Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Правовой основой для реализации единой государственной политики в сфере официального статистического учета является Федеральный закон от 29.11.07 год...полностью>>
'Рабочая программа'
Курс педагогики, открывая систему учебных курсов образовательной области "Педагогика", призван дать студентам общее представление о сущност...полностью>>
'Документ'
Іванова Людмила Ігорівна, керівник секції „Українська мова та теорія літератури” ЦРОМ м. Макіївки, учитель-методист Макіївської гімназії Макіївської ...полностью>>
'Урок'
Композиция – своеобразная программа процесса восприятия произведения читателем. Композиция делает целое из отдельных частей, самим расположением и со...полностью>>

За помощь, оказанную в написании этой книги

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Автор благодарит работников

Государственного архива Ростовской области,

Центра документации новейшей истории Ростовской области,

отдела краеведения Донской государственной публичной библиотеки,

писателя Геннадия Семёновича Колесова,

краеведа Сергея Геннадиевича Ковалёва,

заведующую Дубовским муниципальным архивом Любовь Ивановну Меркулову

за помощь, оказанную в написании этой книги.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

б. – бывший

вол. – волость

вр. – временное

ВСЮР – Вооружённые силы Юга России

вып. – выпуск

г. – год

ГАРО – Государственный архив Ростовской области

ГТО – «Готов к труду и обороне», спортивные нормативы

Д. – дело

дес. – десятина

Л. – лист

МЖС – машинно-животноводческая станция

МТС – машинно-тракторная станция

нас. – населённый

н\в – в настоящее время

НСБ ГАРО – научно-справочная библиотека ГАРО

НЭП – новая экономическая политика

окр. – округ

ОВД – Область войска Донского

Оп. – опись

пос. – посёлок

райлито – районный литературный отдел

райфо – районный финансовый отдел

р-д – разъезд

РККА – Рабоче-Крестьянская Красная армия

р-н – район

с-з – совхоз

сл. – слобода

с\с – сельсовет

с\п – сельское поселение

ст. – станица

стр. – страница

Ф. – фонд

ф. – ферма

х. – хутор

упр. – упразднён

ЦДНИ РО – Центр документации новейшей истории Ростовской области

цит. – цитировано

ШКМ – школа крестьянской молодёжи

<> - около

(?) – время основания неизвестно

ВВЕДЕНИЕ

Один известный государственный деятель произнёс: «Мы не знаем общества, в котором живём». Истории нашего края не ведаем - это точно. Наши соседи - заветинцы выпустили замечательный сборник «И лишь ковыль о прошлом всё звенит…» под редакцией В.С. Сокиркина, где повествуется об истории района. Ремотненцы авторским коллективом Е.А. Шипулиной опубликовали подробную историю района «Во имя будущего ремонтненской земли». Под редакцией В.В. Фонякова вышли историко-краеведческие очерки о зимовниковской земле и её людях «Край, где мы живём». У дубовчан такой книги нет. Думается, что будущие молодые исследователи архивов напишут историю района.

Тем более что современные российские реалии побуждают интерес к нашей истории и культуре. Наблюдается тяга к казачьей проблематике. Мы стали свидетелями острой дискуссии о былых временах казачества, жизни и быте крестьянства в прошлом.

Журналист А.И. Бородин и заведующая муниципальным архивом района Л.И. Меркулова много работали в Государственном архиве Ростовской области (ГАРО), Партийном архиве Ростовской области (ПАРО, ныне Центр документации новейшей истории Ростовской области). Большинство вновь опубликованных материалов было взято ими из данных источников. Эти авторы внесли весомый вклад в изучение истории степного края.

Наш земляк писатель В.В. Карпенко после войны трудился в Дубовском райисполкоме. Он написал прекрасные книги о Гражданской войне. Будучи человеком творческим, совмещал качества талантливого писателя и добросовестного архивиста. В книге «Тучи идут на ветер» описание боя около села Дубовского, станции Ремонтная и железнодорожного моста точно соответствует архивным материалам.

Тщательно проработаны вопросы истории Сальского казачьего округа в монографии Л.П. Александровской «Судьбою связаны единой». Это многоплановое произведение, рассказывающее о событиях, происходивших в Сальских степях, первая книга о самом молодом округе Области Войска Донского, история которого практически не изучена.

На территории Дубовского района в 1918 году происходили самые кровопролитные бои Гражданской войны. О них писали в воспоминаниях непосредственные участники тех битв - П.Н. Врангель в книге «Записки», А.И. Деникин в «Очерках русской смуты», С.М. Будённый в воспоминаниях «Пройденный путь». В трудах современных историков И.И. Дедова «В сабельных походах», Г.Г. Родина «Продовольственный плацдарм революции» даётся своя оценка послереволюционных событий, подробно описываются события войны в Задонье.

Первым биографом Атаманской стал наследник казачьих традиций донской писатель Г.С. Колесов, который в книгах «Белый снег», «Родные люди», «Казаки - люди Боговы» повествовал о горькой и трагической участи казаков станицы.

В книге А.И. Бородина «Вехи большого пути» подробно описана жизнь хозяйств района в тридцатых годах. Автор впервые рассказал о труде и быте работников военных конных заводов. В этой работе, а также в статьях, опубликованных в газете «Светоч», он внёс весомый вклад в изучение истории района.

Деятельность учительских коллективов является предметом постоянного внимания ветерана педагогического труда Е.Ф. Золотарёвой. В её публикациях имеются интересные наблюдения и выводы о судьбах молодёжи района.

Некоторый краеведческий материал можно найти в книгах В.А. Дронова «Противостояние», «Просветители», в его очерке «На крутых сальских берегах».

Большую работу по публикации страниц истории проводила районная газета «Светоч». Селькор газеты И.Л. Самсонов опубликовал серию рассказов о природе Сальских степей. В его книге «Степь ковыльная» находим удивительно тонкие описания ландшафта Задонья и животного мира.

Много данных находим в сборниках «Дубовский район. Цифры и факты, 1983 г.», «Земля дубовская. К 75-летию района», «Сквозь века. 80 лет Дубовскому району», «85 лет Дубовскому району», которые издавались по инициативе РК КПСС и Администрации района.

Особое место среди исторических сокровищ занимают музеи. Подлинными энтузиастами краеведческого дела стали И.С. Ковалёв и Б.И. Ковалёв. Они создали в станице Жуковской самый лучший на Востоке области районный музей. Иван Семёнович, Борис Иванович и Сергей Геннадьевич Ковалёвы написали много интересных статей о прошлом района. Их исследования отличаются информированностью, глубоким знанием событий и фактов.

Большая краеведческая работа ведётся в Вербовологовской, Присальской, Мирненской, многих других школах района. Обширный материал по истории школы собран и систематизирован учителем Л.Е. Алисовой в Семичанской школе.

В нынешнее время интерес к истории родного края не угасает. Тем более что современные средства коммуникации позволяют произвести революцию в этом деле. Интернет значительно пополнил наши представления о прошлом, в сети опубликовано значительное количество документов и исследований. В этом большая заслуга основателей «Нового сайта жителей Дубовского района», . Его авторы за сравнительно короткое время многое сделали для возможности изучения истории района.

Радует, что во многих работах наших земляков нет односторонней оценки происходящих событий. Крайне редки как отрицательный взгляд на достижения, так и безудержное восхваление происходящих процессов.

Однако всё перечисленное, предлагаемая автором данная работа, не являются объёмными исследованиями по истории Задонья. Обстоятельных выводов и беспристрастного анализа развития районного социума прошлых лет пока не дано. Пришла пора объективного изучения событий, происшедших в регионе в XIX и XX веках. Нужны недели, а то и месяцы кропотливого труда в архивах, сшивах газет, работы с очевидцами, чтобы охватить всю панораму истории Дубовского района.

ГЛАВА I

ВЕК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ

ПЕРВОПРОХОДЦЫ

В самом дальнем углу Ростовской области приютился Дубовский район. Суровый климат полупустыни за тысячелетия сформировал особый вид ландшафта Доно-Сальской возвышенной равнины. Восточные степные пейзажи манят простором и вольностью взгляда. Куда ни кинь взор - кругом бескрайняя степь, кое-где пересекаемая балками, оврагами. Прекрасна степь весной, когда цветут тюльпаны, земля дышит запахами смешанного разнотравья. Горько пахнут полынь и чабрец, по берегам речушек выбивается камыш, чакан.

Благостные дни длятся непродолжительно. Тюльпаны цветут недолго. Чуть ли не с самой весны со стороны Астрахани начинают дуть сильные сухие ветры. К середине лета степь становится скудной, только наперекор всему гордо качается седой ковыль вперемежку с сероватой полынью, да по балкам выбивается кермек - верблюжья колючка, по-местному куточки. Зимой сорокаградусные морозы убивают всё живое, летом степь иссушается зноем, стоит изнурительная жара.

Редко в нынешние времена можно встретить наименование - Задонская степь. Это была часть Области Войска Донского по левобережью Дона от реки Арчеды до долины Маныча. На территории от хутора Кривского до станицы Подгорненской и вглубь до хутора Барабанщиковского, станиц Чунусовской, Эркетинской, Атаманской, хуторов Комиссарова, Королёва - по этой дуге располагалась земля нынешнего Дубовского района. Площадь этой части Задонья - четыре тысячи квадратных километров.

Русский этнограф, историк М.Н. Харузин описывал Задонскую степь: «Это - места отдаленные от главной реки, они были совершенно необитаемы вплоть до начала XVIII века». На бескрайнем востоке Дона при полном бесправии царили разбой и грабёж. Селиться в Задонье было явлением авантюрным и самоубийственным. До середины века границы между ногайскими улусами и калмыками проходили по левому берегу Дона. Левобережье так и называлось «ногайская сторона». Даже в середине XIX века отмечались набеги на Задонье дербетовских калмыков - с угоном скота, с нападением на кибитки пастухов и на зимовники владельцев.

Вплоть до начала XIX века царское правительство из-за постоянной угрозы нападения ногаев и калмыков не давало разрешений селиться на левой стороне Дона. В 1778-1779 годах А.В. Суворов выселил ногайцев с правобережья Кубани в уральские степи, истребил кубанских татар. Донские калмыки были причислены казачеству. Только после этих событий стало возможным заселение степей. Статистическое описание Земли донских казаков, составленное в 1822-1833 годах, гласит: «Задонские степи оставались вовсе пустыми». Населённые пункты были малочисленными и незначительными по количеству населения.

Первопоселенцы столкнулись с трудностями полупустынной степной жизни. Условия для земледелия суровые: светло-каштановые почвы с солонцами, засушливый климат, полынно-типчаковая растительность, неудовлетворительная обеспеченность водными ресурсами. Земли, на которые они прибыли, были малопродуктивны, что делало жизнь людей чрезвычайно тяжёлой. Географ В.Ф. Богачёв писал: «Вода в реках и балках горько-солёная и никуда не годная в середине лета и только лишь небольшие копани, вырываемые на незначительную глубину в верхних наносах, с трудом удовлетворяют неприхотливого номада и его скот».

Что двигало людей в эти суровые, позабытые Богом края? Обширность равнины, новые земли, крепостной гнёт в России, принудительные переселения? Трудно дать однозначный ответ. Многие историки считают, что в период до реформ 1861 года около 80% переселений было принудительными. В XVIII и XIX веках за пределы родных станиц казаков с семьями отправляли по жеребьёвке. Лишь немногие добровольно меняли благоприятные жизненные условия Верхнего и Нижнего Дона на тяжёлый климат Задонья.

Свободной земли на Дону становилось всё меньше, казачья юртовая земля тоже небеспредельна. Заселение Задонья шло по двум направлениям: основание новых хуторов помещиками и образование новых посёлков с казачьими земельными паями. Покупка донскими чиновниками крепостных крестьян производилась больше всего на ярмарках в станицах Урюпинской, Покровской и в слободе Криворожье, привозили этот «товар» тамбовские, саратовские и пензенские помещики. Не гребовали и поселением беглых крестьян. Приходили на новые места и вольные переселенцы, они, в основном, образовывали самовольные поселения, но свободных крестьян в дореформенный период было мало. В отличие от государственные считались лично свободными, хотя и прикреплёнными к земле. При организованном переселении они пользовались восьмилетней налоговой льготой и пособием 35 рублей. Казаки прибывали чаще всего из малоземельных станиц.

Народное предание гласит, что за боевые заслуги в Отечественной войне бравому хорунжему, а потом сотнику Траилину на восточной окраине Области Войска Донского был пожалован земельный пай в 300 десятин. Объехав новые владения, он побывал на берегах Сала. Сотник договорился с соседями-хозяевами о покупке крепостных, привёз семь семей, основал хутор Траилин. Крестьяне перебрались на новое место житья и хозяйствования, начали распашку, отбили канавами дворы, построили землянки, глиняные печи.

Автор этих строк был свидетелем занятного разговора. Однажды в 1975 году на берегу Цимлянского водохранилища встречали писателя В.В. Карпенко. После некоторой очередной рюмки чая с двойной казачьей ухой между приверженцами и противниками «старого» и «нового» строя затеялся спор. Один из руководителей района пустился в экскурс своего якобы знатного рода. Премудрый Владимир Васильевич возразил: «Василий, я видел в архиве купчую одного помещика, там за семь семей крепостных он обменял одну породную борзую суку. В числе других были и твои предки».

Первым на территории нынешнего Дубовского района был основан посёлок Барабанщиков при реке Сал. В Ростовском государственном архиве находим запись: «Первоначальной Войсковой Грамотой около 1781 года показано: посёлок принадлежал майору Екиму Барабанщикову с устройством мельницы».

В 1786 году есаул Дубовской населил своими вновь приобретёнными крестьянами землю около Ибрагимова кургана, что вблизи от реки Сал. Данный факт подтверждается делом «О прошении сотника С. Дубовского, данного в Войсковую Канцелярию на неправильное решение 2-го Донского Начальства» от 1807 года. Сотник поведал о незаконных действиях: «Казак Жемчугов его, Дубовского, от довольствия отслонил, но, даже не дожидаясь положенного по начальствующему определению раздела, захватил лучшие места, поселил своих крестьян, кои жительствуют без всякого позволения, и тем сделал совершённое ему и семейству его притеснение». Последующие документы подтверждают наличие хутора Дубовского около Сала.

Двумя годами позже сотник Терновской станицы Фёдор Жиров заселил посёлки Верхне и Нижне Жировский. Его родственники ещё длительное время владели этими хуторами. И только в 1894 году Донское по делам крестьянским делам присутствие зафиксировало владенную запись о том, что бывшие крестьяне посёлка полковника С. Жирова перешли в казачье ведомство.

Секунд-майор Илья Денисовкин на отлогом берегу реки в 1791 году основал свой населённый пункт - сначала поселение, затем хутор, слободу Ильинку. Слободой называлось большое село с церковью, где имелась ярмарка, волостное правление. Донские крестьяне проживали в 40 слободах.

Посёлок Сергеев при реке Сал основан старшиной Афанасием Сергеевым в 1796 году.

Затем основались владельцы Капылков, Тарасов, Клочков, их хутора нанесены на карту в 1801 и в 1809 годах. Капылков был казаком станицы Цымлянской. Откуда основатель Тарасов, история данных не сохранила, его посёлок Тарасовский был причислен к Ильинской волости. Все эти хутора получили становление в пределах нынешней территории по реке Сал от хутора Кудинова до хутора Крюкова.

Большинство первопроходцев были крепостными крестьянами, брошенными в дальний угол Области войска Донского. Не только на выживание, но и для прибавки существенного дохода своим владельцам. Такова суровая действительность России XVIII века. В отваге первопоселенцам и их владельцам не откажешь - всего несколько лет тому назад, в 1771 году, адыг Сокур Арсланбек Аджи напал на соседей, станицу Романовскую. Полстаницы жителей были убиты, а вторая половина попала в плен и была угнана за Кубань.

Переселение было делом рискованным. В «Мёртвых душах» Н.В. Гоголя высказывались такие мнения: «Переселение-то ненадёжная вещь. Дело известное, что мужик: на новой земле, да заняться ещё хлебопашеством, да ничего у него нет, ни избы, ни двора, - убежит, как дважды два, навострит так лыжи, что и следа не отыщешь. - Нет, Алексей Иванович, позвольте, позвольте, я не согласен с тем, что вы говорите… Русский мужик способен ко всему и привыкает ко всякому климату. Пошли его хоть на Камчатку, да дай только тёплые рукавицы, он похлопает руками, топор в руки, и пошёл рубить себе новую избу. Нужно разве, чтобы они вечно были перед глазами, и чтоб держал их в ежовых рукавицах, гонял бы их за всякий вздор, да не то, чтобы полагаясь на другого, а чтобы сам таки лично, где следует, дал бы зуботычину и подзатыльника».

Не зря Дубовсков отписывал в своей жалобе: «Жемчугов крестьян доводит до полнейшего разорения так, что по неимению у них другого дохода лишены они всех способов обзаведённого пропитания, а они принудятся к побегу и чрез это невыполнению казённых провинностей».

В 1806 году М. Платов потребовал, чтобы владельцы выселили своих крепостных в другие района Войска. Если помещики хотели расширить свои владения, то они должны были выселяться из станичных юртов на свободные войсковые земли. В том числе - и на окраины. Помещики обратили свои взоры на левобережные степи. Так продолжало заселяться Задонье.

Плетнёв впервые упоминается с 1811 года, из девяти дворов с населением 107 человек. Тарасов в 1812 году насчитывал 15 дворов. Кудинов тогда назывался Клочковым. Хутор Марьянов в 1809 году не был нанесён карту, а в 1812 году насчитывал три двора, в них 15 душ.

Стали появляться хутора близ Дона. Первыми были Комаров в двух верстах от Дона, в 1812 году 22 двора, 62 душ, Кривской на 19 дворов 111 человек и Малолучный в одной версте от Дона - 36 дворов, 216 человек. Хутор Сибиречный при балке Сибиречной в 1812 году назывался Лапин в один двор на пять душ.

По правой стороне реки Сал в 1812 году образовались хутора менее населённые - Марьянов из трёх дворов и Плетнёв из девяти. В первый раз упоминается хутор Тарасов (между нынешней станицей Андреевской и хутором Кудиновым) - 15 дворов. Кудинов тогда был Клочковым и насчитывал девять дворов. При балке Сибиречной имелся хутор Лапин в один двор.

В 1818 году на реке Сал, на территории нынешних Орловского, Мартыновского, Зимовниковского районов, началась череда крестьянских волнений. Полное бесправие, непомерные налоги и повинности толкали крестьян на протесты против закрепощения. Документов, подтверждающих участие крестьян нашего региона этих событиях, не имеется. Однако на карте, прилагаемой к сборнику документов «Наш край», Верхний Жиров числится охваченным волнениями. Крестьяне объявили, что считают себя вольными переселенцами. Ответом был полк казаков, который устроил массовую порку, экзекуции подверглось 170 крестьян, в Нерчинск и другие места Сибири сослали 25 человек. Через два года слободы по Нижнему Салу снова полыхнули. И опять атаман А.К. Денисов отдал казакам приказ усмирить крестьян. Часть крестьян бежала в Задонские степи, на то время - в дальний угол Империи.

Пройдёт 100 лет, и Мартыновка, Большая Орловка, Малая Орловка, Платовская, Денисовская, другие слободы, станицы и хутора дадут новой власти тысячи красноармейцев и красных конников. «Ничто на земле не проходит бесследно».

На карте Земли Войска Донского от 1823 года в районе Королёва значится хутор Жемчугов, основал его, видимо, тот самый казак, который самовольно захватывал земли есаула Дубовского. В районе Гуреева начертан хутор Кирсанов.

Чем ближе середина века, тем плотнее стало заселяться правобережье Сала. Колонизация окраин Войска ускорилась ещё и потому, что, начиная с 1835 года, казаки были отделены от помещиков. У тех появились новые возможности приобретения земель под хутора.

В 1834 году значился хутор Садков на пять дворов, а также хутор Моисеев по обеим сторонам реки - 17 дворов. В 1837 году упоминается хутор Островский при балке Ерик. Та же картина была на левом берегу Дона. Хутор Колодезный возник в 1837 году «при колодезях», Баклановский при озере Бакланове на 46 дворов, Алдобульский - 20 дворов, Жарков при урочище Хорошенькой, дворов - семь.

Образовался хутор Минаев при балке Ерик, сначала он был Воробьёвым, затем Лошмановым. Надо понимать, что при покупке крестьян новый хозяин менял и название хутора. Упоминается впервые в 1837 году Королёв при балке Галушкиной, в 1820 году его не было. Хутор Самсонов при балке Ерик по списку 1859 года не значился, а в 1866 году уже 111 дворов. То же относится к хутору Колодезному, что рядом с Доном, в 60 дворов. Упоминается хутор Пронин (Пронинский, Клёпкин), что при овраге Альдобульском. На карте от 1871 года рядом с нынешним Лопатиным, на правой стороне Сала, располагался хутор Белоусов.

Все эти населённые пункты входили тогда во Второй Донской округ.

«Положение от 1835 года» оставило казаков единственными обладателями своих юртовых довольствий. В соответствии с этим постановлением помещики были должны выселить всех своих юртовых крестьян на свободные войсковые земли, в том числе и в Задонье. Пришлось обеспокоиться об отыскании новых мест поселения.

И 150 лет тому назад применялись «серые» технологии ведения хозяйства. Бытописец от 1835 года писал: «Некоторые из граждан делали и так: поселившись где-нибудь в глухой степи, они имели помногу скота, сеяли десятки, а то и сотни десятин хлеба, а сами между тем не имели ни косы, ни плуга. Всё это им делали иногородние люди, малороссияне, которые работали у них под тем видом, что будто наняты были ими, а, в самом деле, пахали с третьей или четвёртой борозды, косили с известной копны и молотили с меры. Жители этих хуторов жили совершенными господами». Естественно, хозяева такого вновь образованного хутора налогов не платили.

Разрешение в 1868 году продажи войсковой земли иногородним стало новым толчком к образованию хуторов. С этого времени хутора закладывались и с привлечением иногородних, чаще всего - из Малороссии.

Вся история позапрошлого века на территории Дубовского района - это сходство и различия, совместное предпринимательство и конкуренция, похожий и такой разный быт трёх основных групп населения: казачества, коренного крестьянства и иногородних. К коренным причислялись те, кто на протяжении двух поколений проживали на данном месте, иногордние - остальные пришлые поселенцы. Если в целом Область войска Донского характеризовалась пестротой расселения различных слоёв общества, в каждом округе была своя история, свои характерные исторические особенности, то наш район - это классическая пробирка для анализа исторических процессов. Так сказать, in vitro.

Потому что устройство казачьих станиц в Задонье, покупка крепостного крестьянства, расселение крестьян других категорий произошли практически одновременно. Здесь спор: «Это наша земля!», «Это ты - пришелец!» - был неуместен. Все группы, кроме переселившихся после реформы 60-х лет, заселялись приблизительно в одно и то же время.

Но у каждого сословия были разные стартовые позиции. При одинаковых усилиях по качеству и по объёму затраченного труда прибыли разнились в десятки раз. Вот когда была заложена мина Русской революции 1917 года. В Подонье казаки получили большие земельные наделы. В целом по Области Войска Донского приходилось 12-15 десятин на пай (десятина составляла 1,09 гектара). А в Атаманской в разное время 40-75, у казаков-калмыков по 30-90. При увеличении казачьего населения пай уменьшался. Если сложить несколько таких паёв, то хозяйство большой казачьей семьи выглядело зажиточным или даже богатым на фоне окружающих крестьянских земельных участков. Конечно, нельзя сравнивать высокопродуктивные земли Приазовья с полупустынными Сальскими степями. Но всё же распашные паи и пастбища в Задонье для тех лет были внушительными.

Средняя казачья семья имела в распоряжении по нескольку наёмных работников. Спору нет, зажиточность доставалась собственным горбом и кровавыми мозолями на руках. Но следует представить реальное положение дел с обработкой земли, с выращиванием скота. Можно ли самому или всей семьёй обрабатывать землю на обширных просторах, выращивать скот большими стадами и отарами? Даже сильной паров волов не вспашешь за день и десятины. Немалый объём работ был уделом батраков. Служба и юртовой пай (земельные и водные угодья одной станицы) были основными источниками существования. Казаки, в отличие от остального населения, не платили пошлин, имели право на бесплатное лечение, в пределах Войска гарантировалось бесплатное обучение в военных заведениях. Были и другие льготы.

Преимущества доставались не задарма. Выход на службу требовал больших материальных затрат, надо было иметь при себе строевого коня, два-три мундира, две шинели, две-три пары сапог, шашку и пику. Всё это составляло огромную по тем временам сумму 250-300 рублей, что было равно двум годовым доходам. Четыре года срочной, потом каждый год по месяцу, а то и более, пребывание в лагерях. Если война, казаки поголовно садились на-конь, шашкой пластать супостата. Казачество щедро платило России за свои привилегии, не зря бытовала поговорка: «Папаха казачья, а жизнь собачья», богат был Дон Иванович вдовами, да сиротами. Ни один другой народ державы Российской не поливал так обильно своей и чужой кровью отроги Кавказа, перелески Волыни, горы Буковины.

Экономическая привилегированность и сословная отчуждённость - вот что противопоставляло казачество остальному населению. Обыденкой меж ними звучал вопрос: «Да ты казак, ай хамишша?..» (с особым ударением на слоге «ша»). Свысока называли иногородних «сипа», «сипута», «мужик», «кацап», «москаль». Например, в станице Андреевской иногородних кликали «хохлами», а место, где они компактно проживали, (в районе нынешнего моста через Сал) называлось «хохлацкой слободой».

Поначалу хуторское строительство, в отличие от казачьих станиц, было примитивным. Наполовину врытые землянки строили из самана, а то из дёрна, обмазанного глиной, пол земляной, крыша тоже. Ни о какой планировке и речи не было, селились группами землянок, чаще всего по родственному принципу. Первопоселенцы пользовались примитивными орудиями труда: серпом, косой, плугом, когда деревянным, редко железным.

К этому времени начинают появляться зимовники коннозаводчиков. В 1825 году в Задонской степи у чиновников числилось 11.364 лошади, у калмыков - 23.730. К середине века в войсковых задонских степях имелось уже 42.740 лошадей, принадлежащих заводчикам.

Населённые пункты, находящиеся на территории нынешнего Дубовского района, входили в состав Второго Донского и Калмыцкого округов. С восьмидесятых лет они были приписаны к 1-му Донскому и Сальскому округам.

Следующий этап заселения сальских степей последовал после отмены крепостного права. Крестьяне поняли, что они уже не продаются, не покупаются, на собак не обмениваются, в карты не проигрываются. Последним годом, когда на селе свистели розги, был 1902-й, по приговорам мировых (волостных) судов было выпорото 100.000 крестьян. Кроме основного населения - коренных крестьян и казаков, в регионе стали поселяться иногородние. Шли, чтобы получить новый надел, связать свою судьбу с нашим краем. После реформы 1861 года в регион прибыли переселенцы из Воронежской, Рязанской, Харьковской и других губерний. Тут их никто не ждал, крестьяне, хлынувшие в Задонские степи, наделов не получили. Из неоглядных угодий они откупили малую толику участков, в основном трудились на земле, арендованной у казачьих обществ, тем самым значимо пополняя станичную казну. В 1900 году в Сальском округе иногородним сдавалось 114.593 десятины земли. Своего надела у крестьян округа было лишь полторы десятины на семью. Ильинские имели и того меньше.

Реформа привела к тому, что большинство крестьян разорялось, богатели лишь немногие. В среде коренного крестьянства появились зажиточные и средние собственники, конкурирующие с казачьими хозяйствами.

Речи о техническом перевооружении крестьянства, тем более иногороднего, тогда не шло. Сеяли вручную, косили косами, хлеб обмолачивали цепами или гоняли скот по разложенным на утрамбованной земле колосьям, на ветру веяли зерно от половы. Зажиточные крестьяне и казаки для обработки земли впрягали в плуг или в борону от трёх до четырёх пар быков. Беднякам обрабатывать землю было трудно и нечем.

ЗАГАДКИ ТОПОНИМИКИ

Эта историческая наука изучает происхождение географических названий. Она выявляет не всегда логичные, на первый взгляд, решения наших предков. Чем можно объяснить, что в одном населённом пункте центр поселения называется Щеглов, школа - Барабанщиковская, сельское поселение Барабанщиковское, а совхоз - «Восход»? Почему в Дубовском районе было два совхоза №5, а совхоз «Присальский» расположен в 30 километрах от Сала?

Большинство наименований, которые получили населённые пункты Дубовского района в XIX веке, образовались от фамилий первопоселенцев, основателей или владельцев хуторов. Отсюда произошли Дубовский, Королёв, Марьянов, Тарасов, Комаров, Жуков, Кудинов и многие другие населённые пункты.

Хуторов Сиротских было два, один около станицы Эркетинской, другой около Сала напротив Атаманской. Основали их выходцы из Таврии (Крыма), бедные иногородние крестьяне. Потому и «сироты».

Верхний Жиров одно время назывался Павлинским. У него есть собрат - хутор Нижний Жиров в Зимовниковском районе.

Хутор Гуреев носил имена основателей - Гуреева и Чикова.

Щеглов образовали на месте старого хутора Ериковского. Их тоже было два.

Хутор Кудинов вначале был Клочковым.

Некоторые наименования носят географический оттенок, около Дона наверняка имелась малая лука, рядом была кривая излучина реки. Отсюда хутора Малолучный и Кривский.

На водоразделе между селом Дубовским и хутором Агрономовым образовался хутор Стоковый. Его присмотрела Ленинградская гидрометеорологическая экспедиция, штат предприятия насчитывал до 40 работников.

Красивые имена люди давали балкам, украшающим вид степи. На карте района их много: Сибиречная, Сибирьковая, Таловая, Генеральская, Чапурная, Бузиновая, Бузинка, Бирючья, Рубежная, Яблочная, Уртугул (Уртюгур), Мазанка, Калмыцкая, Терновая, Цимлянский Лог, лиман Хомутец. Много имён собственных: балки Полинёва, Фатеева, Самсонова, Зайцева, Савинкина, Тарасов Кут, Митрофанова, Васильева, Савоськина. Неподалёку от хутора Гуреева есть балка, в просторечии называемая Чурюмкой. По преданию калмычка Чурюмка в сильный дождь переходила балку и утонула.

Любой народ оставляет после себя названия тех или иных элементов земной поверхности. Много названий оставили древние тюрки - хазары, половцы, печенеги, а также потомки ойратов калмыки. Крутой обрывистый склон реки Сал и простирающаяся за ним возвышенность носит название Ергени, от калмыцкого слова Эргэ - яр.

Эркетинская не зря одно время была одним из центров ламаизма на востоке Войска Донского, эркеты - чётки для моления. Другая версия - это самоназвание калмыцкого рода с переводом на русский язык «Весёлый человек».

До конца XIX века калмыцкие населённые пункты были хотонами, потом они стали хуторами. Хотон, а потом хутор Худжуртинский существовал до 1926 года. Калмыки назвали его вдохновенно - «Местность, приносящая усладу».

Первоначальное наименование станицы Чунусовской - хотон Чоносовский. Наверняка первопроходцем, основавшим его, был один из калмыцких родов «Чоносы» - волки.

Станица Потаповская (Балдырская) получила наименование от фамилии атамана Войска Донского А.Л. Потапова.

Рядом с ней, между Андреевской и Сиротским был какое-то время хутор Балдырь. Это имя калмыцкого рода Балдр - «Дарующий счастье». Другая версия - в XIX веке в одном из аймаков Эркетинской сотни был старшиной Дорджи Болдырев. Наконец, третий вариант - если русская женщина выходила замуж за калмыка, дети назвались балдырями, балдерками. В честь основателя калмыка-метиса, возможно, произошло это наименование.

Около Эркетинской поселились иногородние, в большинстве своём украинцы. У них был обычай обмазывать глиной и белить свои жилища. Отсюда название - хутор Мазановский. Возможно, организовал поселение казак-калмык Мазанов.

В Задонье калмыцкие гидронимы (наименования водных объектов) явно доминируют. В воронку времени затянуто многое, до сих пор ведётся спор, то ли древние тюрки давали рекам названия, то ли это творчество калмыков. Тюркское обозначение реки Сал - приток, рукав, а с калмыцкого переводится - балка. Другое толкование: калмыки переправлялись через реку, держась за хвост лошади, а сзади на сухом плотике «сал» тащили снаряжение и одежду.

Кара-Сал - чёрный Сал. Джурак имя собственное, скорее всего, такой почести был удостоен богатый калмык Джурак. Другой перевод - быстрый, бурный.

Река Гашун названа вполне понятно: в переводе с калмыцкого «гашун» - горький, в калмыцких степях многие реки несут горько-солёную воду. Другое объяснение: наименование имеет тюркские корни, река получила своё название от имени ногайского мурзы. На карте 1871 года эта река носит название - балка Кибитки-Гашун. В нашем районе река Малый Гашун впадает в реку Большой Гашун в районе хутора Ново-Гашунский. Большой Гашун впадает в Сал около хутора Донской. Это место дубовчане называют «Тройник».

Река Ерик - проточная вода, русло реки, небольшой ручей. Впадает в Сал около хутора Щеглова.

Была пересыхающая речка под названием Уртугур (Уртугул), теперь это балка, примыкающая к станице Андреевской.

Осталась легенда о наименовании хутора Алдобульский. На левой стороне Дона было озеро Айдабулькино. Когда-то в нём тонул татарин. Забыв русские слова, он пытался привлечь внимание истошным криком: «Айда бульк!» От озера и хутор.

Станицу Баклановскую назвали в честь донского героя-казака Я.П. Бакланова. Неподалёку от неё оказался «однофамилец». Алдобульский располагался в верстах 10 от станицы, рядом протекала речка Быстрик, через речку обосновался небольшой хутор Бакланский.

Казаки давали своим населённым пунктам имена царей, цариц, чад и домочадцев дома Романовых и их министров. Так родились названия соседей - станиц Романовской, Милютинской, Орловской, Великокняжеской, Константиновской, села Киселёвское. У нас вместо хутора Плетнёва появилась станица Андреевская, названная в честь Великого князя Андрея Владимировича, внука . Юрт станицы поначалу назывался Княже-Андрееевский.

Было три Минаевых, один - между Вербовым Логом и Малой Лучкой, второй - Минаевский, между Агрономовым и Королёвым, третий рядом с одноимённым железнодорожным разъездом.

Станица Атаманская имела своего «однофамильца», в юрте Денисовской станицы тоже был хутор Атаманский.

