Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Работа выполнена в федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Восточно-Сибирский институт МВД Росс...полностью>>
'Документ'
За большой вклад в развитие лыжного спорта, пропаганду здорового образа жизни и привлечение к систематическим занятиям физкультурой и спортом населен...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Муравьев И.Б., Симонов С.А. История мировых религий: Учебно-методический комплекс для студентов 4-5 курсов очной и заочной формы обучения специальнос...полностью>>
'Лекции'
В текстах лекций дается системное определение, этапы и закономерности развития мирового хозяйства. Рассматриваются глобальные проблемы мировой эконом...полностью>>

Дипломная работа студентки V курса

Главная > Диплом
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Согласно Луису де Леону, эти пять состояний ("призыв", "душевные желания", "мистические испытания", "внутреннее блаженство" и "экстаз") душа переживает на каждой новой стадии духовного развития, и отличаются они лишь своей интенсивностью: из "экстаза" первой ступени рождается "призыв" второй и так далее.

Таковы этапы духовной жизни, которые представлены в первых двух книгах "Имена Христа". Что же касается третьей книги, написанной позже, то в ней учение о Христе претерпевает существенные изменения. Во-первых, Луис де Леон отказывается от образов "мистического брака", души-Супруги и Бога-Супруга, навеянных традицией толкования "Песни Песней" и обращается к образу "духовного роста" (глава "Божий Сын"), почерпнутому из св. Павла, - одновременно с написанием третьей книги Луис де Леон составлял комментарий к "Посланию апостола Павла Галатам". Он подробно описывает, как зарождается и растет в человеке Христос, пока, наконец, не заполняет собой его душу. При этом он полностью отказывается от традиционного деления на "начинающих", "продвинутых" и "совершенных", выделяя теперь этап "рождения" Христа в душе, этап "детства" и "отрочества" и этап "зрелости": "Таким образом, три степени имеет рождение и рост в нас Христа. Первая - детство, под которой мы подразумеваем детство и отрочество, начальную и продвинутую ступени, как мы обычно их называли; вторая - более совершенная; последняя - самая совершенная из всех. На первой ступени Христос рождается и живет в высшей части души; на второй - в ней же и в той части, которую мы называем внутренней; и на третьей в них обеих и во всем теле". Таким образом, Луис де Леон соединяет воедино в учении о Христе мистику и теологию.

Конечная цель мистической жизни также приобретает в третьей книге новую окраску, навеянную св. Павлом - итогом духовного пути становится не просто мистический союз души с Богом, но жизнь во Христе, приносящая душе полный покой и умиротворение всех страстей, которое сопровождается необычайным расцветом всех ее добродетелей. И уже не душа становится Христом, но Христос заполняет собой душу человека, "вырастает" в ней. Новый, мистический смысл обретает тема мира и покоя.

В "Именах Христа" Луис де Леон нередко обращается к образам, традиционным для испанских мистиков. Это, во-первых, образ "узла" или "уз" (el lazo, el nudo), которые связывают (enlazar, anudar, allegar) душу с Богом: " ...и помимо того, что Христос является нашим отцом, и исцеляет наши болезни как врач, и соединен (allegarse a nosotros) с нами многими иными тесными и близкими узами, кои невозможно перечесть, помимо всех этих связей существует также сия связь (este nudo) и сии узы (este lazo) - Христос является нашим Супругом. И средь всех уз это самые тесные узы, и средь наслаждений - самое сладостное..."

В европейской литературе этот образ был известен в Средние Века либо как символ любовных уз, либо как символ Святого Духа, связывающий воедино Бога-Отца и Бога-Сына в Святой Троице. Однако он никогда не встречается как символ мистического брака. В то же время он постоянно присутствует в сочинениях Люлля, который заимствовал его из восточной мистики. Из его трудов он пришел в испанскую литературу. Об этом свидетельствует и особая трактовка мистического термина "allegamiento" (приближение), который у испанских авторов приобретает значение "соединения" от каталанского "apleyament". В частности, у Луиса де Леона слова "allegar", "allegado" всегда являются синонимами "unir", "reunido, junto" (как это происходит в уже упомянутом отрывке).

