Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Литература'
В соответствии с Положением о республиканской предметной олимпиаде школьников по кабардинскому и балкарскому языкам и литературам, в целях выявления ...полностью>>
'Документ'
В пособии изложены рекомендации по проектированию кабинетов врачей - специалистов, процедурных, перевязочных, малых операционных, помещения для групп...полностью>>
'Документ'
покойный профессор говорил неохотно даже с близкими людьми (к которым я имел честь принадлежать), поэтому при подготовке рукописи к печати появились ...полностью>>
'Урок'
ЦЕЛЬ УРОКА – выделить причины, приведшие Россию к войне с Францией, проследить основные события на первом этапе войны и найти причины неудач нашей арм...полностью>>

Монография. Кишинэу, 1998. 147 С

Главная > Монография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

CZU 3.43.237 В 98

Бужор В.Г., Гуцуляк В.И. Групповая преступность: методологические основы изучения и классификации. Монография. Кишинэу, 1998.-147 С.

Рецензенты: Еужен Мартынчик, доктор хабилитат права, профессор ULIM.

Владимир Цуркан, первый заместитель министра внутренних дел Республики Молдова.

В монографии, развивая теорию групповой преступности авторы, на основе изучения имеющихся подходов к определению и классификации групповой преступности, опираясь на данные социологии, общей и социальной психологии, исходя из результатов собственных исследований определили критерии классификации групповой преступности и выделили основные параметры, позволяющие в комплексе охарактеризовать ее различные проявления.

Содержащиеся в работе выводы и предложения могут быть использованы не только в учебном процессе при преподавании курсов «Криминология», «Профилактика преступлений», «Криминалистика», «Оперативно-розыскная деятельность». Методика изучения преступных групп, а также теоретическое описание групповых форм преступности могут быть использованы в практической деятельности подразделений и служб ОВД, для изучения состояния групповой преступности, распространенности ее различных форм в республике.

Теоретические выводы могут быть полезны также при проведении в дальнейшем научных исследований проблем борьбы с таким феноменом, как групповая преступность.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3-5

ГЛАВА I

Социально-психологические основы

изучения групповой преступности 6-66

ГЛАВА II

Основания классификации

групповой преступности 67-88

ГЛАВА III

Криминологическая характеристика

криминальных групп 89-113

ГЛАВА IV

Некоторые аспекты борьбы

с групповой преступностью 114-125

СЛОВАРЬ

терминов используемых в работе 126-140

Список литературы 141-146

ВВЕДЕНИЕ

Традиционно, групповая преступность изучалась учеными уголовно-правовой науки в рамках института соучастия. Не обходили, однако, вниманием групповую преступность криминалисты, и криминологи. Различные аспекты совместной преступной деятельности нескольких лиц рассматриваются представителями социологии и социальной психологии. Все их работы, безусловно, обогатили наши представления о групповой преступности, имея большую научную и познавательную ценность.

Не следует, однако, забывать, что абсолютное большинство теоретических исследований относится к прошлым десятилетиям, и их авторы исходили из иной криминологической реальности.

Следует также констатировать, что интерес различных наук к изучению совместной преступной деятельности не привел к окончательному оформлению теории групповой преступности (либо теории преступных групп).

И это, на наш взгляд, не столько из-за разности целей и задач, стоящих перед различными научными дисциплинами, изучающими данное явление, сколько из-за отсутствия единого методологического подхода к изучению совместной преступной деятельности. А то, что цели различных наук отличаются друг от друга не вызывает сомнений. И если, к примеру, уголовное право рассматривает те вопросы совместного совершения преступления группой лиц, которые могут иметь значение для определения ответственности соучастников за совместное преступное деяние и более четкой дифференциацией их вины1, то криминалистика изучает совместную, преступную деятельность с целью разработки рекомендаций по раскрытию групповых преступлений и успешному их расследованию2.

Выделяются и криминологические аспекты изучения групповой преступности, имеющих значение в первую очередь, для организации предупредительной работы.

Говоря о криминологическом подходе, к сожалению, приходится констатировать то же положение в изучении групповой преступности, которое уже отмечалось исследователями ранее, а именно – ограниченность криминологических подходов в изучении совместной преступной деятельности3.

