Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат диссертации'
Защита состоится 28 апреля 2011 года в 11-00 на заседании Диссертационного совета Д.217.003.01 при Всероссийском научно-исследовательском институте т...полностью>>
'Литература'
Возраст учеников 8-9 классов вечерней школы - это, как правило, возраст ранней юности, когда человек находится в поиске себя как неповторимой личност...полностью>>
'Документ'
1. Доказывают, что подобное утверждение не является католически правоверным. Канон Episcopi говорит: «Кто верит в возможность изменения какого-либо с...полностью>>
'Конкурс'
Приглашен пройти курс обучения в мастер-классах научной школы-семинара «Академия юных» под руководством ведущих российских ученых, профессоров и доце...полностью>>

Илья верховский (Эли Бородэрл) разноцветные бусины

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ИЛЬЯ ВЕРХОВСКИЙ

(Эли Бородэрл)

РАЗНОЦВЕТНЫЕ

БУСИНЫ

Висели когда-то на ночном небе бусы.

Жёлтые, пушистые, мерцающие.

А потом –рассыпались…..

Некоторые солнышками стали. Яркими-яркими.

И по миру бродят.

А некоторые – на снежные поляны берёзовых листов спрыгнули.

Стихами и Сказками стали.

Мифическое издательство ГАЙАВАТА

Ханты-Мансийск - Иерусалим

2005-2009

ПРОЛОГ. Ночь-скрипка

Человечки дворов и дождиков

Баллады о зверях и звёздах

Свинг синих синиц

Гулкими переулками

Папиросница памяти

ЭПИЛОГ. Птица-скрипка

ПРОЛОГ

Ночь-скрипка

Ночь пришла.
Ночь светла.
Ночь звенит
Струнами -
Лучами.

Звёздных брызг
Ханты-Мансийск -
Скрипка
Лесной
Печали.

Человечки дворов и дождиков

Времени разноцветный лист

Снега белый лист.

На нём – точка.

Камера ближе – а это дом,

А не точка.

Ёлка, игрушки, куклы, мишки –

Здравствуйте!

А у нас - родилась дочка!

Счастья Вам!

Осени жёлтый лист.

На нём – мотылёк.

Камера ближе –

А это не мотылёк.

Это дом, а над ним – стая сорок.

Мячик, кубики, из кубиков - гараж для машин.

Здравствуйте!

У нас родился сын!

Счастья Вам!

Времени разноцветный лист.

На нём – калейдоскоп лета, осени, весны и зимы.

Камера ближе –

А это не калейдоскоп.

Это – мы.

Мишка в машинке тоскливо вздыхает в углу.

Учебники разбросаны по столу.

Дети вырастают.

А время - тает.

Опрокинуть времени чашку

(Акростих)

Это не просто история:
Лёгких снежинок фрейлэхс
И – ветерковые песенки…

Бал-маскарад переулков:
Ели, берёзы и кедры
Звенели зимней звездинкой.

Пели полночные парки!
Я невпопад улыбался -
То от радости, то от смущенья
И не в такт подпевал сорокам.

Светло. И заснеженно-странно -
Опрокинуть времени чашку,
Разлить по клеёнке Сибири
Озеро снов и сказок.
Колдовать миры за словами…

Дождик был грустный.
А день был скучный.
Нахохлились воробьи -
Одиноки, ничьи
И вдруг -
Небесная Ладога -
Разноцветная радуга!
И дождик ахнул!
Во всё небо растопырил глаза:
"Ой! Какая красивая Стрекоза!"...

Невидимый белый птенец

-Время – течёт.
Значит, время – это ручей, да?
-Может быть, и ручей.
А может, оно – звезда.
-А - почему звезда?
Оно – светит? Горит?
-Да. И даже - иногда
Человеческим языком говорит.
С теми, кто умеет его звон услышать в ночи.
-Звон? Как... колокольчики? Или – ключи?
-Звон. Как капли по тротуару.
Или тихая песня под скрипку и под гитару.
-Значит, время – песня? Или оно - певец?
-Оно – невидимый белый птенец.
Он летит из страны, которой уже нет
В страну, которой ещё нет.
На одном крыле его – тьма, на другом – свет.
Но ему иногда очень грустно лететь одному.
-Почему?
-Потому что рвётся в груди золотая нить
И очень нужно хоть с кем-нибудь поговорить.
И тогда Время звенит, шепчет, шуршит, поёт
И называется его песенка – Новый Год.
Это – его разговор.
-С кем?
-С тобой.
-Ой! …
…Пусть птенец поскорей возвратится домой….

Маяковскому и детям

Послушайте!

Ведь если есть детский садик –

Значит, должен быть и детский огородик!

Значит, там должна расти

Детская морковка

И детская капуста,

Детская свёкла

И детский щавель,

Детская чёрная

И детская красная смородина,

Детский зелёный горошек

И детский зелёный лук –

От всяких горестей и недуг!

Чтоб было навек злу и горю –

Сюда ходить недосуг!

Послушайте!

Ведь если есть детский садик ,

Значит, должен, должен быть -

И детский огородик!

