Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
1. Утвердить прилагаемый план перехода федеральных органов исполнительной власти и федеральных бюджетных учреждений на использование свободного прогр...полностью>>
'Программа-минимум'
1 Федеральные государственные требования к структуре основной профессиональной образовательной программы послевузовского профессионального образовани...полностью>>
'Публичный отчет'
Развитие и совершенствование системы обязательного медицинского страхования является сегодня одним из приоритетных направлений государственной полити...полностью>>
'Библиографический указатель'
20.1Т 19Тарасов И.С. Практикум по экологическому мониторингу для студентов педагогических вузов / И. С. Тарасов, В. И. Мещеряков; СГПИ. - Славянск-на-...полностью>>

Самые сокровенные и безрассудные желания

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

САМЫЕ СОКРОВЕННЫЕ И БЕЗРАССУДНЫЕ ЖЕЛАНИЯ

Роман

Глава 1

Со скамейки, на которой живописно расположились четыре молоденькие, модно одетые девушки, постоянно раздавались взрывы хохота. Девушки обсуждали своих одноклассников, причём, в достаточно жёсткой форме, и беспощадно их высмеивали. Погода стояла великолепная, ласковая и солнечная. Было начало сентября, учебный год только начался, и настроение после долгих летних каникул совершенно не располагало к учёбе.

Надо сказать, что эта разноцветная полосатая скамейка находилась в небольшом скверике, рядом с музыкальной школой, в которой учились четыре красавицы, семнадцатилетние выпускницы специальной музыкальной школы – скрипачка, яркая брюнетка Алёна Боровик; виолончелистка, нежная золотоволосая блондинка с персиковым цветом лица, Маня Слюссарь; альтистка, пикантная рыженькая, с россыпью весёлых веснушек на лице, Леночка Аджемян и пианистка, высокорослая, грубоватая, мощная шатенка, Диана Хомуткова. Они уже давно играли в квартете, который пользовался бешеным успехом у публики и неоднократно побеждал на различных конкурсах. На сцене, в концертных платьях девушки смотрелись очень эффектно, уже не говоря о великолепном качестве исполнения классической музыки.

Подружки вышли подышать воздухом и посидеть на солнышке, потому что дирекция школы пока не нашла преподавателя социологии, которая уже была включена в расписание, и соответственно, в занятиях образовалось «окно». На последней паре должны были состояться такие важные предметы, как гармония и сольфеджио, причём, с новым молодым педагогом, бывшим выпускником школы, который (по слухам) недавно закончил консерваторию, поступил в аспирантуру и устроился на работу в родную школу. Он уже года два проработал на платном отделении с иностранцами (опять же по слухам), поэтому из выпускников его никто не знал или, скорее всего, не обращал на него внимания, когда встречал в школьном дворе или в коридоре. В общем, пока эта была, так называемая, тёмная лошадка. Девушки строили предположения – насколько он хорош как педагог, а главное, как мужчина. В том смысле, что стоит ли в него влюбиться или нет.

-А что, я бы и влюбилась, чисто платонически, - с чувством произнесла Лена, – если он хорошенький. Всё равно мне из наших ребят никто не нравится, а заводить близкие отношения с кем бы то ни было я тупо не хочу. Не привлекает меня пока эта сторона жизни, да и на старшую сестру вдоволь насмотрелась: каждую неделю у неё – новый партнёр. Когда старый парень её бросает, то она ходит вся в слезах и соплях, а потом находит замену и утешается с другим. И так до бесконечности. И что в этом может быть хорошего? Одна грязь. А уж целоваться и вообще бы ни с кем не стала: что хорошего в обмене микробами? Просто гадость.

-Ну, Ленусик, это ты зря так говоришь. Если любишь человека, то это не имеет никакого значения, понимаешь? – выразительно произнесла Алёна. – С такими взглядами тебе только и останется, что в монастырь уйти или стать злобной старой девой.

