Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
С одной стороны на каждой пачке сигарет написано: "Минздрав предупреждает: курение опасно для здоровья"! Но с другой стороны, "опытные...полностью>>
'Документ'
Наконец я нашел в себе силы и решился донести до любителей собак то прекрасное, что окружает меня уже многие годы. Наверно мне очень повезло, что я р...полностью>>
'Документ'
Условия возникновения сновидений, отношение последних к душевной жизни во время бодрствования, зависимость их от внешних раздражении во время сна, мн...полностью>>
'Книга'
1. Право інтелектуальної власності - це право особи нарезультат інтелектуальної, творчої діяльності або на інший об'єктправа інтелектуальної власност...полностью>>

Аналитические доклады победителей конкурса «Россия в условиях мирового кризиса». М.: Российский гуманитарный научный фонд, Языки славянских культур, 2009. 320 с

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

5. ТЭК И НЕФТЕПЕРЕРАБОТКА

Нынешний кризис обострил застарелые структурные и технические проблемы топливно-энергетического комплекса России и нефтепереработки (прогрессирующее отставание геологоразведки от добычи, истощение старых месторождений, застой в использовании вторичных и третичных методов отбора топлива, отставание нефтегазопереработки, старение оборудования, сырьевой характер экспорта в сочетании с его уязвимостью к условиям транзита и гипертрофированной ориентацией на Евросоюз). Вместе с тем ТЭК в целом остался вне «мейнстрима» антикризисной программы правительства. Ныне мировые энергоцены возвращаются к своим равновесным значениям, обеспечивающим наш бюджетный процесс. Но это не снимает проблем, стоящих перед отечественной энергетикой, без решения которых она не может эффективно развиваться.

5.1. В области внутреннего энергообеспечения следует:

  • расширить объемы геологоразведки до опережения добычи энергоносителей приростом их резервов, изменить ее механизм в сторону рентабельности;

  • как альтернатива дорогостоящему освоению удаленных месторождений активизировать вторичные и третичные методы отбора на старых и полное улавливание попутного газа, подведя под эти меры стимулирующий хозяйственный механизм;

  • начать, наконец, комплексную экономию энергии, потенциал которой сравним с объемом энерго экс порта страны;

  • оптимизировать физический объем экспорта энергоносителей применительно к динамике мировых цен, отдав приоритет нуждам внутреннего рынка;

  • последовательно повышать в экспорте долю нефтегазопереработки с выбором устойчивой стабилизации на рынках нефтехимикатов, топлива и полупродуктов;

• проинвентаризировать потенциал и технологический задел по возобновляемым источникам энергии, особенно для зон децентрализованного энергообеспечения (а это треть территории и 20 млн. населения страны).

5.2. В области нефтегазопереработки необходимо:

  • не допустить банкротства ведущих НПЗ, особенно недавней постройки;

  • постепенно переводить переработку на повышенный выход светлых нефтепродуктов, активнее использовать газ как химсырье, осовременить технические регламенты и стандарты в отрасли;

  • прекратить неоправданное повышение внутренних цен на энергоносители и тарифов РЖД, обрекающих отечественную нефтехимию на нерентабельность и

стагнацию.

• развивать технологическую кооперацию между отечественными и иностранными предприятиями в данной сфере, канализировать в нефтехимию основную часть иноинвестиций в российский ТЭК, продолжить освобождение передового технологического оборудования для НПЗ от таможенных пошлин, изменить географию размещения переработки, распространив ее с преимущественно Волжско-Уральского региона на другие районы страны.

5.3. В сфере экспортной политики требуется:

  • не допускать банкротства или внешнего дефолта основных российских энергетических компаний;

  • исходя из динамики мировой конъюнктуры, сохранять адекватный уровень экспорта энергоносителей, переориентировав часть его на азиатское направление;

  • ограничить экспортное таможенное обложение исключительно рамками передачи в госбюджет горной ренты не затрагивая при этом потенциала производственного накопления в отрасли;

  • сформировать конкурентоспособную специализацию в экспорте нефтехимикатов, создать сеть их маркетинга (подработки) за рубежом, интенсивнее приобретать для этих целей активы иностранных предприятий; приблизить экспортные НПЗ к границам и портам страны;

  • вывести контакты с ОПЕК на уровень совместного прогнозирования конъюнктуры и маневра ресурсами;

  • при присоединении к ОЭСР не вступать в Международное энергетическое агентство, противостоящее ОПЕК;

• при выработке мер обеспечения общеевропейской и глобальной энергетической безопасности исходить из национального прагматизма и реальных возможностей страны, принципа равной безопасности для продуцентов и потребителей энергии, схемы «активы на активы» при капиталовложениях;

• интерпретировать вклад России в международную энергетическую безопасность как снабжение партнеров не только первичными энергоносителями, но и продуктами их переработки, включая электроэнергию и ядерное топливо с открытием для них рынков ЕС и стран Азии;

  • допускать иностранные капиталовложения в российский ТЭК только в случае комбинирования капиталов иноинвесторов с передачей нам передовой технологии и доступа к их международным сетям сбыта;

  • принимать на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу в зависимости от того, как далеко пойдут по этому пути другие основные страны-загрязнители, сохраняя при этом резерв квот выброса.

6. АГРАРНЫЙ КОМПЛЕКС

Россия, обладающая значительным аграрным потенциалом, может заметно повысить продуктивность и конкурентоспособность своего АПК, превратив его в важный фактор преодоления кризиса в национальном и международном масштабах, в т. ч. в рамках мер «большой восьмерки», а возможно — и «двадцатки». Для этого необходимо срочно доработать и принять Доктрину продовольственной безопасности России, в основном подготовленную Минсельхозом РФ еще в ноябре 2008 г. Она должна стать базой для разработки концепций и программ развития российского АПК и соответствующих нормативно-правовых документов.