Сказка о варежках и перчатках

(Варяжская) Сергею Козлову

Давно это было -
Может, тысячу лет назад,
А может, и тыщу с маленьким хвостиком.
Заплутали тогда в русских лесах маленькие варяжики,
Отбившиеся от своих.
Домовята. Варяжские гномы.
Нет! Не домовята!
Кораблята!
Драккарята и шнеккарята...
Бегали себе тихо-тихо по палубе
Да шептали слова свои тайные -
Чтобы бури не было,
Чтобы ветер был добрый
И люди чтоб были добрые.
Тогда ведь ни ветер, ни буря не страшны...
А попали в леса -
Русские, незнакомые, снежные -
И растерялись.
Где палуба? Где море?
Где волн весёлые оленята
С белыми лбами?
Охо-хо-нюшки!
Снег да снег кругом...
Только рукавицами своими грелись
Варяжскими, волшебными.
Бродили, бродили - и вышли к деревне.
А там - люди!
Добрые, светлоглазые, радостные.
Русые!
Славяне.
Русские.
Приветили славяне варяжиков-кораблят словом добрым,
Обогрели, накормили.
В дома к себе жить пустили.
Пусть шепчут-ворожат варяжики слова свои тайные -
Чтоб не было ни беды, ни тоски, ни горя чёрного.
Да радуются вместе со всеми -
Зиме, весне, лету и осени.
Обрадовались кораблята-варяжики.
И в гостинец ответный
Подарили свои рукавицы волшебные -
Девушке Варе, что в избушке жила
У самого леса -
Сестре Василисы Премудрой.
А Варя была как лучик. Как удивлённоглазый подснежник.
Как весеннего леса весёлый ручей.
И все её звали ласково -
Варюшка.
А как взяла Варюшка рукавицы волшебные -
Подарок от кораблят-варяжиков -
Улыбнулась так,
Что весна настала на всей земле!
Так и греет детям озябшие руки
Волшебными рукавицами - Варюшками
И поныне...

...

А когда приходит весна
Дети меняют варюшки на перчатки -
Не из парчи
На персты свои маленькие.
А на тёплые, шерстяные.
-А почему они перчатки? -
Спросил меня сын прошлой весной.
И сам же, подумав, тихо ответил:
-Потому что у каждого пальчика должен быть
Свой перчонок.
Это такой домик -
Куда палец приходит.
Домой.
Потому что у каждого
Пальчика в мире
Должен быть
Свой перчонок.
Свой дом,
Где можно согреться.

У каждого мальчика в мире…

Одуванчиковая планета

А мне приснилась одуванчиковая планета,

Которой на самом деле на свете, наверное, нету,

Но там живут весёлые одуванчиковые люди

И катают своих одуванчиковых детей на одуванчиковом верблюде

А в одуванчиковом небе летают одуванчиковые кошки и мышки,

И их кормят с руки овсяным печеньем одуванчиковые мальчишки.

А в лесной одуванчиковой избушке живёт одуванчиковый носорог.

И вечерами ест с одуванчиковой сгущёнкой одуванчиковый творог.

Фонарята

(сказка о фонариных детях)


Есть такие люди – фонарята.
Маленькие, похожие на гномов-космонавтов,
В шарфах, варежках и капюшонах.
Они выходят из дому, когда небо становится
Пронзительно чёрно-синим,
Как черничный свежезаваренный чай
И наступает такое время…
Время шуток,
То есть, извините – такое, конечно же… время суток,
Когда у города на ресницах улиц
Зажигаются разноцветные огоньки фонарей.
И фонарята ходят и смотрят
Во все глаза
На этот ежевечерний карнавал,
На этот сказочный мерцающий праздник,
На эти радужные удивительные рисунки -
И улыбаются.
А потом фонарята возвращаются,
Заходят в свой дом,
Забираются с головой
Под синее махровое одеяло
И путешествуют
В свои диковинные дальние страны.
До самого утра.
А когда фонарята просыпаются –
У них в глазах –
Светятся весёлые фонарики.
И от этого в мире – светло.
Вот какие они люди –
Фонарята…

Лапа лета

(Акростих)

Тимофей Ильич Верховский
И его друзья – игрушки:
Мотоцикл, тигр, бельчонок
Кот, пингвин, змея и заяц –
Ели праздничный пирог.

Пили кофе из напёрстков
Яблоки на всех делили
Танго стали танцеват
Ь.

Лето… Лапой наступило
Еле-еле – нам на сердце
Только собирай лучи.

Баллады о зверях и звёздах

Звёзды собачьих глаз


Собачонок пекинес,
Хозяин которого
Уже лет пять назад
Исчез
Из его собачьего мира,
Догадывался:
Избавление – грядёт.
Изгнание - не вечно.
Пришествие – неизбежно.
Эсхатология
Печальных собачьих глаз.
Вдруг - вернулся
Будто из ниоткуда
Хозяин -
И стали собачьи глаза
Как золотые звёзды.

Крыса по имени День Рожденья


Сидеть на скамейке среди дрогнувших сугробов-
Смотреть на мир и дышать.
Р-раз! - побежала серая крыса по серому снегу.
Весёлая крыса, смешная
Бежит, припрыгивает
И песенку ещё поёт.
И вот - всё. Убежала...
Дальше дышать во все стороны
Два! - из подъезда кот выбежал
Гигантский, синий
Хвост трубой,
Но не печной, не самоварной
А корабельной.
Забежал кот в магазин
И через три минуты выбежал обратно
А в лапах - два литра апельсинового сока.
Идёт котосок важный, радостный, распушившийся.
Потому что это непростая крыса перед ним пробежала.
Это была крыса
По имени
День Рожденья.

