Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Исторически сложилось так, что длительное время на рынках экономически развитых стран преобладали многочисленные и относительно небольшие предприятия...полностью>>
'Программа'
Программа составлена на основании паспорта научной специальности 02.00.04- Физическая химия, в соответствии с Программой-минимум кандидатского экзаме...полностью>>
'Урок'
Современный урок – понятие многогранное. Это и логика изложения, и разнообразие дидактического материала, и организация работы учащихся, и постоянные...полностью>>
'Закон'
Маристат информирует: в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2007г № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Фед...полностью>>

Материалы ХХXV самарской областной

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

материалы

ХХXV САМАРСКой ОБЛАСТНой

СТУДЕНЧЕСКой НАУЧНой КОНФЕРЕНЦИи

Посвящается памяти члена-корреспондента РАН

профессора Д.И. Козлова

ЧАСТЬ II

Гуманитарные науки

14 – 24 апреля 2009 года

САМАРА 2009

министерство спорта, туризма и молодежной политики

самарской области

гу СО «агентство по реализации молодежной политики»

СОВЕТ РЕКТОРОВ ВУЗОВ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ

САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СОВЕТ ПО НАУЧНОЙ РАБОТЕ СТУДЕНТОВ

материалы

ХХXV САМАРСКой ОБЛАСТНой

СТУДЕНЧЕСКой НАУЧНой КОНФЕРЕНЦИи

Посвящается памяти члена-корреспондента РАН

профессора Д.И. Козлова

ЧАСТЬ II

Гуманитарные науки

14 – 24 апреля 2009 года

САМАРА 2009

секция российской и зарубежной истории

УПРАВЛЕНИЕ СЕВЕРНЫМ КАВКАЗОМ В СЕРЕДИНЕ XIX ВЕКА

Плетнёва В.Н., научный руководитель проф. Кабытова Н.Н.

(Самарский государственный университет)

Кавказ окончательно был присоединен к Российской империи в результате длившейся почти 50 лет Кавказской войны (1817-1864 гг.). К 1840-м годам стало ясно, что пути скорейшего покорения Кавказа необходимо искать не только в сфере военной, но и в сфере организации управления. Конечной целью Российской власти было полное включение Кавказа в общеимперскую администрацию, судопроизводство, законодательство. Но в силу многих причин (слабый уровень развития государственности на Северном Кавказе, многонациональность и многоконфессиональность населения, сохранение сильных позиций адата и шариата) сделать это сразу было нельзя. Необходимо было найти переходную форму управления, которая должна была решить две основные задачи: завершить военное покорение Кавказа и организовать гражданское управление. Такой формой стало Наместничество Кавказское, учрежденное 19 февраля 1844 г. и получившее статус высшего государственного органа власти на Кавказе, совмещавшего административные, военные и гражданские функции.

Наместнику предоставлялись большие права и широкая компетенция. Первоначально в число основных задач, поставленных перед институтом Кавказского Наместничества, входило: организация военных действий, управление горскими обществами и подавление их вооруженных выступлений в случае неповиновения российским властям.

Наместнику принадлежали права, входящие в компетенцию соответствующих министерств, а правительственные ведомства лишались административного контроля над его деятельностью, что давало ему возможность при необходимости апеллировать непосредственно к самому императору. Наместнику предоставлялись также широкие военные полномочия – одновременно он являлся главнокомандующим Кавказской армией.

Особо стоит подчеркнуть, что без согласия Наместника не могло быть исполнено ни одно распоряжение центральных органов власти, часто проявляющих некомпетентность в вопросах управления Кавказом. Наместнику, имевшему в своем аппарате высококвалифицированные кадры, хорошо знавшие местные условия, традиции горцев в силу своей длительной службы, разрешалось приостанавливать действие министерских распоряжений, признанных им нецелесообразными, о чем ставился в известность председатель Кавказского комитета.

Все важные вопросы, связанные с изменением административно-территориального деления Кавказа и управления горскими народами, а также проекты по экономическому развитию края, Наместник представлял на разрешение и утверждение председателя Кавказского комитета. Последний, используя свои полномочия, распределял полученную информацию, учитывая степени ее важности, по следующим инстанциям: император, Кавказский комитет, министерства. Однако не исключались случаи, когда Наместник мог сам обратиться по интересующим его вопросам непосредственно в министерства, минуя председателя Кавказского комитета.