-Да знаю я, знаю, что вы с Серёгой не только целуетесь. Значит, вам повезло, что вы встретили друг друга. Но не всем же так везёт. Это любовь, о чём тут говорить? А я вот не понимаю таких распутниц, как наша Изка Криворучко. Она в свои восемнадцать уже многих ребят из школы оприходовала, они её и называют нехорошими словами на все буквы русского алфавита. Ну, девы, вы меня понимаете? До всех дошло? Не надо озвучивать? А вы знаете, что она ведёт учёт своим партнёрам? У неё даже есть особая тетрадка, в которой она всё записывает – фамилию и имя, а также количество встреч, и оценивает мужские достоинства своих партнёров. Можете себе такое представить? Вообще-то было бы интересно почитать. Как бы добыть эту тетрадку, как вы думаете? Где она её хранит? Дома или с собой носит? Может, стоит её чем-то отвлечь или дать по голове чем-нибудь тяжёлым, чтобы вырубилась, а в это время обыскать сумку? Или в квартиру её проникнуть, когда дома никого не будет. Подобрать ключи или отмычкой пошуровать. Я такое в кино видела. Это несложно.

-Ну и задатки у тебя, Ленка. Прямо криминал какой-то, - с осуждением сказала Диана. - Насмотрелась ты по ящику всякой дряни – вот в голову и лезет хрен знает что. Тебе бы не на музыканта учиться, а на бандитку. Может, ты не тот путь в жизни выбрала? Подумай на досуге. Ой, а вот и Изка. Легка на помине. Как говорится: вспомнишь чёрта, так он тут же и появится. Срочно переводим разговор в другое русло. Так о чём мы с вами только что говорили? О летнем отдыхе? – и девушки стали громко и старательно обсуждать Ленкину поездку на Кипр с родителями.

-Чао, тёлки! – к скамейке подошла Изабелла – невзрачная тощенькая черноволосая девица, небольшого роста, с мощным бюстом и с необыкновенно кривыми ногами, которые она без комплексов демонстрировала из-под коротенькой юбочки, больше похожей на лоскуток. Количество косметики на её лице превышало все разумные пределы, а туфли на платформе и огромных каблуках поражали воображение. – Ну так что, наш новый гармонист ещё не появлялся? Чё молчите, овцы?

-Это ты о ком сейчас сказала? – спросила Диана и посмотрела на подружек. – Мы не поняли.

-Как это о ком? О нашем Александре Сергеевиче Кошаке, о ком же ещё? Правда, у него прикольная фамилия? Прям, кошак в натуре, гы-гы-гы.

-А откуда ты его фамилию знаешь, откуда у тебя такие сведения? Может, ещё скажешь, что ты его видела?

-Конечно, видела, трындец, - оскалилась Изабелла, продемонстрировав одноклассницам кривые редкие зубы. – Видела и слышала, в отличие от вас, мои дорогие. Буквально вчера вечером, в учебной части. Очень молоденький, совсем зелёненький чел, полненький, с румяными щёчками. Трудно поверить в то, что он бреется. В общем, тот ещё сосунок. Такой муси-пуси – это что-то. Спорим, что через неделю его в постель уложу? Мне это – раз плюнуть.

-Да ладно тебе, Изка. Слишком ты много на себя берёшь. А если он женат или девушка у него есть, тогда что?

-А это неважно, - опять усмехнулась Изабелла, потом достала из сумки смятую пачку, выудила из неё тонкую коричневую сигарету и закурила, выпуская дым прямо на девушек. – Мне-то что до этого? Я за него замуж не собираюсь, он вообще не в моём вкусе, если честно. Это так, из чисто спортивного интереса. Вы же знаете, что я коллекционирую партнёров, чтобы было о чём в старости внукам рассказывать, как моя любимая бабуля Бэлла. Я от неё много интересного о жизни узнала. У Кошака появился реальный шанс занять в моём списке почётное девяносто седьмое место, сразу после Влада. Надоел мне Владик своим занудством и претензиями. Пора его пенделем под зад отправлять на околоземную орбиту.

-А кто у тебя на почётном первом месте, если не секрет, конечно? - презрительно спросила у Криворучко Алёна.

