Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Лес служит тем уникальным «насосом», который перерабатывает и перекачивает «огрехи» человеческой деятельности. Известно, что в солнечный день, наприм...полностью>>
'Исследование'
Трудовые ресурсы – сложная социально-экономическая категория, которая одновременно может служить как мерой трудового потенциала общества, так и плано...полностью>>
'Документ'
Рост бизнеса подразумевает не только количественные, но и качественные изменения. Со временем приходит осознание, что как ни увеличивай прямую реклам...полностью>>
'Документ'
Санаторий «Ревиталь Парк» совместно с Межрегиональной Монтессори Ассоциацией предлагает программу, направленную на всестороннее развитие детей дошкол...полностью>>

Обзор выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации в 2003 г

Главная > Обзор
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Обзор выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации в 2003 г. в Новосибирской области

Предвыборная кампания и прогнозы

В Новосибирской области федеральная избирательная кампания совпала с выборами главы администрации области, что наложило существенный отпечаток, как на ведение агитационной кампании, так и на сами результаты народного волеизъявления.

Агитационная кампания политических партий существенно регулировалась центральными органами партий, однако, не все политические партии, претендовавшие на места в Государственной Думе, смогли заявить о себе в Новосибирской области – это касается большинства мелких партий, хотя всплески их агитационной активности были редкими и незначительными, обращенными «в никуда», либо в специфическую целевую группу, которая не проявляла большого интереса к выборам (например, СЛОН и студенчество).

Традиционные партии (КПРФ, ЛДПР, Яблоко, СПС, АПР) основное внимание направляли на своего избирателя, практически не предпринимая никаких усилий (или тщетные) по поиску новых групп сочувствующих. Такая тактика оказалась неудачной, в связи с тем, что большинство новых и мелких партий, по сути, активно заимствовали старые лозунги и идеи и активно критиковали первых в неотстаивании интересов рядового избирателя.

Наиболее интенсивным агитационным каналом выступали СМИ, особенно телевидение (радио и газеты в меньшей степени).

Центральные телерадиокомпании еще с начала года начали раскручивать отдельные партии и движения (с позитивной и негативной окраской содержания информации). Так, произошло смешение аудиовизуального образа «Единой России» как политической партии, Президента В.В. Путина, с одной стороны, и «Первого канала», телеканала «Россия» (самореклама) и Центральной избирательной комиссии, а постоянное воспроизведение роликов усиливало эффект манипуляции.

С определенным диссонансом, в какой то степени, в Новосибирской области сработали местные телекомпании (особенно новостные материалы, в которых часто отсутствовал оценочный компонент, который был присущ программам центральных каналов).

Встречи с избирателями и печатная продукция оказались малоэффективными, как и использование элементов наружной рекламы.

Единая Россия

В целом, этой политической партии в СМИ был создан положительный образ, который постоянно подкреплялся рекламными материалами. Можно говорить о широком использовании административного и информационного ресурсов по отношению к агитационной кампании этой политической партии, что подтверждается и независимыми экспертами-аналитиками, и вытекает из самой сущности данной партии – партии «власти».

Партия не просто использовала информационные поводы, она активно их создавала, информации о ней и ее руководстве было много, но отсутствие представителей «Единой России» на теле и радиодебатах, не только не ухудшило ее шансов победить, но наоборот, принесло большие дивиденты: с кем дебатировать? У нас нет конкурента!

На местном уровне размах агитационной кампании «Единой России» был невелик, партия сосредоточилась на продвижении кандидатов по одномандатным округам.

КПРФ

Партия не смогла обеспечить активную агитационную кампанию, используя старые проверенные средства – газеты, листовки и встречи с избирателями (как кандидатов, так и активистов – «дойти до каждой двери»).. Внятность, логичность выступлений на дебатах была поддержана рекламными роликами, в которых (впервые!) КПРФ остро критиковала власть и работала с целевыми группами (например, с молодежью). Однако ролики КПРФ можно было встретить намного реже роликов основных соперников. КПРФ оказалась одной из мишеней выборного PR, в свете которого рисовался не самый радужный образ партии. В частности, реализовывались следующие сценарии.

1. Операция "Глазьев". Велась по нескольким направлениям. Здесь и "раскручивание" по ТВ позитивного образа Глазьева в пику "устаревшему"-де Зюганову; распространение в столицах наклеек "Голосуйте за настоящего коммуниста" с перечеркнутым фото Г.Зюганова и представленным в роли "настоящего коммуниста" членом "Партии Российских регионов" С.Глазьевым; обвинения КПРФ в нежелании объединяться с умолчанием того, что КПРФ давно и не раз предлагала члену своей фракции Глазьеву место в "тройке" предвыборного списка, но тот его отвергал, и т.п.

2. Операция "партии-живопырки", задачей которых, в частности, было политически "продавать от себя" отдельные лозунги КПРФ. Этим занимались порядка десяти так называемых партий и блоков. Помимо "Родины", здесь активно подвизались Партия пенсионеров, АПР, селезневско-мироновский блок и др.

3. Операция "КПРФ и олигархи". В ее рамках осуществлялись спецпроекты как на федеральных телеканалах, так и в региональных СМИ, где отрабатывались связки-внушения: "КПРФ и Березовский", "КПРФ и Ходорковский". Причем активно использовался широкий арсенал спецсредств - от постановочных "пикетов КПРФ в защиту Березовского" до "стука" депутата Маевского, самочинно посетившего Березовского.

4. Операция "Миллионеры в списках КПРФ". Всевозможные клоны партии власти, сосредоточившие, по данным ЦИК, на своих предвыборных счетах почти миллиард долларов, активно лили слезы по поводу связей КПРФ с бизнесменами, которых в списке Компартии было гораздо меньше, чем всех остальных блоков.

5. Операция "Коллективный Геббельс". В течение года Караулов, Сванидзе и их подголоски показывали лживые телесюжеты и внушали избирателям всевозможное вранье. Про "гостиницу Зюганова на Кубе", "лесоперерабатывающий завод Зюганова в Иордании", "строительство при содействии Зюганова скотомогильника на берегу водохранилища", "счетах на Кипре", "загубленный коммунистами АН-70", "захват Зюгановым 4 гектаров заповедных земель в тургеневском заповеднике", сказки о "загубленной природной ренте", против которой якобы голосовали коммунисты, и др.

6. Операция по дискредитации Зюганова. Здесь в ход пущено все: от музея-пасквиля Зюганова до тиражирования утверждений об "устарелости Зюганова" и телевизионных "круглых столов" с участием исключенных из КПРФ лиц, которые внушали, будто Зюганов уже не лидер Компартии.

7. Операция "рейтинговый прессинг", распространение "нужных" и правильных социологических данных, проведение фальшивых "праймериз" с целью внушения нужного результата.

8. Операция "гнев ветеранов". Организация перед телекамерами фальшивых митингов и демонстраций с осуждением КПРФ и Г.Зюганова.

9. Операция по дискредитации "красных губернаторов". В меню был не только поиск коммунальных огрехов у губернатора Стародубцева и разговоры о служебной квартире губернатора Тихонова. Сюда был включен и краснодарский "подарок" кубанского губернатора Ткачева - конфликт с Украиной вокруг острова коса Тузла.

10. Операция "Двойники". Здесь, помимо кандидатов в депутаты Светланы КПРФ и Сергея КПРФ, тиражировавших по региональным ТВ антикоммунистические и антизюгановские клипы, организован был выпуск подложной "Правды", прославлявшей С.Глазьева. Тут же и фальшивые брошюры с ответами Зюганова, фальшивые листовки с итогами голосования фракции КПРФ и др.

11. Операция "Видьманов", с целью внушения ложных утверждений о воровстве "Росагропромстроем" для КПРФ бюджетных средств.

12. Операция "Связь КПРФ с чеченскими террористами". Издание специальной книги "Господа с гексогеном". В этом же ряду и роскошная книга якобы курского аспиранта, изданная к десятилетию КПРФ, - "Новейшая история КПРФ" с фотомонтажами, перепечатки из которой активно тиражировали региональные СМИ.

13. Психологическое давление на оппозицию. Здесь использовались все методы. От судебного беспредела до провокаций в залах во время встреч Зюганова с избирателями, от милицейских "наездов" на агитгруппы КПРФ до избиения активистов КПРФ.

14. Операция "Психснаряд Жириновский". Использование лидера ЛДПР для прямых атак и оскорблений КПРФ и Зюганова.

15. Операция "Семигин и пятая колонна внутри КПРФ".

В целом можно сказать, что главным трендом предстоящих выборов должно стать очевидное для всех поражение левой оппозиции. Картину не меняет тот факт, что это поражение (а в худшем случае у коммунистов будет 10-15%) никак не может быть абсолютным. Просто КПРФ после этих выборов перестанет задавать тон: в ходе голосования по принципиальным законам с руководством фракции КПРФ уже можно будет не торговаться, а отдельных членов можно будет не уговаривать (или, как неоднократно писали СМИ, даже "покупать"). Инструментом для выстраивания главной интриги (радеющая за народ "партии власти" против лицемерной оппозиции) стала поляризация общества по принципу "Ты за народ али за олигархов?". И тут КПРФ попала как "кур в ощип": с самого утра едва продравший глаза гражданин видит и слышит о том, что, во-первых, у коммунистов есть собственные олигархи, "разворовывающее отечественную древесину" (кипрский сюжет о Видьманове), потом ему сообщают об олигархах, вошедших в федеральный и региональные списки КПРФ. Следом рассказывают о честных коммунистах, покинувших партию, и предателях народа, голосовавших за развал Союза, до сих пор состоящих в руководстве коммунистической партии.

При таком количестве разноплановых аргументов не одно, так другое или третье "возьмет за душу" тех, кто составлял ранее электорат КПРФ, но не входил в его ядро. Отсюда и падение рейтинга. Вот уже и весьма пожилые пенсионеры, потерявшие в лице "продавшегося олигархов Зюганова" последнюю надежду, в буквальном смысле со слезами на глазах митингуют против КПРФ. Запоздалое заявление Зюганова о выходе из соглашения о честном и чистом проведении выборов вряд ли сможет повлиять на их расклад, как четыре года назад не смог ни на что повлиять звонок возмущенного "гнусной ложью Доренко" Примакова в прямой эфир поддерживавших его "Итогов" Евгения Киселева. Тогда речь шла о неисправности каких-то суставов бывшего премьера, и все понимали, что Доренко отрабатывал заказ, теперь - аргументация предъявлена гораздо более серьезная и убедительная, подрывающая к тому же все основы коммунистической пропаганды.

Одновременно разочарованным избирателям КПРФ предложен широкий выбор партий, которым они могут отдать свой голос: тем, кто мыслит "экономически" - прямой путь в "Родину", предлагающую новый, почти цивилизованный способ "передела", остальные могут найти карликовые партии по интересам или по симпатии к их лидерам. Особенно интересен тут сюжет, касающийся Жириновского, который сервирует свою платформу для переполненных ненавистью маргиналов, открыто призывая к возврату к тоталитаризму и прямо говоря о готовности народа снова "встать в очереди" ради того, чтобы все было по справедливости.

На правом фланге в роли жертвы предвыборных технологий в очередной раз оказалось "Яблоко", руководство которого продолжает, несмотря ни на что, вести свою линию, основанную на необходимости принятия "правильных законов". Пиар СПС куда более массированный - его лидеры то строят либеральную империю и открывают новые блоки ГЭС, то пугают своих избирателей "большими посадками". Особенно хорошо это смотрелось в прямом эфире "Свободы слова", когда Ирина Хакамада поинтересовалась, всех ли поддержавших СПС на прошлых выборах избирателей посадят при "новом порядке".

Но на самом деле в выигрыше оказывается "Единая Россия", которую публично поддержал президент, лидеры которой заняты созидательным трудом, спасая россиян от бедствий, налаживая жизнь в регионах (Москве, Татарстане и проч.) и разоблачая злоупотребления в правоохранительных органах. Так что, можно сказать, "Новая газета", опубликовав якобы полученный от неведомых источников в Кремле прогноз результатов выборов, совершенно напрасно обвинила администрацию президента в намерении фальсифицировать их итоги.

Приведенный "Новой газетой" расклад весьма похож на правду. Разве что уровень поддержки "Единой России" кажется несколько завышенным (40-43%), а КПРФ - заниженным (12-15%). Все остальное выглядит гораздо более правдоподобно, нежели собственные данные "Новой газеты", согласно которым уровень поддержки КПРФ колеблется между 30 и 35%, а СПС и "Яблока" (не обоих вместе, а каждой из партий) - колеблется где-то между 8 и 12%.

В общем, по мнению экспертов, "Единая Россия" и примыкающие к ней центристские партии ("Партия жизни", "Народная партия" Райкова и проч.) в совокупности получат около 280 (из 450) мест в Думе. Тем не менее, в новой Думе центристы не смогут обеспечить квалифицированного большинства (301 депутат), которое, впрочем, можно набрать, привлекая депутатов то из левых, то из правых фракций.

При этом в ходе предвыборной кампании власти удалось не допустить создания консолидированной право-левой оппозиции. Возможно, именно поэтому к страшилке "диктатуры Путина" в СМИ, ориентированных на лондонский центр оппозиции, добавилась новая угроза, связанная с намерением Басаева сорвать выборы. Речь идет о новых терактах в Москве, вероятность которых увязывается с неким письмом Басаева, в котором всем проживающим в Москве чеченцам предлагается покинуть столицу. Понятно, что никто не может абсолютно исключить возможности реализации подобных сценариев, но этот сюжет в большей степени касается работы правоохранительных органов, нежели предвыборных политехнологий. Поскольку почти никто не сомневается в том, что в новой Думе задавать тон - если не в сфере политических инициатив, то в качестве силы, обеспечивающей бесперебойное голосование, - будет именно "Единая Россия", главным вопросом новой повестки дня станет борьба за влияние на ее руководство. Первые симптомы этой борьбы стали достоянием публики еще в мае, когда небезызвестные политтехнологи атаковали олигархов и тем самым поучаствовали в формировании интриги предвыборной кампании.

Следующие вбросы были связаны с "делом ЮКОСа" и появлением в СМИ аналитической записки Павловского "О негативных последствиях "летнего наступления" оппозиционного курсу президента РФ меньшинства". В качестве главной фигуры этого "оппозиционного меньшинства" был назван сенатора от Тувы Сергей Пугачев, который незамедлительно подал на Павловского в суд. Как известно, в конце прошлой недели Солнцевский суд Москвы этот иск удовлетворил и обязал Павловский заплатить Пугачеву 30 млн. руб. Как справедливо отметили некоторые комментаторы, "до сих пор никому за моральный ущерб не удавалось высудить столь крупную сумму". Этот иск, вероятно, связан с попыткой установления контроля над возглавляемым им Фондом эффективной политики, который ведет кампанию "единороссов". Так что скучно не будет и после выборов, тем более что впереди нас ждет президентская кампания, в ходе которой борьба за влияние на "Единую Россию" естественным образом дополнится соперничеством между теми, кто будет стремиться оказать "неоценимые "услуги" президенту.


И это далеко не все. Волны СМИ, нахлестываясь одна на другую, несли еще и многие десятки других технологий-многоходовок, целью которых было все то же - "гашение" образа КПРФ, служившего морально-политическим ориентиром для десятков миллионов избирателей Компартии.

Согласно последним данным ведущих российских социологических служб, "Единая Россия" в предвыборной гонке вырвалась вперед, повысив свой рейтинг на пять - десять процентов. КПРФ, напротив, явно сдает позиции - ее рейтинг понизился чуть ли не вдвое. В остальном социологи расходятся, одни фиксируют взлет "Родины" при достаточно хороших показателях СПС и "Яблока", позволяющих им пройти в Думу. Другие, напротив, заявляют о резком рейтинговом падении партии Явлинского, удерживая показатели СПС и "Родины" в прежних, непроходных, значениях. Пиаровский характер предвыборных рейтингов достаточно очевиден. Однако вероятные искажения электоральной картины все же позволяют поразмышлять об электоральных перспективах основных игроков на российском политическом поле. Начать стоит, естественно, с резкого роста рейтинга "Единой России". Главная причина этого заключается в том, что партия имеет явный перевес над конкурентами в информационном пространстве, а также в финансовом и административном ресурсах. По мнению первого заместителя Центра политических технологий Бориса Макаренко, "Единая Россия" выбрала "лапидарную, но достаточно эффективную стратегию": "Партия очень мало рассказывает собственно о себе, делая в наглядной агитации акцент на двух вещах: своей близости к президенту и попытке представить выборы как фактически безальтернативные. Это видно по ролику с российским гимном, использованию российского триколора в наглядной агитации, наконец, по телевизионному клипу "единороссов", где пожилая женщина заявляет: "А чего тут выбирать? Я за президента, значит, за "Единую Россию". Очевидно, партию пытаются привязать к президенту всеми мыслимыми средствами, и диапазон этих средств достаточно высок. По сути дела, выборам пытаются придать квазиплебисцитарный характер".

Судя по всему, пиар-стратегия власти оказалась эффективной в отношении не только "единороссов", но для их главного конкурента. Существенную понижательную тенденцию рейтинга КПРФ можно объяснить активной кампанией, которую Кремль ведет против коммунистов в СМИ. Раскручивание дела Видьманова, связей коммунистов с Березовским и другими олигархами, ставленники которых присутствуют в списке КПРФ, - все это сознательно бьет в коммунистический электорат, которому, что интересно, тут же предлагается альтернатива - блок "Родина", Партия социальной справедливости и другие. Впрочем, в реальном голосовании результаты КПРФ могут оказаться выше, чем те, которые показывают сегодняшние опросы. Во-первых, они значительно слабее охватывают избирателей КПРФ на селе и в малых городах. Во-вторых, многие коммунистические избиратели традиционно не желают сообщать социологам о своих партийных пристрастиях. В-третьих, коммунистический электорат гораздо более дисциплинирован в сравнении со среднестатистическим избирателем. Однако в любом случае уже не остается сомнений, что "Единая Россия" опередит КПРФ, и вопрос лишь в масштабах разрыва между ними.

Кроме "Единой России" и КПРФ, три партии также имеют хорошую возможность преодолеть пятипроцентный барьер. Речь идет об ЛДПР, СПС и "Яблоке". С партией Жириновского все просто - ее лидер ведет себя скандально-предсказуемо, прекрасно спланировав свою пиар-стратегию, которая хотя и гарантирует ему высочайший антирейтинг, однако мобилизует то электоральное меньшинство, которому весь этот эпатаж весьма симпатичен. ЛДПР, скорее всего, займет третье место на выборах с результатом между 7-10%. А вот "Яблоку" и СПС за прохождение в Думу предстоит еще побороться. Правые своей агрессивностью, желанием находить популистские и нестандартные ходы постепенно набирают очки, причем не факт, что за счет "Яблока". Как представляется, СПС рекрутирует избирателя и в "политическом болоте", и в зоне, пограничной с партией власти. Вряд ли правые смогут повторить свой результат 1999 года, когда они набрали больше 8%, но ясно, что пятипроцентный рубеж они перейдут.