Ода енотовидному народу

Сказали еноту:
-Енот, Енот!
Ты - бегемот!
А енот ответил:
-Нет!
Сказали еноту:
-Енот, енот!
Ты - обормот!
А енот ответил:
-Нет!
Сказали еноту:
-Ты - животновод!!!
Механик, чекист, рыбовод
И - оленевод!!!!
А енот ответил,
Задумавшись хорошо:
-Нет!
Нет, нет и нет!
Я просто пришёл
Вам сказать:
-Всем Привет!

Кошка, танцующая над сосиской

Этой весной

Мы с сыном Федей

Гуляли

Возле детского садика «Сказка».

Да-да – в мире сохранились и такие места -

С хорошими правильными именами,

А не только «Макдональдс»

Или, например, «Мегамаркет».

И у нас

Каким-то загадочным образом

Оказалась с собою сосиска.

А в детском саду,

Там где избушка-веранда

И песочница у забора -

Сидела удивительно красивая кошка.

Она была –

Как настоящая удивлённоглазая принцесса

Кошачьего мира.

И Федя сказал:

-Папа! А давай подарим кошке сосиску!

- Давай, о, юноша!

И взвилась

В воздух сосиска,

Как нездешняя стрекоза,

И приземлилась прямо у лап

Кошки-принцессы.

Кошка вздрогнула.

Подпрыгнула.

Понюхала прилетевший с неба подарок.

И – вдруг

Начала танцевать вокруг сосиски.

Дико и странно,

То отпрыгивая на два метра,

То перелетая в другую сторону

Словно здороваясь и беседуя с теми

Невидимыми силами, что послали

Ей такой диковинный гостинец.

Кошка танцевала

Над сосиской.

Прошло полгода.

Мы часто ходим гулять в те места

С младшим сыном, с Тимкой.

И тоже часто видим там причудливый кошачий цирк.

Но у меня в памяти осталась та самая

Картинка весны –

Кошка,

Танцующая над сосиской.

Каждый из нас

В этом мире -

Кошка,

Танцующая над сосиской.

Зверь Декабрь


Декабрь –
Это диковинный Абрь.
Белый медленный зверь
Со странно звучащим именем.
Лапы у него снежные.
Уши – в кисточках инея.
Хвост – лениво метёт позёмкой по улицам.
А глаза - фонариные, задумчивые.
Вот кто такой декабрь.

Как Олень и Бурундук пили чай

-Тук-тук-тук!

-Добрый день!
-Я - Бурундук!

-Я - Олень!
-Вы будете чай?
-Ну, так...чуть-чуть, невзначай.
А вы?
-А мне бы немножко халвы.
-А малины в сиропе?
Сейчас это модно в Европе.
-Нет, нет. Чай - из трав и брусники
И кипяточку плесните!
-Хорошо. А вот - на воздушном шарике -
Сорочонок прислал вам сухарики.
...
И из оленьих и бурундучиных уст
Раздался хруст.
Они - Приступили -
-К - Чаепитию.

Гастрономический этюд


-Здравствуйте, киски!
Будете виски?
-Мы не киски, мы белки –
Любим сарделки.
-Хорошо, белки!
Будете виски?
-Лишь поджарьте сарделки
И сварите сосиски!
…………
И хвостатый лехаим воцарился над миром.
Белки ели сарделки.
Я – сухарики с сыром.

Утро белого зверя

А вы никогда не встречали

Рано-рано утром

Осторожно переступающего копытцами по асфальтовому тротуару

Белого оленёнка,

Внимательно заглядывающего в полуприкрытые глаза дремлющих окон,

Словно спрашивая:

«Извините, пожалуйста,

Вы случайно не подскажете,

Как жить дальше?»

Кот наоборот

В мире всё наоборот -

Прибежал к нам странный кот

Кот весёлый,

Кот пушистый

Бело-чёрно-серебристый!

Очи - лунных два ореха,

А в очах -

Снежинки смеха.

Он - забавный

Добрый,

Ласковый.

Любит чай лакать.

Со сказками.

Черепаха Весна

И был весь город зелёным
И клёны шуршали как флаги
И были овраги и парки
Как зелёные океаны
Дышала весна живая
Доброю черепахой...
Как по ручью кораблик
Плывёт разноцветная память.

А собачонок смеётся...

Дождь.
Грязь. Слякоть.
Люди в серых плащах.
С лицами цвета серых плащей.
С глазами цвета серых плащей.
И на душе у них – шуршание серых плащей.
А собачонок смеётся.
Он укрылся под козырьком крыши
Старого сарая.
Лишь редкие капли
Падают ему прямо на уши.
И он смеётся.
«Капли, капли!
Вы хотите поиграть со мной?
Давайте!»
Дворник в сером фартуке
С серой бородой и колючими глазами
Метлой хочет выгнать собачонка.
А он смеётся
«Дворник, дворник!
Ты решил поиграть в догонялки?
Давай!»
Убежал в кусты собачонок.
Зарылся в сухие листья.
Вдруг – солнце!
И сразу шмыг – обратно за тучу.
Собачонок смеётся
«Солнце, солнце!
Ты хочешь поиграть в прятки?
Давай!»
Мир хмур,
Сер,
Нахлобучен.
В мире – дождь
И тоскливые тучи.

