Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методические рекомендации'
Методические рекомендаций для учителя по организации учебного процесса с набором ЦОР к разделам программы 9 класса «Передача информации в компьютерны...полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Цель курса «Финансы» - изучение сущности финансов, функций финансов, современных теоретических концепций государственных финансов, вопросов государст...полностью>>
'Урок'
. Решение задачи на смекалку.1) Из-за куста торчат 6 ушек. Там спрятались зайчики. Сколько их?2) У животного две правые ноги, две левые ноги, две ноги...полностью>>
'Документ'
Перед Вами не совсем обычное издание, подобных которому в нашей области еще не было. Это - история Кошкинского района, изложенная в виде более симисо...полностью>>

Примерный план причины восстаний рабов в Римской республике. Восстания рабов на острове Сицилия

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Тема 8. ВОССТАНИЯ РАБОВ В РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

ПРИМЕРНЫЙ ПЛАН

1. Причины восстаний рабов в Римской республике.

2. Восстания рабов на острове Сицилия.

3. Восстание Спартака.

4. Причины поражения восставших.

ИСТОЧНИКИ

1. Аппиан. Гражданские войны / Пер. под ред. С.А. Жебелева, О.О. Крюгера // Аппиан. Римские войны. СПб., 1994.

2. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Кн. XXXIV–XXXV / Пер. с древнегреч. // Мишулин А.В. Спартаковское восстание. М., 1936.

3. Плутарх. Сравнительные жизнеописания / Пер. под ред. С.П. Маркиша, С.И. Соболевского, М.Е. Грабарь-Пассек. Т. I–III. М., 1961–1964. Биография Красса.

4. Флор, Луций Анней. Две книги римских войн // Малые римские историки: Веллей Патеркул, Луций Аней Флор, Луций Ампелий / Изд. подг. А.И. Немировским. М., 1996.

5. Хрестоматия по истории Древнего Рима / Под ред. С.Л. Утченко. М., 1962.

6. Хрестоматия по истории Древнего Рима / Под ред. В.И. Кузищина. М., 1987.

ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. История древнего Рима / Под ред. В.И. Кузищина. Изд. 3-е. М., 1994. Гл. 10, 13.

2. Ковалев С.И. История Рима / Под ред. Э.Д. Фролова. Изд. 2-е. Л., 1986. Ч. I, Гл. 19, 23.

3. Машкин Н.А. История древнего Рима. Изд. 3-е. М., 1969. Гл. 15, 17, 19.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

4. Бюхер К. Восстания рабов 143–129 гг. до Р.Х. / Пер. с нем. Л., 1924.

5. Дьяконов А.П. О хронологии первого восстания рабов на Сицилии // Вестник древней истории. 1940. № 3–4.

6. Жебелев С.А., Ковалев С.И. Великие восстания рабов II–I вв. до н.э. в Риме. // Известия Государственной академии истории материальной культуры. № 101. 1934.

7. Мишулин А.В. Спартаковское восстание. М., 1936.

8. Хефлинг Г. Римляне, рабы, гладиаторы / Пер. с нем. М., 1992.

ЛЕММА

Римская рабовладельческая система стала новым и притом высшим этапом развития рабства в древнем мире. Рабовладельческие отношения проникли во все сферы экономической деятельности, резко выросла численность рабов, их эксплуатация была доведена до предела, а правовое положение и условия жизни значительно ухудшились. Это стало возможным благодаря великим римским завоеваниям: после каждого успешного похода в рабство обращали тысячи и даже десятки тысяч военнопленных. Однако такая захватническая политика оказалась орудием обоюдоострым, и уже в начале II в. до н.э. римляне столкнулись с первыми выступлениями рабов, стремившихся вернуть себе утраченную свободу. К концу же II столетия до н.э. и в особенности в следующем, I в. до н.э., отдельные восстания приняли вид настоящих полномасштабных войн, в которых армии взявшихся за оружие рабов не раз наносили поражения прославленным римским легионам. Но Рим был еще достаточно силен, чтобы гасить любые очаги сопротивления своей власти, и добиться окончательной победы над ним рабы, разумеется, не могли, даже под руководством такого талантливого вождя, как Спартак.

ТЕКСТЫ ИСТОЧНИКОВ

Первое восстание рабов на острове Сицилия

(137–132 гг. до н.э.)