На фоне активных кампаний "Единой России", СПС и блока "Родина" кампания "Яблока" выглядит более консервативной. "Яблочники" сделали ставку на Явлинского как на самого раскрученного своего лидера, обладающего достойным в глазах его электората десятилетним послужным списком, на политическую традицию либерализма. Это в принципе верная стратегия, но дело в том, что их электорат, судя по всему, жестко ограничен, а потому сегодня "Яблоко" балансирует на грани прохождения в Думу. Впрочем, за счет мобилизации ядерного электората они, скорее всего, туда пройдут. Из новых политических образований на фоне прочих выделяются два блока - "Родина" и Партия пенсионеров. Центр политических технологий еще летом отмечал у "Родины" наличие серьезного имиджевого ресурса. Глазьев и Рогозин - два достаточно свежих политика с весьма привлекательными для избирателя идеями: глазьевской о нефтяной ренте и рогозинской антиолигархической. Ранее усматривался некий имиджевый конфликт между глазьевским социальным "экономизмом" и рогозинским национализмом. В этой связи может быть актуален вопрос, за счет кого из двух лидеров блока "Родина" набирает сегодня электоральный вес. В пользу Глазьева говорит тот факт, что с Рогозиным на почве националистической риторики конкурируют такие партии, как ЛДПР, Народная партия, "Русь", идеи же Глазьева достаточно "эксклюзивны". Однако, по мнению Бориса Макаренко, этот конфликт во многом иллюзорен: "Достаточно было "Родине" выпустить в телеэфир сразу двух своих лидеров, минимизировав присутствие в нем националистов типа Бабурина и Варенникова, и оказалось, что оба одинаково добавляют в электоральную копилку своего блока. Они оба объединены антиолигархической проблематикой, только Глазьев разрабатывает ее экономический аспект, а Рогозин - патриотический. Поэтому оба они вносят сопоставимый по масштабу вклад в копилку блока". "Родина" сегодня явно находится где-то на шестом место, а в рейтингах ФОМа вышла даже на пятое. Судя по всему, она вплотную подойдет к пятипроцентному рубежу, однако не надо забывать, что ее электорат достаточно случаен и формируется буквально на глазах. Поэтому далеко не факт, что "Родина" обязательно окажется в Думе.

Наконец, есть еще одна партия, показывающая неплохие результаты. Речь идет о блоке Партия пенсионеров - Партия социальной справедливости. Думается, причина его успеха заключается... в самом его названии, синтезирующего два весьма популярных у населения настроения. Как показывают социологические исследования, общественный запрос на "социальную справедливость" сегодня крайне высок. А равно в России высока доля пенсионеров, которые являются самыми активными избирателями. Вероятно, что даже если бы этот блок вообще никак активно себя не проявлял в избирательной кампании, он все же мог бы набрать бы 2-3%. Впрочем, при любых условиях выйти на этих выборах за 4% у него получится вряд ли. Очертив круг основных фаворитов и проанализировав их шансы на выборах, стоит остановиться на том, что эти шансы повышает или, напротив, делает призрачными. А именно, на ресурсе поддержки Кремля, который сегодня является, пожалуй, главным избирателем. С его предпочтениями напрямую увязывается пиаровская составляющая последних соцопросов, которые одновременно можно прочитывать и как некие знаки кремлевской воли. Что касается властной поддержки, оказываемой "Единой России", то очевидно, что она носит консенсусный характер. Мы не наблюдаем ни расколов, ни маневров против этой партии. Показательно, что остальные лояльные Кремлю партии - "народники" и блок Миронова - Селезнева - таковой поддержки практически не получает. А вот "Родине", имеющей широкий доступ к федеральным СМИ, в Кремле - по крайней мере, в его силовой части - явно благоволят. Впрочем, "результирующая Кремля" (если таковую вообще можно выделить в "многобашенной" властной конструкции) также может быть направлена в сторону "Родины", которую могут рассматривать в качестве левого фланга думской "партии власти".

Если рассуждать о ситуации с "Яблоком", то здесь необходимо обратиться к теме манипулирования рейтингом. Не секрет, что любой рейтинг можно искусственно приподнять или опустить на один пункт без принципиального ущерба для его корректности. Как предполагает Борис Макаренко, именно такими методами власть сейчас активно и пользуется: "У рейтингов есть два смысла: объективный замер и средство воздействия на общественное мнение. Избиратель - человек рациональный, и голосовать за явных аутсайдеров он в своей массе не захочет, предпочтя ориентироваться на партии успешные. Поэтому опустить или приподнять рейтинг - значит послать некий сигнал избирателю и в определенной степени низшим слоям элиты".

"Пример такого рода манипулирования, - продолжает Макаренко, - так называемые "праймериз", проведенные на прошлых выходных ВЦИОМом в трех российских городах - Белгороде, Владимире и Кыштыме. Слава богу, в официальном названии сего действа такое название отсутствует, поскольку на самом деле оно означает внутрипартийный отбор, а не прогноз по поводу выборов. Возвращаясь к этому опыту, отмечу следующее - во-первых, там был серьезно опущен рейтинг КПРФ, во-вторых, к пяти процентам были максимально близко подведены "Родина" (4,9%) и Партия социальной справедливости (4,5%). В-третьих, запасные "партии власти" были просто вырублены. У "Яблока" (5,2%) и СПС (7,5%) рейтинги вроде бы надежны, но социолог всегда может сделать оговорку, что в городе у этих партий традиционно больше поддержка, чем на селе. В этом смысле интересно, что буквально на днях близкий к Кремлю политолог Сергей Марков заявил о том, что непрохождение "Яблока" в Думу является большой потерей для российского парламентаризма. И тут же появляется рейтинг ФОМ, согласно которому у "Яблока" всего лишь 2,5%. Утверждать, что нынешними рейтингами пытаются оказать давление, с одной стороны, на избирателя, а с другой, на руководство партий, мы не можем. Но сочетание таких рейтингов с такими комментариями де-факто психологически давит на СПС и "Яблоко", принуждая их вилять хвостом перед властью, демонстрируя свою лояльность".

Избирательная кампания приближается к концу, и вопреки прогнозам она оказалась совсем не скучной. Более того, ещё весной с трудом верилось в то, что тематическое наполнение кампании будет столь радикально отличаться от выборов 1999 года. По сути, мы наблюдаем значительное совпадение публичного позиционирования всех партий, участвующих в выборах. Возникает впечатление, что произошла массовая кража наиболее выгодных идей друг у друга. В результате самые разные партии и кандидаты, несмотря на очевидные для специалистов различия в их реальных позициях, озвучивают одну и ту же идейную платформу, лишь незначительно различаясь в оттенках. Но именно это и делает избирательную кампанию "не скучной". Ведь топтаться на одном поле такому количеству претендентов на победу крайне сложно. Это обстоятельство в свою очередь вызывает к жизни специфические, иногда радикальные, иногда неожиданные, а порой и просто курьёзные методы работы. Каждый борется за место под солнцем по-своему.

"Единая Россия"

По сравнению с кампанией 1999 года "единороссы" как правопреемники "Единства" и "Отечества" не придумали ничего нового. Лишь с незначительными модификациями избирательная кампания "Единой России" остается на двух столпах. В сфере идеологии это дальнейшие попытки максимально использовать (а по возможности, вообще монополизировать) в своих целях реально существующий широкий общественный запрос на более ответственную, чем в период Ельцина, политику, ориентированную одновременно на государственно-патриотические, социальные и национальные идеи. А в сфере организации - широчайшее использование административного ресурса во всех его проявлениях. Что касается идеологии, то здесь единственным ноу-хау "партии власти" в сравнении с предыдущими выборами стало широчайшее заимствование популярных идей у своих соперников, что в свою очередь привело к внесению в избирательную кампанию "Единой России" элемента абсурда. Главной причиной этого стало то, что за время, прошедшее с возникновения "Единства", партийные идеологи так и не смогли сформулировать ничего действительно самобытного. Идейные ориентиры по-прежнему остаются весьма расплывчатыми, а точнее говоря, плавающими, способными к значительному смещению в зависимости от конъюнктуры и команд из Кремля. По некоторым позициям "единороссы" противоречат сами себе. Стратегические цели не ясны. А раз нет целей, значит, нет и чётких методов их достижения. По крайней мере, лидеры партии не могут сказать ничего более конкретного, чем то, что они "за сильную Россию". А кто у нас сейчас не за "сильную Россию"? Может быть, только люди, подобные Басаеву или Масхадову. Или не за "сильную Россию" был Ельцин и его команда? Не хватало ещё, чтобы "партия власти" у нас была бы за слабую Россию. Вопрос в том, что вкладывать в этот лозунг. А иначе речь будет идти о манипуляции сознанием людей, и не более того. Впрочем, отсутствие ясности позиции, способности сформулировать стратегические цели (в том числе и в сфере идеологии) является общим свойством современной российской власти. "Единая Россия", скорее, реагирует на изменение ситуации, на давление снизу, чем самостоятельно формулирует свою идеологию. Хотя представляется, что это всё же лучше, чем пытаться игнорировать реальность в угоду идеологическим установкам, как это пытались делать многие в российской истории, включая и непосредственных предшественников Владимира Путина. По крайней мере, это может стать ступенью к более адекватному осознанию реальности и формированию действительно ответственной и стратегически выверенной позиции. Попыткой преодолеть подобную ситуацию стал лозунг об "удвоении ВВП". Однако его ограниченность и тактический характер были очевидны с самого начала. Неоднозначность лозунга была вызвана неоднозначностью самого "удвоения". Ведь никто так чётко и не сказал, за счёт чего должно произойти удвоение, какими методами, к чему это приведёт, будет ли это однозначно позитивно или может и не возыметь такого позитивного эффекта, который сейчас этому "удвоению" приписывается. Кроме того, данная позиция требовала серьёзной расшифровки в формате избирательной кампании. Ведь большинству простых избирателей не совсем понятно, что вообще означает аббревиатура "ВВП", а главное, что реально изменится в жизни конкретных людей с удвоением этого самого ВВП и какой ценой это удвоение должно произойти. Станет ли жизнь россиян в результате удвоения ВВП в два раза лучше? Ответ очевиден - нет. Поэтому и вопрос такой никто старается не задавать. А вообще - что станет лучше, кому конкретно станет лучше и насколько? Избиратели ведь за последние лет пятнадцать уже не раз слышали похожие призывы. Ответ на этот вопрос также таит немало нюансов. Возможно, поэтому нет и расшифровки данного лозунга в предвыборном формате. А раз так, то и за самим лозунгом многие, совершенно простые люди чувствуют какое-то лукавство и не могут доверять ему настолько, насколько от них пытаются добиться.

Проблемы содержательного наполнения кампании выявились уже на первоначальном этапе. Тем временем, до выборов оставалось всё меньше времени. Видимо, осознав это, "единороссы" решили, что лучшим выходом будет просто взять на вооружение все самые выгодные темы и лозунги других участников выборов. Причём "партия власти", не стесняясь, заимствовала наиболее удачные и подходящие для её статуса призывы не только у своих главных соперников - коммунистов, но и у различных "клонов" Кремля, ослабляя, таким образом, их позиции и возможность откусить кусочек электората всё у тех же коммунистов. То есть "Единая Россия" подобным поведением объективно мешает им выполнять поставленную тем же Кремлём перед ними задачу. По праву сильного "партия власти" буквально топчет всех вокруг, не задумываясь о долгосрочных последствиях. Однако это скорее похоже на панику, чем на продуманную политику, так как негативные последствия такого поведения могут проявиться в ближайшем будущем. Впрочем, глазьевскую "ренту", к примеру, растащили на кусочки уже просто все кому не лень, независимо от окраски. Что касается либералов, то всё, что можно было взять у них, "Единство" и "Отечество" "приватизировали" ещё на прошлых выборах. Надо признать, что такая тактика даёт некоторый результат, хотя и выглядит весьма "ломовой", балансируя на опасной грани ухода в полный абсурд, что может вызвать у избирателей отторжение. По крайней мере, даже не очень сведущему в политике человеку трудно без некоторого недоумения смотреть на то, как действующие чиновники начали энергично грозить кому-то пальцем, обвиняя "некие силы" во всех сегодняшних бедах, пеняя каким-то неведомым "бюрократам", которые всё развалили, олигархам, которые невесть откуда свалились на нашу голову. Оказывается, и государство должно быть социальным, и из экономики не должно уходить, и наоборот, обязательно там будет, и недра никому не отдаст (те, что остались), и всем вообще по шапке надаёт, особенно тем "космическим" силам, которые и довели нас до жизни такой. Они, эти силы, есть классовые враги "партии власти", и с ними будет ещё разговор особый - чуть ли не за развал Советского Союза. Где их искать, правда, не понятно. Остаётся также какое-то смутное подозрение, что ко всему этому имеет самое прямое отношение и сама "партия власти". Ясно, конечно, что "Единая Россия", с одной стороны, пытается любой ценой выиграть выборы, а с другой, окончательно отмежеваться от "ельцинской" эпохи. Нельзя исключать и того, что власть действительно пытается переосмыслить ситуацию и собственное стратегическое позиционирование, хотя верится в это с трудом. Но в любом случае, всё смотрится крайне забавно. Особенно в регионах, где губернаторы, мэры, главы районов и сельских администраций, "поняв установку сверху", тоже начинают надувать щёки, принимать грозные позы, обвинять неведомые силы в развале их области, их города, их села. Если федеральным министрам, которых показывают по телевизору, люди ещё могут поверить, то своим начальникам, которых знают как облупленных, вряд ли. Попытки этих руководителей, воспринимающих сигналы из центра, убедить население, что они, мол, ни в чём не виноваты, а с "Единой Россией" жизнь пойдёт по-новому, воспринимаются как издевательство над здравым смыслом. Вообще, следует отметить, что кадровая проблема является главной для "Единой России". Отсюда проистекают и все остальные проблемы партии, включая идеологические. Ставка на административную вертикаль может в итоге оказаться самоубийственной. На эту же мысль наводят и организационные методы избирательной кампании "партии власти". Иначе как грубое и почти неприкрытое давление их назвать нельзя. Неравное положение в СМИ и рекламно-информационном пространстве очевидно настолько, что его не требуется комментировать. Коммунистам, действительно, скоро начнут сочувствовать даже либералы.

Однако это "цветочки" по сравнению с тем, как работают региональные отделения "партии власти" на местах. Кандидатов-одномандатников проталкивают всеми мыслимыми и немыслимыми методами. Обычным делом являются добровольно-принудительные встречи с кандидатом, проведение агитации в нарушение действующего законодательства, угрозы и шантаж простых избирателей (например, угроза отключить свет или не выплатить пенсию всей деревне в случае нежелательного результата на выборах), давление на руководителей предприятий и организаций, разнарядки по голосованию и так далее. А уж тем, кто решил конкурировать с кандидатом власти, вообще не позавидуешь. Тут дело может доходить и до угрозы физической расправы. Что же касается партии, то в СМИ было уже немало сообщений о принудительном приёме в партию в некоторых случаях даже под угрозой увольнения с работы. О чём можно говорить, если некоторые председатели ТИКов в приватных беседах заявляют о том, что местными властями им дана жёсткая установка любым путем обеспечить кандидатам "партии власти" уверенную победу? Возможно, всё это и не является установкой федерального руководства партии, а лишь инициативой особенно рьяных местных руководителей. Однако факт остаётся фактом - эти явления имеют массовый характер, а не являются исключением из правила. Местная власть не задумывается над тем, что её деятельность, по сути, носит разрушительный для основ государства характер, а также о том, что они своей деятельностью "сослужат медвежью услугу" и своим верховным начальникам. К примеру, такая вещь, как принудительное вступление в партию под угрозой увольнения не пришла в голову даже КПСС. Как известно, в эту партию, как бы её ни оценивали, мог вступить далеко не каждый. А процедура вступления в большинстве случаев была не такой уж простой. Так или иначе, но подобные методы работы способствуют накоплению деструктивного потенциала и росту скрытого антирейтинга, которые рано или поздно дадут о себе знать. Каков бы ни был результат "Единой России" на предстоящих выборах, перспективы развития "партии власти" весьма туманны. Озвучиваемые лозунги большинство населения и удивляют, и радуют одновременно. Вопрос лишь в том, что будет дальше. Не является ли всё это лишь предвыборным популизмом? Скорее всего, так оно и есть. По крайней мере, до сих пор никаких реальных и действительно существенных изменений в государственной политике не было.

Но в этом случае у "Единой России", как и у власти в целом, в ближайшие несколько лет могут возникнуть серьёзные проблемы с доверием населения. Люди простят "единороссам" и проблемы в области идеологии, и даже административное давление в том случае, если за словами последуют реальные изменения, если результат будет действительно стоить того, что происходит. Причём изменения должны будут затронуть все сферы жизни, как сейчас об этом говорят сами же лидеры "Единой России". Ведь подняв темы нынешней избирательной кампании, власть берёт на себя некие обязательства, получая кредит доверия от народа. Но готова ли власть к выполнению этих обязательств? Есть серьёзные основания сомневаться в этом. Если не готова или, более того, и не собирается выполнять, то "Единую Россию" ожидает неминуемый крах. Это будет лишь вопрос времени. Укорениться в обществе так, как это в своё время смогла КПСС, или так, как демократы или республиканцы в США, лишь с помощью административного ресурса и бесконечных обещаний, "единороссам" не удастся. Главной же опасностью является не столько развал партии "Единая Россия", сколько те проблемы для политической стабильности в стране, которые могут быть этим вызваны.

Коммунисты

КПРФ на этих выборах, несомненно, допустила серьёзную ошибку. Несмотря на декларируемую принципиальность, коммунисты всё-таки поверили в столь осуждаемый ими же тезис о том, что "деньги решают всё", и пошли на поиски больших денег. На этом их тут же и поймали, потому что нельзя так расслабляться во враждебной среде. Вообще, иногда возникает впечатление, что скандал вокруг многочисленных контактов КПРФ с крупным бизнесом стал результатом удачной провокации. Ведь на самом деле именно принципиальные позиции коммунистов и являются их главным политическим капиталом, наряду с ностальгией старшего поколения по советским временам. Именно эти позиции и идеологические установки, а отнюдь не деньги, обеспечивали КПРФ относительный успех в ходе предыдущих избирательных кампаний. Это понимали и их враги. С ностальгией поделать уже ничего нельзя. Именно поэтому одной из главных задач в борьбе с коммунистами всегда была задача разрушения их имиджа честных и бескорыстных борцов за дело трудового народа. Работа в этом направлении велась недоброжелателями Геннадия Зюганова с момента возникновения КПРФ. Стоит вспомнить историю ещё 1996-го года о Зюганове, якобы сознательно отказавшимся от победы на президентских выборах. И вот сейчас мы наблюдаем очередной пример такой работы. При этом коммунисты действительно дали множество очень серьёзных поводов для того, чтобы на них буквально обрушился поток обвинений в нечистоплотности. Проще говоря, "подставились". Теперь тема "продажности" коммунистов стала главным козырем в контпропаганде их соперников. И это пришлось весьма кстати, так как эффективно пугать опасностью "коммунистического реванша" и возможностью "возврата в мрачное советское прошлое" уже не получается. Во-первых, эта тема уже просто надоела. Во-вторых, практически всем уже ясно, что ни "реванш", ни "возврат" физически невозможны. По крайней мере, в обозримом будущем. В-третьих, уже некому этого бояться. Те, кто хотели "возврата", его не боятся по определению. Основная масса тех, кто раньше боялся, теперь разделилась на тех, кто захотел этого возврата в связи с полным разочарованием в новых временах (меньшая часть), и тех, кому всё это стало безразлично, потому что они заняты выживанием, и уже никому, кроме самих себя, не верят (большая часть). Кроме того, произошли и демографические изменения. Право избирательного голоса получила значительная часть молодёжи, которая ничего толком не знает ни о коммунистах, ни о советских временах, а потому особенно и не задумывается на эту тему. В этой ситуации новый повод для дискредитации коммунистов был нужен как воздух.

