Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В начале 1920-х гг. благодаря немногим уцелевшим с дореволюционного периода энтузиастам и любителям старины, в СССР вновь всколыхнулся интерес интелл...полностью>>
'Рассказ'
Настоящий проект является результатом поисково-исследовательской и творческой деятельности учащихся. Каждое поколение отыскивает в давно известных пр...полностью>>
'Документ'
Окончательную победу над терроризмом можно будет праздновать лишь тогда, когда удастся отловить Усаму бен Ладена и ещё одного подлеца, который мочитс...полностью>>
'Пояснительная записка'
По инициативе Губернатора Алтайского края А.Б. Карлина 2009 год объявлен «Годом В.М. Шукшина на Алтае» в честь 80-летнего юбилея нашего земляка - изв...полностью>>

Приложения А

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Россия может в ближайшие полтора десятилетия принять несколько миллионов мигрантов из этих стран — как на постоянной основе, так и, что более вероятно, в качестве временных работников. Реализация потенциала миграции из стран Средней Азии будет в значительной степени зависеть от политики, которую будет проводить Россия: сохранит ли она нынешний безвизовый режим с указанными странами, станет ли вводить ограничительные квоты, будет ли допускать на свой рынок труда иностранных работников средней и низкой квалификации. Привлечение постоянных мигрантов будет зависеть от степени простроенности иммиграционно-натурализационых каналов, от возможностей, предоставляемых мигрантам из этих стран для интеграции в российский социум.

Все перечисленные условия относятся к уровню федеральной миграционной политики. Именно от нее зависит реализация потенциала миграции из стран Средней Азии.

Что может снижать потенциал миграции в Россию из стран СНГ, в частности — из стран Средней Азии? Прежде всего, (это уже проявляется в полной мере) сокращение численности русскоговорящих в этих странах. В 2003/04 учебном году в Киргизии обучались на русском языке немногим более 20% учащихся, в Таджикистане — несколько процентов31. Без хорошего знания русского языка для мигрантов будут закрыты многие профессиональные ниши, а так же, что не менее важно, существенно затруднится процесс их натурализации и интеграции в социум. Также будет влиять динамика социально-экономического развития этих стран: даже сравнительно небольшое улучшение ситуации на рынках труда, снижение бедности домохозяйств сократит число лиц, желающих выезжать на работу куда бы то ни было, в т.ч. в Россию. Конечно, увеличение заработной платы в России будет служить привлекательным моментом для потенциальных мигрантов, но не для всех.

Серьезно сдерживает миграцию, в особенности людей, обладающих значительным человеческим капиталом, а также стремящихся переехать в Россию на длительный срок или на ПМЖ, распространение ксенофобии в российском обществе, разгул преступности в отношении иностранцев, убийства на почве национальной розни, в т.ч. осуществляемые членами организованных молодежных группировок.

Может показаться, что для развития Иркутской агломерации не столь важно, сколько всего мигрантов могут приехать в Россию, а важно, сколько из них приедет в Иркутскую область. Это справедливо лишь отчасти. В условиях дефицита предложения труда и дефицита трудовых ресурсов крупнейшие городские центры будут нуждаться в стабильно высоком импорте рабочих рук извне. Эти потребности могут быть закрыты двумя способами: либо привлечением на работу и/или ПМЖ жителей других регионов страны, либо привлечением мигрантов из других стран. Если потребности в дополнительных рабочих руках в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге будут закрываться преимущественно за счет иммигрантов, то это даст шанс другим городам удержать своих специалистов «дома», т.к. снизит предложение труда в городах-лидерах.

Но все же за мигрантов из стран СНГ будет развиваться межрегиональная конкуренция. Иркутской области и даже агломерации выдержать ее будет непросто. Душевой ВРП Иркутской области составляет только 0,78 от среднероссийского, отношение душевых денежных доходов к прожиточному минимуму составляет 242% против 283% в среднем по стране. Уровень бедности в области составляет 21,3% против 16,8% в среднем по России32. Область не выделяется ни по доступности жилья, ни особым климатом для малого бизнеса. Как уже говорилось выше, транспортно-географическое положение, скорее, работает против нее.

