Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Впервые я приехал в Питивьер в 1962 году, чтобы возглавить отделение общей хирургии в муниципальной больнице. Я оказался здесь случайно, по результат...полностью>>
'Документ'
Большое распространение, особенно в молодежной среде, имеют слабоалкогольные и энергетические напитки. Многие искренне считают их безвредными, ну или...полностью>>
'Книга'
В предлагаемое вниманию читателя издание вошли два произведения выдающегося немецкого философа Ю. Хабермаса: книга «Будущее человеческой природы На п...полностью>>
'Программа'
Прибытие в Лондон. Встреча в аэропорту с представителями принимающей компании. Трансфер на ж/д вокзал Kings Cross и переезд на скоростном поезде в сто...полностью>>

«Об общественном контроле за качеством и доступностью лекарственной помощи населению Российской Федерации»

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

С Т Е Н О Г Р А М М А

парламентских слушаний на тему «Об общественном контроле за качеством и доступностью лекарственной помощи населению Российской Федерации»

31 мая 2011 года

Б.И. Шпигель

Добрый день, уважаемые коллеги! Позвольте поблагодарить вас за тот интерес, который вы проявили к тематике этих парламентских слушаний, которые сегодня проводятся Комиссией Совета Федерации по вопросам развития институтов гражданского общества.

В нашем мероприятии сегодня принимают участие члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, представители федеральных органов государственной власти, субъектов Российской Федерации, Общественной палаты Российской Федерации, региональных общественных палат, некоммерческих организаций, предприятий отрасли из 40 регионов Российской Федерации. Всего для участия в парламентских слушаниях записались 184 человека. Такое количество заинтересованных лиц только подтверждает важность, необходимость и своевременность обсуждения вопроса о роли институтов гражданского общества в контроле за качеством и доступностью лекарственной помощи населению Российской Федерации.

Я коротко скажу вначале пару слов. У нас сегодня присутствует Владимир Анатольевич Зеленский, директор Департамента развития медицинского страхования Министерства здравоохранения и социального развития. Я после этого дам ему слово. И я предлагаю наши парламентские слушания провести в достаточно таком необычном режиме. Вы видите, мы специально не готовили рекомендаций, что мы обычно делаем. Мы хотим сегодня провести такой живой разговор по тем вопросам, которые интересуют сегодня прежде всего вас в субъектах Российской Федерации. Хотим сказать о том, что интересует нас сегодня, потому что мы достаточно серьезно общаемся с различными институтами гражданского общества.

Вы знаете о том, что мы недавно приняли так называемый 40-й закон о социально ориентированных общественных некоммерческих организациях, в котором мы определили виды деятельности организаций, относящихся к социально ориентированным, а также определили меры государственной поддержки этих организаций. Именно эти организации по своим видам деятельности должны принимать совместно с государственными органами, с органами исполнительной власти, как федеральными, так и региональными, те меры, которые могли бы на сегодняшний день обеспечить доступность лекарственной помощи населению.

Я хочу также вам напомнить, что 1 сентября 2010 года вступил в силу Федеральный закон № 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств" и ряд других законов, которые должны упорядочить систему регулирования лекарственного обращения на территории Российской Федерации. Изменение действующего законодательства, инициированное Правительством Российской Федерации, вызвано не только необходимостью совершенствования действующей системы регулирования в сфере обращения лекарственных средств, но и необходимостью реализации программы антикризисных мер, которая нацелена на повышение уровня обеспечения населения Российской Федерации необходимыми лекарственными средствами и расширение доступности качественных, эффективных и безопасных лекарственных средств.

Хотелось бы отметить, что институты гражданского общества поддерживают осуществляемые государством меры, направленные на усиление защиты конституционных прав граждан на получение качественной и доступной лекарственной помощи, поддержку отечественной фармацевтической промышленности, и готовы активно включиться в реализацию намеченных планов.

Я здесь немножко остановлюсь. Хочу проанализировать ситуацию.

Когда мы принимали закон № 61, все прекрасно знают о том, что мы на заседании комиссии и совместно с другими комитетами, коллегами в Совете Федерации активно его поддержали. Мы поддержали его, хотя была достаточно серьезная критика со стороны различных органов и исполнительной власти, и других. Да, этим законом коренным образом менялась система и регистрации лекарственных препаратов, и ввоза лекарственных субстанций в страну, и обращения лекарственных препаратов на территории Российской Федерации.