Семичных два, один находится в Волгоградской области, в нескольких километрах от города Котельниково, второй на территории Ростовской области.

С наименованием «Комиссаров» району не везло. Основанный в 1906 году около полустанции Семичной, хутор получил наименование Коммисаров. Может, писарь ошибся с двумя буквами «м», всякое бывало. Впоследствии его переименовали в хутор Семичный, а Комиссаровская школа осталась, затем она стала Семичанской. В хуторе Сиротском имелась Кировская школа, далее она стала Комиссаровской, так как совхоз назывался «Комиссаровский». И лишь в 1963 году Кировский сельсовет переименовали в Комиссаровский с центром в хуторе Сиротском, в это же время Комиссаровский сельсовет был переименован в Семичанский. Сплошная путаница.

У нас даже «тройники» имеются. Вдоль реки Сал неподалёку друг от друга основались три хутора: Садков, Барабанщиков и Щеглов. Хутора Барабанщиковский и Садков постепенно исчезли с карты района, школу переместили в Щеглы, а переименовывать не стали. До сих пор центром сельского поселения числится Щеглов, школа Барабанщиковская, наименование поселения Барабанщиковское, а совхоз - «Восход». Во время работы в Законодательном Собрании Ростовской области автор пытался инициировать переименование Щеглова в Барабанщиковский, либо сельское поселение назвать Щегловским. Выяснилось, что процедура затянется на долгие месяцы, нужно исписать центнеры бумаг, да и привыкли уже…

Совхоз «Присальский» был основан за 30 километров от Сала. Деятелям Ростовского овцетреста, так назвавшим новое хозяйство, было всё равно, какое дать название, ведь из областного города не видно, Сал вроде бы рядом. Сколько ни доказывали районные начальники областным, что это нецелесообразно, те упёрлись и настояли на своём. Есть ещё одно, шутливое объяснение. Когда стали организовывались совхозы, в Дубовку вызвали вновь испечённых руководителей. Им вручили печати, благословили на проведение организационных работ. Выехав за райцентр, директора решили это дело отметить. То ли «казёнкой» обмывали, то ли «дымкой», история умалчивает. Но, проснувшись утром, они уже дома обнаружили, что перепутали печати. Так вместо Присальского, предназначенного находиться около Сала, стал другой совхоз, а Комиссаровский из далёкой степи очутился рядом с речкой. История с малой долей вероятности, но как говорится, могла иметь место быть.

Новые времена, новые нравы. В XX веке по мере основания центральных усадеб и отделений совхозов, колхозов образовывались хутора. Им давали звучные названия - Весёлый, Вербовый Лог, Снежный, Вишнёвый, Тюльпанный, Дальний, Холостонур, Яблочный, Сайгачий, Новосальский, Лесной, Куропатин, Агрономов.

Не обошла район и большая политика, появились хутора Ленин, Ленинский, Калинин, Советский, Пятилетка, кош Комсомольский, кош Красноармейский. Животноводческие точки и коши, вновь создаваемые на дубовских просторах, тоже получали запоминающиеся, звонкие имена: Победа, Свобода, Знаменка, Заря, Куба, Пограничная, Красный Курган, Чёрный Курган, Степная, Придорожная, Горбатая, Балочная, Садовая, Острадная, Сальская, Белая, Дальневосточная, Глубокий Колодезь, Терновская, Спорная (Худжурта).

Вокруг населённых пунктов были созданы пруды, каждый имел своё название. В Семичном это были «Новый», «Двести пятый» (от имени железнодорожного разъезда), «Васильевский», «Генеральский», который устроил начальник конного завода генерал П.П. Брикель. Директор совхоза «Мирный» В.Я. Липявка был избран депутатом Верховного Совета РФ. Он построил несколько прудов, один так и называется - «Депутатский».

Имеется два наименования «Ремонтная». Поначалу железнодорожной станции дали название «Сальская». Затем переименовали, так как здесь было место ремонта и заправки паровозов водой, для чего построили специальную водокачку и водопровод. «Ремонтёры» это офицеры кавалерийских полков, которые закупали поголовье лошадей для армии, отсюда село Ремонтное, расположенное за 160 километров от Дубовского. Там были крупные коннозаводские хозяйства.

Сложно найти истоки наименования станции Семичная. По воспоминаниям старожилов на расстоянии двух километров от неё, на балке, помещик Семичанский образовал кош. От этой балки нарекли вновь построенную железнодорожную станцию.

Некоторые населённые пункты в обыденном разговоре получали различные обозначения. До сих пор, в память о когда-то огромном хозяйстве, жителей Вербового Лога иногда прозывают «пятовскими» - от совхоза «Дубовский» №5. Никак не приживается определение «сиротинцы», они всё равно - «комиссаровцы».

Хутор Гуреев иногда назывался Гурьев, Чиков. Садков - Садковский. Семичный - Семничный. Овчинников - Авчинников, этот хутор часто называют Приморским - по наименованию мехлесхоза. Алдобульский - Алдобуль. Эркетинская - Иркетинская, Эркитинская, Эркетеневский юрт, Эркетиновская (с двадцатых годов). Чунусовская - Чоносовская, Чоносская. Барабанщиков - Барабанщиковский. Верхний Жиров - Верхне-Жировский, Павлинский. Малолученский - Малолучный, Малая Лучка. Кривской - Кривский, Кривенский (ещё один Кривенский был выше по Дону). Комаров - Комарев, Комаревский. Дубовский - Дубовской, Дубовсков. Сиротский - Сиротинский. Худжуртинский - Худжуритинский, Чудябуртинский. Кут-Кудинов - Кудинов-Кут. В различных документах в разное время можно видеть эти неодинаковые определения имён.

Были хутора, не попадавшие в административный реестр, но занесённые геодезией на карту района: Ленинский недалеко от хутора Ленина (около Семичного), Хоринка и Бабин Лиман около Сиротского, Ладыгин около Присальского. На карте 1871 года значился ещё один хутор Ладыгин, располагался он на правой стороне Сала в районе нынешнего хутора Лопатина. Названы они были по фамилии коннозаводчика Д. Ладыгина. Ныне их нет.

Короткой была судьба посёлка Подгоры. Он возводился ударными темпами как спутник-общежитие рядом с Волгодонской АЭС. Выстроили социальную инфраструктуру в полном объёме - магазин, клуб, школа, жилые дома для проживания нескольких тысяч людей. Всё это было растащено в ходе «реформ».

Завершим перечисление на грустной ноте. Скорее всего, уже никогда мы не увидим в степном мареве хутора Тарасов, Минаев, Балдырь, Комаров, Минаев, Вишнёвый, Сайгачий, Худжуртинский, Стоковый, Дадонов, Колодезный, Барабанщиков, Садков, Сал-Адьянов, Крюков, Островский, Лапин, Марьянов, Алексеевский, Воробьёв, Сергеев, Сибиречный, Февралёв, Червлёный, Ченцова, Белоусов, Жарков, слободу Ильинку, станицы Чунусовской, Потаповской, Атаманской…

ОБУСТРОЙСТВО

Лишь во второй половине XIX века поселения начинают обустраиваться, жизнь приобретает прочность и основательность. Хутора и станицы становились всё более населёнными. Был образован новый, Сальский округ. В архиве хранится дело «Об учреждении в Войске Донском Сальского округа и упразднении Калмыцкого управления» от 2 апреля 1884 года. В нём имеется рапорт судьи калмыцкого правления в слободе Ильинка от 3 июня 1884 года полковника Машлыкина. Полковник доложил Штабу войска Донского, что дела он сдал вновь созданному Сальскому округу.

В 1880 году князь Трубецкой по приказу Императора приезжал в Сальские степи для исследования. Он сделал заключение, что полеводство здесь невозможно, но скот разводить прибыльно. «В степи больше 14 пудов ржи с десятины получить неможно, что никаких урожаев нет и быть не может». В 90-х годах наказной атаман Войска Донского Святополк-Мирский писал о Сальском округе: «Кроме ржи, вряд ли что может расти, да и даёт 15-20 пудов с десятины. Это тяжёлый, неприветливый край».

Форма правления была атаманской, в крестьянских хуторах и слободах руководили старосты и старшины. В соответствии с «Положением об общественном управлении станиц казачьих войск» в каждом юрте управление было следующим:

- станичный сбор, он состоял из станичного атамана, его помощников,

хуторских атаманов, судей и казаков-домохозяев,

- станичный атаман,

- станичное Правление,

- станичный суд.

Вводились и земства, но они просуществовали только шесть лет. Новые учреждения вошли в противоречие с казачьим устройством общества. Они столкнулись с порядками войсковой администрации, местных властей, испокон века привыкших к своей власти. И были распущены.

После реформы Дон стал втягиваться в процесс общероссийской модернизации. Если раньше большие массивы целинных земель использовались под пастбища, то к последней четверти XIX века в Задонских степях стали выращивать зерно. Именно в это время произошло интенсивное заселение, хутора стали увеличиваться, появились новые поселения. Новый приток произошёл в 1909-1915 годах, он знаменовал развитие Столыпинской реформы (не путать с вагоном «столыпиным» и со «столыпинским галстуком»). Сама реформа практически не затронула казаков, и большей частью не сбылась. Газета «Приазовский край» в 1908 году писала: «Крестьяне… рапродавши дома, весь скарб и ничего не нашедши в неведомой дали, возвращаются на родную землю обездоленными и лишь пополняют собой пролетариат».

Но в Сальские степи переселились новые крестьяне. Освоение новых земель имело последствия смешения коренного казачьего населения с крестьянством, это единственное явление такого рода во всём Войске Донском. Немалая доля влилась и калмыцкой крови. Восток проглядывал в крутых скулах и суженных глазах наших прабабушек. Произошла даже нивелировка языка донских казаков, его диалектичных особенностей. И только в придонских казачьих станицах можно было услышать иронично-весёлое:

- Казащок, пощём лущёк?

- Шешть копеещек пущёк!

В конце XIX века у зажиточных крестьян Задонья появились конные сеялки, локомобили, молотилки, сенокосилки, лобогрейки, заводские однолемешные и двухлемешные плуги. В 1907-1914 годах процесс технической оснащённости сдвинулся с места. Убогие саманные постройки были заброшены, заменены деревянными, примитивные базы стали заменять конюшни, крытые навесные сараи. Паровые молотилки постепенно вытесняли каменные молотильные катки, косарей заменяли сенокосилки и жнеи. Старый деревянный плуг заброшен, появился усовершенствованный пахотный инвентарь. На реке Сал построили 16 мельниц, на которых зерно перерабатывалось в муку.

Основными двигателями внедрения нового в сельское хозяйство было казачество и крепкое крестьянство. Накануне Первой мировой войны только в станице Атаманской и в её хуторах насчитывалось 1.037 плугов, имелось 490 жатвенных машин, 384 веялки, 69 сортировок, 56 конных грабель, 18 сеялок. В это время сформировался фермерский тип зажиточного казака и крепкого крестьянина. К сожалению, так было не везде. Мощный пласт крестьянства оставался вне технического прогресса. В своём отчёте атаман Войска Донского в 1909 году писал: «Приёмы обработки земли, способы ведения полевого хозяйства… были повсеместно первобытными».

Возникло мощное Задонское частное коннозаводство, результатом деятельности которого стала донская порода лошадей. Задонская лошадь, закалённая степным воспитанием, оказалась выносливой, стойко переносила тяжёлые испытания боевой жизни. Легендарный герой Дона Козьма Крючков приезжал на станцию Ремонтная, где встречался с казаками. Он рассказал о том, какую роль сыграл в памятном бою конь, выращенный в Задонье: «У немцев кони жирные и очень неповоротливые. Я это увидел. А наш дончак на задних ногах поворачивается на одной точке. Когда немцы растянулись в цепочку, я быстро повернул коня и оказался у них в хвосте и ловко стал их рубить и колоть. Пока они повернулись ко мне на своих битюках, я выскочил на свободное место, они за мной, а я обратно у них в хвосте». Итог боя - 14 трупов противника. К.Ф. Крючков лично зарубил 12 немцев, сам при этом получил 16 колотых ран. Конь, раненый 11 раз, вынес с поля боя потерявшего сознание казака.

Новые правила о донском частном коннозаводстве, появившиеся в 1877 году, способствовали наплыву торгового капитала. Развитию задонского коннозаводства способствовало установление огромной льготы в арендной плате за пользование землей. Постепенно донское частное коннозаводство стало превращаться в главного поставщика лошадей для регулярной кавалерии. Самые крупные конезаводы Области войска Донского размещались в Задонских степях, общее количество маток достигало 20 тысяч голов. Основными владельцами в тот период были офицеры Донского Войска.

Уже в ту пору проявлялись все «прелести» нерегулируемого рынка. До 1874 года коннозаводчество велось донскими дворянами в широких размерах и позволяло быстро наживаться. По замечанию географа В.Ф. Богачёва, донская лошадь от этого выродилась, оставив себе преемника, не способного «ни воду возить, ни казака носить». И только когда коннозаводчество перешло в руки приказчиков, бывших крестьян и иногородних, но людей способных к труду, появились решающие успехи. Этому способствовала жёсткая политика государства. Были нарезаны участки с чётким определением количества распашки, количества лошадей, овец, рогатого скота. Появились проверочные комиссии, следившие за улучшением лошадей. К счастью для коннозаводчества, руководители Области войска Донского не гробили экономику под лозунгом уменьшения роли государства.

Заводы казачьего дворянства начинают переходить к новым владельцам, бывшим ремонтёрам, торговцам лошадьми и скотом. Появляются крупные заводы Н.Я. Королькова, И.Я. Королькова, И.А. Королькова, З.И. Пишманова, С. Пишванова, Т. Пишманова, А.С. Пишванова, А.И. Пишванова, П.П. Пишванова, Г.Т. Пишванова, Подкопаева, Букреева. Родоначальник целой династии коннозаводчиков казак Осип Корольков в 1878 году начинал с одного участка, через 30 лет его разросшаяся семья, включая внуков, владела 1/3 частью всех коннозаводческих степей.

На территории 1-го ветучастка частного коннозаводства (хутор Дубовский) числились зимовники Дулимова, Я. Игнатова, Калтыканова, А. Кравцова, Я. Рагозина, Синеокова, Г. Текучёва, братьев Пеховских. На 2-м ветучастке (станица Атаманская) ветврачи обслуживали зимовники Грищенко, Я. Дюбы, Калтыкова, Подковырова, Д. Ладыгина. А. Ушакова, Д. Синюкова, Э. Татникова, Чернявского, братьев Трудниковых, братьев Полтавских, братьев Савинковых.

Спрос на резвую, сильную, рослую лошадь требовал значительных изменений в технологии степного конеразведения. Впервые в истории табунного коннозаводства начинает применяться система заводского подбора и отбора, заменившая собой вольный расплод. В качестве улучшателей породы стали использовать английских чистокровных, орловских жеребцов. В Сальском округе было 96 коннозаводчиков. Шёл бурный рост конского поголовья, в 1910 году численность маток в Задонье составляла уже 32 тысячи голов. Один жеребец-производитель стоил от 200 до 2.000 рублей. В общем обороте данный капитал был незначительным - 6,5%, но он занял полноправное место в экономической системе хозяйствования.

В этот период начинает происходить перекачка капитала из коннозаводства в тонкорунное овцеводство, дававшее немалые прибыли от продажи шерсти при быстрой оборачиваемости капитала. Один килограмм мериносовой шерсти стоил в восемь-девять раз дороже, чем продукция русских, калмыцких пород. Завоз новых пород был делом государственным. Экспедиция государственного хозяйства профинансировала проект закупки в Испании лучших испанских (шпанских) мериносов. Владельцы этих отар стали называться «шпанководы».

Бурно развивалась торговля, в хуторах и станицах обосновались многочисленные лавки. Нашлись люди предприимчивые, хваткие да изворотистые. В хуторе Барабанщикове кожевенным товаром и шерстью торговал Н.М. Винников, мануфактурные лавки были основаны в хуторах Подгорный - М.П. Мастюхиным, в Жукове - И.А. Бондаренковым, он торговал и галантерейным товаром. Лес в Колодезном продавал П.Е. Керженцев, в Барабанщиковском - С.Н. Кинтюхов. Он же обосновал в Барабанцах аптеку.

В последнее время имеются исследования, доказывающие, что в течение XIX века уровень жизни крестьян изменялся по восходящей линии. Очень трудно проследить динамику благосостояния жителей глубинки. Для этого нужно иметь данные о питании, доходах, о налогах и повинностях, знать о количестве рабочего времени и отдыхе, о здоровье, о продолжительности жизни, о грамотности. И много ещё чего, что необходимо проследить в развитии общества на протяжении века.

В любом случае модернизация, происшедшая в позапрошлом веке, налицо. Тогда почему разразились Российская революция 1917 года и Гражданская война? Только лишь благодаря действиям врагов Империи?

К сожалению, укрепление экономических показателей не повело за собой массового улучшения условий жизни в среде иногородних и коренного крестьянства. Получить землю в аренду от казачьих обществ было делом дорогостоящим. В 1900 году в станицах Атаманской и Великокняжеской владельцами паёв было отдано в обработку иногородним 3.656 десятин земли. Получила распространение «аренда себе в убыток», когда крестьяне, владевшие наделом, но не имевшие возможности его обработать, сдавали землю соседям побогаче за мизерную плату: за пуд-другой муки, за обработку части надела, за кизяки для топлива. Арендная система не давала возможности благоустраивать хутора, закладывать сады, так как арендаторы менялись, и всё это становилось бессмысленным занятием.

Особенно тяжкой была судьба наёмных работников. Старожилы рассказывали, как один из казаков кормил работников. Пшённый суп заправлял сам лично, кусок сала держал на шпагате, опускал его в котёл, а верёвочку держал в руке. Через одну-две минуты шпагат поднимался вверх, сало благополучно покидало котёл. Такое изобретение позволяло заправлять суп в течение всего уборочного периода.

Особая статья - налоги. В Империи Российской сложилась ситуация, неподдающаяся уразумению. Крестьянский двор с 4-6 десятин платил большую сумму налогов, а с казачьего надела в 150-200 десятин - ноль. Иногородние платили ещё большие подати. За право жить на казачьей земле они облагались особым налогом - посаженной платой, отдельно платили за выпас скота на общественном выгоне, за обучение детей в школе. Все эти виды повинности не освобождали от государственных налогов. Крестьянина обложили со всех сторон. И он выбрал в 1918 году свой путь.

Освобождение от налогов казачьего сословия давало государству высокопрофессиональный род войск, практически не требующий никаких финансовых вливаний на своё содержание. Зато потом, в начале нового, грозного века, этот просчёт обошёлся обществу непомерно дорого.

Во второй половине XIX века на левобережье Сала стали заселяться татары. Сначала они приезжали из-за Волги на сезон огородничать, а затем прижились в наших краях. Выращивали богатые урожаи овощей и картофеля. Больше всего их было в хуторе Балдырь.

В это же время заселяются выходцы из Крыма (Таврия) - тавричане. В конце XVIII века полуостров стал российским, туда переселили русских и украинцев. Заодно тавричанами начали называть всех переселившихся государственных крестьян. Часть из них исповедовали молоканство - разновидность , их ещё считают особой этнографической группой . Местные татары их притесняли, и в 1888 году крымские молокане обратились к руководству Области войска Донского о переезде на новые земли.

На территории нынешнего Дубовского района переселенцам выделили участки в Эркетинской волости, рядом со станицей был образован хутор Сиротский. Построили из глины и камыша землянки, работали по найму у казаков и калмыков. Здесь находился колодец с самой вкусной в районе питьевой водой. Некоторые молокане проживали в хуторах Ивановке и Гурееве. До сих пор около хутора Ивановки можно видеть молоканское кладбище.

Случился голод, от голода в 1881 году в России умерло два миллиона человек, в 1900-1903 годах - три миллиона, 1911 году - два миллиона, всего за 30 лет семь миллионов человек. Тавричане попросили разрешения поселиться поближе к станице Атаманской. Казаки воспротивились инородцам. Возражали и калмыки, недалеко был их хотон Худжуртинский. Приняли решение поселить сирых отдельно, на левой стороне Сала, напротив Атаманской. Новый хутор, как и бывший, стал называться Сиротским, ныне совхоз «Комиссаровский». Старый Сиротский постепенно угас.

Украинцы переселялись больше всего к калмыцким станицам - к Потаповской, Чунусовской, много их заехало в Комиссаров (Семичный), в хутор Дубовский, а рядом с Эркетинской они образовали даже свой хутор Мазанов. Белорусы основались в Гурееве, мордва - около разъезда Минаевский. Заселение немцев Сальского округа произошло в начале XX века. Около станиции Семичная поселилось их несколько семей. Даже курды заехали в Задонье, здесь они назывались дервиши, селились в хуторе Лопатине.

В журнале областного правления Области войска Донского от 31 августа 1906 года сохранилось дело «Об образовании в юрте станицы Нижне-Курмоярской близ полустанции Семичной Тихорецко-Царицынской ветви Владикавказской железной дороги нового хутора под названием «Коммисаров». Окружной атаман 1-го Донского округа доложил, что на сборе станицы Нижне-Курмоярской было вынесено ходатайство об образовании близ полустанции Семичной нового хутора. Народонаселение станичного юрта к этому времени стало многочисленным, площади паевого надела на одного казака становились всё меньше и меньше, многие граждане изъявили желание переселиться в места более свободные. К тому же, близ полустанции уже было выделено 400 десятин общественной земли. Рядом находились владения посёлка Ченцова, других населённых пунктов станицы в округе не имелось и довольствия их новым хутором не были стеснены.

Определили: «Разрешить Нижне-Курмояскому станичному обществу образовать новый хутор под названием «Коммисаров», но с тем, чтобы последний будущим своим земельным довольствием не стеснил смежных хуторских довольствий, и чтобы новый хутор отнюдь не заселялся ранее распланирования мест землемером». Так появился будущий Семичный.

Плотность населения была разной. В населённых пунктах преимущественно с казачьим населением: Эркетинской станице, Кудинове, Королёве 3-4 человека на двор, а в «крестьянской» Ильинке - 8-9 человек на одно жилище. Да и помещение - маленькая землянка, редко саманный домишко. Та же картина характеризует количество десятин земельного довольствия. Если в станицах Атаманской, Эркетинской приходилось по 15-20 десятин пахотной земли на жителя мужского пола, то в слободе Ильинке - только 0,9 десятины. В станицах приписывалось всей земли по 90-100 десятин, а то и больше - до 250 на один двор. В Ильинке семьи крестьян довольствовалась семью десятинами, прокормить такую ораву на мизерном клочке земли было невозможно.

Это было время массового строительства церквей. Поскольку юрты станиц занимали огромную территорию, то казаки крестьяне из отдаленных хуторов не всегда имели возможность посетить церковь. Церкви большей частью входили в подчинение Донской епархии Сальского благочиния. В хуторе Колодезном  Баклановской станицы устроили  церковь Рождества Богородицы, в Моисееве  -  храм Успения Богородицы, в Кривском на средства урядника Г.С. Мазанова возвели Никольскую церковь. В хуторе Жукове построенная в 1863 году деревянная Покровская церковь сгорела в 1892 году. Через три года после этого жители возвели у себя новую церковь с тем же названием. Архипастырских наград были удостоены: скуфьею священник Сергей Байздренко из хутора Кривского, набедренником - священник Лев Ефимьев из станицы Атаманской. 

На Дону издавна была сильна раскольническая церковь. Староверов в 1911 году было 4,7% от общей численности населения Области Войска Донского. В Задонье эта цифра была значительной. Наибольшее количество раскольников было в Атаманской - 2.027 человек, в Жуковском 490, в Плетнёве 10 человек. Никонианские церковные реформы долго не признавались в этой группе казаков. На их долю выпало много притеснений, староверы воспитали в себе твёрдое сознание своей правоты и готовность принести за свою веру любые жертвы.

С 1879 года начальное образование изъято из земства и отдано церкви, в её ведении находился весь институт брака и семьи. Загсов или иных государственных учреждений, регистрирующих рождение, женитьбу, уход из жизни, не было. Всё это фиксировалось в метрических книгах при церквях. В метриках при станичных правлениях учитывались только жители мужского пола. Каждый урок по закону Божиему отмечался, без дозволения законоучителя невозможно было получить документ, подтверждающий окончание приходского, юнкерского училища, университета.

Вторая половина XIX века - время организации обучения детей. В станицах и хуторах обосновали одноклассные и двухклассные, редко - трёхклассные церковно-приходские школы и училища. В хуторе Жукове почётными блюстителями были казаки З. Захаров и В.И. Бакланов, законоучителем стал священник Д. Попов, учителем - И.В. Попов, гимнастику преподавал урядник В. Данилов. В Комарове блюстителем стал купец А. Нечаев, учитель - И.А. Семёнов, гимнастику вёл урядник Я. Севостьянов. Кривская школа возглавлялась купцом А. Шиловцевым, законоучитель - Я.В. Труфанов, учителя А. Белов и урядник К. Пимонов. В Моисеевской школе почётным блюстителем был купец Н.М. Винников, преподавали священник И. Трофимов, М. Траилин и А. Линьков. Всего школ и училищ было 16.

Занятия проходили в обычных казачьих домах. Учебный год длился «от окончания полевых работ до начала оных в следующем году», но не более семи месяцев. Третий класс обучения посещали единицы, ибо паренёк в 10 лет был уже помощником в хлопотном хозяйстве отца. В такой короткий срок начальная школа могла только обучить читать и писать. Девчонки, как правило, посещали школу один год. «Зачем больше? Сумеет прочитать письмо мужа со службы, да ответить ему - вот и хорошо». Детей бедных в школы не принимали, так как стоимость обучения для крестьян была высокой.

Для справки: годовое жалованье атамана станицы Великокняжеской составляло 1.000 рублей, на содержание школ станицы и всех её хуторов выделялось 125 рублей. В 1913 году на содержание начальных школ расходовалось только 6,6% бюджета Области Войска Донского, тогда как расходы на содержание администрации, суда и полиции были раздуты до 35% бюджета.

В 1895 году был издан указ Николая II «Об отчуждении земель и имущества, потребных для сооружения железнодорожной ветви от станции Тихорецкая до Царицына». При разработке проекта не была учтена одна особенность: железная дорога будет проходить по землям, принадлежащим казачеству. Некоторые хутора взбугрились:  «Как так, без нашего согласия строить дорогу?» Казаки собирались группами и звали атаманов к защите их интересов. Ходили слухи, что «чугунка» принесёт казачеству много бед, будут болеть дети, начнётся падёж скота. Было оформлено постановление о переносе строительства железной дороги от реки Дон на 30 километров восточнее. Старожилы упоминали, что новый вариант строительства предусматривал пройти через Ильинку, но местные жители тоже были против, и ветка прошла через хутор Дубовский. В то время люди ещё не понимали значимости железной дороги.

Строители со стороны станций Тихорецкая и Царицын встретились в степи в районе нынешнего Котельниково. Взбудоражив вековую глушь могучим басовитым  приветствием,  10  октября 1897 года паровозный гудок возвестил о существовании Владикавказской железной дороги, из Царицына до Двойной прошёл первый поезд. Взглянуть на огнедышащее чугунное диво, без посторонней помощи бегущее по стальным рельсам, собрались жители станиц и хуторов. Общей протяженностью 504 версты дорога вступила в строй.

Станция Сальская была образована в 1898 году, с 1904 года она носит название Ремонтная. По  данным  Министерства  путей сообщения в 1900 году в Царицын  было вывезено 83 миллиона пудов  грузов. Всё проходило через станцию Ремонтная, окончательно она была достроена в 1915 году. С появлением новой станции начинается и развитие хутора Дубовского. Для расселения работников железной дороги при станции были построены дома, которые стоят до сих пор. Всё строилось надёжно, прочно, с  гарантией на долгие  годы.  Архитектурная   завершённость железнодорожных объектов вызывает уважение и сегодня.

После пуска ветки жители начинают понимать важность железной дороги, вдоль полотна начинают появляться новые поселения. Выстроилась станция Калмыцкая (ныне - Зимовники), которую окружали многочисленные места содержания животных, именуемые зимовниками. Недалеко сформировалась железнодорожная станция Семичная с грузооборотом 840 тысяч пудов, а также станция Сал, небольшой разъезд Гашун, позже - разъезды Мелиоративный и Минаевский. Железная дорога существенно ускорила развитие региона.

ВОСТОЧНЫЙ ОПЛОТ КАЗАЧЕСТВА

В сентябре 1880 года было принято Высочайше утверждённое Положение военного Совета: «Образовать в Области Войска Донского станичный казачий юрт под названием Атаманский». В журнале Войскового штаба Области войска Донского имеется дело о переселении казаков из разных станиц во вновь образованную Атаманскую станицу. Станица расположилась на правом берегу реки , при слиянии Кара-Сала и Джурак-Сала, между современными хуторами Шебалин и Лопатин. По карте 1908 года она входила в состав земель нынешнего Дубовского района. Все её юртовые хутора, за исключением Гуреевского, были на территории нынешнего Заветинского района.

Не везде было так просто. Образовывали станичные юрты там, где имелись свободные войсковые земли. Шесть хуторов станицы в Баклановской хотели, было образовать юрт станицы «Гугнинская» в 1886 году, но прошение осталось без последствий.

Заселение из правобережья Дона шло быстро. В основном направляли по жеребьёвке, были и проштрафившиеся казаки. Некоторые наименования взяли от старых хуторов и станиц, из которых переселились со Среднего Дона. Первую волну составили казаки Иловлинской и Сиротинской донских станиц, они получили приказ - отселить на Сал, «за калмыками приглядывать», по 30 семей. Были переселенцы из Потёмкинской, Нижне-Чирской, Нагаевской, Старогригорьевской, Распопинской и других станиц. Казаки станицы служили в 22-м Донском казачьем кавалерийском полку, который за отличное мужество и храбрость в турецкой войне был награждён Георгиевским знаменем.

Переселенцев наделили землёй. На одну душу коренного мужского населения приходилось 15 десятин пахотной, 45,5 десятин удобной, всего по 75 десятин земли. Малолетки получали паи в 16 лет. Выделяли кредит, предоставляли трёхлетнюю отсрочку от службы, каждый член семьи получал подъёмные. В 1890 году в Атаманской и приписанных хуторах уже проживало 4.890 человек.

Автор книги «Очерки географии Всевеликого войска Донского» В.Ф. Богачёв написал: «Станица расположена на солонцеватой равнине, населена казаками - выходцами из разных станиц, частью сосланных сюда за разные проступки, частью выселившихся по бедности, частью по причине религиозных несогласий. Тут очень много старообрядцев. Станица довольно богата, но имеет унылый вид. Здесь живут также и казаки-калмыки, но в малом числе».

Первым станичным атаманом избрали урядника Верхне-Курмоярской станицы Андрея Иосифовича Фомичёва. Была вновь изготовлена станичная насека, три положенных печати - всё чин чином. Потом избирали В.Н. Балабина. Почётными станичными судьями были казак С.В. Антонов, казак С. Агрызков, урядник К. Быкадоров, урядник Т.С. Агрызков.

В 1884 году станицу подчинили в административном отношении Сальскому округу.

Экономическое обследование казачьих станиц Области войска Донского в 1907 году показало в Атаманской станице прогресс в ведении земледелия, хотя условия были тяжёлыми. Землю обрабатывали полосками, выбирая благоприятные участки - падинки, отножники. Колодцы копали в низменных местах глубиной в три-четыре сажни, на равнинах - по 8-9 сажен. Однако через пять лет вода портилась, приходилось всё устраивать заново. Озимой пшеницы сеяли 405 десятин, ржи - 9.246, яровой пшеницы - 11.936, овса - 991, ячменя - 1.748, льна - 50, проса - 1.022, картофеля - 65, горчицы 2.122 десятин. Пшеницу сеяли по одному и тому же месту по четыре-пять лет. В хуторе Гурееве татары арендовали огородные плантации, сажали капусту, огурцы, помидоры, картофель. У них имелись чигири - устройство в виде колеса с ковшами, снабжёнными черпаками, приводили в действие верблюды, которые ходили по кругу.

В самой станице насчитывалось 465 жаток, 985 плугов, 356 веялок, 69 сортировок. В первые годы существования Атаманской основным занятием было скотоводство. Юртовое поголовье было следующим: лошадей - 4.280, волов - 4.362, коров - 4.033, овец - 32.707 простых и 600 тонкорунных, 251 верблюд, всего 40 тысяч голов домашнего скота. Договаривались с калмыками, отгоняли к ним молодняк, а к осени или к другому году подросшее поголовье забирали и сбывали на ярмарках, ремонтировали им свой домашний скот, самых лучших скакунов предназначали молодёжи на призыв.

На учёте в Атаманском ветеринарном участке были зимовники владельцев: Бугульдушев, Гриценко, Дюба, Калтыков, Мумаджинов, Подковыров, братья Полтавские, К. Савинков, С. Савинков, Санчинов, Б. Сельдинов, братья Трудниковы, Тюльтинов, Цуглинов, Чернявский, Шуранов.

Атаманская слыла среди казаков одной из самых зажиточных. Почти в каждом дворе имелось по нескольку десятков овец, коров, бычков, волов и пара-другая верблюдов. Здесь, на берегу Сала, хорошо росла яровая пшеница, из которой хлебопёки выпекали булки, славившиеся по всей округе. Мясо, молоко, масло и шерсть, произведённые в станице, быстро расходились на местных ярмарках. Зерно шло также на свои ярмарки, а большей частью - за Волгу и в Астрахань. Камень покупали в станице Цимлянской или в сёлах Астраханской губернии. В станичном юрте в трёх магазинах хранился войсковой запас зерна, он ежегодно обновлялся и пополнялся, что регулярно проверяли доверенные от общества. Немалые деньги в станичную кассу приносила аренда от сдачи юртовых земель. Землю в аренду также сдавали 134 домохозяина (из-за их отсутствия в станице и по недостатку рабочих сил).

В 1907 году станице было 134 ремесленника, имелся 1 мясник, 9 портных, 11 сапожников, 1 кожевенник, 3 овчинника, 12 постовалов, 1 печник, 5 шорников, 12 кузнецов, 1 колесник, 22 плотника, 3 бондаря, 6 огородников, 1 штукатур, 1 коновал, 1 живописец, 1 переплётчик.

В лавках и магазинах торговали 27 человек. Двое жителей станицы промышляли ловлей раков, которых сдавали в Котельниково и Ремонтную. Из Котельниково, объединившись несколькими семьями, станичники привозили лес, который выменивали на зерно. Много леса давали за горчицу (гардал), которую казаки успешно выращивали. В Атаманской торговля со всей округи шла дважды в год: 9-12 марта и 26-29 сентября. В самой станице было несколько лавок, мануфактурой торговали в лавках Г.А. Носова, И.С. Семёнова, а также И.В. Щеколдина.

