Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В этой главе собраны отдельные наблюдения, сделанные нами в последнее время и не вошедшие в наши книги по новой хронологии. Для понимания некоторых р...полностью>>
'Документ'
Эта группа методов объединяет около полутора десятка разно­видностей учебных занятий, в основе которых лежит принцип кол­лективного обсуждения пробле...полностью>>
'Конкурс'
1.2. Организатором Конкурса являются Чувашское региональное отделение Общероссийской молодежной общественной организации «Российский союз сельской мо...полностью>>
'Документ'
Всякий раз, когда мировая история делает важный шаг вперед и преодолевает трудный пе­реход, в дело идут пристяжные лошади: это без­брачные, одинокие ...полностью>>

Приложения А

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

А.5. Демографические ресурсы, возможные к заимствованию (потенциал заимствования)

Для Иркутской агломерации наиболее значимы связи с:

— другими городами и районами Иркутской области;

— другими регионами России, причем связи с регионами, расположенными к востоку от Иркутской области, «работают» на пополнение населения агломерации, а с областями к западу — на отток;

— странами СНГ;

— другими странами (странами дальнего зарубежья).

Рассмотрим последовательно возможности развивающейся агломерации по приему переселенческих контингентов, прибывающих по указанным направлениям, с учетом отдельных «целевых» групп мигрантов.

Возможности по привлечению в агломерацию мигрантов из городов и районов Иркутской области

Возможности Иркутской агломерации по приему мигрантов из других городов и районов области велики, но ограничены следующими обстоятельствами:

— Миграционный потенциал районов и городов области, по всей вероятности, ограничен молодежью в возрасте 15-19(24) года, а также лицами пенсионных возрастов.

— Существует конкуренция за мигрантов с другими регионами страны, прежде всего, Красноярском (к нему в значительной мере тяготеет население северо-западных районов области: Усть-Илимского, Тайшетского, Братского, Нижнеудинского). Кроме того, как показывает анализ миграционных связей в разрезе районов области, они теряют население в обмене практически со всеми регионами страны, даже с городами Дальнего Востока.

— Даже агломерация не даст тех возможностей, которые предоставляют «столицы» (в плане качества жизни, трудоустройства, возможности самореализации) для наиболее амбициозных людей.

— Миграция в Иркутск не позволяет радикально сменить климатические условия проживания, несмотря на то, что юг области в природно-климатическом отношении гораздо более благоприятен для проживания человека, чем северные районы. Иркутск всегда будет уступать в этом плане Краснодарскому и Ставропольскому краям, в какой-то мере — Приморью и Калининграду, ряду других территорий страны.

Тем не менее, агломерация может рассчитывать на ресурс мигрантов из области. Как мы уже писали выше, внеагломерационная зона Иркутской области теряла в межпереписной период 1989-2002 гг. по 10-20 тыс. человек ежегодно, суммарно — порядка 180 тыс. чел., из которых примерно половина — молодежь в возрасте 15-24 лет. Миграционные «приобретения» агломерации будут зависеть от того, какой потенциал миграции будет в других районах и городах области в будущем, а также от возможности самой агломерации конкурировать за мигрантов.

Потенциал миграции. Депопуляция и миграционные потери последних полутора десятилетий существенно сократили население ближней периферии агломерации. Прежде всего, уже сокращаются контингенты молодежи, т.е. наиболее активной в миграционном отношении части населения. На начало 2006 г. численность населения в возрасте 14-15 лет (возраст, еще не затронутый выездом) составляла 54,8 тыс. человек, 6-7-летних было 34,2 тыс., 1-2-летних — 38,5 тыс. человек. Соответственно, к 2015 г. 15-16-летних будет примерно 60% от их нынешней численности, а к 2020 г. — 65-70%. Получается, что при сохранении интенсивности выезда на уровне 1990-х гг. (это, видимо, максимальный уровень) с 2007 до 2020 г. максимальный потенциал оттока населения из других городов и районов области составит около 100-120 тыс. человек, из которых 50-60 тыс. будет составлять молодежь.