Но давайте мы, коллеги, посмотрим, давайте мы спокойно посмотрим сегодня и проанализируем, а что же все-таки произошло. А произошло то, что происходит во всем цивилизованном мире. Если мы знаем о том, что в начале 90-х годов на рынок было выброшено огромное количество лекарственных средств под одним и тем же торговым названием, с одними и теми же, собственно говоря, показателями, и они обращались на рынке волюнтаристским способом (было огромное количество медицинских представителей, которые работали с врачами, было огромное количество людей, которые лоббировали те или иные лекарственные препараты), то этим законом была дана возможность прежде всего защищать интересы пациента и поставлены различные препоны.

Мы четко понимаем, что для того, чтобы теперь зарегистрировать лекарственный препарат, нужно провести качественные клинические испытания. Необходима уверенность в том, что мы получаем препарат, который действительно работает и от которого врач ждет должного терапевтического эффекта.

Но давайте посмотрим, а что же происходит у нас на практике на самом деле. На практике происходит следующее. Кроме этого, после 61-го закона Министерство здравоохранения и социального развития вносит в Правительство список жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов. Этот список достаточно большой, он объемный. И , собственно говоря, мы говорим о том, что он носит некий такой расширительный характер для того, чтобы полностью обеспечить лечебный процесс как по всем нозологиям, так и, в общем-то, любой лечебный процесс, как в амбулаторных условиях, так и в стационарных.

Далее определяются цены, определяется методика цен, определяются цены на каждый лекарственный препарат. И вот здесь происходит парадокс, который заключается в следующем. Вот определена цена. Я знаю, насколько, и к нам было много обращений, каждый производитель боролся за то, чтобы его цена на этот лекарственный препарат была зарегистрирована государством как можно выше, с учетом инфляционных процессов, с учетом повышения цен на электроэнергию, на то, на другое. Да и мы, собственно, говорили, что цена на лекарственные препараты не должна быть превалирующим фактором. Главное – качество лекарственного препарата.

Что же мы дальше видим? А дальше мы видим, что просили субъекты Российской Федерации: отдайте нам, мы сами будем проводить аукционы, мы сами будем обеспечивать лечебный процесс и так далее, и тому подобное. Отдали. Давайте мы проанализируем, в моем выступлении есть, но я просто скажу вам, а думаю, что и выступающие здесь будут говорить о том, как же у нас проводят аукционы на местах.

Вы посмотрите: у нас стартовая цена аукциона в разных субъектах Российской Федерации, она, допустим, изначально объявляется как цена зарегистрированного препарата, но в результате проведения аукциона цена на этот лекарственный препарат, я вам назову эту цифру, иногда падает в 90 раз. Я хочу понять, и может быть, мне кто-нибудь в этом зале расскажет, что за препарат мы с вами "едим", который стоит в 90 раз дешевле, чем объявленная цена. А мы все дружно хлопаем в ладоши и говорим: вот наконец-то мы получили дешевые препараты. А может быть, это не дешевый препарат, может быть, это тот препарат, который Министерство здравоохранения и социального развития закупило за счет федеральных нужд, раздало его для обеспечения федеральных льготников, а его просто украли, как это в одном из южных регионов было с препаратом "Гливек", который просто-напросто украли из онкологического центра, списав его на какого-то больного, отдали его какой-то фирме, которая зарегистрирована в городе Нальчике на улице такой-то, квартира такая-то, получив непонятно как фармацевтическую лицензию, и выбросил его на вторичный рынок? И, конечно же, цена опустилась в 68 раз, в том случае, о котором я вам говорю, потому что препарат краденый. То есть он пошел во вторичный оборот. Это ли не вопрос, за которым должны следить институты гражданского общества, это ли не вопрос, за которым должны следить социально ориентированные организации и бить в колокола по каждому такому поводу?

Есть у нас и другие случаи, когда просто-напросто происходит демпинговый сговор на рынке лекарственных препаратов. Мы на сегодняшний день говорим о том, что давайте вот эти сыграют один лот, эти сыграют другой лот, эти сыграют третий лот, четвертый лот и так далее. Вот эта погоня за снижением цен на лекарственные препараты превращается на сегодняшний день, вы знаете, в очень плохие игры.