-Да фиг его знает. Давно это было. За эти годы у меня их столько было, этих трахалей, что и не вспомнишь. Хотя вру, они у меня все записаны и пронумерованы, и фотки есть в разных видах, в том числе, и откровенных. А уж видео и вообще завались. Какое там немецкое порно с толстыми тётками, имитирующими оргазм, и примитивными сантехниками, почтальонами и чистильщиками бассейнов, которые только и могут тупо произнести: „Ja, ja, sehr gut“ или „Das ist fantastisch“, - рядом не лежало. А так, наизусть я помню только последних двух – Мартина и Влада. Да, припоминаю-припоминаю, первого, вроде, звали Макс или Стас, а может, Алекс. Неа, сейчас не вспомню. Вот лицо помню и фигуру – такой смазливый брюнетик, с чёрными глазками-маслинами, накачанный. Вроде, бодибилдингом занимался. И было это в Сочи, куда мы с родителями ездили отдыхать лет пять назад, или шесть – не помню точно, в номере отеля. Рассказываю: познакомились мы на пляже. Иду это я, значит, вся из себя такая, в бикини и сумкой через плечо, а он меня останавливает и спрашивает: «Девочка, у тебя закурить не найдётся?», а я уже с десяти лет курила (между нами). Ну, дала я ему сигарету, дала прикурить и сама закурила. Познакомились, подымили, а потом он меня пригласил к себе в номер пивасика попить и начал приставать. Ну, я и осталась. Чё не остаться? Правда? Было бы глупо упускать такой шанс. Я же тогда была совсем мелкой. Кто бы кроме него стал рисковать? Ведь он мог спокойно сесть лет на пятнадцать-двадцать, как педофил. А этому всё было пофиг, по-моему, а может, и влюбился. Так вот женщиной и стала, блин. После первого свидания мы с ним везде ходили вместе, держась за руки, и трахались как кролики, буквально под каждым кустом – приятно вспомнить...

-Ну и ну, - пробасила Диана. Она густо покраснела и растерянно посмотрела на подруг. - Ну и ну, как же это интересно! Сколько тебе лет-то было, Лолита ты наша, нимфетка? Наверное, одиннадцать или двенадцать? А родители твои об этом знали?

-Неа. Это не их дело. И потом, они живут своей жизнью, а я – своей. Они меня вполне сносно обеспечивают, и им за это большое спасибо. Правда, маман хотела бросить работу в отцовской компании и припереться в Москву, чтобы за мной присматривать, но я сразу её укоротила. А знаете чем? Сказала, что если она отхиляет из дома, то нашего богатенького папулю мигом какая-нибудь молодая оторва прихватизирует. У него на работе этих вертихвосток – выше крыши. Маман тогда и призадумалась. Ещё благодарила меня за совет, а я сохранила свободу и независимость. Домработнице доплачиваю, чтобы она родакам про моих мужиков и бардаки в хате не рассказывала. Хорошо я придумала, правда? А что касается секс-партнёров, то я, может, и мемуары напишу лет через пятьдесят, если время будет. Но вернёмся к нашему прикольному Шурику: мне почему-то кажется, что никого у него нет – уж больно он стеснительный, зажатый, закомплексованный. Потому он и вызвал у меня интерес: у меня таких ботаноидов ещё не было. Типаж довольно любопытный. Мне вот что хотелось бы узнать: а каков он в постели, умеет чё или нет, или с ним надо с азов начинать...

-Да ладно тебе, замолчи, нам не надо таких тошнотворных подробностей. Уж как-нибудь без них обойдёмся. Расскажи лучше, какой он, - перебила Изабеллу Маня, которая на дух не переваривала похотливую одноклассницу. У неё всегда возникало чувство отвращения и брезгливости, когда она видела Криворучко. – Ну, какого роста, как одет, блондин или брюнет..., - внезапно она покраснела и вскочила со скамейки, с кем-то здороваясь. Подружки повернули головы в ту же сторону.

-Приветствую вас, милые дамы, - красивым баритоном, довольно строго произнёс высокий светлый блондин с голубыми глазами, лет тридцати, очень элегантно одетый. – Что это вы тут делаете, девицы-красавицы? Почему не на уроке? Прогуливаем? Не забудьте, что у нас сегодня после уроков состоится классное собрание. Надеюсь, что всех вас увижу.

-А мы это, Василиск Петрович, вышли погулять, потому что у нас, это, пока нет педагога по социологии. В расписании – окно. Не в помещении же, это, сидеть в такую погоду, - пролепетала Маня, покраснев ещё больше.

-Ну, тогда понятно, не буду вам мешать, всех благ, - ответил красавец и пошёл дальше.

-Слушай, Маня, ты что, совсем с ума сошла? Разве можно так себя выдавать? Что это ты так покраснела, дорогая? А почему стала косноязычить, как и на его уроках? Выходишь к доске и начинаешь мямлить и сбиваться, хотя материал прекрасно знаешь. А что, если он всё понял? Он же не слепой, в конце концов? - стала отчитывать подругу Алёна, которая давно была в курсе сердечных тайн своей подруги.