Вызовы конкуренции. Согласно прогнозу, опубликованному Росстатом России в 2005 г.19, на обозримую перспективу в Иркутской области сохранится миграционный отток населения в другие регионы страны. Прогноз исходит из предпосылки, что существующие в настоящее время в России направления миграционных потоков сохранятся, а интенсивность миграции будет определяться потребностью в трудовых ресурсах крупнейших городских агломераций Центральной России — Московской и Питерской. С позиций консервативной оценки масштабов иммиграции в Россию20, существующих в стране ресурсов внутренней миграции хватит только на то, чтобы обеспечить поддержание численности трудоспособного населения в регионах двух столиц на примерно стабильном уровне.

Следует иметь в виду, что дефицит рабочих рук будет практически повсеместным, и со временем, если экономика будет расти, он будет усиливаться. Агломерации придется конкурировать за мигрантов из Иркутской области как с названными центрами притяжения всестранового масштаба, так и с такими центрами, как Красноярск, Новосибирск, Томск, возможно, в случае развития участия России в АТР — с Приморским краем, Сахалинской областью.

При таких условиях агломерация может рассчитывать на 25-35 тыс. миграционного прироста за счет внутриобластной миграции, имея в виду, что число мигрантов из области может быть и больше, но они будут в т.ч. восполнять выезд населения из самой агломерации на запад страны.

Оттока населения из агломерации в другие города области опасаться не стоит: и по экономическим, и по природно-климатическим условиям жить здесь предпочтительнее. Мы не исключаем при этом возвратной миграции: выезда специалистов, связанных с особенностями работы в других муниципальных образованиях Иркутской области, выезда пенсионеров, желающих проживать в сельской местности и иметь ренту за оставленную квартиру в городе — но эти потоки будут существенно перекрываться встречным движением.

Возможности по привлечению мигрантов из других регионов страны.

Выше мы характеризовали естественную и достаточно устойчивую зону миграционного «влияния» Иркутской области и агломерации: она минимально распространяется на Республику Бурятию и Читинскую область. Максимально в зону тяготения агломерации может войти также Республика Саха (Якутия), при условии, например, вытеснения русских и других «некоренных» народов из республики (в мягких формах, например, при усилении политики по «коренизации» кадров), или при обострении проблем в социально-экономическом развитии Якутии. В настоящее время Якутия имеет фактически нулевой миграционный баланс с Иркутской областью и очень немного населения отдает агломерации. Это несмотря на то, что в вузах Иркутска обучается много студентов из Якутии, особенно на специальностях, по которым в республике кадры не готовят. Однако, по словам эксперта — проректора одного из ведущих вузов Иркутска: «…по окончании университета почти все эти студенты уезжают обратно в Якутию, там за ними зарезервированы рабочие места, там они востребованы».

Мы не исключаем, что по схожему сценарию может развиваться ситуация и в Бурятии, однако, по всей видимости, эта республика имеет меньше возможностей для быстрого экономического развития, чем Якутия. Кроме того, часть районов Бурятии располагаются в непосредственной близости от агломерации (Окинский, Тункинский, Закаменский и т.п.), они уже своим географическим положением и транспортными артериями завязаны на Иркутск.

И Бурятия, и Читинская область располагаются на Транссибе, а связи по транспортным магистралям очень устойчивы. Причем агломерация выгодно располагается на Транссибе на западе и поэтому получает ощутимые преимущества вследствие «западного дрейфа».

Как и в случае со внутрирегиональной миграцией, миграционные приобретения агломерации за счет внешней по отношению к Иркутской области зоны влияния будут обусловлены потенциалом миграции из городов и районов вышеназванных регионов и конкуренцией за мигрантов, прежде всего, со стороны региональных столиц (Улан-Удэ и Читы), а также других регионов страны.