Другой образ, встречающийся как у восточных, так и у западных мистиков, - это образ "источника" (la fuente) как символа мистической связи Бога и души. Так, описывая зарождение Христа в душе в главе "Божий Сын", он говорит, что Христос "проливает (derramar) божественную благодать на наши души", сравнивает Его с "ключом, бьющим из земли" (el manar de una fuente), а в главе "Пастырь" называет Христа "источником... всего самого сладостного и благого, что только есть в этом мире", обыгрывая библейский символ Христа как живой воды. Для Луиса де Леона человек, не идущий по пути, указанному Христом, пьет из "мертвых" источников, которые несут ему смерть. Символу "источника" в "Именах Христа" часто сопутствуют мотивы "жажды" (la sed) и "голода" (la hambre), которые испытывает душа, охваченная страстной любовью к Божественному Супругу: "...так и любовь, которую питают святые души к своему Возлюбленному и которая обращает их самих в Него, есть любовь глубокая и горячая, и, не просто любовь, но неутолимая жажда и голод, с которыми любящее Христа сердце устремляется к Нему и проникает в Него, и, как Он сам говорил, ест Его и пьет". Утолить эти желания можно, во-первых, посредством мистического брака и, во-вторых, через таинство Причастия, вкушая "плоть и кровь Христову": "...точно также как устами и зубами вкушают верующие в кусочках хлеба Его плоть и когда попадает она в желудок, они сами становятся ею, так и в сердцах, охваченных любовным жаром, вкушают они Христа и насыщаются им...".

Образ "душевного огня, пылающей души" (llama del alma, llama de amor viva), который часто встречается на страницах "Имен Христа", также является традиционным для мистической литературы символом мистического единения души и Творца. Он противостоит образу "мистической ночи", в котором у испанских мистиков объединились восточная, люллианская ("темная ночь") и западная, рюйсбрукианская ("ледяная, пустая, холодная ночь") традиции. В образе "душевного огня" сливаются воедино оба понятия - свет и тепло. Испанское слово "llama" (пламя, огонь) созвучно с названием первого этапа мистической жизни - "призывом" (llamamiento), поэтому этот образ часто служит метафорой для обозначения начала мистической связи Души с Богом. В главе "Супруг" второй книги Луис де Леон подробно разрабатывает этот мотив. Он сравнивает душу, устремившуюся к Христу с сырым поленом, брошенным в огонь: "...Нагреваясь, оно сначала дымится, и время от времени из него вылетает искра, а иногда начинает сочиться вода, но борьба продолжается, и вот огонь все больше и больше охватывает его, и в клубах дыма внезапно вспыхивает язычок пламени, который сразу же исчезает, но проходит немного времени, и оно вновь загорается и гаснет опять, и снова, и снова, пока, наконец, жар, проникнув в самую сердцевину полена, не охватит его изнутри и не выбьется наружу изо всех щелей, вздымая ввысь языки пламени, ...и обращая полено в огонь".

Детально описав этот процесс, Луис де Леон затем анализирует сравнение, изображая во всех подробностях зарождение в душе "божественной искры", которая, разгораясь все сильнее и сильнее, постепенно охватывает пламенем любви и желания всю душу и уподобляет ее Богу. Таким образом, через развернутое сравнение и метафору "душевного огня" автор пытается наглядно представить процесс мистического единения души с Богом - проблема возможности передать мистический опыт при помощи слов стояла перед Луисом де Леоном также, как и перед другими мистиками.