Поэтому, если я вам вброшу несколько фраз специально для обсуждения на сегодняшних парламентских слушаниях… Лекарство не является товаром, лекарство – это средство для обеспечения лечебного процесса. То есть мы должны четко говорить уже о том… Мы перед нашими слушаниями с Владимиром Анатольевичем как раз обсуждали этот вопрос. Мы говорим о том, что Минздравсоцразвития работает также над тем, чтобы сформировать стоимость медицинской услуги, которую мы должны оказывать населению. А вот стоимость лекарственного препарата как раз должна входить в стоимость этой медицинской услуги. И тогда мы четко должны понимать в итоге то, о чем мы говорим.

Уже Президент Российской Федерации сказал о том, что закон № 94 необходимо немедленно приводить в чувство, так сказать, и нужно положения этого закона…

Я обращаюсь к Вам, Владимир Анатольевич: нужно поскорее инициировать этот вопрос, потому что и министр обращала внимание на то, что лекарственные препараты необходимо уводить из-под действия закона № 94. Нам необходимы качественные лекарственные препараты, а не то, что дешевле, – то, соответственно, лучше. Понимаете, в чем дело? Потому что стоимость лекарственного препарата… Вот вы поймите… Здесь сидят специалисты, они поймут, что я сейчас скажу. Стоимость лекарственного препарата… На сегодняшний день нельзя считать, сколько стоит упаковка, нужно смотреть, сколько стоит курс лечения лекарственным препаратом. Потому что одним лекарственным препаратом, одной таблеткой (я условно говорю – "одной таблеткой"), можно вылечить болезнь, а при применении другого препарата, самого дешевого, можно тоннами его "кушать", болезнь перейдет в хроническую стадию, и просто-напросто она не будет, соответственно…. Поэтому формуляры, стандарты лечения, другие вопросы, которые есть, – об этом необходимо нам сегодня говорить. И этим нужно заниматься именно социально ориентированным организациям.

В каждом субъекте Российской Федерации (я думаю, что мы внесем это в рекомендации) должны быть отделения наших ассоциаций.

Я думаю, Юрий Тихонович Калинин, наш старейшина медицинского рынка, сегодня также будет говорить… У нас есть ассоциации, которые сегодня достаточно… и российских фармпроизводителей, и ассоциация аптечных сетей, и другие ассоциации, которые должны сегодня помогать органам исполнительной власти, органам здравоохранения, прежде всего, в тех реформах, которые на сегодняшний день должны способствовать решению этих вопросов, если мы говорим о медицинской промышленности.

Вы знаете, вот мы начали рассматривать эту ситуацию, и закон № 61 говорит об этом… Нам необходимо все-таки… Я хотел бы обратить внимание министерства промышленности…

Парламентские слушания, которые мы сегодня проводим, – это, на мой взгляд, примерочные слушания, если можно так сказать. Мы будем проводить их один раз в полгода, потому что этот вопрос интересует всех и вся. И мы, конечно, будем подключать достаточно серьезные правозащитные организации, институты гражданского общества, чтобы они следили за этим вопросом.

Посмотрите, что у нас происходит с медицинской промышленностью. В Советском Союзе, когда был Советский Союз, Россия выпускала лекарственные субстанции. Готовые лекарственные формы производились в других республиках – в Украине, в Белоруссии и так далее.

Что происходит сегодня с лекарственными субстанциями? Я хочу спросить министерство промышленности: что у вас за программа, извините за выражение, поддержки отечественного производителя до какого-то там года? Я ее читал, правда, ничего не понял. Я хочу спросить: а что такое, когда… на шоу приходит один человек и говорит: "Вы знаете, мы изобрели нанопродукцию". Я спрашиваю: "А что такое "нанопродукция" вообще?" – "Мы изобрели средство доставки препарата". Понимаете? Извините, я 30 лет этим занимаюсь и не знаю, что такое "средство доставки препарата". Может быть, кто-нибудь из вас ответит мне на этот вопрос?