Потенциал миграции. За 2001-2005 гг. миграционный прирост населения Иркутской агломерации за счет обмена населением с Бурятией составил 2,8 тыс. человек, с Читинской областью — 1,4 тыс. человек. Немаловажно, что прирост был и в городах и районах области, не входящих в агломерацию — 1,5 и 1,2 тыс. человек соответственно. Это только «верхушка айсберга», реальные миграционные приобретения и агломерации, и области, видимо, существенно больше.

За 1991-2005 гг. миграционный прирост Иркутской области только за счет обмена населением с Бурятией составил 10,6 тыс. человек (данные по агломерации за этот продолжительный период отсутствуют). Как мы уже видели на примере городов и районов Иркутской области, не входящих в состав агломерации, за межпереписной период отмечен существенный отток молодежи, выезжающей как в свой региональный центр, так и в города других субъектов РФ. В Бурятии21 ситуация схожая: в 2002 г. молодежь в возрасте 15-19 лет составляет только 68,5% от численности детей в возрасте 1-5 лет в 1989 г., т.е. примерно треть выехала. В Улан-Удэ молодежи 15-19 лет больше на 37,3% чем тех, кому в 1989 г. было 1-5 лет. Из тех, кому в 1989 г. было 10-14 лет (последняя возрастная группа, не подверженная массовому выезду) в «нестоличных» городах и районах республики к 2002 г. остались 67%, а в Улан-Удэ их численность составила 120%.

Улан-Удэ «оттянул» на себя примерно половину 15-19-летних, но к возрасту 25-29 лет (возраст окончательного жизненного определения) в региональной столице осталась примерно четверть «новых» горожан. По всей вероятности, они выехали в другие регионы: по нашим подсчетам, назад они не вернулись. Выскажем предположение, что Улан-Удэ для части мигрантов из других городов и районов республики является окончательным (или долгосрочным) местом проживания, а для другой, примерно равной по численности части — местом временного, промежуточного проживания (например, для получения профессионального образования) с последующими ориентациями на выезд в другие регионы страны.

Естественно, не все мигранты, выезжающие из Бурятии, направляются в Иркутскую область и в города агломерации. Но сильные миграционные связи Иркутской области с Забайкальем — объективная реальность, и они более значимы для регионов, чем связи с другими регионами Сибири вместе взятыми. Так, по данным текущего учета миграции, если в 1991-2005 гг. Бурятия потеряла в миграции с другими регионами страны 53 тыс. человек, то на долю регионов СФО пришлось 20 тыс. потерь, а на долю Иркутской области — 10,6 тыс.

«Временная» миграция из Бурятии завязана на Иркутскую область, видимо, в большей мере, т.к. она осуществляется, прежде всего, на сравнительно небольшие расстояния, без окончательной утраты связи мигранта с местом прежнего проживания.

Читинская область также отдает население Иркутской, но в силу отдаленности роль Иркутской области как региона, принимающего мигрантов, несколько менее значима. Иркутская область и, прежде всего, агломерация, принимали немногим более 10% миграционных потерь Читинской области. Но население Читинской области больше, чем Бурятии, и общий миграционный потенциал области выше.

Суммируя высказанные соображения, можно сказать, что в будущем Иркутская область и, прежде всего, агломерация, минимально могут рассчитывать на 20% мигрантов, выезжающих из Бурятии, и 10% выезжающих из Читинской области. При развитии агломерации доля мигрантов из этих регионов, предпочитающих Иркутскую область всем остальным, может примерно удвоиться.

Это означает, что Иркутская агломерация может принимать 20-40% молодежи из нестоличных районов Бурятии и 10-15% молодежи из Читинской области. Если отталкиваться от данных переписи 2002 г., перспективные приобретения составят 8-16 тыс. молодых людей из Бурятии и до 9-17 тыс. из Читинской области22 на период до 2020 г. Кроме того, за указанное время агломерация может привлечь 3-5 тыс. молодых людей из Якутии.

Конкуренция за мигрантов. Преимуществом агломерации и Иркутской области в целом является слабость региональных столиц и их малая привлекательность для мигрантов даже из «своих» регионов. При этом если Улан-Удэ сохраняет хотя бы роль столицы «всех бурят», то у Читы нет и этого преимущества.

