Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
- это современная компьютерная информационная технология, позволяющая объединить в компьютерной системе текст, звук, видеоизображение, графическое изо...полностью>>
'Реферат'
Среди моих сверстников встречаются ребята, которые употребляют в своей речи слова иностранного происхождения. Например: окей, тинейджер, уик-энд, дид...полностью>>
'Документ'
Янина Затуливетер, Евгения Бочкарева, Наталья Лаврова, Олеся Белугина - имена этих спортсменок на слуху. Пензенская школа гимнастики всегда славилась ...полностью>>
'Документ'
Все уже поняли, что сегодня мы собрались, чтобы поговорить о море, о флоте, а точнее – о подводном флоте. В марте 1906 г. были внесены изменения в оф...полностью>>

Чертков Александр Николаевич, старший научный сотрудник отдела правовых проблем федеративных и национальных отношений Института закон

Главная > Закон
Сохрани ссылку в одной из сетей:

<*> СЗ РФ. 2000. N 28. Ст. 3000.

КС РФ отметил, что ранее им уже была сформулирована правовая позиция по вопросу о судебной системе и о праве республик в составе Российской Федерации иметь свои суды (Постановления от 1 февраля 1996 г. N 3-П по делу о проверке конституционности ряда положений Устава - Основного закона Читинской области и от 7 июня 2000 г. N 10-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и комментируемого Федерального закона; Определение от 12 марта 1998 г. по запросу высших должностных лиц ряда субъектов Российской Федерации о проверке конституционности некоторых положений Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации").

Конституция РФ относит к ведению Российской Федерации как судоустройство (п. "о" ст. 71) и установление системы федеральных органов судебной власти, порядка их организации и деятельности (п. "г" ст. 71), так и установление судебной системы Российской Федерации в целом, которая в силу ч. 3 ст. 118 определяется исключительно Основным законом и федеральными конституционными законами. К ведению Российской Федерации относятся также уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство (п. "о" ст. 71).

Вопрос о разграничении компетенции в области установления судебной системы однозначно решен самой Конституцией РФ. При этом не предполагается какое-либо делегирование полномочий Российской Федерации ее субъектам на основании договоров, поскольку на федеральном законодателе во всяком случае лежит обязанность самостоятельно определить перечень всех действующих судов, систему процессуальных инстанций и их компетенцию.

Таким образом, Конституция РФ непосредственно предусматривает существование единой судебной системы Российской Федерации и не предполагает в качестве самостоятельных судебные системы субъектов Российской Федерации. При этом Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ рассматриваются как судебные органы, высшие по отношению к другим судебным инстанциям, осуществляющим судопроизводство соответственно по гражданским, уголовным, административным и иным делам, а также по разрешению экономических споров, и на эти высшие в иерархии федеральных судов органы возлагаются полномочия по осуществлению - в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах - судебного надзора за деятельностью всех судов общей и арбитражной юрисдикции без каких-либо исключений (ст. ст. 126 и 127 Конституции РФ).

Кроме того, гл. 7 "Судебная власть" Конституции РФ, в том числе ее ст. ст. 118, 126 - 128, и гл. 3 "Федеративное устройство", в частности ст. ст. 66, 71 - 73 и 76, устанавливающие разграничение предметов ведения и полномочий Российской Федерации и ее субъектов, конкретизируют положения гл. 1 "Основы конституционного строя Российской Федерации" и находятся с ними в неразрывном системном единстве; все они включены в единый нормативный акт, принятый всенародным голосованием и обладающий высшей юридической силой. Следовательно, проверка ст. 2 комментируемого Федерального закона, по мнению Конституционного Суда, означала бы проверку соответствующих положений Конституции РФ, что недопустимо.