Для коммунистов, как и для всех, кто позиционирует себя в политике в качестве людей принципиальных, это будет хорошим уроком. Ведь с принципиальных и спрос двойной. Конечно, понять коммунистов несложно. В условиях жесточайшего давления со всех сторон они решили вспомнить ленинские слова о "союзниках" и "попутчиках", которыми, по большому счёту, могут быть кто угодно, если от них есть польза "для дела". Да и деньги, а также товарно-денежные отношения, коммунисты никогда не отрицали. В конце концов, именно политэкономия играет в марксизме весьма значительную роль. Коммунисты неоднократно за свою историю демонстрировали умение использовать самых разных людей и целые организации в своих целях, а затем, если не уничтожать их, то, по крайней мере, легко отказываться от них и от ранее данных обязательств. Однако коммунистам необходимо было увидеть, что сильная президентская власть по определению не может допустить никаких автономий. Коммунистов подвела именно включённость в нынешнюю квазиидеологическую парадигму, господствующую в стране, в соответствии с которой все проблемы решаются с помощью денег. Они сами поверили в то, что крупный бизнес при желании может обо всём договориться и всё уладить. Как это ни парадоксально, но они забыли, что живут в России.

Кроме того, коммунисты так и не внесли ничего нового в свою работу с избирателями. Повторяются уже всем хорошо известные - и надоевшие - лозунги. Методы работы не меняются. Главной аудиторией по-прежнему остаётся старшее поколение. Стиль работы таков, как будто и не было последних пятнадцати лет российской истории. В сочетании с естественной убылью в среде традиционного коммунистического электората это даёт негативный эффект. Тем не менее, хоронить коммунистов рано. Да и абсолютное исчезновение какой-либо оппозиции власти вряд ли пойдёт на пользу развитию российской государственности. Назвать же КПРФ радикальной оппозицией уже давно ни у кого язык не поворачивается.

СПС

Тактика Союза правых сил, несмотря на демонстрируемый нарочитый оптимизм, с очевидностью показывает неуверенность лидеров правых в победе. Об этом с самого начала избирательной кампании свидетельствовало как подключение к кампании скандальных фигур с неоднозначной репутацией, так и бьющий через край популизм в выступлениях лидеров СПС. Возможно, такой внешне противоречивый подход является результатом продуманного плана. С одной стороны, запредельная самоуверенность Анатолия Чубайса и Альфреда Коха, умело применяющих технологии манипуляции сознанием людей, отработанные ещё в годы приватизации. Такой ход должен как бы сыграть на контрасте, довести ситуацию до абсурда и на этом фоне перебить своим напором весь очевидный антирейтинг этих фигур, лишив дара речи традиционных противников. Ведь о Чубайсе и Кохе всё уже давно сказано, более того, набило оскомину. А добавить, по сути, нечего, что делает позиции критиков заметно слабее и создаёт как бы ситуацию "чистого листа". С другой стороны, правые сделали основную ставку на два-три сверхпопулистских лозунга, которые целенаправленно отрабатывают. Одновременно все лидеры правых запели такие песни, что впору зачислять их в какой-нибудь черносотенный союз. Впрочем, не исключено, что всё это сложилось спонтанно. Так или иначе, но складывает впечатление, что правые решили пойти ва-банк, а такие решения на пустом месте не принимаются. Что касается Чубайса и Коха, то годы их почти не изменили, несмотря на всевозможные разговоры на эту тему. Слушая их выступления, как бы переносишься в начало 90-х годов. Квинтэссенцией их речей являются заявления о том, что на самом то деле в нашей экономике всё очень неплохо (так отрабатываются традиционные обвинения в развале всего и вся), люди живут всё лучше и лучше, Россия динамично развивается, а в скором времени вновь станет доминировать на постсоветском пространстве (а так отрабатываются столь же традиционные обвинения в падении статуса России в мире). В общем, вполне в духе "эпохи первоначального накопления" в сознание людей хотят внедрить новый миф о том, что они просто чего-то не понимают, что на самом деле они находятся в двух шагах от полного счастья. Вообще, широкое применение правыми различных психотехник, на мой взгляд, очевидно. Примером может служить и рассылка известных писем от лица Чубайса, как бы по проблемам РАО "ЕЭС", но на самом деле преследующих предвыборные цели. В письме Чубайс уверяет, что сам сильно страдает по поводу постоянного повышения тарифов, которое происходит (как бы не по его команде) исключительно в связи с ростом цен на топливо для электростанций. То есть ругать надо не РАО, а тех, кто занимается топливом. При этом, преодолевая все трудности, наперекор судьбе Чубайс готов с 2006 года обеспечить рост цен всего лишь на 7,5% в год. Почему сейчас нельзя этого сделать не объясняется. Но одновременно сообщается, что в ряде регионов (прежде всего, там, где есть крупные города, традиционно считающиеся оплотом правых) тарифы уже сегодня снижены на 20%. То есть всё "ровно наоборот". Дальше Чубайс одним махом присваивает себе заслуги в строительстве нескольких крупных электростанций, которые на самом деле начали строить ещё в советское время, но заморозили как раз в связи с приватизацией и либеральными реформами. Кроме того, доводится до сведения, что РАО "ЕЭС", благодаря талантливому управлению, "уже сэкономила 14 миллиардов рублей". Вопрос о том, для кого Чубайс сэкономил эти деньги и каким способом, естественно, не поднимается. Назвать это иначе, чем манипуляция сознанием нельзя.

Кстати, правые не были бы правыми, если бы не вспомнили заодно и о деньгах. К примеру, в Москве вышеозначенное письмо распространялось в одном конверте с другим письмом - от "Мосэнерго". В нём москвичам, исключительно для их же пользы, предлагалось "оптимизировать" механизм платежей за электроэнергию. Оптимизация заключается в предложении платить ежемесячно некий фиксированный платёж, вычисленный специалистами из "Мосэнерго" на основании среднестатистического потребления по городу Москве. Если же этот платёж окажется меньше реального потребления, то потребитель должен будет в этом же месяце доплатить необходимую сумму. Но вот если фиксированный платёж окажется больше реального потребления, то разницу "Мосэнерго", исключительно для пользы москвичей, предлагает перенести на следующий год. О том обстоятельстве, что таким образом "Мосэнерго" фактически будет брать у москвичей беспроцентный кредит и до следующего года сможет "крутить" эти деньги, скромно умалчивается. Да, "лохотрон" - это не аппарат, это, видимо, что-то в крови. Об отношении к людям говорят и многочисленные факты рассылки этих "писем счастья" на имена уже давно умерших людей. Видимо, авторы всё ещё пользуются базами данных начала 90-х годов. Что же касается популизма, то обращает на себя внимание, прежде всего, тема армии. Причём основной упор делается на необходимость введения добровольного принципа комплектования вооруженных сил. Во многих регионах эта тема на последних этапах избирательной кампании стала практически единственной в публичном пиаре кандидатов от СПС. Причины ясны и также свидетельствуют о проблемах правых. Электорат либералов в целом радикально уменьшился по сравнению с началом и даже серединой 90-х годов прошлого века. СПС как воздух нужны новые сторонники, не находящиеся под влиянием антирейтинга, накопленного либералами за последние десять лет. Естественно, что речь может идти в первую очередь о самых молодых. Для самых же молодых (а также их родителей) в нашей стране весьма болезненным вопросом является военный призыв. Для них эта тема, в отличие от других тем СПС, не имеет двойственной трактовки - молодые люди просто не хотят попасть в армию. Остальное для них второстепенно. Вывод ясен - именно с ними и их родителями (подругами, друзьями, родственниками), именно по этой теме и надо целенаправленно работать. Ставка на молодёжь косвенно свидетельствует и о наличии проблем со всеми остальными возрастными группами избирателей. Одновременно, перестраиваясь на ходу в соответствии с наиболее актуальными веяниями политической моды и общественных настроений, либералы дружно заговорили о патриотизме, государственности и прочих подобных вещах, от которых раньше шарахались, как чёрт от ладана. Тогда, когда записными патриотами на глазах становятся буквально все, вставать в оппозицию по этому вопросу слишком невыгодно. Борис Немцов рассказывает о том, какой угрозой российской государственности и демократии были олигархи (а почему были?). Чубайс, проявляя чудеса словесной эквилибристики и пытаясь совместить несовместимое, всё-таки выдает фразы, из которых рядовому избирателю должно стать ясно, что и Чубайс за присутствие государства в экономике. Ирина Хакамада тоже за сильную (правда, очень маленькую) армию и так далее. Разговоры же о "либеральной империи" и РАО "ЕЭС" как имперском авангарде в государствах СНГ начались ещё летом. Куда делась "партия крупного капитала", ратовавшая в своё время чуть ли не за государственный пацифизм, интеграцию в Западную Европу (как с этим сочетаются имперские пассажи?), полное устранение государства из экономики и ещё многое за что? О нервозности и проблемах СПС говорит и скандал вокруг их попыток объединиться с "Яблоком". Сама по себе эта идея с самого начала была похожа на провокацию. Несмотря на то, что обе партии считают себя либеральными, серьёзные различия между ними, а главное, между их сторонниками, не заметит лишь слепой. В жизни типичный, среднестатистический член партии СПС и такой же средний "яблочник" зачастую являются просто антиподами. Кстати, сомнительной представляется и возможность автоматического сложения электората двух партий в случае их объединения. Но в любом случае методы, которыми СПС пытался добиться объединения, а затем реакция на отказ "Яблока" во взаимности продемонстрировали то, что лидеры СПС просто вышли из себя, потеряв контроль над эмоциями и разумное отношение к ситуации. Возникло впечатление, что руководство правых сил решило, что если "Яблоко" нельзя съесть, то его надо просто уничтожить. Это стало явной ошибкой, и в целом раскрутка этой темы в итоге скорее пошла на пользу "яблочникам", чем подорвала их позиции.

Тем не менее, правые всё ещё более выгодны в Думе для власти, чем коммунисты. У власти другие главные враги. Поэтому правые действуют в условиях относительной свободы. Однако перспективы правых выглядят весьма неоднозначно. Возможно, ставка на молодёжь и обеспечит им некоторый прирост сторонников в течение следующего электорального цикла. Но молодость - это недостаток, которому свойственно быстро проходить. Очень скоро подавляющее большинство этих молодых людей, пока живущих концертами, тусовками с пивом, пустыми разговорами обо всём и ни о чём, навязчивыми мыслями о сексе и страхом перед армией, а главное, мечтами об удачном будущем вырастут. Повзрослев, они поймут, что у большинства из них нет никаких возможностей осуществить то, что им сейчас пропагандируется. Никто не приготовил им рабочих мест, социальное обеспечение продолжает деградировать, достойной пенсии им не видать, купить жильё невозможно, а сладкая жизнь достанется лишь небольшой группке нынешних единомышленников из числа активистов. Рассчитывать на то, что всё это изменится к лучшему, в ближайшие годы не приходится. В это время для СПС может настать момент истины. Бесплатных пивных концертов, которые стали главным методом работы правых с молодым избирателем, будет уже явно недостаточно. Кстати, тогда эта недавняя молодёжь, не стеснённая "рабскими комплексами советского времени", а также ныне почитающая "безбашенность" за явное достоинство, быстро может превратиться в легко управляемую (благо с ней это уже проделывают) массу, которая пойдёт за любыми экстремистами, лишь бы получить тот кусок счастья, который им обещали в молодости задорные и вечно молодые лидеры правых.

"Яблоко"

За прошедшие с момента прошлых выборов четыре года "Яблоко" мотало вверх и вниз, как на "американских горках". Однако сейчас мы наблюдаем достаточно динамичную избирательную кампанию "яблочников". Главной причиной этого остаются прежние козыри "яблочников", слегка модернизированные и актуализированные в ходе нынешней кампании. Во-первых, следует признать удачной предвыборную работу самого Явлинского. Он выбрал весьма взвешенную, срединную позицию, которая выгодно отличает его на фоне и правых, и левых крайностей. Одновременно эта позиция имеет мало общего с официальным центризмом в стиле "Единой России" и примыкающих к ней союзников. Именно сейчас пригодился и показывает свою эффективность тот самый социал-демократический уклон в позиции "Яблока", который так любят критиковать некоторые успешные "яблочники" и многие российские либералы, тяготеющие к СПС. Явлинский в разумных дозах оперирует и либерально-рыночными идеями, и социальной тематикой, и государственно-патриотической, и даже затрагивает религиозную проблематику. (Я думаю, услышав, к примеру, пассажи Явлинского насчёт того, что реформы гораздо успешнее проходили бы в "верующей стране" и, если бы их проводили верующие люди, некоторые лидеры правых поперхнулись). При этом он пытается органично сочетать эти темы. По большому счёту, лидер "Яблока" занят тем, что старается осмыслить мировой опыт либерально-рыночных идей в применении к объективной российской реальности, с учётом всех культурно-исторических, экономических и политических особенностей России, а на основе этого выработать некую синтетическую модель, базирующуюся на ряде либеральных принципов, но органичную для нашей страны. В том числе и в этом состоит альтернативность "Яблока" по отношению к СПС. Такой подход выглядит более привлекательным для значительного количества избирателей по сравнению с опытом слепого копирования западных моделей, сопровождавшегося к тому же тотальной коррупцией. Тем более что после того, как стало ясно, что это позитивных результатов не принесло, его организаторы обвинили в этом негодный народ, плохую историю, жуткие традиции и вообще кошмарную страну, требуя и от всего населения согласиться с этим.

Особенно выгодно взвешенная, но одновременно достаточно энергичная позиция Явлинского смотрится на фоне демонстративно-вызывающей задиристости лидеров СПС, которым порой отказывает чувство меры. Удалось Явлинскому отыграть в свою пользу и историю с неудавшимся объединением двух либеральных партий. Вторым козырем "яблочников" остаётся их принципиальная позиция "честных демократов". В самом деле, следует признать, что только "Яблоко" и КПРФ (среди крупных политических партий) имеют действительно значимый и стабильный электорат по-настоящему идейных сторонников, готовых бескорыстно работать не за деньги и карьерный рост, а за торжество идеи, как бы эту идею ни оценивали сторонние наблюдатели. Правда, "яблочников" значительно меньше, чем коммунистов. По крайней мере, только "яблочники" и коммунисты пока продемонстрировали способность не только сохраниться как партия, но и работать в самых неблагоприятных условиях. В способности других известных партий действовать без различных внешних подпорок есть основания серьёзно сомневаться. Антагонизм же этих двух партий лишь подчёркивает вечную истину, заключающуюся в том, что настоящие принципы всегда будут в цене. Или, по крайней мере, принципы, выглядящие настоящими в их публичном исполнении.

Очень может быть, что именно "Яблоко", а не СПС станет главным либеральным партнёрам федеральной власти. По крайней мере, до выборов президента Кремлю выгоднее держать эти партии врозь, хотя серьёзной угрозы Путину никакой "объединённый либеральный кандидат" на самом деле не представляет. Может так сложиться, что в зависимости от результатов предстоящих выборов (и парламентских, и президентских) уже Явлинский будет предлагать лидерам СПС объединение, но теперь на своих условиях. Что же касается более долгосрочных перспектив, то не ясно, сможет ли Явлинский добиться реальных результатов на ниве поиска органичной для России либерально-рыночной модели развития. Однако представляется, что именно "розовый", социально ориентированный либерализм "яблочного" толка имеет определённые перспективы в нашей стране.

ЛДПР

Таких мощных истерик в исполнении Владимира Жириновского мы уже давно не видели. За последние годы принято стало считать, что лидер ЛДПР вполне вменяемый политик. Однако за скандалами и дружным осуждением со стороны политического и околополитического бомонда стоит видеть большее. При всех своих недостатках Жириновский имеет и ряд достоинств, одним из которых является интуиция. И то, что главной темой кампании ЛДПР и выступлений Жириновского стала тема национальная, отнюдь не случайно. В последние годы стал совершенно очевиден рост популярности идей русского, националистического толка. Особенно показательны эти тенденции в молодёжной среде. Очевидно, что появление данных тенденций было совершенно неизбежно в существующих ныне условиях. Более того, весь ход событий последних десяти-пятнадцати лет планомерно готовил почву для этого явления. В самом деле, стоит задуматься над тем, что распад Советского Союза фактически произошёл по национальному признаку. Границы всех бывших советских республик, кроме РСФСР, обозначали исторические пределы проживания того или иного народа. Стоит ли удивляться тому, что во всех без исключения постсоветских государствах, кроме России, сразу после выхода из состава СССР, произошёл мощный, а порой и беспрецедентный для данной территории, всплеск националистического движения. Национализм фактически стал государственной идеологией (или, как минимум, значительной её частью), стержнем государственного строительства во всех бывших советских республиках, кроме России. Даже в тех, которые декларируют своё стремление в Евросоюз. Новые идеологи срочно принялись за сочинение новых мифов, новых историй, новой атрибутики для своих государств, полностью основанной именно на национальной почве, на идеализации и превознесении всего национального под лозунгами возврата к "традициям", "корням" и проч. Недаром годы после распада СССР ознаменованы межнациональными конфликтами, выдавливанием русскоязычного населения с территории бывших советских республик, его притеснением и ограничением в правах.

Россия имела шанс сохранить внутренний межнациональный баланс в этом бушующем вдоль её границ море национализма. Однако новая власть, чувствуя шаткость своих позиций, решила воспользоваться ленинским приёмом и укрепить собственное положение за счёт опоры на национальные автономии (при Ленине "окраины"). Ельцинское "берите суверенитета сколько сможете" было совершенно не случайным. Ельцин одновременно с этим как бы выдал индульгенцию на рост национального самосознания, региональных национальных идей уже на территории России в обмен на федеративный договор. Фактически для большинства российских национальных автономий нынешний период в истории стал новым моментом именно национального самоопределения. Собственно, это подчёркивается и официально закреплённой асимметричностью нашей федерации. Все, кто хоть раз бывал в какой-нибудь национальной республике в составе России, знают, что и здесь именно национализм, а не абстрактное "россиянство", является основой местного квазигосударственного устройства, новой идеологии. Конечно, в разных республиках это проявляется с разной силой, но общая тенденция одна. Именно этим обстоятельством в значительной степени объясняются и война в Чечне, и сильные сепаратистские движения на Кавказе в целом, и сепаратизм начала 90-х в Татарстане и Башкирии, и фактически национальный принцип формирования органов высшей власти в автономиях, клановость, протекционизм на национальной почве и многое другое. На бытовом уровне ситуация усугубляется огромным потоком мигрантов из стран СНГ и из национальных автономий России в те регионы, где ранее они не проживали. Главной проблемой здесь является сознательное нежелание мигрантов ассимилироваться в новой среде. Более того, группирование по национальному признаку, создание закрытых национальных общин, групповое действие в экономической, социальной, культурной, бытовой сфере является обычным и самым распространённым способом существования большинства мигрантов. Это легко объясняется - так проще и эффективнее добиваться поставленных целей, позиционировать себя, контролировать и управлять диаспорой, отстаивать свои интересы, поддерживать отношения с исторической родиной. Одновременно с этим все последние годы любые попытки национального позиционирования русских на официальном уровне подвергались осуждению, ограничивались и замалчивались. Самому многочисленному народу России предлагается чувствовать себя просто "россиянами" или более того - "европейцами". Теоретически это могло бы случится, но ни в 90-х годах прошлого века, ни сейчас, ни в ближайшие десятилетия для этого не было, нет и, судя по всему, не будет соответствующих условий. Не исключено также, что и сами эти условия могут возникнуть лишь с укреплением России, которое в свою очередь будет зависеть от национального самоопределения русских. Так или иначе, но всё это вошло в явный диссонанс с ростом национального самосознания неславянских народов в России и на постсоветском пространстве. Причём давление с этой стороны продолжает увеличиваться. Результатом стал рост русских националистических настроений. А игнорирование властями данного вопроса направило эти настроения в радикальное русло.