Иркутская агломерация является естественным центром для миграций в регионе Прибайкалья и Забайкалья. Прежде всего, развивающаяся агломерация  это первый крупный центр на пути мигрантов по створу «западного дрейфа» и это первый центр реализации разного рода возможностей. Чтобы мигранты двигались дальше на запад (в Красноярск, Новосибирск, Екатеринбург, Москву), притягательность этих городов должна быть существенно больше: они должны предложить мигрантам что-то, чего нет на пути в Иркутске. На восток современная миграция не направлена, да и ближайшие крупные центры существенно дальше, чем агломерация.

Для выходцев из Бурятии, по-видимому, немаловажно и то, что Иркутская область — район традиционного проживания бурят, территория области ближе по природно-климатическим и ландшафтным условиям к их родине.

Существенную проблему представляет из себя выезд населения из агломерации в другие регионы страны (выше мы рассмотрели направления перетока, который несколько отличается от нетто-миграции всей области). Жители городов агломерации, а также выпускники вузов едут в Москву, Санкт-Петербург и крупные города Сибири и Урала: Красноярск, Томск, Новосибирск, Екатеринбург. Эта конкуренция серьезна и имеет под собой объективные основания: каждый из этих городов по большему числу позиций не уступает агломерации, в чем-то ее превосходит, в чем-то дополняет. Эти центры будут развиваться параллельно с агломерацией, у них есть свои преимущества, и неправильным было бы думать, что, задумав те или иные шаги, мы не можем ждать аналогичных или более сильных от конкурентов. Это не хорошо и не плохо — это реальность. Стоит ли этому противостоять? Позволим привести цитату из статьи видного российского ученого-регионалиста О.И. Вендиной, посвященной стратегиям развития крупных российских городов: «Принципы конкуренции или соперничества между городами за ресурсы развития должны быть заменены принципами кооперирования и многоуровневой координации»23. Ниже мы попытаемся проанализировать, что следует и чего не следует делать для усиления конкурентных преимуществ агломерации на фоне других крупных российских городов.

Для привлечения мигрантов из других муниципальных образований Иркутской области и из других регионов России в развивающуюся агломерацию требуются схожие меры управленческого характера. Рассмотрим их.

Повышение доступности жилья для мигрантов и населения. В ходе наших исследований практики внутренней миграции в России24 нам удалось выяснить, что самым серьезным барьером для внутренних мигрантов является низкая доступность жилья в крупных городах. Заработная плата работников массовых профессий (квалифицированные рабочие, водители, менеджеры по продажам и т.п.) не позволяет приобретать жилье в крупных городах или арендовать квартиру, необходимую для проживания семьи работающего. В этих условиях работник чаще всего приезжает без семьи, проживает либо в общежитии, либо снимает «угол», либо в бытовке на стройке. На таких условиях он может проживать лишь временно, без семьи такой работник «не держится» за работу, и работодатели не вполне склонны им доверять.

Как можно решать эту проблему?

Прежде всего, необходимо строить больше жилья, разного по качеству. В Иркутской области, во многих других российских регионах серьезным лимитирующим фактором для этого является нехватка «мощностей»: цемента, кирпича, строительных организаций (последние не всегда заинтересованы вести жилищное строительство). Иными словами, надо увеличивать предложение на рынке жилья.

Следует развивать кредитные механизмы — от обычной ипотеки до иных схем, в т.ч. по линии работодателей. Пока работодатели готовы оказывать адресную помощь узкому кругу наиболее квалифицированных специалистов (льготные, в т.ч. беспроцентные кредиты, частично погашаемые кредиты). Также формой поддержки работников является строительство жилья силами предприятий (крупных, часто — градообразующих) и продажа его работникам по ценам ниже, чем существуют на рынке (например, такая практика существует на ИРКУТе).

Бюджетникам адекватную поддержку должно оказывать государство, прежде всего, муниципальные власти.