При Наместнике, согласно Указу от 9 февраля 1846  г., учреждалась Особая гражданская канцелярия, заменившая Канцелярию Главного управления. В ней были сосредоточены все ведомства гражданского управления по Кавказской области и Закавказскому краю (финансовое, судебное, сельскохозяйственное, горного производства и т. д.). Во главе гражданской канцелярии находился директор, основными функциями которого являлся контроль за своевременным поступлением в канцелярию нужных сведений и справок от различного рода чиновников и их редактирование. В итоге вся полученная корреспонденция направлялась непосредственно к Наместнику, который был вынужден ее рассматривать и принимать решения, тем самым, выполняя функции распорядительной и исполнительной власти.

Таким образом, наместничество явилось чрезвычайной в условиях военного времени и переходной к общеимперской формой управления Кавказом. Основными чертами наместничества явились:

-  сосредоточение почти неограниченной военной и гражданской власти в руках одного человека – наместника кавказского;

-  невмешательство во внутренние дела горцев (т.к. наместник представлял лишь верховную российскую власть, а населению были предоставлены широкие права самоуправления).

Выполнив свою основную задачу – сохранение Кавказа в составе Российской империи – наместничество было упразднено Александром в 1882  г., открыв дорогу введению общегражданского управления в этом регионе.

РАЗВИТИЕ АВТОМОБИЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В СССР В 30-е ГОДЫ

Берсенев В.С., научный руководитель доц. Прокофьева Е.Ю.

(Тольяттинский государственный университет)

Автомобильная промышленность России в своем становлении прошла три стадии: единичное (штучное), серийное и массовое производство. Во времени эти стадии заняли отрезок длинною примерно в 30-35 лет, причем следует заметить, что внутри данного временного отрезка имелись существенные разрывы, вызванные поражением в первой мировой войне, революционными событиями 17-го года и гражданской войной.

Единичное производство было освоено в России до 1917 г. До недавнего времени было широко распространено мнение, что в имперской России автомобильной промышленности не существовало. Однако некоторые данные исторической науки позволяют нам не быть столь категоричными.

Одна из первых попыток организации производства отечественных автомобилей была предпринята в 1901 г. в Петербурге. Здесь, на Выборгской стороне (Сампсоньевская набережная, дом 3), еще в 1852 г. был построен Машиностроительный, чугунолитейный и котельный завод Г.А. Аесснера. В 1901 г. завод «Аесснер» бросил ставшее невыгодным производство паровых машин и котлов и заключил с немецкой фирмой «Даймлер» договор о производстве по лицензии двигателей внутреннего сгорания и автомобилей. Но не «мерседесов», которые выпускали ее заводы в Бад Каннштадте и Штутгарте, а сравнительно малоизвестных моделей, сконструированных русским инженером Борисом Григорьевичем Ауцким на предприятии «Ма-риенфельде моторенфабрик» в Берлине. Последнее в 1902 году стало даймлеровским филиалом, а сам Ауцкий одним из руководителей правления фирмы.

Относительно качественного роста можно заметить, что по сравнению с первым годом второй пятилетки заводы Советского Союза выпустили в 1937 г. вчетверо больше машин разных типов. Темпы развития советского автостроения позволили молодым заводам не только быстро освоить зарубежный опыт и модернизировать иностранные модели, применительно к условиям СССР, но и создать собственные, более совершенные конструкции по сравнению с ранее выпускавшимися (например, автомобиль ГАЗ-М1). Значительно выросло число экспериментальных конструкций, которые, хотя и не были поставлены на производство, послужили отправным пунктом для дальнейших разработок. Особенно важными явились в этот период исследовательские и экспериментальные работы в области создания машин повышенной проходимости, дизельных двигателей, газогенераторов, автобусов вагонного типа и троллейбусов.

Таким образом, мы можем говорить о том, что в годы второй и на начальном этапе третьей пятилетки начала формироваться советская школа автостроения, стал расширяться типаж машин, выпускаемых заводами. К началу 40-х гг. Советский Союз располагал современным автомобилестроением, базирующимся на массово-поточном и специализированном производстве, имеющим достаточный опыт и способным обеспечивать страну автомобильной техникой.