Хочет этого российская элита или не хочет, но публичная дискуссия по национальному вопросу неизбежна. Возможно, она будет следующей крупной дискуссией, подобной той, которая сейчас началась вокруг олигархов и путей развития российской экономики. Электорат для гипотетической национальной партии растёт достаточно быстро. Появление на нынешних выборах большого количества политиков, эксплуатирующих эту тему не случайно. Это не просто заказ, это ответ на реально существующий общественный тренд. Если же власть будет игнорировать данное обстоятельство, неизбежен дальнейший рост радикально-экстремистских настроений. Именно этот тренд отрабатывает и Жириновский. Он понимает перспективы и хочет застолбить данную территорию. Хотя это и не первая подобная попытка, но никогда риторика на данную тему не занимала центральное место в избирательной кампании ЛДПР и никогда она не была столь резкой. Как и в случае с СПС, адресной аудиторией в том числе является молодёжь, в чьей среде националистические идеи в последнее время крайне популярны и распространяются с большой скоростью. Эта часть молодёжи менее образованна, чем сторонники СПС, но зато более многочисленна, решительна, энергична и ещё более "безбашенна". Кстати, поведение Жириновского выглядит ещё интереснее, если учесть периодически возникающие слухи о том, что лидер ЛДПР не самостоятелен, им управляют некие закулисные "серые кардиналы" и ещё неизвестно кто. В этом случае можно предположить, что столь энергичная обработка данной темы является признаком того, что эти самые закулисные силы осознают рост напряжённости в данной сфере и пытаются канализировать эту напряженность.

Малые партии и новички

Первой среди последних или последней среди первых является Аграрная партия. Принципиально её подходы к избирательной кампании не отличаются от тех, что практиковались аграриями на прошлых выборах. Однако позиции партии выглядят несколько хуже, чем в 1999 году. Возможно, это связано с объективными причинам уменьшения количества сельского населения и дальнейшим разрушением нашего сельского хозяйства. Иногда кажется, что власть мысленно уже поставила крест на российском селе, решив окончательно довериться экспорту продуктов. Проблемы же села федеральную власть только раздражают. Обо всех новичках следует сказать, что большинство из них в новый состав Госдумы не попадёт. Впрочем, не исключено, что так изначально и задумывалось теми, кто стимулировал создание новых партий. Они должны вбросить в общественное сознание некие новые темы, отобрать часть электората у коммунистов, а затем тихо ждать следующих выборов (кто доживёт). Правда, как уже говорилось выше, осуществить эти планы в полной мере неожиданно помешала главная "партия власти" - "Единая Россия", которая как слон в посудной лавке, топчет и ломает всё вокруг, не разбирая, где друзья, а где враги. Примечательно также, что в отличие от прошлых выборов среди малых и новых партий очень немного (по крайней мере, гораздо меньше, чем в прошлый раз) партий, открыто позиционирующих себя в качестве "демократических". Более-менее заметно лишь одну Демократическую партию России. Впрочем, её название наталкивает на мысль о том, что партия эта может иметь какое-то отношение к борьбе против "Яблока", которое также официально называется "демократической партией".

Из среды новичков пока реально выделяется лишь блок "Родина". Однако помимо внутренних проблем главной трудностью для блока стала неспособность чётко сформулировать свои позиции по всем интересующим избирателей вопросам. Фактически вся кампания блока построена на одной единственной теме - необходимости изъятия природной ренты. Как представляется, такой подход себя не оправдывает. Во-первых, тема сложна для восприятия рядовым избирателем и даёт почву для разных толкований, споров и так далее. Во-вторых, её взяли на вооружение все кому не лень. Надо честно сказать, что у Глазьева просто украли его идеи. В-третьих, действия властей по делу ЮКОСа лишили позицию "Родины" альтернативности. Получается, что в авангарде борьбы с олигархами сама власть, а все остальные стоят в очереди за ней. В-четвёртых, тема ренты слишком узка. В-пятых, одной темы просто мало для начинающей партии. Если бы не достаточно известная и харизматическая личность самого Глазьева, блок вообще потерялся бы среди других партий-новичков. На старте кампании неплохо начинала Народная партия. Она, в отличие от Глазьева, работала "по площадям", пытаясь взять на вооружение все более или менее выгодные темы, звучащие умеренной альтернативой государственной политике и одновременно соответствующие широким общественным настроениям. Однако НПРФ, подобно многим другим столкнулась с неуёмной энергией "Единой России". По сообщениям СМИ, Кремль с подачи "единороссов" и в нарушение ранее достигнутых договорённостей, решил перекрыть "народникам" кислород в самый неподходящий момент. По этому поводу между Геннадием Райковым и соответствующими кураторами разгорелся небольшой конфликт, исход которого, однако, уже не будет иметь значение ввиду того, что до выборов осталось лишь несколько дней. Что же касается всех остальных малых и новых партий, то их отличительной особенностью, как и особенностью всей текущей избирательной кампании, можно считать доминирование государственно-патриотической, национальной и антиолигархической тематики в программах, выступлениях лидеров, агитационных материалах. Это, несомненно, является знаком времени и главной новостью нынешних выборов в Госдуму.

Согласно финансовым отчетам, предоставленным в конце ноября в Центризбирком партиями и блоками, только шесть крупнейших организаций официально истратили на агитацию в СМИ более 400 млн руб. (помимо этого всем участникам кампании были предоставлены бесплатные телеэфиры и печатные площади в государственных средствах массовой информации). Но прямой зависимости упоминаемости этих партий и блоков в СМИ от израсходованных ими на эти цели средств нет. К примеру, СПС потратила на агитацию на телевидении и в печатных СМИ на 20 млн руб. больше, чем "Единая Россия" (120 млн и 100 млн соответственно), однако показатель упоминаемости единороссов в СМИ почти вдвое больше, чем СПС (см. график). В то же время коммунисты потратили на агитацию в СМИ всего около 30 млн, но по рейтингу упоминаемости заняли второе место, вдвое опередив ЛДПР, которая израсходовала на эти цели более 100 млн руб.

Эффективность этих вложений можно будет оценить после подведения итогов голосования - именно СМИ, и прежде всего телевидение, остаются главным предвыборным ресурсом всех без исключения участников выборов и в конечном итоге во многом определяют исход выборов.

"Единая Россия"

Уже сейчас можно констатировать, что самой эффективной избиратели признали агитацию партии "Единая Россия". Отвечая на вопрос социологической службы ВЦИОМ-А, выступления представителей каких партий на теледебатах показались вам особенно интересными и убедительными, больше всего россиян (12%) отдали предпочтение партии власти, которая вообще отказалась участвовать в дебатах. Зато единороссы активно дебатировали с избирателями напрямую, благо их лидеры практически не сходили с телеэкранов и под беспроигрышным лозунгом "Вместе с президентом" радовали зрителей своими новаторскими предложениями. Например, Сергей Шойгу предложил лишать гражданства людей, которые не ходят на выборы. Борису Грызлову прямо в угольном разрезе пришла в голову идея отказаться от использования в России газа, пустить его на экспорт, а внутри страны перейти на уголь. В свою очередь, неожиданно севший за руль автомобиля Юрий Лужков, разъезжая по Тверской улице, возмущался тем, что проехать по ней уже невозможно из-за расплодившихся в центре возглавляемого им города казино. Осложнять кампанию умными программами и неожиданными ходами единороссы не стали. И даже появившееся за несколько дней до выборов (то есть в решающий момент кампании) рекламное обращение Бориса Грызлова, у которого "есть мечта" сделать свою страну счастливой, было явно списано с начала знаменитой речи американского борца за права чернокожего населения Мартина Лютера Кинга "I have a dream...". Если еднороссы действительно шли на выборы "вместе с президентом", можно ожидать, что в ходе начинающейся уже 10 декабря президентской избирательной кампании кандидат Владимир Путин (которого "Единая Россия" наверняка выдвинет на пост главы государства) может, подобно американскому президенту Джону Кеннеди, предложить избирателю: "Не спрашивай у страны, что она сделала для тебя; спроси у себя, что ты сделал страны".

КПРФ

КПРФ свою кампанию откровенно провалила. Несмотря на то что выступления коммунистов на теледебатах понравились 10% опрошенных и по этому показателю они заняли второе место после "Единой России", это значительно меньше их потенциального электората. На втором месте КПРФ оказалась и по рейтингу упоминаемости в СМИ, а временами мониторинг государственных СМИ показывал преимущество коммунистов над "Единой Россией". Однако именно это обстоятельство может стать для них роковым. Ведь госканалы за редким исключением рассказывали о коммунистах в крайне негативном контексте. Внезапно активизировавшиеся ветераны и просто пенсионеры, лидеры малоизвестных "альтернативных" коммунистических организаций, отдельные кандидаты и целый блок "Российская партия пенсионеров - Партия социальной справедливости" (в общефедеральной части предвыборного списка которого, кстати, присутствует лишь один пенсионер) клеймили руководство компартии за то, что оно предало коммунистические идеалы, продалось олигархам и бизнесменам с сомнительной репутацией, сотрудничает с Борисом Березовским и чуть ли не финансирует чеченских боевиков. Коммунисты в ответ лишь писали жалобы в не имеющий никаких законных полномочий наблюдательный совет по соблюдению общественного договора "Выборы-2003" и сетовали на происки Кремля. Только в последний момент они записали рекламный ролик с обращением к президенту, в котором решились напомнить, что вообще-то Борис Березовский был в свое время инициатором создания блока "Единство", на основе которого впоследствии была сформирована "Единая Россия". Любопытно, что в тексте обращения, которое коммунисты направили самому президенту, было сказано, что господин Березовский был еще и инициатором избрания Владимира Путина президентом, но озвучивавший ролик режиссер-коммунист Николай Губенко этих слов так и не произнес. Обратить внимание избирателя на то, что на корню продавшаяся олигархам партия заняла лишь десятое место по накопленному объему средств избирательного фонда (55,5 млн руб. при 250 млн у "Единой России"), коммунисты, видимо, просто постеснялись. Однако совершенно непонятно, почему они не занимались судебным преследованием нарушителей правил предвыборной агитации; даже с учетом предсказуемости большинства процессов им вряд ли стоило забывать о том, что грамотные юристы во время выборов губернатора Санкт-Петербурга сумели добиться признания Верховным судом факта нарушения этих правил лично президентом Путиным.

ЛДПР

Среди наиболее влиятельных партий и блоков по рейтингу упоминаемости ЛДПР заняла одно из последних мест. Однако Владимир Жириновский давно научился использовать отведенное ему время с максимальной эффективностью: выступая "за русских, за бедных", он адресно работает с целевыми аудиториями и обещает избирателям решить любые их проблемы - от войны на Кавказе до введения всеобщего бесплатного высшего образования. Многие эксперты убеждены, что история со снятием ЛДПР с выборов в 1999 году (за предоставление недостоверных сведений об имуществе ее кандидатами) и последующая поспешная регистрация Блока Жириновского была затеяна исключительно для того, чтобы привлечь внимание избирателей к жириновцам и помочь верным союзникам Кремля преодолеть пятипроцентный барьер (что в итоге и произошло). На этот раз положение партии на протяжении всей кампании было устойчивым, а драку в студии программы "Свобода слова" телеканала НТВ Владимир Жириновский устроил, видимо, просто для подстраховки.

"Родина"

Кампания блока "Родина", потратившего меньше других средств на агитацию в СМИ и по упоминаемости занявшего последнее место из крупных участников кампании, можно сказать, началась с атаки на ЮКОС - даже несмотря на то, что тогда этого блока еще не существовало. Тем не менее подкупающий своей простотой главный лозунг предвыборной кампании блока "Вернем богатства страны народу" был очень своевременно наложен на начавшуюся в стране кампанию по "огосударствлению" крупного капитала. В результате наспех сколоченная прежде всего для оттягивания голосов у КПРФ компания из коммунистов, пропрезидентских "народных депутатов", отставных генералов, банкиров и журналистов при поддержке государственных СМИ стала главной сенсацией нынешней избирательной кампании. Наличие в составе блока весьма крупного предпринимателя, главы Национального резервного банка Александра Лебедева не помешало его лидерам обещать разобраться с олигархами и настойчиво предлагать посадить в тюрьму Анатолия Чубайса. Присутствие в предвыборных списках "Родины" депутатов-членов думской фракции КПРФ и просто членов компартии не помешало сторонникам Сергея Глазьева участвовать в общем наступлении на коммунистов. Вхождение в объединение нескольких бывших и действующих членов пропрезидентской думской группы "Народный депутат" во главе со спецпредставителем президента РФ по решению калининградской проблемы Дмитрием Рогозиным не помешало руководителям блока позиционировать себя как лидеров серьезной оппозиционной народно-патриотической силы. При этом политологи до сих пор спорят, чей электорат в первую очередь будет голосовать за "Родину": сначала считалось, что коммунистический, потом - единороссовский, а теперь многие склоняются к тому, что все же "яблочный".

Союз правых сил

По объему аккумулированных в избирательном фонде средств и расходам на СМИ Союз правых сил уступил лишь "Единой России". Однако с выбором стратегии предвыборной кампании, судя по всему, ошибся. Правые долго и упорно убеждали избирателей, что жить в России стало совсем неплохо и уж точно лучше, чем раньше, в первую очередь благодаря лидерам СПС, которые "строили это государство" и работали не покладая рук, пусть иногда и совершая ошибки. Телезрителям демонстрировались довольные и уверенные в себе лидеры партии, что-то обсуждающие в VIP-салоне самолета. Глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс, решившийся войти в тройку предвыборного списка СПС, рассылал по всей стране письма избирателям-потребителям его продукции с объяснениями, зачем и как он реформирует отечественную электроэнергетику. Своим главным противником лидеры СПС избрали "Яблоко" - достав из глубокого архива идею объединения демократических сил, они нещадно били сторонников Григория Явлинского за то, что они погубили великую идею. Опомнились правые всего за четыре дня до выборов. Они сменили приоритеты и объявили своим главным врагом блок "Родина" (который, по версии СПС, уже вышел из-под контроля Кремля и превращается в страшную политическую силу) и рвущийся к власти в его лице "национал-социализм". Избирателям было предложено поддержать уж хоть какую-нибудь из двух главных демпартий ради спасения страны от установления "фашистского режима". Тем самым правые пытаются решить свою извечную главную проблему - заставить свой традиционно пассивный электорат дойти 7 декабря до избирательных участков.

"Яблоко"

На нынешних выборах партия "Яблоко" сделала крайне странный выбор: основные предназначенные для агитации средства она направила не на рекламу в СМИ (22 млн руб.), а на "выпуск и распространение печатных и иных агитационных материалов" (более 100 млн руб.) - проще говоря, листовок, плакатов, брошюр и буклетов. В результате развешанные повсюду билборды с фотографиями Григория Явлинского и подписью ""Яблоко". 10 лет в Думе" в первую очередь вызывали вопрос, в чем же был смысл столь долгого пребывания этой партии в Думе. Лидер партии в ходе теледебатов, как бы отвечая на этот вопрос, обязательно рассказывал, что "Яблоко" готовило альтернативные правительственному проекты бюджета. Однако зачем партийцы затрачивали титанические усилия для разработки никем, кроме них, не востребованного документа, так и осталось неясным. Буквально в последнюю неделю агитации "Яблоко" вдруг решило сосредоточиться на идее запрета ввоза в Россию на переработку ядерных отходов и зачем-то пообещало его запретить - хотя в нынешней Думе не смогло даже воспрепятствовать принятию закона, разрешающего ввоз этих отходов. Это произошло сразу после того, как господин Явлинский и его заместитель Сергей Митрохин 28 ноября приняли участие в совещании по проблемам ядерной энергетики под руководством Владимира Путина. И по странному совпадению именно с этого момента появление лидера "Яблока" в эфире федеральных телеканалов резко увеличилось.

Результаты выборов

Выборы депутатов Госдумы в одномандатных округах закончились абсолютной победой "партии власти". По имеющимся на сегодняшний день предварительным данным, "Единая Россия" выиграла выборы в 103 округах из 221, в котором выборы были признаны состоявшимися. В большом числе округов выборы выиграли "независимые" кандидаты, близкие к "партии власти", а также кандидаты Народной партии, устраивавшие Кремль. Выборы в округах, таким образом, стали беспрецедентным торжеством избирательных технологий, используемых "партией власти" и представляющих собой сочетание административного, финансового и информационного ресурса. Анализ результатов "Единой России" позволяет говорить об очень высокой эффективности этой партии как игрока на выборах в округах. Партия выдвинула 144 кандидата, потом несколько из них по разным причинам не участвовали в выборах. В результате выборы выиграли более 70% кандидатов "Единой России". Столь высокой эффективности выдвижения кандидатов в российских условиях еще никогда не добивалась ни одна партия.

Результат "Единой России" в округах уже мало связан с электоральной культурой самих регионов. С географической точки зрения нельзя выделить зоны, наиболее благоприятные для кандидатов "партии власти": успех был достигнут практически повсеместно и вне зависимости от политико-идеологических ориентаций того или иного региона. Впрочем, и сами политико-идеологические ориентации территорий стали довольно однообразными: практически везде с разным процентом, но выиграла "Единая Россия". В наибольшей степени результат "Единой России" в регионах зависел от степени консолидации административного ресурса, от однозначности ставок, сделанных региональными элитами (а ставки эти почти всегда делались или на кандидата "Единой России", или на лояльного "независимого"). Уровнем такой консолидации определялся и процентный показатель "единоросса", который во многих случаях был запредельно высоким. Вообще число победителей, набравших более 40-50% голосов на этих выборах выросло, и как правило это были кандидаты от "партии власти".

Имеет смысл в то же время определить регионы, где успех кандидатов "Единой России" был тотальным. Прежде всего, это национальные республики. В Башкирии и Татарстане кандидаты выиграли во всех округах (шесть и пять округов соответственно). "Единороссы" добились успеха в Адыгее, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Калмыкии, Мордовии, Марий Эл, Карелии, Бурятии (по одному округу), в обоих округах Удмуртии, в одном из двух округов Чувашии. Такой результат неудивителен, поскольку именно республики отличаются наибольшей эффективностью административного ресурса. Заметим, что практически во всех остальных "республиканских" округах победу одержали кандидаты, лояльные властям, из числа народников или "независимых". Наряду с национальными республиками среди регионов, где административный ресурс играет определяющую роль на выборах, давно уже фигурирует Москва. Выборы в столице также завершились впечатляющим, хотя и не абсолютным успехом "единороссов". Из их числа проиграл только один, победа была одержана в 12 из 15 московских округов.