Диодор Сицилийский «Историческая библиотека»

(XXXIV–XXXV, 2, 1–23)

«Историческая библиотека» Диодора Сицлийского (ок. 80–29 гг. до н.э.) состояла из 40 книг и принадлежала к жанру так называемых «всемирных историй». До нас дошли полностью только книги XI–XX, в которых описывается история ранней Республики, а также отрывки из некоторых других книг. Произведение Диодора представляло собой типичную компиляцию, что, впрочем, не мешает греческому историку сообщать порой чрезвычайно важные сведения, восполняя пробелы в сохранившейся до настоящего времени античной исторической традиции. В частности, по истории сицилийских восстаний рабов «Историческая библиотека» является важнейшим источником.

После окончания Пунической войны1 дела сицилийцев в течение 60 лет во всех отношениях шли хорошо, но затем вспыхнула война с рабами по следующей причине. Богатея в течение долгого времени и приобретя крупные состояния, сицилийцы покупали множество рабов. Уводя их толпами из питомников2, они тотчас налагали на них клеймо и метки. Молодых рабов они употребляли в качестве пастухов, остальных — так, как каждому было угодно. Господа обременяли их службой и очень мало заботились об их пропитании и одежде. Поэтому большая часть рабов жила грабежом, и была масса убийств, все равно, как если бы разбойники, подобно армии, рассеялись по всему острову. Римские преторы пытались бороться с рабами, но не осмеливались прибегать к наказаниям, благодаря силе и влиянию господ, которым принадлежали разбойники, и были вынуждены поэтому допускать ограбление провинции. Большинство рабовладельцев были римские всадники, и в качестве судей над преторами, которых обвиняли провинции, они были страшны для римских властей3. Рабы под гнетом страданий, подвергаясь часто неожиданным и унизительным наказаниям, не выдержали. Сходясь друг с другом в удобное время, они начали сговариваться об измене своим господам, пока не привели своего плана в исполнение. Был один сириец4, родом из Апамеи, раб Антигена из города Энны5, своего рода маг и чародей. Он хвастался, что может по указаниям богов, данным ему во сне, предсказывать будущее и, благодаря своей ловкости, обманул таким образом многих. Затем он начал предсказывать не только по снам, но стал прикидываться, будто видит богов наяву и от них узнает будущее. Из всей его болтовни кое-что иногда сбывалось. А так как в несбывшемся его никто не изобличал, а на удачные предсказания все указывали, то молва о сирийце широко распространилась. Наконец, с помощью некоторого приспособления он умел в припадке «вдохновения» изрыгать огонь и таким образом пророчествовать о будущем. В пустой орех или во что-нибудь подобное, составленное из двух высверленных половинок, он вкладывал раскаленный уголь и какое-нибудь вещество, которое его там задерживало. Затем, вложив все это в рот и дуя, он извлекал иногда искры, иногда пламя. Еще до восстания он говорил, что сирийская богиня6 является ему и предсказывает, что он будет царем. Об этом он рассказывал не только другим, но постоянно говорил и своему господину. Антиген, забавляясь ловким обманом, ради шутки выводил Евна — так звали чудотворца — к гостям, спрашивал об его будущей царской власти, а также о том, как он поступит тогда с каждым из присутствующих. Евн неизменно повторял свой рассказ, ловко мороча всем головы, и прибавляя, что поступит с господами мягко. Среди гостей поднимался смех, и некоторые из них давали ему лучшие куски со стола, приговаривая, чтобы он, когда будет царем, вспомнил об их любезности. Однако вся эта комедия кончилась тем, что Евн действительно стал царем, и та милость, о которой гости просили за столом в шутку, получена была ими не без труда. Восстание началось следующим образом. В Энне жил некто Дамофил, весьма богатый и надменный человек. Он с исключительной бесчеловечностью обращался с рабами, жена его Мегаллида не уступала мужу в жестокости и бесчеловечности по отношению к рабам. Доведенные до крайней степени ярости и угнетения, рабы сговорились восстать и убить господ. Придя к Евну, они спросили его, дают ли боги согласие на задуманный план. Он с обычными фокусами заявил, что боги согласны, и убеждал рабов тотчас же приняться за дело. Собрав 400 сотоварищей по рабству, они, как только наступил благоприятный момент, вооружились, вторглись в Энну под предводительством изрыгающего огонь Евна. Ворвавшись в дома, рабы принялись за массовые убийства, не щадя даже грудных детей: отрывая их от груди матерей, разбивали о землю. Невозможно сказать, сколько было изнасиловано женщин на глазах их мужей. К ворвавшимся в Энну рабам присоединилось большое количество городских рабов, которые расправились сначала со своими господами, затем приняли участи в общей резне. Когда окружающие Евна рабы узнали, что Дамофил находится