Первой была построена единоверческая Покровская церковь, где служба шла и по православному обряду, и по староверческим уставлениям. Первоначально она была сооружена из раскольнической молельни. Устройство относится к 1880 году, когда станица ещё только становилась на ноги, но потом храм сгорел до основания. Воздвигли новую Покровскую церковь, также деревянную. Из общего войскового капитала на её постройку (с домом для священника) выделили пособие 20.000 рублей. В храмах, что по­меньше, совер­шались регуляр­ные обряды, а в новой красавице-церкви Троицкой ка­заки принимали присягу. Рядом высилась каменная колокольня, голос её колокола был слышен за восемнадцать вёрст. На звоннице было ещё 14 малых колоколов. Руководил постройкой Иван Тимофеевич Колесов. К этой же станице была приписана походная церковь во имя святого мученика Власия. Устроили её из деревянных брусков, разбирающихся и складывающихся, в длину девять, в ширину пять аршин, рассчитана на 50 человек.

В Атаманской приблизительно половина прихожан придерживалась «старой» веры, было четыре старообрядческих молельных дома, наезжали миссионеры-старообрядцы со своими начётчиками. В юрте также действовало ещё три старообрядческих молельных дома. Много старообрядцев имелось в хуторе Гурееве, где вместе с православной церковью был их молитвенный дом

Открыли сначала одноклассное, затем двухклассное училище, почётным блюстителем которого были казаки В.В. Чижов, Е.С. Чиков, учителя А.О. Ирошенко и Ф.С. Романовский, долгое время учительствовал И.С. Гладков. Законоучение преподавали священники П. Дубровский, А.П. Гуреев. Кроме учебного процесса был обязательным курс гимнастики, преподаватель - урядник Иванов, другие старослужилые казаки. В 1916 году в станице заработало высшее начальное училище, которым руководил коллежский асессор П.П. Шмелёв, законоучитель - священник В.Н. Петровский, учителя - А.П. Чумаченко, Н.И. Проценков. Высшие начальные училища состояли из четырёх классов с годичным курсом в каждом, окончившие имели право поступать в гимназии.

Имелось женское училище 3-го разряда: попечитель А.И. Нестеров, руководила учебным заведением надзирательница С. Вицинская, учительствовали П. Полякова, М.А. Гаврилова, А.Н. Дьякова, Е.П. Дундукова. Рядом соорудили общежитие для учителей.

Построили двухэтажную больницу с роддомом и приёмным покоем на пять коек, врачами Атамановского участка были И.А. Гуреев, А.Г. Герасимов, коллежский асессор Е.И. Зипунников. Было организовано почтово-телеграфное отделение, которым заведовали начальники В.С. Попов и П.Д. Ганкевич. Создали Атаманскую общественную кассу, объединившую 597 человек, баланс на конец 1914 года сложился в 72.973 тысяч рублей, цифра внушительная. Устроили городской парк, театр, в нём по выходным давались балы, играл духовой оркестр.

Улицы украшали около 400 добротных домов из деревянных пластин, ошелёванных оструганными выкрашенными досками. Дворы выделялись своей ухоженностью. У казаков имелись сады, огороды, семь ветряков, четыре водяных мельницы, табуны лошадей, гурты скота. Ф.П. Левинский вырастил, как его называли, «культурный сад». Такой же сад был в хуторе Шебалине у Крылова. У хутора Сиротского на Салу стояла мельница.

Поговаривали о преобразовании станицы в город. В юрте станицы в 1893 году проживало 4.417 казаков, в 1913 году - 7.744, в станице Атаманской - 2.075 человек. Жителей невойскового сословия среди них было 14%.

Влияние «старой» веры давало себя знать, нравы были выдержанными и строгими. Пьянство не поощрялось, переселенцы зачастую удивлялись: «Во дают казаки, над одной поллитрой всю свадьбу сидят».

От крестьянства казаки отличались и одеждой. Форменная рубаха, брюки с лампасами у мужчин. Длинные юбки и приталенные кофточки из атласа у женщин. Всё это разнилось от одеяний русских крестьян.

В Первую мировую войну атамановцы воевали геройски. Кликнули «сполох!», и все приписанные к 22-му Донскому кавалерийскому полку казаки прибыли на пункт лагерного сбора, который находился при балке Зангата. В ходе боёв младший урядник Т.Ф. Титов, старший урядник Ф.С. Егоров, казак Ф.И. Карасёв (дважды) были награждёны Георгиевскими крестами. Погибли и умерли от ран казак Н. Быкадоров, приказный И.А. Гуров, казак И. Фомин, другие казаки.

С 1889 по 1917 годы управлял станицей и приле­гающими к ней ху­торами урядник, затем хорунжий Алексей Васильевич Нестеров. Это был строгий, крутого нрава начальник, на своём дончаке Орле он ровно в полночь каждый раз объезжал станицу. Гуляки получали строгое наказание, любителей выпить атаман даже выселял из юрта. А.В. Нестеров строго придерживался донской поговорки: атаманом быть - уряд держать, порядок то есть. За годы пре­бывания у власти он нажил себе не­мало врагов, которые однажды попытались взорвать его с помощью са­модельной бомбы.

По указанию Временного правительства в марте 1917 года в Ростове организовали Областной Исполнительный Комитет (Донисполком). Началось формирование хуторских, сельских, станичных, окружных исполкомов. Комитет станицы Атаманской постановил арестовать атамана, под стражей его направили в Сальский окрисполком. Когда по решению Войскового Круга исполкомы были упразднены, А.В. Нестеров вернулся и снова заступил на атаманство. Но как только дошла весть о новой революции, хорунжий не стал второй раз испытывать судьбу, погрузил имущество на подводы, забрал семью и уехал на берега Терека.

В мае 1917 года станица делегировала на 1 большой Войсковой Круг шестерых представителей - П.С. Антонов, В.В. Антонов. Ф.А. Пастухов, М.В. Крылов, Ф.А. Текучёв, Н.В. Текучёв. Подхорунжий П.Г. Карасёв стал членом Круга от станицы Атаманской.

Осенью прошли выборы в Учредительное собрание. Получилась такая картина: по станице с хуторами за список казаков проголосовало 2.037 человек, по списку старообрядцев - 413, за эсеров и Совет крестьянских депутатов - 325, РСДРП (б) - шесть человек.

Почти все казаки-атамановцы во время Гражданской войны воевали на стороне белых. Но были и сторонники красных. Выходец из станицы Атаманской З.Г. Капустина (Зипунникова) вспоминала, что в их семье все ушли к Краснову. Один из сыновей, Алексей Иосифович Зипунников, сначала записался в красные партизаны, а потом воевал в 1-й Конной армии у С.М. Будённого, где и погиб. Его жена Мария Павловна после Гражданской избиралась заместителем председателя Атамановского сельсовета. В красные командиры ушёл приёмный сын атамана хутора Иловлинского С.И. Колесова - казак калмык Николай Иванович Колесов, он был командиром Доно-Заветинского полка.

Многие эмигрировали. Есаул Ф.Г. Давыдов обосновался в Париже. Промышленник и исследователь, казак станицы Атаманской П.И. Калачёв жил в Боготе (Колумбия). Урядник И.П. Текучёв умер в «Русском доме» в местечке Сент-Женевьев де Буа под Парижем. Своё последнее успокоение нашли за рубежом казаки станицы И.Х. Киреев, С. Попов, Н. Федотов.

За это и за другие дела после Гражданской войны станица попала в немилость новой власти. Были порушены дома Буровых, Карасевых, Ноздриных, пластины и балки пошли на ремонт мостов через Сал. Под правлением в подвалах сделали тюрьму. На яру перед кладбищем расстреливали и станичников, и пришлых, да так, что хоронить не успевали, по мобилизации из хутора Троилинского мужиков гоняли рыть могилы.

В 1920 году Атаманская станица входила в Сальский округ. Постановлением областной административной комиссии в 1922 году утвердили Атаманскую волость, которую в 1924-м упразднили, территория вошла в состав Дубовского района, затем непродолжительное время - Калмыцкой автономной области.

В 1929 году имелось коневодческое товарищество Атамановского сельсовета, но оно продержалось недолго. Открыли отделение сельхозтоварищества.

Председателем Атамановского сельсовета в 1930 году был Лапин, секретарём партячейки - Самсонов. Как и во всех населённых пунктах Дубовского района, приступили к ликвидации безграмотности, восемь культармейцев «ликвидировали» 35 неграмотных. Секретарь Атамановского бюро комсомольской ячейки Уколов доложил на заседании бюро РК ВЛКСМ об участии комсомольцев в хозяйственно-политических кампаниях.

Районное руководство пыталось поддержать бедняков, Атаманская бедняцкая конференция состоялась 5 марта 1929 года, присутствовало 30 человек. Повестка заседания: «Задачи поднятия сельского хозяйства. Практические мероприятия по весенней посевной кампании».

На бюро райкома ВКБ (б) от 22.08.1929 г. было отмечено, что Атаманская партячейка сделала раскладку хлебозаготовки, перекладывая всё на середняка, упуская нажим на кулака. Секретарь ячейки отрицал возможность организации «красных обозов». В станице никак не принимали новую действительность. Итог бытия непокорного оплота казачества подвела массовая коллективизация. Не раз приезжали руководители района, собрания не приносили желаемого результата. За малым исключением желающих вступить в колхоз не было.

В апреле 1930 года прибыл отряд под наименованием Агитпропколхоз, который состоял из работников краевого земельного управления и студентов Ростовского медицинского института. Разъехались по хуторам и станицам. В Атаманской агитаторов поселили в школе. В станицу прискакал казак, сказал, что в Гурееве встретили агитроповцев неприветливо, побили местного секретаря партячейки. Студенты некстати принялись ходить по домам с агитацией. В ответ ночью около десятка казаков избили агитаторов, один скончался от побоев. Казаки не стали ждать приезда следователей, около 40 семей скрылись.

Во время коллективизации семьдесят зажиточных ка­заков, не пожелавших добровольно отдать свое добро в общий ко­тел, раскулачили и выселили. Адреса ссылок: Соловки, Карелия, Березники и Лысьва Пермской области, Еманжелинск Челябинской области. Одни попали в село Дивное Ставро­польского края, других сослали в хуторок под Куберле. Дома высланных станичников сначала заняли заброшенные из Азербайджана курды, затем сосланные кубанцы. Поэтому в 1934 году Атаманский сельсовет называли ещё и комендатурой. Пока мы не имеем данных, сколько было выслано из станицы Атаманской, кто уехал самостоятельно. Скорее всего, окончательное слово было за экономикой. Близлежащие колхозы построили свои школы, медпункты, клубы. Жители станицы постепенно переехали в те места, где была работа и объекты социальной структуры. Добротные строения вывезли по соседним хуторам. Деревянные дома пошли на строительство школ, клубов и колхозных амбаров в Сиротском, Шебалине, Семичном и в других хуторах.

Из области приехала комиссия по изъятию ценностей из Троицкой церкви. Вставшего на их пути священника пришибли тяжёлым засовом. Причём свои же, атамановские.

До 1934 года был Атамановский сельсовет. С сентября 1937 года в списках сельсоветов он не значился. В 1939 году хутор Атаманский входил в состав Кировского (ныне Комиссаровского) сельсовета. В 1954 году в реестре ещё значилась станица Атаманская Семичанского сельсовета. В августе 1963 года этот населённый пункт был причислен к хутору Лопатин и снят с учётных данных. Восточный оплот казачества исчез вместе с казачеством. На крутом берегу Сала кое-где видны яры, да курганчики - это всё, что осталось от некогда цветущей станицы. Долго стояла каменная звонница Троицкой церкви, неизвестно куда растащили колокола…

По инициативе донского писателя Г.С. Колесова 30 мая 2004 года, в день Святой Троицы, состоялся митинг и молебен в честь памяти предков. Всего прибыло полторы тысячи человек. На месте, где стоял дом деда Г.С. Колесова, атамана хутора Иловлинского Степана Ивановича Колесова, установлена плита с гранитным камнем и крест памяти.

ДОНСКАЯ АТЛАНТИДА

Станица Баклановская была известна сначала под именем Гугнинского городка. Её основание относится к первой половине XVII столетия, основан городок казаком Гугнивым. В самом начале своей истории эта станица находилась на территории нынешнего Дубовского района, на левой стороне Дона в урочище Зимовном. Урочище с многочисленными загонами для скота и землянками для людей постепенно превратилось в городок Усть-Цымлу. Длительные весенние разливы вынудили жителей городка переселиться на правый, возвышенный берег. Станица была сначала названа Ново-Цымлянской, а в 1878 году была переименована в Баклановскую, в честь родившегося здесь героя-казака Я.П. Бакланова.

Яков Петрович Бакланов - легенда кавказской войны. Он был командиром 20-го Донского казачьего кавалерийского полка, походным атаманом Войска Донского. Я.П. Бакланов превратил свой полк в одну из лучших боевых единиц в армии. Когда командир со своими донцами мчался по ущелью, горцы спешили в укрытия. Да и было чего бояться: двухметрового роста, рябой, усатый да носатый казачина был видом явно не ангел. В бараньем тулупе, в огромной косматой папахе, сбитой на самый затылок, с длинными, развевающимися по ветру бакенбардами - конечно, опасались донского рубаку. От турок он получил прозвище Батман-Клыч - богатырь с полупудовым мечом. 17-й казачий полк в 1904 году стал именоваться полком генерал-лейтенанта Якова Петровича Бакланова. Через века он оставил нам завещание: «Покажи врагам, что думка твоя не о жизни, а о славе и чести Донского казачества».

На земле станицы Баклановской родились ещё шесть генералов.

Иван Ефремович Ефремов - генерал-лейтенант Донского казачьего войска. В чине штабс-ротмистра он принял участие в , за подвиги награждён 4-й степени. За Бородинское сражение удостоен 2-й степени с алмазными знаками. За подвиги И.Е. Ефремов награждён 3-й степени и З , удостоен 4-й степени. Участвовал в и получил рану саблей в правую руку во время преследования турок, разбитых на реке Камчик. В эту войну он награждён З . В 1911 году прах генерала был торжественно перевезён на вечное упокоение (вместе с останками графа , графа , генерала ) в усыпальницу войскового кафедрального собора в .

Генерал-майор Г.П. Хохлачев участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. В 1912 году был произведен в полковники, затем получил генеральский чин. Эмигрировал во Францию.

Генерал-майор П.М. Поляков командовал 6-й Донской отдельной казачьей сотней, с начала Мировой войны - командир 26-го Донского казачьего полка. В Гражданскую войну находился в рядах Донской армии. Весной 1920 года произведён в генерал-майоры. Умер в Болгарии.

Генерал-майор А.К. Мягков во время Первой Мировой войны занимал должность старшего адъютанта войскового штаба Войска Донского. С началом Гражданской войны вступил в ряды Донской армии. Занимал должность генерала для поручений при военном министерстве Войска Донского. Эмигрировал, погребён на кладбище Банье в Париже.

Генерал-майор М.А. Моисеев служил в 14-м гусарском Митавском полку, где за период службы награждён Георгиевским крестом с лавровой ветвью. С 1918 года - в Донской армии в составе 1-й Донской казачьей пластунской бригады. В марте 1920 года под Новороссийском попал в плен, мобилизован в ряды Красной Армии и отправлен на польский фронт, откуда дезертировал и перешёл на сторону поляков. После окончания советско-польской войны уехал в Германию. Во время Второй мировой войны состоял в рядах казачьих подразделений SS. Умер в Австралии.

Генерал-майор М.А. Фетисов в начале Первой мировой войны служил в 53-м Донском казачьем полку особого назначения, затем переведён в 7-й Донской казачий полк на должность строевого помощника командира полка. После февральской революции 1917 года был избран делегатом на Общеказачий съезд в Петрограде. Круг Спасения Дона в награду за умелое руководство боевой операцией произвёл его в чин генерал-майора. В эмиграции жил в Турции, Болгарии, Югославии, Чехословакии, Франции, где и умер.

Знаменитым выходцем из станицы стал полковник Н.А. Хохлачёв, который был награждён высшей офицерской наградой Российской Империи - Золотым Георгиевским оружием. Уехал в Болгарию, затем в США, где избирали председателем Донского войскового совета. Умер в Лейквуде, штат Нью-Джерси.

В 1859 году в станице проживало 968, в 1890 - 1.250 жителей, всего в юрте числилось 5.730 человек. В 1885 году атаманом станицы Баклановской избрали урядника И.С. Хохлачёва, в 1890 году урядника Ф.Т. Фомина, затем А.К. Полякова, В.С. Савельева, в 1895 году - А.Е. Хохлачёва, в 1899 году юртом руководил урядник А.Н. Кузнецов. Работало одноклассное училище с учителями А.Д. Подгаевским, И.М. Брызгалиным, Ф.М. Михайловым. Законоучение вели священники С.А. Ефремов и А.М. Греков, гимнастику преподавал урядник И. Хохлачёв. Почётные блюстители - урядник П.И. Казанцев, купец И. Колотилов и есаул К.И. Мягков. В Донском Императорском Александра III кадетском корпусе одну из войсковых стипендий наименовали стипендией генерала Бакланова. Её выдавали сыновьям лиц войскового сословия станицы Баклановской.

Гугницев преследовали наводнения и сыпучие пески, станица неоднократно кочевала с места на место. В 1906 году в журнале Областного правления войска Донского находим дело «О перенесении станицы Баклановской в хутор Колодезный». А годом позже Баклановская станица с реки Цымлы и правой стороны Дона опять перешла на левую сторону реки Дон, на территорию будущего Дубовского района. Там, где стоял хутор Колодезный, находились «генеральские» курганы, которые никогда не заливались водой. Станичные поля занимали всё возвышенное пространство. На восток, в сторону Задонья, произрастал дремучий лес больших размеров - тополёвый, дубовый, вязовый. Из этого леса казаки строили жилища.

В переселенческом деле отмечено, что «хутор Колодезный расположен у подошвы высокого плоскогорья, вблизи заливного луга, в котором после спада весенней воды оставалось много озёр и болот, заросших травой. Почва глинистая, растительности в Колодезном было немного, годной для питья воды достаточно, но колодец, дающий эту воду, находится на краю поселения».

Жители хуторов, находящихся на правой стороне реки Дон, сильно протестовали против перевода Баклановской на левую сторону. Они решились основать новую станицу, дали ей имя другого уроженца Гугнинской станицы генерал-лейтенанта И.Е. Ефремова. Переселение станиц и хуторов в те времена были обычным делом. Верхне-Курмоярская тоже кочевала с берега на берег.

15 марта 1909 года в станице Баклановской торжественно чествовали столетний юбилей со дня рождения Я.П. Бакланова. Станица украсилась флагами. Все собрались в церкви, где священник В. Попов отслужил литургию, произнёс речь о донском герое. Он призвал станичников воспитывать своих детей в духе Бакланова. После молебна тысячная толпа направилась к зданию станичного правления. Выстроился парад ветеранов и учеников местной школы, его принимал есаул А.Н. Кузнецов. По окончанию парада отслужили заупокойную панихиду, во время которой станичники с зажжёнными в руках свечами молились об упокоении души раба Божия Якова, так много перенёсшего испытаний во время своего земного существования. Затем казаки сели за праздничные столы и началась поминальная тризна.

Станица Баклановская выделялась среди остальных населённых пунктов своими масштабами, насчитывала 308 дворов с 8.762 десятинами земельного довольствия, проживали 1.873 человека. Имелось станичное правление, почтовое отделение, церковь, двухклассное приходское училище, церковно-приходская школа. Ежегодно перед сырной неделей проходили ярмарки, привлекавшие многочисленных торговцев и покупателей.

По мере увеличения казачьего населения проявила себя беда всего Дона - малоземелье. К тому же экстенсивное ведение хозяйства себя исчерпало. Пахотной земли нарезали на каждого казака по 9-10 десятин, выпасов по две, сенокосной земли также по две десятины, прикрепляли 1\15 десятины леса. Засеивали озимых: пшеницы 5.256, ржи 7.007 десятин. Возделывали яровые культуры - пшеницу на 10.087, ячмень на 1.910 десятинах. Выращивали овёс, просо, картофель занимал 173 десятины, 125 десятины бахчевых. Применяли однолемешные и двухлемешные плуги, жатки, косилки, травокоски заводов Джон, Гривз, Копп. Использовали веялки, конные молотилки, сеялки разбросные, конные грабли изготовления завода Гельферикс-Саде.

Вблизи хутора Самсонова возделывался сад площадью 12 десятин. Вообще сады занимали незначительную площадь - всего 45 десятин, восемь десятин виноградников. Они в большей степени находились в запущенном состоянии, земля своевременно не вскапывалась. Плоды не имели сбыта из-за плохого качества. Огороды поливались вёдрами, удобрения не использовались.

В материалах экономического обследования приведены неутешительные выводы о состоянии станицы в 1907 году. Комиссия пришла к выводу, что за последние 30 лет землепользование использовалось в худшую сторону. Вследствие усиленной распашки ухудшилось качество почв. «Народное хозяйство с течением времени всё более и более приходит в упадок. Особенно заметно стало падать экономическое благосостояние станицы со времени раздела юртовой земли на паи. Уменьшение сенокосных и выгонных мест из-за распашки привело к упадку скотоводства. Земли истощились. Прогресс заметен лишь в применении в хозяйствах земледельческих орудий и машин. В условиях улучшения хозяйства и изменения порядка в землепользовании до сего времени ничего не предпринималось и не предпринимается». За 1897-1906 годы урожайных было два, среднеурожайных - четыре, неурожайных четыре года.

Было отмечено, что и животноводство развивалось слабо. 25-30 лет назад на каждого хозяина приходилось 30 голов животных, а в 1907 году - только девять голов. Произошло небольшое улучшение пород лошадей, работа по селекции остальных животных проводилась неэффективно.

Почётным станичным судьёй был урядник А.М. Кузнецов, судьями - урядники А.Т. Кузнецов, А.Ф. Хохлачёв, М.А. Харламов, Е.Т. Фомин, казак И.С. Линьков. В выборах в Учредительное Собрание станичники отличились, у них за казачий список голосовало 2.234 из 2.429 человек, что было показателем настроений казачества.

Богоявленская церковь в станице была единоверческой, что означает - имелись в станице люди «старой» веры.

Торговлей занималось 23 человека, имелось 23 магазина и лавки. В юрте станицы трудились восемь сапожников, трое портных, три слесаря, три столяра, шесть шорников, восемь кузнецов, три модистки, шесть седельщиков, два коновала, два овчинника, два стекольщика.

Как и жители многих станиц, баклановцы имели ироническое прозвище. Особенно усердствовали соседи-альдобульцы. Они прилепили станичникам прозвание «хурда», по-казацки - поношенная, потрёпанная одежда.

В краеведческом музее станицы Жуковской есть фотография станичников-односумов из Баклановской А.Ф. Фомина и Ф.И. Золотарёва. Оба проходили службу во 2-м Донском казачьем полку. Революция и Гражданская война развела их по разные стороны.

В 1918 году Ф.И. Золотарев и П.Л. Ильяшенко в станице Баклановской организовали из казаков-фронтовиков и крестьян отряд в 180 сабель. Впоследствии баклановцы влились в состав 1-го донского Котельниковского социалистического конного полка. Фёдора Ивановича назначают командиром 2-го конного полка конно-сводного корпуса 9-й армии Юго-Восточного фронта, которым командовал Б.М. Думенко. За бой под станицей Провоторской Ф.И. Золотарёва наградили высшей наградой того времени - орденом Красного Знамени. Погиб в 1920 году и похоронен в центре станицы Баклановской.

А.Ф. Фомин служил у белых. Отступая в 1920 году, забрал с собой жену, сына и дочь. По пути к Новороссийску жена заболела тифом, оставил её и дочь на Кубани, сына взял с собой. Эмигрировал в Турцию, затем в Югославию. А.Ф. Фомин во время наступления Советской Армии выехал из Югославии в Германию, потом - в Америку, где и умер. Старший его сын принял присягу у Гитлера, воевал против России, был взят в плен. После окончания Великой Отечественной войны он отбыл срок заключения, поступил учиться, окончил институт и работал конструктором в городе Свердловске.

Так сложилась судьба двух станичников.

В Гражданскую большинство баклановцев воевало на стороне белых. Командиром Зюнгарского (80-го) калмыцкого конного полка стал войсковой старшина из станицы Баклановской И.А. Андрианов.

Многие казаки после Гражданской войны эмигрировали. Не вернулись домой Г.В. Золотарев, А.П. Лукьянов, П. Кузнецов. Полковник А.Ф. Фомин и казак Е.С. Седляр похоронены в Нью-Йорке, сотник Н.А. Бирюков - на кладбище Сент-Женевьев де Буа около Парижа. Попова А.П., казачка станицы Баклановской, скончалась на 86-м году жизни в госпитале Монтфермей (Франция).

В 1922 году станицу преименовали в хутор, затем вернули прежний статус.

В Великую Отечественную войну два уроженца Баклановской - М.Ф. Потапов и П.А. Самохин совершили подвиги, стали Героями Советского Союза.

В связи со строительством  Волго-Донского канала и образованием Цимлянского водохранилища станицу Баклановскую перенесли выше - на крутояр. Прощание с родной землёй было тяжёлым. Пожилые осеняли старое место крестом, причитая, что приходит конец света. Вот бабка молит не трогать её, а дать умереть спокойно на своей земле. Женщина, крепко прижимая к себе детей, молча, словно каменная, сидит на крылечке, а по щекам катятся слезы. Подгоняли подводы, грузили домашние вещи. Дома ставили на деревянные катки и тащили тракторами на взгорок.

Участок для переселения выбрали не совсем удачный. Жители соседних хуторов стали с иронией называть новое место обитания баклановцев - «хурдинский престол».

На этом страдания станицы не закончились, неумелые «реформаторы» в конце XX века уменьшили население до нескольких десятков жителей. Была порушена двухэтажная школа, возведённая в пятидесятые годы, закрыт клуб. Станица угасает.

НА САЛУ, ПОСРЕДИ СТЕПЕЙ

В первой половине XIX века среди хуторов выделялся Плетнёв. В 1812 году имелось девять дворов, в 1837 году - 35, в которых проживало 128 казаков «мужеского полу». На то время больше населения было только в придонских хуторах Малолучном и Комаревском (43 и 53 двора соответственно). Накануне революции в хуторе, ставшем станицей Андреевской, проживало около 1.800 человек.

В районной газете «Светоч» директор Жуковского музея И.С. Ковалёв поведал об удивительной семейной легенде.

Хутор Плетнёв находился вверх по реке Сал от усадьбы помещика Ильина примерно в 17 верстах. Слободской помещик распоряжался крепостными, как угодно - бил розгами, отдавал в солдаты, продавал и женил по своему усмотрению. Однажды, проходя по улице слободы, он увидел паренька стройного и с приятной внешностью. Спросил, чей он будет, как зовут. «Кона Плетнёв», - ответил тот. Пан послал за ним слугу. Кону привели, Ильин велел остричь по-модному, переодеть в чистую одежду.

Потом стала понятной задача помещика. У него была дочь, звали её Наташей. Школ тогда не было, помещики для обучения своих детей нанимали учителей в городе. Приехал учитель и на усадьбу помещика Ильина. А чтобы той не было скучно заниматься, тот приставил к ней Кону и приказал не выходить из подчинения барышни. Но парень и девушка понравились друг другу. Наташа забыла, что она барского рода, а Кона запамятовал, что он холоп, сын крепостного.

Когда парню исполнилось 22 года, а Наташе 20, она сказала: «Нам надо обвенчаться». Кона испугался и говорит ей: «Голубушка моя, ведь меня засекут розгами». «Мой отец религиозный, - сказала девушка, - и мы с мамой запугаем его Богом. Ложно скажем, что я беременна, и он разрешит нас обвенчать». На это Ильин распорядился запороть Кона плетьми. Но дочь сказала, что умрёт вместе с ним, а жена настояла их тайно обвенчать, потом снабдить молодых всем необходимым для жизни и отправить на хутор.

Ильин вспомнил об излучине Сала, где недавно стал осваивать богатые луга помещик Лапин. Выделил зятю две пары быков, корову, коня с седлом, зерна и необходимую одежду. Кона, выбрав место у яра, стал строить себе дом. Потом поехал в станицу Нижне-Курмоярскую, чтобы приписаться в казаки. К. Плетнёв рассказал юртовому атаману о том, что место, где он поселился, красивое и богатое и посоветовал, чтобы люди ехали туда жить. Поехали к излучине Сала нижнекурмоярские казаки и по своей охоте, и по жребию. Так бывший крепостной завлёк казаков богатым краем и образовался хутор Плетнёв.

Эту притчу свято берегут в семьях потомки Кона и Натальи. У Кона был сын Парашон Кононович, у Парашона - Алексей Парашонович, у Алексея два сына - Ионий и Николай. У Иония родились Яков и Петр, а у Николая Алексеевича - Александр. У Александра Николаевича был сын Александр Александрович. Вот такой почти что Ветхий Завет.

Николай Алексеевич служил в лейб-гвардии казачьем полку, там выучился ветеринарному делу и всю жизнь заведовал в станице Андреевской ветеринарным участком. Сын Н.А. Плетнева Александр окончил военную академию, служил на Балтийском флоте. Когда в 1941 году советские корабли вошли в открытое море, немецкая авиация начала их бомбить. Корабль, на котором шёл Александр Николаевич, был потоплен, моряк продержался на воде в течение двух часов, пока подошло к нему спасательное судно. После войны он был назначен начальником финансового управления Балтийского флота. Его сын, Александр Александрович, окончил военное училище, проходил службу на Камчатке подводником. Пётр Иванович Плетнёв во время войны служил в артиллерии в качестве командира орудия. Во время штурма рейхстага его пушка находилась на площади около Бранденбургских ворот и прямой наводкой била по рейхстагу.

В Жуковском музее имеется фотография потомков К. Плетнёва.

Казаки станицы Андреевской служили во 2-м Донском генерала Сысоева казачьем полку. Служивые убывали в дальние края, полк дислоцировался в Сувалкской губернии, что в Польше, на то время - Российская Империя.

В 1855 году в центре хутора Плетнёва появилась церковь. В разобранном виде её перевезли из станицы Нижне-Курмоярской после того, как там был возведён каменный храм. Собрали стены из деревянных брусьев, скреплённых между собой деревянными гвоздями, покрыли железной кровлей. В честь иконы Божьей матери, находящейся в церкви, она получила название Успенской. Церковь имела крестообразную форму с возвышающейся звонницей. По воспоминаниям старожилов колокольный звон в хорошую погоду был слышен даже в хуторе Дубовском.

Священником служил С.Н. Макаров, диакон А.Т. Зеленский. После революции - священник Сахаров, в двадцатые годы его сменил Рождественский. Это был очень образованный человек, окончивший университет и имевший друзей среди ведущих академиков того времени. На тридцатые годы XIX века пришлось массовое закрытие церквей. В станице Андреевской храм закрыли в 1935 году. В здании поместили колхозный клуб, а в 1940-м переоборудовали под амбар и засыпали зерном.

Во время оккупации церковь была занята верующими жителями станицы Андреевской. Священника не было, в 1942 году станичный староста отправился в хутор Ериковский, привёз из концлагеря священнослужителя. Оказалось, что он никогда церковной деятельностью не занимался. Назвался священником, чтобы спасти себе жизнь. Это был рабочий из Черноярского района Сталинградской области И.И. Боев. На помощь Ивану Иосифовичу пришёл служитель церкви из хутора Кудинова И.И. Самохин. Во время военной службы в царской и белой армиях он был псаломщиком.

После освобождения станицы от немцев при церкви была создана инициативная группа, которая составила прошение в Совет по делам русской православной церкви при Совнаркоме СССР. В этом документе жители станицы просили официально зарегистрировать Андреевскую Успенскую церковь. В ноябре 1944 года церковь опять стала работать официально. Священник И.И. Боев получил сан и был оставлен при Андреевском приходе. В 1963 году священник за проступки был снят с регистрации. Подготовили заключение о снятии с регистрации и религиозного православного общества станицы Андреевской как распавшегося. Церковь пустили на слом, строительный материал пустили на строительство библиотеки.

В 1882 году последовало разряжение «Об открытии полного поселкового управления в х. Плетнёве Нижне-Курмоярской станицы».

Школа при церкви была впервые открыта в 1889 году приходским священником А. Власовым. В ней обучалось более десятка учеников из ближайших местностей. Калмыки-родители тоже привозили своих детей, нанимали квартиры и оплачивали обучение. Почётным блюстителями были Е. Пупков и казак торгового общества Н.П. Егоров. Преподавали священники А. Власов и С.М. Макаров, учителя И.К. Лозин, П. Киевский и Е. Фролов. Трёхклассная школа впервые открылась в 1902 году. Почётный блюститель - казак Е.А. Пупков, учителями школы были А.С. Архипов и Н.С. Челикин, законоучителями священники И. Лаврентьев и И.К. Казанский, гимнастикой занимался урядник В. Нагорнов.

Хуторская библиотека открылась в 1903 году. Заведующий библиотекой учитель А.С. Архипов писал в отчёте: «Книгами пользуются 36 учеников, четыре посторонних мужчины и одна женщина. Ученики читают по большей части сказки, а посторонние - произведения Гоголя. Средств библиотека никаких не имеет, и извлекать их неоткуда. Книги выдаются три раза в неделю: по понедельникам, средам и пятницам, от 2 до 4 часов». Централизованного снабжения не было, средств из доходов Войска, из станичной казны не выделялось.

Хутор строился, появились паровая и водяная мукомольные мельницы Селиванова. Обосновалось несколько лавок. Бакалейным товаром и железом торговал П.А. Пирогов, мануфактуру продавали в лавках И.А. Носова, В.П. Плотникова, Краснова. До сих пор в станице Андреевской можно видеть остатки складов купца П.А. Пирогова, построено было прочно, на века. Жительница станицы Н.М. Бударина вспоминала, что в 1942 году её родственники прятались в этих сооружениях от бомбёжки.

В 1906 году шесть хуторов станицы Нижне-Курмоярской (Плетнёв, Марьянов, Тарасов, Кудинов, Дубовский и Минаев) ходатайствовали перед правлением Войска Донского об образовании из них юрта новой станицы. Центром мог стать Плетнёв, самый заселённый в округе.