-Ничего он не понял, - со слезами на глазах произнесла бедная Маня. – Он меня вообще не замечает. Я для него – пустое место.

-Мань, Алёнка права – это бесперспективняк. Я, как ни старалась к нему подъехать, так он сквозь меня смотрит, как будто я стеклянная, - выпуская дым изо рта, сказала Изабелла. – Ой, здравствуйте, Александр Сергеевич, - вдруг медовым голосом сказала она, глядя куда-то в сторону. Девушки посмотрели туда же и увидели, что к ним приближается симпатичный молодой человек роста выше среднего, плотного телосложения, в стильных очках с затемнёнными стёклами, в светлом костюме, чёрных ботинках и с папкой в руках. Его светлые, модно остриженные короткие волосы эффектно золотились на солнце.

-Здравствуйте, Изабелла, жду вас сегодня на урок. О, вы курите? Не думал, что у вас есть вредные привычки. Курить – здоровью вредить. Бросайте, пока не поздно. Добрый день, девушки, - произнёс молодой человек нежным тенорком, окинув рассеянным взором скамейку и, не останавливаясь, прошёл мимо.

-Девки, это он и есть, - прошептала Криворучко. – Тот самый Шурик Кошак наш новый педагог. Высокий блондин в чёрных ботинках. Я от него балдею, если по-чесноку. Это что-то с чем-то. Полный капец! Клёвый чувак. Согласны? Ну чё, тёлки, молчите, не хотите включить мозг? В расслабоне после лета? Ну и фиг с вами. Этот препод не такой, как наши хамоватые пацаны без комплексов, которые только ржать умеют и руки распускать. С Сахаром не получилось, может, с этим получится. В общем, я пошла, чао-какао. Начинаю охоту, а вы пока подумайте, на что спорим, договорились? Думаю, что я круто разбогатею. Вы же наверняка на него поставите.

-А он хорошенький кошачок, просто мур-мур, - задумчиво произнесла Лена. – Мне понравился...

-Э, нет, стопэ, так дело не пойдёт. Даже и не думай в его сторону смотреть. Пока я пари не выиграю, даже и не мечтай, Ленка, а то волосёнки-то твои все повыдергаю. Раскатала губу, понимаешь. Нет, ну это ж надо! Немедленно закатай губу обратно, ясно? Ты меня знаешь – у меня нет комплексов, могу вломить чисто конкретно. Будешь с фингалом ходить, как Катька в прошлом году. Хотела, коза, у меня Димку отбить. Пипец какой-то! Ой, Александр Сергеевич, подождите, у меня к вам вопрос. Я хотела про учебники спросить..., - и Изабелла, бросив окурок мимо урны, резво заковыляла за Кошаком на гигантских каблуках.

-Он для неё уже Шурик, блин, - пробасила Диана. – А что, девы, я не удивлюсь, если она его действительно оприходует. У неё большой опыт по этой части. Во всяком случае, никто от неё пока не ушёл, кроме твоего историка, Маня. Но этого мэна вообще поленом не прошибёшь – весь в науке. По-моему, он вообще никого вокруг не замечает. Я слышала краем уха, что он скоро кандидатскую защищает, а это значит, мои дорогие, что в школе он не задержится, уйдёт в какой-нибудь универ – помяните моё слово.

-Никакой он не мой, хотя я бы не возражала, - плаксивым голосом сказала Слюссарь. – Я, наверное, скоро умру от любви, а он этого даже не заметит. А если уйдёт из школы, что я буду делать? Я ведь всё лето жила мыслью, что скоро его увижу, ждала осени, а так ... умру, непременно умру, – и она горько заплакала, закрыв лицо руками.

-Не неси чушь, - оборвала её Алёна. – разве можно говорить такие вещи? Это грех. А мне знаете, что интересно – за что это любящие родители наградили нашего красавца-мужчину таким именем? Разве это нормальные люди? А может, они и не люди вовсе, а драконы? Ой-ой-ой, Манька, ты с ума сошла? Разве можно так щипаться? Ну вот, теперь на руке синяк появится, - потирая руку, сказала Алёна.

-А ты не смей про моего Васика такие гадости говорить. У него родители – нормальные люди, профессора, интеллигенты, коренные москвичи с дворянскими корнями, а никакие не драконы. И пришло же тебе в голову такое. Извращенка, вот ты кто, поняла?