Я вообще считаю, что фармацевтическая промышленность России на сегодняшний день в глубоком "загоне". Понимаете? И когда мы сегодня ставим вопрос о том, что предприятия должны быть по GMP начиная с 2014 года, – да, пожалуйста, но только давайте мы поддержим те предприятия, которые выпускают лекарственные препараты в сегменте до 50 рублей. Давайте мы не будем забывать про наших бабушек и дедушек. Давайте дадим им…

Понимаете, в чем дело? Я вам просто приведу пример. Кстати, я не знаю, наверное, Владимир Анатольевич, как экономист, меня может поддержать. Я предлагал на заседании при полпреде такую важную вещь. Вот смотрите (я вижу, здесь сидят директора наших фармацевтических заводов, и, может, Юрий Тихонович, кстати говоря, или поддержит, или не поддержит мою идею): все лекарственные препараты, которые сегодня производит отечественная промышленность, практически все, входят в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Правильно или нет? Раз они входят, значит, государству нужны эти препараты. Они дешевые. Почему бы, например, не вызвать директора завода и не сказать: "Вот вам кредит на реконструкцию вашего завода, а вы будете рассчитываться с государством по себестоимости выпускаемыми вами готовыми лекарственными средствами. Мы, государство, будем брать вашу продукцию".

Что государство здесь получает? Оно, прежде всего, выигрывает от того, что предприятие реконструировано, предприятие имеет деньги на реконструкцию. Понимаете? Не выдумывает ничего – дайте нам акции взамен, дайте какие-то залоги взамен. Что оно вам даст? Старые станки? Да не даст вам старые станки. Понимаете, в чем дело, оно может выпускать продукцию, но продукцию по себестоимости. Не надо, чтобы это предприятие имело прибыль, условно говоря, а вот пока оно не выплатит деньги заемные государственные, на которые оно реконструировалось, оно будет отдавать государству отечественные лекарства.

То же самое – субстанция. Посмотрите, на сегодняшний день у нас есть предприятие, которое выпускало в Советском Союзе аскорбиновую кислоту. И тот же Юрий Тихонович не даст мне соврать, он мне сам про это рассказывал, что в городе Йошкар-Оле в советское время было выделено (сколько, 60 миллионов?) сколько-то миллионов рублей на новый корпус для производства аскорбиновой кислоты. В каком состоянии находится сегодня этот корпус? Этот корпус находится сегодня в том состоянии, в каком он был при Советском Союзе. А аскорбиновая кислота – это экспортная позиция, и Российская Федерация могла бы на сегодняшний день достаточно серьезно ее продавать. Но что происходит? Сегодня на этом предприятии восстановлен синтез аскорбиновой кислоты. Выпускают 20 тонн в месяц (могли бы выпускать больше), но по цене не конкурируют с китайской аскорбиновой кислотой.

А теперь обратите внимание на следующее. Вот у вас есть белые таблетки в аптеке, допустим, из "аскорбинки". Так они белые – из отечественной "аскорбинки", а китайская "аскорбинка" обязательно покрыта оболочкой. Почему она покрыта оболочкой? Да потому что она желтая, потому что некачественная. Вот поэтому она и дешевле.

Что мы видим на сегодняшний день? На сегодняшний день происходит засилье рынка. И фактически, я считаю, что это – национальная угроза, когда у нас появилось огромное количество китайских, индийских и других субстанций, которые ввозятся просто как химическое сырье, а не как то, из чего изготавливаются лекарственные средства, в то время как, я считаю, главной задачей фармацевтической промышленности, вернее, поддержки отечественной промышленности должно быть восстановление отечественных субстанций. Мы должны слезть с импортной "иглы", тогда мы сможем в полном цикле делать свою продукцию.

Что мы сегодня имеем? Мы сегодня ездим в штаб-квартиры западных компаний, стоим перед ними на коленях и просим, чтобы они отдали нам что-то на упаковку. Знаете, что такое упаковка? Упаковка – это монопольный сговор. Это так называемый технический эксклюзив. Но это никак не стадия производства, простите меня. И не надо себя обманывать.