Данный факт не оставил равнодушным казаков хутора Дубовского. Для обсуждения вопроса об учреждении станичного правления в их хуторе, а не в Плетнёве, была созвана комиссия под председательством помощника окружного атамана 1-го Донского округа. От всех хуторов были направлены уполномоченные, которые должны были решить вопрос о центре станицы. От хутора Дубовского представителями общества были инициаторы решаемого вопроса: урядник Василий Кузнецов, жители Онисим Королевский и Афанасий Корнев. Аргументы были следующими: хутор Плетнёв расположен в степи и находится далеко от промышленных центров и железной дороги, доставка стройматериалов для постройки станичных зданий потребует больших денежных затрат со стороны общества.

Однако и Плетнёв к тому времени был далеко не малым поселением. В нём более 300 казачьих дворов, не считая жилья иногородних. Хутор заселён по специальному плану с установленной шириной улиц от 15 до 20 сажен. В центре располагались две большие торговые площади, имелись церковь и две школы, министерская и церковно-приходская. Так что Плетнёв вполне мог составить конкуренцию Дубовскому.

На заседании комиссии высказывались делегаты от всех хуторов. Большинство уполномоченных (из Плетнёва, Марьянова, Тарасова и Кудинова) высказывались в пользу Плетнёва. Окружные власти, рассмотрев все прошения, пришли к выводу, что станичное управление должно всё-таки находиться в Плетнёве ввиду того, что Дубовский находится на самой границе юрта в 30-50 верстах от остальных хуторов. Кроме того, были опасения, что он расположен близ станции Ремонтная с массой пришлого населения, преимущественно иногороднего. С образованием станицы в Дубовском в ней среди казаков, особенно молодежи, «разовьется упадок нравственности, что крайне нежелательно». Не стали разбавлять казачье население. Казачьи станицы и хутора были оплотом правительства на востоке Области войска Донского.

Ходатайство было удовлетворено, образовали новую станицу. Вскоре состоялись решения областного Правления «Об образовании ст. Андреевской из 6 хуторов Нижне-Курмоярской станицы 1 Донского округа» и «О переименовании хутора Плетнёва Нижне-Курмоярской станицы в станицу «Княже-Андреевскую» в честь великого князя Андрея Владимировича». Если приводить полный титул, то звучит внушительно: Его Императорского Высочества князь Андрей Владимирович. Он был сом, до войны командовал лейб-гвардии 6-й Донской казачьей артиллерийской батареей. Долго этот населённый пункт называли по старой памяти Плетнёвым.

Кроме того, станицы часто обозначали наименование юрта, а центром юрта вполне мог быть хутор со старым названием. В юртовых станицах было по два атамана - станичный и хуторской. Поэтому даже в воспоминаниях 1919 года его иногда именовали старым названием. Вот так непросто хутор вырос в станицу Андреевскую. Станичные казаки подали прошение о переводе станицы из 1-го Донского в Сальский округ. Решением Малого Войскового Круга в августе 1917 года прошение было удовлетворено.

В 1917 году атаманил урядник А.А. Ченцов, его сменил богатый и образованный казак Н.Д. Селиванов. В 1919 году А.А. Ченцов был в составе военно-полевого суда в станице Цимлянской. Эмигрировал во Францию.

Предреволюционные настроения андреевцев были на стороне казачества. В казачьем списке выборов в Учредительное Собрание оказалось 80% голосов, за эсеров и Совет крестьянских депутатов - 19%, а за большевиков всего 3,6 %.

Затем были боевые действия Гражданской войны, где станичники принимали самое активное участие, большей частью - на стороне белых, иногородние ушли к карсным. Пришлось перенести много потерь и лишений. Андреевская несколько раз становилась местом кровопролитных боёв. Она была стратегически важным пунктом, так как здесь сходились дороги, связующие Заветное с Дубовским, сюда примыкали дороги на Эркетинскую, на Семичный - Котельниково, и самое главное - в этом месте была переправа, затем мост через Сал.

Некоторые казаки из станицы Андреевской эмигрировали во Францию. Подхорунжий П.М. Плетнёв, казаки И.Я. Самохин, А.И. Ченцов, Н.В. Хохлачёв нашли свой последний приют в этой стране.

В 1924 году станица вошла во вновь организованный Дубовский район.

МЯТЕЖНАЯ СЛОБОДА

Секунд-майор Илья Денисовкин привёз крепостных на берег реки Сал в 1791 году. То ли русским офицером был основатель, то ли каким-то редким случаем казак получил этот неказачий чин, - история умалчивает. В «Сборнике Областного Войска Донского Статистического Комитета» от 1902 года имеется запись: «В 1814 году в слободе Ильинке на Салу устроили и освятили деревянную церковь во имя святого пророка Илии, однопрестольную». В «Списке населённых мест Области войска Донского» от 1873 года значится хутор, а 1897 году - опять слобода.

По численности населения она занимала видное место среди окружающих хуторов и станиц, к тому же была центром Ильинской волости. В неё входили хутора и посёлки Тарасовский, Барабанщиков, Верхне-Жировский, Сергеев и Нижне-Жировский. В 1871 году в волости проживало 2.602 человека. В 1890 году в хуторах, приписанных к слободе, было учтено уже 5.577 человек. Увеличивалась и сама слобода, к 1915 году в ней жительствовало 3.373 человека в 403 дворах. Такого количества населения в наших краях не было ни в одном населённом пункте.

Ильинка стала центром торговли для жителей многих хуторов и станиц. Ежегодно здесь проводились три ярмарки - с 20 по 27 марта, с 4 по 11 мая, с 3 по 10 июня. Со всей округи сбывали хлеб, рогатый скот, лошадей, овец, шерсть, кожи, ввозили и покупали товары мануфактурные, бакалейные, галантерейные, лес, железные изделия, предметы заводского и фабричного производства. Работал маслозавод. Предприимчивые люди обосновали лавки. Бакалейным товаром торговал А.Т. Сыромятников, галантерейным - П.И. Данильченко. Две мануфактурные лавки были основаны И.А. Воробьёвым и С.Н. Кинтюховым. Даже аптеку открыл П.И. Данильченко.

Жители пользовались правами местного самоуправления, собирали сходы, должность волостного старшины была выборной. В голосовании 1869 года принимали участие выборные от каждых десяти дворов, так называемые десятидворные, общим числом 41. Перед  началом прошёл молебен, затем мировой посредник Г. Дубовской представил кандидата И. Полякова, который и был избран волостным старшиной. Волостными старшинами Ильинской слободы были крестьяне Я.С. Курепин, И.Ф. Ченцов, А.А. Голованов, И.П. Жуков, Т.М. Титаренко.

Организовали почтово-телеграфное отделение, начальниками назначили В.Е. Хохлачёва, В.С. Попова, затем - титулярного советника П.Д. Ганкевича. Участковым врачом был В.Г. Пупков. Слободу обслуживали ветеринарные врачи Власов, В. Г. Пупков, коллежский советник С.В. Еремеев.

В Ильинке было создано Калмыцкое Управление, построили тюремное здание для арестантов и казармы для нижних  чинов при Калмыцком правлении.

Приходское училище в слободе основано в 1839 году, пятью годами позже открыли окружное калмыцкое училище. Учителей три, учеников - 73. Почётным смотрителем назначили А.Ф. Попова, затем Цеденова. Учителем был П. Кожин, помощником учителя А. Емченов. Преподавателем закона Божия назначили студента духовной семинарии А. Григорьева. Преподаватель Ильинской церковно-приходской школы А. Бобылёв имел звание народный учитель. Для учащихся был куплен токарный станок, построен гимнастический зал. Учитель русского языка Ефим Мелехов писал в отчёте педагогическому совету: «Я пришёл к следующему заключению: для того, чтобы преподавание русского языка имело на детей-калмык влияние образовательное, надо в первых классах их знакомить с изучаемым разговором, чтением, письмом и пониманием прочитанного. Со второго полугодия приучаю детей-калмык, чтобы они писали дома то, что было прочитано в классе». Вот такая методика преподавания была 170 лет тому назад.

В 1875 году слободу Ильинскую посетил архиепископ Донской  владыка Платон. Близ реки Большой Гашун его встретили заседатель калмыцкого правления П.О. Дудкин и калмыцкое духовенство. В архиерейском доме открыли общину-приют. Построили новую деревянную однопрестольную церковь во имя св. Пророка Илии. Из причта были один священник, один диакон и один псаломщик, имелось два подцерковных дома. Священниками Ильинской церкви служили Н. Китайский, В.А. Иеремеев. Доходы церкви немалые - до 2.180 рублей в год.

Газета «Донской Вестник» в 1869 году писала о том, что «с уничтожением крепостного права пошла крестьянская жизнь в слободе Ильинская, как и везде, совсем иная - лучшая». Газета довольно высоко оценила материальный уровень жителей слободы: «Благосостояние народа находится в таком же завидном положении, как и вообще всех обитателей р. Сала». Упоминается имя атамана И.В. Денисова, «под великодушным господством» которого жизнь в этих местах и «прежде была прекрасной». В общем - «всё хорошо, прекрасная маркиза!» И ни слова о том, что на одного жителя в «освобождённой» слободе имелось 0,9 десятины земли. На всех, проживающих в слободе Ильинке, имелось всего 74 плуга. Живите, как хотите. Реальная жизнь была намного хуже, чем представляли её вышестоящие начальники.

Поэтому Ильинка стала оплотом противодействия старой власти. Именно здесь образовался первый Совет, первый ревком. Не случайно в 1918 году слобода стала местом дислокации 1-го кавалерийского Крестьянского социалистического полка, затем - вновь созданной 1-й Донской советской социалистической кавалерийской бригады. Отсюда пошёл рейд отряда Б.М. Думенко на Большую Мартыновку, были проведены другие операции частей войск красных.

Судьба Ильинской слободы была трудной, в тридцатые годы она попала меж двух огней. Село Дубовское стало райцентром со всем набором социальных услуг. Рядом образовался хутор Весёлый, центральная усадьба колхоза «Новая Жизнь» («Ленинский Путь»), где имелось всё для обустроенной жизни - почта, школа, детский сад, медпункт, клуб, библиотека. Самое главное - была работа. Ильинцы стали переезжать в эти населённые пункты и в города Котельниково, Ростов.

Долго стоял на юру, на красивом отлогом берегу Сала, одинокий дом старожила и патриота родной слободы И.Н. Рудакова. Он постоянно писал в Верховный Совет, в облисполком: верните Ильинку! Но жизнь взяла своё, последний дом перетянули на тракторах в соседний хутор Весёлый, Илья Никитович переехал к сыну. Грустно стало проезжать по автодороге мимо осиротевших зарастающих садов.

В период с 1963 по 1968 год когда-то четырёхтысячный населённый пункт Ильинка был исключён из административных учётных данных. Слобода завершила свой путь.

ОСНОВАТЕЛЬ - ЕСАУЛ ДУБОВСКОЙ

Сотник Степан Дубовской обратился в Войсковую канцелярию с прошением пересмотреть дело о притеснении его казаком Жемчуговым. Дело слушалось 8 июля 1807 года. Войсковой судья генерал-лейтенант Мартынов и присутствующие на заседании выяснили, что отец сотника есаул Дубовсков 21 марта 1786 года получил Войсковую Грамоту на владение войсковой землёй около Сала, рядом с Ибрагимовым курганом. Есаул Дубовсков купил крестьян, поселил их на излучине реки, там же построил мельницу. Вскоре он умер, а его сын С. Дубовсков служил в армии. В это время положением воспользовался казак Жемчугов, который заселил своими крестьянами лучшие войсковые земли, закреплённые ранее за Дубовским. Крестьян он доводил до полнейшего разорения. Областное начальство предписало казаку Жемчугову и соседям, чтобы они не стесняли вдову Дубовскую и не причиняли ей обиды.

Посёлок и его владелец упоминаются в 1837 году в Нижне-Курмоярской станице, в 1859 году его именуют как хутор Дубовсков. В соответствии со «Списком заселённых мест» имелось 22 двора, проживали 124 человека. В «Списке» от 1873 года указано: в хуторе плугов 20, лошадей 40, пар волов 110, рогатого скота 697, овец простых 2.485. Дубовские ещё долгое время владели крестьянами. В 1863 году Донским областным по крестьянским делам присутствием была зарегистрирована Уставная грамота хутора Тарасова, который принадлежал тогда есаулу

А. Дубовскому. И только в 1894 году отмечается, что крестьяне владения Е.А. Дубовской перешли в казённое ведомство. По данным переписи 1897 года хутор Дубовский насчитывал уже 51 двор, 151 мужчину и 161 женщину, из которых грамотой владели лишь 58 хуторян.

Когда началась прокладка ветви Владикавказской железной дороги от станции Тихорецкой до Царицына, вблизи хутора была построена станция Ремонтная. Дубовский стал активно заселяться, он служил видным центром торговли и промышленности для соседних населённых пунктов.

В конце века хутору стало тесно. И дубовчане пошли на экстраординарный шаг - заселили «тихой сапой» соседскую землю. До 1904 года станция Ремонтная называлась Сальской. Канцелярия дозналась, рассмотрели дело «О самовольном расширении хутора Дубовского ст. Нижне-Курмоярской в виде торгового поселения (40 дворов) возникшего в 1\2 верстах при станции «Сальская» Тихорецко-Царицынской железной дороги». Было велено прекратить самоуправство.

Дворы стали располагаться по утверждённому плану. В хуторе находились почтово-телеграфное отделение, камера мирового судьи, становая квартира участкового заседателя, частная аптека, хуторское правление, ветеринарный пункт, укомплектованный врачом и фельдшером. Здесь был земский больничный приёмный покой на пять коек, врач, который обслуживал всю округу. На то время был существенный резерв - свободная земля для расселения и хорошие водопои в реке Сал и в прудах на балке Ерик. В начале XX века в двух верстах от Дубовского образовался сосед - новый хутор Ериковский.

Хутор Дубовский в 1914 году был выделен из юрта станицы Нижне-Курмоярской в состав новой станицы Княже-Андреевской. Своей церкви не имелось, с 1879 года жители хутора входили в приход Успенской церкви хутора Моиссева.

Перед войной на учёте в хуторе Дубовском находились зимовники, в которых конное поголовье готовилось для продажи в армию, в частные руки. Это были коннозаводчики Батбушев, Батыров, Дулимов, Игнатов, Калтыканов, Кравцов, Николаев, Б. Пеховской, Я. Пеховской, Рагозин, Сангинов, Сальдинов, Синеоков, Текучёв, Тюльтинов, Щавелькин. Участок обслуживал ветврач С.Г. Катынский. Медицинским врачом назначили Ф.И. Алексеева. Были и акушерки, только тогда они назывались повивальные бабки: Надежда Петровна Измайлова и Антонина Морозова. Аптеку содержал Адольф Карлович Зольф.

Близость железнодорожной станции дала себя знать, в 1915 году в хуторе переписано уже 294 двора, в нём проживало 1.129 человек. Организовалось приходское училище, стали работать две паровых маслобойни, две вальцовых мукомольных мельницы, мыловаренный завод. Кроме этого имелись два керосино-нефтяных склада, два склада земледельческих машин и орудий, две лесных биржи, контора хлебной ссыпки «Луи-Дрейфус и К*», семь амбаров хлебной ссыпки. Торговали 20 лавок с годовым оборотом до 250 тысяч рублей, 13 торговых магазинов с мануфактурными, бакалейными, железно-кожевенными и другими товарами. Ежедневно велась торговля на базарах, где местные и окрестные жители сбывали сельхозпродукцию. Успешно вели торговое дело основатели лавок. Галантерейным товаром в хуторе торговал Д.К. Отрышкин, железом и скобяным товаром - П.В. Антонов, земледельческими машинами и орудиями - А.Н. Роккель. Лес продавали на станции Ремонтная И.И. Базельцев, в хуторе Дубовский А.И. Демидов. Хозяйка Л. Белинская на станции Ремонтная открыла буфет.

Таким образом, хутор являлся пунктом, удовлетворяющим все нужды жителей окружающих его поселений. В 1924 году хутор наименовали станицей Дубовской, в 1924 году она стала центром вновь созданного района, а с 1925 года - село Дубовское.

Здесь родились Герои Советского Союза: Василий Кондратьевич Анисимов - механик-водитель танка 50-й гвардейской танковой бригады, Фёдор Кузьмич Фак - лётчик 150-го бомбардировочного авиационного полка. В Дубовской школе учились Герой Советского Союза Михаил Феофанович Потапов, министр обороны Белоруссии генерал-полковник Александр Петрович Чумаков.

БУЗАВЫ

В конце XVI века в Россию из Джунгарии (Монголия) переселились калмыки. В родных краях их уничтожали карательные отряды маньчжуров, попросили убежища в России, землю выделили между Волгой и Доном. В 1798 году калмыки обратились к императору Павлу I с просьбой записать их в казачество. Последовало Высочайшее повеление о причислении находящихся в пределах Донской области калмыков к Донскому казачьему войску. Войсковой атаман М.И. Платов в 1803 году вывел часть калмыков в Задонскую степь, где им выделили земли в сальских и манычских степях и через три года образовали Калмыцкий округ.

Донские калмыки назывались бузавы (бузаавы, базовые казаки). Предположительно самоназвание происходит от слова «бу» (ружье), то есть вооружённый человек. Было положено новое устройство проживания, состоялось административное разделение всех калмыков на три улуса: Верхний, Средний и Нижний. Каждый улус подразделялся на сотни, которых всего было 13, а сотни - на хутуны, состоявшие из 10-20 кибиток. Южная граница Верхнего улуса простиралась до хутора Кудинова, он был «пограничным». От Кудинова до реки Маныч - Средний улус. Всего в трёх улусах в это время было 4.780 кибиток. От всей численности калмыков, включая Астраханских и Ставропольских, донских в разное время было 10-15%.

С 1836 года в слободе Ильинке образовали новое Калмыцкое правление. Оно состояло из судьи, двух заседателей и двух депутатов от калмыков. Все должности выборные, правление имело печать. Здесь же было местопребывание судебного следователя калмыцких кочевий. В ходе обустройства определили границы хотунов и сотен, для этой работы назначались комиссии, в которых были три почётных старика, бакша, гелюн и судья калмыцкого правления. После образования нового гражданского округа под именем Сальского калмыцкое правление перевели в слободу Нижне-Себрякову, позднее в станицу Великокняжескую.

В Калмыкский округ  входили кочевья, ныне находящиеся на территории Дубовского района:

- Эркетинское (Верхнего улуса четвёртая сотня),

- Чунусовское (Чоносовская, Среднего улуса первая сотня),

- Потаповское (Верхнего улуса третья сотня).

Много калмыков кочевало по восточной части района, на территориях нынешних хуторов: Лопатинский, Советский, Калинин, Присальский, Мирный, Холостонур. Длительное время степняки вели кочевой образ жизни. Основным жилищем была кибитка, юрта монгольского типа. Стационарными постройками сначала были землянки и полуземлянки из сырцовых или нарезанных из дёрна кирпичей, со второй половины XIX века стали распространяться строения русского типа, бревенчатые и кирпичные. Русское население переняло от калмыков оригинальные национальные блюда - шулюн (шулюм), дотур, калмыцкий чай джомба - с молоком, маслом и с солью. Основным хмельным напитком была рака, водка из молока.

В 1856 году в Калмыцком округе было 13 сотен, в которых проживало 20.635 человек. Лошадей числилось 31.455 голов, КРС - 63.766, овец - 62.297. По «Списку заселённых мест» от 1859 года в Болдырской (Потаповской) сотне значилось 670 человек на 228 дворов, в Эркетеневской сотне - 608, в Чоносовской - 1.371, в хуторе Чунусовском насчитывалось 224 человека.

Калмыки считали непростительным грехом воровство в собственном кочевье. Но в то же время кража у казаков - это предмет хвастовства перед товарищами. Один из исследователей народного быта отмечал: «Казаки и калмыки до самого начала настоящего столетия, несмотря на все старание русского правительства сделать их мирными гражданами, не переставали вести открытую вражду, выражавшуюся во взаимных набегах друг на друга с целью грабежа, преимущественно лошадей, рогатого скота и овец. Войсковое начальство зачастую и не знало о каком-нибудь набеге. Ни та, ни другая сторона не жаловались, а выжидала более удобного момента, когда можно было бы заплатить своим неприятелям той же монетой. Благодаря этому, казаки и калмыки всегда тщательно смотрели за своим скотом и неусыпно стерегли его от набегов. Чуть только послышится в степи топот лошадиных копыт, как весь калмыцкий улус или казачья станица «становится на ноги» и спешит отразить нападение».

Начиная с середины века, калмыцкие кочевья были сокращены, южная их часть отведена для частных конезаводов, северная отдана калмыцким сотням. Хотуны, сотни и улусы становились хуторами и станицами. В 1862 году для донских калмыков ввели станичное управление. Сначала правительство выделило определённый район кочевья, затем были предприняты меры к закреплению калмыков-казаков, прежде всего посредством выделения казачьих паёв. Они были больше, чем в любой станице Области войска Донского (кроме Атаманской), в разное время от 50 до 100 десятин. После принятия Положения норма душевого надела снизилась до 43 десятин. Так калмыки подталкивались к переходу на земледелие, либо к смешанному типу хозяйства. Медленно, но неуклонно калмыки-казаки прикреплялись к земле.

Управление Калмыцкого округа длительное время располагалось в слободе Ильинке, судьями Управления в разное время назначались И.Г. Тарарин, ротмистр В.В. Балабин, войсковой старшина И.И. Ротов, полковник Н.И. Машлыкин. Депутатами от граждан были гелюн Ч. Бекишов, казак Л. Абушинов. Сотенные сотники: станицы Эркетинской казак Ч. Бекишов, Чунусовской старший урядник В. Панцуков.

Прежние сотни с 1891 года были переименованы в станицы Потаповскую, Эркетинскую, Чунусовскую и хутора Балдырский, Потаповский, Чунусовский. Для постройки домов и устройства оседлости им выдавались государственные ссуды, денежная помощь - 20 рублей серебром. Широкое распространение получила сдача участка в аренду, в калмыцких станицах Сальского округа обществами передавалось около 140.000 десятин паевой земли.

Большинство калмыков принадлежало к казачьему сословию. Выходцы станиц Потаповской, Эркетинской, Чунусовской проходили службу в 5-м Донском казачьем Войскового Атамана Власова кавалерийском полку. За храбрость при поражении неприятеля в 1812-1814 годах полк был награждён Георгиевским белым знаменем. В случае призыва казаки прибывали на сборный пункт станицы Нижне-Чирской.

Приведём выписку из «Краткой биографии полка»: «В январе 1905 года рабочие лодзинских фабрик, собираясь на улицах города, обнаруживали попытки к нарушению порядка государственной жизни. Вскоре подобное настроение проявилось в других местах. Полк Власова был призван на охрану двух губерний Западного края и власовцы непоколебимо несли полную лишений службу, ревностно защищая порядок - достояние государства. С 1907 года полк был командирован для порядка охраны Нижегородской, Костромской и Ярославской губерний. Много мужества было проявлено чинами полка за три годы службы по усмирению смуты». Без комментариев.

Рассмотрев дело о разделении станицы Власовской на два самостоятельных юрта, областное Правление в 1908 году постановило: из владений хуторов Хурульного и Чунусовского образовать новый станичный юрт с переименованием хутора Хурульного в станицу Чунусовскую.

Чунусовскую станицу возглавляли атаманы: урядник Б. Манжиков, казак С. Шуваринов, казак С. Мухлинов, казак В. Джамбинов, казак М. Илюмжинов, казак М. Шуваринов. В 1907 году в юрте станицы проживали 416 казаков, которые имели паи по 40 десятин на душу мужского пола. Пахотная земля по 15 десятин на шесть лет, сенокосная - по 9 десятин каждый год. На балке урочища Голый Лиман находился табунный отвод на 114 лошадей. Было устроено пять прудов, но скот поили в них только весной, к лету она становилась солёной. Удобную воду находили с трудом, иногда вырывали по два десятка колодцев, и ни в одном не было годной питьевой воды. Случалось, нападут на хорошую воду, но она скоро портится.

Успех зажиточности был в земле. Много казаков сдавали свои паи «половинникам», которые пахали землю, сеяли хлеб из третьей или четвёртой меры. Они были всегда иногородними. Всего выходило, что более половины дохода приходилось отдавать, поэтому и половинники. То есть казакам можно было сдавать свой надел - и живи припеваючи. Иногородним разрешили иметь бесплатно только по одной лошади, по одной корове, у кого больше - будь добр плати станице за выпаса.

Иногородцы-болгары занимались овощеводством, арендовали 45 десятин земли. Они имели два чигиря.

Была ещё одна калмыцкая станица - Потаповская. Как кочевая Болдыревская (Болдырская) сотня она числилась ещё в 1849 году, была образована из 2-й Беляевской, 3-й Болдыревской и 4-й Эркетинской сотен. На карте значилась между нынешними хуторами Новосальский и Сиротский на левобережье реки Сал. В 1877 году постановлением Военного совета она была наименована Потаповской в честь наказного атамана генерала от кавалерии А.Л. Потапова, который руководил Войском с 1865 по 1868 годы, затем возглавлял жандармский корпус. Атаманами станицы были избраны казаки У. Тактинов, Д. Ремилев. В юрте насчитывалось 2.220 человек. В самой Потаповской в 1907 году было 438 казаков, на каждого приходился пай в 40 десятин.

На территории станицы находились временные поселения Лапиной, Кудинов-Кут, Зык, Хулуста-Нур, Мазановское, Кошары. В 1908 году юрт разделили на два самостоятельных с образованием нового юрта станицы Эркетинской.

Славилась Потаповская предприимчивыми людьми. Имелось пять запруд на балке Ики-Сал и других, получались заливные луга. В них траву распределяли отдельными паями, добывали камыш, доставалось по одному-два воза. Житель станицы А.Ф. Ливенский в куте Каха-Булук развёл сад и бахчу. Организовали ловлю раков в Салу, в станичных прудах и лиманах. В Ремонтной и в Котельниково были для этого особые агенты, готовые в любое время принять продукцию. В Москву и в Петербург промышленники-рачники умудрялись доставлять их живыми. До станции раки отправлялись в сапетках, на дно которых накладывался лёд. До Петербурга - в полстях, которые смачивали водой.

В Потаповском училище блюстителем был казак Ф.Н. Ерёмин, законоучителем священник А.И. Киреев, учителем П. Улитин, гимнастику преподавал урядник М. Аронов.

В юрте станицы имелось пять калмыцких хурулов, в Потаповской действовал калмыцкий храм, который носил тибетское название «Банчей-чойлин», а в просторечии назывался «Балдыр-хурул». Старшими гелюнгами служили С. Шагашов, Д. Ульянов.

Домбо Ульянов был выдающийся человек, послуживший на славу России. В 1904 году группа калмыков отправилась в Тибет на поклонение Далай-ламе. Это официальная версия, вместе с паломничеством была осуществлена разведывательная операция спецслужб Генерального Штаба. Вступление британских войск в Тибет вызвало серьёзное беспокойство в Петербурге. Для проведения разведки Военное ведомство решило направить в регион подъесаула 1-го Донского казачьего полка Нарана Уланова, казака станицы Кутейниковской, он хорошо владел тибетским наречием. Офицера перевели в Санкт-Петербург и зачислили вольнослушателем в Академию Генерального штаба, где он преуспел в освоении специальных дисциплин, необходимых для проведения тайной разведывательной миссии.

Уланова должны были сопровождать бакша Потаповского хурула Зунгру-бакши, в миру Домбо Ульянов, и переводчик из этой же станицы Лиджи Шарапов. Николай II перед отправкой в Азию принял двух донских калмыков - офицера Уланова и ламу Ульянова. «Существует реальная угроза военного конфликта с Англией из-за тибетского вопроса, - сказал разведчикам Николай II, - помните, господа: ваша тайная миссия направлена на защиту национальных интересов России!»

В пути, в земле Караширских калмыков, умер подъесаул Н.Ц. Уланов, предполагают, что он был отравлен агентами английской разведки. Руководство группой взял на себя Д. Ульянов. Зазимовали у цайдамских калмыков, с которыми гелюн легко нашёл общий язык. В октябре прибыли в город Кульджу, разведчики переоделись в одеяния буддийских монахов и стали изображать паломников. Благодаря знаниям и таланту Дамбо Ульянова стали считать гегеном - буддийским духовным лицом высокого ранга, принимали с подобающим почётом. На поклон к нему стали приходить и местные жители, и иностранные паломники. Гелюн из первых рук получал сведения об истинном положении дел в стране. Д. Ульянов вступил в тайные переговоры с голданом Гива-Рамбуче, который правил страной в отсутствие Далай-ламы.

Разведгруппа вернулась в столицу Российской империи в марте 1906 года. На основе шифрованных путевых заметок Д. Ульянов подготовил для Военного министерства обширный доклад о проделанной работе. Д. Ульянов издал в 1913 году книгу «Предсказание Будды о доме Романовых и краткий очерк о моих путешествиях в 1904-1905 годах». Он осуществил попытку теоретического, богословского обоснования тесных контактов России и Тибета. Так отличились наши земляки.

В Дижоне (Франция) проживает Намзыт Парсунков, внучатый племянник Д. Ульянова. Его мать - казачка Бакинова из станицы Эркетинской. Н. Парсунков предоставил много содержательных фактов при написании этой книги.

Даржа Иванович Ремелев из станицы Потаповской имел почётное звание народный учитель, сотник. Участвовал в Степном походе, был представителем своей станицы на Большом Круге. Раненым из Крыма эвакуировался в Тунис, затем - Чехословакия, где состоял классным надзирателем в пражской русской гимназии, после Второй мировой войны избрали секретарем Калмыцкого Национального Представительства. Пытался переехать в США, но разрешили иммиграцию не сразу, американский консул и Комиссия по делам эмиграции и натурализации постановили, что согласно закону «супруги Ремелевы, из-за своего калмыцкого происхождения, не принадлежат к белой расе, а потому не могут быть допущены к натурализации в США». Д.И. Ремелев умер в Филадельфии.

В Потаповской родился Саран Дбмович Ремелев, он из Новочеркасского казачьего училища был выпущен в Донской полк, подъесаул. Участвовал также в Степном походе, командовал сотней в 80-м Калмыцком Дзюнгарском (Зюнгарском) полку, трижды ранен. Эмигрировал в Чехословакию, затем во Францию, в Париже выступал с группой донских всадников. Публиковал стихи в журнале «Ковыльные волны».

Спутником станицы был расположенный поблизости хутор Балдырский, (Болдырев, Балдырь). В 1932 году хутор Болдырь Ивановского сельсовета и хутор Чунусовский Власовского сельсовета были упразднены в связи с переселением калмыцкого населения. Старожил хутора Сиротского И.Г. Мельников вспоминал, что в пятидесятые годы в районе хутора Балдырь ещё стояли дома. Были видны остатки жилищ станицы Потаповской. В Калмыкии создано землячество калмыков - казачьих потомков. Регулярно приезжают они на берег Сала, справляют буддийские обряды, поклоняются духам своих предков, которые покоятся в донской земле.

В шести верстах от станицы Атаманской был калмыцкий хутор Худжуртинский, располагался на территории нынешнего Комиссаровского сельского поселения. Ранее он входил в юрты станиц Граббевской, Бурульской, которые находились на территории нынешнего Зимовниковского района. Сейчас там балка Спорная, ранее она называлась Худжурта. Число дворов - 67, населения 416 человек, грамотных 17. Почти все жители были калмыками, которые относились к казачьему сословию. Почтовый адрес - Атаманское почтово-телеграфное отделение. На 1915 год в Худжуртинском хуторе проживало 443 человека. Хутор относился к Атаманскому медицинскому участку, действовало приходское училище. Далее следы поселения теряются, калмыки после событий 1917-1920 годов выехали во вновь образованную Калмыцкую республику. В честь этого хутора совхоз «Комиссаровский» (затем - ВКЗ №2) несколько лет назывался «Худжуртинский».

Позже всех статус станицы получила Эркетинская, она была вновь выделена из юрта Потаповской станицы в октябре 1908 года. Тогда же на областном Правлении слушалось дело «Об образовании из хутора Эркетинского Потаповской станицы Сальского округа станицы Эркетинской». Но история её длилась около двухсот лет. Сразу оговоримся - кочевая история, ибо время становления жилищ калмыков скрыто за дальностью лет. Назвалась тогда Эркетинская 4-й сотней Верхнего улуса (Эркет). Эркетеневский улус был западной частью калмыцких кочевий, в нём в 1800 году было 1.403 кибитки. Управлял зайсанг (наследственный старшина) Ончик, затем - Убаши. В войне 1812 года принимал участие отряд Эркетеневского улуса численностью 400 человек под командой зайсангов Мирзы и Мацака.

В середине XIX века прошла реорганизация калмыцкого управления. В аймаках Эркетинской сотни были избраны старшинами: Дорджи Болдырев, Буча Бульдаков, коневод, имел хорошее состояние, Манджи Хадбитов, коневод и скотовод, Гаря Даланов, крупный коневод и скотовод, влиятельный в Степи человек.

Калмыки постепенно становились оседлыми. К началу XX века коренного населения на территории Эркетеневского юрта стало 760 человек, домов 162, из них 21 деревянный, остальные из самана.

В Эркетинской избирались атаманами урядник Манжуков, казак У. Тактинов, урядник Ц.М. Зартынов, урядник П. Бандаков, казак У. Чурюмов, урядник Э. Романов. Судьёй был В.В. Балабин. Ц.М. Зартынов в июле 1920 года был избран членом Калмыцкого облисполкома.

В Эркетинской имелось много юртовой земли, которую сдавали в аренду русскому крестьянству. При населении 760 душ в самой станице их было только три семьи, зато рядом находились арендуемые участки, где жили 66 семей с населением 584 человека. Они жили сначала в посёлке, а потом в хуторе Мазановском. Были и бедные казаки-калмыки, у каждого третьего имелась лишь одна лошадь, одна корова, сеяли они до восьми десятин. Шесть домохозяев заняли три десятины земли под сады по балке Уртугуру, по-русски - Тарасов Кут, выращивали груши, яблоки, сливы.

В новом юрте числилось 34 косилки-лобогрейки, одна сеялка, 11 веялок, 172 бороны и одна паровая молотилка. Одними из первых эркетинцы стали приобретать плуги Буккера, их числилось 74. Этот агрегат состоял из двух-трёхкорпусного плуга и сеялки. Он совмещал мелкую (12-14 сантиметров) вспашку и посев. Семена попадали в плужную борозду и сразу же закры­вались слоем почвы. Русские ученые К.А. Тимирязев и В.Р. Вильямс за мелкую пахоту резко осуждали работу буккера.