Статья 3. Обеспечение верховенства Конституции Российской Федерации и федерального законодательства

Комментарий к статье 3

1. В части 1 ст. 15 Основного закона установлено, что Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, т.е. федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Федерации и органами местного самоуправления, не должны противоречить Конституции России. Исходя из данного конституционного положения, нормативные правовые акты Российской Федерации и ее субъектов, равно как договоры и соглашения между их органами государственной власти по вопросам разграничения и передачи полномочий, не могут противоречить Конституции РФ, в том числе каким-либо образом перераспределять установленные Конституцией РФ предметы ведения. В случае противоречия Конституции РФ положений соответствующих нормативных актов действуют положения Конституции РФ в силу ее прямого действия.

2. В абзаце 2 п. 1 комментируемой статьи воспроизводятся нормы ст. 76 Конституции России, в соответствии с которыми законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

В соответствии со ст. 76 Конституции РФ федеральные законы имеют прямое действие на территории Российской Федерации и, следовательно, не нуждаются в дополнительном "подкреплении" законами субъектов Российской Федерации. Однако федеральные законы не могут подменять правовые акты субъектов Российской Федерации в силу необходимости детализации норм федерального законодательства применительно к условиям соответствующего субъекта Федерации. Вот почему законодательная система России как федеративного государства имеет два уровня: федеральный и субъектов Российской Федерации. Эти уровни законодательства взаимосвязаны и находятся в системном единстве, что выражается прежде всего в общих целях и принципах, в строгой иерархии нормативных правовых актов, в механизмах предотвращения и устранения юридических противоречий.

Уровни законодательства в нашей стране не должны восприниматься как независимые друг от друга. Ведь попытки их изолированного развития нарушают единство системы законодательства и правовой системы в целом. Кроме того, такой подход может создать превратное впечатление, что наряду с законами федеральными существуют законы как бы низшего уровня - законы субъектов Федерации и, поскольку содержание законов субъектов Федерации не может противоречить содержанию федеральных законов (за исключением предметов ведения субъектов Федерации), они не столь обязательны для исполнения как законы федерального уровня. Тем самым практически создается опасная основа для отрицания принципа обязательности исполнения каждой правовой нормы, изданной уполномоченным на то органом в пределах своей компетенции.

Вместе с тем наряду с попытками преуменьшить роль законодательства субъектов Федерации имеют место и тенденции к гипертрофированному восприятию его самостоятельности. Нельзя согласиться с позицией, что субъекты Федерации сформировали относительно самостоятельные отрасли права. Все отрасли российского права имеют конституционные начала, закрепленные в федеральной Конституции. Отрасли права, отнесенные ее ст. 72 к предметам совместного ведения, состоят как из федеральных нормативных актов, так и из нормативных актов субъектов Федерации и базируются на общем предмете и методе правового регулирования.

3. Правовые акты субъектов Федерации можно рассматривать как структурный компонент правовой системы России. Нормы субъектов Федерации имеют общие черты с федеральными нормами права, которые состоят в схожести структуры, единстве принципов, предмета и метода правового регулирования, одинаковости внешней формы выражения. Вместе с тем нормы субъектов Федерации имеют и ряд особенностей. Они действуют только на территории субъекта Федерации, в их содержании отражается специфика соответствующего субъекта Российской Федерации, они определяются предметом ведения (совместным) субъекта Федерации, а также особенностями предмета и метода правового регулирования.

Следует отметить, что законы субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения являются не столько дополнительным звеном, способствующим созданию комплексного механизма реализации федерального закона, сколько важным элементом самого механизма регулирования в сфере совместного ведения, который снимает известную абстрактность общефедеральных норм, наполняя их спецификой региональной практики правоприменения. В связи с этим одной из основных задач развития законодательства в сфере совместного ведения является гармонизация законодательства субъектов Российской Федерации с законодательством Российской Федерации с учетом их системного характера и относительной самостоятельности каждого.

Гармонизация есть процесс обеспечения согласованности правовых актов, соразмерности объема полномочий принявших их субъектов, достижения целей, заданных государственными институтами. Сбалансированные правовые акты как бы "гасят" одну из причин юридических коллизий и тем самым вносят свой нормативный вклад в процесс устранения коллизий и их последствий <*>. Гармонизация законодательства Российской Федерации и ее субъектов в сфере совместного ведения является одной из важных граней оптимизации системы законодательного регулирования, прежде всего в сфере совместного ведения.