При доработке и реализации Доктрины целесообразно исходить из концепции «эффективного аграрного протекционизма», нацеленного не на изоляцию российского АПК от мирового хозяйства, а на использование внутренних и внешних возможностей для его модернизации и повышения внутренней и международной конкурентоспособности, включая обоснованную экспортную экспансию в сельскохозяйственных и несельскохозяйственных отраслях. России придется одновременно решать вопросы количественного расширения и качественного улучшения использования своего агроклиматического потенциала на основе развертывания новой аграрной научно-технологической революции.

Исходным пунктом, как предлагает РАСХН, должно стать определение секторов АПК по которым: имеется возможность сохранить или завоевать лидирующие позиции в мире; достигается технологический паритет с ведущими мировыми продуцентами; сохранится отставание от мирового уровня. Процесс научно-технологической революции в аграрном секторе России может проходить в два этапа — первый до 2020 г., второй до 2030—2050 гг.

6.1. Первый этап должен быть связан с кардинальным повышением объемов внесения минеральных удобрений и щадящих пестицидов, а также с использованием энергонасыщенной сельхозтехники. Повышение втрое энерговооруженности российского сельского хозяйства может на этом этапе обеспечить рост продуктивности в растениеводстве и животноводстве в 1,5—2 раза, при экономии топлива в 2—2,5 раза, семян и пестицидов — в 1,5 раза, минеральных удобрений — на 30—40%. Территориально следует сосредоточить эти усилия на 25% не засеваемой пока пашни, там, где имеются трудовые ресурсы и инфраструктура. Реализация данного этапа потребует наращивания господдержки аграрного сектора до 10% консолидированного бюджета. В социальной сфере необходимо расширение адресной продовольственной помощи, что будет поддерживать спрос на агропродовольственные товары. Во внешнеэкономической сфере целесообразно обеспечить экспортную экспансию российского АПК на двух- (заключение долгосрочных соглашений о поставках из России зерна и другой продукции) и многосторонней (гармонизация агропродовольственной торговли, в том числе вне рамок ВТО, организация производственно-экспортных пулов, вначале с Белоруссией и Казахстаном) основах. Возможно привлечение иностранных инвесторов (в том числе из стран, осуществляющих агротерриториальную экспансию — Китая, Саудовской Аравии) на условиях, не менее жестких, чем в нефтегазодобыче.

6.2. Второй этап можно дополнить (при необходимом контроле и на специально выделенных территориях) более широким применением «зеленых» (сельскохозяйственных), «белых» (биоэнергетических) и «красных» (биофармацевтических) генно-инженерных технологий. В научно-внедренческой сфере создавать центры по разработке, внедрению и первичной коммерциализации НИОКР в области био- и нанотехнологий в производстве, переработке и хране­нии пищевого сырья, повышении плодородия, энергосбережении и использова­нии возобновляемых энергоисточников. В финансово-экономической сфере необходимо сформировать устойчивую систему господдержки сельского хозяйства и обеспечения его рациональных взаимоотношений с другими отраслями АПК. Во внешнеэкономической сфере Россия должна стать одним из организаторов и реализаторов «нового мирового продовольственного порядка», включая участие в создании и распоряжении (под эгидой ФАО ООН, «большой восьмерки» или «двадцатки») международных резервов зерна, сухого молока и других базовых продуктов.

7. ПОЛИТИКА ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

Более глубокое, чем в других индустриальных и быстроразвивающихся странах, проявление кризиса в России в значительной степени связано со свойствами ее экономического пространства (большая протяженность, тяжелые природно-климатические условия, слабая заселенность и освоенность) при неразвитой инфраструктуре и узкой хозяйственной специализации большинства регионов. Емкость национального рынка существенно ограничивается громадными различиями между регионами в уровнях экономического развития, доходах региональных бюджетов, населения, условиях ведения предпринимательской деятельности.

Вместе с тем, созданная в последние годы система управления экономикой и региональным экономическим развитием не привела к сколь-нибудь существенным позитивным изменениям в региональных процессах по сравнению с 1990-ми гг.

Наоборот, диспропорции возросли. Уровень межрегиональной дифференциации вплоть до начала кризиса увеличивался. Экономическая жизнь во все большей степени стягивалась в федеральную столицу и главные города субъектов РФ, число регионов-доноров федерального бюджета сокращалось, а финансово зависимых – увеличивалось.

От кризиса наиболее сильно пострадали регионы с преобладанием металлургии, машиностроения, химии, деревообработки, что выразилось в размерах сокращения производства, превышающих среднероссийский уровень. Это регионы, экономика которых сильно зависит от экспорта, доступности кредитов, внутренней, межрегиональной кооперации. Среди них — Вологодская, Нижегородская, Кемеровская, Самарская, Свердловская, Орловская, Челябинская и Ярославская области. В то же время регионы, в которых преобладает хозяйство, сильно не пострадавшее либо от мировой рецессии, либо от сжатия внутреннего, прежде всего, регионального спроса, смогли сохранить рост производства. Это республики Северного Кавказа, Южной Сибири, ряд дальневосточных регионов.

Вместе с тем, поскольку периферийные регионы получают относительно большую федеральную бюджетную поддержку (при сохранении уровня бюджетных трансфертов в регионы, которые не могут за счет собственной налоговой базы обеспечить доходную часть региональных бюджетов, и равномерного распределения госзаказа по регионам страны), одним из результатов кризиса может стать остановка роста межрегиональных различий по уровню ВРП на душу населения и сближение регионов по показателю бюджетной обеспеченности.