…….

А собачонок - смеётся…

Лесная лютня

Прилетела на поляну гагара:

-А у меня есть гитара!

Прибежал весёлый заяц Тимошка:

-А у меня – губная гармошка!

Приплыла разноцветная рыбка:

-А у меня –волшебная скрипка!

И каркнул воронёнок, взъерошенный хулиган Джо:

-А у меня есть банджо!

Будет оркестр у нас!

Будет черничный, брусничный и малиновый джаз!

-Подождите! - шепнул медвежонок Артём.

Чтобы нам построить песенный дом –

Чего-то главного не хватает

А чего – я не знаю.

Не выйдет у нас песни путней.

Стой! Ой-ой-й-ой!

У меня же дома есть лютня!!!

Она звучит как старая сказка,

В которой тепло, и светло и ласка,

Детских снов колокольчиковые звоны

И забытые всеми лесные канцоны.

Вот какая она!

Как одуванчиковая весна!

Принёс медвежонок Артём свой удивительный инструмент.

Собрал на поляне джаз-бэнд.

Улыбнулись звери и стали играть все вместе.

И зазвучала ПЕСНЯ.

Предутренний лес

Снились бурундуки -
Ясноглазы, светлы и легки.
А впереди - шёл белый старик
И звенел его хохот и крик:
«Мы идём! Мы идём!»
Мы несём в себе Дом.

СВИНГ СИНИХ СИНИЦ

Свинговый сон

Блуждающий ритм
Памяти
Сквозняками гуляет
В пустом зрительном зале.
На сцене:
Контрабас Барабас,
Гитара Тартара,
Барабан Шарабан
И Саксофон Миелофон.

Птичий снег

Выпал снег.

Первым просветом зимы

Среди сумерек памяти лета.

Гигантскою белою шалью

На чёрном крыле

Усталой и доброй

Птицы Земли.

Что прилегла отдохнуть.

И озябла.

И задрожали от холода чёрные перья

И зрачки укололо льдинкою смерти

И вздохнула птица, так, как вздыхает свеча,

Перед тем как в темноту отчаянно закричать.

Но выпал снег.

Пледом белым укутал.

И стало тепло и спокойно.

И уснула птица.

И были ей сны.

Про луну над Гило*.

* Гило – окраинный район Иерусалима.

Снежинки Верхнего Мира


Когда наступили синие сумерки
И снежинки закружились вокруг фонарей,
Будто кто-то с неба выпустил их с большой и доброй руки,
Я подумал, что снежинки - это весёлые вечерние синицы,
Только притворяющиеся снежинками.

Птичий цирк

После обеда

С сыном Федей

Мы кормим птиц у кафе «Изумрудный город» -

Булочкиными

Или пирожковыми

Или расстегаечными крошками.

Собираются всегда три птичьих народа -

Ленивые глуповатые голуби,

Шустрые хитроглазые воробьи,

И хриплые нахальные вороны.

Их мы называем «бомбанды».

Потому что они – как бомбандировщики -

Пикируют на крошки с высоких берёз,

С резким хищным краком,

Распугивая весь остальной птичий люд.

Голуби – неспешно переваливаются с лапки на лапку

Воркующей гортанной толпой

И клюют то, что могут склевать.

А воробьи – о, воробьи!

Крошечные герои молниеносных полётов!

Стремительные буревестники дворов и крыш!

Росчерки взъерошенных перьев по бумаге предвечернего воздуха.

Они выхватывают из под носа голубей,

А то и ворон –

Кусок пирожка в два-три раза больший,

Чем собственная голова.

И медленно, но гордо

Взлетают куда-то ввысь

В свой укромный воробьиный небесный угол.

Это наш птичий цирк.

Форточное

Я люблю смотреть в заснеженную ночь из форточки
Снежинки кружатся, кувыркаются и кулемесят
На полянах тёмного синего неба
Как шестилапые звери времени.

Разговор с синицей о слове "Привет"


Прилетела ко мне синица,
Праздничная, весёлая птица
И сказала:
-Эли, привет!
-Привет, синица,
Синего неба птица! -
Так я сказал ей в ответ:
-Привет!
-Эли, а что такое вот это слово,
Которое знает и ёж, и корова,
И заяц, и шерстистый носорог, и суслик, и волк
Какой вообще в этом слове толк?
Так спросила меня синица,
Праздничная любопытноглазая птица.
И я ей нараспев, торжественно ответил:
-Синица, этим словом я вас приветил!
Толк в этом слове очень большой,
Больше, чем в куске сала или в бульоне с лапшой
В этом слове - свет человечьего сердца,
И никакой соли насмешек или презрения чёрного перца,
В этом слове
(Только, синица, меня простите -
Вы его обязательно правильно произнесите!) -
То с чего начинаются озёра, реки и горы
И все хорошие человечьи, звериные и птичьи разговоры.
Вот что такое привет!
-Спасибо! - прочирикала в ответ мне синица,
Удивлённоокая верхнего мира птица.
-Теперь знаю ибо...

Памяти приятного аппетита


Бульон куриный - бабушкино чудо,
Где клёцки плавают, как корабли из ниоткуда,
Где гребешки и лапы,
И, сидя сбоку папы, -
Ты ложку чуда водружаешь прямо в рот.
Вот!