вместе с женой в своем парке, неподалеку от города, они послали туда людей, которые и притащили их связанными в Энну, по дороге всласть над ними надругавшись. Дочь Дамофила и Мегаллиды рабы пощадили из-за ее человеколюбия и сострадания к рабам, которым она всегда старалась помочь по мере возможности. Из этого видно, что все содеянное рабами по отношению к господам, не было результатом жестокости их натуры, но явилось воздаянием за совершенные над ними обиды. Дамофила и Мегаллиду, как мы сказали выше, посланные притащили в город, а затем в театр, где собралось большинство восставших7. Дамофил пытался что-то придумать для своего спасения, и на многих из толпы его слова начали действовать. Тогда рабы Гермий и Зевксис, смертельно его ненавидевшие, назвали его обманщиком и, не дождавшись суда народа, один вонзил ему в бок меч, а другой разрубил топором шею. Затем выбрали Евна царем — не за его храбрость или военные таланты, но исключительно за его шарлатанство, а также потому, что он являлся зачинщиком восстания. Кроме этого, что его имя послужит хорошим предзнаменованием для расположения к нему подданных8. Сделавшись царем в государстве восставших и созвав народное собрание, Евн приказал убить пленных эннейцев за исключением оружейных мастеров, которых он в оковах отправил на их работу. Мегаллиду он отдал ее бывшим рабыням с тем, чтобы они поступили с ней, как хотят. Своих бывших господ, Антигена и Пифона, Евн убил собственноручно. Надев царский венец и окружив себя придворным церемониалом, он сделал царицей свою сожительницу, сириянку их Апамеи. Членами совета Евн назначил людей, которые казались наиболее выдающимися по уму9. Среди них особенно отличался своей сметливостью и мужеством Ахей, родом из Ахайи10. В три дня он вооружил, насколько это было возможно, более 6000 человек топорами, секирами, пращами, серпами, накаленными палками, поварскими вертелами и прошел по всей Сицилии, продавая все награбленное. Присоединив к себе огромное количество рабов, он стремился вступить в борьбу с римскими военачальниками и часто одерживал над ними верх благодаря своему численному превосходству, так как имел в своем распоряжении более 10000 вооруженных людей. В это время некий киликиец11 Клеон поднял другое восстание рабов. Все были полны надежд, что восставшие начнут междоусобную войну и, истребив друг друга, освободят Сицилию от мятежа; но они, против ожидания, объединились. Клеон, имея у себя 5000 бойцов, добровольно отдался под власть Евна, тем самым как бы пополнив недостаток у царя в полководцах. Мятеж продолжался уже около 30 дней. Вскоре после этого около 30000 восставших разбили прибывшего из Рима претора Луция Гипсея с восьмитысячным отрядом сицилийских войск. Скоро число мятежников дошло до 200000. Чем больше одерживали они побед над римлянами, тем меньше сами терпели поражений. Когда молва об этом распространилась, во многих местах также начались заговоры и восстания рабов: в Риме 150 рабов, в Аттике более 1000, на Делосе и других местах, но все эти движения были подавлены в каждом отдельном случае или быстрыми и суровыми мерами властей, или вразумлениями и другими средствами, поскольку они оказывались пригодными при восстании. В Сицилии же зло росло, города забирались вместе с людьми, и много военных отрядов было уничтожено повстанцами. Наконец, римский консул Рупилий12 отбил для римлян Тавромений13, тесно обложив его и доведя осажденных до невыразимой нужды и голода. Начав питаться детьми, они перешли затем к женщинам и кончили взаимным истреблением. Здесь был захвачен брат Клеона Коман, пытавшийся бежать из осажденного города. Наконец, благодаря предательству сирийца Серапиона Рупилию удалось взять цитадель Тавромения и овладеть всеми беглыми рабами, находившимися в городе. После пыток их сбросили со скалы. Оттуда Рупилий направился против Энны, и, обложив город, довел до отчаянья мятежников. Главнокомандующий Клеон сделал вылазку с небольшим отрядом и после героической борьбы пал, покрытый ранами. И этот город удалось взять только благодаря измене, так как по своему местоположению он был совершенно недоступен вооруженной силе. Евн с тысячью телохранителей трусливо укрылся в самом недоступном месте. Но его спутники, понимая ожидающую их неизбежную участь, — Рупилий уже двинулся против них, — перерезали друг друга мечами. А фокусник и царь Евн трусливо убежал и был вытащен из какой-то пещеры вместе с четырьмя своими слугами: поваром, пекарем, банщиком и шутом, забавлявшим его при выпивках14. Заключенный под стражу, Евн был изъеден вшами15 и окончил свою жизнь в Моргантине16 способом, вполне соответствующим его плутовству. Затем Рупилий прошел всю Сицилию с небольшими отборными отрядами от и скорее, чем кто-нибудь мог ожидать, совершенно очистил ее шаек грабителей.