Кризис, вероятно, остановит «перетекание» российской экономики в европейскую Россию. Более того, при ускоренном росте топливно-сырьевого экспорта даже при более низких ценах вполне возможно повышение доли в ВРП страны Дальневосточного и Сибирского ФО при снижении доли Центрального и Северо-Западного ФО. Эти сдвиги корреспондируются с ростом экономики Китая и спа­дом экономики в ЕС. Но как долго продлится этот неожиданно возникающий унисон, пока сказать трудно, поскольку эти вполне вероятные изменения будут происходить на фоне спада производства, а не за счет целенаправленных инве­стиционных усилий. Так что проблему систематической настройки экономики регионов восточнее Тюменской области на китайский и другие восточные рынки данный кризис в принципе не решает, равно как и другие упомянутые проблемы российского пространства.

Принимаемые федеральным центром на уровне регионов антикризисные меры являются необходимыми, но они направлены на предотвращение «острых» социально-экономических ситуаций, а не на обновление региональной экономики, ее диверсификацию и технологическую модернизацию. Конечно, кризис ослож­няет решение этих задач. Тем не менее, нельзя откладывать на послекризисный период выработку новых подходов к региональной политике и реформированию соответствующих институтов с целью перехода к новому качеству регионального развития страны. Главным здесь должно стать:

1) Сосредоточение политики пространственного развития на двух взаимосвязанных приоритетах:

- обеспечение минимальных социальных стандартов и выравнивание социально-экономических условий развития;

- изменение территориальной структуры российской экономики в направлении, обеспечивающем рост ее конкурентоспособности.

  1. Отход от унифицированного похода к регионам в пользу усиления дифференцированного подхода.

  2. Ограничение федерального присутствия в регионах теми сферами, где это действительно необходимо с учетом разного уровня их развития.

  3. Существенное ослабление ограничений на привлечение иностранных инвестиций в экономику регионов.

  4. Развертывание межрегионального сотрудничества с целью расширения модернизации региональной экономики на основе национальных разработок.

8. ДЕНЕЖНО-КРЕЖИТНАЯ ВАЛЮТНАЯ ПОЛИТИКА

Несмотря на то, что Банк России снижает ставку рефинансирования, ставки по которым реальный сектор может получить кредиты продолжают держаться для большинства предприятий на неприемлемом для них уровне порядка 20%, прежде всего вследствие сохранения кризиса доверия. В результате создалось положение. при котором, с одной стороны не возможен устойчивый экономический рост, а с другой — нарастает просроченная задолженность по уже выданным кредитам, которая по разным оценкам к концу года может достигнуть 15—20% от выданных кредитов.

Преодоление этой ситуации требует при продолжении политики снижения ставки рефинансирования (доведя ее минимум до 8—9%) обеспечить банки дешевыми, и что принципиально важно для обновления предприятий, длинными пассивами. Для этого необходимо расширить практику субординированных кредитов и субсидирования процентных ставок, которые пока применяются только для отдельных предприятий нескольких отраслей. Имеет смысл снизить ставки и по привлеченным средствам, что возможно, если удастся снизить инфляцию. Благоприятные предпосылки для этого создает стабилизация цен производителей в обрабатывающей промышленности, сельском хозяйстве, строительстве, которая наблюдается на протяжении текущего года.

Тем не менее, индекс потребительских цен за первое полугодие вырос на 1,5%. Это можно объяснить слабым развитием конкуренции, которое дает возможность устанавливать завышенные наценки по всем звеньям товаропроводящей цепи. Однако все эти действительно существующие факторы не помешали стабилизации цен производителей. Важнее тот факт, что спрос на потребительские товары сохраняется за счет сокращения сбережений, а государство устанавливает высокие тарифы на ряд услуг. Так за январь-май тарифы на жилищно-коммунальные услуги выросли на 17,6%, в том числе на электроснабжение — на 24,8%. Целесообразно на какое-то время заморозить устанавливаемые государством тарифы на продукцию естественных монополий, прежде всего на газ и электроэнергию, и отказаться от объявленной программы либерализации этого рынка.

Увеличению кредитования реального сектора должна способствовать и валютная политика. Целесообразно взять курс на стабилизацию обменного курса вблизи верхнего предела установленного валютного коридора с целью сниже­ния заинтересованности банков в игре на движении курса и увеличения денеж­ной массы. Это означает, что Центральный банк должен приобретать столько инвалюты, сколько требуется для стабилизации обменного курса. В мае ЦБ купил 18,6 млрд. долл., и это позволило увеличить денежную массу на 4,2%. В первые три дня июня он продолжал эту политику, купив 3,5 млрд. долл., но затем полностью прекратил покупки. Это изменение политики С. Игнатьев объяснил позднее тем, что у нас отсутствует необходимость сдерживать укрепление рубля. Как показал опыт первой половины 2008 г., такая необходимость существует.

9. РЫНОК ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

Ситуация на российском рынке труда постепенно обостряется, выявляя его институциональные недостатки. Общая безработица (рассчитанная по методологии МОТ) уже превысила 10% от экономически активного населения —7,7 млн. чел., из которых 2,2 млн. зарегистрированы в качестве безработных. Но проблема не в уровне безработицы (в конце 1998 г. уровень безработицы в России превышал 13%), а в динамике выхода людей из нее. Если в 1999 г. начался быстрый экономический рост в связи с увеличившимся спросом на целый ряд товаров российского производства и безработица стремительно пошла вниз, то сейчас основная проблема рынка труда заключается в том, что новые рабочие места не создаются. Тем самым в России может возникнуть феномен массовой застойной безработицы, что негативно повлияет на и без того низкое качество человеческого капитала.