Социальный облик российской деловой элиты

конца XIX – начала XX вв.

Блохина С.С., научный руководитель доц. Румянцева Н.М.

(Тольяттинский государственный университет)

В последние десятилетия приоритетным направлением в работах политологов и других российских обществоведов стало изучение элит. Волнующим современное российское общество вопросом является формированием слоя «новых русских». В связи с этим актуально изучение социального облика их первой волны, сформировавшейся в ходе пореформенного развития 1860-х-1890-х гг.

Под элитой понимаются «высшие слои в системе социальной иерархии, обладающие властью над другими группами и влиянием в обществе»1. Она рассматривается как необходимый элемент социальной структуры общества, которому отводится решающая роль в управлении обществом (финансово-экономические структуры).

В ходе социально-экономических преобразований и технической модернизации в России конца XIX – начала XX вв. из людей разного сословного происхождения создавалась новая общность. К предпринимательству, как таковому, приходили дворяне и крестьяне, чиновники и техническая интеллигенция, но большая часть крупных предпринимателей вышла из купечества. В 1905 г. по данным собранным МВД в 367 городах, среди владельцев торгово-промышленных заведений купцы, мещане и ремесленники составляли 81,6%, крестьяне – 10,2, дворяне – 2,2%2.

Ведущую роль в экономике страны играла так называемая деловая элита. К ней относят владельцев фабрик и заводов с числом рабочих более 500, купцов I гильдии, владельцев банкирских домов, держателей пакетов акций промышленных и банковских компаний, а также значительной недвижимости.

В региональном срезе четко проступают четыре района, на долю которых приходилась основная часть всего делового мира: Петербург, Центрально-промышленный и Юго-Западный районы и Царство Польское. Петербургские банковские дельцы, сахарозаводчики юго-западных и польских губерний и торговцы-оптовики из Москвы – это те предпринимательские круги, представителями которых, была укомплектована деловая элита к началу XX века.

Элиту российских предпринимателей составляли примерно по подсчетам Клейн Н.Л. 5 тысяч человек, из них 58 занимали по 5 и более постов в правлениях различных компаний и банков. Эти деловые группы можно разделить на два лагеря, соперничавших друг с другом. В первую входили люди из старых купеческих и торгово-промышленных династий, чьи капиталы создавались в текстильной и пищевой промышленности. По мере накопления капиталов они включались в банковское дело. В этой группе выделялись москвичи Прохоровы, Морозовы, Гучковы, Рябушинские. Другую группу представляли петербургские финансисты – акционеры и директора коммерческих банков, промышленных и транспортных компаний: Путилов, Вышнеградский, Утин, Давидов, Хрулев и др. Для них характерны контакты с бюрократической верхушкой и европейскими банками.

Говоря о социальном облике деловой элиты, нам кажется верным распределить его на несколько секторов: 1)  личностный, или Я. В этой категории действуют следующие критерии: социально-демографические, образование, религия, национальность; 2)  семейный. Отношение к браку, состав семьи; 3)  корпоративный, где предприниматель показывается себя как профессионал и критерии, которого непосредственно указывают на то, можно ли его отнести к деловой элите или нет (такие как денежное состояние, новаторство, стаж/время пребывания в том или ином деле) и 4)  общественный, то есть тот спектр, в котором деловой человек показывает себя с других элитарных позиций: общественная или политическая деятельность, культура, благотворительность.

Таким образом, если смоделировать среднестатистического представителя элиты предпринимателей, то это: состоятельный русский/еврейский мужчина в возрасте от 50 до 55 лет, являющийся купцом I гильдии, крупным магнатом или финансистом (возможно и одновременно), исповедующий православие/иудаизм. Как правило, он был человеком женатым и имеющим семью из 5 человек. Образование получал среднее или высшее в учебных заведениях России, в том же духе воспитывал и своих детей. Помимо предпринимательской деятельности также участвовал в общественно-политической жизни города, в котором проживал. Чаще всего он был гласным Городской Думы, почетным гражданином. До конца жизни он оставался глубоко верующим и человеком чести, что сочеталось с его щедрой благотворительностью.

Сравнительный анализ страхового дела

Западной Европы и России в XIX – начале XX вв.

Косарев А.В., научный руководитель доц. Безгина О.А.