Текст приводится по изданию:

Хрестоматия по истории древнего Рима / Под ред. С.Л. Утченко. М., 1962. Разд. 3. С. 199–203.

Второе сицилийское восстание рабов

(104–101 гг. до н.э.)

Диодор Сицилийский «Историческая библиотека»

(XXXVI, 2–9, 1)

В это время прибывшие из Сицилии сообщили о восстании рабов, исчисляемых во много десятков тысяч. Когда это стало известно в Риме, там очутились в весьма затруднительном положении, так как из отборных солдат почти 60000 погибло в галльской войне с кимврами и трудно было послать в Сицилию отборных воинов. Перед сицилийским восстанием рабов в Италии было много коротких и мелких заговоров рабов, как будто божество таким путем предвещало будущее огромное восстание в Сицилии. Первое движение рабов было близ Нуцерии, где 30 рабов устроили заговор, но они были быстро наказаны. Второе произошло около Капуи, где восстало 200 рабов. Но и это движение было скоро уничтожено… Сицилийское же восстание началось следующим образом. Во время войны Мария с кимврами сенат дал ему право приглашать себе на помощь союзников из числа заморских народов. Марий послал за помощью к царю Вифинии Никомеду. Тот отвечал, что большинство вифинцев, уведенных публиканами, томятся в рабстве в провинциях. Сенат вынес постановление, чтобы ни один из свободнорожденных союзников не находился в рабстве в провинции и чтобы об их освобождении позаботились преторы. Тогда в Сицилии претором был Лициний Нерва. Согласно постановлению сената, он освободил многих рабов своим судебным решением, так что в течение немногих дней больше 800 человек получили свободу. Все рабы, находившиеся на острове, были преисполнены надежд на освобождение. Но сицилийская знать, съехавшись к претору, просила его отказаться от своего плана. Нерва, подкупленный деньгами или желая угодить знати, прекратил разбор дел об освобождении, а приходившим к нему, чтобы получить свободу, с бранью приказывал возвращаться обратно к своим господам. Но рабы, собравшись, покинули Сиракузы, и, укрывшись на священном участке Паликов, начали сговариваться друг с другом о восстании. Во многих местах дерзость рабов стала проявляться вполне открыто. Первыми освободили себя 30 рабов, принадлежавших двум богатым братьям в области Галкий. Во главе их стоял Варий. Ночью они убили своих господ, когда те спали, а затем отправились в ближайшие поместья и стали побуждать к восстанию других рабов. В эту ночь рабов собралось более 120 человек. Заняв место, укрепленное самой природой, они укрепили его еще больше и приняли к себе 80 других вооруженных рабов. Претор провинции Лициний Нерва быстро напал на рабов и осадил их, но не имел успеха. Видя, что укрепление невозможно взять силою, претор обратился к помощи предательства. Был некто Гай Тициний, по прозвищу Гадей, который за два года перед тем был присужден к смерти, но избежал наказания. В этом-то Гадее претор, подкупив его обещаниями безнаказанности, и нашел помощника для выполнения своих планов. Гадей, имея у себя достаточное число верных рабов, сносится с укреплением, где засели восставшие, под видом того, что он желает участвовать вместе с ними в войне против римлян. Радушно принятый мятежниками, он был избран ими благодаря его храбрости вождем и таким образом предал укрепление. Из мятежников одни были изрублены во время битвы, другие, боясь попасть в плен и подвергнуться наказанию, сами бросились вниз со скалы. Итак, первое восстание рабов было подавлено вышеописанным образом. Когда солдаты были уже распущены по домам, кто-то принес известие, что 80 восставших рабов убили римского всадника Публия Клодия и собирают большое число людей. Претор, сбитый с толку чужими советами, когда к тому же большинство солдат было уже распущено, из-за своей медлительности дал возможность мятежникам еще лучше обезопасить свое положение. Выступив с наличными воинами и перейдя реку Альбу, он достиг мятежников, расположенных на Каприонской горе, и вступил в город Гераклею17. Не нападая на рабов, претор тем самым содействовал росту восстания, так как мятежники всюду разглашали об его трусости. Из окрестных мест стекалось много рабов, приготовлявшимися всеми возможными способами к битве. В первые 70 дней было вооружено более 800 человек, затем их число достигло не менее 2000. Узнав в Геракле о росте сил мятежников, претор назначил командующим Марка Тициния, дав ему 600 солдат из гарнизона Энны. Тициний напал на мятежников, но так как они имели численное превосходство и пользовались выгодами местности, то отряд Марка Тициния обратился в бегство. Много из его люде было убито, остальные. Побросав оружие, с трудом спаслись. Мятежники, имея в своем распоряжении такую вооруженную силу, еще смелее принялись за дело, и уже все рабы стали носиться с мыслью о восстании. С каждым