувших дней. Преодоление богопокинутости Украины пророческий гений Кобзаря видит в оживлении нравственных, духовных сил народа, в их бунтарской неуспокоенности, возрождении всей уникальности и полноты украинской национальной культуры.

Ту роль, которую в становлении русской философии исполнила "русская идея", в самоопределении украинской философии была призвана сыграть "украинская идея". "Русская идея" изначально носила не столько национальный, сколько православно-славянофильский характер. Это было следствием того, что русский этнос не знал национальной зависимости ни в пору своего зарождения, ни в зрелую пору. Даже татаро-монгольское иго, как доказали Л.Н. Гумилёв, Г.В. Вернадский и другие историки-евразийцы, было скорее исторической гиперболой, нежели исторической реальностью, во всяком случае, оно не сопровождалось ущемлением самобытной русской духовности. Иной была историческая судьба украинского этноса, изведавшего всю тяжесть национального гнета, притеснения национальной культуры. Поэтому украинская идея не могла не стать идеей национальной. Первое осознание украинской национальной идеи мы находим у Т.Г. Шевченко и его сподвижников по Кирилло-мефодиевскому братству Пантелеймона Александровича Кулиша (1819-1879) и Николая Ивановича Костомарова (1817-1885).

Именно в национальном духе обнаруживает П.А. Кулиш основу общественного развития. Опираясь на метафизику сердца, он вырабатывает свое понимание особенностей украинской духовности. Душа украинца имеет две стороны: внутреннюю - сердце и внешнюю - разум. Сердцем он принадлежит только Украине, разумом связан с другими народами. Сердечная сторона объединяет всех людей одной нации независимо от классово-сословной принадлежности в единое целое, формирует единый национальный дух, отличающий данную нацию от любой другой. Взаимопонимание между нациями налаживается через разум, но преувеличенное развитие последнего может способствовать утрате национальной своеобычности.

Пантелеймон Кулиш создал оригинальную "хуторскую философию", представляющую собой своеобразную антиурбанистическую социальную утопию. Носителем городского образа жизни, согласно Кулишу, выступает мещанство, которое характеризуется крайней степенью духовной разобщенности людей, забвением веры и обычаев предков. Национальное возрождение П.А. Кулиш увязывает с возвращением к исконно украинскому хуторскому образу жизни, который своей близостью к жизни природы гарантирует человеку истинные, а не показные, ценности бытия.

В свою очередь великий украинский историк Н.И. Костомаров разрабатывал свою историческую концепцию в полемике со школой государственников, господствовавшей в российской исторической науке. В противовес им, видевшим в государстве единственную действенную историческую силу, Костомаров считал, что содержанием истории является жизнь народных масс во всей полноте быта, нравов, стремлений и чувств. Государственность же есть только форма, оживляемая деятельностью народа.

Через все творчество Н.И. Костомарова от ранних его трудов ("Книга бытия украинского народа", "Мысли об истории Малороссии") до поздних ("Правда москвичам про Русь", "Автобиография") красной нитью проходит идея самобытности украинского народа, имеющего свою историю, свой язык, свою культуру, свою психологию. Костомаров первым сформулировал основные признаки национального характера украинца. В своей работе "две русские народности" он выстраивает следующую "модель" украинского народного характера: в отличие от русских, у которых общее господствует над личностью, украинцы ценят выше отдельного человека, нежели общее; для украинцев также свойственно одухотворенное отношение к миру, природе, женщине; их отличает глубокая внутренняя религиозность без особого внимания к её внешней форме, а также веротерпимость, как и вообще терпимость к чужестранным обычаям.