Поэтому для того, чтобы мы могли сегодня развивать нашу промышленность, нам надо, во-первых, изучить рынок и посмотреть, каких лекарственных препаратов нам не хватает для обеспечения лечебного процесса. Когда будем четко понимать, какие нам нужны лекарственные препараты… нам нужно объявить, не строить новые площадки, не строить новые цеха и так далее, нам не нужно это, понимаете?..

Что такое GMP? Если кто-то думает, что GMP – это новое железо и красивые лакированные дистилляторы, то глубоко ошибается. GMP – это культура производства, это качество на всех этапах, как умение человека, так и процесс производства качественной продукции. И GMP должно проверяться на выходе, какой это продукт – качественный или некачественный. И, соответственно, все этапы его подготовки к производству, обращению и что там в него вложено.

У нас хватает площадок. Надо эти площадки реконструировать. На этих площадках работают опытные люди, которые проработали десятки лет в фармацевтическом производстве, которые знают, что это такое. Их надо прежде всего поддержать. А форма поддержки… Я одну из форм поддержки предложил – это, допустим, обмен на продукцию, ими выпускаемую. А можно найти еще другие формы поддержки. Нужно только захотеть. Понимаете? Захотеть, а не лоббировать какие-то определенные вопросы.

Поэтому я считаю, что Министерство здравоохранения и социального развития должно очень жестко ставить этот вопрос перед Минпромторгом, потому что оно является потребителем той продукции, которую выпускает отечественная фармпромышленность.

Но далее я хочу сказать, что сегодня мы говорим о том, что нам необходимо… В тексте моего выступления, который мне подготовили для того, чтобы я сегодня выступил, есть такая фраза. Я вам ее тогда просто озвучу. Мы недавно слушали Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Владимира Петровича Лукина. Так вот, в своем докладе за 2010 год он обращает внимание на жалобы граждан, связанные с тем, что медицинские учреждения формируют заявки на лекарства без учета реальной потребности в них и при этом отказывают больным в выписке льготных рецептов, а также на невозможность получить лекарства в аптеках даже при наличии льготного рецепта. Дополнительно указывается на факты вымывания из ассортимента аптек доступных большинству граждан недорогих лекарств. По мнению уполномоченного, подобные нарушения прав на охрану здоровья и медицинскую помощь оказываются возможными в том числе в силу отсутствия четких методик, как он пишет, определения цен на лекарственные препараты.

Мы указали уполномоченному на то, что он не совсем прав. Потому что (я только что рассказал вам) методика определения цен существует как на федеральном уровне, так и во всех регионах, только соблюдать ее надо. Но ведь у нас что происходит? У нас происходит то, что аптеки наши на сегодняшний день, к моему великому сожалению… Да, мы сегодня говорим о том, что, и мы сейчас вносим этот закон, и я знаю, что и министерство здравоохранения не против этого акта, о том, чтобы каким-то образом поставить перед Минфином вопрос об освобождении аптечных учреждений от налога в 32 процента. И мы поддерживаем эту ситуацию. Но, поддерживая ситуацию, мы хотим иметь обратный эффект от аптек. Понимаете, в чем дело? Потому что выгоднее в условиях наценки продать дорогостоящий лекарственный препарат, а препарат, который стоит пять рублей, в суммарном выражении наценки, конечно, стоит гораздо дешевле.

Поступают жалобы от общественных объединений на то, что процесс регистрации лекарственных средств не до конца прозрачен и недоступен для общественного контроля, а регистрация лекарственных препаратов имеет длительные сроки. Например, общий срок внесения изменений в регистрационное досье на новую фармацевтическую субстанцию составляет практически более полугода, что означает увеличение срока выпуска лекарственных препаратов.

Уважаемые коллеги, я хочу вам на это ответить. Понимаете, о чем идет речь? Дело заключается в том, что по старому закону… Мы достаточно внимательно изучили этот вопрос. Почему я зачитал этот абзац? Потому что действительно существует большое количество писем на эту тему. Но я уже сказал, что мы поддерживаем ту реформу, которую сегодня начало Министерство здравоохранения и социального развития. Раньше у нас на территорию страны препараты поступали просто по заявительному принципу: захотели – зарегистрировали. Мы сейчас разбираемся с одним препаратом, который, извините за выражение, то ли прошел клинические испытания, то ли не прошел.