9.1. Проблемы рынка труда. Острота проблемы российского рынка труда заключается не только в опасности возникновения застойной безработицы, но и в со­хранении неэффективных, морально и физически устаревших рабочих мест. Кроме того политика уменьшения зависимости стран-импортеров от стран-экспортеров нефти, газа, древесины, металлов, угля несет угрозу закрытия еще нескольких миллионов рабочих мест. Тем самым объем трудовых ресурсов, нуждающихся в новых рабочих местах, может достигнуть 12—15 млн. чел.

Предотвращение такого хода событий возможно только в условиях частно-государственного партнерства. Бизнес берет на себя функцию по созданию эффективных, конкурентоспособных рабочих мест, а государство, во-первых, создает благоприятные условия для предпринимательской деятельности (частной инициативы) и, во-вторых, оказывает помощь людям в перемещениях (межотраслевых и межрегиональных) на рынке труда. Если конкретизировать вторую из упомянутых функций, государства, то в данном случае необходимы:

  • создание доступного общероссийского банка вакансий;

  • переориентация системы профессионального образования на нужды переподготовки в ближайшие годы не менее чем 12—15 млн. чел., в. т. ч. и с предоставлением второго диплома о высшем образовании;

  • введение системы сертификатов на обучение, обеспеченных (полностью или частично) бюджетными деньгами;

  • тесная координация между государственными службами занятости и частными рекрутинговыми агентствами (обмен вакансиями, совместный поиск занятости для безработных) с выплатой соответствующего вознаграждения частным структурам за каждого трудоустроенного человека, имеющего статус безработного;

  • привлечение риэлторских структур для поиска вариантов и оформления сделок по междугороднему обмену (купле-продаже) жилья для лиц, ищущих работу;

  • всемерное поощрение вахтового метода работы, который в то же время должен рассматриваться как временная занятость до момента нахождения постоянной работы рядом с местом жительства;

  • переход на адресное (в зависимости от материального положения семьи) предоставление пособий по безработице.

9.2. Пенсионная система. Кризис ставит под угрозу выполнение социальных обязательств государства перед пенсионерами, инвалидами, семьями с детьми и другими социально-незащищенными группами населения России.

В 2010 г. уровень пенсий будет существенно увеличен (в среднем на 35—40%). В то же время у Пенсионного фонда образуется дефицит в 1 трлн. руб.. который, видимо, будет покрыт за счет остатков Резервного фонда. В 2011 г. это сделать будет значительно сложнее, тем более, что дефицит пенсионной системы возрастет до 2 трлн. руб. И его придется покрывать напрямую из Федерального бюджета (до 1/3 его расходной части) или за счет заимствований на внутреннем или внешнем рынках. В этих условиях существует угроза свертывания других статей бюджета — помощь регионам в выполнении ими социальных обязательств, в том числе в сферах здравоохранения, образования и культуры.

Создает проблемы на перспективу для тех, кто будет выходить на пенсию через 3—40 лет, и целый ряд новаций, предложенных Правительством и обретающих статус закона. Это, во-первых, введение верхнего предела заработка, с которого берутся обязательные пенсионные взносы (415 тыс. руб. в год) и, во-вторых, установление зависимости между размеров будущей пенсии и длительностью трудового стажа работника.

Выходом из сложившегося «пенсионного тупика» может быть только принятие целого комплекса взаимосвязанных мер, основные из которых:

  • Передача финансовой ответственности за выплату пенсий пенсионерам и тем, кто уйдет на заслуженный отдых в ближайшие 10—15 лет, на федеральный бюджет;

  • Закрепление за упомянутой выше категорией нынешних и будущих пенсионеров статуса получателя дивидендов от использования государственной собственности и долей государства в акционерных обществах;

  • Повышение для молодых работников отчислений на обязательные накопительные счета с нынешних 6 до 10—12% от заработной платы с соответствующим снижением размера взноса в распределительную (солидарную) часть пенсионной системы;

  • Стимулирование негосударственного добровольного пенсионного страхования.

10. НЕВЕЩЕСТВЕННОЕ БОГАТСТВО – МОДЕРНИЗАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ОБЩЕСТВА

Ликвидировать сложившееся отставание страны с учетом новых рисков сложно. Однако Россия обладает (в совокупности с природными ресурсами) мощным невещественным богатством. Это научный, образовательный и культурный потенциалы, формирующие ресурсную базу инновационно-креативной экономики (знания и человеческий потенциал с его креативным ядром). Какой бы характер ни носила инновационная стратегия (технологические заимствования, создание основ лидерства, использование технологий двойного назначения на базе ОПК и др.), необходимым условием ее реализации и ключевым фактором является наличие невещественных форм богатства (НФБ). Именно знания и человек, носитель образовательного и культурного потенциалов, определенного уровня здоровья и потребностей, выступают важнейшим источником тех позитивных изменений, которые происходят в экономике. В этой связи следует констатировать, что антикризисная стратегия должна содержать ответы на следующие вопросы:

  • Обладает ли страна пороговыми накоплениями знаний и человеческим потенциалом, чтобы решать вопрос о соотношении мер по догоняющему и опережающему развитию в пользу последнего, минимизируя вновь возникшие риски?

  • Как сохранить креативный класс в России, избежав его очередного массового оттока?

  • Как в условиях кризиса обеспечить приоритетность развития науки, образования и культуры, воспроизводящих и совершенствующих невещественное богатство?

10.1. Креативный класс — сохранение кадров. Сохранение научно-технических кадров возможно, если сориентировать творческие кластеры крупных корпораций и фирм на выполнение гражданских госзаказов по приоритетным направлениям с предоставлением льгот, помощи в создании малых предприятий (в том числе совместных) и т. д. Следует признать необходимой поддержку научных школ (за счет бюджетного финансирования и грантов), а также новых сетевых организационных форм: научно-образовательных центров, консорциумов, научных кластеров и т. д. В кризисный период важно стимулировать мобильность ученых, в т. ч. их интеграцию в мировые научные сети с отработкой мотиваций для возвращения в Россию (гранты, статусный рост и др.).