В третьей книге автор вновь обращается к мотиву мистического становления души, используя при этом символику "огня" и "пламени". В главе "Возлюбленный" он сравнивает его с алхимическим процессом, выстраивая вокруг подробного описания превращения земли в золото целую сеть символов и аллегорий: " ...любовь, которую зажег Святой Дух в душах, возлюбивших Христа, ... обожествляет людей, превращает в чистейшее золото все низменное и порочное, что есть в них ... подобно тому, как в искусстве алхимии, при помощи одного только огня настоящее золото получается из куска земли". Грешная душа, не знающая Христа, подобна грязной земле, но пройдя сквозь "пламя божественной любви" (ardor de amor, fuego de amor, amor encendido) уподобляется Христу и превращается в чистое золото. Образ "настоящего золота" в художественном мире Луиса де Леона является символом Христа и, если рассматривать его шире, вечных, незыблемых ценностей, впротивовес "золоту фальшивому" - символизирующему не только стремление к деньгам и обогащению, но также "жажду" и страсть ко всему земному, недолговечному и преходящему, будь то жажда плотской любви, жажда власти или каких-либо иных суетных, сиюминутных благ, которые соблазняют человека, сбивают его с пути истинного и тем самым убивают его. Тема "фальшивого и настоящего золота" подробно разобрана в поэтических сочинениях Луиса де Леона, например, в оде, посвященной "Филипу Руису. (О жадности)" ("A Felipe Ruнz. De la avaricia"), в оде "Филипу Руису. (Об умеренности и постоянстве)" ("A Felipe Ruнz. De moderado y constante"), также в стихотворениях "Против жадного Судьи" ("Contra el Juez avaro"), "Добродетель, дочь небес.." ("Virtud, hija del cielo...")и др.

Анализируя имя Иисус (глава "Иисус"), которое означает также "Здоровье", Луис де Леон для описания мистического единения души и Бога использует образ раскаленного железа, также весьма распространенный в мистической литературе, в частности, встречающийся у Рюйсбрука: "...подобно тому, как железо, раскаленное в огне, по сути своей остается железом, но не огнем, однако кажется огнем, но не железом, так и Христос, соединяясь со мной и полностью овладевая моим существом, очищает меня ото всех грехов и пороков, так что я уж не кажусь более тем больным созданием, которым я был, да и воистину я больше не болен, но столь здоров, что кажется, будто душа моя сама стала здоровьем, имя которому Иисус".

В "Именах Христа" символом мистического брака может выступать не только образ "огня", но и образ "облаков, освещенных солнцем", "сияющего воздуха", в котором также одновременно присутствуют идея света и идея тепла: "... и словно облако, пронизанное лучами солнца и освещенное всей силой его сияния, наполненное светом и, ежели так можно выразиться, пропитанное светом насквозь, ... как ни смотри на него, кажется нам солнцем, точно также Христос, соединив с верующими и праведниками не только свои добродетели и свой свет, но и свой собственный дух и свое тело, и, как-бы смешав свою душу с их и с их плотью свою плоть, ... вырастает в них ... и овладевает ими. И столь глубока сия близость, что ... хоть и не лишены они собственного существа, в судный день не будет в них никакого иного существа, кроме Христова, и будет оно едино для всех; таким образом, и Он, и они, не переставая оставаться самими собой, пребудут в Нем и станут единым целым".

Особо следует отметить влияние на Луиса де Леона Терезы де Хесус, с трудами которой он предположительно познакомился во время работы над третьей книгой "Имен Христа". В частности, в главе “Божий Сын” описаны два вида “рождения” Христа в душе (или, как говорит Луис де Леон, “слияния, единения” (ayuntamiento) божественного духа с человеческой душой): “рождение” Христа в душе всякого верующего, идущего по пути духовного совершенствования, и “рождение” Христа в душе во время молитвы (“otro nacimiento en las luces de la oraciуn”), то есть мистический опыт, о котором пишет святая Тереза. Между ними существуют существенные различия: в первом случае святой дух проникает в самую сущность души, в ее “эссенцию” (“la esencia del alma”) и наполняет ее своею благодатью. Во втором случае Христос взаимодействует с “потенциями” души (“las potencias del alma”) - с сознанием, волей и памятью, посредством которых он может управлять чувствами и ощущениями человека. И если духовная жизнь требует от души активной деятельности, то во время мистического единения душа бездействует и отдыхает, наслаждаясь покоем и неописуемым блаженством, которые дарит ей Христос.