Вот сейчас министр сидит и думает: а что же делать? Мы повторяем на другой, на третий, пятый… А если бы у нас проходили нормальные клинические испытания и у врачей было бы четкое понимание того, что данный препарат исследован на ряде больных, что были созданы группы пациентов, на которых… то этого бы не было.

Сейчас, да, возможно, существует некая очередность, потому что на сегодняшний день штат министерства каким был, таким и остался. Поэтому на сегодняшний день существуют определенные проблемы, которые, я думаю, решатся, потому что правоприменительной практике 61-го закона всего-навсего полгода. Мы ее изучаем. Пока что мы наблюдаем достаточно тяжелые, но позитивные сдвиги в этом отношении. Во всяком случае, те меры, которые принимаются, на наш взгляд, достаточно серьезные.

Но нам хотелось бы все-таки, чтобы все вопросы, о которых я говорю, общественные организации на местах рассматривали на уровне местного здравоохранения. Потому что очень много нареканий. Недавно мы на экспертном совете рассматривали вопрос и говорили о том, что надо создать при местных общественных палатах… Мы будем просить Иосифа Евгеньевича Дискина, который сегодня здесь присутствует, рекомендовать местным общественным палатам включаться в эти процессы, наблюдать их, каким-то образом нам, возможно, рассматривать эти все вопросы. На уровне Общественной палаты мы очень тесно работаем с комиссией Иосифа Евгеньевича, мы будем проводить совместно мониторинг с участием наших ассоциаций, для того чтобы четко поставить эти вопросы.

Не менее серьезное беспокойство вызывает необходимость в условиях жесткого регулирования цен на препараты, значительной инфляции, удорожания коммунальных услуг, повышения стоимости, которая легла сейчас одновременно на плечи наших предприятий, повышения заработной платы, которого требуют трудовые коллективы, как я уже говорил, реконструировать эти предприятия. Но только это не вопрос одного федерального ведомства, это вопросы всех вместе. Я думаю, что надо было бы (нам это тоже, возможно, надо будет записать в рекомендациях, если вы не будете возражать) создать межведомственную рабочую группу по поддержке фармацевтической промышленности (это дело не только Министерства промышленности и торговли или Министерства здравоохранения и социального развития, это и функционал Министерства регионального развития и субъектов местной власти), чтобы каким-то образом можно было предоставить какие-то льготы отечественным фармацевтическим предприятиям в плане понижения, установления специальных ставок на энергоносители. Мы знаем о том, что была практика освобождения частично от налоговой базы какой-то…

Потому что, понимаете ли, в чем дело? Стоимость лекарственного препарата – это не для производителя. Это для пациента, это для бабушки. Но и производитель не может страдать. И директор завода в какие рамки попадает? Приходит к нему трудовой коллектив, люди говорят: "Мы не можем получать 3,5 тыс. рублей, мы должны…" Он должен выполнять коллективный договор, повышать им заработную плату. Повышает заработную плату, значит, повышается налог, не заплатили налог – оштрафует налоговая инспекция, не заплатили еще что-то – тут же приходят другие контролирующие органы. А мы хотим в это время, чтобы предприятие у нас с 2014 года было по GMP, мы хотим, чтобы оно у нас было…

Почему я останавливаюсь на промышленности, именно на фармпредприятии? Потому что есть та основа лечебного процесса, которую мы должны восстановить, хотя бы та, которая была в Советском Союзе. Давайте мы сначала вернемся к старому, а потом будем говорить про новое. Потому что я не понимаю, что такое ввести антибиотик в вену, и он достанет, извините за выражение, нас до печени, в то время как микробы у нас курсируют в крови… Я не буду повторять глупости, которые мы слышим иногда, и даже удивляемся, почему люди об этом говорят. Давайте мы, в общем-то, вернем самое хорошее, старое…

Я, например, недавно одного великого академика спросил: "Скажите, пожалуйста, куда вообще делся препарат "Олететрин"?" Что такое "Олететрин"? Вы прекрасно помните, что это "Олеандомицин" с какой-то кислотой, по-моему, да? Да. Почему я вспомнил про этот "Олететрин"? Потому что сам в детстве, помню, часто болел какими-то ангинами, и это лекарство помогало. Выпил несколько таблеток, раз – и всё. Наш дешевый антибиотик: стоит 10 рублей. Понимаете, в чем дело? И знаете, что мне ответил наш великий академик? Он говорит: "От него зубы желтеют и… глохнут". Я говорю: "Вы знаете, все сидящие в этом зале прекрасно слышат, и думаю, в детстве пили "Олететрин". А если зубы желтые, значит, их нужно отбелить у хорошего стоматолога". Понимаете, наверное, это все-таки не из-за "Олететрина" происходит. Наверное, это (исчезнование "Олететрина" и других недорогих лекарственных препаратов) произошло потому, что у нас засилье западных компаний.