В криминологии, по их мнению, наименее исследованной является групповая преступность, которая в генезисе преступности представляет собой самостоятельное явление, имеющее свои особенности, закономерности и тенденции развития, нуждающиеся в специальном изучении. Отсутствует научно обоснованная классификация групповой преступности.

В криминологии, изучение групповой преступности и преступных групп в основном ограничивалось обобщением демографических, социально-культурных и правовых характеристик участников совместной преступной деятельности и различных признаков криминальных ситуаций, т.е. в основу теоретического анализа групповой преступности, как правило, ставилась отдельная личность, участник групповой деятельности, сама же группа и ее деятельность как целое не получает адекватного освещения4.

Именно, исходя из данных обстоятельств, а также из того, что сегодня как никогда проблема групповой преступности и в теоретическом и в практическом аспекте актуальна, мы и обратились к методологическим аспектам ее изучения.

ГЛАВА I

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ГРУППОВОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Групповая преступность, как объект криминологического исследования и как реальное социальное явление детерминировано сложным переплетением закономерностей самого различного порядка: закономерностями существования преступности как социальное явление, а также закономерностями совместной деятельности и существования малых социальных групп как социально-психологические явления.

Познание названных закономерностей, а также условий, способствующих их реализации – основа и гарантия успеха в борьбе с любыми проявлениями групповой преступности. Вот почему мы и обратились к соответствующим положениям социологии, общей и социальной психологии, которые и должны, на наш взгляд служить методологической базой для выделения и изучения различных групповых форм проявления преступности. Только с их помощью, изучающему групповую преступность можно выяснить следующее: причины и условия объединения в криминальные группы; условия, факторы и обстоятельства, способствующие успешной деятельности групп; механизм объединения разных людей в группы; объединяющие и разъединяющие их факторы; процессы, происходящие в период оформления и структурирования групп; выработку групповых норм; механизм перехода из аморфного образования в преступную группу и преступные организации, т.е. в группу с более высоким уровнем организации; лидерство и его типы в различных группах; групповые формы преступной деятельности, их классификацию и распространенность, корреляцию групповых форм преступного посягательства с теми или иными видами преступности и др.

Прерывая далеко не полный перечень того, что нас может интересовать для понимания сущности групповой преступности и организации успешной борьбы с ней, переходим к ее непосредственному рассмотрению.

Признаки совместности действий

Любые действия, направленные на достижение определенного результата, объективно могут быть выполнены либо одним лицом, либо несколькими лицами совместно. Во втором случае мы говорим о совместной деятельности либо совместности действий, содержание и направленность которых могут быть различными.

Преступная совместная деятельность или совместность преступных действий – лишь частный случай, один из видов совместности действий, а используемые в литературе термины «совместное преступление», «групповое преступление», «соучастие», «совершение преступления несколькими лицами», «совершение преступления сообща группой лиц», «преступное групповое посягательство» и т.п. обозначают, по сути, одно и то же явление. В этом можно убедиться, анализируя и сравнивая между собой признаки соучастия5, определения группового преступления6 преступной группы7, а также социально-психологического определения малой группы8, с признаками совместности действий перечисленными в социально-психологической литературе9.

Ниже мы приводим признаки, присущие, в той или иной мере, любому совместному деянию (в т.ч. и преступному):

а) действие (деятельность) выполняется не одним, а несколькими лицами; отсюда, пространственное и временное соприсутствие участников, создающее возможность контакта между ними, в т.ч. обмена действиями, обмена информацией, а также взаимной перцепции;

б) наличие единой цели – предвосхищение результата совместной деятельности, отвечающего общим интересам и способствующего реализации потребностей каждого из включенного в совместную деятельность индивидов, т.е. достигнутый результат – это плод усилий действующих сообща лиц. Результат есть не только единый для всех, но и желаемый всеми сообща действующими индивидами, которые делают все от них зависящие для достижения именно этого результата;

в) наличие органов организации – и руководства;

г) разделение процесса совместной деятельности между участниками, обусловленное характером цели, средств и условий ее достижения, составом исполнителей, что предполагает взаимозависимость индивидов. При этом совместная деятельность может быть по-разному организована:

  • каждый участник делает свою общую часть работы, независимо друг от друга;

  • общая задача выполняется последовательно, каждым участником;

  • имеет место одновременное взаимодействие каждого участника со всеми остальными;

д) возникновение в процессе совместной деятельности межличностных отношений, образующихся на основе предметно-заданных, функционально-ролевых взаимодействий. Целостная система активности взаимодействующих индивидов выступает как способ реализации совместной деятельности, а сама группа – как совокупный субъект определенного вида деятельности;

е) важным признаком совместности действий является наличие соглашения индивидов действовать сообща (в преступном деянии именно это определяет общность их вины). Соглашение может быть или выражено прямо, путем переговоров, как во время совершения деяния, так и во время, предшествующее совместной деятельности, или же оно может быть выражено только деятельностью, которая служила бы доказательством согласия данного лица участвовать в общей (совместной) деятельности.

Как можно заметить из изложенного выше, признаки, характеризующие совместную деятельность (если к ним добавить еще один – противоправность действий), в то же время общие, также характеризуют «соучастие», «групповое преступление», «преступную группу» и другие перечисленные выше категории.

Однако, знание только этих общих признаков конечно недостаточно для того, чтобы познать такое сложное явление, как групповая преступность, выделить соответствующие критерии классификации и описать различные ее проявления. Как верно отметил Джекебаев, проблема групповой преступности – это не только проблема групповых преступлений, но и проблема преступных групп. Поэтому, по его мнению, «групповую преступность немыслимо понять без изучения феномена преступной группы»10. А этот феномен, добавим мы, в свою очередь нельзя понять без обращения к ряду важных положений социологии, общей и социальной психологии, которые как мы уже подчеркнули и должны лечь в основу познания групповой преступности. Речь идет, в первую очередь, о закономерностях образования и существования малых социальных групп.

В социально-психологической и социологической литературе можно найти огромное количество всевозможных определений «малая социальная группа». Интерес исследователей к той или иной из сторон группового процесса, конечно, влиял на соответствующую трактовку изучаемого объекта. М. Шоу, рассмотрев более полутора десятков определений малой группы, расклассифицировал их по следующим шести категориям в зависимости от подчеркиваемых разными авторами моментов групповой жизни:

1) с точки зрения восприятия членами группы отдельных партнеров и группы в целом;

2) с точки зрения мотивации членов группы;

3) с точки зрения групповых целей;

4) с точки зрения организационных (т.е. структурных) характеристик группы;

5) с точки зрения взаимозависимости;

6) с точки зрения взаимодействия членов группы.

Интересно, что сам М. Шоу основывающиеся в трактовке группы на последнем из выделенных им моментов, определяет группу как «двое или более лиц, которые взаимодействуют друг с другом таким образом, что каждое лицо влияет и подвергается влиянию каждого другого лица»11. Вместе с тем он считает, что, хотя взаимодействие есть существенный признак, отличающий группу от простого скопления людей, тем не менее, важен и ряд других характеристик, а именно:

1) некоторая продолжительность существования;

2) наличие общей цели или общих целей;

3) развитие хотя бы рудиментарной групповой структуры.

К ним следует добавить и такое отличительное свойство группы, как осознание входящими в нее индивидами себя как «мы» или свое членство в группе. При анализе развития групп и их роли в истории человеческого общества было установлено, что главной, чисто психологической характеристикой группы является наличие так называемого «мы чувство»12. «Мы чувство» выражает потребность отдифференцировать одну общность от другой и является своеобразным индикатором осознания принадлежности личности к группе, т.е. социальной идентичности.

Какое же из определений группы примем мы для целей данного исследования? На наш взгляд, нужно подойти к пониманию группы как «общности взаимодействующих людей во имя сознаваемой цели, общности, которая объективно выступает как субъект действия»13, т.е. как такое образование, которое качественно отличается от совокупности составляющих группу индивидов». На это обстоятельство обратил внимание Бехтерев, который еще в 1911 г. писал: «Не подлежит никакому сомнению, что в проявлениях нервно-психологической деятельности групп имеются известные особенности, проистекающие из того, что эта деятельность проявляется не в индивидах, взятых отдельно друг от друга, а в группах и собрания лиц, спаянных определенными интересами и действующих, поэтому сообща, как одно собирательное целое»14.