Однако не только идеи святой Терезы нашли отражение в “Именах Христа”, но и некоторые характерные для ее сочинений образы. В той же главе “Божий сын” Луис де Леон сравнивает Христа со “светилом” (resplandor), а благодать, которую тот приносит в душу с “лучом света” (rayo que resulta de su presencia). Также заимствован у св. Терезы образ души-замка (alcбzar del alma), в самой сокровенной части которого живет Христос, освещающий оттуда все остальные части замка (глава "Божий сын"). В главе “Пастырь”, не вошедшей в первое издание и написанной позже, Луис де Леон прославляет новый образ Христа, во многом навеянный св. Терезой, - Христа-Государя, живущего в душе как в своих чертогах.

В то же время основная идея "Имен Христа" не сводится лишь к мистическому познанию бытия: для Луиса де Леона Небеса - это не только обитель Божественного Супруга, но и мир идей (в платоновском смысле этого слова), таящий в себе прообразы всех вещей. Поэтому в высшие сферы воспаряет не просто мистик, но также и гуманист-исследователь, стремящийся философски познать суть вещей и открыть для себя смысл всего сущего. Мистицизм Луиса де Леона - это не бегство от реальности, а поиски взаимосвязи всех элементов мира, попытка через идею понять и земную жизнь, и небесную. Поэтому несмотря на то, что автор представляет в "Именах Христа" свой путь мистического познания Христа, а многие главы (прежде всего, "Мирный Владыка", "Возлюбленный", "Иисус") исполнены истинным чувством мистика, всею душою устремленного к Богу, Луис де Леон все же не смог стать настоящим мистиком, каким был Хуан де ла Крус, поскольку для него оказалось невозможным полностью уйти во внутренний мир, отречься от всего внешнего и открыть новую Вселенную у себя в душе. Он был слишком интеллектуален, чтобы сосредоточиться на одних лишь чувствах, но его душа требовала мистического экстаза и тогда она устремлялась наверх, к своему Творцу.

Как типичный испанский гуманист XVI столетия, Луис де Леон испытал сильное влияние учения Эразма и, прежде всего, его "философии Христа": идею "мистического тела Христова" он формулирует в одной из первых глав - в главе "Отрасль", - когда дает толкование словам апостола Павла из "I Послания к Коринфянам" (см. Приложение к данной дипломной работе). Христианский гуманизм в духе Эразма проявляется также в главе "Божий Царь", где Луис де Леон, говоря о Христе-Правителе, поднимает проблему "новых христиан", которая была близка ему самому. Он провозглашает равенство всех, рожденных во Христе, поскольку различия существовали лишь в "первом рождении", а в своем "втором рождении" все, не зависимо от происхождения или чистоты крови являются сыновьями Христа: "Великая справедливость царит в этом государстве, ... где подданные не различаются ни по своему происхождению, ни по положению, и нет средь них тех, кто более высок по своему рождению, чем остальные".

Помимо христоцентризма с Эразмом Луиса де Леона роднит идея "внутренней веры", о которой говорится в III книге "Имен Христа". В главе "Иисус" автор разделяет "внутреннюю" и "внешнюю" религиозность и, хотя не доходит до полного отрицания внешней, обрядовой стороны христианства, он все же отдает предпочтение первой.