Согласно данным текущего учета миграции, в 2006 г. в Иркутскую область прибыли всего 0,5% мигрантов из стран СНГ и Балтии, при доле области в населении в 1,8%. Численность привлеченной ИРС из стран СНГ составила в 2006 г. 2,3 тыс. человек или всего 0,23%. В связи с изменением законодательства, регламентирующего положение ИГ на территории РФ, в 2007 г. учет ИРС качественно улучшился, но все равно доля Иркутской области в официально привлеченной ИРС из стран СНГ составила за 8 месяцев 2007 г. 23 тыс. человек или 1,63%. Мало иностранцев получают разрешение на временное проживание. Численность граждан стран СНГ, получивших разрешение на временное проживание в Иркутской области, в 2006 г. составила 1,6 тыс. человек, за 8 месяцев 2007 г. — 1,5 тыс. человек.

Регионы России не имеют возможности вводить собственные правила, касающиеся положения иностранных граждан, получения ими регистрации, разрешения на временное проживание, видов на жительство, гражданства. Все эти вопросы находятся в компетенции федерального законодательства. Однако субъекты Федерации могут участвовать в распределении квот. Руководитель Роструда М.А. Топилин говорит: «Если посмотреть заявки регионов о потребности в привлечении иностранных работников в 2007 году, то увидим, что требуется 500-600 тысяч человек. Эти заявки были сформированы регионами в то время, когда изменения в миграционное законодательство уже были приняты. Это означает, что региональные власти либо не хотят организовывать работу по легализации работников, либо чего-то не понимают. …Если в следующем году регионы опять заявят 500 тысяч человек, то именно такая квота и будет установлена»33. То же касается и других квот. Как показали наши экспертные интервью, миграционная служба не заинтересована в их увеличении, т.к. реальная «пропускная способность» структуры, занимающейся оформлением соответствующих документов, не позволяет это делать: банально не хватает сотрудников и помещений.

Почему-то считается, что регионы могут решить демографическую проблему путем активного участия в программе по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом. Соответствующая программа принята и в Иркутской области. Однако численность переселенцев, планируемых к приему, невелика — 5 тыс. человек на период 2007-2012 гг., в т.ч. на 2007 г. — 568 человек. На наш взгляд, власти подошли к данному вопросу прагматично: по опыту реализации Федеральной миграционной программы в 1992-2001 гг., регионы совместно с федеральным центром взяли на себя много социальных обязательств (в частности — по предоставлению жилья социально слабозащищенным категориям вынужденных мигрантов) и не смогли их выполнить. Данные планируемые объемы по приему соотечественников — это, прежде всего, те объемы, которые могут быть обеспечены без серьезных финансовых затрат и взваливания на региональный бюджет и бюджеты муниципальных образований непосильных обязательств.

Поэтому мы не считаем, что область должна более активно участвовать в программе по содействию переселению соотечественников. Тем более что и без программы в область прибывает и получает регистрацию по месту жительства больше мигрантов, чем предусмотрено программой. Конечно, по гуманитарным соображениям было бы неплохо, если бы хоть часть из них воспользовалась содействием государства в переезде и обустройстве, но кардинального увеличения миграционного притока это не обеспечит. Надо отдавать себе отчет в том, что при таких мерах государственной поддержки в область приедут в подавляющем большинстве лишь те из них, кто и без программы задумывался перебраться в Иркутскую область. Тем более что, если человек собирался приехать в муниципальное образование город Иркутск, поддержки он все равно не получит: программой предусмотрено переселение в гг. Ангарск, Братск, Саянск, Шелеховский и Тайшетский районы34.

Возможные меры по привлечению мигрантов — выходцев из стран СНГ в агломерацию могут быть следующими.

Может показаться, что ресурс мигрантов из стран СНГ в настоящее время велик и не следует предпринимать каких бы то ни было усилий по их привлечению: достаточно только немного приоткрыть ворота… Однако это не так. На масштабное привлечение мигрантов из европейских стран СНГ в восточные районы России и, в частности, в Иркутскую агломерацию уже рассчитывать не стоит. Мы также не рассчитываем на серьезное увеличение миграционного притока зарубежных соотечественников в рамках соответствующей программы.

Поэтому меры по привлечению мигрантов должны быть рассчитаны, прежде всего, на контингент мигрантов из стран Средней Азии, причем мигрантов коренных национальностей этих стран.