В соответствии с психологической теорией деятельности15, именно деятельность, ее конкретный вид и формы являются основным интегрирующим фактором и главным признаком любой социальной группы. Т. Шибутани разделяя мнение, что социальную группу нужно рассматривать как состоящую из людей, действующих совместно как единое целое, писал по этому поводу: «При таком понимании обнаруживается много типов человеческих коллективов, располагающихся в ряд, от случайно собравшейся на улице толпы до крупной и хорошо организованной корпорации. Особенно важно, что эти объединения человеческих существ во времени и пространстве характеризуются общими стремлениями; именно это делает социальную группу чем-то большим, чем простой агрегат индивидов. И так, группа может рассматриваться как любое собрание людей, которые включены в последовательную координированную деятельность – в деятельность, сознательно или бессознательно подчиненную какой-то общей цели, достижение которой принесет участникам какого-то рода удовлетворение»16.

И так общее участие членов группы в совместной деятельности обуславливает формирование психической общности между ними: содержание совместной деятельности членов группы опосредствует все процессы внутригрупповой динамики и ведет к обретению группой разнообразных социально-психологических характеристик. Рассмотрению последних, и будет посвящена данная глава.

Предварительно, мы считаем целесообразным подчеркнуть следующее: любые социально-психологические характеристики группы должны преимущественно отражать именно признаки группы как целостной микросистемы социальных и психологических отношений. В особенности это относится к характеристикам сложившейся группы как «совокупного субъекта» деятельности.

Традиционно социальной психологией изучаются, прежде всего, такие параметры группы, как состав группы, ее структура, групповые процессы (группообразование и групповая динамика), групповые нормы и ценности, система санкций.

В свою очередь каждый из названных параметров может быть более развернуто представлен посредством ряда более детальных характеристик. Например, к процессам групповой динамики, можно отнести: а) структурализация группы, ее функционирование, развитие и преобразование; б) формирование функционально-ролевой структуры группы (т.е. процесс распределения ролей и функций в группе и их перераспределение); в) нормообразование, т.е. выработка групповых форм поведения и совместной деятельности, групповых норм и ценностей; г) групповое давление и другие способы регуляции поведения членов группы; д) групповые конфликты; е) сплочение группы; ж) руководство и лидерство; з) принятие групповых решений и др.

Группообразование

Перейдя к более детальному рассмотрению основных социально-психологических характеристик групп, прежде всего, следует ответить на вопрос: какие же факторы лежат в основе возникновения малой социальной группы? Этот вопрос, на первый взгляд, может показаться излишним. Действительно, если исходить из понимания малой группы как своеобразной функциональной единицы в системе общественного разделения труда, как микро ячейки той или иной социальной структуры, то в этом случае ответ оказывается чрезвычайно прост: возникновение малой группы следует интерпретировать как обусловленное запросами общественно-экономического характера, рожденными в недрах социальных институтов и организаций. Иными словами, в логике подобного рассуждения резонно заключить, что причины возникновения малой группы лежат вне ее и вне индивидов, ее образующих, в более широкой социальной системе17.

Подобная точка зрения получила серьезную аргументацию, в литературе, и она, безусловно, справедлива. Вместе с тем анализ возникновения различного рода социальных общностей и, в первую очередь, преступных групп диктует, на наш взгляд, необходимость более широкого подхода при исследовании генезиса малой группы.

Действительно, в реальной жизни мы часто сталкиваемся не только с вышеназванным вариантом возникновения групп. Можно назвать и такой вариант группообразования, когда создание группы есть акт сознательной деятельности одного (либо нескольких) индивида. Тогда этот процесс осуществляется под контролем сознания и воли последнего и направлен на достижение конкретной цели – создание группы (здесь не имеет значения направленность деятельности группы: общественно полезная, нейтральная, либо группа имеет отрицательную социальную направленность).