Влияние Эразма, а именно, его трактата "О Воспитании Христианского Государя" особенно явно прослеживается в главах, в которых излагаются взгляды Луиса де Леона на социально-политические вопросы (гл. "Пастырь", "Десница Господня", "Мирный Владыка", "Божий Царь"). Испанский литературовед Америко Кастро видит в Луисе де Леоне решительного "антиимпериалиста". Однако на самом деле он никогда не выступал против империи, которой управляет справедливый монарх, но лишь против власти Тирана - такой государь был ему ненавистен. Образ жестокого Тирана, поправшего закон, подробно разработан в поэзии Луиса де Леона, а именно, в оде "Об умеренности и постоянстве", в стихотворении "Против жадного Судьи" и др. В "Именах Христа" автор говорит о том, какими качествами по его мнению должен обладать правитель. Идеальным государем, "добрым пастырем" для своих подданных, согласно Луису де Леону, является Христос. Ему автор противопоставляет современных правителей, которые не заботятся о благе своей "паствы", но преследуют лишь личные интересы. В эпоху войн за мировое господство и покорения новых земель Луис де Леон, вслед за Эразмом, проповедует идею мира, как наивысшего блага, которое Христос-Государь дает своим подданным. Его отношение к войнам резко отрицательно - в главе "Десница Господня" мы находим такие строки: "Пусты и бесплодны стремления тех несчастных, кто с помощью оружия пытается изменить мир!"

Как и Эразм, он считает, что христианину должно вести войну лишь в своем "внутреннем государстве" ("reino nuestro interior") - душе, во все оружия сражаясь со страстями, которые ее обуревают, и демонами, которые сбивают ее с пути истинного, а также с людьми, следующими их советам. В главе "Божий Царь" он говорит о двух состояниях царства Христа: первое - противостояния и войны ("estado de guerra y de pelea"), в котором оно сейчас находится, и второе - триумфа и мира ("estado de triunfo y de paz"), в котором пребудет после победы над всеми врагами. При этом автор не раз обращается к военной лексике и метафорическим образам, почерпнутым из военного искусства (rebelarse, pelear, domar, ganar las fuerzas, conquistar, rebeldes, enemigos etc.). Ими наполнены и другие главы "Имен Христа", например, в главе "Мирный владыка" он сравнивает действие дурных и порочных мыслей, проникших в самые глубинные и потайные уголки души с войной, которая по своей жестокости и беспощадности не может сравниться ни с одной из войн, которые велись ранее. А в главе "Десница Господня" он, прославляя "духовное оружие", которым сражается Христос со своими врагами, обыгрывает военное снаряжение - оружие (saetas, espada, hierro), доспехи (lorigas, petos, arneses), - и использует лексику (derramar la sangre, poner a cuchillo), типичную для описаний ратных действий. Противопоставление "железному оружию" (armas de hierro) "оружия духовного" (armas espirituales) типично для Луиса де Леона и заимствовано им у Эразма. Часто в "Именах Христа" можно встретить и другой образ, являющийся традиционным для нидерландского гуманиста, - образ человека-солдата, война. Таким образом, Луис де Леон использует многочисленные образы, связанные с военным делом, для защиты идеи мира и покоя, что сближает его сочинение с трактатом Эразма "Оружие Христианского Война или Энхиридион".

В "Посвящении дону Педро Портокарреро" к III книге Луис де Леон излагает взгляды, типичные для испанских гуманистов XVI столетия, которые во многом были навеяны сочинениями Эразма: он выступает в защиту "романсе" как языка Теологии, говорит о превосходстве кастильского над многими другими языками и считает необходимым переводить Священное Писание на народные языки. Защита родного языка перерастает в настоящую апологию кастильского, подкрепленную "авторитетами" классических античных и церковных авторов (приводит в пример Платона и Цицерона, святого Василия, святого Иоанна Хризостома, святого Кирилла, Григория Назианзина, античных греков, которые писали на родных языках, считающихся в то время "вульгарными"): " ...и великим заблуждением будет полагать, что из-за того, что наш язык зовется вульгарным, то и писать на нем можно лишь о вульгарных и низменных вещах".

Таким образом, в его прозе гармонично уживаются разные традиции - восточная и западная, "христианская" и "языческая": суфизм Ибн Араби, древнееврейская экзегетика, каббала, неоплатонизм, учение Эразма, идеи средневековых мистиков, христианских и античных авторов. На фоне взаимодействия и взаимопроникновения различных культур, которые представлены в испанском Ренессансе, Луис де Леон выступает как автор, чье творчество в полной мере впитало в себя все характерные черты той культурной эпохи.