Привлечение временных мигрантов

Прежде всего, следует запрашивать повышенные квоты на трудовых мигрантов. Пока этого понимания нет: эксперты из УВФМ по Иркутской области считают квоту на мигрантов из безвизовых стран в 60 тыс. (насколько мы поняли, спущенную из Центра) на область завышенной. По их словам, реально на территории области трудятся до 30 тыс. мигрантов из этих стран. Несомненно, служба провела большую работу, обеспечив многократный рост привлеченной ЛЕГАЛЬНОЙ ИРС — с 2,3 до 23 тыс. По их мнению, в области вся ИРС сейчас занята на легальной основе. В этом можно усомниться: скорее всего, какая-то часть мигрантов до сих пор трудится на нелегальной основе, особенно те, кто занят оказанием разного рода услуг частным лицам (например, по строительству, ремонту).

Наоборот, если общая квота на страну будет снижаться, надо отстаивать квоту на уровне 50-60 тыс., пусть даже она не будет выбрана. Тем более что, если квота в других регионах будет сокращена, возможно, какие-то мигранты переориентируются на Иркутскую область.

Федеральная миграционная политика дрейфует в сторону «зарегулирования» процессов привлечения ИРС, усиления государственного контроля за мигрантами. В ближайшие несколько лет до наступления наиболее острой фазы дефицита трудовых ресурсов государство будет стремиться более четко отслеживать соответствие спроса и предложения на профессиональных рынках труда, отслеживать собираемость налогов и т.п. Некоторые регионы России (Свердловская область, Москва) идут по пути заключения двусторонних соглашений со странами-донорами мигрантов с целью повышения управляемости привлечения иностранной рабочей силы. Возможно, следует подумать о заключении подобных соглашений между Администрацией Иркутской области и Киргизией, Таджикистаном (с Узбекистаном пока вести работу в данном направлении невозможно, т.к. руководство страны не признает наличия трудовой миграции граждан страны). Тем самым область может получить надежный источник рабочей силы средней квалификации, за этим может последовать сотрудничество в профессиональном обучении, обучении языку, развитии социальных гарантий для мигрантов, приезжающих в рамках названных договоров.

Следует создавать инфраструктуру пространственной мобильности: городки для мигрантов, сеть дешевых гостиниц, медицинские учреждения, в которых мигранты могут получить квалифицированную помощь и просто сдать необходимые анализы, курсы обучения русскому языку и деловому этикету. Возможно, как это делается в Екатеринбурге, в Иркутске следует создать миграционный центр, в котором бы оказывался комплекс услуг для тех мигрантов, которые оказались в сложной жизненной ситуации по вине работодателя, или которые прибыли в область и не имеют пока контракта с работодателем.

Не стоит в стороне и бизнес: в последнее время активно создаются посреднические структуры для трудовых мигрантов, прежде всего, из стран СНГ. Эти структуры оказывают платные услуги по подготовке документов, оказанию юридических, медицинских услуг, посредничество при найме жилья, рекрутингу, обучению (например, система RU PASS), пересылке денег. Муниципальные власти должны активно взаимодействовать с такого рода посредниками, прежде всего, чтобы контролировать качество оказываемых ими услуг и, кроме того, использовать опыт этих структур в своей практической работе, делегировать им какую-то часть работы, с которой не справляются государственные учреждения.

Привлечение постоянных мигрантов

Мы рассматриваем привлечение мигрантов на постоянной основе как приоритет в сравнении с временной миграцией. Формально это те мигранты, которые получают минимум разрешение на временное проживание (РВП), а практически — те, кто приезжает в область и города агломерации с намерением остаться на длительный срок (год и более), часто навсегда.

Разрешение на временное проживание дает возможность получить вид на жительство и гражданство. На выдачу РВП устанавливается квота, распределяемая по регионам, и размеры этой квоты невелики (правда, часть мигрантов могут получить разрешение вне квоты). Поэтому именно от числа полученных разрешений на временное проживание зависит конечная «пропускная способность» канала постоянной миграции.