Важная роль в формировании человеческого капитала принадлежит образованию, в котором с 90-х годов постоянно наращивались риски, связанные с ухудшением кадрового состава во всех звеньях. В период кризиса возникают реальные возможности для решения этой ключевой проблемы путем перераспределения креативных кадров, используемых в экономике (в том числе в зарубежной) в пользу образования и науки. Для их привлечения в образование необходимо:

  • Существенно повысить оплату труда преподавателей, поставив ее в зависимость от сдачи профессиональных экзаменов. Это проблема высокой общественной значимости, и ее решение возможно за счет резервных фондов.

  • Стимулировать привлечение наиболее одаренных выпускников вузов (у 50—60% из них в 2009 г. будут трудности в получении работы), обеспечивая им комфортные условия труда и быта, возможности статусного роста.

  • Поддержать лучшие педагогические школы через нацпроект «Образование».

10.2. Затраты на развитие науки, образования и культуры. При обосновании уровня затрат на науку, образование и культуру в период кризиса важно ис­пользовать опыт США. Анализ периода 1970—2006 гг. показал, что, во-первых, на всех стадиях долговременного цикла здесь поддерживалась стабильные вложения в изучаемые отрасли. Во-вторых, ни в одной фазе цикла не ослабевала роль государства, но менялись формы и способы поддержки отраслей. С учетом этих выводов, а также российского опыта 90-х годов можно сформулировать основные принципы финансирования отраслей в период кризиса.

10.2.1. Финансирование науки. В то время как развитые страны расходуют на НИОКР (в целом из всех источников) от 2 до 3% ВВП и более, в России эта доля уменьшилась с 2,03 в 1990 г. до 0,72% в 1992 г., затем наблюдался рост до 1,2% в 2007 г. Увеличение абсолютных размеров затрат даже в «тучные» годы не компенсировало снижения потерь прошлых лет. В расчете на одного занятого в сфере НИОКР расходы в долларах по ППС были в 2 раза ниже, чем в Польше; в 3,9 раза меньше, чем в Чехии; в 4,8 раза ниже, чем в Китае; в 7,6 раза — чем в США и 8,6 раз ниже, чем в Корее. Для того, чтобы не допустить падения затрат на науку, с учетом понижающихся возможностей предпринимательского сектора и других источников финансирования необходимо, на наш взгляд, существенное увеличение государственных расходов.

10.2.2. Финансирование образования осуществляется за счет бюджета, бизнеса и домашних хозяйств, остановившись в государственных расходах на уровне 4% от ВВП, вместо минимально необходимых 6—7%. С учетом затрат населения и бизнеса доля этих расходов от ВВП составляет 5%. Влияние кризиса проходит по нескольким направлениям: сокращение спроса населения на платное образование; отсутствие реального учета потребностей при государственном финансировании и снижение участия бизнеса в подготовке кадров.

По имеющимся расчетам, сокращение спроса на платное обучение в 2009 г. составит 30% для выпускников школ и 15% со стороны студентов. Можно полагать, что в какой-то мере могли бы компенсировать такую негативную динамику:

  • Фиксация платы за все годы обучения в профобразовании или возможность вносить плату в рассрочку;

  • Упрощение системы кредитования студентов. При этом государство берет на себя обязательства субсидировать для студентов 75% ставки рефинансирования, а для банков — возмещение 20% невыплачиваемых кредитов;

  • Повышение численности бюджетных мест: намечается рост с 394 мест на тысячу выпускников в 2008 г. до 420 в 2009 г., однако этого недостаточно. Есть предложения вернуться хотя бы на уровень 2004 г.

10.2.3. Финансирование культуры. Глобальный экономический кризис вызвал вполне ожидаемые, к сожалению, реакции со стороны государства, бизнеса и населения: сокращение государственных расходов на культуру (15% и еще 20%); сокращение инвестиций (финансирования новых постановок и программ, строительства и капитального ремонта, закупок для организаций культуры и пополнения их основных фондов и т. п.); сокращение (в пределе до нуля) размеров спонсорских средств, направляемых в культуру; почти полная закупорка каналов получения кредитных ресурсов (особые трудности для кинематографа); рост издержек производства культурных благ вследствие роста цен и тарифов на большинство товаров и услуг; падение платежеспособного спроса на услуги организаций культуры вследствие снижения реальных доходов населения и роста безработицы.

Преодолевая традиционно «остаточное» отношение к культуре, следует поставить характерные для кризисного периода специальные задачи и механизмы их решения в области государственного финансирования и стимулирования потребления культурных благ. К наиболее важным задачам относятся:

  • Закрепление ответственности государства за сохранение культуры и установление финансовых государственных обязательств в виде минимальной доли (% ВВП) расходов на культуру — «социальный императив»;

  • Предоставление организациям культуры права самостоятельного распоряжения всеми видами зарабатываемых ими доходов;

  • Обновление потенциала организаций культуры: книжных фондов библиотек, театральных постановок, концертных и цирковых программ и т. п.;

  • Стимулирование спроса на культурные блага посредством введения налоговых льгот (налоговых вычетов) для потребителей культурных благ;

  • Расширение аудитории потребителей культурных благ в результате предоставления льгот гражданам, временно потерявшим работу или имеющим низкий доход;

  • Работы, направленные на консервацию, реставрацию и восстановление материального культурного наследия;

  • Госзаказ на транспортное и гостиничное обслуживание гастрольной, передвижной, фестивальной и выставочной деятельности.