-Да я пошутила, глупая. Нет, ну надо же так щипаться. Прямо, гусыня какая-то. Я просто хотела сказать, что назвали бы они, эти профессора с дворянскими корнями, мальчика Василием, всё-таки это хорошее русское имя – Вася, Васёк, Василёк, но Василиск? Уж больно страшноватые аналогии возникают. Может, он такой холодный оттого, что имя обязывает? Ещё спасибо, что дыхание у него не ядовитое или взглядом не убивает, хотя наша Маня уже пострадала от его взглядов, значит, что-то в этом есть мистическое, - сказала Алёна, поспешно отодвигаясь он подружки. – Ой, а скоро и урок начнётся, пошли в школу. Мне интересно, какую тактику изберёт наша кривоножка и кривозубка. Может, у неё есть чему поучиться? А что, не возмущайтесь – она конечно распутница, Мессалина местного розлива, так сказать, но почти любого мужика может охмурить. Это ведь отличное качество для жизни. Представьте себе, что вам кто-то понравился, а внимания на вас он не обращает. И что тогда делать? Сохнуть от любви?.. Погибать?..

-И, тем не менее, Изка при всех своих закидонах – пианистка от бога. Не понимаю, когда она находит время для занятий, но играет просто божественно. Да вы сами это прекрасно знаете, что это я вам рассказываю, - включилась в разговор Лена. – Одно то, что она на спор шпарит в диком темпе все этюды Шопена, один за другим и во всех тональностях, и по нужным нотам - просто чудо. Такое надо в цирке показывать. Какая там Ванесса Мей? Просто жалкая пародия. Изка мне сказала по секрету, что готовится к конкурсу Шопена. Ей бы больше заниматься и прекращать эти оргии по ночам. Тогда она бы стала великой пианисткой.

-Да, действительно, - согласилась Алёна. – Я только не понимаю, как ей удаётся такими маленькими ручками так ловко играть? Вы же видели, какие у неё крошечные пальчики и растяжка небольшая. А садится за рояль – тут тебе и мощь, и эмоции прут, и техника изумительная. Жаль мне её: если она не обуздает свои пороки, то многого в жизни не добьётся.

-Не боись, дорогая моя, у неё папаша богатый, прокормит, если что, - пробасила Диана. – Если он ей много лет шикарную квартиру в центре города снимает, то это тоже чего-то значит. А домработница, которая и квартиру убирает, и продукты покупает, и еду готовит. Наша Изабелла себе даже чашку чая налить не может, а как картошку чистить, так вообще не имеет представления. И ещё – она постоянно на такси разъезжает, а в метро и не спускалась никогда, в отличие от нас – коренных москвичек. Она рассказывала, что отец к восемнадцатилетию хотел купить ей иномарку, но ей, видите ли, лень ходить в автошколу и учить правила, а так уже давно бы на лексусе или порше рассекала по Москве. Эта девочка из провинции в любом случае не пропадёт.

-Девы, так вернёмся же к нашей задумке. Мне кажется, что это неплохая идея – заключить пари, - заинтересованно сказала Лена. – Надо срочно делать ставки. Вы на кого будете ставить – на Изку или на Александра Сергеевича? Давайте, вы пока думайте, а я список желающих составлю и начну баблосы собирать. Мы же не первый раз тотализатор устраиваем, и никогда раньше не проигрывали. Вот выиграем крупную сумму и пойдём кутить в какое-нибудь модное местечко, где золотая молодёжь, блин, собирается. Так на кого будем ставить?..

-Ну, я пока не определилась, - сказала Маня. – Тут надо хорошенько подумать, а для этого хотя бы внимательнее посмотреть на этого Шурика, как Изка его называет. Давайте не будем спешить, ладно?

Подруги с Маней согласились. И действительно – зачем торопиться? Спешка в таком деле ни к чему. Тем более что надо бы и мальчишек подключить к этому процессу – они всегда любят на что-то спорить. Девушки встали со скамейки и неторопливо направились к школьному зданию.