днем поднимались новые массы рабов, и число их росло настолько быстро, что в течение немногих дней дошло до 6000. Сойдясь на собрание и организовав совет, они прежде всего избрали царем раба по имени Сальвий, который пользовался репутацией опытного человека в гадании по внутренностям жертвенных животных и в игре на флейте при оргиастических представлениях18. Сальвий, став царем, избегал городов, считая, что (пребывание в них) ведет к бездельничанью и изнеженности; разделив мятежников на три части и назначив такое же число командующих над каждой частью, он приказал им делать рекогносцировки по всей Сицилии и после них всем встречаться в определенное время в одном месте. При этих рекогносцировках рабы запасались большим количеством животных, в том числе лошадей, и в короткое время обзавелись более чем 2000 всадниками. Пехотинцев у них было не менее 20000, вполне подготовленных благодаря воинским упраднениям. Неожиданно напав на укрепленный город Моргантину, мятежники начали делать энергичные и непрерывные атаки. Претор, придя ночным маршем на помощь городу и имея с собою почти 10000 воинов из италийцев и сицилийцев, застал мятежников, занятых осадой. Он напал на их лагерь в то время, когда лишь небольшое количество воинов охраняло его, большое количество пленных женщин и другой разнообразной добычи. Поэтому претору удалось легко взять лагерь. Разграбив его, он подошел к Моргантине. Мятежники, в свою очередь, внезапно бросились на него и благодаря стремительности удара с более высоких позиций тот час одержали верх. Войска претора обратились в бегство. Так как царем мятежников было отдано приказание не убивать никого из тех, которые бросали оружие, то большинство, поступая таким образом, обратились в бегство. Перехитрив таким способом врагов, Сальвий получил обратно свой лагерь и, одержав славную победу, овладел большим количеством оружия у разбитого неприятеля. Благодаря человеколюбивому приказанию Сальвия, италийцев и сицилийцев погибло в битве не более 600, а взято в плен было около 4000.Так как к Сальвию благодаря его успеху стекалось много рабов, то он удвоил свои силы. Но он имел в своих руках открытое место19, и потому снова принялся за осаду Моргантины, объявив свободными находившихся там рабов. Так как их господа, со своей стороны, обещали им свободу, если они будут сражаться вместе с ними, то рабы предпочли получить свободу от господ и ревностно бились на их стороне. Поэтому моргантинцам удалось отделаться от осады. Претор же, отменив после этого обещание свободы, данное рабам, добился лишь того, что большинство городских рабов дезертировало к мятежникам. В области Эгесты и Лилибея20 и в остальных смежных местах отложилось много рабов. Главой их сделался Афинион, киликиец родом, человек весьма мужественный. Он был управляющим двух богатых братьев. Обладая большой опытностью в деле предсказания по звездам, он подбил на восстание около 200 рабов, бывших под его начальством, а затем соседних, так что в течение пяти дней вокруг него собралось более 1000 человек. Выбранный ими царем и надев на себя диадему, Афинион принял тактику, противоположную тактике остальных мятежников. Он не принимал в свою армию всех без различия восставших, но брал в войско лучших из них, а остальным приказывал оставаться на своей прежней работе и заботиться о своем хозяйстве, поддерживая в нем порядок. Таким путем доставлялось обильное продовольствие для воинов. Афинион прикидывался, будто боги возвестили ему посредством звезд, что он станет царем всей Сицилии. Поэтому-де необходимо беречь страну и находящихся в ней животных и запасы, как свои собственные. Наконец собрав свыше 10000 тысяч человек, он осмелился осадить еще не разоренный город Лилибей. Испытав в этом неудачу, Афинион решил оставить осаду, говоря, что это ему приказывают боги, так как в случае продолжения ее осаждающие испытают несчастье. Когда он приготовился к отступлению от города, прибыли на кораблях отборные маврусийцы, которые были посланы на помощь лилибейцам под предводительством Гомона. Ночью он со своим отрядом напал неожиданно на передвигающуюся армию Афиниона. Многих убив, немалое количество ранив, Гомон вошел в город. По этому случаю мятежники изумлялись предсказанию Афиниона, сделанному посредством гадания по звездам. Всю Сицилию охватили расстройство и целая эпопея бедствий. Не только рабы, но и бедняки из числа свободных предавались всевозможным убийствам и грабежам, бесстыдно убивая попадавшихся им рабов и свободных, чтобы не было свидетелей их безумия. Поэтому все жители городов едва-едва могли считать своим лишь о, что находилось за городскими стенами, то же, что было за стенами, считали чужим и принадлежавшим рабам в силу беззаконного захвата. И немало другого необычайного