ЛИТЕРАТУРА

Гринберг Р.С., Рубинштейн А.Я. (2000): Экономическая социодинамика. М.: ИСЭПрссс.

Гринберг Р.С., Рубинштейн А.Я. (2008): Основания смешанной экономики. Экономическая социодинамика. М., ИЭ РАН.

Краснов Л., Алабян С, Рогов В., Шуйский В. (2006). Угрозы, которые мы поджидаем // Экономика и жизнь. 2006 г. № 21.

Райская Н., Ссргиенко Я., Френкель А. (2006). Качественный рост // Политический журнал. 2006. № 33—34.

Рубинштейн А.Я. (2009): Некоторые теоретические соображен о природе нынешнего кризиса // Журнал новой экономической ассоциации. 2009. № 1-—2.

Шпотов В.М. (2009). Американский фактор в индустриальном развитии СССР 1920— 1930 гг. М.: ИЭ РАН, 2009.

Aaken A., Kurtz J. (2009): The Global Financial Crisis and International Economic Law. University of St. Gallen Law and Economics Research Paper Series No. 2009—4.

Acemoglu D. (2009): The Crisis of 2008: Structural Lessons for and from Economics. Mimeo.

Allen, F. and A. Babus, 2008. Networks in Finance. Wharton Financial Institutions Center Working Paper No. 08—07.

Andersen M. (2009): Fiscal Policy and the Global Financial Crisis. Mimco.

Anderson, P.W., 1972. More is different, Science 177, 393—396.

Aoki, M. and H. Yoshikawa, 2007. Reconstructing Macroeconomics: A Perspective from Statistical Physics and Combinatorial Stochastic Processes. Cambridge University Press: Cambridge and New York.

Arner D.W. (2009): The Global Credit Crisis of 2008: Causes and Consequences. AIIFL Working Paper No. 3.

Avgouleas E. (2009): Financial Regulation, Behavioral Finance, and the Global Financial Crisis: In Search ofa New Regulatory Model. Mimeo.

Bagehot, W., 1873. Lombard Street: A Description of the Money Market. Henry S. King and Co.: London.

Baker M., Ruback R.S., Wurgler J. (2005): Behavioral Corporate Finance: A Survey. Mimeo, 2005.

Bancrjee, A., 1992. A simple model of herd behaviour, Quarterly Journal of Economics, 108, 797—817.

Barnelt W.A., Chauvct M. (2008): The End of the Great Moderation? MPRA Working Paper No. 11817.

Bartam S.M., Bodnar G.M. (2009): No Place to Hide: The Global Crisis in Equity Markets in 2008/09. Mimeo.

Bean С (2009): The Great Moderation, the Great Panic and the Great Contraction. Mimeo.

Benncwitz J. (2009): Thoughts on the World Financial Crisis. Mimeo.

Bernartzi S., Thaler R.H. (2002): How Much Is Investors Autonomy Worth? // Journal of Finance. Vol. 57.

Bernheim B.D., Rangel A. (2005): Behavioral Public Economics: Welfare and Policy Analysis with Non-Standard Decision-Makers. Mimeo.

Bernheim B.D., Rangel A. (2008): Beyond Revealed Preferences: Choice Theoretic Foundation for Behavioral Welfare Economics. NBER Working Paper No. 13737.

Bezemer D.J. (2009): This Is Not a Credit Crisis. MPRA Working Paper No. 15764.

Blanchard O. (2008): The Crisis: Basic Mechanisms, and Appropriate Policies. MIT Working Paper No. 09-01,2008.

Boesch, F.T., F. Harary, and J.A. Kabell, 2006. Graphs as models of communication network vulnerability: Connectivity and persistence, Networks, 11, 57—63.

Bogdan D., Murgea A. (2008): The Volatility of the European Capital Markets During the Current Financial Crisis: What Are Saying the Empirical Evidences? MPRA Working Paper No. 12448.

Brigandt, I. and A. Love, 'Reductionism in Biology' in the Stanford Encyclopedia of Philosophy. Available at http://plato.stanford.edu/entries/rcduction-biology/

Bruni F. (2009): Do We Understand It? Forbidden Questions on the Financial Crisis. Universita Commericale Luigi Bocconi Paolo Baffi Center Research Paper No. 36, 2009.

Campos J., N.R. Ericsson and D.F. Hendry, 2005. Editors' Introduction to General to Specific Modelling, 1—81, Edward Elgar: London.

Chamley, СР., 2002. Rational Herds: Economic Models of Social Learning. Cambridge University Press: Cambridge.

Coatcs J.M. and J. Herbert, 2008. Endogenous steroids and financial risk taking on a London trading floor, Proceedings of the National Academy of Sciences, 6167—6172.

Cogley, T. and T. Sargent, 2008, The market price of risk and the equity premium: A legacy of the Great Depression?, Journal of Monetary Economics, 55, 454—476.

Colander D., Foellmer H., Haas A., Goldberg M., Juselius K., Kirman A., Lux Т., Sloth B. (2009): The Financial Crisis and the Systemic Failure of Academic Economics. Kiel Institute for World Economy Working Paper No. 1489.

Congleton R. (2009): On the Political Economy of the Financial Crisis and Bayiout of 2008 // Public Choice, 2009, forthcoming.

Congteton R. (2009a): Note on Financial Crisis and Bail Out 2008. Mimco.

Criado, R., J. Flores, B. Hernandez-Bcrmcjo, J. Pello, and M. Romance, 2005, Effective measurement of network vulnerability under random and intentional attacks, Journal of Mathe­matical Modelling and Algorithms, 4, 307—316.

Crouhy M.G., Jarrow R.A., Turnbull S.M. (2008): The Subprime Credit Crisis of 07. Mimco.