Заметного успеха "единороссы" добились и в других регионах. Например, можно обратить внимание на те регионы, где "партия власти" провела сразу трех кандидатов. В их числе Кемеровская область, где влияние примкнувшего к "Единой России" А.Тулеева остается очень большим. Не отстают Саратовская и Ростовская области, в которой кандидатам "партии власти" активно помогали губернаторы Д.Аяцков и В.Чуб. Интересен и пример Красноярского края: губернатор А.Хлопонин тоже вошел в список "Единой России" и смог обеспечить победу трем кандидатам "партии власти". Три официальных кандидата "Единой России" прошли в Госдуму и от Московской области (хотя в целом Подмосковье отличилось большим разнообразием списка победителей). Для анализа особенно интересен и показателен успех кандидатов "Единой России" в регионах Центрального федерального округа. Этот округ, особенно его южные регионы, традиционно включались в "красный пояс". Во многих округах победу обычно одерживали кандидаты КПРФ. Сейчас ситуация изменилась с точностью до наоборот, что стало результатом жестких договоренностей центра с местными губернаторами (в т.ч. с губернаторами-коммунистами). Результат по ЦФО резко отличается от всех результатов прошлых выборов. Ранее левые контролировали все округа Брянской, Рязанской, Смоленской и Тверской областей, теперь все эти округа достались "партии власти". Кроме того, кандидаты "Единой России" выиграли во всех округах Ивановской и Курской областей, а поддержанные "Независимые" взяли еще целый ряд округов в других регионах.

В этом списке присутствуют почти все регионы Центральной России с губернаторами-коммунистами - Брянская, Ивановская, Курская и Рязанская. Находясь под давлением, "красные" губернаторы не препятствовали, а в ряде случаев просто помогали "единороссам". Выборы показали, что "красные" губернаторы перестали существовать как класс. Их главной целью стало переизбрание на третий срок, ради которого они готовы на любые сделки с Кремлем. И провал весьма сильных коммунистов в соответствующих округах может считаться частью этой сделки. Нечто похожее произошло и в Кировской области, где "Единая Россия" завоевала оба округа. В одном из них кандидат "Единой России" обыграл губернатора В.Сергеенкова, который таким образом закончил свою политическую карьеру (неугодный центру губернатор не получил права на третий срок и намеревался уйти в Госдуму, но его "кинули" и на этом направлении). Вообще в Приволжском округе левые тоже потерпели крупное поражение от "единороссов". Яркий случай - поражение В.Илюхина от И.Руденского, подобное сенсационному поражению В.Шандыбина от Н.Денина в Брянске. В обоих случаях опытнейшие "красные" харизматики проиграли далеко не самым ярким политикам. В списке депутатов, выигравших выборы при поддержке "Единой России", преобладают новые имена: депутатский корпус обновится за счет кандидатов "Единой России" и близких к ней "независимых" (вообще почти половина победителей не присутствовала в Госдуме третьего созыва ни от округов, ни от списков). Обычно на роль кандидатов подбирались более или менее крупные фигуры из числа чиновников или бизнесменов. Действующих депутатов в этом списке оказалось немного: из 103 победителей только 35 уже были избраны в округах (причем в нескольких случаях в других округах), а еще девять были депутатами-списочниками.

Корпус депутатов-"единороссов" заслуживает отдельного анализа. Как уже говорилось, 44 из 103 победителей являются депутатами Госдумы третьего созыва, а более половины относится к числу "новичков". Последних можно разделить на несколько групп. Во-первых, это более или менее крупные представители регионального чиновничества. Например, депутатами стали вице-президент Адыгеи Н.Демчук и вице-губернатор Самарской области В.Казаков. Наряду с государственными чиновниками, в Госдуму были избраны и некоторые руководители городских и районных администраций. Обращает на себя внимание переход в Госдуму ряда спикеров региональных законодательных собраний (Кабардино-Балкария, Магаданская область, Таймырский АО), а также бывшего нижегородского спикера А.Козерадского, работавшего до последнего времени главным федеральным инспектором. Во-вторых, в Госдуме будет обеспечено представительство не только регионального, но и столичного чиновничества. Их продвижению уделялось особое внимание. В результате, полностью расчистив себе округ, депутатом от Ивановской области стал М.Бабич, работавший в свое время здешним вице-губернатором (депутат от КПРФ В.Крутова до выборов допущена не была). Бывшая заместительница А.Кудрина Н.Максимова прошла в Госдуму от Карачаево-Черкесии.

В-третьих, формируется своеобразная фракция "силовиков". Депутатами от Тверской и Псковской областей стали заместитель министра внутренних дел В.Васильев и советник Б.Грызлова А.Сигуткин соответственно. Выиграли выборы руководители управлений внутренних дел Кировской и Курской областей. К разряду "силовиков" можно отнести также представителей ФСБ (И.Баринов из Свердловской области) и армии (В.Заварзин от Камчатки, А.Шевелев от Петербурга). В-четвертых, значительную часть депутатских кресел при поддержке "партии власти" получили представители федерального или регионального бизнеса. Обращает на себя внимание приход в Госдуму при поддержке "Единой России" представителей агробизнеса (А.Кнорр, Л.Тян, В.Деренковский, Н.Денин), пищевой промышленности (Н.Борцов), пивной отрасли (А.Хайруллин), а также владельцев городских торговых сетей (В.Груздев, Е.Трепов, А.Коган). Среди депутатов будут и новые представители сырьевиков, в частности глава "Удмуртнефти" (ныне структура ТНК) Е.Богомольный и локальный "олигарх" - руководитель "Дальполиметалла" В.Усольцев. Отдельно следует обратить внимание на переход в Госдуму нескольких членов Совета Федерации. Выступая в качестве "непобедимых тяжеловесов", официально выдвинутые "партией власти" сенаторы добились успеха в четырех округах (Смоленская, Рязанская, Томская, Ярославская области). Помимо прочего это свидетельствует о низком реальном статусе верхней палаты: те, кто хочет раскручиваться в публичной политике или заниматься реальным лоббизмом, переходят в Госдуму.

Не меньший интерес вызывают те "странные" случаи, где кандидат "Единой России" проиграл выборы. Конечно, список ее кандидатов не был идеальным. Были случаи, когда приоритетным кандидатом Кремля и/или местных властей становился "независимый" кандидат. Целый ряд кандидатов "Единой России" отказался от участия в выборах по ходу кампании: одни не очень-то хотели становиться депутатами, других тихо "ушли". Их места были отданы "независимым", которые по своему социально-политическому статусу были ничем не хуже. Интересен пример двух дагестанских округов, где ставка властей менялась буквально несколько раз, пока они не остановили свой выбор на двух "независимых" кандидатах из бизнеса. По сути борьба за статус "главного" кандидата "партии власти" продолжалась и после официального выдвижения и не всегда заканчивалась в пользу формального "единоросса". Например, в Серпуховском округе Подмосковья выдвинутый "Единой Россией" А.Лаврищев был вынужден уступить первому заместителю главы администрации Чеховского района В.Смоленскому, который ранее претендовал на статус официального кандидата "партии власти". Губернатор Б.Громов открыто поддержал В.Смоленского, который и стал депутатом. В Туве выдвинутый "Единой Россией" В.Кара-оол под давлением выбыл из борьбы, уступив не менее прокремлевскому депутату Ч.Ондару (фракция ОЕР), активно поддержанному региональными властями. Отсев некоторых известных "единороссов" отчасти объяснялся тем, что их не очень-то хотели видеть кремлевские кураторы выборов, и потому жесткой установки на их поддержку дано не было: результатом стал проигрыш. Любопытна ситуация в Орехово-Зуевском округе, где выдвинутый "Единой Россией" депутат В.Брынцалов проиграл "православному бизнесмену" С.Собко, который шел от КПРФ. Власти всех уровней не очень-то стремились вновь сделать довольно одиозного В.Брынцалова депутатом, тогда как С.Собко показался им достаточно вменяемым, по крайней мере - безопасным для властных раскладов. Административными нестыковками, видимо, объясняются и поражения таких известных депутатов-"единороссов", как бывший министр внутренних дел А.Куликов (Ставрополье) и бывший глава ФСБ Н.Ковалев (перемещенный из Москвы в Подмосковье). Примечательно, что второе место по числу полученных депутатских мандатов заняла Народная партия, выступавшая в роли сателлита "Единой России".

Народники завоевали, а точнее сохранили за собой 18 одномандатных округов (кроме того, некоторые члены депутатской группы выиграли в качестве "независимых"). Все победители являлись действующими депутатами-одномандатниками, поскольку именно из них и была сформирована партия. Из числа народников как правило успеха добились те, против кого "Единая Россия" не выставила своих кандидатов. То есть по сути большинство победителей имело статус кандидатов "партии власти", согласованных с Кремлем. Только в четырех случаях кандидат Народной партии столкнулся с "единороссом" и смог одержать победу. Например, так произошло с С.Колесниковым в Иркутской области, В.Войтенко в Читинской и А.Ивановым в Тольятти. Также в сложных условиях раскола "партии власти" выиграл выборы один из лидеров Народной партии В.Аверченко в Ростовской области, которому противостоял "независимый" кандидат от губернатора. Наибольшего успеха Народная партия добилась в тех регионах, где она представлена сразу несколькими сильными депутатами. Выиграли выборы все три народника из Подмосковья, которые поддерживались и губернатором, и "партией власти". То же произошло в обоих округах Тюменской области, в одном из которых победу одержал лидер партии Г.Райков. Две победы было одержано в Самарской области, хотя А.Иванов, в отличие от многих своих коллег, выиграл выборы в условиях противодействия со стороны администрации и за счет личной популярности. В большинстве случаев народники выигрывали по тем же причинам, что и "единороссы", сочетая поддержку властей на всех уровнях, финансовые и информационные возможности и выступая в роли влиятельных лоббистов местных интересов. Выступление КПРФ в округах трудно назвать иначе как провалом: успех был одержан только в 12 округах. В основном это были действующие депутаты - семь одномандатников и два списочника. КПРФ, таким образом, скатилась на уровень 1993 г., когда она только пробовала свои силы на российских выборах.

Кандидаты коммунистов оказались не способными к борьбе в условиях жесткого административного прессинга и не смогли ему ничего противопоставить: действительно популярных в народе лидеров-харизматиков в рядах КПРФ оказалось слишком мало, да и те, похоже, преувеличили свои силы и не смогли организовать эффективные кампании (тот же В.Шандыбин "почивал на лаврах", пока не узнал о поражении). Не в их пользу сыграло и изменение избирательских мотиваций: ни опыт политической борьбы и депутатской деятельности, ни оппозиционная программа кандидатов КПРФ не произвели впечатления на избирателей. Похоже, что партийный актив оказался не способен к ведению кампании в условиях прессинга и вообще невосприимчивым к современным пиар-технологиям. В то же время влиятельными лоббистами окружных интересов кандидаты КПРФ по понятным причинам не стали, а потому интерес к ним избирателей резко снизился. Уже на прошлых выборах отмечалась тенденция, когда многие кандидаты КПРФ выиграли выборы при благожелательном отношении местных администраций. Так и сейчас успеха обычно добивались те кандидаты, которые не сталкивались с административным давлением и нередко опирались на свои немалые ресурсы. Но при этом "среднестатистическое" отношение властей к кандидатам КПРФ стало намного хуже, что привело к низкому результату. И все же Г.Семигин, Н.Останина и И.Игошин выиграли при поддержке региональных властей, и с их успехом изначально был согласен Кремль. Зампред бюджетного комитета С.Штогрин, вновь выигравший в Еврейской АО, - тоже достаточно автономная фигура. Бросается в глаза победа сразу трех кандидатов КПРФ в Новосибирской области, но эта победа была обеспечена за счет договоренностей коммунистов с губернатором: КПРФ отказалась от борьбы с В.Толоконским на одновременных губернаторских выборах (среди победителей вновь оказался и Н.Харитонов). В сущности единственный случай, когда выборы выиграл новый кандидат и притом действительно партийный функционер, - это А.Локоть в Новосибирске.

Напротив, весьма редки случаи, когда кандидат КПРФ сумел обыграть "единоросса", даже не очень сильного: настолько изменился сценарий выборов. Победы в округах были достигнуты или за счет личностного фактора, или с помощью административной поддержки либо финансового ресурса в тех редких случаях, когда они имелись. Личностный фактор, например, способствовал успеху А.Макашова, который взял реванш в своем Промышленном округе Самарской области. Еще одним ярким успехом коммунистов можно назвать очередную победу И.Ждакаева на Сахалине, который все-таки обыграл спикера областной думы В.Ефремова, выдвинутого "Единой Россией". Видимо, одновременная губернаторская кампания помешала "партии власти" сконцентрировать усилия на думских выборах, и "задавить" депутата-коммуниста не удалось. Уверенную победу одержал и популярный политик О.Смолин, который уже в третий раз стал депутатом от Омского округа. Однако все это - лишь единичные случаи, скорее исключения из правила. Поражения В.Шандыбина, В.Илюхина, П.Романова, Т .Плетневой, Т.Астраханкиной, Е.Лигачева, А.Лукьянова и др. говорят сами за себя. Отсеялось множество коммунистов, избиравшихся непрерывно с 1993 г. Интересно также, что успеха чаще добивались кандидаты КПРФ, опирающиеся не только на партийный, но и на собственный финансовый ресурс. Это относится к Г.Семигину и И.Игошину. Последнего активно поддерживал "красный" губернатор Н.Виноградов, заинтересованный в поражении депутата-агрария Г.Чуркина (кстати, Владимирская область стала единственным регионом, где губернатор-коммунист обеспечил победу своей партии в обоих округах). Некоторой сенсацией стала победа в Московской области бизнесмена С.Собко над В.Брынцаловым, выдвинутым "Единой Россией".

Довольно успешным для нового игрока было выступление в округах блока "Родина", завоевавшего восемь мандатов. Однако на самом деле выборы в округах выиграли весьма опытные политики, примкнувшие на этих выборах к "Родине". Как и ожидалось, успеха добились лидеры блока С.Глазьев (для которого это был первый опыт выдвижения в округе) и Д.Рогозин (уже в третий раз), а также крупный питерский бизнесмен В.Южилин (который ранее избирался от списка КПРФ). Среди победителей еще три депутата-одномандатника из Госдумы третьего созыва. Один из них, А.Грешневиков из Ярославской области, вообще непрерывно избирается депутатом, начиная с 1990 г. Новыми фигурами условно можно считать только И.Харченко из Краснодарского края и Ю.Сентюрина из Нижегородской области, но оба были поддержаны местными властями и обладают большим влиянием в своих регионах.

Из прочих партий и блоков чуть лучше выступили "Яблоко" (4 мандата), СПС (три мандата), блок ПВР-РПЖ (три мандата) и АПР (два мандата). "Яблоко" добилось успеха только в крупных городах, где у него сохранился ядерный электорат и достаточно сильные политические фигуры. Причем в трех случаях из четырех выиграли опытные и известные действующие депутаты (два мандата в Москве, один в Петербурге и один в Ростове). Лишь победа Г.Хованской в Москве стала некоторой сенсацией, поскольку она обыграла известного политика В.Лысенко. Однако Г.Хованская является хорошо известным и активным депутатом городской думы. Только действующие депутаты прошли в Госдуму от АПР. Один из них - С.Пекпеев фактически был кандидатом "партии власти", представляя Республику Алтай, где у власти, как известно, находится М.Лапшин. Другой - В.Плотников (Волгоградская область) относится к числу "непотопляемых" депутатов, успех которого устраивает практически всех.

В отличие от "Яблока" СПС провел в Госдуму не одномандатников из парламента третьего созыва, а списочников. Их успех объясняется разными факторами, но только не принадлежностью к этой партии (что вообще-то характерно для одномандатников от мелких партий). В двух случаях выиграли достаточно влиятельные фигуры, главный ресурс которых не был связан с поддержкой праволиберального электората. Более того, и округа были не чисто городскими. Успех А.Лихачева в Нижегородской области и П.Крашенинникова в Челябинской был обеспечен их фактическим статусом кандидатов "партии власти". А.Лихачев прошел по округу с большой долей сельского населения за счет поддержки С.Кириенко и местных администраций. Бывший министр юстиции П.Крашенинников был вполне приемлемым для Кремля кандидатом, несмотря на выдвижение в округе действующего депутата от "Единой России". Третий победитель от СПС - А.Фадзаев из Северной Осетии просто представляет местный бизнес. Та же ситуация, что и в случае с СПС, характерна для других партий, выдвиженцы которых выиграли в округах либо за счет административной поддержки, либо действительно мощного личностного ресурса. Так, успех Г.Селезнева и О.Дмитриевой в питерских округах был заранее предопределен административной поддержкой. К числу "несистемных" политиков с оговорками можно отнести разве что В.Алксниса (блок "Великая Россия - Евразийский Союз"), который все-таки выиграл в своем подмосковном округе, и одного из создателей движения "Май" А.Бакова в Свердловской области. Значительную часть депутатских мандатов - 65 получили "независимые" кандидаты. Однако совершенно новых и неизвестных на региональном уровне политиков среди них практически нет. Более трети "независимых" - депутаты Госдумы третьего созыва, которые по тактическим соображениям не стали выдвигаться от партий. В основном это выходцы из центристских фракций, главным образом - из "Народного депутата" и "Регионов России". Вообще основная часть "независимых" депутатов шла на выборы при поддержке "партии власти" и фактически представляет собой вторую колонну "Единой России". Большинство побед "независимые" одержали в округах, где "Единая Россия" своих кандидатов не выставляла. Как правило, округа и были оставлены для заранее определенных самовыдвиженцев (некоторые из них были заявлены как члены "Единой России"), либо приемлемые для Кремля самовыдвиженцы были определены по ходу кампании.

Структурный анализ списка "независимых" дает примерно те же результаты, что и анализ списка "единороссов". В нем отлично представлены региональные чиновники, нередко - заместители губернаторов (Краснодарский край, Иркутская, Оренбургская, Орловская, Ростовская области, Чукотка). К ним добавляются спикеры законодательных собраний (Пензенская область), сенаторы (Чечня, Белгородская, Калужская области), главы местных администраций (Ставропольский край, Новгородская, Тульская, Читинская области), силовики (Камчатская, Омская области), т.е. весь классический список кандидатов "партии власти", приправленный братом краснодарского губернатора А.Ткачева. Наряду с региональной властной элитой среди "независимых" хорошо представлена и деловая элита. Есть здесь и ставленники крупных компаний (А.Ищенко от ЛУКОЙЛа на Ставрополье, С.Афендулов от НЛМК в Липецке и др.), и региональные бизнесмены и хозяйственники (например, руководитель Архангельского ЦБК В.Крупчак или выигравший в родном Дагестане калининградский рыбопромышленник А.Нюдюрбегов).