Нужно возрождать систему малосемейных общежитий, причем плату за них работник может делить с работодателем. Такая практика сейчас имеет место в Москве, в Екатеринбурге. Как вариант — развитие системы «доходных домов», специально сдаваемых в аренду, возможно, крупным предприятиям — оптом.

Сюда же можно отнести и развитие посреднических структур: риэлторских контор, фирм, имеющих фонд общежитий.

Обеспечение доступности социальных услуг по месту фактического нахождения человека, а не по месту его постоянной регистрации. Мигранты зачастую сталкиваются с трудностями в получении медицинской помощи (за исключением неотложной) по месту работы. Если человек заболевает, зачастую он должен проходить лечение там, где у него есть регистрация по месту жительства. Имеются сложности с начислением пенсий, пособий. Такие проблемы характерны для временных мигрантов, но эта «временность» может растягиваться на многие годы.

Развитие транспортной системы. Следует улучшать транспортную доступность в пределах области, а также транспортные связи в пределах Байкальского региона: автобусное сообщение (на сравнительно короткие расстояния, при наличии дорог), малую авиацию, экспресс-поезда повышенной комфортности.

Развитие системы образования, повышение ее ориентированности на привлечение абитуриентов, студентов и стажеров из других городов. Это потребует увеличения фонда общежитий (возможно — создание кампусной среды, причем праобраз этого в Иркутске есть — Академгородок вблизи ряда Институтов РАН). Как это ни покажется странным, но части иногородних студентов желательно бы сохранить возможность проживать в общежитии какое-то время после окончания вуза — пока не заведут семью, не встанут на ноги. Например, на условиях коммерческого найма. В 2006/2007 учебных годах в ссузах Иркутска и Ангарска обучались 4,8 тыс. студентов, нуждающихся в общежитии (обеспеченность общежитиями составляла 90%), в вузах — 18,2 тыс. (обеспеченность — 79,7%)25.

Необходимо усиление мероприятий по рекрутингу абитуриентов и стажеров из других городов. Эта работа должна начинаться уже на уровне школ посредством выездных олимпиад, использования механизма ЕГЭ, других мер. Повышать конкурентоспособность вузов Иркутска через повышение качества образования, развитие научно-образовательной базы.

Шире использовать систему образовательных кредитов, развивать гибкие формы оплаты за обучение.

Наряду с высшим, развивать систему среднего профессионального образования, добиваться его тесной связи с потребностями работодателей.

Меры по сдерживанию оттока населения из агломерации не менее важны, чем привлечение населения извне. Ведь, как часто утверждается, выезжают лучшие, а входящий поток по своему качественному составу хуже и не в полной мере компенсирует потери. Это можно сказать и о миграции из России в целом, и из каждого региона, города. Уезжают всегда наиболее активные, и они находят ниши там, где есть возможность реализации их потребностей. Безработные, безынициативные люди обычно никуда не едут, они не рассчитывают на свои силы, боятся перемен, не верят в возможность улучшить свою жизнь посредством выезда в другой город, регион.

Не являясь сторонниками искусственного сдерживания миграции откуда бы то ни было, мы предлагаем не лишать людей выбора, не закрывать перед ними привлекательные места для вселения (снижать действие притягивающих факторов), а повышать привлекательность для проживания самого региона, в нашем случае, развивающейся агломерации.

Что влечет людей: жителей, уроженцев городов агломерации — в другие регионы страны? Мы можем оперировать только общими представлениями, полученными в ходе бесед, экспертных интервью, т.к. специального социологического обследования в работе не проводилось.

Прежде всего, люди социально активные хотят расширения своих возможностей. Те же причины, что влекут в Иркутск жителей малых городов области, выталкивают других, добившихся, по их мнению, «потолка» возможностей для самореализации, к выезду в другие крупные города: Новосибирск, Екатеринбург, Санкт-Петербург, Москву. Значит, надо работать над увеличением возможностей людей к самореализации в развивающейся агломерации. Это могут быть и меры по развитию малого и среднего бизнеса, и привлечение иностранного капитала, и приход крупных российских кампаний, которые не только «принесут» деньги в бюджет, но и создадут иную конкурентную среду: они придут со своими управленческими новациями. Это способствует привлечению топ-менеджеров из столиц, которые способны изменить культуру труда, привить новые стандарты, внести динамизм.