--------------------------------

<*> Тихомиров Ю.А. Коллизионное право: Учебное и научно-практическое пособие. М., 2000. С. 238.

4. Говоря о системе, упор чаще всего делают на такое ее качество, как соподчиненность, иерархичность. Однако применительно к оптимизации системы законодательного регулирования в сфере совместного ведения следует более опираться на такое интегративное качество системы, как "встроенность" в нее элементов, в данном случае "встроенность" законодательства субъектов Федерации в систему законодательного регулирования в сфере совместного ведения.

На сегодняшний день количество законов всех субъектов Федерации, принятых в сфере совместного ведения, во много раз превышает количество федеральных законов в данной сфере. При этом, по подсчетам специалистов, более 4/5 от общего числа законов субъектов Федерации принималось по предметам совместного ведения. В настоящее время количество законов субъектов Федерации по предметам их ведения несколько увеличилось, но все равно большинство их законов регулирует вопросы, отнесенные к совместному ведению. Таким образом, законы субъектов Федерации вместе с федеральным законодательством составляют систему правового регулирования в сфере совместного ведения в Российской Федерации.

5. Процесс определения основных моментов порядка законодательного регулирования в сфере совместного ведения, осуществляемого субъектами Федерации, шел непросто. Конституция не определила, должен субъект Федерации ждать принятия соответствующего федерального закона или вправе осуществлять опережающее регулирование, т.е. принимать законы до принятия соответствующего федерального законодательства в сфере совместного ведения.

С одной стороны, такое право было зафиксировано в протоколе к Договору с органами государственной власти краев, областей и городов федерального значения как составной части Федеративного договора, а затем включено в качестве ч. 4 ст. 84.11 в ранее действовавшую Конституцию.

С другой стороны, после принятия Конституции РФ 12 декабря 1993 г., не включившей это положение, возник вопрос о его действии в отношении субъектов Федерации. Многие субъекты Российской Федерации вновь закрепили в своих конституциях или уставах положение, согласно которому до принятия федеральных законов в сфере совместного ведения субъект Федерации осуществляет собственное правовое регулирование, которое, в случае принятия федерального закона, приводится в соответствие с ним (конституции большинства республик, а также уставы Краснодарского и Ставропольского краев, Иркутской, Курганской, Читинской и ряда других областей). Ряд субъектов Федерации добились официального распространения на них этого правила в договорах с федеральными органами государственной власти (Свердловская область, Удмуртская Республика, Краснодарский край и ряд других субъектов Федерации).

Внести ясность в разрешение данного вопроса удалось Конституционному Суду России. В своем Постановлении по делу о проверке конституционности ряда положений Устава - Основного закона Читинской области от 1 февраля 1996 г. <*> Конституционный Суд вынес заключение о том, что по смыслу ст. ст. 72, 76 (ч. 2) и 77 (ч. 1) Конституции отсутствие соответствующего федерального закона по вопросам совместного ведения само по себе не препятствует законодательному органу субъекта Российской Федерации принять собственный нормативный акт, что вытекает из природы совместной компетенции. При этом после издания федерального закона соответствующий акт должен быть приведен в соответствие с ним, что следует из ст. 76 (ч. 5) Конституции. Это было подтверждено и в целом ряде последующих его решений <**>.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1996. N 7. Ст. 700.