Фигур случайных и не согласованных с "партией власти" здесь практически нет. Скажем, в Тамбовской области был воспроизведен типичный "сценарий ЦФО": коммунисты проиграли "партии власти" оба округа, но только кандидаты "партии власти" формально были "независимыми". Примерно то же произошло в Калужской области, где сенатору и чиновнице из областной администрации проиграли депутат-коммунист и поддержанный КПРФ депутат-аграрий. Одной из фантастических ситуаций стала победа в глухом таежном округе Нижегородской области - Семеновском - московского журналиста А.Хинштейна, который обыграл местного укорененного депутата-агрария Н.Костерина за счет поддержки С.Кириенко и ссылок на членство в "Единой России". В Саратове после долгих метаний власти сделали ставку на прославленного хоккеиста В.Третьяка, который обыграл сильного депутата-коммуниста. Отдельный интерес вызывает победа в округах двух бывших региональных лидеров - Ю.Спиридонова в Республике Коми и Л.Коршунова в Алтайском крае. Успех Ю.Спиридонова стал особенно неприятным сюрпризом для новых республиканских властей. В то же время Ю.Горячев в Ульяновской области все-таки проиграл, а А.Руцкого до выборов не допустили (в обоих случаях выиграли кандидаты "Единой России").

Можно ожидать, что подавляющее большинство независимых или примкнет к "партии власти" или не будет представлять для нее проблем. Сторонников левых сил среди них практически нет, поскольку КПРФ, сменив тактику и заранее предвидя проблемы, выдвинула все свои лучшие силы в официальном порядке (из "независимых" только инкумбенты В.Паутов и В.Никитин избрались при открытой поддержке КПРФ). Есть, правда, среди "независимых" отдельные известные фигуры, которые несколько дистанцированы от ведущих политических субъектов (такие как Н.Гончар, В.Рыжков, В.Черепков или О.Шеин). Однако все это единичные случаи, не меняющие общей картины. В целом "независимые" представляют те же политические группы и избирались благодаря тем же технологиям, что и кандидаты "Единой России". Причина столь крупного успеха "Единой России" и "партии власти" в целом связана с трансформацией избирательских мотиваций и изменением значимости различных электоральных факторов. Во-первых, успех "Единой России" совпал с резким снижением роли идеологического фактора на выборах в округах. Произошел отсев кандидатов, выступавших с идеологизированными программами любого толка, что коммунистическими, что правыми. Вместо них избиратели стали ориентироваться на влиятельных лоббистов, способных продвигать интересы округа и решать его конкретные проблемы на региональном и федеральном уровне (или, по крайней мере, создавать такие иллюзии). В эту перспективную нишу и встроилась "Единая Россия", кандидаты которой абстрагировались от идеологий и в то же время легко могли предъявить доказательства своего особого влияния, поскольку именно за ними избиратели видели административный ресурс с его кнутом и пряником.

Во-вторых, определяющее влияние административного ресурса, безусловно, выросло. Выборы в округах стали наглядным примером работы путинской властной вертикали. Желаемый результат определялся на уровне Кремля и/или полпредства. На этот результат, как правило, ориентировались губернаторы, зависимые от центра как финансово, так и политически (проблема третьего срока и др.). Далее управленческий сигнал ретранслировался на места, где местные главы и партхозактив обеспечивали голосование, давая соответствующие установки населению. Лояльность населения обеспечивалась или искусственно созданной безальтернативностью (когда прочим кандидатам просто не давали раскрутиться), или игрой на рациональном стремлении проголосовать за того, кто может принести округу хоть какую-то материальную пользу (в этом качестве СМИ и местные администраторы как раз и представляли кандидата "партии власти"). Результатом такой ситуации является ориентация вновь избранных депутатов на Кремль. Губернаторы были только использованы Кремлем как инструмент для обеспечения необходимого результата. Но реально губернаторских ставленников среди депутатов стало заметно меньше. Зато выросла роль бизнесменов, у которых свои интересы и которым важнее пробивать себе путь наверх. Также, кстати, думают и вчерашние региональные чиновники, которым теперь важнее найти свои нишу в центре. Поэтому выборы стали победой "партии власти", но отнюдь не политической победой губернаторов. Последние смогли показать Кремлю уровень своей лояльности - в расчете на будущую взаимность, но надежных думских лоббистов на самом деле не обрели.

В-третьих, на выборах заметно выросло влияние информационного фактора, который, однако, нельзя рассматривать в отрыве от административного и финансового. Информационный фактор стал производной от административного ресурса, особенно на сельской периферии. Кандидат, обладающий поддержкой "партии власти", получал все возможности для нормального ведения кампании и использования всех информационных технологий (свободный доступ в СМИ, встречи с избирателями, работа агитаторов), тогда как кандидаты от оппозиции сталкивались с множеством технических препятствий. Неудивительно, что периферийные информационные поля обычно были монополизированы одним кандидатом. О конкуренции можно говорить скорее в городских округах, где уровень управляемости объективно ниже.

В-четвертых, на фоне ослабления идеологического фактора единственным конкурентоспособным фактором оказался финансовый (для тех кандидатов, которые не имели административного ресурса). Конкурировать с кандидатом "партии власти" мог лишь кандидат, обладающий большим финансовым ресурсом и способный "купить" себе кусок информационного поля. Однако в случае столкновения "финансиста" с "администратором" выигрывал скорее последний. Редкий пример обратной ситуации - победа архангельского "олигарха" В.Крупчака над кандидатом "Единой России", заместителем губернатора Т.Румянцевой. И все же более логичной оказалась ситуация в Новгородской области, где "независимый" губернаторский кандидат А.Филиппов выиграл у депутата-"единоросса" Е.Зеленова, неугодного М.Прусаку.

В-пятых, произошло заметное снижение роли личностного фактора и политической харизмы. Параллельно уменьшилась и значимость такого фактора, как местное происхождение кандидата. Во многих округах успеха добились ранее практически никому не известные кандидаты, раскрутившиеся за счет административной поддержки и принадлежности к "партии власти", а также современных пиар-технологий, умело создающих виртуальные образы кандидатов. Вообще многие заслуженные и авторитетные кандидаты не смогли пробиться через зарегулированные информационные поля. Напротив, виртуальная политика, подгоняющая "избранных" и "ресурсных" кандидатов под идеальные, востребованные избирателями образы, одержала на этих выборах полную победу.

После того как были опубликованы итоги голосования по общефедеральному округу по отдельным субъектам РФ можно проанализировать, как выглядит среди них Новосибирская область. Надо сказать, что здесь налицо весьма любопытные тенденции. Так, по уровню поддержки КПРФ среди всех 89 субъектов РФ, НСО заняла 9 место, против 31 места на выборах ГосДумы в 1999 году и 17 места на выборах Президента РФ в 2000 году. Такой прогресс коммунистов выглядит явном диссонансом на фоне перманентного падения их электоральной поддержки в ходе местных выборов в 2000-2003 гг. Впрочем, основной и единственной причиной этого, по мнению многих наблюдателей является вовсе не работа самих коммунистов, а агрессивная раскрутка отдельными местными телеканалами кандидатов от КПРФ в Заельцовском и Искитимском округах, которая значительно увеличила и число голосов за список КПРФ.

Вообще, НСО по "левизне" теперь весьма близка к лидерам: если в наиболее "прокоммунистической" территории - Ульяновской области за КПРФ проголосовало - 21% избирателей, то в НСО - 18%. В Сибирском федеральном округе лучший результат коммунисты показали лишь в Хакасии - 19,1%. Кроме этих субъектов больше за левых проголосовали еще в Брянской, Волгоградской, Калужской, Оренбургской, Тамбовской областях и республике Дагестан.

А вот у "Единой России", чьих кандидатов в округах (выдвинутых и поддержанных) эти телеканалы неустанно в "благих целях" дискредитировали, результаты оказались прямо противоположные, по уровню ее поддержки НСО скатилась на 83-84 места, поделив их с Волгоградской областью. Еще хуже у "партии власти" дела лишь в республике Алтай (Сибирский федеральный округ), Липецкой, Воронежской, Оренбургской областях и Приморском крае. У центристов и раньше в НСО дела шли не блестяще, так в 1999 году "Единство" заняло 70 место, а ОВР - 60 место, а по уровню поддержки В.Путина НСО оказалось на 86 месте. На этот раз центристы действовали намного более активнее, но и против "телевизионного лома" у них не оказалось приема.

Что касается других партий, то они в основном сдали свои позиции. Так, НСО по уровню поддержки ЛДПР заняла 49 место против 44 места в 1999 году и 31 места на выборах Президента в 2000 году. "Яблоко" скатилось на 18 место против 6 места в 1999 году и 8 места на выборах Президента в 2000 году. Позиции СПС остались примерно такими же: в 2003 году - 15 место, а в 1999 году - 18 место. По поддержке новичков из блока "Родина" НСО оказалась на 32 месте, а по поддержке АПР поделила 36-38 места. Впрочем, в последнем случае, так и осталось непонятным за кого голосовали наши земляки - за позицию М.Лапшина или Н.Харитонова. Вышеуказанные тенденции привели и к тому, что Новосибирская область впервые попала в группу территорий, в которых был наивысший показатель голосования против всех. По этому критерию она оказалась на 14 месте, что является достаточно серьезным предупреждением.

18

1. 1. "ЕДИНЕНИЕ"

708408

1.18%

19

2. 2. "СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ"

2390868

3.97%

20

3. 3. "РОССИЙСКАЯ ПАРТИЯ ПЕНСИОНЕРОВ И ПАРТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ"

1869729

3.1%

21

4. 4. "Российская демократическая партия "ЯБЛОКО"

2601549

4.32%

22

5. 5. "За Русь Святую"

297799

0.49%

23

6. 6. "Объединенная Российская партия "Русь"

146797

0.24%

24

7. 7. "Новый курс - Автомобильная Россия"

507747

0.84%

25

8. 8. "Народно-республиканская партия России"

80105

0.13%

26

9. 9. "Российская экологическая партия "Зеленые"

252938

0.42%

27

10. 10. "Аграрная партия России"

2201806

3.65%

28

11. 11. "Истинные патриоты России"

148655

0.25%

29

12. 12. "НАРОДНАЯ ПАРТИЯ Российской Федерации"

707434

1.17%

30

13. 13. "Демократическая партия России"

135635

0.23%

31

14. 14. "Великая Россия - Евразийский Союз"

168464

0.28%

32

15. 15. "Партия СЛОН"

107188

0.18%

33

16. 16. "Родина" (народно-патриотический союз)"

5443053

9.04%

34

17. 17. "Партия Мира и Единства (ПМЕ)"

148208

0.25%

35

18. 18. "ЛДПР"

6923444

11.49%

36

19. 19. "Партия Возрождения России - Российская партия ЖИЗНИ"

1137193

1.89%

37

20. 20. "Политическая партия "Единая Россия"

22529459

37.4%

38

21. 21. "Российская Конституционно-демократическая партия"

112678

0.19%

39

22. 22. "Развитие предпринимательства"

212399

0.35%

40

23. 23. "Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ)"

7622568

12.65%

41

Против всех

2843846

4.72%

Предельная консолидация "основной партии власти", т.е., "Единой России". Решающий момет этой консолидации - ее прямая публичная ассоциация с Президентом и властью в целом (прежде всего - губернаторским корпусом) и в итоге - завоевание ею абсолютного большинства в палате.

- Двукратное ослабление Компартии в голосовании по спискам и резкое сокращение числа одномандатников.

- Полный провал либеральных партий;

- Неожиданный по масштабу успех двух популистских проектов - "ветеранов" из ЛДПР и "новичков" из "Родины".

В своей совокупности эти факторы свидетельствуют о крахе партийной системы, сложившейся в России в 90-е годы. Основу этой системы составляли идеологические фланги, казавшиеся незыблемыми: "партия старого порядка" - КПРФ и два варианта либеральной идеологии. Остальные элементы прежней партийной системы не являлись партиями в полном смысле этого слова, а скорее представляли собой "функциональные заменители" Кремля: "партию власти", неоднократно менявшую свое обличье, название и лидеров, "вождистскую" партию некоммунистического протеста - ЛДПР и многочисленные мелкие партии, из которых более-менее устойчивой являлась, пожалуй, лишь Аграрная.

"Венцом" развития прежней системы стали выборы 1999г., которые дали предельно четкую и рациональную картину представительства традиционных партийных сегментов. Число партий - соискателей снизилось по сравнению с предыдущими выборами в полтора раза (с 43 до 26), четко выделились шесть победителей, из которых четыре были "старыми знакомыми" (реальные партии - КПРФ и "Яблоко", "партия бюрократов" ОВР, "вождистская партия" ЛДПР), а две - эффективными пиаровскими проектами ("Единство" и создавшийся на базе нескольких мелких либеральных партий СПС). В итоге "эффективное голосование" за партии-победительницы оказалось весьма высоким (81,4% от всех голосовавших), малые партии далеко отстали, и система обрела логическую завершенность.

Возможно именно под впечатлением прошлых - предельно "рациональных" - выборов традиционные партии строили свою кампанию в логике "инерционного сценария", акцентируя свои традиционные имиджевые черты, не рискуя (за редкими исключениями) "залезать" в принципиально новые темы и поля. Они, казалось, были согласны в том, чтобы отказаться от жесткой борьбы за власть в нынешнем электоральном цикле, поскольку результаты грядущих президентских выборов были очевидными.

Такая стратегия затрудняла партиям "обратную связь" с избирателями, лишала их возможности оперативно отреагировать на новые общественные запросы. В этом, очевидно, и кроется главная причина неудач трех традиционных партий и успеха "Родины".

Особенности национальных выборов

Общество и власть: новые отношения

Первая особенность состоявшихся выборов - изменение отношения общества к власти. По их итогам можно уверенно судить, что четыре года правления В.Путина были оценены обществом относительно благоприятно. Действительно, ни к одним прошлым федеральным кампаниям власть не подходила в столь благополучном состоянии: в стране наблюдается устойчивый, хотя и не "прорывной" экономический рост, сопровождаюшийся некоторым повышением жизненного уровня, рейтинг Президента небывало высок, оппозиция власти (как в партийном, так и в элитном пространстве) предельно ослаблена, пресловутая "вертикаль" работает как в региональной политике, так и в других областях жизни, международное положение России не дает повода для пессимизма и протестных настроений, присущих прошлым предвыборным периодам.

Одновременно в обществе накапливались противоречия и недовольства - социальной несправедливостью, коррумпированностью власти, недостаточным темпом роста жизненных стандартов. "Антиолигархические настроения" во многом стали квинтэссенцией этих недовольств - люди увидели в этой теме, многократно усиленной "делом ЮКОСа", объект, на который можно было возложить вину за собственное неблагополучие.

Власть сумела разыграть предвыборную интригу таким образом, чтобы поставить значительную часть "плюсов" в заслугу себе, а на "недостатках" позволить сыграть лояльным власти силам.

Кто же победил (если не вести речь о результатах конкретных партий) на выборах: В.Путин или его курс? Постановка такого вопроса в российских условиях более чем правомерна. Вспомним, например, разницу в итогах референдума 1993г., на котором лично Б.Ельцину доверие высказало на 5,7 пунктов больше избирателей, чем его курсу. Да и в "эпоху Путина", как свидетельствуют и количественные, и качественные социологические исследования, россияне скорее доверяют ему лично, чем поддерживают его курс (многие затрудняются дать такому курсу сколь-либо внятную характеристику) или одобряют действия власти по конкретным направлениям. Такое "раздвоение сознания" по сути дела отразилось и в итогах парламентских выборов:

Голосование за "Единую Россию" - это поддержка избирателем и В.Путина, и его курса и власти в целом. Такая поддержка выказывалась отчасти - из конформистских, отчасти - из рациональных соображений. Иначе говоря, за основную "партию власти" голосовали как "покорные" избиратели, мобилизованные административным ресурсом, так и "средний класс", который увидел в "единороссах" более солидного выразтеля своих интересов, чем либералы. По данным exit poll, проведенного РОМИР в день голосования, поддержка "Единой России" оказалась высокой среди сельского населения (38,6%), военнослужащих (40,3%), студентов (40,5%), служащих без высшего образования (38,6%). Обычно более конформистский женский электорат также более активно поддерживал "единороссов" (38,6% против 30,1% мужчин).

Голосование за "Родину" - это поддержка В.Путина, но критичное отношение к власти и курсу, в известной степени - запрос на ее "мутацию". В этом голосовании нашел выражение протест общества против "наследия 90-х", ассоциирующихся и с бедами и тяготами перехода, и с засильем "олигархов", и с болезненными травмами постимперского национального сознания.

Голосование за ЛДПР - также лояльное к В.Путину, но скорее из уважения к должности, а не курсу. Оно также явилось протестом по отношению и к курсу, и к всему жизненному укладу России.

Административный ресурс

Вторая особенность выборов - использование пресловутого административного ресурса. По первому впечатлению, масштаб применения этого ресурса качественно не отличался от предыдущих выборов: преимущество "партии власти" в финансовом и медийном ресурсе, а также вмешательство региональных властей в кампанию хорошо знакомы и по прошлым федеральным избирательным кампаниям. Однако отличия все же есть, и их совокупность принесла качественное приращение "партии власти".

Во-первых, на всех прошлых выборах административный ресурс использовался в первую очередь "оборонительно" - для того, чтобы скомпрометировать и подавить соперника (наиболее яркий пример - кампания против ОВР на федеральных телеканалах, работа Кремля с губернаторами, побуждающая их поддержать не ОВР, а "Единство"), и лишь во вторую очередь - повысить шансы "своих" партий. Теперь же "контрпропагандистская" функция была применена в значимом масштабе против КПРФ, но основной упор делался на "раскрутку" "Единой России" и создание благоприятных условий для других "дружественных" партий - "Родины", в меньшей степени - НПРФ и аграриев, "Партии социальной справедливости".

Во-вторых, административный ресурс в 2003г. достиг небывалой степени консолидации. Это проявлялось во всех сферах:

- Власть полностью ассоциировала себя с "Единой Россией". Президент дважды публично высказался в ее поддержку; три десятка губернаторов присутствовали в ее списке. И "прямой административный", и публичный ресурс власти оказались задействованы в полную силу.

- Под контролем государства оказались все телеканалы, которые жестко управляли информацией о партиях - предельно благожелательной для "Единой России", резко критичной для КПРФ, преимущественно нейтральной и ограниченной по объему для остальных партий. Впрочем, несколько партий имели достаточные ресурсы для дорогого платного телеэфира, и скорее всего в большинстве случаев эти ресурсы были получены "с санкции" Кремля.

- "Административные машины" в округах также оказались отстроенными и работали на партию власти. Феномен "красных губернаторов", помогающих в кампании и списку КПРФ, и (в большинстве случаев) левым одномандатникам, превратился в исчезающий, а многие левые главы регионов откровенно работали на победу "Единой России". Косвенным свидетельством эффективности такого "местного административного ресурса" стал успех одномандатников от "Единой России" и союзных партий (103 победителя из 144 официальных кандидатов ЕР, 18 победителей от Народной партии) и поражение многих статусных кандидатов от КПРФ, завоевавшей в округах всего 12 мандатов .

Таким образом, по совокупности факторов можно сказать о качественном усилении воздействия "административного ресурса" на результаты выборов, что, кстати, было отмечено международными наблюдателями на декабрьских выборах.

Снижение легитимности выборов

Третья особенность - некоторое снижение легитимности прошедших выборов. Оговорившись, что это снижение весьма ограничено по масштабу, укажем на некоторые тревожные симптомы:

- Явка на выборах упала практически на 6 пунктов, составив всего 55,5%. Таким образом, можно констатировать монотонное снижение явки на думских выборах с 1995 по 2003г. Ныне она опустилась почти до уровня "чрезвычайных" выборов 1993г. (подробнее см. Таблицу 1).