Кроме вышеназванных вариантов, в реальной жизни встречаются множество общностей, возникших в результате естественного процесса, никем не контролируемого и не направляемого, когда индивиды, первоначально ничем не связанные и составляющие аморфный конгломерат, со временем превращаются в высокоорганизованную социальную группу.

В противоположность естественному процессу группообразования можно обозначить и другой, назовем его «противоестественный».

В данном случае основным и порой единственным фактором образования группы служит принуждение и насилие. Безусловно, чем больше индивидуальные интересы, стремления и ценности «водворяемых» в такого рода социальные общности различаются, тем больше нужно использовать «цементирующего» материала, т.е. насилия для поддержания взаимодействия в группе. Однако отсюда не следует делать вывод, что как только «цементирующее начало» перестает действовать – группа распадается. Это вовсе не обязательно, ведь и естественный процесс группообразования не в обязательном порядке может привести к образованию группы. Это, во-первых.

Во-вторых, как отметил еще Питирим Сорокин, всякое длительное существующее коллективное единство, по мере своего существования, из бесформенного становится оформленным, из нешаблонного-шаблонным, из беспорядочного – упорядоченным из неорганизованного – организованным18. Всякий раз, когда действия повторяются, особенно теми же самыми людьми, появляется тенденция к стабилизации. Повторение закрепляет, фиксирует действия в привычках индивидов. Поскольку люди вновь и вновь вместе решают одни и те же задачи, они начинают полагаться друг на друга. У них развивается чувство взаимной общности (идентификация), и вскоре появляется ощущение, что они связаны определенными обязательствами. Границы группового членства становятся теперь более строгими. Когда все это происходит, разрозненные попытки и стремления участников складываются в систему взаимных ожиданий-требований (экспектаций); вскоре жестко устанавливаются процедуры для приведения к порядку тех, кто отклоняется от норм. Если сформировались все эти шаблоны деятельности, можно сказать, что группа теперь формализована. Иными словами, -возникнув, в группе начинают «работать» уже иные закономерности – закономерности групповой динамики. И если мы говорим о предпосылках образования групп в первом случае, то во втором – о закономерностях развития группы (социальной общности), что не одно и то же. Последнее, мы рассмотрим позже. А пока, выясним наиболее общие предпосылки образования групп, т.е. попытаемся ответить на вопрос: какие же факторы толкают разных индивидов, имеющих различные интересы и цели, к взаимодействию с другими индивидами, к объединению в различного рода социальные общности?

Отвечая на последний вопрос, Сорокин писал о «социализирующей роли космической среды», имея ввиду то, что все факторы и условия, вызывающие пространственное соседство, пространственную близость людей, заставляют сталкиваться и соприкасаться их друг с другом; ряд биологических условий также служат, по его мнению, образованию коллективных единств. Они сводятся к факторам нуждаемости одного организма в другом в силу различных обстоятельств, что заставляет организмы приходить друг с другом в соприкосновенное соседство, встречаться и входить в общение19. Такое соприкосновение диктуется организму необходимостью сохранения последних, сохранения вида и удовлетворения тех биологических потребностей, без удовлетворения которых человеческий организм не может существовать.

Исследователями отмечается также, что в образовании социальных общностей проявляется ряд закономерностей общепсихологического характера.

Особенность темперамента, подвижность или инертность нервной системы сказываются на проявлении общительности. У подвижных людей наблюдается более широкий круг общения, большая активность во взаимоотношениях, легкость в установлении знакомства. У инертных людей наблюдается противоположные особенности общения.

Несомненно, значение и так называемой психологической совместимости, отсутствие ярких выраженных эгоцентрических устремлений отдельных участников группы, способности к сопереживанию и ряда других качеств, оказывающих непосредственно влияние на степень и характер общения людей между собой20.

Однако, несмотря на присутствие вышеназванных факторов в генезисе группообразования, мы прекрасно осознаем, что, конечно же, ни сугубо психологические, как и «не космические», и не биологические моменты оказываются, как правило, доминирующими в процессе образования групп. Тем не менее, мы не можем, если стремимся получить адекватное объяснение феномену группообразования, исключить из поля зрения ни психологический, ни иной другой фактор. Ведущими же факторами в процессе группообразования, по мнению большинства ученых, выступают закономерности социально-психологического характера21.