Глава 2

Ещё до звонка класс одиннадцатого «А» был заполнен до предела. Всем было интересно, что же из себя представляет новый молодой педагог. Раньше теоретические предметы у ребят вела дряхлая старушка Мария Николаевна, которая проработала в школе не менее пятидесяти лет. Она играла диктанты мимо нот, теряла тетради с домашними задачами по гармонии, всё время находилась в полусонном состоянии, путала фамилии и имена своих учеников, постоянно болела и в конце прошлого учебного года ушла, наконец, на пенсию, - с почестями, цветами, подарками и значком «за достижения в культуре». Педагоги и ученики вздохнули с облегчением.

Изабелла, как лицо заинтересованное, уселась за первой партой, разложив нотные тетради, ручки и карандаши, и приняла серьёзный, сосредоточенный вид. Выглядело это настолько комично, что одноклассники давились от смеха. Обычно Изочка с комфортом устраивалась на «камчатке» и ложилась на стол, прикрыв глаза, отдыхая после очередной бурной ночи и слегка похрапывая. Учителя её не трогали, ставили натянутые тройки, потому что требовать от неё чего-то было делом совершенно бесперспективным, и с нетерпением ждали, когда же свободолюбивая и непокорная «Кармен» закончит школу.

Квартет подружек продолжал озабоченно шушукаться и рассуждать на тему – на кого ставить и сколько, а две девушки, которые ничего не знали о тотализаторе, – Люба Любавина и Ирэна Румянцева, обсуждали очередную выставку в Манеже, которую успели посетить с утра. Эти девушки выглядели на общем фоне как белые вороны, не сплетничали и не участвовали ни в каких пари, тем более – на деньги. Они тихо презирали одноклассников за их пошлый сленг, за слишком лёгкое отношение к жизни, за секс без любви, за некрасивые поступки. Одноклассники отвечали им тем же: старались лишний раз не обращаться с просьбами к отличницам, чтобы не нарываться на ироничные взгляды и язвительные реплики.

-Чуваки, атас, кошкозавр в коридоре показался, - крикнул Адик Баршай – на редкость некрасивый молодой человек с огненно-рыжей шевелюрой, носом картошкой и наглым лицом, усыпанным веснушками, который стоял в дверях на шухере и должен был предупредить одноклассников о появлении нового педагога. Он быстро прошмыгнул в класс и устроился за последней партой. Изабелла оживилась, быстро достала пудреницу, чтобы проверить макияж и так же быстро сунула её в сумку. Одёрнув кофточку с глубоким декольте, чтобы выглядеть ещё соблазнительнее и подчеркнуть бюст шестого размера, она застыла в ожидании. Выражение её лица стало необыкновенно благостным. Весь класс, исключая Любу и Ирэну, которые были заняты своими делами, дружно хмыкнул, а Криворучко, обернувшись к одноклассникам, скроила зверскую физиономию и показала им кулак. После чего она опять приклеила к лицу идиотскую улыбку.

-Ну, сейчас начнётся цирк, - вполголоса сказал староста класса Алёша Головинский. – Только не надо перегибать палку, друзья. Нам у него целый год учиться. Не надо его уж так пугать, а то сбежит от страха, и нам опять Марьниколавну-тушитесвет-сливайтеводу впарят. Тогда хоть из школы беги.

-Это ты Изке скажи, - вполголоса ответил Алёше Сергей Лузаков, близкий друг Алёны. – Чтобы вела себя приличнее и не устраивала из класса бордель, чтобы стриптиз свой остановила, а то скоро на ней ничего не останется из одежды, и тогда быть беде.

-Так, друзья, все встали, чтобы поприветствовать нового педагога, - скомандовал староста.

В класс деловито вошёл Кошак. Он подошёл к учительскому столу, положил на него журнал и свою папку, после чего обвёл взглядом класс и робко улыбнулся.

-Здравствуйте, ребята. Садитесь, пожалуйста, - приветливо сказал он. – Я – ваш новый педагог по музыкально-теоретическим дисциплинам. Буду доводить вас до...

-инфаркта, - не удержался и сказал Баршай. Но поддержки класса он не дождался.

-...до выпускных экзаменов в школе и до вступительных в консерваторию, - как бы не замечая хамской реплики своего ученика, довёл свою мысль до конца Кошак.

-Здравия желаем, ваше высокоблагородие, господин главнокомандующий, уррааа, - опять выступил несдержанный Баршай, и опять молодой педагог сделал вид, что ничего не услышал. Класс молчал.

-Меня зовут Александр Сергеевич...