Основные мотивы исторического подхода Костомарова были еще более усилены в народнической концепции Владимира Бонифатьевича Антоновича (1834-1908). Исторические факты из жизни государств и народов не составляют еще всей истории, считал Антонович. Оперируя фактами, историк должен выходить на уровень философских обобщений и обоснований. По Антоновичу, "история есть развитие цивилизации и культуры конкретного человеческого общества". Под культурой он понимает развитие потребностей в физической, бытовой и моральной жизни народа, а развитие общественных отношений на основе справедливости трактует как цивилизацию. Вслед за Костомаровым, в истории государственности Антонович видит лишь показную истории. Подлинная история раскрывается в жизни народностей, которые складываются в единое целое благодаря общности эмоционального склада, антропологических и культурных признаков.

Глубокое теоретическое обоснование права каждого народа, в том числе, естественно, и украинского, на реализацию своих способностей и интересов с помощью национального языка и культуры дал в своей философии языка замечательный украинский мыслитель, филолог, фольклорист и этнограф с мировым именем Александр Афанасьевич Потебня (1835-1891). Согласно Потебне, язык рождает мысль, а не наоборот. Язык - не мертвое творение, а деятельность, творческий акт, постоянно повторяющееся усилие духа сделать членораздельный звук проявлением мысли, каждый раз рождающее новую истину. А поскольку творцом языка выступает народ, "народный дух" обусловливает национальную специфику языка, делает его оплотом национальной уникальности.

Возвращаясь к украинской национальной идее, следует отметить, что её приверженцы в 19 веке часто увязывали её с идеей панславизма, то есть трактовали в сугубо славянофильском духе, вплоть до политической утопии создания федерации всех славянских народов с центром - "собором-вече" в Киеве. Мысль эта, прозвучавшая ещё у Кирилло-мефодиевских братьев, нашла свое претворение в федералистской концепции Михаила Петровича Драгоманова (1841-1895), возглавившего в шестидесятые годы левое крыло Киевской громады.

Социалист по своим политическим убеждениям, хотя и весьма далёкий от марксизма, и материалист по философской ориентации, правда, сам себя называвший позитивистом, М.П. Драгоманов отправляется в политическую эмиграцию и становится организатором вольной украинской прессы за рубежом. В эмиграции он создает свою концепцию государственности, в которой резко критикует самодержавный деспотизм и централизованную власть якобинского типа, в том числе марксистскую идею диктатуры пролетариата. В антитезу им выдвигается политическая модель республиканского федеративного строя, опирающегося на свободное объединение национально-исторических областей с обеспечением местного самоуправления и социальной защиты прав личности.

Социалистом и материалистом был и Иван Яковлевич Франко (1856-1916). В отличии от Драгоманова Франко в основном разделял философское кредо марксистов, в том числе концепцию материалистического понимания истории. Тем не менее и Франко не принял идеи диктатуры пролетариата, в которой сумел разглядеть не власть закона, а всевластность элиты руководителей пролетариата. Особенно резко возражал Иван Франко против идеи пролетаризации крестьянства как условии социального прогресса. Переход крестьян к социализму он считал возможным осуществить без утраты специфики ведения сельского хозяйства, через развитие форм кооперации.

У Ивана Франко мы находим социалистическую интерпретацию национальной идеи. Социалистическая революция для него есть в первую очередь способ решения национального вопроса. Социалистические убеждения не помешали ему четко определиться с задачей достижения украинской политической независимости. Патриотизм в мировоззрении И.Я. Франко явно перевешивал его социалистические взгляды: сначала Украина, потом - социализм.

Словарь философских терминов

Анагогия - метод православной философии, предполагающий синтез рационального и интуитивного, философского и художественного в познании.

Богочеловечество – обоженное человечество, софийное преображение человечества как предел его исторического становления.

Двоеверие – соединение православных и языческих представлений в древнерусском мировоззрении.

Живознание – гносеологическая позиция славянофилов, трактующая познание как процесс осуществляемый целостным духом, в котором любовь, вера, воля, рассудок неразрывно слиты.

Западничество – направление русской общественной мысли в ХIX веке, связывавшее социальные преобразования в России с усвоением опыта западноевропейской цивилизации.