Экономическая комиссия отмечала, что сеют, как попало, одно и то же злаковое растение несколько лет подряд, чередуя озимые с яровыми. В результате урожаи плохие и падают от истощения почвы. «Земледельцы стараются захватить как можно больше площади земли, и, кое-как её обработав, получить в данный год возможно больше зерна. Будущее его не интересует, хотя урожаи из года в год падают, так как постоянное возделывание на одном и том же месте без корнеплодов, бобовых, пара и удобрения ведут к быстрому истощению пахотного слоя почвы».

Разводили калмыцкую породу лошадей, которые отличались небольшим ростом, выносливостью, неутомимостью, нетребовательностью к уходу и кормлению. Степная задонская лошадь была способна к любой работе и к службе в кавалерийских полках. Эти качества привлекали ремонтёров - заготовителей лошадей для армии, калмыкам было выгодно заниматься коневодством. Лошади ценились настолько, что хозяева иногда продавали поголовье евреям-барышникам, которые перегоняли табуны через границу и с большой выгодой сбывали их в Австрию.

В летнее время, по мере вытаптывания подножного корма, кочевали с места на место. Зимой чаще всего табуны пригоняли к месту зимовки сотни или хотона. Времянки состояли из землянок, иногда - деревянных домов с базами. Коннозаводство донских калмыков прошло путь от степного (косячного) способа разведения лошадей до планомерной племенной работы. Коннозаводчики ветучастка хутора Дубовского и ветучастка станицы Атаманской - Бугульдушев, Шуранов, Цуглинов, Муманжинов, М. Батыров, Сангинов, Тюльтинов, Д. Ремелев, А. Шавелькин, Абушинов, Бакбушев, Сельдинов добивались хороших результатов. Обычно косяки составляли по 5-15 жеребцов, 50-130 конематок. У Саджи Бакбушева было 9 жеребцов и 121 матка.

Прибыльным делом было скотоводство. В 1840 году у калмыков-казаков было 30.600 голов крупного рогатого скота, а к 1870 году уже 73.000. В том числе в Эркетинской сотне насчитывалось 3.128 голов, в Чунусовской - 4.149. Для улучшения породности крупного рогатого скота приобретали племенных животных. Калмыцкие быки покупались по 120-150 рублей серебром за пару, неплохие по тем временам деньги.

В овцеводстве сначала разводилась калмыцкая курдючная овца, затем её заменила волошская (порода из Венгрии). Самые активные стали заниматься тонкорунным овцеводством, завели овец испанских пород. В Эркетиновке было 4.400 голов овец, а в Чунусах - 4.149, всего у донских калмыков стадо овец насчитывало 122.000 голов. Чабаны большей частью были из русских, из малороссиян.

Верблюды имели распространение при кочевом образе жизни. К концу века из 1.600 верблюдов, числящихся у калмыков, осталось только 62 головы.

Калмыки добились значительных успехов в ведении хозяйства. Очевидец описывает их состояние: «До 50% донских калмыков являлись обладателями хозяйств, насчитывавших 2-3 пары быков, 4-6 лошадей, 30-40 голов скота при засеве от 20 до 40 десятин хлеба. Нередко встречались крупные хозяева, имевшие засев от 200 до 400 десятин хлеба, много сотен рогатого скота, до 1.000 лошадей, от 2 до 5 тысяч овец».

Если в животноводстве калмыцкие станицы добились успехов, то в земледелии дело продвигалось медленно. «Калмыцкое население под влиянием своего духовенства, местной станичной и вообще окружной администрации стало вполне сознавать несовершенство своего хозяйства, но не желает изменить способ ведения его в лучшую сторону, приступает к этому только потому, что не знает пока иного способа ведения хозяйства».

Основным ремеслом было валяние бурок, занимались плетением войлоков, выделкой тулупов, изготовлением принадлежностей для верховой езды, а также национальных музыкальных инструментов. Торговали продукцией в основном на Ильинской и Мартыновской ярмарках, добирались до торга за много вёрст от Задонья - в станице Митякинской, в слободе Криворожье.

Имелось приходское министерское училище на 13 мальчиков от 8 до 13 лет, из них четыре русских. Помещение было тесным, сырым и холодным. Грамотного населения (умение расписываться) - 2%. В станице было две бакалейных лавки, харчевня, ветряная мельница, которые содержались иногородними.

Весьма сложной проблемой было пьянство. «Пьянство, это всероссийское социальное зло, развито дольно сильно в станице Эркетинской». Неподалёку располагались хутора Кудинов и Плетнёв, где торговцы в казённых винных лавках с удовольствием открывали калмыкам, как сейчас сказали бы, кредитную линию. Обильными магарычами сопровождалась аренда. Другая причина - корчмарство, араку из молока выкуривали с ранней весны до глубокой осени. Бакша М.Б. Борманжинов активно искоренял этот порок, но со временем он стал Бакшой все донских калмыков, был переведён в станицу Денисовскую.

Эркетинская находилась в стыке важных путей сообщения. Из слободы Ильинки в станицу Атаманскую проходила мерная, с верстами, столбовая почтовая дорога шириной 60 сажен. Из Плетнёва в Бурульский и на Граббевскую - просёлочная дорога. Если ехать на соседний хутор Кут-Кудинов, за ним последуют станицы Чунусовская и Власовская (Бембедякинская). Так что Эркетинская была одним из центров жизни калмыков Подонья.

В слободе Ильинке в 1839 году открылось калмыцкое приходское училище. Его содержали за счёт процентов с капитала, принадлежащего калмыцким сотням, - ежегодно по 1.378 рублей. Учеников насчитывалось 35, учителей трое - по арифметике и географии, по русскому языку и чистописанию, по калмыцкому языку. Учителем калмыцкого языка и веры назначили М. Чупатина. Штатным смотрителем был коллежский секретарь А.Т. Юдин. Почётные блюстители - гелюн 1-й сотни Среднего улуса Б. Якупов, гелюн П. Цеденов, урядник А. Джевалдыков. Учитель русского языка Ф.К. Траилин, учитель калмыцкого языка и веры Н.М. Манжиков.

С 1846 года имелось два класса, девять учителей и чиновников. Учителем русского языка и географии был сотник М.В. Денисов, арифметики - Е.М. Сивякин, калмыцкий язык и веру преподавал А.Е. Емченов. Штатным смотрителем училища назначили коллежского секретаря К.И. Яковлева, священник - В. Тростянский, учителя В.М. Хитайлов и калмык Ш. Чанчиков.

В 1884 году Высочайше повелено (то есть указ подписал сам император) открыть при калмыцком приходском училище в Ильинке на Салу два высших класса окружного училища. Преподавались те предметы, которые положены в первых двух классах окружных училищ Войска Донского. Сверх того детей калмыков обучали калмыцкому языку, основам ламаистской веры, учили переводу с калмыцкого языка на русский и обратно. По окончанию учения в своих приходских училищах в эти классы могли поступать не только дети калмыков, но и казаков из ближайших станиц. Курс обучения длился три года. Библиотека училища получала периодические издания: «Журнал министерства народного просвещения», «Донские ведомости», «Всемирный путешественник», «Нива», «Вечерняя газета», «Друг народа», «Народная школа», «Грамотей», «Мирской Вестник».

В калмыцких станицах, на первый взгляд необъяснимо, существовало резкое демографическое противоречие. Женщин насчитывалось на 1\3 меньше, чем мужчин, чего не было у русского населения. Современники объясняли такое явление высокой смертностью женщин, обречённых с детства на тяжёлый труд рабыни и отсутствием санитарных условий жизни. Земский врач-фельдшер наезжал один-два раза в месяц из Атаманской. Жители роптали: «У нас при четырёх жеребцах плодового табуна есть и лекарь-ветеринар, и фельдшер, для граждан же не организовано никакой медицинской помощи».

Донские калмыки исповедовали одну из ветвей буддизма - ламаизм. Сначала в Эркетеневской и Чунусовской сотнях были хурульские кибитки. Эркетеневский хурул - буддийский храм был утверждён правительством к постройке в 1842 году, а до этой даты эркетеневцы построили маленькую кумирню, величиною около двух с половиной сажень, затем деревянный хурул. Позже возвели хурульский монастырь, построили ещё один, каменный хурул, штат духовенства составлял 12 человек. Духовенство составляли манджи - ученики или послушники, гецули и гелюнги - высшие чины духовенства. Из числа гелюнгов избирался бакша, который становился настоятелем хурула. При хуруле имелись должности: благочинный, эконом, а также эмчи - врач, зурхачи - астролог, зурачи - художник. Штат духовенства состоял из 12 лиц: четыре гелюнга, четыре гецюля и четыре манджи. Хурулы были в каждой из 13 станиц донских калмыков.

В первой половине XIX века в Эркетеневском улусе насчитывалось 172 монаха. Сохранились имена служителей: Ики Докшидов, Дарькин, Майнин, Юмин, Бага-Манлан, Бадьма Ушанов. Донские калмыки были лишены права иметь своего духовно-религиозного главу со званием «Лама Донских калмыков», царское правительство не давало на это согласия. Заместителем верховного Ламы, главным духовным лицом считался Бакша-гелюнг. В калмыцких сотнях избирали три кандидата, одного из них в этом звании утверждал Наказный Атаман. Калмыцкое Духовенство первоначально располагалось в Ильинской слободе, его возглавляли бакши донских калмыков Д.Г. Гонджинов, Д. Микулинов.

В Эркетинском хуруле одно время служил Менке Бекеревич Борманжинов, здесь было его местожительство. Выходец из станицы Денисовской, он стал бакшой Эркетеневского хурула, затем - Денисовского хурула, а в 1903 году избрали Бакшой все донских калмыков. Он был очень образованным человеком и крепким сельским хозяином, на отдельном зимовнике вёл дело в широких размерах, кроме паевой земли арендовал войсковой земельный участок, засевал около 400 десятин. М.Б. Борманжинов перевёл на калмыцкий язык священные буддийские тексты. Калмыцкое духовенство в станицах возглавляли: в Эркетинской Б. Ушанов, в Чунусовской - Н. Цебеков и старший хурульский гелюн Э. Хохлов. Бакша хурула станицы Чоносовской Цебеков умер в эмиграции.

Пытались обратить калмыков в православную веру, даже был создан Донской епархиальный комитет Православного миссионерского общества, призванный организовать миссионерскую деятельность среди калмыков. Начинали строить православные храмы в калмыцких станицах, закрывали четыре хурула. Но реальных сдвигов не получилось, как не вышло их отлучение от ламаизма после революции. Они и поныне остались буддистами.

В эмиграции калмыки построили на окраине Белграда первый в Европе буддийский храм.

Всего калмыков в Калмыцком (Сальском) округе было в 1822 году 6.772 души, в 1882 году - 28.695, в 1915 году - 52.000 человек. Приближались времена испытаний, донские калмыки ещё не знали, что их ждёт впереди.

ПЕРЕД СУХОВЕЕМ

Территориально наш регион был северной частью Сальского округа Области войска Донского с административным центром в станице Великокняжеской (ныне город Пролетарск), а также восточной частью 1-го Донского округа, административный центр - станица Константиновская (некоторое время центром являлась станица Цымлянская).

Населённые пункты 1-го Донского округа:

В Княже-Андреевский юрт входили: станица Андреевская, хутора Дубовский, Кудинов, Марьянов, Минаев, Тарасов.

Баклановский юрт - станица Баклановская, хутора Бакланский, Альдабуль (Альдобульский) и Щеглов.

В Нижне-Курмоярском юрте были хутора Комаров, Комиссаров (ныне Семичный), Королёв, Кривской, Малолучный.

В Терновском юрте значились хутора Авчинников (Овчинников), Крюков, Подгорный, Харсеев.

В юрт Филипповской станицы входил хутор Жуков.

Ильинская волость и слобода Ильинка числились в станице Нижне-Курмоярской.

Населённые пункты Сальского округа:

В Атаманский юрт входила станица Атаманская, хутора Гуреев, Сиротинский и ещё 10 населённых пунктов, ныне они находятся на территории Заветинского района.

В Чунусовском юрте были станица Чунусовская и хутор Моисеевский.

В Эркетинский юрт входила станица Эркетинская.

В разное время принимались решения о переводе хуторов из одной станицы (а то из округа) в другую. Восточные территории нынешнего Дубовского района - земли Присальского, Мирненского, частично Комиссаровского сельских поселений в одно время принадлежали Калмыкии, которая была составной счастью Астраханской губернии.

Форма правления - атаманская. Станичный атаман созывал и распускал станичный сбор, охранял на нём должный порядок. Наблюдал за исправным снаряжением и за готовностью казаков к воинской повинности. Приводил в исполнение приговоры станичного суда, мог и своей властью подвергать штрафу до трёх рублей, арестовать на три дня, назначить провинившихся на общественные работы. Надзирал за благоустройством в станице, наблюдал за исправным состоянием дорог, мостов. По делам полицейского ведомства исполнял все приказания окружного атамана, а также сам задерживал беглых, дезертиров, бродяг, производил предварительное дознание. Распоряжался при возникновении чрезвычайных бедствий - пожаров, наводнений, повальных болезней. Разрешал в мирное время казакам служилого возраста отлучаться из станицы на срок до трёх месяцев с выдачей увольнительного вида. Были и другие обязанности. Самым интересным было требование к атаману: «Наблюдать за тем, чтобы казаки, как люди военные, сохраняли непременно между собою чинопочитание и оказывали должное уважение к людям заслуженным и старикам».

Станичный атаман получал приличное годовое содержание: в станицах до 500 дворов - 400 рублей, до 2.000 дворов - 900 (корова стоила 15-20 рублей). Если он прослужил два трёхлетних срока, то освобождался навсегда от службы в строевых частях, а по истечении трёх сроков трёхлетней службы льгота распространялась и на одного из сыновей или родственников, по выбору.

Образование было представлено училищами:

- высшее начальное училище Атаманское,

- женское училище 3-го разряда в станице Атаманской,

- одноклассные приходские училища Баклановское, Алдобульское, Жуковское, Королёвское, Кривское,

- одноклассные приходские станичные училища Потаповское, Чунусовское, Эркетинское, Худжуртинское.

Окружная земская больница находилась в станице Великокняжеской, приёмный покой - 15 кроватей. Медицина распределялась на земские участки Дубовский и Атаманский. Квартира доктора находилась в хуторе Дубовском, в приёмном покое пять кроватей. Связь обеспечивали три почтово-телеграфных отделения. В Атаманской назначили начальником А.Г. Заполатовского, в Баклановском почтовом отделении начальником был Т.П. Жариков, в Ильинском - Ф.К. Дюжев.

Управление Владикавказской железной дороги находилось в Ростове. Начальники станций: Ремонтная - П.В. Безлепкин и В.И. Золотарёв, Семичная - К.В. Нечаев.

Большую роль на селе играли ветеринарные врачи. Они были значимыми фигурами, так как скотоводство - основная отрасль сельского хозяйства Задонья тех времён. Существовала система ветеринарных участков. Посёлки Ильинской волости обслуживали ветврачи Л.И. Попов и А.Н. Великорецкий. В станице Атаманской трудились А.И.Ковалёв, А.В. Данилов, Олейников. Ветеринарные участки были у селян и коннозаводчиков. В Донском частном коннозаводстве трудились свои ветеринарные врачи. В хуторе Дубовском работал М.Ф. Черничкин, участок атаманских коннозаводчиков обслуживал ветврач Ф.Г. Грешнов, он жил в станице Атаманской.

В связи с увеличением производства продукции сельского хозяйства потребовалось совершенствование торговли. Сложилась определённая система ярмарок и базарных дней. В станице Баклановской ярмарки проводились в среду перед Вербным воскресением и продолжались ещё три дня после праздника. Производилась торговля скотом и разными товарами. По вторникам и субботам здесь была торговля съестными товарами и продуктами, а 20 числа каждого месяца торговали скотом. В Атаманской станице ярмарки проводились с 9 по 12 марта и с 21 по 24 сентября. В хуторе Дубовском был ежедневный базар, где торговали продуктами и сельскохозяйственными товарами. В слободе Ильинке проводились ярмарки с семидневным торгом: Благовещенская с 25 марта, Николаевская с 9 мая, Казанская с 8 июля. С трёхдневным торгом ярмарка была с 1 сентября. Кроме этого, в Ильинке базар - еженедельно по воскресеньям и понедельникам.

Здесь можно было встретить продавцов из Москвы, Ставрополя, Царицына, Астрахани. Собирались сотни подвод. Со всех окрестных станиц и хуторов спешили покупатели. Многие приезжали семьями, останавливались у знакомых и родственников. Астраханцы предлагали всевозможную рыбу. Калмыки продавали скот, покупали промышленные товары. Украинцы привозили дёготь, подсолнечное масло, хлеб. Мастеровой народ из Котельниково вёз колёса, ярма, плуги. Много возов с древесиной, которая особенно ценилась в степном краю.

Ярмарка гремела с утра до позднего вечера. В центре Ильинки ставили карусель, которую за плату, либо за возможность прокатиться, вращали местные ребята, звучала гармошка. Базары были в Ильинке, Баклановской, Дубовском, Жукове, Кривском, Колодезном.

Начал развиваться финансовый капитал. Образовались кредитные организации, финансисты создали несколько ссудо-сберегательных обществ. Плетнёвское было основано в 1912 году, располагалось в слободе Ильинка (223 человека), Потаповское кредитное общество насчитывало 248 членов, с капиталом 18.000 рублей. В этом же году образовались Баклановское кредитное товарищество, а также Подгоренская ссудо-сберегательная касса, объединявшая 597 человек. В Ильинке также было образовано Эркетинское кредитное товарищество.

Полицейские приставы обслуживали заседательские участки №4, 6, 7, 8, их квартиры находились в хуторе Дубовском и в станице Атаманской. Судьёй от съезда мировых судей 1-го Донского судебного округа состоял В.А. Иванов, он находился в хуторе Дубовском, там же имелась камера мирового судьи. Станичный суд мог приговорить к аресту при станичной тюрьме - тюгулёвке (от слова тягать) до семи дней, либо к штрафу до трёх рублей в доход станицы. Возможен был приговор к исполнению общественных работ сроком до шести дней. Наши предки заботились о нравственности больше, чем нынешние власти: за появление «в публичном месте пьяным до безобразия» полагался арест на семь дней или взыскание штрафа 25 рублей. Напомним, что корова стоила 15-20 рублей. Самая тяжкая станичная кара - послать на службу вне срока на одну, две или три перемены.

До судебной реформы 1864 года применялись и другие взыскания: телесное наказание плетьми или розгами, забитие в колодки, могли посадить в подполье на один-два дня - место под полом в станичном управлении. Воров водили по улице с украденной вещью. За прелюбодейство обоих таскали по станице со связанными руками и били при этом в кастрюли, сковородки. Практиковалась и такая пеня: наложить штраф на магарыч (покупку вина или водки) всему собравшемуся обществу. Последнее взыскание употреблялось как само по себе, так и в сопровождении другого наказания.

Судебная реформа определила систему судопроизводства. Стали работать окружные, мировые судьи. Но долгие и долгие годы основой правоохранительной деятельности оставалась жёсткая атаманская дисциплина, за проступок казаку можно было запросто получить атаманской плётки. Крестьян пороли по приговорам мировых судов даже в начале XX века.

По последней дореволюционной сельскохозяйственной переписи в Ильинке проживало около 2.400 человек, в Атаманской - 2.100, в хуторах Жукове - 1.800, Гурееве - 1.600, Малолучном - 890, в Эркетинской - 800, Харсееве - 600, Королёве - 520 человек. Уменьшение населения произошло вследствие тяжких потерь в ходе Первой мировой войны. Фронтовые потери России в Первой мировой в пересчёте на 1.000 призванных были намного большими, чем фронтовые потери в Великой Отечественной войне.

Сословный состав был разнородным. На левобережной стороне Дона большинство населения хуторов было казачьим. Юрты - земляные и водные угодья казачьих станиц, лентой протянулись вдоль Сала. Казаки составляли большинство жителей в станицах Атаманской, Баклановской, Эркетинской, Чунусовской, в хуторах Кудинове, Марьянове, Гурееве, Ериковском, Моисееве, Королёве, Альдобульском, Жукове, Овчинникове, Малолучном, Кривском, Подгорном, Харсееве. Чем дальше вглубь степей, тем больше иногородних и коренных крестьян. Много крестьян проживало в Кут-Кудинове, Тарасове, Лопатине, Сиротском, Сиротинском, Барабанцове, В-Жирове, Кравцове, Щеглове, Комиссарове, Дубовском, в слободе Ильинке.

Из всех жителей Области Войска Донского казаков было 42%. Если в 1900 году в Сальском округе было 34.993 казаков на 63.318 жителей, то к 1917 году в наших станицах и хуторах по приблизительным подсчётам было 40-45% казачества, остальные - коренные крестьяне и иногородние. Лишь в станице Атаманской, имевшей наибольшую численность казаков, проживало 86% казаков.

Казакам, в большинстве своём, революция была не нужна. В Задонье бедняков-казаков было около 15%. В отличие от иногородних, лишь каждый пятый казак пошёл за красными. К чему желать лучшего? У донских калмыков тоже были большие наделы, в 1916 году на каждого в среднем приходилось около 36 десятин. Их положение было даже лучшим, чем у других групп казаков Войска Донского. Большинство калмыков-казаков ушло к белым.

Но расслоение было и среди казачества. К 1914 году в среднем по ОВД зажиточных казаков имелось 28-30%, середняков 50-55% беднота составляла 20-25 %. Атаманам пышки, казакам шишки. Создали правительственную комиссию по обследованию Войска Донского под руководством генерала Н.А. Маслаковца. Комиссия пришла к выводу, что только 21% казачьего населения может выполнить тяготы воинской повинности, 34% почти всегда несостоятельны, на службу идут за общественные средства, зачастую сдавая свой пай в аренду обществу. И хотя в Задонье эти цифры были несколько благополучнее, многие из бедных казаков, особенно молодёжь, пополнят потом ряды красных отрядов и красноармейских частей.

Сельскохозяйственная перепись 1917 года показала упадок экономики. Посевная площадь по сравнению с предвоенной уменьшилась на четверть, одновременно упала и без того низкая урожайность. Каждое четвёртое крестьянское хозяйство не имело инвентаря, рабочего скота, коров.

Продолжительность жизни в России XIX веке - 35 лет, и лишь к 1900 году она «достигла» 40-летнего возраста. Целый сгусток вызревавших веками противоречий - классовых, социальных, этнокультурных привёл в начале XX века к сильнейшим социальным потрясениям. Под оболочкой Империи таилась огненная раскалённая плазма. Революция совершилась теми, кому терять было нечего.

Рабочий день на табачной фабрике Асмолова продолжался 14 часов, летом - 16. На заводе «Аксай» от графита и древесного угля в цехах стояла такая пыль, что на расстоянии нескольких шагов нельзя было узнать человека. Потом была выдумана история о больших зарплатах ростовских рабочих. Высокооплачиваемые труженики встречались, но это была капля в море нищеты пролетарских бараков.

Огромные степные пространства принадлежали коннозаводчикам, имевшим тысячные отары овец и табуны лошадей. Всего в Задонских степях числилось 83 частных конных завода, 18 из которых принадлежали калмыцким коннозаводчикам.

А рядом - нищета бывших крепостных, которых в первой половине XIX века десятками и сотнями скупали офицер Траилин, помещики Пишвановы, войсковой судья Мартынов. Имущественное состояние иногородних было ещё хуже, чем у казаков и коренных крестьян. В станицах им не нашлось места в системе сельского самоуправления, на них накладывали повинности и сборы, не допускали детей в станичные школы. Иногородние крестьяне, нахлынувшие на Дон из России после отмены крепостного права, земли почти не имели.

Громадный крестьянский океан дышал пугачёвщиной. В бескрайних степях Задонья это были коренные крестьяне и иногородние. С ними обращались зачастую без оглядки на Бога. За простую оплошность можно было получить от хозяина кнута. Коннозаводчик Шабала забил до смерти табунщика Припутнего, оставив без кормильца его жену с шестью детьми. Полное бесправие, постоянное недоедание и голод были уделом крестьян-переселенцев.

Не исчезли воспоминания об ужасах крепостного права, об унижении достоинства, они были готовы мстить за своих дедов и прадедов. Уже в третьем-четвёртом поколении они с завистью, а кто и с ненавистью, смотрели на обширные паи казаков, на земли помещиков. Земельная теснота и нищета с каждым годом обостряли недовольство, приближали взрыв. Составляла эта гремучая масса более трети населения Задонья.

С севера подпирал пролетарский город Котельниково, бывший хутор Николаевский. Для строительства железной дороги здесь были построены промывочные цеха паровозных котлов, механический цех, тепловая электростанция, собственный паровозный парк, железнодорожное паровозное училище для подготовки рабочих кадров. Тачка, носилки, руки рабочего - это всё, чем выполнялись огромные объёмы земляных работ. Механизмы, облегчающие труд строителей, отсутствовали. В летнюю жару, в осеннюю распутицу труд становился каторжным. Недостаток пресной воды, плохое питание, скученные поселения в бараках вызывали вспышки массовых заболеваний, эпидемий. Людскими костями мостилась Владикавказская дорога, кровью и потом удобрялась ковыльная степь.

Рос промышленный рабочий класс. В декабре 1905 года в Котельниково была организована массовая забастовка, созданы рабочие боевые дружины. В основе требований стачечников - созыв Учредительного собрания, конфискация помещичьих земель, 8-часовой рабочий день. В 1906 году создали нелегальную ячейку РСДРП, её разогнали. В 1914 году, в начале первой мировой войны, деятельность подпольной группы возобновилась. Социал-демократы распространяли свою деятельность и на станции Ремонтную, Семичную, Сал. В подпольной организации РСДРП, находящейся в слободе Ильинке, было три человека - Т.С. Павленко, М.Г. Емельяненко и С.П. Афиногенов. Связь с котельниковским комитетом осуществлял рабочий станции Ремонтная А.Д. Грязин. Он привозил политическую литературу, прокламации и листовки. В станицах и хуторах политической работы почти не велось. О партиях люди имели смутное представление. Влияние эсеров, большевиков, меньшевиков, кадетов в Задонье было слабым, если не сказать - никаким. У оппозиции не было подготовленных для этого кадров, знающих казачий быт, традиции, психологию. Но буря и без них была уже рядом.

И рвануло. «Был домом Дон, да перевернулось всё вверх дном».

ГЛАВА II

РАЗРЫВАЕТ СЕРДЦЕ НАДВОЕ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

ВРЕМЯ РАЗБРАСЫВАТЬ КАМНИ

Роковая черта безвозвратно и неумолимо приближалась к Дону. Летом 1916 года в селе Торговом, что около Заветного, прошёл бунт женщин - «бабий бунт». Купцы подняли цены на мануфактуру, керосин и другие товары. Женщины ворвались в магазины Шафранова и Жукова, разобрали товар, затем атаковали присланных казаков. У тех хватило благоразумия, стычка кончилась сдачей товара обратно в магазины. Это была акция отчаяния, безысходности и военного лихолетья.

Февральские события встретили настороженно. 14 марта в станице Цимлянской состоялся митинг под красными флагами, затем начался молебен «за избавление от царского правительства». По решению Временного правительства в станицах начали создавать исполкомы. Почти все окружные атаманы были заменены. Вместо окружного Сальского атамана полковника Ф.Д. Дементьева, возглавлявшего округ с 1915 года, избрали войскового старшину К.А. Каклюгина. Но реально положение дел не изменилось, власть по-прежнему продолжала оставаться в руках атаманов. В июле 1 Большой войсковой Круг Дона исполнительные комитеты ликвидировал.

Настроения в среде жителей Задонья характеризуют итоги выборов в Учредительное Собрание. В Сальском округе 47,5% получил казачий список, а эсеровский список (за него в основном голосовали крестьяне и иногородние) собрал 48,6%. В этих цифрах отчасти отражается сложившаяся социальная база грядущих процессов.

Осенью полыхнули крестьяне. В ноябре-декабре 1917 года они стали захватывать имущество, хлеб, инвентарь коннозаводчиков. Сколько бы не рассуждали на тему «грабь награбленное», но факт остаётся фактом - изымали не бандиты, не уголовники, а крестьянский люд. Тем более что не остыла память о событиях 1905 года, когда было разграблено 80% барских усадеб. В хуторах Савоськин и Курячий (ныне Зимовниковский район) разобрали имущество шпанковода Скороходова. Были организованы ответные расправы, начались избиения крестьян, порки и поджоги крестьянских дворов.

Назревали страшные события. К весне 1918 года на территории регионов, окружающих нынешний Дубовский район, произошла следующая расстановка сил:

1. Котельниковские отряды рабочих, превратившиеся затем в Первую котельниковскую социалистическую дивизию.

2. Партизанские отряды Задонья, влившиеся в ряды красных.

3. Прибывшие отряды анархистов, которые были расформированы (частично уничтожены) красными, либо влились в их ряды.

4. Сформированная Донская армия, наступавшая с правобережья Дона.

5. Партизанские отряды казаков и калмыков, затем соединившиеся с Донской армией.

Так в начале 1918-го определились консолидирующиеся силы. На первых порах была сумятица, казаки успели не единожды повоевать в станах противников. Интересны воспоминания казака станицы Андреевской Я.А. Топоркова:

- Никак не помяну, чи белым два раза служил, а красным три раза, чи наоборот… Тада как было: придут, отмобилизуют, спробуй не пойтить - плетюганов получишь, а то и порубают. Сбежишь, опять же, другие заметут. Что мы ведали о большаках, о кадетах? Да ничего!

Многие и многие попадали в противоборствующие силы по принудительной мобилизации. В постановлении Круга спасения Дона в мае 1918 года было записано: «Уклоняющиеся от мобилизации… будут считаться изменниками Родины, предаваться суду и караться со всею строгостью законов военного времени».

Если подавляющее большинство крестьян определилось, с кем вести борьбу - сразу и до конца войны, то казаки сначала метались. Они устали от четырёх лет бессмысленной кровавой мясорубки, надоело воевать за чьи-то непонятные интересы. А тут большевики с обещаниями светлого будущего. Может быть, казаки и хотели бы в новый рай, да старые грехи не пускали. Царское правительство слишком часто привлекало их для карательных дел. Это наследство диктовало понятную и однозначную линию поведения большевиков в коловерти грядущих событий. Политикой новой власти были отрезаны пути соглашения - только расказачивание и отъём юртовых земель. По решению вновь образовавшихся местных Советов в Сальских степях у коннозаводчиков было конфисковано ранее арендованных 320 тысяч десятин. Земля была объявлена собственностью Советской власти. Обратного пути ни у большевиков, ни у казаков не было.

Общая характеристика боевых действий на востоке Области Войска Донского характеризуется непредсказуемостью и постоянной текучестью событий. В повести «Белый снег» донской писатель Г. Колесов приводит письмо казачки станицы Атаманской А. Косовой: «Чуть не два года что ни месяц, то новая власть. То наши, то красные из думенковцев, то кадеты, а Маслак со своим воинством - тот в красных и в белых походил. И все стреляли друг в друга и всё требовали коней, хлеба, мяса».

Четыре раза за два года оборонялся Царицын. Его стратегическое значение стало решающим - это коридор, ведущий к объединению с Колчаком и с другими казачествами, главное операционное направление. Другая извечная мечта - присоединение Царицына к землям войска Донского. К тому же город был арсеналом оружия и боеприпасов. Задонские степи были свидетелями продвижения огромных людских масс на Царицын и обратно. Гражданская война летом и осенью 1918 года это борьба за коммуникации. Направление операций через Ремонтную - Семичную каждый раз было если не решающим, то в любом случае одним из основных. Именно здесь, на линии Котельниково - Великокняжеская находился стык, важный участок пересечения интересов воюющих сторон. С тактической точки зрения станция Ремонтная являлась южными воротами на Царицын.

Историк Г.Г. Родин в книге «Продовольственный плацдарм революции» описывает обстановку, сложившуюся в Задонье к концу 1917 года. Фронты Первой мировой рухнули, казаки хлынули с боевых позиций, из России на Дон. В район Котельниково - Ремонтная один за другим начали прибывать казачьи полки, возвращавшиеся с фронта. По замыслу руководства Всевеликого Войска Донского эта ударная группа из казачьих частей, в которую вошли 22, 39, 54, 55-й казачьи полки, усиленные полевой артиллерией, предназначалась для отпора новой власти на нижнем левобережье Дона. Но казачьи полки были уже не те, они отказывались подчиняться приказам, в частях разрушалась дисциплина, фронтовики расходились по домам. На линии Ремонтная - Котельниково дислоцировался 54-й Донской казачий полк. Ревком пригласил командира полка полковника Александрова и потребовал роспуска, передачи оружия, полкового имущества котельниковским властям. На совместном офицерском собрании в Ремонтной вахмистр Г.И. Родин объявил о роспуске офицерского состава других казачьих полков. Ночью офицеров арестовали, отправили в Царицын, а утром казакам объявили постановление исполкома о роспуске полков.

В январе 1918 года в Котельниково создали добровольческий красногвардейский отряд из рабочих-железнодорожников. Первоначально в отряд записалось 250 человек. Накапливалось оружие и военное снаряжение, в том числе полученное после расформирования казачьих полков, оружейные мастерские работали на полную мощность.

В Великоняжеской в феврале прошёл окружной съезд Советов, избрали окрсовет рабочих, крестьянских, казачьих и солдатских депутатов. В апреле созвали 2-й съезд Советов.

Эти события не могли оставаться в стороне от казачьих станиц, хуторов Ильинской волости. В январе в станице Андреевской созвали съезд уполномоченных, где должны были достичь соглашения об организации новой власти. На этот съезд ильинцы послали В.В. Шаповалова, Т.Н. Курепина, В.И. Коваленко и А.С. Шеина. Казаки встретили делегатов от других населённых пунктов сначала настороженно, затем враждебно. Требования В.В. Шаповалова создать в хуторах и станицах Советы, отобрать землю у зажиточных владельцев и передать тем, кто её обрабатывает, обострили ситуацию. В итоге не договорились. На следующий день на сходе жителей слободы Ильинки избрали ревком, председателем выбрали Т.Н. Курепина, членами Н.И. Иванова, С.П. Финогенова. Ревком издал приказ о создании отряда самообороны. Это был первый орган новой власти в округе. В окружной станице Великокняжеской ещё сидел атаман Докучанов, а крестьяне по хуторам стали избирать Советы.