<**> См., например: Постановление КС РФ от 24 января 1997 г. N 1-П по делу о проверке конституционности Закона Удмуртской Республики от 17 апреля 1996 г. "О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике" // СЗ РФ. 1997. N 5. Ст. 708; Постановление КС РФ от 3 ноября 1997 г. N 15-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 2 Федерального закона от 26 ноября 1996 г. "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" в связи с запросом Тульского областного суда // СЗ РФ. 1997. N 45. Ст. 5241; Постановление КС РФ от 9 января 1998 г. N 1-П по делу о проверке конституционности Лесного кодекса РФ // СЗ РФ. 1998. N 3. Ст. 429; Постановление КС РФ от 30 апреля 1996 г. по делу о проверке конституционности п. 2 Указа Президента Российской Федерации от 3 октября 1994 г. N 1969 "О мерах по укреплению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации" и п. 2.3 Положения о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации, утвержденного названным Указом // Вестник КС РФ. 1996. N 3. С. 15 - 23.

Данная правовая позиция легла в основу нормы ст. 12 Федерального закона от 24 июня 1999 г. "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации".

Законодательное оформление данного права субъектов Федерации способствовало развитию регионального законотворчества в конструктивном русле. Ведь решения Конституционного Суда часто не соблюдались, а четкого механизма ответственности за их неисполнение не было установлено. К тому же само по себе право принимать законы по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов не означает, что субъекты Федерации приобретают право устанавливать правила взаимодействия с федеральной властью, ее обязанности и принципы осуществления на территории субъекта Федерации. Регулирование этих отношений в сфере совместного ведения - прерогатива федерального законодателя. Вместе с тем без решения этих вопросов снижалась заинтересованность субъектов Федерации к осуществлению опережающего правового регулирования.

На сегодняшний день п. 2 ст. 3 комментируемого Федерального закона воспроизводит существо правовой позиции Конституционного Суда, но в отличие от существовавшей ранее нормы ч. 2 ст. 12 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" (которой было лишь установлено требование привести законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации в соответствие с принятым федеральным законом) установлен трехмесячный срок приведения нормативных актов субъекта Федерации в соответствие с федеральным законом.

6. Следует подчеркнуть, что механизм опережающего правового регулирования по предметам совместного ведения приобретает актуальность прежде всего в том случае, если Федерация своевременно и должным образом не обеспечила соответствующего регулирования. Проблема пробельности федерального законодательства особенно остро стояла в 90-х гг. прошлого века. Однако пробелы в законодательстве возможны всегда вследствие изменения условий жизни общества. Существует много способов решения указанной проблемы, и в отношении сферы совместного ведения одним из решений является право опережающего регулирования, осуществляемого законодательными органами субъектов Российской Федерации.

7. В различных субъектах Федерации сложилась неодинаковая ситуация в сфере законодательного регулирования. Но в целом следует констатировать, что в наименьшей степени в законодательстве субъектов Федерации регламентированы вопросы утверждения перечней видов имущества, необходимого для осуществления государственных полномочий субъектов Федерации и определения субвенций местным бюджетам для выплаты гражданам адресных субсидий на оплату жилья и коммунальных услуг. При этом зачастую в субъектах Федерации такая регламентация осуществляется не на уровне закона и с нарушением требований федерального законодательства.

Наиболее разработанными в законодательстве субъектов Федерации являются вопросы: социальной поддержки семей, имеющих детей (в том числе многодетных семей, одиноких родителей), малоимущих граждан; поддержки сельскохозяйственного производства (за исключением мероприятий, предусмотренных федеральными целевыми программами); учреждения печатного средства массовой информации для обнародования правовых актов органов государственной власти субъекта Федерации, иной официальной информации. Законодательство по данным вопросам в наибольшей степени соответствует требованиям федерального законодательства.

Следует отметить, что по прошествии более чем двух лет с момента принятия Федерального закона от 4 июля 2003 г., которым были внесены существенные изменения в комментируемый Федеральный закон в части разграничения полномочий, экономических основ деятельности органов государственной власти субъектов Федерации и ряда иных вопросов, работа по приведению законодательства субъектов Федерации в соответствие с требованиями Федерального закона проделана не более чем на половину.