По словам экспертов, ежегодная квота выдаваемых РВП зависит от того, сколько разрешений сумеет оформить ограниченный штат сотрудников УФМС. Кроме того, по опыту изучения других регионов, в т.ч. углубленных бесед с мигрантами, можно сказать, что малые квоты объясняются стремлением отдельных должностных лиц создать искусственный дефицит и затем брать деньги за «встраивание» в квоту. Следовательно, в целях усиления миграционной привлекательности Иркутской области и городов агломерации также следует добиваться увеличения квоты на РВП. Человек, получивший разрешение на временное проживание, автоматически получает разрешение работать на территории того субъекта РФ, где выдано это разрешение.

На наш взгляд, без ограничений разрешение на временное проживание должно выдаваться тем из временных трудовых мигрантов — выходцев из стран СНГ, которые легально работают на территории РФ и Иркутской области и платят налоги. Надежных, репрезентативных данных, позволяющих оценить долю желающих остаться на ПМЖ среди временных трудовых мигрантов не существует даже по России в целом. Но если предположить, что 30-50% из них желают и имеют возможность остаться (есть работа), то региональная квота на разрешение на временное проживание должна быть увеличена в несколько раз.

Важный канал миграции на ПМЖ — учебная миграция (формально временная, но с высокой вероятностью переходящая в постоянную). В настоящее время в отношении учебных мигрантов действует льготный порядок предоставления российского гражданства35. Сейчас в вузах Иркутска обучается примерно 2 тыс. иностранных студентов36, в большинстве вузов их доля не превышает 1% от общей численности обучающихся. Их число растет, но невысокими темпами. Неплохо было бы увеличить число иностранных студентов, в перспективе доведя их долю до 10%. Однако это потребует очень серьезной работы и на уровне администрации вузов, и на уровне администрации муниципальных образований, и на уровне областной администрации, возможно, принятия специальных решений в федеральном центре. Надо иметь в виду, что в сфере образования у вузов Иркутска очень много конкурентов: вузы областных центров по границе с Казахстаном (например, вузы Барнаула), которые имеют более тесные связи с соседями по линии приграничного сотрудничества, активно проводят мероприятия по рекрутингу, привлекают преподавателей из соседних областей и т.п. Всех этих конкурентных преимуществ у Иркутска нет. Вузам, если они серьезно займутся решением этих вопросов, предстоит начинать во многом с чистого листа (единственное преимущество — наличие в вузах Иркутска специальностей, по которым не готовят в других вузах, но эти специальности «погоды не сделают») и предусматривать для иностранных студентов значимые стимулы в пользу выбора вузов городов агломерации в качестве привлекательного места обучения. Эксперты сомневаются, что в нынешней ситуации удастся серьезно увеличить прием иностранцев: это требует больших затрат, а сейчас средства достаются в основном Красноярску.

Повысить привлекательность развивающейся агломерации для мигрантов из стран СНГ может требование региональных властей к милиции и иным правоохранительным органам быть лояльными и корректными по отношению к данной группе мигрантов. Не в смысле, конечно, попустительства противоправным действиям с их стороны, а исключения случаев унизительных проверок и поборов, применяемых к этим мигрантам. Надо более активно противодействовать националистическим группировкам, в т.ч. молодежным. Наконец, следует работать со СМИ, требуя от них объективной и взвешенной трактовки событий, фигурантами которых являются представители мигрантских общин.

Возможности привлечения в агломерацию мигрантов из стран дальнего зарубежья.

Последний источник пополнения населения развивающейся агломерации за счет миграции — иммиграция из стран дальнего, «традиционного» зарубежья. Для России этот источник восполнения потерь от депопуляции до сего времени играет второстепенную роль. Численность иностранцев из стран дальнего зарубежья, получающих в России вид на жительство, составляет ежегодно несколько тысяч человек. Гораздо более заметна роль этих стран в составе привлекаемой ИРС: она составляет примерно половину ее официальных объемов (нелегальных иностранцев из стран дальнего зарубежья в составе ИРС существенно меньше, чем граждан стран СНГ, т.к. контроль за из пересечением границы и пребыванием на территории РФ существенно строже).