-Пушкин, - опять перебил педагога Баршай. На этот раз Кошак остановил строгий взгляд на своём свежеиспечённом ученике и сказал:

-Вы мне льстите, молодой человек. До Пушкина мне далеко, но я буду стараться. А как вас звать-величать?

-Друзья зовут меня Адик, а фамилия моя – Баршай, - встал со своего места Адик. – Там, в журнале я – на вторую букву алфавита.

-Оно и видно, - ответил Кошак, – почему-то я в этом не сомневался, интер нос.

-Какой ещё нос? Вы имеете в виду карлика Носа или мой личный нос? Оскорбляете?

-Да нет, просто «интер нос» на латыни означает «между нами». Вот и всё.

-Так вы что – латынь знаете? – с уважением спросил Баршай. – Мой отец тоже знаток, но он врач, ему это для профессии нужно, а вам-то это зачем? Вы же обычный препод.

Класс нервно хихикнул и застыл в ожидании – что же будет дальше?

-Так-так-так, - сказал молодой педагог, открывая журнал и игнорируя вопросы Баршая. – Так, нашёл – Баршай Адольф. А почему у вас фамилия не Гитлер? – спросил он, глядя в глаза Баршаю и затаив ироничную усмешку. – Она бы вам больше подошла. Уж больно вы агрессивный.

-У моих родителей проконсультируйтесь, меня об этом никто не спрашивал, - огрызнулся Адик. Аналогия с фюрером ему не особенно понравилась.

-В общем, сразу хочу вас предупредить, дорогие друзья, что хамства я не выношу и никому не позволю срывать мои уроки. За это придётся жестоко расплачиваться. Вам всё ясно? Надеюсь, что все вы будете жить по принципу: «ауди, видэ, силэ», понятно?

-А причём здесь аудио и видео, да ещё в силе? – спросил со второй парты Петя Петрухин – мощный шатен, с туповатым выражением лица. – Извините, что я спрашиваю, но мне интересно. Мы что, будем на уроках использовать какую-то технику?

-Молодой человек, моя реплика не имеет никакого отношения к технике. Просто на латыни эта фраза означает: «слушай, смотри и молчи».

-А вы не могли бы записать её на доске? – подобострастно попросил Петя и достал ручку. – Я очень люблю латынь, и давно мечтал выучить несколько афоризмов на этом древнем языке.

-Потом как-нибудь, мой друг, чтобы на это время не тратить, хорошо? После уроков я в полном вашем распоряжении, а пока попрошу вас помолчать.

Класс притих, но Изабелла, которой стало невыносимо скучно молча сидеть за партой, сладко потянулась, вздохнула полной грудью, а потом жалобно застонала на выдохе. Она хотела, чтобы Александр Сергеевич обратил на неё, наконец, внимание.

-Что с вами, Изабелла? Вам нехорошо? Может быть, вам надо выйти? – заботливо спросил Александр Сергеевич.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Само-прояснение self clearing©

    Руководство
    Все коммерческие права сохранены за автором, который в данный момент желает оставаться анонимным, и поэтому пишет под псевдонимом "Пилот". Отдельные люди могут свободно копировать этот файл через Интернет для личного использования,
  2. Игра с воображением Желанное преображение Невыигрышная внешность Нереалистичные представления о дефектах и достоинствах Комплекс внешности "Жертвы моды" Идеалы женской привлекательности Иллюзорные идеалы

    Книга
    занимательные классификации и тесты, философские притчи и реальные жизненные истории делают эту книгу не только полезной в разрешении повседневных проблем, но и весьма увлекательной для чтения.
  3. Елю книга является самым полным на сегодняшний день критическим изданием текстов легендарного Гермеса Трисмегиста ­основателя герметизма и науки древнего Египта

    Книга
    Предлагаемая читателю книга является самым полным на сегодняшний день критическим изданием текстов легендарного Гермеса Трисмегиста ­основателя герметизма и науки древнего Египта.
  4. Своего Святого Духа; но мы не можем считать всемогущие действия Бога правилом для наших действий. В своей абсолютности Он может делать так, как считает лучшим, но мы должны поступать по установленным Им закон

    Закон
    Каждый ремесленник понимает необходимость держать свои инструменты в порядке, потому что "если притупится топор и если лезвие его не будет отточено, то надо будет напрягать силы" (Еккл.
  5. История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно

    Документ
    История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление.

Другие похожие документы..