приходилось испытывать многим в Сицилии. Осадив Моргантину, Сальвий делал набеги по стране вплоть до Леонтинской равнины21. Собрав все свое войско, не меньше 30000 отборных воинов, он принес жертву героям Паликам и посвятил им одну из пурпурных одежд в качестве дара за победу. Провозгласив себя царем, он получил от восставших имя Трифона22. Когда Сальвий намеревался завладеть Триокалой и построить там себе дворец, он послал за Афинионом, как царь за полководцем. Все думали, что Афинион станет оспаривать его первенство и что благодаря раздору между ними войнам легко прекратиться… Но судьба, как бы нарочно увеличивая силы мятежников, сделала так, что вожди их вступили в соглашение друг с другом. Трифон быстро пришел со своими силами в Триокалу, и Афинион прибыл туда же с 3000 тысячами человек, повинуясь, как командующий, царю Трифону. Остальные силы Афинион отправил разорять страну и возмущать рабов. Затем Трифон, заподозрив Афиниона в намерении напасть на него, в подходящий момент приказал заключить его под стражу. Самое место, которое и без того было недоступным по своему природному положению, Трифон укрепил еще более сложными сооружениями. Сама Триокала, говорят, называется так благодаря трем прекрасным качествам23, которыми она обладает: во-первых, благодаря большому количеству родниковой воды, отличающейся своим сладковатым вкусом; во-вторых, благодаря тому, что прилегающая местность богата виноградными и масличными насаждениями и чрезвычайно удобна для земледелия; в-третьих, благодаря тому, что Триокала была превосходной крепостью, представляя собой как бы огромную неприступную скалу. Этою скалою и всеми окрестностями города, полными всевозможных жизненных припасов, обнеся все это еще раз стеною протяжением в 8 стадий24 и выкопав глубокий ров, Трифон воспользовался для постройки дворца. Он устроил и царское жилище и площадь, которая могла вместить множество народа. Из мужей, отличавшихся рассудительностью, Трифон избрал достаточное число, назначил их своими советниками и пользовался ими как членами совета. При всякого рода переговорах он надевал тогу, окаймленную пурпуром, и широкий хитон, имел ликторов с секирами и все остальное, что составляет отличие и служит украшением царской власти. Против мятежников римский сенат назначил Луция Лициния Лукулла, под начальством которого было14000 римлян и италийцев, 800 вифинцев, фессалийцев и акарнанцев, 600 луканцев, которыми предводительствовал Клептий, хороший командир, известный своей храбростью, и еще 600 других, так что всего у Лукулла составилась армия в 17000 воинов, с которыми он и занял Сицилию. Трифон, освободив Афиниона от выдвинутого против него обвинения, решил воевать с римлянами. Он хотел вести борьбу в Триокале, но Афинион советовал не заключать самих себя в осаду, вести борьбу в открытом поле. Так как взяло верх последе мнение, то рабы расположились лагерем близ Скиртеи в количестве не меньшем 40000 человек. Римский лагерь отстоял от них на 12 стадий. Сначала завязалась частая перестрелка, затем противники построились в боевой порядок. Успех склонялся то на одну, то на другую сторону, и много народу пало с обеих сторон. Афинион, сражаясь во главе отборного отряда всадников в 200 человек, усеял трупами все окружающее его пространство, но, раненный в оба колена, он, после того как получил еще и третью рану, выбыл из строя. Поэтому рабы пали духом и обратились в бегство. Афинион, притворившись мертвым, остался незамеченным среди трупов, и в наступившую ночь скрылся. Римляне одержали блестящую победу, так как бежали и войска Трифона и он сам. Много народу было изрублено во время бегства, так что общее число убитых было не менее 20000. Остальные под покровом ночной темноты бежали в Триокалу, хотя претору было бы легко уничтожить и этих, если бы он их преследовал. Рабы настолько пали духом, что решили было вернуться к господам и отдаться на их милость. Однако победило мнение тех, которые предлагали бороться до последней капли крови и не сдаваться врагам. Через 9 дней явился претор, с намерением осадить Триокалу. То причиняя урон врагу, то сам неся потери, он в конце концов отступил, так как силы его уступали силам мятежников, и последние снова подняли голову. Из всего того, что было необходимо сделать, претор ничего не выполнил либо по собственному бездействию, либо за взятку. За это впоследствии он был предан римлянами суду и наказан. Преемник Лукулла, претор Гай Сервилий, также не совершил ничего достойного упоминания. Поэтому и он, подобно Лукуллу, впоследствии был присужден к изгнанию. После смерти Трифона преемником его власти делается Афинион. Он без всякого противодействия со стороны Сервилия, с одной стороны, осаждал города, а с другой — смело опустошал всю страну и овладел многим.