(Тольяттинский государственный университет)

К началу XIX века страховое дело в Западной Европе насчитывало многовековую историю и было достаточно развитым. Первые зачатки страхования можно проследить еще в Древнем Риме в различных профессиональных союзах. Одной из основных целей этих союзов являлось обеспечение своим членам достойного, признаваемого приличным погребения. В Средние века существовало гильдийско-цеховое страхование, функции которого, также представляли форму взаимопомощи членов корпорации. В XIV в. зарождается коммерческое страхование, построенное на принципах извлечения прибыли из страховых операций. Впервые оно возникает в области морской торговли на Средиземном море как инициатива частных лиц. Именно с этого момента и возникает страхование в собственном смысле этого слова.

Российское страховое дело начало развиваться лишь в конце XVIII в., намного позже, чем в других европейских странах, что было связано с темпами развития частного капиталистического предпринимательства в целом и с крепостным правом, существенно замедлявшим самостоятельность и самоорганизацию населения.

Роль государства в России во всех сферах общественной жизни всегда была велика. Страхование не явилось здесь исключением. Поэтому российская страховая система, в отличие от западноевропейской, создавалась изначально как государственная страховая монополия1.

Годом рождения страхового дела в России принято считать 1765 год, когда в Риге было создано первое общество взаимного страхования от огня. Однако последовательного развития ни общества взаимного страхования, ни какие-либо другие формы страховых организаций в тот период не получили. В 1786 г. был учрежден государственный заемный банк, причем новому банку разрешалось принимать в залог лишь те дома и недвижимость, которые у него же будут застрахованы. Несколько позже, в 1797 г., при Государственном Ассигнационном Банке открыта была страховая контора для страхования товаров, но в общем операции всех этих учреждений были крайне незначительны.

Таким образом, история развития первых страховых обществ в России показала, что мероприятия правительства не могут иметь успеха и желательно привлечение к этому делу частной инициативы.

Ситуация изменилась после отмены крепостного права в 1861 г., когда началось интенсивное развитие частнокапиталистических отношений, возросла хозяйственная и предпринимательская активность населения. Возникла потребность в дальнейшем развитии страхового дела как для обеспечения хозяйственной самодеятельности населения, так и в собственно коммерческих целях, как сферы развития предпринимательской инициативы. Начала проявляться самостоятельная «низовая» инициатива в области страхового дела.

Развитие страхового дела в России отличалось рядом специфических черт по сравнению с Западной Европой. Возникнув, на четыре столетия позже, при совершенно иных обстоятельствах, как инициатива сверху, оно вплоть до середины XIX века было сковано с одной стороны государственным вмешательством в деятельность страховых обществ, а с другой не имело для своего развития достаточной экономической базы. Долгое время было развито лишь имущественное страхование (в первую очередь страхование от огня и транспортное), а личное страхование по сравнению с Западной Европой было лишь в зачаточном состоянии.

Новый период в развитии страхового дела в России начинается с 60-х годов, когда в связи с возросшей хозяйственной и предпринимательской активностью населения, проявляется самостоятельная частная инициатива в области страхового дела. Наступает период свободной конкуренции страховых предприятий. Это проявилось как в развитии взаимного страхования в 60-70-х гг., так и в становлении земского страхового дела, не имевшего зарубежных аналогов. В Западной Европе в это время происходят иные процессы: значительно усиливается присутствие государства в страховом деле, быстрыми темпами шло укрупнение и монополизация страховых учреждений и сосредоточение страхового дела в руках крупнейших страховых кампаний, проводятся меры по установлению правительственного контроля за деятельностью страховых обществ. По аналогии с западноевропейскими странами, в России, с 80-х годов XIX в. начинают появляться первые тарифные соглашения между акционерными обществами, устанавливающие общие основания для выполнения страхования, что явилось первым шагом к синдицированию страхового дела России. Процесс этот к 1917 г. так и не был завершен.

Декларация митрополита Сергия и её влияние

на взаимоотношения русской православной церкви

и Русской православной церкви за границей

Осокина К.В., научный руководитель доц. Ряжев А.С.

(Тольяттинский государственный университет)

Вторая половина 20-х гг. XX века – период наиболее сложный и драматичный в истории русского православия. Среди проблем церковной истории того времени одним из наиболее сложных является вопрос о взаимоотношениях Русской православной церкви и группы русских епископов, оказавшихся в эмиграции.