И еще на что я хотел бы обратить внимание… И здесь я уже к Вам конкретно, Владимир Анатольевич, обращаюсь, потому что я прошу Вас рассмотреть этот вопрос (можете считать этот вопрос запросом), хотел бы, чтобы комиссия получила на него ответ: что у нас происходит на рынке (послушайте меня внимательно) и почему у нас высокие цены? Хотите, я отвечу на этот вопрос? Дело в том, что не так давно процесс закупки импортных лекарственных препаратов у нас происходил следующим образом: есть российский фармацевтический дистрибьютор, российский налогоплательщик (понимаете?), который за собственные валютные средства заключает прямые контракты с производителем, который зарегистрировал данный препарат на территории Российской Федерации.

Что у нас происходило? Какая-нибудь "Кавказ-Фарм", которая сегодня выступает и в 90-й раз "гоняет" ворованный препарат, она не заключит за счет собственных валютных средств прямой контракт с непосредственным производителем. Во-первых, потому что у нее этих средств нет, во-вторых, потому что ей никто не даст товарного кредита, в-третьих, потому что она не имеет нормативных условий для надлежащего содержания фармацевтического склада.

Что произошло далее? А далее произошло следующее: западные компании, которые формируют прибыль уже в процессе производства там, на той стороне, и поставляют сюда препарат со своей рентабельностью, они организовывают здесь так называемые общества с ограниченной ответственностью – ООО… ЗАО "Рош", например, ЗАО "Рош-Москва". Простите, это что такое? Оно что, оказывает какие-то логистические услуги? Оно что, довозит препараты до конечного потребителя? Зачем нужно ЗАО "Рош-Москва"?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Отчёта Правительства Российской Федерации о результатах его деятельности за 2009 год, Правительство Калининградской области постановляет : Утвердить целевую программу Калининградской области программа

    Программа
    В целях решения задач, поставленных Председателем Правительства Российской Федерации В.В. Путиным 20 апреля 2010 года в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации в ходе Отчёта Правительства Российской Федерации
  2. Законодательство в здравоохранении российской федерации в переходный период

    Закон
    Авторский коллектив: Веселкова И. Н., канд. экон. наук (главы 2, 3), Комаров Ю. М., докт. мед. наук, проф. (предисловие, главы 2, 3, 5, 10, 20), Коротков Ю.
  3. "О мерах, принимаемых Правительством Российской Федерации, по реализации государственной политики в области обеспечения населения Российской Федерации лекарственными средствами, борьбы с производством и распространением фальсифицированных лекарственных средств". Информация министра здравоохранения и

    Документ
    Уважаемые коллеги, 13-й вопрос, "правительственный час". Тема - "О мерах, принимаемых Правительством Российской Федерации, по реализации государственной политики в области обеспечения населения Российской Федерации
  4. Руководство по управлению изменениями при организации и развитии первичной медико-санитарной помощи населению и внедрении службы общей врачебной практики (семейной медицины) Подготовил краткосрочный эксперт проекта Тасис

    Руководство
    3.3.Последипломная подготовка врачей по специальности 040110 - Общая врачебная практика (семейная медицина) через прохождение клинической ординатуры и специализацию (переподготовку).
  5. Наименование подпрограммы «Модернизация здравоохранения Московской области» (далее подпрограмма) Основание для разработки подпрограммы Федеральный закон от 29 ноября 2010 года №326 фз «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации»

    Программа
    Министерство здравоохранения Московской области, Московский областной фонд обязательного медицинского страхования, Министерство строительного комплекса Московской области, органы местного самоуправления (по согласованию).

Другие похожие документы..