Текст приводится по изданию:

Хрестоматия по истории древнего Рима / Под ред. С.Л. Утченко. М., 1962. Разд. 3. С. 203–209.

Диодор Сицилийский «Историческая библиотека»



Скачать документ

Похожие документы:

  1. План выпуска литературы для вузоп п техникумов изд-ва на 1970 г. Позиция. V

    Документ
    Природные условия Апеннинского полуострова более благопри-ятны для развития человеческого общества, чем многие из соседних областей Средиземноморья. Еще в глубокой древности греки стали называть его Италией.
  2. Примерный план легенда об основании Рима. Общественный строй Рима в эпоху царей. Реформы Сервия Туллия

    Документ
    3. Плутарх. Сравнительные жизнеописания / Пер. под ред. С.П. Маркиша, С.И. Соболевского, М.Е. Грабарь-Пассек. Т. I–III. М., 1961–1964. Биографии Ромула и Нумы.
  3. Семинарским занятиям по дисциплине «История» подготовлены на основании следующей литературы: Всемирная история: Учебник для вузов (10)

    Семинар
    Первобытная эпоха человечества. Варианты периодизации древнейшей истории. Палеолит, мезолит. Переход от присваивающего хозяйства к производящему. Неолит.
  4. Книга является описанием действий и роли ввс в военном поражении и оккупации Абиссинии. Автор делает ряд выводов по использованию ввс в будущей войне и поднимает некоторые вопросы в порядке обсуждения. Книга рассчитана на начальствующий состав ркка

    Книга
    Татарченко Е. Воздушные силы в итало-абиссинской войне. М.: Воениздат, 1940. — 196 с. Тираж не указан. Сдано в производство 9/VI-39 г. Цена 4 руб. 40 коп.
  5. Дидактические игры на уроках истории

    Урок
    Игра – это естественная для ребёнка форма обучения. Она – часть его жизненного опыта. Передавая знания посредством игры, педагог учитывает не только будущие интересы школьника, но и удовлетворяет сегодняшние.

Другие похожие документы..