Отражением кризиса этих отношений является Декларация митрополита Сергия и ответная реакция на нее зарубежного духовенства. Этот документ был опубликован в «Известиях» 19 августа 1927 г.

По завещанию патриарха Тихона, верховная власть переходила к одному из трех кандидатов в патриаршие местоблюстители. К исполнению обязанностей приступил митрополит Крутицкий Петр (Полянский). После его ареста заместителем патриаршего местоблюстителя стал митрополит Сергий. Перед ним встали две неотложные задачи, требовавшие решения в сложнейшей обстановке. Первая состояла в достижении легализации церкви, вторая – в сохранении церкви от дальнейшего распада.

В июне 1926  г. митрополит Сергий представил епископату проект официальной Декларации Советскому правительству. В этом проекте митрополит предложил отмежеваться от эмигрантов, и снять тем самым с РПЦ всю ответственность за участие зарубежного духовенства в политической деятельности. Но проект был отвергнут властями, т. к. его сдержанность не устраивала государство. Оказавшись в тюремном заключении, митрополит Сергий меняет свою позицию, чтобы ослабить государственный нажим на Церковь. Послание от 16 июля 1927 г., известное как «Декларация митрополита Сергия 1927 г.», по мнению членов Патриаршего Синода, должно было облегчить положение Церкви. В нем, в первую очередь, говорилось о лояльном отношении к правительству: «мы, церковные деятели, не с врагами нашего советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и Правительством»1. Для РПЦЗ митрополит поставил четкие условия: «дать письменное обязательство в полной лояльности к Советскому правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской Патриархии. Размежевавшись так, мы будем обеспечены от всяких неожиданностей из-за границы».

Декларация вызвала жаркие споры среди русской эмиграции, расколотой на два лагеря. Единодушие было лишь в том, чтобы не давать подписки о лояльности по отношению к советской власти. По поводу же значения самого документа высказывались диаметрально противоположные суждения. Такие авторитетные мыслители русского зарубежья, как Карташев, Трубецкой, призывали отвергнуть послание, пойти на разрыв отношений с Московской Париархией. Но Бердяев, в свою очередь, высказался в поддержку Декларации. В своей статье «Вопль Русской церкви» он писал: «Пойти навстречу призыву Митрополита Сергия - значит отныне совершенно прекратить в зарубежной Церкви великокняжеские молебны, носящие характер политических демонстраций»2.

Зарубежные епископы, поставленные перед выбором между лояльностью к советскому государству и переходом к церковному самоуправлению, пошли на окончательный разрыв с Московской Патриархией. Свою позицию они изложили в Окружном послании, принятом на Архиерейском соборе. Впервые открыто было заявлено о разрыве канонических отношений между церковной группой эмиграции и Московской патриархией. Было постановлено, что Заграничная часть Всероссийской Церкви должна прекратить сношения с Московской церковной властью, ввиду невозможности нормального их осуществления, и должна управляться сама согласно священным канонам3.

Общение между РПЦ и иерархами в зарубежье было, таким образом, прервано на долгие десятилетия. Исследователи называют причиной этого именно Декларацию, «вызвавшую величайший и самый разрушительный раскол в истории Православной Церкви со времени отпадения папского Запада»4. В дальнейшем, Декларация стала одной из причин того, что процесс воссоединения протекал достаточно напряженно. Зарубежные иерархи неоднократно указывали на тот факт, что митрополит Сергий превысил свои полномочия, т. к. являлся лишь заместителем патриаршего местоблюстителя.

Но нельзя не отметить, что появлению Декларации способствовали важные факторы. С одной стороны, большую роль сыграло очевидное вмешательство советского правительства в дела церкви, его давление на принятие важнейших решений. С другой стороны, взгляды зарубежного церковного руководства и их яркая политическая направленность не позволили сторонам найти компромисс. И, как известно, найден он был лишь в 2000-е годы.

Социально-экономическое развитие Усольского поместья

в эпоху Николая I

Симдянов В.С., научный руководитель доц. Здерева Г.В.