- Голосование "против всех списков" также достигло небывалой высоты, так что "партия против всех" едва не "прошла в парламент". Разумеется, это утверждение носит риторический характер, однако сочетание низкой явки с высоким голосованием против всех свидетельствует о том, что доверие общества партиям-победительницам на самом деле весьма условно.

- В определенной степени кризисом легитимности является и повышение доли голосов, поданных за непрошедшие партии. Причем если за откровенные "однодневки" (не получающие и 2% голосов) проголосовало 9% избирателей (как и в 1999г.), то относительно значимые партийные проекты (собирающие от 2 до 5% каждый) получили в сумме более 15%, причем в их числе оказалась вся либеральная субкультура. Не проводя прямой параллели, укажем, что аналогичный провал центристских партий в соседней Молдавии в 2002г. привел к существенному политическому кризису. В России подобные последствия невероятны, но чувство "исключенности" из парламентской политики у либеральных избирателей может иметь непредсказуемые последствия. Кроме того, подобный исход выборов ставит под сомнение вступившее в силу повышение отсекающего барьера до 7%.

Таблица 1. "Потеря голосов" на парламентских выборах

Год выборов<O:P</O:P

Явка % <O:P</O:P

Голосование "против всех" %<O:P</O:P

К-во участников<O:P</O:P

Набрали 5% "фавориты" <O:P</O:P

Набрали 2% 5% "от двух до пяти" <O:P</O:P

Набрали 2% "аутсайдеры" <O:P</O:P

<O:P</O:P

<O:P</O:P

<O:P</O:P

<O:P</O:P

К-во<O:P</O:P

%<O:P</O:P

К-во<O:P</O:P

%<O:P</O:P

К-во<O:P</O:P

%<O:P</O:P

1993<O:P</O:P

54,81<O:P</O:P

<O:P</O:P

13<O:P</O:P

8<O:P</O:P

87,9%<O:P</O:P

1<O:P</O:P

3,8%<O:P</O:P

4<O:P</O:P

4,4%<O:P</O:P

1995<O:P</O:P

64,73<O:P</O:P

2.77<O:P</O:P

43<O:P</O:P

4<O:P</O:P

50,5%<O:P</O:P

8<O:P</O:P

29,6%<O:P</O:P

31<O:P</O:P

17,1%<O:P</O:P

1999<O:P</O:P

61.85<O:P</O:P

3.3<O:P</O:P

26<O:P</O:P

6<O:P</O:P

81,4%<O:P</O:P

3<O:P</O:P

6,2%<O:P</O:P

17<O:P</O:P

9%<O:P</O:P

2003 <O:P</O:P

55,5<O:P</O:P

4,75<O:P</O:P

23<O:P</O:P

4<O:P</O:P

70,58%<O:P</O:P

4<O:P</O:P

15,04%<O:P</O:P

15<O:P</O:P

9%<O:P</O:P

Примечания: данные по 2003г носят предварительный характер (на 15.00 8 декабря).

Победители и проигравшие

Успех "Единой России" не нуждается в особых комментариях: достаточным объяснением служат приведенные выше характеристики отношения общества к власти и административного ресурса. Что же касается остальных партий, то причины их успехов и неудач требуют более развернутого анализа.

Либералы

Для либеральных партий результаты выборов стали наиболее разочаровывающими. Впервые за всю историю российского парламентаризма ни одна из них не преодолела 5%-ного барьера (напомним, что в 1993 и 1999 годах в Думу проходили и "Яблоко", и правые либералы, а в 1995 году - одно "Яблоко"). Более того, поражение по спискам ни одной из партий не удалось компенсировать успехом своих кандидатов-одномандатников: от "Яблока" прошли четверо, от СПС - трое. При этом победившие кандидаты-либералы в меньшей степени отождествляли себя со своим политическим флангом, концентрируя внимание на своей эффективности для избирателей в качестве депутатов федерального (Крашенинников, Задорнов, Попов, Емельянов, Лихачев) или регионального (Хованская, Фадзаев) уровней. То же самое относится и к единичным кандидатам-либералам, баллотировавшимся в качестве самовыдвиженцев и победивших на выборах в своих округах (Рыжков, Похмелкин).

Кризис либеральных партий связан с несколькими факторами.

Первый фактор заключается в том, что курс либеральных реформ реализовывается властью без участия либеральных партий. Теперь можно спорить только об эффективности выбранной модели (например, военной реформы), но не о том, нужны реформы или нет. Либералы оказались своего рода "партиями пропавшей грамоты" (напомним, что так в начале ХХ века называли октябристов, все основные положения программы которых были реализованы государственной властью в известном манифесте 17 октября 1905 года).

Второй фактор - антиолигархический. В ходе кампании против олигархов, под знаком которой проходила избирательная кампания, либералы оказались в роли "олигархических" партий - сыграли свою роль и финансирование "Яблока" ЮКОСом, и фигура Анатолия Чубайса, которого считают одним из создателей модели олигархического капитализма. В этой ситуации объективно правильные призывы обеих партий к ограничению влияния "силовиков" рассматривались многими избирателями как помощь олигархам.

Третий фактор - "износ" партий и их лидеров. Нельзя не отметить, что популярность либеральных партий в последние полтора года и так снижалась. Если в 2002г. суммарный рейтинг "Яблока" и СПС колебался в диапазоне 12-18% от активных избирателей, то с весны 2003 он опустился до 12-14%, а после начала кампании упал еще ниже. Это может означать только одно: обе эти партии оказались неадекватными представителями того сегмента общества, который сознательно поддерживает либеральные реформы. При этом портрет электората либералов (по данным exit poll РОМИРа) выглядит достаточно традиционно: среди студентов, предпринимателей, руководителей за эти две партии отдавали голоса примерно по 10%, среди избирателей СПС оказалось много молодежи (9,1%). Правда либералы утратили преимущество во влиянии на образованный электорат: этот показатель (8,9% на двоих) оказался не выше, чем в среднем по выборке.

Обе партии провалились в своем главном посыле. СПС после успешного "возрождения из пепла" в 1999г. претендовал на роль партнера Президента (пусть и младшего) и идеолога-вдохновителя либеральных реформ. Однако еще задолго до нынешней кампании стало ясно, что "партнерство" В.Путина с СПС оказалось весьма ограниченным, а реформы оказались невыигрышной предвыборной темой. Ситуацию не исправило ни включение А.Чубайса в первую "тройку" (он в лучшем случае закрепил за СПС небольшой электорат "яппи"), ни "антифашисткая" кампания против "Родины" (она работала лишь на "ядро" либеральных избирателей), ни тем более тезис о либеральной империи ("неорганично" звучавшей в устах одного из главных "могильщиков" прошлой империи). Лишившись ассоциации с президентом, СПС потерял половину своих избирателей образца 1999г.

"Яблоко" провело - как ни парадоксально - неплохую кампанию для своих избирателей. Результаты голосования точно совпадают с "ядром" его электората, выявлявшимся всеми социологическими опросами. Однако нового избирателя эта кампания не захватила: "конструктивно-государственническая" нотка, появившаяся у Г.Явлинского прозвучала неубедительно. Один из ветеранов российской политической схемы, Явлинский стал заложником своего имиджа: избиратель просто не поверил в то, что "вечный критик" стал государственником, а имиджевую маску экономиста, предлагающего альтернативную стратегию развития у лидера "Яблока" похитил более "свежий" политик - С.Глазьев.

КПРФ

Ситуация, в которой оказалась КПРФ, представляется парадоксальной. В 2003г. КПРФ полностью заполнило традиционное "марксистское" поле, присоединив к себе РКРП (напомним, что эта партия в союзе с В.Анпиловым вплотную подошла к 5% в 1995г. и взяла 2,2% в 1999г.); не было и "патриотических" версий левых типа "Державы" (2,57% в 1995г.) или Движения в поддержку армии (0,67% в 1999г.). Однако "покушение" на традиционный коммунистический электорат совершили "немарксистские" силы. Отток голосов от КПРФ шел сразу в нескольких направлениях:

- "Единая Россия" совершила небывалое имиджевое расширение: во-первых, она стала "государственной партией" (прямая ассоциация с популярным президентом и губернаторами, использование мелодии государственного гимна в рекламных роликах), что немаловажно для "культуры подданных", характерной для избирателей советского типа. Во-вторых, "Единая Россия" совершила немыслимую для прежних версий "партии власти" экспансию в поле советских ценностей, заимствовав для своего "пантеона" личности И.Сталина и Ф.Дзержинского, "поздравив" электорат с годовщиной комсомола. Таким образом, эта партия для части бывшего коммунистического электората перестала быть и идеологическим (антикоммунистическим), и политическим (антигосударственническим) антиподом.

- "Родина" с антиолигархическими и державно-националистическими лозунгами также смогла стать "спойлером", хотя в какой степени ее электорат пересекается с коммунистическим - вопрос, требующий специальных исследований.

- Аграрная партия - единственный "старый" спойлер КПРФ. Со времен прошлого их электорального соперничества (1995г.) АПР существенно сдвинулась к центру - как идеологически, так и политически, но вместе с тем сохранила привлекательные для коммунистического электората лозунги (возражение против частной собственности на землю, недопущение "ограбления крестьянина" и т.п.). Получив от власти определенный ресурс, АПР сумела заявить о себе в кампании достаточно громко и занять седьмое место почти с четырьмя процентами голосов (выше, чем на выборах 1995г.)

- Блок Партии социальной справедливости и Партии пенсионеров вел наиболее агрессивную антикоммунистическую кампанию, которая по сути дела стала дополнением к двум электорально выигрышным названиям партий, вошедших в блок.

Таким образом, две последние из этих партий оттянули у коммунистов 7% голосов. Если допустить, что сопоставимое число голосов "ушло" к единороссам и Глазьеву, мы получаем практически полную картину "растаскивания" электората КПРФ, который, по оценкам социологов состоял из прочного ядра (10-15%) и примерно 10% периферии, примыкавшей к КПРФ как крупнейшей партии-"защитнице обездоленных".

Родина

Успех "Родины", как представляется, связан с двумя составляющими. Во-первых, блоку удалось вписаться в антиолигархическую кампанию - Глазьев и Рогозин в своем предвыборном пиаре усиленно подчеркивали эту тему. Антиолигархическая тема позволила "размыть" протестную часть электората КПРФ (часть ее избирателей перешла к Глазьеву-Рогозину), а также "отобрать" некоторых избирателей у "Яблока", что, возможно, сыграло роковую роль в его результате (отметим, что у партии Явлинского всегда была "нелиберальная" составляющая в электорате, которая и перешла к "Родине").

Во-вторых, Глазьев и Рогозин использовали "эффект свежести". Речь идет о том, что избирателям была представлена совокупность политиков (Глазьев, Рогозин, Бабурин, Геращенко, Шпак, А.Савельев, Нарочницкая), которые ранее не участвовали вместе в избирательных кампаниях и обладают имиджевой совместимостью. Они образованы (основные участники блока имеют кандидатские и докторские ученые степени), лишены коммунистической архаичности, подчеркнуто энергичны (вспомним хотя бы конфликт между Савельевым и Жириновским), готовы ярко отстаивать свою позицию.

Есть и третий фактор, по сути представляющий собой совокупность первых двух: в основе предвыборной агитации блока - апелляция к двум самым сильным "раздражителям" общественного сознания, рожденным 90-ыми годами: "не по правде живем" (несправедливое распределение социальных благ, отсутствие у большей части общества возможностей для вертикальной мобильности) и "за державу обидно" (притупленный, но не изжитый синдром утраты империи). "Антиолигархизм" стал центральной точкой для раскручивания темы социальной справедливости, а свежесть и агрессивность "экономиста" Глазьева и "патриота" Рогозина позволили подать эти темы максимально выигрышно.

Если есть что-то объединяющее избирателей "Родины", это желание компенсации (пусть и чисто психологической) комплексов недавно закончившегося переходного периода, чувства обделенности социальной и национальной. По данным РОМИР, среди них повышена доля как "коммунистических" категорий (поддержка блока пенсионерами, людьми старше 45 лет составляет 10,5 - 10,9%), так и относительно статусных (на схожем уровне поддержка блока лицами с высшим образованием и специалистами). Тем самым, "Родина" из всех списков точнее всего поймала новую формулировку общественного запроса - на преодоление наследия 90-х годов.

ЛДПР

Владимира Жириновского можно считать еще одним выигравшим в ходе выборов. Жириновский уже заявил, что его партия в будущей Думе станет конструктивно сотрудничать с "единороссами". Видимо, вырастет лишь "цена" торга между ним и Кремлем.

Успех ЛДПР может быть объяснен несколькими факторами. Во-первых, тем, что это наиболее "внеистеблишментная" партия, которая, в то же время, лояльна по отношению к президенту. Проголосовать за такую политическую силу - это значит и "плюнуть в лицо" представителям элиты, и, одновременно, не выступить против президента. Во-вторых, ЛДПР традиционно успешно использует возможности электронных СМИ. В-третьих (и это, видимо, главное) Жириновскому удалось "вписаться" в контекст одной из доминирующих тем нынешней кампании - проблемы справедливости и правды, окрашенной частью в национальные, частью в социальные цвета. "Мы за русских, мы за бедных!", - этот девиз жириновцев мог привлечь внимание многих избирателей (обратим внимание на его смысловое совпадение с главными "мессиджами" "Родины"). В-четвертых, не будем забывать, что ЛДПР - одна из немногих российских политических партий, имеющих разветвленную региональную структуру, которая, впрочем, работает преимущественно на лидера партии. Поэтому успех ЛДПР по списку, как обычно, не будет подкреплен приходом в Думу одномандатников-жириновцев.

Последствия выборов

Либералы

После поражения на выборах перед двумя партиями стоит задача "возрождения из пепла". Им надлежит выдвинуть набор новых идей, которые были бы позитивно восприняты либеральной частью избирателей.В отличие от электоратов СПС и "Яблока", этот сегмент обшества не сократился в размерах, а, по-прежнему, по данным социологов, составляет 15-18% избирателей. Им предстоит определить свое отношение к "олигархам", причем сделать это ясно, четко и ярко. Перед ними стоит проблема и выдвижения новых лидеров, которые могли бы придать либералам эффект "свежести", полностью утраченный сейчас.

С поиска новых публичных лидеров либерального фланга либералы и начали "поствыборное существование" - в связи с проблемой выдвижения кандидата в президенты. Такой проект мог бы стать началом интеграции двух либеральных партий. Эта тема всегда присутствовала в публичном пространстве и становится особенно актуальной в преддверии 2007 года, когда будет введен 7%-ный избирательный порог. Но до 7 декабря существовал непроясненный момент: на основе какой из партий произойдет объединительный процесс. Очевидно, что если бы в Думу прошла бы лишь одна либеральная партия, то именно она получала бы наилучшие шансы для выполнения этой роли. Теперь же обе партии выступают в качестве товарищей по несчастью.

Оптимальный выбор единого кандидата может сыграть существенную роль не только в вопросе об интеграции двух партий. Перспектива этого кандидата должна стать индикатором отношения Кремля к либеральному флангу. Сейчас пока неясно, будет ли власть в формировании нового либерального пространства делать ставку на существующие партии или предпочтет новый вариант, связанный с поддержкой принципиально новых политических сил. В этом контексте примечательны проект создания депутатской группы на основе либералов из "Единой России", а также инициатива журналиста Алексея Чадаева, объявившего об учреждении партии "Новые правые". На фоне роста конкуренции СПС и "Яблоко" должны доказать свою политическую дееспособность. В противном случае Кремль может заимствовать лишь экспертный ресурс либералов - о подобном использовании возможностей этих партий в борьбе против "неудачных экономических лозунгов, которые произносят сегодня лидеры некоторых партий, продолжая мыслить популистскими предвыборными экономическими категориями" (явный намек на "Родину") уже заявлял вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин.

Кроме того, как СПС, так и "Яблоку" предстоит "внепарламентское" существование. У "Яблока" такого опыта нет. Что же до СПС, то в его нынешнем виде партия состоит в значительной степени из людей, ориентированных исключительно на успех - в отличие от ДВР, который был "клубом единомышленников" и продержался на идейной основе в свой "внедумский" период 1995-1999 годов. В этой ситуации особую важность получают любые масштабные публичные проекты, к тому же такие, как выдвижение кандидата в президенты.

Представляется, что существует несколько вариантов выдвижения единого кандидата.

Первый заключается в поддержке лидеров "первого ряда" СПС или "Яблока". Однако такому сценарию мешает указанный выше принцип "износа" основных фигур. В лучшем случае, такая кампания будет повторением неудачи Явлинского в 2000 году. В худшем - речь будет идти еще о большей неудаче. Стимулом для активизации либерального движения такие выборы явно не будут - скорее, знаком слабости существующих партий.

Второй вариант - "кандидат извне". Достаточно быстро нашелся оптимальный (во всяком случае, по мнению независимых экспертов) кандидат - независимый депутат Владимир Рыжков. Рыжков никогда не входил в состав СПС или "Яблока"; в своем округе он демонстрировал качества успешного кандидата, дважды побеждая в далеко не либеральном регионе. Он является достаточно "свежей" политической фигурой для федеральной политической сцены. Рыжков относительно хорошо известен (хотя его несколько "подзабыли" за последние годы), обладает незаурядными качествами публичного политика. Наконец, именно Рыжков выдвинул первую либеральную объединительную инициативу на думском уровне - о создании депутатской группы "Союз демократических сил". Именно такой кандидат мог бы совместить два процесса: образование "квазилиберальной" группы в Госдуме (важной с точки зрения сиюминутной политики, но вряд ли жизнеспособной на следующих выборах) и интеграция двух "старых партий" под - пусть и виртуального - кандидата в президенты.

В то же время кандидатура Рыжкова вызывает и определенное неприятие в среде либералов. Так, "яблочник" Сергей Митрохин заявил, что "новый кандидат опасен своей непредсказуемостью, в частности, тем, что войдет в сговор с властью. Эта кандидатура прежде всего должна быть независима от Кремля". Однако в данном случае речь идет скорее о "корпоративных" опасениях части представителей традиционных либеральных партий: первые поствыборные шаги и высказывания продемонстрировали, что либералы склонны упорствовать в своих традиционных настроениях и фобиях: политсовет СПС виновными в провале политсовет назвал не политиков, а менеджеров и пиарщиков (впрочем, лидеры партии настаивают на своей отставке), в СПС еще надеются "уговорить" баллотироваться кого-то из губернаторов. "Яблоко" же не оставило идеи выдвинуть кандидатом в президенты Г.Явлинского (представляется, что Кремль не будет препятствовать такому варианту).

Если благие намерения обновиться и/или объединиться пока остаются декларативными, то застарелые болезни либералов уже проявились в полную силу. В их действиях прослеживаются и следы старых фобий и взаимной неприязни, и лидерские амбиции (граничащие с неспособностью адекватно оценивать изменения обстановки вокруг их партий), и стремление сохраниться в прежнем (по-своему комфортном "мирке"). Таким образом, сценарий провала попыток обновления либерального лагеря и превращения двух партий в маргинальные "секты" (или мягче - "клубы по интересам") вполне реален.

Таким образом, перспективы либералов в настоящее время в значительной степени зависят от того, насколько успешно удастся реализовать проект переформатирования этой части политического спектра, который может начаться уже в ходе предстоящих президентских выборов. Если нынешние либералы смогут подтвердить свою дееспособность, у них сохранится возможность сыграть активную роль в этом процессе и обеспечить его кадровое и идеологическое наполнение. Однако первые шаги либеральных партий скорее внушают пессимизм.