Dc Haas R., van Horen N. (2009): This Crisis Is a Wake-Up Call. Do Banks Tighten Lending Standards During a Financial Crisis. MPRA Working Paper No. 16382.

Demirguec-Kunt A., Serven L. (2009): Are All the Sacred Cows Dead? Implications of the Financial Crisis for Macro and Financial Policies. World Bank Policy Research Working Paper No. 4807.

Demyanyk Y, van Hcmcrt O. (2008): Understanding the Subprime Mortgage Crisis. Mimeo.

Diamond D.W., Rajan R.G. (2009): The Credit Crisis: Conjectures about Causes and Remedies. Mimeo.

Eichengreen B. (2006): Global Imbalances and Asian Economics: Implications for Regional Cooperation. ADB Working Paper on Regional Economic Cooperation No. 4.

Eichengreen В., 2008. Origins and Responses to the Crisis, unpublished manuscript, University of California, Berkeley.

Follmer H., 2008. Financial uncertainty, risk measures and robust preferences, in: Yor, M, ed., Aspects of Mathematical Finance, Springer: Berlin.

Frey A., Stutzer A. (2002): Happiness and Economics: How the Economy and Institutions Affect Well-Being. Princeton University Press.

Friedman, J., 1987. Exploratory projection pursuit, Journal of the American Statistical Association, 82, 249—266.

Garfinkel J., Sa-Aadu J. (2009): A Decade of Living Dangerously: The Causes and Consequences of the Mortgage and Financial Crisis. Mimeo

Goodhard C.A.E. (2008): The Background to the 2007 Financial Crisis. // International Economics and Economic Policy. Vol. 4.

Grinberg R.S., Rubinstein A.Y. (1999). Okonomische Soziodynamik und rationales Verhalten des Staates, Koln, BRD, «B1OST».

Grinberg R.S., Rubinstein A.Y. (2005): Economic Sociodynamics. Berlin, New York «Springer»

Hanauske M., K.unz J., Bernius S., Kocnig W. (2009): Doves and Hawks in Economics Revisited. MPRA Working Paper No. 14680.

Heinsohn G, Decker F., Heinsohn U. (2008): A Property Economic Explanation on the 2008 Global Financial Crisis. Mimeo.

Helleiner E. (2009): Crisis and Response: Five Regulatory Agendas in Search of an Outcome. 1PG 1/2009.

Hellwig M. (2008): Systemic Risk in the Financial Sector: An Analysis of the Subprime-Mortgage Financial Crisis. Max Planck Institute for Research on Collective Goods Preprint No. 43, 2008.

Hendry, D., 2009. The Methodology of Empirical Econometric Modelling: Applied Econometrics Through the Looking-Glass, forthcoming in The Handbook of Empirical Econometrics, Pal grave.

Hendry, D.F. and H-M. Krolzig, 2005. The Properties of Automatic Gets Modelling, Economic Journal, 115, C32-C61.

Hendry D.F., 1995. Dynamic Econometrics. Oxford University Press: Oxford.

Hoover, K., S. Johanscn, and K. Juselius, 2008. Allowing the data to speak freely: The macro econometrics of the cointcgrated vector autorcgression. American Economic Review 98,251—55.

Hunter G. (2008): Anatomy of the 2008 Financial Crisis: An Economic Analysis Postmortem. Mimeo.

IMF (2009): Lessons of the Global Crisis for Macroeconomic Policy. Approved by O. Blanchard. Mimeo.

IMF (2009a): World Economic Outlook: Crisis and Recovery. April.

Juselius, K. and M. Franchi, 2007. Taking a DSGE Model to the Data Meaningfully, Economics—The Open-Access, Open-Assessment E-Journal, 4.

Juselius, K., 2006. The cointegrated VAR model: Econometric Methodology and Empirical Applications. Oxford University Press: Oxford.

Kern A., Fahrholz С (2009): 'Red Star Spangled Banner': Scrutinizing the Root Causes of Financial Crisis. Mimeo.

Keys B.J., Mukherjee Т., Seru A., Vig V. (2008): Did Securitization Lead to Lax Screening? Evidence from Subprime Loans 2001—2006. Mimeo.

Kindleberger, C.P., 1989. Manias, Panics, and Crashes: A History of Financial Crises. MacMillan: London.

Knutsen S., Sjoegren H. (2009): Institutional Clash and Financial Fragility: An Evolutionary Model of Banking Crisis. MPRA Working Paper No. 13133.

Krahncn, J.-P. and С Wilde, 2006. Risk Transfer with CDOs and Systemic Risk in Banking. Center for Financial Studies, WP 2006-04. Frankfurt.

Krahnen, J.-P., 2005. Dcr Handel von Krcditrisikcn: Eine neue Dimension des Kapitalmarktes Perspektiven dcr Wirtschaftspolitik 6, 499—519.

Kriegel J. (2008): Changes in the U.S. Financial System and the Subprimc Crisis. Levy Economic Institute of Bard College Working Paper No. 530.

Krugman P. (2008): The Return of Depression Economics and the Crisis of 2008. W.W. Norton.

Leijonhufvud A. (2008): Keynes and the Crisis. CEPR Policy Insight No. 23.

Leijonhufvud, A., 2000. Macroeconomic Instability and Coordination: Selected Essays, Edward Elgar: Cheltenham.

Lim M. M.-H. (2008): Old Wine in a New Bottle: Subprimc Mortgage Crisis — Causes and Consequences. Levy Economic Institute of Bard College Working Paper No. 532.

Lo, A., D.V. Repin and B.N. Steenbarger, Fear and Greed in Financial Markets: A Clinical Study of Day-Traders, American Economic Review 95, 352—359.