Исихазм – священнобезмолвие, православное мистическое учение о пути человека к единению с Богом через духовную практику аскезы, уединения и умной молчаливой молитвы.

Община – форма организации сельского хозяйства и крестьянской жизни, в основе которой лежит коллективное землепользование.

Онтологизм – познавательная установка характерная для русской философии (славянофилы, философия всеединства), рассматривающая познание как функцию бытия человека в мире, целостное вхождение познающего субъекта в познаваемое бытие.

Панславизм – идея славянской культурной и государственной интеграции, получившая отражение в ряде политико–философских концепций XIX - начала XX века.

Почвенничество – направление русской общественно-философской мысли 60-х годов 19 века, принимавшее «национальную почву», русское национальное самосознание за основу социального и духовного развития России.

Разумный эгоизм - принцип лежавший в основе этики Чернышевского, согласно которой нравственность выступает как регуляция эгоизма личности общими интересами.

Русская идея – символ – понятие, обозначающее в русской философии совокупность черт, присущих русской культуре и русскому менталитету на протяжении всей истории.

Славянофильство – направление русской общественной мысли 19 века, акцентуирующее внимание на религиозно-духовном и национальном своеобразии России и подчеркивающее самобытность ее исторического развития.

Соборность – религиозно-богословское понятие, означающее единство, целостность церкви; по А.С. Хомякову – это свободное собрание людей объединенных любовью к Христу, « единство во множестве».

Софиология – учение о Софии Премудрости Божией русских религиозных философов второй половины 19-20 веков.

Теократия – форма управления государством, при котором светская власть принадлежит духовенству, церкви.

Утилитаризм – направление в этике, считающее пользу основой нравственности и критерием человеческих поступков.

Методические рекомендации к семинарскому занятию

План:

  1. Характерные черты и ведущие мотивы русской и украинской философии.

  2. Метафизика сердца Г.С. Сковороды и П.Д. Юркевича.

  3. Эволюция русской идеи в философской мысли России: П.Я. Чаадаев, славянофилы и западники, Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьев, К.Н. Леонтьев, Н.А. Бердяев.

  4. «Легенда о великом инквизиторе» Ф.М. Достоевского, как философский феномен.

Литература:

  1. Бердяев Н.А. Русская идея. Вопросы философии.1990, № 1,2.

  2. Гачев Г.Д. Русская дума. М. 1991.

  3. Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений в 30 тт. Т.14.Л.1976,с.224-241; т.26,Л.,1984, с.129-149.

  4. Зеньковский В.В. История русской философии. В 2 тт.Л.,1991.

  5. Камю А. Бунтующий человек. М.,1990,с.160-165.

  6. Левицкий С.А. Очерки по истории Русской философии.М.,1996.

  7. Лосский Н.С. История Русской философии.М.,1991.

  8. О великом инквизиторе: Достоевский и последующие.М.1991.

  9. Огородник И.В.,Русин М.Ю. Украинская философия в именах.К.1997.(На укр.яз.)

  10. Розанов В.В. Легенда о великом инквизиторе Ф.М. Достоевского. М.1996.

  11. Русская философия. Малый энциклопедический словарь.М.1995.

  12. Русская философия. Словарь.М.1995.

  13. Сковорода Г.С. Наркисс. Сковорода Г.С. Сочинения в 2-х томах Т.1.М.1973.

  14. Соловьев В.С. Русская идея – Соловьев В.С. Сочинения в 2 тт.Т.2.М, «Правда»,1989.

  15. Флоровский Г.В. Пути русского богословия.К.1991.гл 6.

  16. Чижевский Д.И. Очерки истории философии на Украине.К.1992. (на укр.яз.)

  17. Юркевич П..Д. Сердце и его значение в духовной жизни человека, по учению слова Божия. – Юркевич П.Д. Философские произведения. М. 1990.

См. также Приложения.