Члены отряда вооружились винтовками, охотничьими ружьями и шашками. Послали в Котельниково делегацию с просьбой оказать помощь. Тамошний ревком выделил оружие. Андреевцы во главе с атаманом А.А. Ченцовым решили не допустить создания новых органов власти. Они направили свой отряд на Ильинку. Первый бой прошёл в окрестностях слободы, сил у наступавших не хватило, ревком уцелел.

В феврале 1918 года в Дубовском также был образован ревком, в его состав вошли Матвей Данилов, Дмитрий Родинов, Лука Попов. Первым председателем ревкома избрали М.Д. Данилова. В селе Дубовском создали отряд в количестве 75 человек, Котельниковский ревком выделил оружие. Командиром стал фронтовик казак Г.Г. Маркин. Его именем впоследствии была названа улица в селе Дубовском.

В ту пору в стане красных отряды были разъединены и разбросаны, плохо организованы и управляемы. Боевые распоряжения обсуждались на митингах, командиры порой отказывались подчиняться общему командованию и центральным военным органам. Многие красноармейцы были сторонниками обороны своих хуторов, считали долгом защищать только их. Собственно, поначалу отряды собирались именно для этой цели. С одной стороны - ревкомы и партизанские отряды красных были, как сейчас сказали бы, «незаконными военными формированиями». С другой - хаосу, беспорядку, самосудам, разгулу преступности нужно было хоть как-то сопротивляться.

Весной 1918 года страну поразил голод, который был следствием действий царского и Временного правительств. Ещё в годы Первой мировой войны для снабжения хлебом городского населения царское правительство применило политику продразвёрстки. Продолжили эту практику «демократы» из Временного правительства, затем и атаман П.Н. Краснов. Новая советская власть проводила ещё более жёсткую продразвёрстку. Суть её состояла в том, что в казачьих и крестьянских хозяйствах подлежало продаже государству всё товарное зерно по установленным твёрдым ценам. Хлебные богатства нижнего левобережья Дона, тучные стада скота на степных пастбищах Дона и Калмыкии были существенным резервом для создания продовольственного плацдарма красных.

Однако хлеб и скот брали волевым порядком, что доходило до необоснованно суровых экспроприаций, когда вычищали запасы, отнимая даже семенное зерно. Сила оружия в руках бойцов продотрядов вызывала ответные действия казачества, быт и традиции которого пытались разрушить не в меру строптивые, но политически малограмотные агенты-заготовители.

На июнь 1918 года по Владикавказской железной дороге из станции Ремонтная вывезли 578 тысяч пудов зерна. Экспедиции ревкомовцев получали отпор. Один из обозов возвращался в Котельниково на 12 автомашинах и 150 подводах, загруженных до отказа. Несмотря на то, что обоз имел сильное боевое охранение, не доходя до станицы Атаманской, он подвергся нападению казачьей засады. С помощью партизанского отряда обоз удалось отстоять и доставить в Котельниково. Такие меры послужили в дальнейшем одной из главных причин казачьего восстания.

По обе стороны от железной дороги были созданы партизанские отряды, которые помогали ревкомам устанавливать новую власть. Они организовывались большей частью из иногородних, но было и служилое казачество, в большей части из бедноты. Все партизанские командиры в составе окружного штаба обороны - П.З. Чесноков, П.А. Ломакин, Ф.И. Золотарев, Сафронов, Лавров были урядниками или вахмистрами казачьих полков. Значительная часть казаков-фронтовиков рассчитывала оттеснить от власти прежнюю казачью элиту, надеялись получить свою долю при дележе казачьих земель. Им надоели офицерские зуботычины, бездарные генералы. Фронтовики стали основой формирования казачьих подразделений, принимавших участие в войне на стороне Красной армии.

В районе станиц Атаманской и Андреевской Пимен Ломакин создал отряд численностью около 100 штыков и сабель. В хуторах Малая Лучка, Комаров дислоцировался объединённый отряд во главе с фронтовиком К.В. Орешкиным, в хуторе Барабанщиков конников организовал И.С. Марченко, в хуторах Верхне-Жиров, Павлинский - Ф.И. Волошин. К ним примкнули немногочисленные калмыцкие группы под руководством К.Э. Илюмжинова, Х.Б. Канукова, Е.А. Басанова, М.Д. Шапсукова, О.И. Городовикова.

Подразделения самообороны возникали в других населённых пунктах. На Маныче и в Задонье, в Сальских степях действовали партизанские отряды численностью до 6.000 бойцов. Их характерной чертой являлось наличие большого числа конных частей, источник один - реквизированное поголовье в конезаводах. Белые брали лошадей там же.

У противостоящей стороны шёл тот же процесс. Стали организовываться партизанские соединения белых. На экономии Пишванова казаки создали Комитет по защите родины. В хуторе Шара-Булук, который находился неподалёку от Маныческого железнодорожного моста, казаки-калмыки стали объединяться с целью вступления в отряды Степного похода. В Сальском округе сформировался отряд полковника Г.А. Киреева, который затем вошёл в состав подразделения полковника И.Ф. Быкадорова. В Орловке и Мартыновке - отряды войскового старшины Ф.Н. Мартынова, подполковников В.И. Постовского, В.И. Толоконникова. В белых партизанских отрядах сражались до двух тысяч сабель калмыков.

Эти части (и белых, и красных) назывались партизанскими отрядами до тех пор, пока не влились во вновь созданные регулярные войска. Уже в это время они заняли жёсткую позицию противостояния друг другу.

Весной и летом 1918 года казаки определялись, где быть и с кем быть. Размежевались и казаки хутора Жуковского. Хуторской атаман собрал их, зачитал циркуляр, полученный из округа. Всем предлагалось прибыть в станицу Филипповскую для несения службы в Донской армии. На станичном сходе, где офицеры настаивали сесть на коней и защищать Дон, казак Каргальсков сказал: «С нас хватит, хлебнули горького, что полыни нажрались». Казаки долго молчали, потом Илья Егоров предложил всем оставаться дома и не идти на эту службу. Офицер Рябышев сказал: «Казаки, наши деды и прадеды жили с царём, мы пойдём его защищать!» Один из офицеров добавил - мол, мы казаки и обязаны выполнять приказ. Казак Мягков отозвался: «Трудовые люди свергли царя, и нам не воевать надо, а помогать им».

На этом разговор закончился. Ночью одни казаки ушли за Дон, а другие остались дома, некоторые ушли в отряд Лобашевского. Роковой раздел прошёл и по семьям станичников. Братья Жуковы воевали брат против брата. В семье Егоровых отец и сын находились в белой армии, а другой сын - в красной.

Разделились и андреевцы. У белых служили Фёдор и Корней Сулацкие, Т. Князев, С. Болдырев, Е. Князев, И. Мартынов, А. Власов, К. Плетнёв, П. Минаев, В. Евтерёв, хорунжий И.М. Пупков, другие казаки. В составе 7-го полка 2-й Донской казачьей дивизии воевали А. Сулацкий, Г. Фролов, В. Чернов, впоследствии они перешли на сторону красных. К красным ушли Л. Кушнарёв, Л. Стеблянкин, И. Смоланов, И. Бойченко, Н. Гиренко, Д. Замотаев, Ф. Пасечный, Г. Санжаров, М. Тынянов, И. Сударев, И. Панфилов, М. Мешков, С. Бударин, С.С. Ковалев, П.Т. Бойченко. В.А. Бударин погиб под Егорлыцкой, С.И. Медведев был ранен в боях под Новочеркасском.

Станичный атаман станицы Андреевской за то, что в семье Ковалёвых сын ушел в партизаны, арестовал отца и вместе с тридцатью четырьмя такими же, как он, отправил в Великокняжескую тюрьму.

Вернувшиеся с фронта после Гражданской войны стали работать в руководящих структурах. В.Е. Гладченко был избран председателем станичного совета, Т.Т. Бойченко - председателем станичного комитета бедноты, И.Г. Емелин служил участковым милиционером.

Красная молния рассекла многие казачьи семьи Дона.

ШАШКИ К БОЮ, СТРОЙ ФРОНТ, МАРШ!..

Наращивание сил продолжалось всю весну 1918 года. В январе-феврале красноармейские подразделения продвигались с севера к Новочеркасску и Ростову, вытесняя соединения белых. Под натиском красных тем пришлось оставить Дон. Был образован добровольческий отряд во главе с полковником П.Х. Поповым численностью 1.700 человек. Полковник длительное время командовал Новочеркасским казачьим военным училищем. Он забрал войсковые ценности, золотой запас, имущество интендантских складов и увёл казаков из Новочеркасска в Степной поход, в Сальские степи. Атаман знал, что рано или поздно казаки не примут новую власть.

Задача этого похода заключалась в том, чтобы сохранить до весны боеспособное ядро, вокруг которого донские казаки могли бы вновь сплотиться и поднять оружие. Сами себя они называли «Отряд вольных Донских казаков». Поход П.Х. Попова продолжался три месяца, участвовало 16 партизанских соединений - сначала две, а потом почти три тысячи штыков и сабель. Начальником штаба походного атамана был генерал-лейтенант, кавалер Георгиевского оружия В.И. Сидорин. В отряде были подростки младшего возраста - кадеты, которые входили в состав строевых частей. Один из них, воспитанник 7 класса Константиновского реального училища Н.Н. Евсеев, умер от ран, похоронен 26 марта в степи близ станицы Эркетинской.

В степях к партизанам примкнули казаки из станиц, окружающих Ремонтную, в том числе эркетиновцы, потаповцы, чунусовцы. Организатором и начальником отряда из 200 калмыков был хорунжий из станицы Чунусовской Абуша Алексеев, закончивший в 1916 году Новочеркасское казачье училище. Позже отряд пополнился калмыками Войскового атамана калмыцкого казачьего войска нойна (князя) Д.Ц. Тундутова. Командиром всех калмыцких частей отряда стал полковник И.Д. Попов. На этом этапе присоединилось более 500 калмыков, что составило около 20% бойцов отряда. Партизаны пытались мобилизовать крестьян, но те при удобных случаях дезертировали, разбегаясь по домам. Реально походу могли противостоять лишь местные красногвардейские отряды.

Во второй половине февраля 1918 года по заданию Котельниковского ревкома отряд П.А. Ломакина выступил к станции Ремонтная, где соединился с Царицынским отрядом И.В. Тулака и с котельниковцами. Насчитывалось около двухсот бойцов под командованием В.Ф. Болтручука и его помощника П.З. Чеснокова. На бронепоезде двинулись к Великокняжеской. Белые под командой генералов М.Н. Гнилорыбова и П.Х. Попова отбили наступление. Красные партизаны отступили к Ремонтной, отряд Ломакина от станции ушёл в степь через хутора Плетнёв, Марьянов, Гуреев.

Части генерала П.Х. Попова раскололи оборону на Маныче, раздвинули неспаянные отряды красных, взяли центр Сальского округа станицу Великокняжескую. По пути они распускали хуторские и станичные Советы.

Красные партизаны наладили связь и снабжение с царицынскими дивизиями, собрались с силами и выбили «Степняков» из Великокняжеской. Тем пришлось вырываться к правобережью Дона через Бурульскую – Эркетинскую - Андреевскую - Королёв. Недалеко от хутора Савоськин (ныне Зимовниковский район) произошло сражение с красногвардейскими частями, были потери с обеих сторон.

Продвигаясь с боями, отряд генерала П.Х. Попова дошёл до наших краёв. В ночь на 19 марта к атаману прибыл калмык, который был в разведке в районе станиц Эркетинской и Андреевской. Он рассказал, что ещё в первой половине марта казаки Андреевской станицы совершили набег на станцию Котельниково для добычи оружия. Станица готова к выступлению против большевиков в любой момент. К генералу прибыли посланцы 11 казачьих станиц, они заявили, что признают в его лице верховную войсковую власть.

В эти дни в одном из хуторов Баклановской станицы красные задержали проживавших там четырёх партизан-«Степняков». После ареста они были доставлены на станцию Ремонтная. Казаки подняли тревогу и стали просить помощи у станиц. Наутро собралось 70 всадников, которые двинулись к Ремонтной. По дороге к ним присоединились хуторцы из Жукова и других хуторов. К вечеру 24 марта у станции стояло около 300 казаков, потребовавших освобождения своих. Им уступили, партизаны были возвращены.

Но остановить восстание уже было невозможно. В станице Баклановской собрался отряд в 600 человек. По дороге на станцию Ремонтная он пополнился казаками из соседних хуторов, а также из станицы Андреевской, около 300 всадников. Ремонтная была взята. В бою при взятии станции был убит казак станицы Баклановской И. Кабанов. Разгромили Дубовский ревком, погиб Г.Г. Маркин, он отстреливался, был зарублен. Руководителей ревкома арестовали.

Узнав о выступлении баклановцев, к Ремонтной подошли дружины других станиц - Терновской, Филипповской и Романовской, что увеличило количество восставших до 3.000. Они разрушили железную дорогу, под командованием есаула Г. Андрианова захватили Семичную. Однако станичникам надоело воевать, они замитинговали и стали расходиться, восстание казаков иссякло.

Восстаниям предшествовало столкновение в станице Цымлянской (Цимлянской). Там был выбран Совет, который постановил изъять станичное имущество и казну. Сформировалась красногвардейская дружина, но проведённый станичный сбор принял постановление её распустить. Отряд из 70 человек во главе с К. Леонтьевым 2 апреля стал уходить на станцию Ремонтная, чтобы пополнить запас оружия.

Казаки поднялись по сполоху. Войсковой старшина И. Е. Голицын объявил о начале восстания. Вслед за красными была выслана разведка во главе с сотником Г.И. Чапчиковым, к ней присоединилась полусотня из станицы Ефремовской. Преследуемых догнали, с ними вели переговоры, которые прерывались стрельбой. В двух верстах от железной дороги путь красногвардейцам преградил отряд из хутора Садкова во главе с вахмистром Е. Поповым. У казаков теперь стало более 150 сабель. Они оттеснили красногвардейцев в низину около хутора Щеглова и почти всех порубили. В братской могиле было похоронено 66 человек. В настоящее время на этом месте находится памятник.

Именно после этого эпизода казачье восстание стало распространяться по станицам 1-го и 2-го Донских округов. Под командованием полковника Бородина и есаула Г. Андрианова 6 апреля полыхнула станица Баклановская, казаки вышли на связь с партизанами полковника Чернушенко.

В это время «Степняки» продолжали двигаться с боями, они были вытеснены красными из станицы Бурульской. Отряд генерала П.Х. Попова подходил к Эркетинской. Ему доставили письмо от полковника Бояринова из Нижне-Курмоярской станицы, в котором сообщалось: правобережные станицы созрели для восстания. Партизанам необходимо спешить за Дон, чтобы поднять их. Командир отряда принимает решение двигаться к Андреевской и там переправиться через реку Сал.

8 апреля главные силы партизан направились в Эркетинскую, арьергард вёл бой у Бурульской. Чтобы не была прервана связь, послали калмыцкие разъезды. На полпути походный атаман получил сообщение, что против большевиков восстали казаки 2-го Донского округа и заняли окружную станицу. Новый окружной атаман полковник Расстегаев просил П.Х. Попова о помощи. К вечеру главные силы расположились в Эркетинской, конно-офицерская сотня полковника Чернушенко заняла зимовник Бакбушева, а юнкерский отряд есаула Н.П. Слюсарева (96 человек) и Атаманский отряд полковника Г.Д. Каргальского (92 человека) заняли Андреевскую. Здесь же дислоцировались калмыцкие сотни генерала И.Д. Попова: 1-я сотня - полковник Д.Л. Абраменков, 2-я сотня - войсковой старшина С. Кострюков, 3-я сотня - подъесаул П.М. Аврамов, 4-я сотня - сотник Яманов.

На реке Сал у станицы Андреевской не имелось никаких переправ. У «Степняков» был обоз раненых и больных, интендантский, отрядные обозы. Весной того года было сильное половодье, Сал широко разлился. Андреевские казаки оказали помощь при переправе, при их участии было сооружено свыше десятка плотов на бочках. Для постройки плотов мобилизовали иногородних станицы.

Командир партизанского отряда Б.М. Думенко узнал, что штаб белых теперь находился в Эркетинской, к ним присоединилась Андреевская станичная казачья дружина. Он принял решение выдвинуться к станице. Затаились в хутунке Цаган, затем берегом Большого Гашуна вышли на окраину, уже виден хурул. Подоспели партизаны из Гашуна, отряд Г.Н. Скибы. Вступили в бой с группой Э.Ф. Семилетова.

Покинув станицу Эркетинскую, белые заняли позицию в трёх верстах от Андреевской. Присоединился отряд юнкеров, оставивших зимовник Бакбушева. Весь день длилась переправа. Последними, до сумерек, на левом берегу оставались калмыцкие сотни, вместе с юнкерами неоднократно ходившие в атаки. Под прикрытием огня четырёх орудий они переплавились вплавь.

Все партизанские силы сосредоточились в Андреевской, к ним присоединилась станичная дружина. П.Х. Попов был намерен, двигаясь к Дону, перерезать железную дорогу и на один-два дня остановиться в хуторе Королёве. Чтобы обеспечить проход партизан через железную дорогу, атаман приказал юнкерскому отряду Н.П. Слюсарева с наступлением темноты совершить набег на Семичную для взрыва полотна дороги. Здесь отряд покинули партизаны Ф.Д. Назарова, они разошлись по своим станицам. В хуторе Королёве полковник Бородин и есаул Г. Андрианов доложили генералу П.Х. Попову, что казаки их станичных дружин тоже митингуют. Они бросают позиции, уходят в свои станицы, никакие убеждения начальников не действуют, от отряда станицы Баклановской практически ничего не осталось.

Остатки местных казаков присоединились к партизанам, вместе с ними 1 апреля направились к переправе через Дон в районе станицы Нижне-Курмоярской, в которой части были расформированы и преобразованы в отдельные экспедиционные отряды. Походный атаман объединил казачество на правом берегу Дона. Так закончился Степной поход. Затем атаман провёл первоначальную организацию разросшихся сил, повёл своих «Степняков» и остатки кадровых полков от станицы Нижне-Курмоярской до Новочеркасска, который белые взяли 25 апреля.

Через год все участники похода были награждены орденом «Степной Крест». В живых осталось 610 человек, к марту уцелело 400. В 1919 году Войсковой атаман А.П. Богаевский, следуя постановлению Большого Войскового Круга, произвёл П.Х. Попова в генералы от кавалерии с оставлением за ним пожизненного звания Походного Атамана.

По законам смутного времени на свет явились в большом количестве люди наглые, в прошлом судимые за дела отнюдь не политического свойства. Типичное порождение революции - накипь на гребне событий. Перед взятием Ростова немецкими войсками город подвергся стихийному и опустошительному грабежу: вскрывались банки, магазины, арсеналы. Оружие, государственные ценности, золото, дорогие товары без учёта грузились в эшелоны. Эти составы двигались на Царицин по Владикавказской ветке. Были подняты чёрные знамена. Через Ремонтную в первых числах июня проследовали транспорты Петренко, Черняка, Березки, Гуляй-Гуляйко, Чередняка, Каски, Самохвалова.

Об анархистах доходили самые невероятные слухи, особенно популярными были легенды об отряде Маруси. Эта грозная воительница объединила ростовских уголовников, отличалась бесцеремонностью и жёстким нравом. В узком кругу, на воровских «малинах» её называли Муркой. С этим именем она стала прообразом героинь блатных песен. В уголовных шайках затем появлялось много различных Марусь. Но Никифорова это реальное лицо из истории Гражданской войны. По пути следования в Царицын Маруся узнала, что Петренко и Черняк разоружены. Она не стала испытывать судьбу, бросила вагоны и пыталась скрыться на пыльных трактах сальских степей. Путь был недолгим, небольшой отряд наткнулся на красноармейский патрульный дозор из отряда С.А. Ситникова. Военной сноровки не было, не умея управлять боем, М. Никифорова стала лёгкой жертвой короткой, но решительной схватки. Отряд был полностью уничтожен, Маруся расстреляна. Её в кожаном мундире привезли для опознания в Семичную, здесь же произведено захоронение среди могил анархистов, погибших в бою под Мелиоративным - Котельниково.

Ещё одно имя - П.К. Штейгер, один из тех, у кого нашлось достаточно благоразумия порвать с анархизмом и попасть в ряды Красной Армии. Он предложил включить личный состав в боевые силы красных, оставив право командовать своим подразделением. Отряд П.К. Штейгера со всем вооружением, снаряжением, конским поголовьем поступил в распоряжение Лобашевского для усиления гарнизона станции Семичная.

Всё чётче стала обозначаться линия фронта между противоборствующими сторонами. Правый берег Дона становился исходной позицией Добрармии и Донской армии, левый берег ощетинился штыками партизанских отрядов и красногвардейских дружин. Только на котельниковском участке состояло под ружьем 3.500 штыков и сабель красных. Война всё более и более принимала сословную окраску.

Донская армия П.Н. Краснова стала вытеснять красных с юга, из Великокняжеской и Орловки. В начале июня 1918 года две сотни добровольцев-калмыков под командованием есаула Сельдинова взяли станицу Власовскую (Бембедякинскую) и станцию Гашун. Здесь из семи калмыцких станиц есаул сформировал 3-й Донской калмыцкий полк.

Находясь в войсках Чингизхана, калмыки назывались зингарами. В станице Константиновской был сформирован Джунгарский (Зюнгарский) калмыцкий полк из пяти сотен, который состоял преимущественно из казаков Платовской, Бурульской и Граббевской станиц, бывших в Степном походе. Затем стал называться 80-м конным казачьим полком, воевал в Задонье в составе группы К.К. Мамонтова против красных отрядов Г.К. Шевкопляса. В сентябре в боях под Чунусовской и Андреевской полк понёс тяжёлые потери. Всего в частях ВСЮР воевали шесть калмыцких национальных полков. Большинство калмыков-казаков Дона выступили на стороне Белого движения, всего около пяти тысяч. От общей численности калмыцкого народа это составляло 2,5%. Ставропольские и Астраханские калмыки к участию в Гражданской войне не стремились.

Санчир Абушинов и Санжа Абушинов из станицы Чунусовской, Музе Бадьминов из Эркетинской служили в 80-м Зюнгарском и 3-м Донском Калмыцком полках. Сдались в плен в Новороссийске, были зачислены в Красную Армию и направлены на Польский фронт, где перешли на сторону поляков, служили в 5-й сотне Донского казачьего полка полковника Г. Духопельникова. Есаул Сельдинов, сотник Бакбушев также воевали в частях ВСЮР, погибли в 1920 году. В Зюнгарском полку служил хорунжий П.Б. Абушинов, казак станицы Чунусовской. В декабре 1920 года в Симферополе был расстрелян Ковашка Цыдинов из станицы Чунусовской.

В составе красных соединений, сформированных на Дону, было только одно калмыцкое национальное подразделение - конный отряд батальона 37-й стрелковой дивизии, на базе которого были сформированы два эскадрона 2-го Калмыцкого полка. Лишь в июне 1919 года в станице Денисовской сформировался 1-й отдельный Калмыцкий кавалерийский полк под командованием В.А. Хомутникова.

Каждая из сторон продолжала наращиваться. Сальская группа красных с тяжёлыми боями, оставив Двойную, Гашун, Куберле отходила в район села Дубовского. Взорвав железнодорожный мост через реку Сал, красные создавали оборонительный укреплённый участок левее хуторов Садков и Барабанщиков. Также в район Ремонтная - Дубовское отходила Доно-Ставропольская конно-сводная бригада Г.И. Колпакова с большим обозом хлеба. Около Ремонтной бригада встретилась с силами Красной Армии. Таким образом, Дубовское на время стало центром усилий в целях обороны против наступающих белых войск.

Севернее, имея базой Котельниково, была организована Первая котельниковская социалистическая дивизия:

1. Отряд П.А. Ломакина укомплектовали до полка с дислокацией в районе станиц Атаманской и Андреевской, задача - защитить подступы к котельниковской обороне со степной стороны.

2. Полк Лобашевского находился на станции Семичная с задачей обеспечить прикрытие на стыке с Сальской группой войск.

3. Отряд П.К. Штейгера в 185 сабель вывели из состава боевых сил Лобашевского и передислоцировали со станции Семичная в Котельниково.

Кавалерии у красных на первых порах было недостаточно. Весной в Задонье из бойцов партизанских отрядов был сформирован сначала кавалерийский эскадрон, затем дивизион, а 10 июля конники были сведены в 1-й кавалерийский Крестьянский социалистический полк. Командиром назначили Б.М. Думенко, а С.М. Будённого его заместителем. Полк насчитывал около тысячу сабель, длительное, по меркам войны, время дислоцировался в слободе Ильинке. Именно в это время родилась знаменитая тачанка. Первое документальное упоминание находим в воспоминаниях служившего в полку Ф.И. Нефёдова: «В отряде был скоро издан приказ такого содержания: выделить несколько тачанок, поставить на них пулемёты «Максим», выбрать получше, порезвее коней, опытных ездовых, поручить Нефёдову (т.е. мне) обучить их правильной установке пулемётов, ведению огня на большой скорости».

Это происходило в июле, когда Б.М. Думенко формировал полк. Находился он в то время в слободе Ильинке. Может быть, первое упоминание о применении тачанки и относится к бою под станицей Романовской (май 1918 года), но в первый раз красные части были снабжены этим новшеством именно на территории нашего района. А тачанки Н.И. Махно появились позже, первые свои бои «батько» провёл в сентябре, совершая налёты на немецкие хутора и имения.

В начале июня отряд П.З. Чеснокова наступал на станицу Нагавскую, был окружён белыми. Командира выдали свои же, 11 июня в хуторе Кривском П.З. Чесноков был казнён. В 1931 году в хуторе Кривском был создан колхоз «Память Чеснокова».

Летом 1918 года белые предприняли наступление. Вся система обороны в Сальских степях оказалась разрушенной. Красная группировка войск была рассечена натрое. Около семи тысяч под командованием Шевкопляса отступали на Царицын, отряды Колпакова и Булаткина (около пяти тысяч) вытеснили в Ставрополье, трехтысячный отряд Ковалёва занял оборону в слободе Мартыновке.

В этой обстановке К.Е. Ворошилов принимает командование Царицынским фронтом. Председатель вновь образованного Военно-революционного совета фронта И.В. Сталин, К.Е. Ворошилов и военрук Северо-Кавказского военного округа А.Е. Снесарев 15 июля 1918 года прибыли на станцию Ремонтная. Провели заседание штаба, которое произошло в станционном домике. По воспоминаниям старожилов ныне это дом № 3 по улице Железнодорожной.

Задачей ставилась организация обороны по правому берегу реки Сал. Главным было объединение командиров партизан из разрозненных отрядов в регулярные части РККА. По предложению центрального руководства все краснопартизанские отряды объединились в Куберле и двинулись в Зимовники. Здесь они были переименованы в 1-ю Донскую советскую стрелковую дивизию. Начальником назначили Г.К. Шевкопляса. К дивизии присоединился отряд черноморских моряков, который двигался из Новороссийска на Царицын. Выйдя в район станции Ремонтная, 1-я Донская дивизия заняла оборону по правому берегу реки Сал. 1-й кавполк расположился в слободе Ильинка. Эскадрон Г.С. Маслакова расквартировался в хуторе Барабанщикове. Одним из первых крещений полка был бой 9 июля под станицей Чунусовской.

Задонский корпус полковника И.Ф. Быкадорова окружил красных в Большой Мартыновке. На заседании штаба в Ремонтной также решили, что надо помочь партизанам, попавшим в окружение. Силами кавполка Б.М. Думенко было предписано атаковать части белых. Из Ильинки в час ночи на 29 июля полк выступил в рейд. В Кутейниково и Иловайской внезапно атаковали находящиеся там три сотни казаков, изрубили около 100 конников. В бою отличился отряд красных калмыков под командованием О.И. Городовикова. Теперь беженцы и красные отряды могли прорываться на Куберле.

В это время белые резко активизировали военные действия. В конце июня командир корпуса генерал К.К. Мамонтов силами 12 тысяч штыков и сабель с правобережья Дона ударил по Владикавказской железной дороге. Левый фланг с запада обрушился на Ремонтную. 26 июня в 3 часа утра белые повели наступление на Котельниково. Оно было с трёх сторон: с хуторов Майорского, Семичного, Нагольного. Отрезанный от основных сил, прикрывая город со степной стороны, отряд П.А. Ломакина бился с калмыцкими частями, наступающими со стороны станиц Атаманской, Андреевской и хутора Нагольного. Бои велись с переменным успехом.

Атаман П.Н. Краснов поставил цель расчленить войска Южного фронта красных и выйти на оперативный простор для активных действий против Царицына. Силами до 45 тысяч штыков и сабель, 150 орудий Донская армия нанесла два удара: между Жутово - Котельниково и Котельниково - Ремонтная. Отряд полковника П.С. Полякова численностью до 10 тысяч штыков и сабель имел задачу нанести удар с юга, из района через Ремонтную. В начале августа от излучины Дона, от хуторов Малая Лучка и Баклановского сотни полковника А. Топилина, нападая с запада, преодолели сорокавёрстный глухой шлях и ворвались в Ремонтную. Белые опять взяли стратегически важный объект - железнодорожный мост через Сал.

Мартыно-Орловский отряд красных под командованием Б.М. Думенко после рейда выходил на Зимовники, однако путь движения для соединения с частями 10-й армии был уже отрезан. Отряд снова оказался в западне. С ним находились десятки тысяч беженцев. Эта громадная масса двигалась пешком, на подводах, в железнодорожных эшелонах. Стояла жара, над дорогами висли тучи пыли. Люди и животные страдали от жары и жажды, изнемогали от голода.

Путь к спасению - на Царицын, через Дубовское, занятое белыми. Надо было прорываться, решили сделать это через Андреевскую, где их не ждали. Б.М. Думенко для отвода глаз бросил на Барабанщиков два эскадрона. В Андреевке, напротив станичной церкви, основные силы полка переправились через Сал. Оттуда ускоренным маршем пошли на Ильинку, места знакомые. В слободе застали передовое охранение белых, узнали, что в Дубовском до трёх сотен белых, два пластунских полка держат железнодорожный мост около Кравцова, в самом селе полтора полка - казаки и калмыки. Группировку возглавляет полковник А. Топилин.

Решили атаковать двумя флангами. С.М. Будённый двумя эскадронами выдвинулся справа - на станцию Ремонтную. Полк под командованием Б.М. Думенко прошёл под сальскими ярами (мимо нынешнего подсобного хозяйства и лаборатории СПТУ) до впадины, что около Старой Дубовки, и замаскировался за Татарским (Ибрагимовым) курганом. Со стороны Гашуна к железнодорожному мосту должен был подойти со своей пехотой Г.И. Шевкопляс. Глядя с кургана, комполка увидел, как со стороны хутора Ериковского выдвинулась конница белых. В лобовом столкновении, лава на лаву, решающее слово сказали пулемёты, вовремя снятые с тачанок по приказу Б.М. Думенко. Г.С. Маслаков своими эскадронами выбил белых с моста.

Об итогах боя в книге «Тучи идут на ветер» В.В. Карпенко писал: «Чёрный ветер будто прошёл по степи. Тела, тела в самых невероятных позах». Немало осталось могил по обе стороны железной дороги, по обе стороны Сала.

Гражданская война собирала свою кровавую жатву. Она приняла самую ожесточённую форму. По выражению П.Н. Краснова «тихая задонская степь уподобилась прериям Америки, времен её завоевания». Ему вторил А.И. Деникин: «Власть как таковая находилась в руках любого вооружённого, взявшего на себя право казнить и миловать по своему усмотрению». Накал взаимной ненависти достиг такого размаха, что невозможно было какое-либо примирение. Каждая сторона стала придерживаться позиции jus talionis - права на возмездие. Кровавое колесо начинало увеличивать обороты, прошлось по судьбам многих и многих донских семей.

В порыве мести не все теряли голову. Казаки станицы Андреевской атаковали проходивший мимо отряд Лобашевского, потеряли 15 человек. На разборе кто-то из стариков предложил расстрелять за каждого убитого казака двух хохлов, так именовали крестьян. Но командир хуторской сотни Плужников возразил: «Что ж получается, - сказал он, - сегодня мы расстреляем хохлов, а завтра придут красные, начнут расстреливать казаков. Я этого никому не позволю». Старики поджали губы, стоявшие в строю казаки поддержали Плужникова.

В середине августа 1918 года отряд Колпакова вышел к станции Ремонтная, где был переформирован в Доно-Ставропольскую бригаду. Командиром кавалерийского полка был назначен К. Булаткин. В Ремонтной 1-я Донская дивизия красных закрепилась на своих прежних позициях по берегу Сала. Используя перерыв в боевых действиях, в слободе Ильинке сформировали новое подразделение - 1-ю Донскую советскую социалистическую кавалерийскую бригаду под командованием Б.М. Думенко, его помощником снова назначили С.М. Будённого. Комбригу в ту пору было 29 лет, а в 30 лет он уже командовал конным корпусом. Полки кавбригады прикрывали фланги, размещаясь в Ильинке и Барабанщикове.

Путь к Царицыну для беженцев был открыт, но многотысячная масса упёрлась в разрушенный мост. Кроме бойцов дивизии, в работе по его восстановлению участвовали все трудоспособные беженцы, даже женщины и дети. В основном ремонт проводился ночью, а днём под прикрытием дымовой завесы отражались атаки белых. Наконец мост был восстановлен, беженцы прорвались на север. Бронепоезд «Черноморец» артобстрелом разрушил опорные быки железнодорожного моста. Бронепоезда на линии Царицын - Тихорецкая использовались часто, они являлись эффективным средством ведения боя. У белых это были «Генерал Алексеев», «Вперёд за Родину». У красных - «Борец», «Воля», «Брянский».

Красные отступали, генерал И.Ф. Быкадоров двинул войска для разгрома оторвавшейся Сальской группы. И снова бои под Барабанщиковом, Садками, уже в который раз хутора переходили от белых к красным, от красных - к белым. Белые снова заняли Ремонтную. В ночь на 2 сентября они силой до пяти сотен кавалерии и подразделений пехоты при двух орудиях в районе станции Семичная повели наступление на полк Лобашевского. Бой продолжался около часа, отряд красных был потрёпан пулемётным огнём. В полку Лобашевского много личного состава сочувствовало белым. В конце концов, одна из сотен принялась обезоруживать остальных. Белые на левом фланге обороны прорвались к станции Семичной и разгромили полк. В бою погиб командир Лобашевский, потеряли убитыми около 100 человек.

В хуторе Комарове произошли схожие события. Партизаны арестовали командира отряда А.А. Черникова, убили его и присоединились к белым.

Станицы Атаманскую и Андреевскую белые заняли своими разъездами. Части генерала П.Х. Попова и генерала И.Ф. Быкадорова пересекли Владикавказскую железную дорогу между Котельниково и Ремонтной.