Родина

Перспективы "Родины" в Думе могут оказаться похожими на судьбу СПС четырехлетней давности. Вспомним первые оценки результатов выборов 1999 года как явного успеха (и даже "победы") правых. Ситуация изменилась через месяц, когда стало очевидно, что настоящие победители - "единороссы" - договорились с КПРФ, а СПС оказался в положении парламентского аутсайдера. Очевидно, что сейчас "единороссы", получившие в нынешней Думе почти абсолютное большинство, не намерены уступать "Родине" слишком много ресурсов. Тем более, что у них уже есть проверенные партнеры в виде "народников" (другое дело, в каком виде они будут представлены в парламенте: как самостоятельная фракция или часть депутатской группы во главе Геннадием Селезневым) и ЛДПР Жириновского.

Поэтому вероятным выглядит сценарий, при котором "Родина" получит минимальное количество думских комитетов - возможно, что два: по делам ветеранов (для Валентина Варенникова, который возглавлял его во второй Думе) и еще один - международный, которым руководил Дмитрий Рогозин, либо банковский (под В.Геращенко); в этом случае Рогозин может занять пост вице-спикера. Вряд ли стоит ожидать, что популистские законопроекты, которые "Родина" намерена внести в Думу, имеют серьезные шансы на прохождение. Скорее, они будут служить дополнительной раскрутке блока, который будет демонстрировать свою принципиальность (не случайно сразу после выборов Глазьев заговорил о том, что будет верен заветам избирателей, подобно тому, как всегда вела себя КПРФ).

В то же время сейчас для "Родины" более важным представляется закрепление своей неформальной коалиции с "силовой" частью нынешней власти. Именно "Родина" наиболее адекватно выражает идеологию силовиков. Похоже, что, возникнув как "спойлерский" проект по отношению к КПРФ, "Родина" существенно переросла этот уровень, став активным политическим игроком. Не исключено, что эскапады лидеров СПС в отношении "плесени" (так Чубайс назвал глазьевцев) как раз и связаны со стремлением предотвратить появление "силового" представительства в Думе. Другое дело, что "отец приватизации" был, очевидно, не лучшим кандидатом на роль обличителя блока, позиционировавшего себя в качестве национально-патриотического с ярко выраженной социальной окраской.

Теперь для "Родины" главной задачей является оказание влияния на политику исполнительной власти. Не случайно, что Рогозин заявил о намерении представителей блока сосредоточиться на своих предложениях по кандидатурам в новый кабинет министров. Ради этого глазьевцы готовы "пропустить" нынешние президентские выборы, подчеркивая свою лояльность Владимиру Путину. Тем более, что по данным ВЦИОМ-А, в конце ноября - начале декабря нынешнего года за Глазьева как кандидата в президенты готовы были проголосовать лишь 2% опрошенных. Зато тот же Рогозин уже называл лидера "Родины" в качестве возможного кандидата на пост вице-премьера в правительстве. Не исключено, что претензии Глазьева могут быть поддержаны и "силовиками", среди которых нет реальных кандидатов на посты в экономическом блоке правительства.

Очевидно, что такая ситуация ставит президента перед выбором. Либо действовать в соответствии с трендом, проявившимся в ходе голосования, и тогда Глазьев вполне может вписаться в новый состав правительства. Но в этом случае президент должен будет отказаться не только от внепарламентских либералов, но и от реформаторов из собственного окружения. Очевидно, что Алексей Кудрин и Герман Греф несовместимы с глазьевскими экономическими концепциями. Либо сохранить преемственность в составе и программе правительства, не допуская экспансии силовиков в сферу управления экономикой, куда они активно стремятся - как напрямую, так и с помощью своих парламентских партнеров. Похоже, что политические перспективы "Родины" в значительной степени связаны с ролью силовиков в ходе второго президентского срока Путина.

Представляется, что "Родина" будет стремиться оказывать существенное влияние и на международную деятельность парламента - и, тем самым, способствовать корректировке и государственной внешней политики. Так, возможен рост критики в отношении европейских структур, тем более, что поводов для этого "Родина" может найти немало: чеченская проблема, ситуация в Грузии, Молдавии и на Украине, расширение НАТО на Восток и т.д. С парламентской трибуны могут звучать и территориальные претензии в отношении ряда "постсоветских" государств (Украины, Литвы) - ранее с подобными заявлениями неоднократно выступал Сергей Бабурин. Возможны требования расширения контактов с "непризнанными государствами" на постсоветском пространстве: Приднестровьем, Абхазией, Южной Осетией. В своих требованиях ужесточения внешнеполитического курса "Родина" сможет найти понимание у части депутатов-"единороссов" - например, у Константина Затулина, взгляды которого по вопросам отношений со странами СНГ близки к позициям лидеров "Родины".

В то же время у самой "Родины" существуют внутренние проблемы. Блок был сформирован наскоро, и включает в себя политические силы, которые объединились лишь накануне выборов. Если созданию СПС предшествовали годы консультаций, в которые были вовлечены основные лидеры либералов, то о "Родине" этого сказать нельзя. Напротив, Глазьев пришел из фракции КПРФ и, начиная с 1993 года, постоянно принадлежал к оппозиционной субкультуре. Рогозин, напротив, в течение всех последних лет был "при власти": он входил в прокремлевскую депутатскую группу "Народный депутат", был спецпредставителем президента по Калининграду.

Отметим также, что существует фактор "Народной воли". Партия Сергея Бабурина выступила одной из блокообразующих структур для "Родины", однако некоторые ее представители были выведены из избирательного списка блока. Дело в том, что они в 1999 году входили вместе с одиозным Александром Баркашовым в состав избирательного объединения "Родина", и могли дискредитировать Глазьева и Рогозина в глазах умеренно настроенных избирателей. Тогда этот факт не привел к развалу блока, однако после выборов противоречия могут обостриться. Особенно если учесть, что "Народная воля" склонна к большему политическому радикализму, чем другие участники "Родины": так, ее партнером в Европе является известный французский националист Жан-Мари Ле Пен.

Поэтому не стоит ни преувеличивать, ни преуменьшать эффект от появления в парламенте "серьезных националистов" - в отличие от ЛДПР, национализм которой в значительной степени носит "театральный" характер. Их перспективы будут зависеть как от степени влияния партнеров во власти, так и от собственной внутренней устойчивости "Родины".

Однако "рыхлость" партии не является определяющим фактором ее судьбы. Как подчеркивалось выше, С.Глазьев сумел "поймать" определенный общественный запрос. Если к следующим выборам подобный запрос сохранит свою актуальность (что весьма вероятно), а С.Глазьев не утратит свою имиджевую свежесть, у него есть шанс повторить свой успех: опыт российских партий (причем столь непохожих как "Яблоко" и ЛДПР) показывает, что связка "популярный лидер + популярная идея" жизнеспособен на выборах, тогда как стоящая за этой связкой партия может видоизменяться сколь угодно радикально (терять лидеров, претерпевать кризисы, расколы и скандалы) без существенного ущерба для рейтинга партии.

КПРФ

Перспективы КПРФ в значительной степени зависят от того, кто будет признан виновным в поражении (а, по сути, полном провале) КПРФ на нынешних выборах. Пока возможных ответа два - Владимир Путин или Геннадий Зюганов.

Признав виновным Путина, коммунисты фактически отказались бы от легитимации итогов выборов. Фактически КПРФ должна будет еще более усилить свою оппозиционность, заявив, что итоги голосования были существенно фальсифицированы. Шаги в эту сторону уже сделаны - так, в ночь выборов представители компартии заявляли, что, по их данным, их партия идет вровень с "Единой Россией". Однако одно дело - устные заявления (зюгановцы постоянно обвиняют власти в различных нарушениях избирательного законодательства), а совсем другое - выход на системный конфликт, к тому же в неблагоприятных для себя условиях.

Во-первых, КПРФ после поражения неизбежно будет ослаблена. Многие функционеры теряют депутатские мандаты. Часть партийных спонсоров не проходит в Думу - следовательно, может встать вопрос о возврате вложенных ими инвестиций в партию, которая не смогла обеспечить выполнение соглашения (напомним, что инвесторы исходили из того, что меньше 20% голосов по списку коммунисты не получат, и что третьи-четвертые места в региональных списках оказываются проходными).

Во-вторых, дальнейший рост противоречий с Кремлем может привести к усилению нажима на главного традиционного спонсора КПРФ - видьмановскую корпорацию "Росагропромстрой". Вряд ли в этом случае проверки ее деятельности останутся лишь предвыборным мероприятием. Тем более, что в этом случае коммунисты будут фактически действовать в унисон с такой неприемлемой для Кремля фигурой как Борис Березовский, который уже заявил о фальсификации выборов и дал понять, что "главными пострадавшими" от нее оказались именно зюгановцы.

Таким образом, существует большая вероятность того, что КПРФ не решится на то, чтобы оспаривать результаты выборов в целом (они уже предприняли попытку подтолкнуть к этому либералов, объявив, что по их подсчетам "Яблоко" проходит в Думу). Очевидно, ставка будет сделана на продолжение словесной критики хода избирательной кампании и выявление нарушений на отдельных участках для голосования - в этом вопросе коммунисты имеют большой опыт. Поэтому возрастает возможность того, что ответственность за поражение придется нести Зюганову, которому "припомнят" и отказ от союза с Глазьевым, и инерционный, оборонительный характер ведения избирательной кампании.

Однако к ближайшим президентским выборам коммунисты не успевают "раскрутить" сильного собственного кандидата - для этого уже нет времени. Поэтому остаются два вероятных сценария выхода КПРФ на выборы. Первый предусматривает отказ Зюганова от баллотировки, причем его преемник в качестве кандидата от КПРФ (скорее "сочувствующий", чем член партии) с высокой долей вероятности показывает весьма слабый результат. В этом случае Зюганов может вернуться на первую позицию в левом движении, доказав свою безальтернативность.

Второй вариант - "коней на переправе не меняют". Согласно нему, коммунисты не делают резких движений в кадровом вопросе и выдвигают Зюганова в президенты в очередной раз. В этом случае внутрипартийные "разборки" и определение нового курса КПРФ будут отложены на послевыборный период. При этом если Зюганов выступит на президентских выборах существенно хуже, чем четыре года назад (то есть подтвердит "понижательную" электоральную тенденцию КПРФ), то его положение внутри партии окажется крайне затруднительным.

Возможен и еще один вариант, о котором коммунисты заговорили в последние дни - отказ от участия в президентских выборах и призыв к их бойкоту. В этом случае президентская кампания почти окончательно лишается альтернативности и существенно падает явка (должный уровень которой и так обеспечить непросто). В этой ситуации Кремль изобретет виртуального коммунистического лидера (например, Семигина). Для Компартии такой вариант опасен - он будет способствовать дальнейшему распаду их электората, поэтому подобный сценарий в первую очередь следует рассматривать как шантаж власти.

Только по итогам "второй попытки" КПРФ начнет "осмыслять" свое будущее и модель обновления партии: в том, что оно необходимо, и для него настал момент, сомнений, пожалуй, не остается даже внутри партии. Предстоит решать как вопросы кадрового обновления, так и выбора стратегии - "радикализации" или "социал-демократизации", причем первый вариант более вероятен по умонастроениям партийного актива, второй - более рационален с точки зрения того, что у КПРФ появляется опасный конкурент на протестном поле - "проект Глазьева". Однако, учитывая "закостенелый" характер и руководящего звена, и электората партии, высока вероятность того, что такие попытки окажутся неудачными. В этом случае КПРФ ждет медленное угасание - такая судьба, постигла некогда жизнеспособные компартии западноевропейских стран (например, Франции и Португалии).

"Единая Россия" и перспективы структурирования новой Думы

Данная тема достаточно подробно рассматривалась в предыдущем выпуске "Анализа и прогноза" (До и после 7 декабря), и сделанные в нем предположения в принципе сохраняют свою актуальность, однако масштаб успеха "партии власти" вносит и некоторые новые моменты.

Очевидно, что "Единая Россия", захватившая все "командные высоты", столкнется в Думе с целым рядом проблем, порожденных "генетикой" партии. Если эти проблемы будут решены не оптимальным образом, это негативно отразится на эффективности как законотворческой работы Думы, так и ее роли младшего политического партнера исполнительной власти.

- Первая - по порядку, а не по важности - проблема лидерства в партии. Безусловный лидер у парламентской партии (т.е., "за вычетом" Шойгу, Лужкова, Шаймиева и губернаторов) один - Б.Грызлов. Если Президент примет решение "откомандировать" его в Думу, он естественно займет пост спикера и будет при этом оставаться лидером всех "единороссов". Однако даже в этом случае встает проблема "вторых лиц" (лидеров депутатских объединений, вице-спикеров, председателей комитетов). Никто из таких "заместитетелей" (Пехтин, Володин, Морозов, Слиска, Боос) не обладает безусловным авторитетом для всей партии, некоторые из них еще и считаются в Кремле не вполне лояльными. Вместе с тем их лидерские амбиции достаточно сильны.

- Вторая проблема - неоднородность депутатского корпуса "единороссов". Разумеется, по сравнению с прошлой Думой, где существовали изначально конкурирующие фракции "Единства" и ОВР, нынешняя фракция гораздо более гомогенна. Однако и в ней можно выделить "отряды" с существенно различающимися интересами: сильные лобби крупных регионов (в первую очередь - Москвы и Татарстана"), лоббисты бизнеса; впервые появляется и "собственная фракция его президентского величества" - прямые ставленники президентской команды - силовики, аппаратчики "Единой России" последнего призыва и т.п. Кроме того, есть опасность, что повысившуюся гомогенность "единороссы" своими же руками и разрушат, разделившись на группы. Причем речь идет не о делении на "левых" и "правых", а о чисто межгрупповой вражде (типа "фракций" тупоконечников и остроконечников в классическом романе Дж. Свифта).

- Третья проблема - противоречие между объективными интересами повышения эффективности работы Думы, которая подразумевает упрощение ее структуры (сокращения числа комитетов), и амбициями многих "статусных" депутатов, рассчитывающих на посты председателей или заместителей председателя комитетов.

Очевидно, что "Единая Россия" изберет своего спикера (Б.Грызлова, если он будет "командирован" Президентом на этот пост, а если нет, то среди прочих равных чуть лучшие шансы, пожалуй, имеет Л.Слиска). Столь же очевидно, что "единороссы" возьмут себе большинство комитетов, "поделившись" с союзниками ("народниками" и "Родиной"). Единственной уступкой отмирающему "пакетному принципу" может стать избрание вице-спикеров от КПРФ, ЛДПР и "Родины" (но вряд ли от дочерних образований "единороссов").

Можно ожидать проблем и с рассадкой "единороссов" по фракциям и группам. Очевидно, что на основе преимущественно депутатов - списочников "Единой России" будет сформирована главная и самая крупная фракция. Во вновь образованную группу "Регионы России" войдут те, кто были в этой группе в прошлой Думе, а также полтора-два десятка одномандатников, исторически избиравшихся от ОВР, если, конечно, ОВР не сохранится в каком-либо виде. Третьим компонентом может стать праволиберальная группа (естественно, остающаяся под патронажем "Единой России"), в которую войдут десяток либералов, прошедших в Думу по одномандатным округам (от СПС, "Яблока" и независимые), и делегированные из "Единой России" депутаты, которым органичен либерализм - Резник, Плескачевский, Александр Жуков. Четвертым элементом "партии власти" будет фракция Народной партии, сформированная из восемнадцати одномандатников, прошедших в Думу под флагом НДПР. К ним могут присоединиться еще несколько "народников", которые избирались как независимые депутаты.

Однако упомянутые выше проблемы "властных амбиций" могут нарушить этот стройный план. Так, не похоронены идеи воссоздания в каком-то виде фракции ОВР; сокращение числа комитетов может быть "косметическим", а идея либеральной группы может вообще не материализоваться, поскольку никто не захочет отдавать туда депутатов. Здесь все зависит от того, сумеет ли Кремль навязать свою волю депутатам или пойдет у них на поводу.

Коммунисты вряд ли станут создавать дочернюю депутатскую группу аграриев, как они это сделали в прошлой Думе. Дело в том, что в нижнюю палату парламента прошло крайне мало независимых одномандатников левых взглядов, из которых такая группа ранее и формировалась. Следовательно, ее формирование за счет делегирования коммунистов обескровит коммунистическую фракцию, которая перестанет быть второй по размеру в Думе. И даже связанные с этим плюсы - два места в Совете Думы, увеличение число постов заместителей председателей комитетов, которое смогут занять левые, - не смогут компенсировать потерь.

***

Общий итог выборов, как отмечалось в начале настоящей записке - масштабный кризис партийной системы: старые партии провалились, и, судя по первым шагам после выборов, перспективы преодоления ими этого кризиса неблагоприятны. Это наблюдение - хотя и по совершенно разным причинам - в равной степени относится как к "левой" КПРФ, так и к либеральным "Яблоку" и СПС. Победители же могут существовать как устойчивые фракции парламента и рассчитывать на повторение своего успеха на следующих выборах, но не на превращение в полноценные партии, т.е. автономные и структурированные субъекты политики.

Тем самым парламентские выборы 2003г. стали новым этапом укрепления в России моноцентрического режима президентской власти. Причем новые характеристики моноцентризма имеют как количественное, так и качественное измерение: количественное - это уверенное большинство в Думе, гарантированная победа на президентских выборах в первом туре. Качественное же изменение не сводится только к исчезновению либералов с парламентской сцены. Более существенно то, что власть своими руками разогрела в стране популизм и антилиберализм - именно эти тенденции, а не группу "Родины" на Охотном ряду можно считать джинном, которого из бутылки выпустили, но не смогут загнать обратно. Тем самым, власть усугубила объективное противоречие между либеральным характером осуществляемых ею реформ и нелиберальным характером общества. Это затрудняет Президенту реализацию программы новой легислатуры, лишает его полноценной опоры в политическом классе и усложняет диалог с обществом. В какой мере эти тенденции реально скажутся на политическом курсе страны - пожалуй, главный вопрос ближайших месяцев.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Глава  Общие положения статья

    Статья
    Статья 12. Участие в выборах депутатов Государственной Думы иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, международных организаций и международных общественных движений
  2. Деятельность Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации 1-го и 2-го созывов по обеспечению развития социальной сферы в условиях либеральных реформ

    Автореферат
    Деятельность Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации 1-го и 2-го созывов по обеспечению развития социальной сферы в условиях либеральных реформ
  3. Первой Государственной Думы в России. Всвязи с этим Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации Vсозыва выступила с инициативой проведения открытого урок (1)

    Урок
    27 апреля 2011 года исполняется 105 лет со дня начала работы Первой Государственной Думы в России. В связи с этим Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации V созыва выступила с инициативой проведения открытого урока в 10 ‒ 11-х
  4. Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации доклад (1)

    Доклад
    Доклад подготовлен в соответствии с пунктом 2 статьи 33 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" и направляется в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.
  5. Крашенинников Павел Владимирович, Председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному закон

    Закон
    Андропов Вадим Владимирович, заместитель директора Департамента недвижимости Министерства экономического развития Российской Федерации - ст. 239, 242.

Другие похожие документы..