Это подтверждают новые данные о численности привлеченной ИРС: если в 2006 г. доля граждан стран традиционного зарубежья в общей численности привлеченной ИРС составляла 47%, то по итогам января-августа 2007 г. их доля сократилась до 13%. По оценкам В.И. Мукомеля, на 2003 г. общая численность трудовых мигрантов из стран традиционного зарубежья составляла 1055 тыс. человек, или 21,6% от их общего числа37.

Потенциал миграции из стран традиционного зарубежья в Россию практически неограничен. В странах Азии и Африки есть достаточно населения, которое могло бы переселиться в Россию при определенных условиях. По показателю душевого ВРП Россия относится к числу среднеразвитых стран, она опережает многие азиатские страны, характеризующиеся избытком рабочих рук.

Иркутская область по душевому ВРП привлекательна для мигрантов из всех перечисленных стран. Ее рассчитанный ВРП по паритету покупательной способности в 2004 г. (7756 долл.)38 был существенно выше, чем ВРП ППС Китая (5896), Филиппин (4614), Индии (3139), Вьетнама (2745), Пакистана (2225), Бангладеш (1870)39. Во всех этих странах есть бедные провинции, в которых ВРП ППС еще ниже приведенных цифр. В Китае, например, это центральные провинции, Внутренняя Монголия.

Понятно, что это грубые оценки, и надо сравнивать конкретные экономические выгоды, которые получат мигранты и их домохозяйства, оценивать потребности локальных рынков труда в специалистах разной квалификации и т.п. Но это базовые показатели, обеспечивающие направленность миграционного градиента сейчас и в перспективе. Не следует ожидать массовой миграции в Россию и в Иркутскую область из стран ЕС, а также из таких стран, как Израиль, США, Канада.

Реальным донором для Иркутской области и развивающейся агломерации может стать Китай, чьи избыточные трудовые ресурсы оцениваются многими десятками миллионов человек. «Разбавить» миграционный контингент китайских граждан могут мигранты из Северной Кореи, Вьетнама. Мигранты из других азиатских стран в России пока экзотика.

Но следует отдавать себе отчет, что Россия и практически все ее регионы (за исключением, пожалуй, Москвы) могут рассчитывать на мигрантов не самых квалифицированных. Наиболее востребованные специалисты (программисты, инженеры и т.п.) уже давно находят себе применение в странах Запада, в т.ч. в США, Канаде, Австралии. Гораздо привлекательнее России для мигрантов из Китая, особенно для жителей южных провинций, выезд в страны ЮВА. Даже специалисты средней квалификации (например, строители) с большим опытом работы не очень охотно стремятся в Россию. Из интервью с экспертом — руководителем крупной строительной кампании в Иркутске: «Сейчас, перед Олимпиадой, в Китае действует правило: квалифицированных рабочих использовать на строительстве олимпийских объектов. Поэтому к нам приезжают зачастую не имеющие опыта работы. Но это ничего, они быстро учатся…».

В вузах Иркутска обучается мало студентов из Китая. Причина — невысокая востребованность дипломов этих вузов в Китае. Образование в Иркутске, по словам самих студентов, имеет смысл получать только тем, кто стремится работать в России. Но они испытывают серьезные трудности с получением разрешения на временное проживание и видов на жительство. В действительности, в Иркутской области за 2005 — 8 месяцев 2007 гг. разрешение на временное проживание в Иркутской области получили 134 гражданина Китая, вид на жительство — 85. А кому захочется жить в стране на «птичьих правах»? Остальные китайцы находятся на временной работе, занимаются бизнесом.

Здесь мы подходим к вопросу: может ли реализоваться потенциал миграции из стран дальнего зарубежья в России и в частности в Иркутской области? Все эксперты, с которыми мы обсуждали вопросы китайской миграции, настороженно относятся к ее перспективам. Причины разные: от претензий к качеству работы китайских строителей и продукции, производимой китайскими овощеводами, до сомнений в желании китайцев проживать в области на постоянной основе, распространенной в их среде психологии временщиков. Часть экспертов вообще отказывались обсуждать эту тему.

Китайцев готовы «терпеть» в качестве временных работников. Укорененное в экспертном сообществе и даже в общественном сознании представление о китайцах как о народе, везде и всюду живущих в своей замкнутой общине в «чайна-тауне», не способствует желанию принимающего сообщества рассматривать китайцев как потенциальных постоянных жителей своего города. Не хотят этого и власти, всячески ограничивая для жителей соседнего государства возможности получения долговременного легального статуса на территории России.