Полк Б.М. Думенко пытался разрушить тылы белых. Из Ильинки комполка прошёл Яблочной балкой на Семичную, где свершился кровопролитный бой. Улицы хутора завалили трупами, повсюду слышались крики раненых. Но остановить белых эти бои не смогли.

Сентябрьское наступление Донской армии на Царицын шло под командованием молодого генерала С.В. Денисова, которому было в то время 34 года. В Котельниково прорвались части полковников П.С. Полякова, А.А. Дукмасова и А. Топилина. Особенно тяжёлыми оказались бои под Чунусовской - Андреевской, которые длились с 25 августа по 2 сентября, с обеих сторон были тяжёлые потери. В октябре конница 10-й армии - части Думенко, Шевкопляса, Штейгера, Ковалева были отрезаны и окружены в районе Котельниково. Так завершилось окружение Южного Царицынского фронта красных, путь к Волге открыт, бои переместились на север.

Осенью 1918 года Сальский округ полностью перешёл под контроль белых. После этого в состав донских полков прибыло значительное количество казаков, в том числе из калмыцких станиц Эркетинской, Чунусовской и других.

Закончился кровавый 1918 год.

В КОЛОВЕРТИ

К концу февраля 1919 года части 10-й армии РККА ещё раз отразили наступление белых на Царицын. Новая волна наступления красных позволила овладеть Ремонтной и двинуться к Манычу. В мае Черноярский полк занял станицу Атаманскую, военным комендантом которой стал И.Ф. Бондаренко. Полком командовал калмык Николай Иванович Колесов. Его усыновил и вырастил атаман хутора Иловлинского Степан Иванович Колесов.

На этом этапе войны А.И. Деникин смог использовать последние имеющиеся у него ресурсы. В добавление к Добровольческой и Донской летом была образована третья армия - Кавказская, ею командовал генерал-лейтенант П.Н. Врангель. Помог переход казаков-калмыков на сторону белых. Это позволило командованию Кавказской армии развернуть Астраханскую калмыцкую бригаду в дивизию. В её состав вошли: 1-й и 2-й Астраханские казачьи полки, а также формируемые на базе отряда Г. Балзанова 3-й и 4-й Астраханские Манычские конные полки.

Советский калмыцкий военкомат пытался провести мобилизацию в улусах, чтобы создать красную калмыцкую кавдивизию, «изъять калмыцкое население и не дать возможности увеличить силы контрреволюции», но большинство мобилизованных ушло к белым. В их числе оказалась Эркетеневская улусная сотня во главе с улусным красным военкомом Эрдниевым. Формирование красной калмыцкой кавдивизии было сорвано.

Кавказская армия надвигалась из калмыцких степей. Подошли остальные части 2-го Кубанского корпуса под командованием генерал-майора С.Г. Улагая. Всей ударной группой командовал генерал П.Н. Шатилов. У Врангеля было 13 тысяч сабель.

ПРИКАЗ

Кавказской армии № 1.

Станица Великокняжеская.

8-го мая 1919 года.

а) 2-ому кубанскому корпусу генерала Улагая (2-ая и 3-я кубанские дивизии и 3-я пластунская бригада) - преследовать противника от станции Граббевской вдоль Царицынского тракта, выделив часть сил на фронт Ремонтная - Зимовники для действия в тылу красных, отступавших перед 1-м кубанским корпусом вдоль железной дороги.

б) 1-му кубанскому корпусу генерала Покровского (1-я кубанская, 2-я терская, 6-я пехотная дивизии и все бронепоезда) - преследовать главные силы красных, отходящих вдоль железной дороги на Царицын.

в) Сводному корпусу полковника Гревса (Горская и Атаманская дивизии) -отбросить части противника, действующие западнее железной дороги, за реку Сал, и, прижав их к Дону, разбить.

Командующий Кавказской армией

генерал-лейтенант П.Н. Врангель.

Выставив заслон полковника П.П. Мамонова в сторону Торговое-Заветное, С.Г. Улагай направил большую часть сил под общим командованием генерала Н.Г. Бабиева (пять конных полков и два пластунских батальона) на станцию Ремонтная с целью выйти красным в тыл и отрезать пути отхода. После двухдневных боёв белые овладели позицией, форсировав реку. Ремонтная была взята.

С выходом на железную дорогу преследование главных сил красных вдоль линии было возложено на генерала С.Г. Улагая, под командованием которого сосредоточились 2-й Кубанский корпус, одна бригада первой Кубанской дивизии, астраханцы и 6-я пехотная дивизия. Группе передавались и бронепоезда, однако, вследствие порчи пути и уничтожения красными железнодорожного моста через Сал у станции Ремонтная, последние действовать не могли. На северном берегу Сала у хутора Плетнёва (станица Андреевская) С.Г. Улагай стал формировать силы для продвижения на Царицын. Корпуса генералов Покровского, Шатилова перешли в наступление в районе Ремонтное - Плетнёв - Гуреев.

6-я кавалерийская и 32-я дивизии красных были отрезаны от своих и оказались в кольце. К 20 мая 1919 года красные пробились к Дубовскому, где соединились с основными силами армии. Затем 10-я армия отошла к реке Сал. Собрав войска воедино, решили конратаковать белых в районе хутора Плетнёва. К этому времени Б.М. Думенко служил в должности помощника начальника штаба 10-й армии по кавалерийской части. Все конные части, основу которых составили 4-я и 6-я кавдивизии, были объединены в Сводный кавалерийский корпус под его командованием. Б.М. Думенко получил приказание сосредоточить корпус на северных скатах высот напротив Кудинова, Тарасова, Андреевской (в районе нынешних прудов).

Прибыл новый командующий 10-й армией А.И. Егоров. Он и Б.М. Думенко довёли до сведения, что белые флангом 3-й Кубанской казачьей дивизии генерала Н.Г. Бабиева начали форсировать реку Сал, переправили уже два батальона пластунов, не догадываются о нависшей угрозе, продолжают форсирование реки силами четырёх конных полков. Надо сорвать переправу и уничтожить переправившиеся части. Поставили задачу: 6-я кавдивизия И.Р. Апанасенко выходит к хутору с запада, а 4-я дивизия С.М. Будённого - с востока, со стороны хутора Гуреева, имея целью отрезать переправившихся белых от Сала.

Удар решили нанести после захода солнца, чтобы усилить эффект внезапности. Уже было темно, когда 4-я дивизия с ходу развернулась и нанесла удар в тыл переправившимся частям. Те, кто успел переправиться на правый берег Сала, были убиты или захвачены в плен. Выброшенные на фланги дивизии пулемёты на тачанках в упор уничтожали бросившихся к реке. Когда 6-я дивизия подошла на расстояние 400 метров к станице, с северо-западной окраины, андреевские казаки открыли огонь из станковых пулемётов. Под воздействием пулемётного, а также фланкирующего артиллерийского огня атака 6-й дивизии захлебнулась. В перестрелке А.И. Егоров получил сквозное ранение, Б.М. Думенко был тяжело ранен.

Вновь созданный 1-й кавкорпус под командованием С.М. Будённого был сосредоточен севернее слободы Ильинки, получили приказ прикрывать отход стрелковых соединений армии. Части корпуса заняли оборону на широком фронте по линии населённых пунктов: Нижний Жиров, Крюков, Моисеев, Ильинка, Кудинов, Андреевская, Гуреев. Успех был недолгим, оборону они не сдержали. Белые заняли Котельниково и там установили штаб Кавказской армии. Объединившись с уцелевшими частями 3-й Кубанской казачьей дивизии, они заставили 10-ю армию отступить в направлении Царицына.

Операции в мае-июне 1919 закончились взятием войсками города Царицина. Почти вся территория Донской области оказалась в руках белых. На полгода наша местность превратилась в тыловую. В Котельниково были оборудованы мастерские, где осуществлялись шорные, седельные, столярные работы.

П.Н. Врангель летом 1919 года побывал в районе Ремонтной. Он следовал поездом из станицы Великокняжеской, у взорванного моста пересел на легковой автомобиль и направился в штаб, в Котельниково.

По направлению к Царицыну на поезде вместе с С.Г. Улагаем через Ремонтную проследовал главнокомандующий Вооружёнными силами Юга России А.И. Деникин. Осмотрели, как через восстановленный Сальский мост продвигаются эшелоны с английскими танками - новшеством Гражданской войны.

Вскоре Сальский округ посетил новый Донской атаман А.П. Богаевский. Он встретился с жителями одной их калмыцких станиц, побывал на смотре калмыцких подразделений.

Боевые действия были кровопролитными, в ходе наступления в 1919 году в некоторых частях Донской армии погибла почти половина казаков и три четверти офицеров. У красных потери состоялись не меньшие. Заключительный этап войны был тяжким и разрушительным. У красных сформировались новые боевые подразделения, под ружьё стало три миллиона человек. Мобилизационные резервы белых были исчерпаны.

С конца августа по ноябрь 1919 года прошли бои, закончившиеся на этот раз окончательным взятием Царицына красными. В декабре А.И. Деникин приказал занять оборону по рубежу реки Сал для прикрытия с этой стороны Кубани и Ставрополья. Красные провели ряд операций по вытеснению Донской армии и Добрармии на юг Донского края. К середине января 1920 года они перешли в новое наступление, 9-я и 10-я армии, форсировав по льду Дон и Сал, стали теснить 1-й, 2-й Донские корпуса и Кавказскую армию. В феврале войска прошли станцию Ремонтную, заняли Шаблиевку. Однако попытки Конно-сводного корпуса Б.М. Думенко и 1-й Конной армии С.М. Будённого пройти дальше успеха не имели. Белые отбросили их с Маныча.

В марте последовал комбинированный удар красных. Новый командующий Кавказским фронтом М.Н. Тухачевский нанёс удар в стык между донскими и кубанскими частями - в направлении на станцию Торговая (ныне Сальск). 20-тысячная Ставропольская группа сначала пошла на Великокняжескую (ныне Пролетарск), обходя части К.К. Мамонтова с фланга и тыла. Белые оказались полукольце, вслед за Северным рухнул и Восточный фронт Донской армии. Великокняжеская пала, красные части форсировали Маныч, к началу апреля они заняли Торговую, Атаманскую. Войска Донской армии не смогли противостоять, начался отход, и казачьи части оставили Дон весной 1920 года - навсегда.

Не сбылась донская поговорка: казак скорей умрёт, чем с родной земли уйдёт. Гражданская война в Задонских степях завершилась.

Судьба разбросала казаков по всему свету.

Часть калмыков, воевавших на стороне белой армии, покинула Россию и образовала диаспоры, существующие до сих пор в Югославии, Германии, Франции, США и других странах. Казаки из Чунусовской станицы оказались во Франции и в Германии. Полковник Абуша Алексеев стал президентом Ассоциации калмыков, умер в Мюнхене. О.С. Бембеков похоронен в Париже, был помощником председателя Союза калмыков. Там же нашёл последний приют П. Нахашкин. Станичный атаман С.Б. Бембеков попал в Константинополь, затем в Болгарию и во Францию. С ними в эмиграции была казачки станицы Чунусовской Д.И. Бембекова и М. Сангинова, которая своё жизненное пристанище нашла в Германии, в Дорнштадте. Эмигрировали уроженцы станицы Эркетинской С. Бадьминов и А. Шурганов.

Казак станицы Атаманской П.И. Колачев стал в США доктором наук, преподавал в Колумбийском университете, был членом правления «Общеказачьего Центра».

Журнал «Казачий Союз», издававшийся во Франции, известил читателей о том, что в Болгарии в 1925 году имеется казачье объединение «Хутор Атаманский», в Сербии - «Станица Верхне-Курмоярская». Бюро по созданию Казачьего Союза, избранное на съезде казачьих организаций в Париже, объявило их зарегистрированными в списке своих организаций.

Vae victis - горе побежденным. Всё мироустройство, весь хозяйский казачий быт - всё было разрушено. П.Н. Краснов в повести «Степь» описывает страдания коннозаводчика С.Д. Тополькова: «Сорок лет кропотливой работы, и нет ничего. Сорок лет борьбы со степью, победа над нею и побежденная степь благословила труды его... Где эти лошади? Где Калиостро, за которого семь тысяч заплачено, внук знаменитого Рулера? Где подобранные масть в масть, статья в статью кобылы? Где всё это неисчислимое богатство лошадиного царства, равного которому нет ни в Америке, ни в Азии, ни в Австралии, да и нигде в мире. Разрушено и пало это царство, и нет возможности поднять его! Что пропали быки и овцы, что не осталось ни одной курицы, что вывезены до последнего зерна запасы хлеба, что голод надвигается па богатого хозяина - это пустое. Степь прокормит. Он это знает по долгому опыту жизни в степи. Степь не покинет его. Но восстановить расхищенное и уничтоженное лошадиное царство, вернуть этих гордых лошадей, которые на войне догоняли и германца и австрийца... Сотни лет работы... И кто разрушил? Свои».

Самый тяжкий удар был нанесён по казачеству. В результате Первой мировой войны, Гражданской войны, эмиграции было потеряно 70% казачества. Так закончилась борьба за Казачий Присуд - землю, по преданию дарованную Господом донским казакам.

ГЛАВА III

ТРУДНЫЕ ДОРОГИ

ОТ РАЗРУХИ К ПОДЪЁМУ

Мрачную картину запустения представляли наши места после Гражданской войны. В иных населённых пунктах осталось не более половины жителей. Железнодорожные станции, хутора и станицы, где проходили бои, были сильно порушены. На участке Сал - Ремонтная - Семичная - Мелиоративный было много разбитого железнодорожного полотна. Помещичьи имения, зимовники скотоводов были разграблены, казачьи и крестьянские семьи после поборов с обеих сторон поставлены на грань голодной смерти. Свирепствовал тиф.

Конского поголовья осталось не более 10%, из каждых пяти волов осталось четыре, коров - 30-35%. От многотысячных табунов остались даже не сотни, а единицы лошадей. Задонское коннозаводство исчезло. Пахать было не на чем, сеять нечего, весенне-полевые работы выполнять было некому.

Через год разразилась страшнейшая засуха. В страну пришёл голод. Люди пухли от недостатка питания. Население после продразвёрстки осталось без всяких средств к существованию. В 1920 году развёрстка была такой же опустошительной, как и в годы Гражданской войны. Запасов не было никаких, жителей хуторов и станиц района спасали суслики, раки, лебеда и крапива. И опять для работ на земле применялись соха, припашник, деревянная борона, ручные косы, цеп и каменный каток для обмолота. Сельское хозяйство было крайне отсталым, низко насыщенным орудиями и средствами труда. Примитивная обработка земли, отсутствие севооборота давали низкие урожаи и большое засорение полей. Четыре-шесть центнеров с гектара считались «нормальным» урожаем.

В родные места стали возвращаться уцелевшие бойцы и инвалиды, жизнь в хуторах чуть-чуть оживилась. В мае 1920 года состоялся первый съезд Советов Сальского округа, намечены задачи по возрождению хозяйства. Размер продовольственного налога стал в пять раз меньше продразвёрстки. Спасло лето 1922 года, которое было урожайным. За досрочное выполнение продналога Сальский округ был занесён на областную Красную доску почёта. Оставшаяся у хозяев после сдачи налога часть урожая поддержала людей.

По мере возможности государство поддерживало семьи красноармейцев, беспризорных детей. Под руководством наркомата социального обеспечения были созданы комитеты крестьянской общественной взаимопомощи (ККОВ).

Вместо Области войска Донского образовалась Донская область. С 1924 года она была упразднена, Юго-Восток России переименовали в Северо-Кавказский край. Населённые пункты нашего района, как и до революции, входили в состав 1-го Донского и Сальского округов, только станицы превратились в волости.

1-й Донской округ:

Баклановская волость - хутора Алдабульский, Баклановский, Ериковский, Моисеев, Щеглов, Кривской, Малолучный.

Нижнее-Курмоярская волость - хутора Комаров, Комиссаров, Королёв.

Терновская волость - хутора Овчинников, Харсеев.

Филипповская волость - хутор Жуков.

Сальский округ:

Андреевская волость - хутора Дубовский (отошёл в 1921 году в Ильинскую волость), Кудинов, Мазанов, Марьянов, Минаев, Сиротинский, Тарасов, станица Андреевская.

Атаманская волость - хутора Гуреев, Лопатин, станица Атаманская.

Ильинская волость - хутора Барабанщиков, Верхне-Жиров, Павлинский, Кравцов, Моисеев, станица Чунусовская.

Эркетинская - хутора Кудинов-Кут, Сиротский (старый), станица Эркетинская.

В эти волости входили и некоторые хутора, ныне расположенные на территориях Заветинского и Зимовниковского районов.

Две войны опустошительно пронеслись по станицам и хуторам. Особенно тяжко пострадала станица Баклановская, где убыль населения составила около 60% - было 1870, осталось 779 человек. Половина не вернулась с полей войны в слободу Ильинку, в станицу Подгоренскую, до 40% населения не досчитались станицы Атаманская, Жуковская, хутора Харсеев, Малолучный, Кудинов, Дубовский.

Количество калмыков на территории Сальского округа в связи с двумя опустошительными войнами также резко уменьшилось. В 1920 году образовалась Калмыцкая автономная область (затем - республика). Началась агитационная работа по переселению калмыков, проживающих за её пределами. Калмыки стремились жить в своей автономии. Им предложили сосредоточить население в Больше-Дербетовском улусе, что в Городовиковском районе, в других регионах Калмыкии. К 1925 году станица Потаповская стала хутором в составе Гуреевского сельсовета Дубовского района. В нём проживало 582 человека, имелось 110 дворов, 39 колодцев, две мельницы, два мелких промышленных предприятия, действовала школа 1-й ступени. Всё население хутора в двадцатые годы постепенно перекочевало в Калмыкию. Многие переехали в посёлок Бички-Кел, село Потапо-Беляевское Городовиковского района. К концу тридцатых годов станица полностью исчезла. До 1926 года переселилось 15.171 человек из всех станиц Сальского округа. Остались они в Чунусовской - 256, в Эркетинской - 280, в хуторах Балдырь - 114, Хурульный - 53, Адьянов - 39, Лопатин - 13, Калинин - 10, Ново-Самсонов - 6, Ленина - 8 человек. В Дубовском районе по итогам переписи было зарегистрировано 779 калмыков.

В хуторе Болдыреве проживали татары - 51 человек, в Гурееве 87 белорусов, на станции Семичная жили 12 немцев

С приходом новой экономической политики крестьяне признали новую власть. В местных Советах крестьянская часть населения была представлена значительно шире, чем казачество. Девять десятых низового советского руководства составили иногородние - активные участники революции. Казачество формально считалось с новой администрацией, но в душе не желало ей ничего хорошего. Казаки воспринимали Советы как власть иногородних, особенно непримиримо относились к коммунистам. В станице Атаманской казак В.В. Мастюгин в здании Совета в группе казаков высказывался: «Перевыборы Советов у нас проводятся для примера, а в действительности не мы выбираем, а коммунисты, навязывая нам коммунистов, заставляют поднимать руки за них». В свою очередь, новые аппаратчики не понимали духа казачества.

Двадцатые годы - время «размывания» казачьего менталитета. Ослаблялась религиозность. Казаки тяжело переживали свое бесправие. «Что хотят, то и делают с казаком» - говорилось в одном из писем в Кремль. Расказачиванию способствовало проводимое землеустройство, в котором на первый план вышли политические (земельное поравнение), а не экономико-агрономические задачи. Новое землеустройство стало формой расказачивания через «окрестьянивание» казачьих хозяйств. Среди казаков царил дух упадничества, усталости от войны, подавленности от поражения белого движения, которое поддерживало большинство казаков.

Противоречивое состояние духа определило судьбу повстанческого движения. Повстанческая борьба - сложная тема истории Задонья. В нашем регионе это были отряды есаула Г. Андрианова, бывшего красного комбрига Г.С. Маслакова, Киселева, Бровы.

В конце 1920 года организовалась коммуна «Индустрия», в которую входили в основном дубовчане. В августе 1921 года отряд Г. Андрианова расстрелял руководителей коммуны К.Ф. Ермакова, И.А. Селезнёва и её председателя Р.П. Ивкина. Объединение крестьян распалось.

По воспоминаниям И.С. Ковалева во вновь созданном андреевском кооперативе работало 44 человека, их участок находился на Гашуне. Два года члены кооператива там работали и каждый раз весь выращенный хлеб забирали повстанцы. Кроме того, они били отца плетьми, гоняли в балку, имитировали расстрел, затем отпускали. Председателя Гуреевского кооператива Устина Чернухина живым бросили в колодец.

В станице Андреевской для борьбы с повстанцами создали отряд, было время, когда он находился на казарменном положении. В бою погибли Т.Г. Емелин, Г. Лапин и М. Лавренов. Повстанцы убили Н.И. Ильяшенко, ворвались в станицу, порубили И. Федотова, И. Плетнёва. Они захватили представителя окружкома Бровченко и казнили его. Последний бой Г. Андриянов принял в 1923 году. Будучи окружённым в казачьем дому, он отказался сдаться. Повстанцы были заживо сожжены. Брову сдали свои же. Киселева уничтожили в 1933 году.

Неоднократно врывался в район отряд Г.С. Маслакова. Численностью около 2.000 кавалеристов в марте 1921 года он совершил прорыв через линию железной дороги на участке станций Ремонтная - Гашун, пытаясь уйти в безлюдные калмыцкие степи. Захватили сёло Заветное, а потом вновь вернулись в наши края. После боя под Ремонтной, рассредоточившись по небольшим отрядам, 5 июля повстанцы взорвали железнодорожное полотно в районе Семичной. На следующий день 200 маслаковских кавалеристов с небольшим обозом при девяти фурманках и одном пулемёте ворвались в Нагавскую. Здесь они воспользовались паромной переправой, перешли на правый берег Дона в район Цимлянских песков. Даже в 1931 году в Сальском округе было зарегистрировано 38 террористических актов.

Тема повстанчества - наиболее острая в дискуссии современных историков. Повстанчество явилось следствием безысходности положения казачества, не пришедшего на поклон новой власти, а также несогласия с политикой продразвёрстки бывших красных бойцов, ушедших в эти отряды. Одно понятно, это был сплав:

- сторонников протеста против политики новой власти,

- просто грабителей, людей лёгкой наживы и разгульной жизни.

Кого в рядах повстанцев было больше, судить рано. Но как отделить «благородные» помыслы и дела восставших от общей волны бандитизма, мародёрства, грабежей, воровства, накрывшей Сальский округ в начале двадцатых лет?

Было бы наивным думать, что бывшие противники за несколько лет примирятся и станут дружно жить в одной общей семье. Новая власть не собиралась прощать. При выявлении «тёмных страниц» в биографиях предпринималась жёсткие меры. Райкомы партии и комсомола быстро и однозначно реагировали на факты утаивания службы у белых, связи с заграницей. Решения выносились такие: «Вывести Фетисова из состава бюро и комитета комсомола в связи с тем, что он при существовании банды Андриянова имел с ней связь». «Вывести члена райкома Кузнецова, так как в белой армии имел чин урядника, проявил себя в борьбе с Красными частями и имел связь с бандами Андриянова и Куликова». «За скрытие товарищем Марьяновым дочери кулаков во время переселения исключить Марьянова из рядов ВЛКСМ».

Новая администрация за дело взялась круто. Преследовали провинности как рядовых, так руководящих работников. Слушали заявление комсомолки Гавриловой о снятии с учёта. Постановили отказать, с учёбы отозвать, за поступление на учёбу без ведома райкома вынести выговор с занесением в личное дело. Объявить, что выезд комсомольцев возможен только с ведома РК ВЛКСМ. Не выехал комсомолец Горелов в район хлебозаготовок - исключить из рядов ВЛКСМ, отозвать с работы в избе-читальне. Член ВЛСМ Орешкин отказался от поездки в деревню. Там необходимо было провести работу по увеличению темпов хлебосдачи. Орешкин заявил: «Я сейчас не только не дорожу комсомолом, а и жизнью, потому что у нас там такой момент жизни, что от нас увозят хлеб, мясо и прочее, оставляя нас без ничего». Исключили из ВЛКСМ. За бытовую распущенность учителя С., выразившуюся за последнее время к ученице ШКМ, из ВЛКСМ исключить, считать дальнейшее использование на педагогической работе нецелесообразным.

В 1929 году провели чистку в партийных и комсомольских ячейках. Непримиримо относились к невыполнению своих должностных обязанностей. Райком предложил судам дела о срыве посевной кампании разбирать без очереди. Андреевские и гуреевские кооператоры были обвинены в срыве хлебозаготовок, отданы под суд. Судья Ипатов рассмотрел дело.

К концу НЭПа обострились отношения зажиточной части крестьянства и бедняцкой. В последнее время исследователи упрощают этот процесс, объявляя противостояние простым желанием люмпенов «грабить награбленное», либо разгулом бездельников, не желающих, или не умеющих трудиться. Видимо, и это было. Но не всё так просто. У большинства селян было, что предъявить той части населения, которая называлась кулаками. Материалы двадцатых годов свидетельствуют о том, что кулак, середняк, бедняк и батрак не были мифическими фигурами. У маломощных крестьян не хватало своего хлеба «до новин». С февраля - марта приходилось брать его у зажиточных в долг до нового урожая. Приходилось брать взаймы не только лошадь, но и инвентарь, что повышало оплату найма до половины урожая. Вспомним чунусовских «половинников»!

Как не поверить свидетельству современника: «В нашей местности приобрести такое огромное количество скота, выстроить хороший дом за сравнительно небольшой период времени честным трудом никто не в состоянии. Без выжимания пота из работников и объегоривания - такого благосостояния достигнуть невозможно». И далее: «За пару поросят, которые стоят 1 руб., две женщины жали Лапшину два дня, а труд их стоит по нашим условиям 4 руб., т.е. за поросят Лапин берёт в 4 раза дороже. За один мешок картошки, которой Лапин весной снабжает бедноту, осенью ему жнут один-два дня. Картошка у нас стоит 80 коп. мешок, а два дня подёнщины 2 руб., как раз на 100% прибыли».

Элемент безудержной и почти неограниченной эксплуатации присутствовал. Совершенно правильно отдельных своих земляков крестьяне называли «мироедами». И как знать, сколько в станицах и хуторах было людей, про которых писал профессор А.Н. Энгельгардт ещё в 1870 году: «… настоящий кулак ни земли, ни хозяйства, ни труда не любит, этот любит только деньги».

Поэтому власти, как могли, становились на защиту бедноты. Провели в январе 1928 года сельские конференции групп бедноты, а потом в связи с предстоящими выборами в сельсоветы - бедняцкие собрания. Организовали сельские конференции, потом созвали общегражданские собрания. Много внимания уделялось батракам. На селе действовали батрачкомы. В 1929 году провели их перевыборы, а также Дубовскую районную батраческую конференцию: «О трудоговорной кампании и социальном страховании батрачества». Определились с участием батрачества в перевыборах.

Руководители района констатировали: «Кулацкая зажиточная часть населения, торговцы, обиженные последними мероприятиями власти в области экономического давления на них, проявляли активность в сторону изыскания способа дискредитирования местной власти. Цель - протащить в Советы своих людей. Не допускать случаев лишения избирательных прав середняцкого слоя населения и вообще необоснованных лишений». Зажиточная часть населения пыталась срывать бедняцкие и отчётные предвыборные собрания.

В свою очередь, сельсоветы и партячейки организовали сдерживающие мероприятия по отношению к «верхнему эшелону» крестьянства. Райком в августе 1928 года предложил Андреевской и Ильинской партячейке проработать вопрос об очистке Машинного товарищества «Рационал» и Адьяновского товарищества от кулацкого элемента, который разлагал состав товарищества. На бюро отмечалось, что «Атаманская ячейка сделала раскладку хлебозаготовки, перекладывая всё на середняка, упуская нажим на кулака. Не оштрафовали ни одного кулака». Постановили предложить партячейкам не позднее, чем 10 сентября взять весь кулацкий хлеб, приняв самые жестокие меры нажима на кулака.

Прошла волна выявления кулачества. На заседании бюро райкома комсомола обнаружили, что «в транспортной ячёйке кулаков на транспорте выявили только недавно. Секретарю Шабанову пришить оппортунизм и примиренчество к ним». Транспортную ячейку ВЛКСМ распустить. На 7-й районной конференции комсомола Дубовского района доложили, что за проявления правого уклона были расформирована В-Жировская ячейка, сняли руководителей Атаманской, Комиссаровской комсомольских ячеек.

Формы и методы руководства крестьянами оставались во многом силовыми, сказывался образ жизни в условиях недавней шестилетней войны. В областной газете в 1929 году была опубликована заметка: «В Дубовском районе партийцы не пользуются авторитетом среди населения. Население запугано до самого некуда и боятся даже жаловаться, если видит, что несправедливо. Беседуя с хлеборобами, слышишь от них то, что подымает волос дыбом». Справедливости ради, следует отметить, что несиловых-то отношений с крестьянством последние три века и не было. Чаще превалировали внеэкономические формы принуждения.

Была проведена административная реформа, на карте области впервые появился Дубовский район. Постановлением Донисполкома от 18 июня 1924 года, принятым на основании Постановления Президиума ВЦИК от 2 июня 1924 года утверждён Сальский округ в составе районов: «… Дубовский (ц. хут. Дубовский)». Волисполкомы ликвидированы, округа упразднены, Дубовский район вошёл непосредственно в Северо-Кавказский край. В 1925 году на карте появилось новое село - Дубовское.

Административная чехарда продолжалась, район наименовали по-новому - Дубовской с центром в станице Дубовской. Сначала в нём находились сельские советы Андреевский, Атаманский, Барабанщиковский, Гуреевский, Дубовский, Ильинский, Куприяновский, Никольский, Троилинский, Чернышевский, Шебалинский, Эркетиновский. Хутора Мало-Лученский, Жуков, Подгоренский, станица Баклановская относились к Цимлянскому району.

Организационный порыв продолжался, в 1928 году Президиум Северо-Кавказского крайисполкома постановил образовать Калмыцкий район, а его районный центр организовать в станице Дубовской. Постановление не было осуществлено. Районный центр основали в Зимовниках, в 1932 году его перенесли в станицу Кутейниковскую. С 1930 года Эркетинский сельсовет отошёл к новому Калмыцкому району. Разбросанные калмыцкие станицы оказались отделёнными от райцентра на значительное расстояние, расположены через границы других районов. Жители стали постепенно переселяться поближе к новому центру, в конце концов, они слились с населением станиц Кутейниковской и Батлаевской. Здесь они проживали вплоть до выселения в 1944 году. Их земли были переданы Дубовскому району. В станицу Чунусовскую привезли непокорных кубанских казаков, недовольных коллективизацией. Так исчезла Чунусовская, появился хутор Ново-Гашунский.

Дубовчанам не везло, район надолго стал полигоном для опытов по оптимизации управления. В 1931 году его упразднили. Сельсоветы Дубовский, Ильинский, Андреевский, Барабанщиковский, территория совхоза «Скотовод» (Вербовый Лог) были отданы Зимовниковскому району. Атаманский и Гуреевский сельсоветы отошли сначала к Заветинскому, а потом - к Калмыцкому району. Баклановский, Жуковский, Мало-Лученский, Подгоренский сельсоветы присоединили к Цимлянскому району.

Всё вернулось на места свои в 1934 году, были вновь образованы Дубовский район и в нём сельсоветы: Андреевский, Атаманский, Баклановский, Барабанщиковский, Гуреевский, Дубовский, Жуковский, Ивановский, Чудябуртинский (Чудябуржинский), скотовод №5 поссовет.

В 1925 году в станице Андреевской организовалась коммуна «Деревенский пролетарий», известная соболевская коммуна, как тогда её называли по имени первого руководителя М.П. Соболева. В протоколах заседания бюро Дубовского райкома партии от сентября 1929 года записано, что там имелось шесть пар быков, восемь коров, конная сеялка, конные грабли, четыре двухлемешных плуга. Важнейшим событием было получение в 1926 году первого трактора «Фордзон». Пробный выезд сделал и потом работал на этом тракторе шестнадцатилетний Иосиф Гурбич. Так в Дубовский район впервые в его истории пришла техника. Коммуна переехала на точку Советская, что в 14 километрах от Гуреева. Почти два года жили и работали там, а в 1930 году объединились с коммуной имени Первого Мая, что в хуторе Сиротском.

Неподалёку от хутора Гуреева в 1927 году была организована коммуна «Мусульманский труд», членами её были татары, председателем немец по национальности П.П. Урих. Создали товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ) «Памяти 10-летия Красной Гвардии». Были они немногочисленными и слабыми в производственном отношении, объединяли не более десятой части крестьянских дворов. Общество «Рационал» распалось, в коммуне «Деревенский пролетарий» трактор коммуны больше стоял, чем работал, «общее состояние коммуны болезненное». ТОЗы и коммуны не выдержали испытания временем, они влились в сельхозартели нового типа.

После Гражданской войны произошло значительное сокращение сети школ. Причина одна - отсутствие средств, финансирование в централизованном порядке производилось слабо. Местные исполкомы оплачивали смету содержания нужд просветительных учреждений, но источники доходов станиц и хуторов были незначительными. Донисполком постановил установить станичное (волостное) самообложение. За его счёт расширяли сеть ветпунктов, ремонтировали дороги, школы. Задания по самообложению планировались. Бюро райкома предупреждало ячейки ВКП (б) «ни в коем случае допускать в какой-либо мере административное давление, вся работа по вовлечению новых средств по самообложению должна проводиться исключительно на добровольных началах».

В Ростове открылся 1 Донской областной съезд работников народного просвещения. Организовали курсы для сельских учителей, через них прошли 1.500 сельских работников школ. В районе стали переходить на начальное - четырёхклассное образование. В хуторе Чунусовский построили в 1929 году новую школу крестьянской молодёжи. В селе Дубовском открыли вечернюю школу партпросвещения, организовали ещё четыре школы-передвижки.

Приступили к ликвидации неграмотности. Началась всеобщая перепись безграмотного и малограмотного населения. Критерием учёта было не умение подписаться, как это было до революции, и владение чтением. Выяснилось, что при таком подходе не 80% грамотных было на селе, а гораздо ниже. Лишь к 1926 году грамотных в районе стало 43%, а в 1933 году - 90%.

С трудом стала налаживаться культурно-просветительская работа. Её центром стали избы-читальни, во главе которых были советы с избачом. В большинстве случаев это активный комсомолец, либо сельский учитель. Избачи проходили краткосрочные окружные курсы, их заработную плату уравняли с учительской. Создали сеть кружков художественной самодеятельности, к 1928 году в Дубовском районе в каждом клубе имелся хоровой коллектив, во многих - драматический.