Среди художественных традиций, нашедших отражение в “Именах Христа”, следует выделить гуманистический диалог и пастораль.

б) Жанр диалога “Имена Христа”.

Влияние Ренессанса сказывается не только в мировосприятии автора, тематике или проблематике “Имен Христа”, но также и в жанре сочинения. Оно написано в традиционном для гуманистической прозы жанре диалога, который привлекал авторов тем, что позволял в доступной форме донести до любого читателя ответы на серьезные философские, богословские, нравственные, социально-политические вопросы.

Луис де Леон ставил перед собой сложную задачу, которую он сформулировал в “Посвящении” к I книге “Имен Христа”: открыть истинный смысл имен Христа, заложенный в Священном Писании, сделать его доступным для “неучей”, не владеющих достаточными знаниями чтобы самим читать и толковать Священные Книги. Поскольку после строжайшего запрета Церкви переводов Библии на романские языки, простые люди были лишены возможности читать ее на родном языке, что привело к появлению многочисленных ложных толкований и ересей. Поэтому Луис де Леон считает, что долгом всякого образованного человека является нести Священное Писание людям: “ Вот почему, несмотря на то, что излагать целительные поучения, пробуждающие души и наставляющие их на путь добродетели, во все времена считалось благим и похвальным делом, именно сейчас, как никогда прежде, стало необходимым, чтобы все талантливые умы, коих наградил Господь дарованием и способностями к подобного рода занятиям, приложили все свои силы к сочинению на нашем родном языке и для всеобщего чтения вещей, которые, либо непосредственно беря свое начало в Священном Писании, либо будучи в полном согласии и соответствии с ним, восполнили бы, насколько возможно, потребность людей в чтении и, вместе с тем, заменили бы им вредные и пустые книги”.

При этом Луису де Леону была необходима форма максимально простая для восприятия, чтобы читатель не запутался в таком сложном и догматичном вопросе, как интерпретация имен Христа. Поэтому он избрал жанр дидактического диалога, который не только позволял сочетать серьезное содержание с доступной формой, но и, благодаря своей открытой и свободной структуре, допускал любые отклонения от основной темы. Это давало автору возможность воссоздать атмосферу реальной беседы, сделать ее наглядной для читателя, словно тот являлся живым участником дискуссии. Так он говорит в "Посвящении" к I книге: "И вот, воскресив в памяти все, о чем шла тогда речь, я записал сей разговор на бумаге, стараясь по возможности следовать правде или хотя бы представить Вам ее подобие, а также придерживаясь той формы, в коей мне это передали...".

Для этого он использует все возможные литературные средства: наделяет участников диалога характерами, подробно описывает место, где развивается действие, и точно указывает время начала и конца беседы. Это отличает “Имена Христа” от многих испанских диалогов того времени: в сочинениях на религиозную тему, как правило, персонажами были либо аллегорические образы, либо абстрактные символы (Душа и Тело, Чувство и Разум), что явилось наследием средневековых диалогов, также у многих испанских авторов отсутствует описание времени и места действия, поскольку для них основным в диалоге является процесс логического доказательства истины.

Итак, диалог “Имена Христа” - это ученая беседа между тремя друзьями - Марсело, Хулианом и Сабино, - проходящая в атмосфере "studia humanitatis" на фоне буколического пейзажа (так называемого locus amoenus). Один из собеседников (обычно Марсело) играет роль Учителя, выражающего авторскую позицию в произведении, другие задают тему разговора, по поводу которой тот пространно высказывается. Диалог состоит из трех разговоров, соответственно трех книг, действие которых занимает два дня, причем, в первый день собеседники встречаются дважды - утром и вечером (I и II книги), во второй - один раз (III книга).