Лебединое ликование

Шествуя на работу,
Пробирался по снежному обрыву
У гаражей.
И – задел капюшоном
Куртки-аляски
Снежный гребень
На гаражной крыше.
Вот он и свалился
Мне за шиворот!

Здравствуй!!!
Весна!!!

Иерусалимское чирибимское

белое
чёрное
зелёное
горное
очень разное
дикобразное
телефонное
неугомонное
тоскливое
счастливое
иерусалимское
чирибимское
петь в парках
скучать в подарках
шляться
смеяться
чудес нагромождение
Натсла. День рождения.

Шахматы дедушки Оси


Выходя во двор
Всякий раз говорил,
Называя части мира
Именами:
"Собаки, сороки..."
А сегодня -
Собак не было.
Был чёрный кот.
На белом снегу.
И чёрно-белые сороки
На чёрном заборе.
(Менделе Мойхер Сфорим писал,
Что сороки
Похожи на праздничных евреев
В талесах)
...
А когда мне было 5 лет,
И на лето
Родители привозили
Меня в Феодосию,
Вечерами
Я любил смотреть
Как мой дедушка Ося
Сидит в кресле
Над старой шахматной доской,
Что-то мурлычет под нос
И, внимательно, из-под очков
Глядя на доску,
Разбирает какой-то запутанный
Шахматный этюд.
Я не мог оторвать глаз
От шахматной доски.
В ней (правда-правда!)
Было что-то волшебное.
Белое
и Чёрное,
Соприкасающееся углами
И, будто беседующее
Друг с другом
За чашкой чёрного чая
С белой халой...
...
Знал бы я
Что спустя четверть века
Увижу
Чёрно-белый мир -
Шахматы дедушки Оси
С чёрным котом и
Сороками в праздничных талесах
В своём дворе
В Ханты-Мансийске...

И спасибо
Тому,
Кто
Теперь
Решает
Запутанный этюд
Наших жизней и Судеб
На чёрно-белой доске мира -
Шахматах моего дедушки...

Памяти Елены Гуро

Котёночек, котёночек,-
Кто же тебя сюда забросил?
Поматросил, ухолодноносил.
Ким ци мир, котэню!
Ким ци мир, муркеню!
Я тебе молочка дам.
Никогда больше не умрёшь.

ГУЛКИМИ ПЕРЕУЛКАМИ

Радуга мира

Когда с неба медленной вселенной падает снег-
Это белые стихи.
Когда приходит тихая беззвёздная и безлунная ночь –
Это чёрные стихи.
Когда в ледяной звон ошалело врывается ручейковая весна –
Это зелёные стихи.
Когда от очей до самого горизонта мурлычет море –
Это синие стихи.
Радуга мира.

О принцессах, принцах и тряпочках

Когда весёлое мандариновое солнышко с новогодней ёлки
Через несколько дней обернулось сморщенными шкурками, лежащими в мусорке,
Когда праздник, звеневший солнечным смехом в синем снежиночном воздухе
Растаял грязными апрельскими лужами на полусонном асфальте.
Когда принцы и принцессы, гордые и прекрасные в своём сказочном царстве
Превратились в тряпочки –
Значит, время пришло.
За тобой.
Возьми тряпочки – тонкие разноцветные лоскутки,
Сшей из них куклу – пляшущего шута.
Зазвени бубенцами!
Загляни в апрельскую лужу,
Вынь из кармана белый бумажный листок,
Запусти кораблик!
Достань из серебряного сундука
Памяти
Чёрно-белое мандариновое солнышко.
Зажги его своей песенкой!

Иначе – сам превратишься в тряпочку.
Но будет ли кто-нибудь что-нибудь из тебя шить?

Ночное. Андерсен

Горела свеча.

А на небе - россыпи звёзд.

Горела свеча.

Луна ворчала как пёс.

Горела свеча.

В переулке шарманщик пел.

Горела свеча.

Людям – спать, отдыхать от дел.

Горела свеча-

Колыбельной для тишины.

Горела свеча.

Детям снились тёплые сны.

Горела свеча.

И плавилась с левого бока.

Горела свеча.

Ей было

Одиноко.

Переулки антиодиночества

А в Москве есть загадочные переулки.
Там голуби памяти клюют растаявшего на глазах времени булки.
И пропадают куда-то за тридевять земель
Банки,
Склянки,
Кредиты,
Бандиты,
Офисы,
Курнофисы
И среднестатистические москвичи
С по-собачьи озабоченными глазами.
Только древние дремучие кирпичи
С дождиков неба слезами.
Там - тихо.
И не страшно лихо.
Там мир - настоящий.
И он не сыграет в ящик.
В Чёрный
Вздорный
Проворный
Ящик
Тьмы и отчаянья.

Лесные негры деревья

Ночные кедры –
Это лесные негры.
Слушают ветер.
Луна им светит.
Скрипят.
От макушки до пят.
Всю жизнь чего-то ждут.
Тихо поют.

Сентябрьское

И пришёл еврейский Новый Год.

Вот!

Ешьте яблоки с мёдом!

Прыгайте хороводом!

Только чтобы не заболел живот,

Или, скажем, левая пятка…

И пусть вас времён пряничная лошадка

Умчит туда, где светится звёздами лишь хорошее,

В будущее, не в прошлое.