Очевидно, что такого рода недостатки нормативных правовых актов субъектов Федерации, как несоответствие Конституции России и федеральным законам, подлежат устранению путем приведения нормативных актов субъектов Российской Федерации в соответствие с требованиями Конституции и федерального законодательства. Но и само федеральное законодательство должно развиваться, и темпы его развития должны быть если не опережающими по сравнению с законодательством отдельных субъектов Российской Федерации, то хотя бы не отстающими от основной массы субъектов Федерации. Ведь органы государственной власти субъектов Федерации в их нынешнем статусе функционируют почти 10 лет, их деятельность, в том числе и в сфере совместного ведения, стала более целенаправленной, конкретной и эффективной. То, что они опережают федерального законодателя по ряду предметов совместного ведения, объясняется тем обстоятельством, что пробелы в регулировании по предметам совместного ведения острее ощущаются на местах, более существенно сказываются на деятельности органов государственной власти субъектов Федерации. И Федерация должна учитывать это обстоятельство, адекватно отвечать на новую реальность развития законодательства.

8. В пункте 3 ст. 3 комментируемого Федерального закона регулируется ситуация, когда органы государственной власти субъекта Российской Федерации считают федеральный нормативный акт не соответствующим Конституции России и ущемляющим права субъекта Федерации. Употребление в тексте Закона слова "полагает" связано с презумпцией соответствия Конституции России нормативного акта, пока органом конституционного контроля не установлено иное. Это означает, что до вступления в силу судебного решения о признании федерального нормативного правового акта или отдельных его положений не соответствующими Конституции РФ, субъекты Федерации не вправе нарушать требования ст. 76 Конституции и комментируемого Федерального закона. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации должны соответствовать федеральным законам, договорам о разграничении полномочий.

9. С целью разрешения спорной ситуации орган государственной власти субъекта Федерации обращается в соответствующий суд. В комментируемом Федеральном законе неоднократно употребляется данная формулировка, но в правовой системе России существует неопределенность, какой суд правомочен оценивать соответствие нормативного правового акта нормативным актам большей юридической силы.

Обжалование нормативных правовых актов Российской Федерации и субъектов Российской Федерации происходит в судах общей юрисдикции, в том числе в Верховном Суде РФ. Нормативные акты, подлежащие применению в конкретном деле, оцениваются судами общей юрисдикции. Практика такова, что в Верховный Суд и суды общей юрисдикции обжаловано значительное количество федеральных нормативных актов и несколько тысяч нормативных актов субъектов Российской Федерации, из которых многие были признаны несоответствующими актам большей юридической силы, в том числе Конституции РФ.

Решение данных вопросов входит и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации. В соответствии со ст. 125 Конституции и Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ (в ред. от 5 апреля 2005 г.) "О Конституционном Суде Российской Федерации" <*> именно Конституционный Суд разрешает дела о соответствии Конституции России нормативных правовых актов. Данная ситуация породила коллизию в разграничении компетенции Конституционного Суда и судов общей юрисдикции, которая не разрешена окончательно до настоящего времени.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447; 2001. N 7. Ст. 607; N 51. Ст. 4824; 2004. N 24. Ст. 2334; 2005. N 15. Ст. 1273.

В Постановлении от 16 июня 1998 г. N 19-П по делу о толковании ст. ст. 125 - 127 Конституции Российской Федерации <*> КС РФ постановил, что предусмотренное ст. 125 Конституции РФ полномочие по разрешению дел о соответствии Конституции РФ федеральных законов и иных нормативных актов, названных в п. п. "а" и "б" ч. 2 и ч. 4 данной статьи, относится к компетенции только КС РФ. По смыслу ст. ст. 125 - 127 Конституции РФ суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут признавать указанные нормативные акты не соответствующими Конституции РФ и потому утрачивающими юридическую силу; суд общей юрисдикции или арбитражный суд, придя к выводу о несоответствии Конституции РФ федерального закона, не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке его конституционности. Обязанность обратиться в Конституционный Суд РФ с таким запросом, по смыслу ч. ч. 2 и 4 ст. 125 Конституции РФ во взаимосвязи с ее ст. ст. 2, 15, 18, 19, 47, 118 и 120, существует независимо от того, было ли разрешено дело, рассматриваемое судом, отказавшимся от применения неконституционного, по его мнению, закона, на основе непосредственно действующих норм Конституции РФ.