Данный семинар в качестве главной своей задачи предполагает усвоение студентами основных параметров своеобразия русской и украинской философии. Аспекты определяющие специфику русской философии, как самостоятельного культурно-исторического типа, и становление самобытной русской и украинской философии должны быть раскрыты в ходе обсуждения первого вопроса семинара.

На обсуждение можно вынести такие особенности русской философии, как ее православные корни, антропологизм, онтологизм в трактовке гносеологических проблем, историософичность, тесную связь рационально-логического и художественно-образного способов мышления в русском методе философствования. Нужно выделить главное направление духовного поиска крупнейших русских мыслителей –достижение целостности философского знания, единства теоретического и практического, мысли и жизни. Наиболее четкую и полную характеристику своеобразия русской философии дал В.В. Зеньковский во Введении к своей «Истории русской философии». Яркую картину пробуждения самобытной русской мысли можно найти и в книге Г.В. Флоровского.

Что касается Украинской философии, то здесь лучшим источником является основополагающий труд Д.И. Чижевского. Краткие и четкие портреты-описания украинских мыслителей даны в книге Огородника и Русина. Специфика украинского философствования раскрывается здесь в персоналиях Т.Г. Шевченко, П.А. Кулиша, Н.И. Костомарова, В.Б. Антоновича, М.П. Драгоманова. Главной философской проблемой для них было самоопределение украинской духовной целостности, украинской национальной суверенности.

Второй вопрос семинара является углублением и конкретизацией первого. Метафизические первоосновы украинской философии, как показал тот же Чижевский, были заложены метафизикой сердца Г.С. Сковороды, получившей позднее развитие в трудах П.Д. Юркевича. Философия сердца Сковороды и Юркевича имела большое значение и для разработки антропологических мотивов русской религиозной философии. Для более глубокого уяснения сущности позиций Сковороды и Юркевича студентам необходимо познакомится с первоисточниками, а также с характеристикой их творчества в книгах Зеньковского, Лосского, Левицкого, словарях по русской философии. Особое внимание следует уделить работам В.С. Соловьева и Г.Г. Шпета о П.Д. Юркевиче, помещенных в приложениях к тому произведений Юркевича.

Содержательным стержнем историософии в России была "русская идея". Для русских историософов было свойственно вопрос о судьбах всемирной истории рассматривать через призму судьбы России, русского народа. Перед студентами ставится задача проследить эволюцию "русской идеи" в российской философии. Две основные тенденции в трактовке исторической судьбы и предназначения России можно сформулировать в виде вопроса: ориентироваться ей на Запад или идти независимой дорогой? Студенты должны рассмотреть варианты ответа на этот вопрос, предложенные Чаадаевым, славянофилами и западниками, В.С.Соловьевым и К.М. Леонтьевым. Собственно впервые "русскую идею" сформулировал В.С.Соловьев, опираясь при этом на высказывания Ф.М.Достоевского. Адекватное представление о позициях Достоевского и Соловьева можно получить, обратившись к знаменитой речи о Пушкине первого (т.26) и статье « Русская идея » второго. Необходимую помощь в освещении вопроса окажет работа Н.А.Бердяева, где прослежена историческая эволюция "русской идеи" и дана собственная ее концепция. Оригинальную трактовку русских мыслителей в их отношении к "русской идее" представляет книга Г. Д. Гачева, особенно интересны здесь философско-литературные портреты Чаадаева, Хомякова, Киреевского, Аксакова, Достоевского, Леонтьева, Соловьева. Полезным будет также прочитать статьи «Русская идея» в словарях по русской философии.