Иными словами, в странах традиционного зарубежья, прежде всего в Китае, потенциал миграции в Иркутскую агломерацию и в Иркутскую область есть. Однако принимающий социум, экспертное сообщество, власти не готовы дать этому потенциалу реализоваться. При большом потенциале миграции главным лимитирующим фактором является ограничительная миграционная политика. При желании властей и консенсусе общества только этот ресурс может обеспечить рост населения агломерации.

Потенциал выезда из Иркутской агломерации и Иркутской области на ПМЖ в страны традиционного зарубежья невелик, т.к. в области немногочисленны представители народов, традиционно формирующих контингенты эмигрантов из России — евреев и немцев. Видимо, невелик и выезд студентов и молодежи в страны Запада, хотя, если судить по опросам, среди российской молодежи такие настроения распространены, но эти намерения редко заканчиваются выездом40. Может показаться неожиданным, но гораздо больше опасности в будущем представляет выезд части молодежи в соседний Китай. Тесные торговые связи двух стран требуют участия не только китайцев в экономике России, но и присутствия россиян в китайских компаниях, в бизнесе. Этот процесс уже идет в приграничных городах Читинской, Амурской областей, Хабаровского края41.

Конкуренции за мигрантов из стран дальнего зарубежья между регионами России практически не существует. Конкуренция может возникнуть за «дефицитный» миграционный ресурс, например, иностранных студентов, если вузы будут развивать данную статью экспорта образовательных услуг. Конкуренция если и существует, то не между регионами России, а между странами, и позиции России здесь, как уже отмечалось, не самые выгодные, даже применительно к миграции из Китая.

Конкуренция между регионами может проявляться следующим образом: если на федеральном уровне будет принято решение о введении страновых квот на иностранных работников (возможно, и на выдачу РВП и видов на жительство), в таком случае регионы станут конкурировать за квоты, обосновывая необходимость привлечения определенного количества иностранных работников.

Возможные меры по привлечению мигрантов из стран дальнего зарубежья в агломерацию

Как уже говорилось, в привлечении мигрантов из стран дальнего зарубежья можно ориентироваться на достаточно определенную группу стран: прежде всего, Китай, а также КНДР, Монголию, возможно, Индию и некоторые другие «нетрадиционные» пока для России страны иммиграции. Надо иметь в виду, что многочисленных устойчивых землячеств, за исключением китайского, на территории области нет; есть опыт многосторонних связей с Монголией (еще советского периода), однако в новой ситуации эти связи в значительной мере утрачены. Кроме того, Монголия не может рассматриваться как страна с потенциально значимой иммиграцией, т.к. она еще больше недонаселена, чем Иркутская область, и, скорее, в будущем сама будет являться страной притока, главным образом из Китая.

Конечно, пока можно говорить лишь о достаточно масштабной временной трудовой миграции из этих стран (Китая). Нам видятся следующие направления работы в данной области:

1. Расширение привлечения ИРС по контрактам с китайскими партнерами. Такие работники позволяют замещать дефицит российской рабочей силы в определенных нишах труда (в частности, хорошо зарекомендовали себя в строительстве, где, по мнению экспертов, производительность их труда существенно выше, чем у россиян, хотя некоторые эксперты говорят о низком качестве отдельных работ, но с этим можно работать). Более широкое использование китайских строителей позволит решить кадровые проблемы в случае серьезного наращивания жилищного, дорожного строительства, что, как уже говорилось, крайне необходимо для развития агломерации. Но эта миграция имеет мало общего с увеличением собственно человеческого ресурса агломерации, т.к. мигранты, прибывающие по контрактам, не желают и не имеют фактически возможности для интеграции в социум.

2. Можно прорабатывать возможности привлечения китайских работников на более долговременной основе, при этом предусматривая их профессиональное обучение, обучение русскому языку и местному деловому этикету. При условии доброй воли всех сторон эти люди впоследствии могут самостоятельно (а не в рамках контрактов на уровне предприятий) выходить на рынок труда, работать в России не в период действия контракта, а на более долгосрочной основе. У них возникнут стимулы к интеграции, и им можно впоследствии давать РВП и встраивать в натурализационно-интеграционный канал. Однако это возможно в будущем и требует большой двусторонней работы, поначалу масштабы такой миграции не будут велики.