Особенно важно это для амбициозной молодежи, которая является наиболее ценным ресурсом для городов агломерации, и за которую в первые десятилетия наступившего века будет вестись жесткая борьба между работодателями, в силу, прежде всего, ее способностей к инновациям и, конечно же, ее малочисленности.

Для людей 30-40 лет важно, что в агломерации есть будущее для их детей. А это, прежде всего, качественное школьное образование, безопасность26, организация досуга, качественная городская среда. Людям предпенсионного возраста важно, что есть стабильная работа, и их взрослые дети живут неподалеку.

Безусловно, многие люди, никуда не собираясь переезжать, совершают миграцию под воздействием разного рода выталкивающих обстоятельств. Чаще всего это невозможность найти работу по выбранной специальности, потеря работы, источника стабильного заработка и невозможность найти адекватную замену в своем населенном пункте. Чем крупнее город, чем диверсифицированнее его рынок труда, тем меньше население может подвергаться воздействию выталкивающих обстоятельств со стороны социально-трудовой сферы. И с этой точки зрения, развитие агломерации не должно быть однобоким, одноотраслевым.

Почему мы не рассчитываем привлечь в развивающуюся агломерацию мигрантов из западных регионов страны? Считается, что достаточно создать рабочие места, развивать инвестиционную активность, и мигранты вновь поедут, как во времена СССР, в восточные регионы страны. Но в настоящее время это уже не даст должного эффекта: в стране в дефиците не рабочие места, а люди, специалисты. В советские времена в условиях жестко регулируемых государством заработной платы и возможности получения различного рода материальных благ (квартиры, машины, стройматериалы, бытовая техника и т.п.) важным стимулом миграции в восточные регионы страны являлись «северные надбавки» и прочие льготы. В новой ситуации эти стимулы утратили роль: возможность хорошо зарабатывать появилась везде (все зависит от конкретного рабочего места, бизнеса), особенно в крупных городах.

По мнению одного из экспертов27, для того, чтобы привлечь квалифицированных работников, (в частности, строителей) им следует установить заработную плату в 60-100 тыс. рублей. Эти слова не кажутся нам преувеличением: в Москве это уже достаточно распространенное вознаграждение за квалифицированный труд. Многие ли предприятия, в т.ч. вновь созданные с привлечением инвестиций, будут способны выплачивать такую зарплату основному производственному персоналу, а не ограниченному кругу управленцев — топ-менеджеров?

Высказываются также предложения по организации переселения молодежи из республик ЮФО в другие регионы России28, в т.ч. в восточные регионы страны. Эти предложения представляются нам еще более лишенными основания. Плюс его только в том, что при условии успешной реализации это позволит смягчить проблему нехватки рабочих мест в данных республиках. Минусов существенно больше. Во-первых, молодежь из республик ЮФО не очень желает ехать за тысячи километров, предпочтительными для нее являются соседние регионы равнинного Предкавказья: Ставропольский и Краснодарский края, прежде всего. Во-вторых, эта молодежь в большинстве своем достаточно амбициозна, но имеет, что называется, «слабую амуницию»: как и молодежь других регионов страны (даже, возможно, в большей степени), она не склонна к получению среднего профессионального образования, не рассматривает работу на массовых рабочих специальностях в качестве промышленно-производственного персонала как престижную. Наконец, к приему этого контингента мигрантов не готовы ни власти других регионов, ни принимающий социум: антикавказские настроения в последние годы усиливаются.

Возможностей по приему мигрантов из стран СНГ.

Прежде всего, миграция из СНГ имеет возвратный характер: те, кого сейчас принято называть «зарубежными соотечественниками», предпочитают возвращаться в те регионы, откуда в свое время выезжали, где сохранились родственные связи. Из Восточной Сибири, которая сама являлась регионом нового, часто — пионерного освоения, в Центральную Азию и Закавказье не было массовых переселений, соответственно, мала и возвратная миграция.