Наконец четвертый вопрос семинара призван сосредоточить внимание студентов на ключевом произведении русской философии «Легенде о великом инквизиторе» Ф.М. Достоевского. Конечно обсуждение этого вопроса предполагает знакомство с текстом самой «Легенды» (т.14). Этот вставной сюжет из романа «Братья Карамазовы» породил в России и за ее рубежами философский комментарий, наверно тысячекратно превышающий по объему лаконичный авторский текст. Из этой необъятной литературы наибольшего внимания заслуживают монография В.В. Розанова и статьи из сборника «Достоевский и последующие». Очень интересна интерпретация этой тематики французским философом-экзистенциалистом Альбером Камю. В ходе обсуждения четвертого вопроса существенно важно, чтобы студенты постарались выработать собственное отношение к идеям Достоевского, определить насколько актуальны они для реальностей сегодняшнего дня.

Контрольные вопросы

  1. Каковы древнерусские корни русской и украинской философии?

  2. Что собой представляет метод анагогии русской религиозной философии?

  3. Что собой представляет принцип онтологизма в русской философии?

  4. В чем состоит влияние метафизики сердца Г.С. Сковороды и П.Д. Юркевича на развитие русской и украинской философии?

  5. Чем принципиально отличаются друг от друга интерпретация историософии у западников и славянофилов?

  6. Что собой представляет софиология?

  7. Чем определяется значение духовного наследия Ф.М. Достоевского в истории русской философии?

  8. Назовите основных представителей материализма и позитивизма в русской и украинской философии.

  9. Что собой представляет концепция культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского?

  10. Проведите сравнительный анализ «русской идеи» и «украинской национальной идеи».

  11. Каковы основные противоречия философии всеединства В.С. Соловьева ?

  12. Что собой представляет "хуторская философия" П.А.Кулиша ?

Темы рефератов и докладов

  1. Философские мотивы в литературном наследии Киевской и Московской Руси.

  2. Философ-странник Г.С.Сковорода.

  3. Киево – Могилянские выпускники в истории русской и украинской философии.

  4. Историософские взгляды П.Я. Чаадаева.

  5. Русская и украинская философия о феномене мещанства: Н.В. Гоголь, А.И. Герцен, П.А. Кулиш.

  6. Философия положительного всеединства В.С. Соловьева.

  7. Ф.М. Достоевский как мыслитель.

  8. Панморализм и анархизм Л.Н. Толстого.

  9. Философия русского космизма

  10. Н.А. Бердяев о русской идее.

  11. Философия языка А.А. Потебни.

  12. Философское осмысление Украинской национальной идеи: Т.Г. Шевченко, П.А. Кулиш, Н.И. Костомаров, И.Я.Франко.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Философия, ее предмет и сущность мировоззренческая природа философии (2)

    Документ
    1.В глубокой древности в течение примерно 200 лет (между 8 и 6 веками до Р.Х.)в трех регионах нашей планеты - Индии, Китае и Греции - зарождается, по-видимому, независимо друг от друга, то, что древние эллины назвали философией - любовью к мудрости.
  2. Философия, ее предмет и сущность. Мировоззренческая природа философии

    Документ
    1.В глубокой древности в течение примерно 200 лет (между 8 и 6 веками до Р.Х.)в трех регионах нашей планеты -Индии, Китае и Греции - зарождается , по-видимому независимо друг от друга , то ,что древние эллины назвали философией - любовью к мудрости.
  3. Философия Древней Индии 14 18 § Философия Древнего Китая 19 23 § Философия Древней Греции 24 46 Философский практикум

    Практикум
    В учебно-практическом пособии нашли отражение этапы развития философской мысли, изложены основы философского миропонимания, дано конкретное решение проблем в рамках различных направлений, школ, в произведениях величайших мыслителей.
  4. Философия, ее предмет и роль в обществе место философии в системе духовной культуры

    Лекция
    1. Неискушенный человек соотнесет слово «философия» преж­де всего со словом «культура», тем самым интуитивно уловив связь этих явлений. Очевидно, что понятие «культура» более широкое.
  5. Философия, ее предмет и функции

    Документ
    Философия - общая теория мира и человека в нем. Философия зародилась около 2500 лет назад в странах востока: Индии, Греции, Рима. Наиболее развитые формы она приобрела в Др.

Другие похожие документы..