--------------------------------

<*> СЗ РФ. N 25. 1998. Ст. 3004.

Следовательно, если суд общей юрисдикции при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции РФ закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, не обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке его конституционности, то такой процесс применения этого закона означает, по сути, вторжение в сферу конституционного судопроизводства и создает препятствия для реализации гражданами их конституционных прав и свобод, в том числе права на судебную защиту на основе принципа равенства всех перед законом и судом.

Однако позиция судейского корпуса судов общей юрисдикции иная. Суды общей юрисдикции продолжают принимать обжалование не только подзаконных актов, но и законов, а также оценивать их соответствие актам высшей юридической силы, в том числе Конституции РФ. В ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ содержатся оценки соответствия или несоответствия положений федеральных законов и иных нормативных актов, а также нормативных актов субъектов Российской Федерации Конституции России. Практически суды общей юрисдикции внесли весомый вклад в гармонизацию правового пространства России. Однако ситуация осложняется отсутствием специальных процедур в гражданском процессуальном законодательстве.

Таким образом, проблема разграничения компетенции Конституционного Суда и судов общей юрисдикции сохраняется и формулировка "соответствующий суд" может быть истолкована различно.

10. С учетом изложенного высшие органы государственной власти субъектов Российской Федерации могут обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о соответствии федерального закона Конституции РФ, соответствии нормативного правового акта федерального органа государственной власти Конституции РФ, федеральным законам или договорам о разграничении полномочий. В силу ст. 125 Конституции и ст. 84 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" органы законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации обладают правом на обращение в КС РФ с запросом о проверке соответствия Конституции РФ нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними.

Согласно положениям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде РФ является обращение в форме запроса. Основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ закон, иной нормативный акт, договор между органами государственной власти, не вступивший в силу международный договор, или обнаружившееся противоречие в позициях сторон о принадлежности полномочия в спорах о компетенции.

Обращение направляется в КС РФ в письменной форме и подписывается управомоченным лицом (управомоченными лицами). В комментируемом случае такими лицами выступают высшее должностное лицо (руководитель высшего исполнительного органа) или руководитель законодательного органа субъекта Российской Федерации.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. А. В. Мелехин мелехин Александр Владимирович, доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой "Административное и финансовое право" Московской финансово-промышленной академии. Более 25 лет занимается исследование (1)

    Исследование
    Мелехин Александр Владимирович, доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой "Административное и финансовое право" Московской финансово-промышленной академии.
  2. А. В. Мелехин мелехин Александр Владимирович, доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой "Административное и финансовое право" Московской финансово-промышленной академии. Более 25 лет занимается исследование (2)

    Исследование
    Мелехин Александр Владимирович, доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой "Административное и финансовое право" Московской финансово-промышленной академии.
  3. Акими способами благотворная власть ума обуздывала их бурное стремление, чтобы учредить порядок, согласить выгоды людей и даровать им возможное на земле счастье

    Закон
    Правители, Законодатели действуют по указанию Истории и смотрят на ее листы, как мореплаватели на чертежи морей Мудрость человеческая имеет нужду в опытах, а жизнь кратковременно Должно знать, как искони мятежные страсти волновали
  4. Периодические издания, поступившие в Центр правовой информации в 2011 году

    Документ
    Конин В.В. Расширение подсудности суда с участием присяжных заседателей как одно из направлений реализации судебной реформы и формирования гражданского общества 10
  5. Собрание сочинений 52 печатается по постановлению центрального комитета

    Документ
    В пятьдесят второй том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят письма, записки, телеграммы, телефонограммы, написанные в ноябре 1920 — июне 1921 года.

Другие похожие документы..