Lux, T. and F. WcstcrholT, 2009, Economics crisis, Nature Physics 5, 2—3.

Lux, Т., 2009. Stochastic Behavioral Asset Pricing Models and the Stylized Facts, chapter 3 in T. Hens and K. Schenk-Норрё, eds., Handbook of Financial Markets: Dynamics and Evolution. North-Holland: Amsterdam, 161—215.

Maskin E. (2009): Financial Crisis: Why They Occur and What to Do about Them. Mimeo.

Mian A., Sufi A. (2008): The Consequences of Mortgage Credit Expansion: Evidence from the U.S. Mortgage Default Crisis. Mimeo.

Minsky, H.P., 1986, Stabilizing an Unstable Economy. Yale University Press: New Haven.

Murphy A. (2008): An Analysis of the Financial Crisis of2008: Causes and Solutions. Mimeo.

Ocampo J.A. (2009): Latin America and the Global Financial Crisis. // Cambridge Journal of Economics, forthcoming. Mowski L.T. (2008): Stages of the 2007/2008 Global Financial Crisis: Is There a Wandering Asset-Pricing Bubble? MPRA Working Paper No. 12696.

Raj M. (2008): Mending the Meltdown: Fending Off the Interventions and Resurrecting the Market. MPRA Working Paper No. 15693.

Rajan, U, A. Seru and V. Vig, 2008. The Failure of Models that Predict Failure: Distance, Incentives an3Defaults. Chicago GSB Research Paper No. 08—19.

Reinhart СМ., Rogoff K.S. (2008): This Time Is Different: A Panoramic View of Eight Centuries of Financial Crises. Mimeo.

Reinhart СМ., Rogoff K.S. (2008a): Is The U.S. Sub-Prime Financial Crisis So Different? An International Historical Comparison. Mimeo.

Rcinharl СМ., Rogoff K.S. (2008b): Banking Crisis: An Equal Opportunity Menace. Mimeo.

Reinhart СМ., Rogoff K.S. (2008c): The Aftermath of Financial Crisis. Mimeo.

Ritter J.R. (2002): Behavioral Finance. Mimeo.

Ruiz Estrada M.A. (2009): From a Global Financial Crisis to a Global Poverty Crisis. Mimeo.

Ryan S.G. (2008): Accounting In and For the Subprime Crisis. Mimeo.

Sapir J. (2009): From Financial Crisis to Turning Point: How the US "Subprime Crisis" Turned Into a Worldwide One and Will Change The Global Economy. IPG 1/2009.

Scheinkman, J. and M. Woodford, 1994. Self-Organized Criticality and Economic Fluctuations, American Economic Review 84 (Papers and Proceedings), 417—421.

Schwarcz S.L. (2008): Disclosure Failure in the Subprime Mortgage Crisis. Duke Law School Legal Studies Research Paper No. 203.

Schwarcz S.L. (2008a): Markets, Systemic Risk, and Subprime Mortgage Crisis. Duke Law School Legal Studies Research Paper No. 190.

Schwarcz S.L. (2009): Understanding the Subprime Financial Crisis. Duke Public Law and Legal Theory Research Paper No. 222.

Smith R. (2008): The Spread of the Credit Crisis: View from a Stock Correlation Network. MPRA Working Paper No. 15610.

Stephanou С (2009): Dealing with the Crisis: Taking Stock of the Global Policy Response. IFC Note No. 1.

Stern N. (2009): Imperfections in the Economics of Public Policy, Imperfections in Markets, and Policy for Climate Change. Mimeo.

Stiglitz J. (2008): We Aren't Done Yet: Comments on the Financial Crisis and Bailout. // Economist's Voice. October.

Stulz R.M. (2008): Risk Management Failures: What Are They and When Do They Happen? Dice Center Working Paper No. 2008—18.

Sunstein C.R., Thaler R.H. (2003): Libertarian Paternalism Is Not An Oxymoron. // The University of Chicago Law Review, Vol. 70, No. 4.

Taleb N.T. (2008): The Black Swan: The Impact of Highly Improbable Events Penguin.

Whalen R.C. (2008): The Subprime Crisis — Cause, Effect and Consequences. Network Financial Institute Policy Brief.

Zweynert J. (2009): Die «rise in Russland — Ordnungs- odcr Konjunkturproblcm. // Wirt-schaftsdienst. Nr. 7.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Отчет о научно-исследовательской деятельности тгу за 2009 год Содержание

    Публичный отчет
    2.3. Организационные проекты развития инновационных структур и инновационная деятельность в научной сфере ТГУ. Новые формы управления и организации проведения научных исследований
  2. Научно-образовательный материал (1)

    Документ
    Жукова Г.С. д.ф.-м.н., проф., зав. кафедрой высшей математики и информатики, профессор проректор по дополнительному профессиональному образованию, повышению квалификации и переподготовке кадров.
  3. Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе осуществляет контроль за соблюдением Конституции Российской Федерации и действующего федерального закон

    Закон
    Возрастные границы молодежи, принятые в ЦФО, от 14 до 30 лет включительно. На начало 2009 года численность молодежи в Центральном федеральном округе составила около 8,5 млн.
  4. Отчет о работе российской академии образования

    Публичный отчет
    Психологические и физиологические закономерности и индивидуальные особенности развития и образования детей на разных этапах онтогенеза в современных социокультурных условиях
  5. В 1992 г., еще в дыму и грохоте разрушения, я написал книжку «Интеллигенция на пепелище России»

    Документ
    В 1992 г., еще в дыму и грохоте разрушения, я написал книжку «Интеллигенция на пепелище России». О том, как, начиная с 60-х годов, вызревали главные идеи перестройки в умах честной и бескорыстной части нашей интеллектуальной элиты

Другие похожие документы..