3. Определенные перспективы имеет привлечение работников из Китая в туристическую индустрию Прибайкалья, при условии, что эта отрасль будет развиваться планируемыми темпами (выйдет на 1 млн. туристов в год, что потребует дополнительного привлечения занятых, ориентировочно, на 40 тыс. человек). Тем более это актуально, если среди туристов будет много граждан Китая, что, естественно, потребует много обслуживающего их персонала — аниматоров, гидов, беби-ситеров и т.п.

Пока интерес к длительному проживанию в России имеют только китайские мелкие и средние предприниматели, занимающиеся торгово-посреднической деятельностью. В 2007 г. именно по ним был нанесен серьезный удар (вступившее с 15 января в действие постановление правительства РФ 15 ноября 2006 г. № 683 об ограничении деятельности иностранных граждан в розничной торговле), что сделало де-юре невозможным труд мигрантов из Китая на розничных рынках в качестве продавцов. С другой стороны, труд частного предпринимателя — владельца палатки, бизнеса — не запрещен. Более того, у граждан Китая появились дополнительные стимулы получения разрешения на временное проживания, вида на жительство. Однако бизнес без дешевой рабочей силы в качестве продавцов менее выгоден. Т.е. эти меры серьезно затруднили временную коммерческую миграцию граждан Китая и создали новые правила игры для китайского бизнеса в России, в т.ч. в Иркутской области.

Пока рано говорить о действенности предпринятых мер. Возможно, они будут отменены, но возможно, что ограничение на труд иностранцев затронет и какие-то другие сферы приложения труда.

В длительном проживании в Иркутской области и городах агломерации заинтересованы бывшие студенты вузов Иркутска: полученные ими дипломы не имеют большой цены в Китае, но дают возможность работать на китайских предприятиях, сотрудничающих с Россией, действующих в т.ч. в России. Пока можно говорить о нескольких десятках человек в год42, но если привлечение студентов из Китая со временем увеличится, увеличится и этот контингент. Нам представляется, что у этих людей не должно возникать проблем с получением РВП, вида на жительство и гражданства (при их желании).

Дискуссионной видится перспектива создания в пределах агломерации чайна-тауна. Компактное проживание граждан Китая повысит привлекательность агломерации для их соотечественников. С одной стороны, это позволит сделать граждан Китая «невидимыми» для жителей города, но с другой стороны, это не даст возможности китайцам интегрироваться в социум. Какую модель выбрать — решать властям, но надо четко представлять себе все положительные и отрицательные стороны данного подхода.

Вопрос: «строить агломерацию с китайцами или без китайцев» пока имеет скорее ответ «лучше без них». Но как мы ответим на него через 10-15 лет, и не надо ли продумывать какие-то стратегии уже сейчас (вчера) — это отдельный разговор, видимо, выпадающий за пределы данного исследования.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Приложение №1

    Документ
    Информационная справка о деятельности предприятия (чем организация занимается, общее состояние отрасли, к которой относится заемщик, краткосрочные и долгосрочные планы и перспективы развития Заемщика, принадлежность к финансовым группам,
  2. Приложение (3)

    Сочинение
    Всероссийский олимпийский детский конкурс «Олимпийский мир и я», посвященный 100-летию создания Российского олимпийского комитета (да­лее Конкурс) проводится Олимпийским комитетом России (ОКР), во взаимо­действии с органами исполнительной
  3. Приложение 6 к

    Документ
    1. Противодымная защита должна обеспечиваться комбинированным использованием систем приточной и вытяжной вентиляции, противодымных конструкций и средств их управления.
  4. Приложение (4)

    Документ
    Этот устав разработан в соответствии со статьей 13 Закона Украины «Об оздоровлении и отдыхе детей», постановления Кабинета министров Украины от 28 апреля в 2009 г.
  5. Приложение (5)

    Документ
    Юридический адрес ООО «Иванов Иван Иванович», Фактическое нахождение ООО «Иванов Иван Иванович», Генеральный директор: Иванов Иван Иванович , паспорт , проживающего по адресу: .

Другие похожие документы..