И пусть вам там не покажут фигу,

А запишут на следующий год

В добрую Книгу.


Песнь самолётного странника

Путешествие-
Это шествие по пути.
А самолёт-
Это когда летишь сам.
Вот и хорошо, что летишь.
В иные страны.
Потому что ты - странник.
И бродяга.
Значит –
Время искать брод
Через реку мира. В небе.

Белое снежное

Весь мир в снегу.
И ни гу-гу.
Белое молчание.
Былой молодости мира отчаянное чаянье.
Белой берёзе -
Снится, что она белая почка.
Белой вороне –
Что она белого ворона дочка.
А мне вчера приснилось -
Что я белый гриб.
И что я охрип.
Утром вышел на улицу –
Пришлось жмуриться:
Белый мир в белом снегу.
И ни гу-гу…

Ноябрьский этюд

Начнём, как водится с конца.
Ноябрь - рыцарь без лица
Слонялся по пустым аллеям
Похмельным грустным Бармалеем….

ПАПИРОСНИЦА ПАМЯТИ

Колечки времён

Мальчик сидит на ковре
В тёмной комнате
И завороженно смотрит
На волшебную ёлку в углу,
Одетую в россыпь огней,
Дрожащих, мерцающих, ласковых.
С красной звездой как короной.
С ёлкой тепло, светло и пронзительно радостно.
Ёлка как мама.
Королева зелёных звёзд.
Кольцо времён
Наденет королеве на палец
Восхищённый притихший мальчик.

Кольцо времён.
Старик курит у окна
В тёмной кухне
И отстранённо смотрит
Сквозь стекло
На медленный дождь.
Машинально пускает колечки
Синего прозрачного дыма,
До боли похожие
На что-то очень знакомое.
С детства.
Ах, да.
Каждое из них –
Колечко времён.
Королевы зелёных звёзд.

Кофе и папиросы

(Кухонный театр)


Я вижу перед собой чашку чая.
А это не чашка – это настольное море.
А по морю плывёт чаинка.
Только это не чаинка – это корабль.
А в пепельнице – дымит папироса
Синим дымом с зажженного конца
И серым с мундштука.
А это не папироса.
Это вулкан Попокатепетль.
И на корабле плывёт в далёкую страну храбрый капитан Ефим.
Он не боится дыма вулкана.
Он не боится кривого железного столба
Чайной ложечки.
Он ничего не боится.
Он – шкипер.
Привет тебе, о вольный бродяга
Неведомых потаённых кухонных просторов!

Жалко, что я не пью чай.
Эх, кофе, кофе….
Плыви, Ефим!

Авиагородок

Авиагородок.
Значит, там -
Всё летает.
Лужи летают.
Люди летают.
Лето летает.
А я в нём родился.
Значит, я – тоже?

Котёнок летает.
Кузнечик летает.
Кораблик летает.
И мальчик…

Мы потом шутили, смеялись:
«Аэроштэтл, аэроштэтл!».

А в нём -

Всё летает…

Праздник памяти

поэту Павлу Инькову

Была осень.

Странная, задумчивая.

Был дождь из листьев.

Жёлтый, как загрустивший мёд.

Были берёзы,

Как белые свечи памяти детства.

И была ночь.

Случайно наступившая

На тропинку

Времён, ведущую на перекрёсток

Коминтерна и Пионерской.

И были двое мальчишек,

Что в берёзовой осеннней ночи

Разговаривали с небом

И пели песни.

Теперь – снова осень.

Будто и не прошло с той поры

Семнадцать лет.

И уже – 13-е.

Летите, листья!

Не надо плакать и плавиться.

Потому что сегодня –

Праздник.

Горят свечки

Горят свечки,
Свечки, свечки.
Старенький рэбе
Сидит у печки.
И дети сидят
У него в избушке,
Кушают картофельные ватрушки.
Он качает головой
Поёт тихую песню
Дети улыбаются
Поют с рэбе вместе.
У рэбе борода
И глаза как звёзды.
А по всей Украине
Трещат морозы.
А в избушке тихо,
Светло и дети.
Быть может,
Самые радостные
На свете.
Часы. Бим!
Бом!
Прочь.
Ночь.
День.
Год.
Век.
Декабрь.
По всей Украине снег.
Только нету рэбе. Нету избушки.
Остыли картофельные ватрушки.

….
Горят свечки,
Свечки, свечки…

Ветры осени


Ветер. Ветер. Ветер.
Без всякого Блока.
А листья летят всё яростнее и отчаяннее.
За это я и люблю осень.
Она не смерть.
Она - как коридор - бесконечный, монотонный,
С каплями неба за шиворотом.
Куда? Не знаю. Но, может быть, и неважно.
Наверное, к зиме.
Лёто - диснеевский концлагерь - душное, влажное, липкое.
Лето врёт. Осень - нет.
А когда вот такой ветер ерошит волосы –
Кажется, что живёшь.
Потому что это - настоящее.
Как волк, который воет ночью,
А вокруг него - тысячи трав.
И всё живое.
...
А вчера ночью на балконе

Я выбил огонёк окурка на железный совок.
И огонёк лежал как звезда.
Как Мальчик-Звезда на лопате Бабы-Яги.
Потом он медленно погас.
Не плакал, не дрожал.
Тихо, спокойно ушёл
К себе.
А совок я поставил почему-то лицом к стене.
Я знаю. Что так было нужно.
И мир стал таким, каким должен быть.
Потому что -
Здесь листья как поезда.