Каждая книга имеет строгую композицию: начинается со "Вступления" (praeparatio), где автор представляет собеседников, указывает время и место встречи и мотив, послуживший причиной разговора, и таким образом вводит читателя во все тонкости последующего действия. Далее следует основная часть диалога (contentio), в которую входят обоснование и краткое изложение темы (propositio) и ее доказательство (probatio). Последняя часть у Луиса де Леона открывается выделением предмета изучения (глава "Об Именах в общем"), и только потом собеседники переходят к проблеме имен Христа.

Каждую из трех книг предваряет "Посвящение" дону Педро Портокарерро - Великому Инквизитору, близкому другу писателя. Такие "Посвящения" традиционны для Луиса де Леона: все его лучшие творения написаны по определенному поводу и обращены к аудитории (читателям или слушателям) или к какому-нибудь конкретному лицу (так, сборник своих стихотворений он посвятил все тому же Педро Портокарерро, две оды посвящены Фелипе Руису, одна - другу поэта, слепому музыканту Франсиско де Салинасу, "Совершенную Супругу" он посвятил своей племяннице, монахине Марии Валера Асорио, а труды св. Терезы, которые он подготовил к печати, адресовал настоятельнице монастыря кармелиток в Мадриде, матери Ане де Хесус). В “Посвящениях” чувствуется личное отношение автора к человеку, к которому он обращается, и к проблемам, которые он ставит. И это касается не только лирических произведений, но и такого догматичного сочинения, как "Совершенная Супруга".

“Посвящения” к “Именам Христа” написаны в жанре послания, что очень важно для понимания произведения, поскольку диалог оказывается включенным в письма, которые пишет Луис де Леон своему другу из тюрьмы. Письму, по словам М.М. Бахтина, “... свойственно острое ощущение собеседника, адресата, к которому оно обращено. Письмо, как и реплика диалога, обращено к определенному человеку, учитывает его возможные реакции, его возможный ответ”. Соответственно меняется и общее восприятие сочинения - читатель видит в “Именах Христа” не просто абстрактную ученую беседу, но идеальный мир, гуманистическую утопию, которую творит автор. Каждая строчка произведения наполнена личными чувствами Луиса де Леона, его страданиями и упованиями, которыми он делится со своим близким другом. Читатель, таким образом, становится не только участником разговора, но и адресатом письма. Именно к нему взывает Луис де Леон в “Посвящении” к I книге, когда говорит о необходимости взяться за перо и писать “хорошие и полезные книги”, и именно его в “Посвящении” ко II книге пытается отвратить от греха, сопротивляться своим страстям и “звериным желаниям”, которые приводят к смерти души, а в “Посвящении” к III книге отвечает на возражения, возникшие у читателя в связи с публикацией первых двух книг “Имен Христа” и “Совершенной Супруги”.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Дипломная работа студентки 5 курса факультета кинологии Академии им. К. А. Тимирязева Лобачевой Анны Львовны

    Диплом
    В настоящее время метод искусственного осеменения сельскохозяйственных животных применяется во всем мире для ускорения генетического прогресса в животноводстве.
  2. Дипломная работа студентки 5 курса заочной формы обучения

    Диплом
    Актуальность темы исследования. Значение стратегического поведения, позволяющего фирме выжи­вать в конкурентной борьбе в долгосрочной перспективе, резко возросло в последнее десятилетие.
  3. Дипломная работа студентки дневного отделения

    Диплом
    «Великий гений… давно уже возвышается над нашей жизнью с неприступным одиночеством горной вершины, давно уже, живя среди нас, живет в вечности, чуждый нашим похвалам и порицаниям, – писал С.
  4. Дипломная работа студентки заочного отделения А. В. Быковской 2010 год

    Диплом
    Это значимый год для многих наших современников - исследователей творчества Толстого, да и всех тех людей, кому не безразличны история русской литературы, духовная жизнь России: вчера и сегодня.
  5. Дипломная работа по истории

    Диплом
    В пособии даны рекомендации по организации труда студентов-дипломников по специальности «история», выбору темы, сбору и изучению источников и литературы, оформлению, научному аппарату дипломной работы и ее защите на заседании Государственной

Другие похожие документы..