Удаленность Иркутской области от западных соседей России по СНГ: Украины, Белоруссии, Молдавии — очень велика, не менее удалена область и от Закавказья. Это делает экономически затратными поездки граждан указанных стран в область. Сравнительно близко к Иркутской области расположен Центрально-Азиатский регион, однако гораздо ближе к границам расположены такие центры, как Барнаул, Новосибирск, Кемерово, Красноярск. В зону традиционного миграционного тяготения регионов Восточной Сибири входят Восточный Казахстан и Киргизия, с которыми имеется достаточно удобное сообщение по железной дороге. Однако в настоящее время авиарейсов в/из Иркутска в Казахстан и Киргизию нет, есть только один рейс на Ташкент. Для сравнения: из Новосибирска (Толмачево) и Красноярска (Емельяново) есть авиарейсы в Алматы, Бишкек, Андижан, Душанбе, Худжанд, Ташкент, Астану. Даже из Барнаула самолеты летают в Алматы, Бишкек, Караганду. Иркутск явно проигрывает в транспортной доступности своим западным соседям.

Потенциал миграции. Пик миграции в Россию из постсоветских стран миновал в 1990-х гг. Массовый поток мигрантов в будущем возможно ожидать только из трех стран Средней Азии: Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. По данным демографических прогнозов, численность населения Узбекистана увеличится с 26,2 млн. чел. до 30,7 млн. к 2015 г., Таджикистана — с 6,4 до 7,6 млн., Киргизии — с 5,2 до 5,9 млн.29 Главная причина миграции из этих стран в будущем — быстрый рост молодого трудоспособного населения в сочетании с ограниченными возможностями расширения рынка труда и сокращения бедности домохозяйств. Важно и то, что Россия для этих стран — традиционный миграционный партнер, и в перспективе конкурировать за мигрантов из этих стран с Россией может, пожалуй, только Казахстан (если не брать в расчет «элитную» миграцию, для которой, конечно же, будут доступны и страны Европы, США, ЮВА).

Серьезных расчетов потенциала миграции в Россию из стран СНГ в настоящее время не существует. Прежде всего, по той причине, что с середины 1990-х гг. не велось репрезентативных социологических опросов на данную тему в странах — потенциальных донорах. Исследовательские оценки, опирающиеся на потенциал этнической миграции и демографические расчеты, оценивают максимальный потенциал миграции из стран СНГ до 7-8 млн. человек на ближайшие полтора десятилетия30. В нем этнические русские составят лишь на 3-3,5 млн. человек. Этот максимальный приток обеспечит миграционный прирост населения страны на 300-400 тыс. человек в год.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Приложение №1

    Документ
    Информационная справка о деятельности предприятия (чем организация занимается, общее состояние отрасли, к которой относится заемщик, краткосрочные и долгосрочные планы и перспективы развития Заемщика, принадлежность к финансовым группам,
  2. Приложение (3)

    Сочинение
    Всероссийский олимпийский детский конкурс «Олимпийский мир и я», посвященный 100-летию создания Российского олимпийского комитета (да­лее Конкурс) проводится Олимпийским комитетом России (ОКР), во взаимо­действии с органами исполнительной
  3. Приложение 6 к

    Документ
    1. Противодымная защита должна обеспечиваться комбинированным использованием систем приточной и вытяжной вентиляции, противодымных конструкций и средств их управления.
  4. Приложение (4)

    Документ
    Этот устав разработан в соответствии со статьей 13 Закона Украины «Об оздоровлении и отдыхе детей», постановления Кабинета министров Украины от 28 апреля в 2009 г.
  5. Приложение (5)

    Документ
    Юридический адрес ООО «Иванов Иван Иванович», Фактическое нахождение ООО «Иванов Иван Иванович», Генеральный директор: Иванов Иван Иванович , паспорт , проживающего по адресу: .

Другие похожие документы..