Тёмная метафизика рынка

Старый рынок
Продаёт молоко
Бабушка-лошадушка
Да не лошадка скорей а пони
В шерстяной клетчатой попоне
Бабушка семечки - хрум-хрум
Она полна тайн и дум
Молоко ведь - это стихия
Хорива Щека и Кия
Молоко - это плачущий снег
Что тает в иной мир навек
Молоко - это чёрный поезд наоборот
Что улыбается у полночи ворот:
Зай гезунт, бабушка!
Молоко - это смерть на ежиных лапах.
Рассказ о детях и папах.

Вещь

Если вещь потеряли – её найдут.
Если вещь выбросили – её найдут.
Если вещь даже ещё не сделали –
Её всё равно найдут.
Потому что вещь –
Вещая.

Дождик и яблоко.

(Памяти Ксении Некрасовой)


А дождик - идёт.
Дождик-дождик, ты куда идёшь?
У тебя же нет ножек, дождик.
Может быть, у тебя есть крылья?
Но тогда ты был бы воробушком.
Может, у тебя есть лапы, дождик?
Но тогда - ты был бы ёжиком.
Жил бы в лесу,
Танцевал вокруг подберёзовиков
И носил праздничное имя Трофимка.
Но ты же - дождик!
И идёшь.
С неба идёшь.
Ой! Я понял!
Ты ведь идёшь к нам в гости!
На наши ладони и капюшоны,
На взъерошенные черепичные крыши
И на от удивлёния чуть зажмурившиеся окна.
На наши очи, и уста, и ланиты
На бороды, на очки и за шиворот.
Иди, иди, дождик!
Приходи к нам.
Скорее!
Мы тебе дадим яблоко.

Шарманка утренних шорохов

Болото. Печально.
То свет, то отчаянье.
То ночь удивительной птицей
Садится
К тебе на плечо.
То день, как замурзанный ёжик,
Что прячет свой собственный дождик -
Внутри...
-Смотри!
-Что? Ещё?
Нет! Это не грязь на улицах
Это травы тропических стран.
Гномы верхом на курицах,
Оркестрики обезьян.
Это в гости страна иная
Спешит, возвращаясь к нам.
Ой!
... Птица-ночь
Уже улетает...
До свидания.
Ти-ри-рам...

В поисках абсолютного норда

Сегодня утром
Из моего города
Исчез весь снег.
Ещё вчера
Он лежал,
Как белый медведь,
В оврагах,
На пустырях,
Во дворах
Бревенчатых старых избушек,
И ночами снежинки
Кружили вкруг фонарей
Свои мотыльковые карнавалы.
А сегодня – всего этого нет.
Он исчез.
Голая земля.
Сухая трава.
Удивлённый асфальт…
И я теперь чувствую себя
Разочарованным
И обманутым.
Свет, где твоя жалость?
Лад, где твоя победа?

Онейрическое

(Халоймэс)

А что такое сны?
Кто знает?
Кто знает-
Тот в них летает -
Как снегирь
Или нетопырь.
Сны – это такой ручей.
Но чей?
Или живые ветки сосны
С Луны.
Или какой-то мир,
Похожий на сыр
С огромными дырками.
Нетопырками! -
В пространствах и временах
Где, например, ХАНТЫ
Будут, например, ЫТНАХ.
Где можно,
Не сходя с места
Кричать миру песни про тесто
А он будет - баю-баю!
Как младенец под буквой Ю
И во сне мы видим людей
Средь переулков и площадей
И они улыбаются нам
Напевая –та-ри-ра-рам!
Кто-то из них далеко,
А кто-то как молоко,
Кто-то как свет в окне,
А кто-то как сон во сне,
А утром приходит утро -
Оно перламутро.
У него солнечные усы.
И снова -
Тик-так, тук-тук
Идут в гости к ночи часы.
А там – сны.
Что свалились с Луны.

Колыбельная дедушки-внука

Я - люблю колыбельные песни
Они каким-то неведомым волшебством делают землю чуть-чуть небесней
В них мир сворачивается в клубок и плывёт по волнам медленного напева
Ребёнок улыбается, засыпает, а где-то далеко вздыхает Небесная Королева…

Ребёнок улыбается, засыпает.
(В это время – падает снег, идёт дождь, зима, лето, осень, снег снова печально таёт).
Просыпается, смотрит – внук сидит на коленях, гладит его бороду – белую-белую
Хитро прищуривает левый глаз и просит: «Дедушка, а дедушка!
А спой мне свою колыбельную»…

Приезжая, уезжать...

Командировка –
Это когда ты сам в себе командир,
Едешь в мир.
И змеится дорога -
Угорскими реками
Да древними греками,
Покосившимися сельпо
И Эдгарами По,
Придорожными тавернами
И Жюлями Вернами.
Из Уньюгана в Куть-Ях –
Швах!
И в гостинице
В распахнутое окно сигарета –
Дверь в лето.