(Тольяттинский государственный университет)

Село Усолье и находившееся в нем поместье являлось центром огромной вотчины Орловых-Давыдовых (около 300 тысяч десятин земли, и более 26 тысяч крепостных крестьян).лотысяч десятин земли, и более 26 тысяч центром огромной вотчины Орловых-Давыдовых (около 300 тысяч десятин земли и более 26 тысяч крепостных крестьян). Земли, входившие в ее состав, не были разбросаны по Волге, что значительно облегчало управление этим колоссальным имением. Усолье являлось центром управления вотчины, и все изменения, происходившие здесь (в экономике, условиях хозяйствования, социальной сфере), проецировались на все имение.

Отправной точкой в нашем исследовании мы будем считать возведение нового (каменного) здания усадьбы графа В.Г. Орлова, взамен сгоревшего старого в 1825 году. Усадьба эта представляла собой не столько место пребывания хозяев во время посещения вотчины, сколько административное учреждение, которое решало все хозяйственные дела имения (вотчинная контора). Заведовал ей назначаемый владельцем управляющий, в подчинении которого был обширный штат помощников и дворни. После смерти В.Г. Орлова Усолье и часть вотчины досталось его внуку В.П. Давыдову в 1832 году.

Новый владелец занялся интенсификацией хозяйства, делая упор на применение машин. В 1832 году он опустил большую часть дворни на волю, снизил оброк, безлошадных и бесскотных крестьян обеспечил тягловым и молочным скотом, обедневшим выдал семенной материал. Оброчные крестьяне получили к своим наделам прирезку из расчета 2,5 десятины на ревизскую душу.

В Усолье развивались следующие отрасли хозяйства:

  1. полеводство – ориентированное на выращивание товарного хлеба; вся пашенная земля была размежевана и разбита на участки в шесть десятин. Вся земля была положена на планы (общие и частные), работу эту провел дворовый Ф. Перекрестов, закончивший курсы в Московском земледельческом училище;

  2. лесоводство – весь лес был разбит на кварталы просеками, которые сдавались по желанию крестьянам и другим покупателям на сплошную порубку. Лес был положен на планы, в которых указывалось назначение кварталов и их описание – сколько, какого типа, и возраста лес. Работа эта была проделана крепостным В.Я.Анисимовым, который закончил курсы Егерского училища при лесном межевом институте в Санкт – Петербурге;

  3. рыбные ловли и мельницы – сдавались в конторе в аренду по повестке крестьянам и другим частным лицам;

  4. овцеводство – разводили Шленских тонкорунных овец, для чего были построены каменные овчарни и овины. Из ближайших колодцев с помощью насосов подавалась вода не только в овчарню, но и в конюшни коровники.

Для сохранения здоровья крестьян в поместье была устроена больница на 100 мест, в том числе и для детей. Доктора нанимались на 1000 рублей в год, часть этой суммы взималась с крепостных. При больнице также была оборудована лаборатория и аптека. Кроме того, по желанию супруги В.П. Давыдова – Ольги Ивановны, были построены детские приюты, куда во время полевых работ устраивали грудных младенцев.

В Усолье было отлажено обучение крепостных крестьян в мужских училищах с ланкастерской методикой преподавания. Ученики совмещали учебу с посещением мастерских, где получали хорошую профессиональную подготовку и в последствии работали в имении со сложными механизмами и паровыми машинами. В 1839 году, по предложению наставника училищ протоирея Преображенского, все молодое крестьянское народонаселение мужского пола с 8 до 10 лет должно было в обязательном порядке обучаться в школе. В 1840 году по желанию О.И. Давыдовой были организованы женские училища. Выпускники училищ становились учителями в других школах и не только в Усольской вотчине, а также – управляющими, конторщиками, писарями, фельдшерами.

Итак, в период, который мы называем эпохой Николая I, в Усольском поместье сложилась та база экономическая (передовые условия хозяйствования, опыт использования наемного труда и аренды) и социальная (содержание больниц, приютов, училищ), которая впоследствии предопределила безболезненный переход в 1861 году на новые отношения в Усолье, и всей вотчине Орловых-Давыдовых.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Геологические исследования в области массивов Фишта и Оштена на Зап. Кавказе. Студ. Н. Морозова

    Документ
    [Известия С.-Петербургского Политехнического Института Императора Петра Великого, 1910 год, Отдел техники, естествознания и математики., том ХIV, вып. 2, С.

Другие похожие документы..