Сорокин выделяет еще такой фактор, притягивающий индивиды друг к другу как социально-психический мономорфизм22. Сущность последнего в том, что индивиды, сходные друг с другом, взаимопритягиваются. Действительно, как известно, предпосылкой общения и образования различного рода социальных групп служит сходство индивидов в чем-то (общность). А сходство индивидов в каком-то отношении, отмечал Сорокин, влечет за собой сходство их интересов в данном отношении, сходство их стремлений и деятельности в этой сфере, т.е. служит условием их сцепления и объединения в одно целое. В другом месте он развивает эту мысль «...сходство лиц в интеллектуальном отношении, в общем и целом солидарных друг с другом непреднамеренно, вызывает единство действия, сходные акции и реакции с их стороны, иными словами, это сходство заставляет их стремиться друг к другу, одинаково мыслить и желать, одинаково веровать и действовать»23.

Общность служит не только условием общения и важнейшей предпосылкой группообразования не только фактором разграничения, отличия ее от других общностей, объединяющих иных индивидов с иными интересами и целями, но как мы увидим из дальнейшего изложения, общность и служит фактором развития группы.

И, наконец, необходимо подчеркнуть, что факторы, побуждающие индивида к вхождению в ту или иную группу не исчерпываются единственно лишь системой его потребностей, интересов и ценностей, но включают и ряд переменных, например: социальный опыт индивида, сформировавшуюся у него самооценку, ожидания, связанные с предстоящим групповым членством, особенности группы будущего членства с точки зрения ее целей и специфики деятельности и т.п.24

Мы обрисовали предпосылки группообразования. Но, как уже мы подчеркнули выше, раз возникнув, малая группа начинает жить уже по другим закономерностям, отличающимся от закономерностей группообразования.

Перед нами вновь вопросы: каким окажется дальнейшее течение жизни в малой группе, как и посредством чего, будет разворачиваться процесс групповой жизнедеятельности? Каковы механизмы, обеспечивающие превращение в процессе совместной деятельности реальной и первоначально диффузной группы в объединения взаимодействующих лиц, представляющие собой группы определенного уровня развития?

На эти вопросы мы находим различные ответы в социально-психологической литературе.

Однако при всем многообразии имеющихся точек зрения на характер развития группы в них (в точках зрения) мы находим достаточно много общего, а это общее в совокупности своей позволяет составить довольно-таки широкую картину процессов происходящих в возникшей общности.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Національна академія внутрішніх справ навчально-науковий інститут права та психології навчально-методичні матеріали з навчальної дисципліни «міжнародне право»

    Документ
    Сучасний розвиток міжнародних відносин характеризується новими підходами до вирішення глобальних проблем у світі, а міжнародне співтовариство стає більш консолідованим у розв'язанні проблем і визначенні співпраці держав.
  2. Конституция Республики Молдова от 29 июля 1994 г гарантирует каждому человеку основные права и свободы, среди которых на первое место поставлены право на жизнь, физическую и психическую неприкосновенность статья

    Статья
    Конституция Республики Молдова от 29 июля 1994 г. гарантирует каждому человеку основные права и свободы, среди которых на первое место поставлены право на жизнь, физическую и психическую неприкосновенность (статья 24) и право на охрану
  3. Київський національний університет внутрішніх справ на правах рукопису Карпов Никифор Семенович

    Документ
    Актуальність теми. Історія злочинності – це одна зі складових історії розвитку людського суспільства. Його соціальне й економічне перетворення завжди спричиняло зміну злочинності, якісне удосконалення способів і засобів вчинення злочинів.
  4. Universitatea de stat din moldova (4)

    Документ
    Lista comunicărilor ştiinţifice prezentate la manifestări internaţionale, publicate ca rezumat (1-3 pagini). În această listă se vor include şi exemplarele semnal apărute în străinătate.
  5. Национальные библиотеки государств участников содружества независимых государств

    Обзор
    Данное информационно-справочное издание отражает деятельность национальных библиотек в соответствии с проблематикой ежегодных совещаниях директоров национальных библиотек стран СНГ.

Другие похожие документы..