Дождик изнутри


Пространство.
Простор.
Простирает
Сорочьи крылья земли и неба.
Внутренняя аддис-абеба.
Уезд.
Отъезд.
Верховая езда -
Где в небе времён голубая звезда.
Переход из одного мира в другой.
Осторожно.
Одной ногой.
На цыпочках.
Р-р-р-аз!
Ресниц взмах!
Два-а-а!
На дворе трава...
Т-р-р-и-и!
Дождик изнутри -
И ты уже не здесь.
Нездешний...
А там – танцует клоун у цирка.
А вместо лица – дырка.
То есть маска.
Это такая шутка,
А, может быть, сказка.
И будет оркестр играть:
«Их вил зих шпилн -
С-ыз азой гит!»
И в лесу заухает филин
Вот паразит…
И придут одуванчиковые человечки
Подарят памяти свечки.

Отъезд – это когда тебя нет
Здесь,
Но вообще –
Ты есть.

Ботаник

Когда я был маленьким -
Я хотел стать космонавтом,
Когда я был юн -
Рок-музыкантом.
Теперь же всё сильнее ощущаю
Свою потаённую связь
С одуванчиками...

Васильковый

Если есть на свете люди,
Те, что помнят о тебе,
Значит, и в твоей судьбе -
Васильковый праздник будет.

Баня

Жить – это такая традиция
У нас много традиций.
Вот 31-го декабря –
С друзьями ходим в баню
Хороша банька!
С пауками.
В мире – звёзды, ветер и снег.
Присмотрелись –
А звёзды вовсе не мёртвые.
Просто чуть грустные.
Закусили шоколадкой.
Озноб прошёл.
Вдруг – ррррраз!!!!!! –
По стреле времени - вверх.
И уже - весна,
Ласково переходящая в лето.
Ондатры выбегают из леса
Сидят по обочинам.
Глядят на мир
И весело топорщат усы.
Им забыли рассказать про традицию.
Про мочалки, шайки и шкафчики.
И стакан лимонада за 13 копеек
В буфете.
А по дорогам – бегут
По своим скучным делам автомобили
В них – серьёзные люди с бровями домиком.
Наверно, купцы.
А, может, тапиры или аисты…
И снова – рррраз!!!!!
И во всё небо двойная радуга.
Над Куть-Яхом.
Где ещё не построили баню.

Про старообрядцев-бегунов

Были в старину такие особенные люди - бегуны
Из своего - имели разве что рубаху и немножко штаны
Были они из самых отчаянных старообрядцев,
И не давали свету души мраком антихристова мира замараться
Потому что когда вокруг всё на каждом шагу пронизано злом,
И оно радостно хохочет и хрякает гигантским чёрным козлом -
Спасение одно - бежать, бежать и так всю жизнь и бежать,
Соломинкой тропинок, солнечным цветком - хранить в себе живое, держать.
У них не было метрик, паспортов, ИНН, пенсионного, страхового, прописки.
Они не пили на завтрак НЕСКАФЕ
и не трескали на обед мясокомбинатовские сосиски
Они жили по квартирам друзей - не более пары-тройки дней на новом месте,
А потом - снова в дорогу - потому что это такой обет -
всю жизнь - в дороге - бежать - и петь песни.
Собственно, конца у моего рассказа и нету,
Так они до сих пор и бегут -
От ИХ тьмы - к СВОЕМУ свету.

Мартовское

А после снега - снова снег,

Рисует снежные узоры,

Расшил платок для мартовского мира,

Чтоб на голову повязать весне,

Которая всё спит,

Во сне мурлычет что-то,

Забавно надувает щёки

И улыбается. Но очень скоро –

Проснётся. И посмотрит на часы:

И вскрикнет: «Йа-ба-бай! Я опоздала!!!»

Вприпрыжку побежит по мартовскому небу,

И наконец придёт.

Привет, засоня!

ЭПИЛОГ

Птица-скрипка

П.Лиону

Летела птица.
Видит - мишка.
У мишки - книжка.
В книжке - страница.
На странице - картинка.
Разноцветная паутинка.
А в ней - скрипка.
У птицы - улыбка.
Птица сказала: "Здравствуй, мишка!
Какая у тебя хорошая книжка!"
Превратилась в скрипку
И зазвучала.
И всё.

Начинай сначала.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Сидоров Г. А. Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации (книга 3)

    Книга
    С347 Пути. Дороги. Встречи. Третья книга эпопеи. «Хронолого- эзотерический анализ развития современной цивилизации». Научно-популярное издание. - М.: «Академия управления», 2011.
  2. А. И. Верховская Ведущий научный сотрудник Института (1)

    Документ
    В работе рассматриваются возможности социологического исследования массовых информационных процессов с помощью метода анализа их содержания. Монография представляет интерес для социо­логов, политологов и студентов, специализирующихся
  3. А. И. Верховская Ведущий научный сотрудник Института (2)

    Документ
    В работе рассматриваются возможности социологического исследования массовых информационных процессов с помощью метода анализа их содержания. Монография представляет интерес для социо­логов, политологов и студентов, специализирующихся
  4. Библейская Энциклопедия

    Документ
    А! восклицательное междометие, выражающее вообще радость, печаль, а иногда сожаление, или презрение (Иез 25:3) и почти равносильное междометиям: О! в некоторых местах Свящ.
  5. Н. А. Богомолов Русская литература начала XX века и оккультизм

    Литература
    О связях русской литературы с разного рода оккультными и эзотерическими учениями (спиритизм, теософия, антропософия, масонство, розенкрейцерство и т.п.

Другие похожие документы..