Провели первые организационные мероприятия комсомольцы. Организационное собрание состоялось в мае 1920 года в доме бывшего купца Отрыжкина. Затем в помещении кинотеатра Каныгина собрали общее районное собрание. Прибыли представители молодёжи из села Дубовского, хуторов Моисеева, Романова, Барабанщикова, Кравцова. Комсомольской организацией руководили Александр Поляков, Павел Казаков, Александр Прокофьев, Пётр Панюшев, Марфа Ганус. В Ильинской первичной организации в состав оргбюро вошли Пётр Рудаков, Пелагея Карпенко, Александр Афиногенов. Ильинская молодёжь оборудовала под клуб здание магазина бывшего купца Данильченко. Привлекли даже местного священника Сергия, который с удовольствием участвовал в концертах художественной самодеятельности, играл на скрипке и других музыкальных инструментах.

Комсомольцы устроили шефство над приютом, организовывали воскресники по заготовке топлива для вдов красноармейцев, погибших на Гражданской войне. Давали концерты, развивали кружковую работу, выпускали стенгазету, среди населения устраивали громкие читки книг и журналов. Проводили районные соревнования на лучшего молодого земледельца. По итогам конкурса 1924 года призами были: за первое место - четыре колеса от телеги, за второе - ботинки. Доходило до курьёзов, в совхозе «Худжуритинский» на соревновании молодая доярка К. Меркулова провела дойку 14 коров в противогазе за 1 час 30 минут.

Секретарём райкома ВЛКСМ в 1928 году был Кривов. Стали организовывать группы комсомольцев - «лёгкую кавалерию», которые выявляли недостатки организации работы на местах, искали пути их исправления. Этакий прообраз «Комсомольского прожектора», который потом функционировал в семидесятые годы. Бюро райкома постановило обязать райштаб «лёгкой кавалерии» организовать в райцентре и в районе дозорные столбы. Комсомольцы были обязаны произвести «налёты» своих групп на школы, посмотреть, насколько охвачены дети школьного возраста учёбой, ознакомиться с обеспечением учебными пособиями, столами, стульями, светом, а также с предоставлением детей бедняков обуви и одежды за средства школы.

Каждая комсомольская ячейка была обязана взять шефство над своей школой. Организовывали субботники для постройки общежитий для детей, добивались улучшения положения учительства, снабжения продуктами отопления их квартир. Для этого комсомольцы собирали кермек, установили план по его сбору и сдаче заготовительным организациям. Было предписано всячески содействовать ликвидаторам и учительству для 100% охвата неграмотных и малограмотных. Ставилась задача организовать распространение газет для неграмотных. А всего по району силами комсомольцев за 1930 год было обучено 190 неграмотных.

Проводили обучение всех комсомольцев военному делу путём организации кружков военных занятий. 14 февраля собрали слёт колхозной и единоличной молодёжи, где рассказали о массовом походе за коллективизацию и о культурном походе. Много комсомольцев вступило в отряд самообороны, в Осовиахиме изучали винтовку, правила пользования противогазом. Пытались придать сдаче хлеба государству праздничный вид, организовали так называемые «красные обозы».

После проведения административной реформы в 1926 году в состав района входила территория сельских Советов:

Андреевского сельсовета (председатели Прокопенко, Куротченко): станица Андреевская - 1.524 человека, хутор Кудинов - 692, хутор Марьянов - 671, хутор Кут-Кудино­в - 418, хутор Тара­сов - 320, хуто­р Ивановка - 319, хутор Ленин - 87, другие хутора.

Атамановский сельский совет (председатель Лапин) объединял 19 населённых пун­ктов, включая сельхозкооператив «Красная Звезда».

В Барабанщиковс­кий сельсовет (председатель К.М. Козлов) входили девять населенных пунктов, в Гуреевский (председатель Сорокин) - шесть, в Дубовский (председатели Бойченко, В.П. Гуров) - 18, в Ильинский (председатели Ильяшенко, П.И. Голованова) - 12, в Эркетинский (председатели Лобашевский, П.Г. Хохолев) - 15, в Баклановский (председатель Плахутин) - во­семь, в Жуковский (председатель Щеглов) - восемь, в Мало-Лученский (председатель Алпатов) - три. Образовали Калиновский сельский Совет (председатель Ковалёв), Подгоренский (председатель Захаров).

Это было время новой экономической политики. Производством сельскохозяйственной продукции на территории Дубовского района занимались 3.924 хо­зяйства и частника, объединявшие 17.938 человек. Были люди, которые зарабатывать умели своим умом, своими руками. «Верхние» 10-15% земледельцев осуществили значимый рывок в культуре ведения аграрного производства. В село пришли новые, более совершенные орудия труда. Существенно поднялся уровень зажиточности этих семей.

Показательна судьба хутора Мазановского. Когда в XIX веке иногородние за аренду горбились на участках близ станицы Эркетинской, они были нищими и сирыми. Как только пришёл НЭП, трудолюбивые хозяева стали иметь неплохой доход, в хуторе проживало 248 человек. Среди соседей-андреевцев стало за честь взять в жёны мазановскую хохлушку. В тридцатые годы богатых выселили, бедные разошлись кто куда, хутор исчез.

Руководство района ещё слабо влияло на реальные экономические и политические процессы, происходящие в то время в станицах и хуторах. В 1928 году зажиточные крестьяне в ответ на резкое повышение налогов начали «посевную стачку». Они стали сокращать посевные площади, резать скот, распродавать сельхозтехнику. Сложилось резкое падение хлебозаготовок. На заседании бюро РК ВКП (б) постановили развернуть разъяснительную работу вокруг вопроса необходимости сдачи хлеба государству.

Стремились сформировать организационное русло для внедрения нового на селе, много внимания было уделено внедрению культуры земледелия. Провели съезд культурников-хлеборобов, где рассказали о возможностях увеличения урожайности. Устроили пункты проката сельскохозяйственных машин. Организовали кредитное сопровождение аграрной политики, было сформировано Дубовское районное отделение сельскохозяйственных кооперативных объединений.

Открылись отделения трудсберкасс в хозяйствах. В селе Дубовском осенью 1929 года вели в строй электростанцию.

До революции в Задонье случались массовые заболевания животных с их гибелью. Сибирская язва, сап, бешенство, бруцеллёз и другие напасти были бичом села. В двадцатые годы была введена новая система ветеринарии. Укрепилась сеть обслуживания поголовья, резко увеличилось количество выпускников учебных заведений по специальности «ветеринария», прибывающих в район. Болезни удалось в сравнительно короткие сроки ликвидировать и обеспечить надежный предупредительный эффект.

Шаг за шагом уходили в прошлое дедовские методы ведения хозяйства. В севообороты всё больше стали вводиться пропашные и технические культуры, вводился пар, расширялись посевы озимой пшеницы. Доход отдельных крестьянских дворов существенно увеличился. Но отсутствие техники не давало сделать хозяйства высокорентабельными. Ручной труд составлял 90% в земледелии и в животноводстве.

Две трети крестьян по окончанию новой экономической политики, тягла не имели, шесть из 10 оставались бедняками. Село поразила безработица. Многие хуторяне во время пахоты и уборки вступали в супрягу, объединялись с «крепкими» мужиками для совместной полевой работы. Те в ответ требовали в уплату за услугу бесплатное выполнение работ на поле хозяина. За долгие нэповские восемь лет так и не была достигнута обеспеченность селян. Крупная часть прибыли была сосредоточена в руках небольшой группы зажиточных крестьян, а большая доля населения пребывала за чертой бедности. В условиях НЭПа было невозможно вести модернизацию сельского хозяйства быстрыми темпами.

КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ: ЖЕРТВЫ И ДОСТИЖЕНИЯ

Начало коллективизации было положено в августе 1928 года. В Ильинке, в доме В.И. Курепина, крестьяне обсудили статью, опубликованную в журнале «Агротехника». Составили список из 10 человек, по Уставу можно было зарегистрировать эту группу. На счету первых колхозников было шесть пар быков и одна лошадь. Стан определили на территории нынешнего хутора Весёлый. Назревал вопрос о преобразовании группы в колхоз, и он был создан. Затем на собрании избрали правление, ревизионную комиссию, дали колхозу название «Новый труд», позднее - «Ленинский Путь».

Первым председателем стал А.Д. Зинченко. Получили ссуду, а в марте государство выделило трактор «Фордзон». Трактор с двухлемешным плугом вышел в поле, молодые трактористы Тимофей Курепин и Фёдор Ильяшенко приступили к вспашке. Уже первые шаги механизации дали впечатляющие результаты. В коллективном хозяйстве, куда пришла техника, на одну душу населения доход был 80-115 рублей, у единоличников 60-64 рубля. При машинной обработке земли в колхозах доля доходности в 1929 году достигла 789 рублей, доходность одного единоличного двора тогда составляла 541 рубль.

В 1929 году общая площадь земельного клина района составила 27,7 тысяч гектаров земли, в том числе посевная площадь единоличных хозяйств 20 тысяч, колхозов - 2,2 тысячи гектаров. Руководящие органы в Москве, Ростове и на местах решили кардинально ускорить процесс. В конце 1929 года секретарь Дубовского райкома Зудов получил постановление бюро Северо-Кавказского крайкома ВКБ (б) «О сплошной коллективизации сельского хозяйства Северного Кавказа». Исходя из сложившихся реалий, это было недостижимое поручение.

Центральные власти пытались предостеречь, как против попыток задержать развитие коллективного движения, так и против необоснованного объявления массового приёма в колхозы. Но было уже поздно, административный маховик раскрутился, остановить его невозможно. Руководители райкомов, исполкомов видели двуличную политику центра, который требовал увеличивать цифры вовлечения в колхоз, вплоть до поголовного вовлечения - и якобы нельзя подменять работу по массовой коллективизации голым раскулачиванием. Они выбрали самый простой путь: положил на стол наган, пригрозил о выселении, о многократном повышении налогов, и непокорный середняк отведёт завтра свою коровёнку на колхозный двор. Оставшаяся часть населения была силой загнана в колхозы.

Внесли свою лепту и комсомольцы, кто не вступал в колхоз - ставился вопрос о пребывании в ВЛКСМ. В учебные заведения стали посылать главным образом колхозников.

Крестьяне ответили сразу - в ноябре 1930 года в Сальском округе пошла массовая распродажа и убой скота, сбывали как рабочий, так и продуктивный скот. Областные организации забили тревогу. В сводке облисполкома было отмечено, что в Дубовском районе наблюдается массовая распродажа лошадей, скота и лесоматериалов от разобранных помещений. Середняки из опасения быть причисленными к кулакам сбывали не только семенной, но и продовольственный хлеб.

Получила распространение практика выселения зажиточных казаков и крестьян вместе с семьями в другие регионы. Раскулачивание на Дону началось в ночь с 5 на 6 февраля 1930 года. Всего было в стране выселено около 1,8 миллиона человек - 1,2% населения страны. В Сальском округе было раскулачено 2,37% хозяйств. У семей конфисковали средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия по переработке, кормовые и семенные запасы. Конфискация имущества производилась уполномоченными райисполкомов с участием сельсоветов и батрачкомов. Не подлежали конфискации одна лошадь, одна корова, деньги, не превышающие 3.000 рублей, облигации займов, домашние вещи, одежда, инструмент и фураж на оставшийся скот. На практике бывало, что отбирались рубашки, одеяла, ботинки, занавески, сундуки, швейные машинки…

Все выселенные распределялись на три группы: выезжающие за пределы области, за пределы района и третья - переселение внутри района. В Дубовский район прибывали люди, выселенные из других мест. В хуторе Гурееве это были азербаджанцы, в Атаманской - курды, в Ново-Гашунский прислали кубанцев.

Особенно жёсткие репрессии коснулись жителей станицы Атаманской, казачьего населения в других хуторах и станицах. В ходе коллективизации проводилось скрытое раскачивание и превращение казаков в обычное сельское население. Именно это стало одной из задач осуществления сплошной коллективизации. Вместо учёта особенностей казачества был взят курс на ликвидацию данной общности. К середине тридцатых годов наиболее активная часть казачества была либо репрессирована, либо нейтрализована. Казачество престало существовать как самостоятельная политическая сила и как субэтнос, оно стало составной частью колхозного крестьянства. Именно в это время были утеряны этнические черты казачества - навсегда. Каждый третий житель Дубовского района был казаком. Теперь уже - был…

С 1929 по 1935 годы в районе образовали 84 колхоза, шесть совхозов. Первый совхоз был образован в 1927 году - племсовхоз №6 «Овцевод» (хутор Присальский), возглавлял директор Регин. Его головное предприятие - овцесовхоз «Гашунский» Зимовниковского района, а с 1929 года «Овцевод» стал самостоятельным совхозом. В 1930 году преобразовали в совхоз №6 «Овцевод» с задачей распространения тонкорунного овцеводства. Затем его разделили, ввиду того, что в тресте он по счёту был пятым, решили дать ему номер 5. На возражения, что в районе уже есть хозяйство с таким номером, решили добавить наименование «Худжуритинский» с центральной усадьбой в Атаманской (директор Гребенников). В станице в полную силу шёл массовый отток жителей, через полтора года центральную усадьбу пришлось перенести в хутор Сиротский. Построили контору, гараж, клуб, несколько домов для специалистов. Работники коммуны имени Первого Мая влились в новый совхоз.

В 1929 году был образован совхоз №5 «Скотовод» (хутор Вербовый Лог) во главе с директором Акименко.

Войны и революции полностью разрушили Задонское коневодство. От многотысячных табунов осталось лишь несколько сотен полуодичавших лошадей. В этом красные упрекали белых - отступая перед частями Красной армии, те вывели из Задонья весь плодовый состав, который погиб от бескормицы. Белые обвиняли красных - всё разграбили, растащили. Факт остаётся фактом - коневодство пришлось начинать с нуля. Традиции задонских коннозаводчиков не остались брошенными. Было создано специальное Управление коннозаводства и коневодства. Его штат стоял состоял из бывших коннозаводчиков и командиров . Удалось собрать маточный состав для военных конных заводов.

На станции Семичная в 1931 году был образован военный конный завод РККА, впоследствии ему присвоили номер 1. В 1935 году на базе совхоза «Худжуритинский» создали военный конный завод №2, годом позже на базе совхоза №6 «Овцевод» - военный конный завод №3. Основная задача - производство конного поголовья для армии. Насчитывалось соответственно 682, 644 и 700 конематок.

Конезаводы и совхозы экономически выглядели крепче своих соседей - колхозов. Они занимались выращиванием племенных лошадей, которых охотно скупали колхозы, хорошо платила армия. Даже во времена голода конзаводцы регулярно получали продуктовый паёк. В них более быстрыми темпами шло строительство, в колхозах большая часть домов строилась крестьянами за собственные средства, в совхозах жильё бесплатно выделяло государство.

Образование конезаводов окупилось сторицей. Именно благодаря поставкам в РККА смогли сформировать конное поголовье, не уступающее в годы Великой Отечественной войны немецкому. А «лошадиные» силы вермахта были немалые - немцы пригнали в нашу страну полумиллионный конский табун. На каждый немецкий танк приходилось 20 лошадей. У гитлеровцев было много кавалерийских дивизий. В пух и прах разнесли казачьи части 5-го Донского корпуса под Будапештом две из них - эсэсовские кавалерийские дивизии «Флориан Гейр» и «Мария Тереза». Благодаря эффективной деятельности военных конных заводов, наши кавалерийские дивизии, которые успешно действовали в условиях бездорожья и распутицы, смогли сыграть значимую роль в Победе.

Маломощные предприятия не могли купить технику, в связи с этим были организованы машинно-тракторные станции. Они сосредотачивали в своих руках весь парк техники, ремонтные мастерские, имелся контингент квалифицированных кадров. Была сформирована Дубовская МТС (директор Н.В. Давыдов), которая обслуживала 24 колхоза, в случае необходимо­сти помогала трём совхозам. Работала Ново-Жуковская МТС, позже создали третью - Андреевскую МТС. Машинно-тракторный парк района насчитывал 93 трактора. Эти предприятия даже ликбезом занимались, они посылали своих специалистов на «пункты ликвидации безграмотности».

В тридцатые годы основали новые институты - Азовочерноморский институт механизации сельского хозяйства, Новочеркасский инженерно-мелиоративный. Резко увеличил выпуск студентов Северо-Кавказский ветеринарно-зоотехнический институт (Новочеркасский ветеринарно-зоотехнический институт имени 1-й Конной Армии). По сравнению с 1915 годом в Ростовской области количество агрономов, агротехников, гидротехников увеличилось в 13 раз. В Дубовский район пришла новая волна образованных специалистов, колхозы, совхозы и МТС стали получать их в достаточном количестве. На село пришли новые выпускники училищ, техникумов и вузов, агрономы, инженеры, механизаторы, зоотехники.

Одним из механизмов вовлечения в коллективизацию стала государственная поддержка в виде налоговых скидок, предоставления внушительных кредитов. Шёл поиск организационных форм помощи колхозам. Сначала выбрали райколхозсоюз (РКС). Его специалисты содержались за счёт паёв колхозов. Затем преобразовали этот орган в государственную структуру - районный земельный комитет (райзо).

В 1933 году пришёл астраханский суховей, засуха опустошила поля. Руководство страны выкачало из сельского хозяйства последние крохи зерна, чтобы закупить технологии, оборудование на Западе. В стране разразился голод, умерло 3,5 миллиона человек. Люди пухли от недостатка питания. В который раз жителей хуторов и станиц района спасали суслики и лебеда. Эти беды коснулись не только СССР. Объективный подход требует сравнения. И необходимо сопоставление с США, где 1931-1932 годах число умерших от голода доходило до 3 - 4 миллионов человек.

Следующий год стал переломным для хозяйств района. Колхозы, используя технику, стали получать неплохие для тех условий урожаи, по 9-11 центнеров озимой пшеницы с гектара, то есть в полтора-два раза больше, чем двадцатые годы, в три раза больше, чем до революции. Семьи крестьян в счёт оплаты труда получили по две-четыре тонны зерна, а также овощи, картофель, другую продукцию с колхозных плантаций.

Очень неблагоприятным для села был 1935 год. Засуха опять не позволила взять хороший урожай, нерентабельными стали почти все хозяйства.

Началась кампания по борьбе с сусликами. Эти грызуны были бичом земледельца. Жалкую картину представляли посевы на мелко вспаханной земле. Загоны с краю оголены метров на пятьдесят, на посевах проплешины. Когда зерновые выходили в трубку, суслик высасывал, суслил питательные соки злаков, а когда появлялся колос, срезал стебли и поедал зерно. На отдельных полях вредитель уничтожал третью часть посевов. Сусликов выливали водой, опускали в норки паклю с ядом. Всего в этой кампании в 1936 году участвовало 316 человек. В каждом восточном районе были организованы специальные ПЧП (противочумные пункты). Из-за этой напасти из Дубовского района несколько лет даже не было призыва молодёжи в ряды Красной Армии.

Кардинально изменилась кредитная политика, район стал дополнительно получать технику, горючее. За 10 лет «Ростсельмаш» произвёл 50 тысяч комбайнов. Для тех времён - выдающийся результат. На первых порах это были прицепные «Коммунары» и «Сталинцы». В 1930 году в семичанской степи можно было увидеть только конные агрегаты, а через 10 лет в конезаводе №1 числилось 44 трактора, 16 комбайнов, семь тракторных сенокосилок, 16 молотилок. Проведённые мероприятия по механизации производства позволили резко увеличить урожайность. Колосовых в колхозах «Маяк коммунизма», имени Кагановича, «Серп и Молот», имени Сталина собрали по 15 центнеров с гектара, а в колхозе имени Куйбышева по 20 ц\га. Всего собрали 36.133 центнера зерновых. На фермах района было 5.738 голов крупного скота, имелось 26 ферм овец - 13.431, 16 конеферм -1.716, семь кролико-товарных ферм, 16 птицеферм на 7.110 голов.

Из общей площади колосовых в 48.300 было скомбайнировано 32.000 гектаров. А к 1938 году, всего за восемь лет с начала коллективизации, комбайнами убрали 70% уборочной площади района. В совхозе «Худжуритинский» работал токарный станок и два сверлильных, имелись автогенный и вулканизаторный аппараты. Техника пришла в каждое хозяйство.

Стало развиваться движение стахановцев, их было 131 человек - доярки, плугари, комбайнеры, трактористы, сеяльщики, воловники. 8 мая провели районный слёт стахановцев, передовики получили неплохие премии. Правительственные награды получили Тарасенко, Письменский. В список почётных людей края был занесён комбайнер Меркулов, награждены грамотами Крайисполкома с ценными подарками Михайлов, Яценко, Блинов.

В многотиражках, в районной газете, по радио на весь район звучали фамилии лучших комбайнеров - Иван Иосифович Пупков из колхоза имени «Правды», Николай Николаевич Обозный из колхоза «Красное Знамя», Захар Фомич Бурицкий из колхоза «Новая жизнь». В колхозе имени Ворошилова на двух сцепках комбайнов «Сталинец-2» Дмитрий Иванович Авилов достиг дневной выработки 60-80 гектаров. Захар Абрамович Меркулов, руководитель комсомольской бригады, в колхозе имени «Правды» трудился на двух «Сталинцах», его штурвальные - девушки Вера Афанасьевна Медведева и Александра Карповна Сысоева. Василий Александрович Лунёв, член ВКП (б) с 1939 года, орденоносец, трудился в колхозе имени Кирова на сцепе из двух комбайнов «Сталинец», на 1 июля 1939 года им было выработано 760 гектаров, а наивысшая выработка - 104 га.

Формой поощрения было участие во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, куда в 1939 году поехали комбайнеры С. Меркулов, Д.И. Авилов, Пупков, Бурлуцкий, Обозный, А.И. Егоров, Г. Анисимов, Белоножка, доярка Качерова, бригадиры тракторных бригад Е. Болдырев и Попов, бригадиры полеводческих бригад Ковалёв, Скляров, Сухарев, председатели колхозов В.Б. Анисимов и А.П. Колесников, старшие агрономы М.Т. Чайкин и Шекера, директор МТС П.Е. Мишаков, секретари райкома К.М. Сополев и И.С. Калистратов.

Занимал свою нишу комсомол. Для молодёжи стала обязательной сдача норм ГТО (Готов к труду и обороне), эти нормативы за год сдали 49 человек. В селе Дубовском организовали стрелковый тир. Перед зачётом каждый должен был сдать стрельбы и матчасть винтовки. Было подготовлено 52 значкиста ПХВО («Готов к противовоздушной и химической обороне»), 18 «Ворошиловских всадников», 51 «Ворошиловский стрелок». Участвовали в работе добровольных обществ: МОПР («Международная организация помощи рабочим»), «Безбожник», Осовиахим («Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству»).

Пытались внедрить практику засаживания молодёжных гектаров. Была утверждена постоянная группа резервных комсомольских кадров на ответственную работу, всего 17 человек. В основном это секретари ячеек Дубовской, Ильинской, Андреевской, совхоза №6, транспортной ячейки.

Значительным достижением тех лет было внедрение двух программ - лесоводческой и преобразования земельных угодий. Люди и раньше понимали важность лесов в полупустыне. В Задонской степи ещё в 1846 году производились опытные посевы лесных семян. В конце века предприимчивый коннозаводчик И.Я. Корольков сделал крупный шаг вперед, произведя посадку лесных защитных полос, позволявших разводить лошадь улучшенного качества и повышенной кровности. Но тогда его начинание не получило распространения.

Организовали лесопитомник, маленькое поначалу предприятие превратилось в мощное производство, укомплектованное техникой. Колхозы делали в нём бесплатные выборки посадочного материала. Впервые в двухсотлетней истории района стали закладывать крупные сады, парки в хуторах и станицах.

Начали посадку виноградников. Они сразу стали давать неплохой урожай. А вот затея с хлопчатником толку не дала. Под посевы выделили участки, завезли два вагона хлопковых семян. Засеяли 1.000 гектаров, но урожайность была низкой, задонский климат для этой культуры не подошёл.

За три года соорудили 27 прудов, водоснабжение населения и поливы огородов стали совсем иными. Под председательством Кухтина организовали рыбак-колхоз в Мало-Лученском сельсовете, начали вылов ракушки и рака в реке Сал.

Открылась контрольно-лабораторная станция, она позволила улучшить отбор семян для сева. Директором назначили Ф.Д. Сапоцинского.

Из 13 поселковых и сельских советов были телефонизирова­ны девять. Дей­ствовали 14 предприятий связи, по телефону можно было связаться с Ростовом-на-Дону.

В 1937 году образовалась Ростовская область, в её состав вошёл Дубовский район. В нём значились сельсоветы: Андреевский, Баклановский, Барабанщиковский, Дубовский, Жуковский-Ильинский, Калининский, Комиссаровский (нынешний Семичанский), Мало-Лученский, Подгоренский, Эркетиновский, поссоветы Присальский, Вербовологовский и Кировский (нынешний Комиссаровский).

Произошли значительные перемены в образовании. Наследство, полученное от царизма, на Дону было неприглядным. До революции в Области Войска Донского обучалось 127 тысяч учащихся. На 2,5 миллиона жителей - капля в море. Почти 70% детей ежегодно оставалось вне школы, лишь одна из 15 женщин умела читать и писать. И вот впервые за тысячелетнюю историю страны все крестьяне сели за учебник. На Дону заработало около 1.600 школ первой и второй ступени, открывались библиотеки, клубы и читальни. Остаётся загадкой - почему при более или менее насыщенных бюджетах всех уровней их нельзя было открыть «при царях», десятью годами раньше?

В тридцатые годы безграмотности объявили войну. Здесь было поле деятельности так называемых «культармейцев». Местные грамотные специалисты, учителя проводили для взрослых занятия ликбезов в школах, конторах, в Красных уголках. Годичные курсы давали начальные знания письма и чтения. Тысячи дубовчан в течение 1934-1936 годов стали грамотными. Где-где, а тут принуждения не было, люди сами шли в очаги просвещения. В станице Андреевской, когда был объявлен культпоход, все мало-мальски грамотные комсомольцы стали культармейцами. Наметили семь кварталов, и на каждом работало по две школы по ликвидации неграмотности. Особенно хорошо действовали А. Гладченкова, М. Плетнёва, Д. Власов, К. Медведева, К. Пупкова. Культармейцы получали заработную плату.

Существенные сдвижки произошли в школе. В классах был неоднородный состав учеников по возрасту, не у каждого крестьянина имелась возможность отправить ребенка в школу. С 1930\1931 учебного года начало вводится обязательное начальное образование в объёме 4 классов. В 1935 году в Дубовском районе действовало 26 школ, в 1937 - 33, а в 1941-м - 49 учебных заведений. Шесть тысяч учащихся, в десятки раз больше, чем при прежней власти. А всего по области обучающихся в школах детей стало больше в 20 раз, количество средних школ увеличилось в 11 раз. Данные сравнения корректны, так как характеризуют достаточно короткий промежуток времени.

На территории Андреевского сельского совета работало несколько начальных школ в хуторах: Ивановке, Марьянове, Кудинове, Новосальске, Кут-Кудинове, Эркетиновке, Сиротском и Сал-Адьянове. В селе Дубовском основали начальную школу. Когда в 30-е годы была активизирована работа по переходу к всеобщему семилетнему образованию, школа стала семилетней, а первый выпуск дубовских десятиклассников состоялся в 1936 году. Многие дубовчане были направлены на рабфаки, открытые при вузах Ростова, Новочеркасска и Таганрога. В 1938 году в районе открылись первые пионерские лагеря. Учёбу кадров начали через вечернюю совпартшколу, на курсах занималось 1.420 человек актива.

В Дубовском районе действовали 25 клубов, 13 изб-читален и библиотек, их книжный фонд насчитывал 10.500 томов. Установили четыре звуковых кинотеатра и один немой. В селе Дубовском открылся новый дом социалистической культуры. 1.900 малышей посещали 45 дет­площадок и пять детских садов. Дубовский РК ВКПБ (б) отчитался на бюро обкома «О состоянии политической работы на селе». Обязали навести порядок в работе культпросветучреждений.

Работники ВКЗ №1 получили подарок - новый двухэтажный клуб, где был зал на 500 мест, 14 комнат для работы кружков. В 1938-1940 годах семичане просмотрели 98 кинофильмов, в библиотеке насчитывалось 2.130 книг, выписывали ежегодно до 300 газет, была своя многотиражная газета. На отделениях стали выпускать стенные газеты. На первом отделении она называлась «Высокая агротехника». Во время войны от бомбёжки сгорела крыша клуба, но потом её отремонтировали. Не устоял семичанский ДК только перед «перестройщиками», в 1995-1996 годах его уничтожили, остались только стены.

В совхозе «Худжуритинский» открыли водную станцию. На берегу разбили спортивную площадку, соорудили тир, оборудовали пляж. Даже буфет построили, где торговали прохладительными напитками. Во вновь образованном конезаводе №2 из 628 работников в санаториях и домах отдыха побывало 39 человек. Здесь при клубе работали хоровой, драматический, струнно-музыкальный кружки, в которых участвовало 300 человек.

В 1935 году была организована районная газета «На подъёме», затем её переименовали в «Светоч», передали оборудование из многотиражки совхоза «Овцевод» №6. Газета рассказала, что лучшими комбайнерами признаны Забазнов и Меркулов из Жуковской МТС, переходящее Красное знамя вручено колхозу имени К. Маркса. Выпускалось ещё четыре многотиражные газеты: «Красный пастух» (политотдел мясосовхоза № 5 «Скотовод»), «Присальский овцевод» (политотдел овцесовхоза № 6). Ново-Жуковская МТС издавала сначала «Голос ударника», затем её переименовали в «Сталинский путь». В тридцатые годы стало развиваться движение селькоров, их было 163 человека. Провели районный смотр стенных газет.

Первые «радиотарелки», так называли тогда плоские динамики, в селе Дубовском заработали к 7 ноября 1937 года. Через два года заговорила местная радиостудия, на первых порах радиоаппаратаудиторией заведовал М.С. Куфа. Впоследствии в ВКЗ №1, №2, №3, в молмясосовхозе также была организована работа радиоточек.

Появились первые межколхозные звуковые кинотеатры - в станице Андреевской, Жуковской МТС, Эркетиновском, Барабанщиковском, Мало-Лученском сельсоветах. По производственным участкам работали две немые кинопередвижки, каждая обслуживала от четырёх до семи колхозов. В случае недобора стоимость билетов оплачивалась колхозом.

Первая хуторская электростанция была построена в совхозе «Худжуритинский» в 1935 году, она работала от нефтедвигателя.

На первомайской демонстрации 1936 года по площади в селе Дубовском прошла строем сотня казаков. От каждого колхоза по три, а от военных конных заводов по 15 казаков. Сотня кавалеристов из ВКЗ №1 второго мая в райцентре показала джигитовку, затем состоялись конно-спортивные соревнования. В военных конных заводах тоже прошли скачки.

На следующий год в ходе ноябрьских праздников провели молодёжный карнавал. Прошёл торжественный пленум Дубовского сельсовета с премированием стахановцев, такие же мероприятия были во всех сельсоветах. 7-го ноября состоялись митинг и демонстрация, а на следующий день организовали конноспортивные, стрелковые соревнования, демонстрацию кинофильмов.

Дореволюционное станичное здравоохранение не блистало успехами. Смертность детей катастрофическая - каждый второй ребенок умирал до пятилетнего возраста. Только в хуторе Дубовском и в станице Атаманской были медицинские пункты, один врач на два медицинских участка, в приёмных покоях - по пять коек. Через 15 лет в районе уже имелось четыре больницы, шесть врачебных и семь фельдшерско-акушерских пунктов, в районной больнице действо­вало родильное отделение на десять коек. В роддоме колхоза «Ленинский Путь» организовали три койки. А к концу 30-х годов число больничных учреждений по сравнению с дореволюционным периодом увеличилось в четыре с лишним раза, число врачей - в шесть раз.

В селе Дубовском открыли книжный магазин, а также сельмаги в Н-Жуковской МТС, Барабанщиковском сельсовете, в сельпо.

Оживилась жизнь в райцентре, перед войной в селе Дубовском работали организации: лесопитомник, Заготсено, Заготскот, Заготзерно, Заготшерсть, мельница, противочумная станция, кожкоопремонт, Дубовская МТС, гидрометэкспедиция, сельхозснаб, автоколонна, семенная лаборатория, госстрах, налоговый учёт, торготдел, кинотеатр, колхоз «20 лет Октября», колхоз «Путь вперёд», средняя школа, неполная средняя школа, райбиблиотека, Уполнаркомзагот СНК, райпотребсоюз, райветлечебница, доротдел, госбанк, райсберкасса, отделение связи, нефтебаза, редакция, радиоузел.

Жителям было, где работать и реализовывать свои профессиональные способности. Пример: главного агронома

Н-Жуковской МТС Ивана Наумовича Король направили на работу в Монгольскую Народную республику. Копейкин из племхоза «Овцевод» №4 был откомандирован за границу по линии овцеводства.

Районный бюджет в 1938 году вырос по сравнению с 1936 годом на 50%, с 1937 годом - на 17%. Большая часть финансов шла на социально-культурные мероприятия. Бюджет здравоохранения только за два года возрос на 62%, народного образования - на 92%. На 1 января 1941 года в районе имелось 49 школ, три библиотеки, 10 изб-читален, 17 медицинских учреждений.

Это было время периода роста хуторов, а также образования новых населённых пунктов. Были основаны хутора Агрономов, Адьянов, Сал-Адьянов. Вербовый Лог, Весёлый, Калинин, Ленина, Лопатин, Новосальский, Присальский. В соответствии со столыпинской реформой (15-20 лет тому назад) государство выделяло деньги на перевоз имущества, на устройство хозяйства, плюс кредиты. В тридцатые годы, кроме этих расходов, выделяли ещё и средства на строительство жилья, магазинов, школ, больниц, объектов водоснабжения, все расходы несли не местные бюджеты, а хозяйства, в совхозах и в военных конных заводах - государство.

Ушли навсегда в прошлое землянки, моровые болезни, беспросветная нужда огромной части населения, невежество и безграмотность. Уже к 1937 году редко можно было встретить семью, где не было бы коровы, свиньи, овец, птицы. Появились первые велосипеды, радиоприёмники. Всё тяжелее становилась сумка почтальона, люди стали больше выписывать газет, журналов. Каждый колхоз имел огородные бригады. В конце лета развозили по домам колхозников готовую продукцию, измеряя её вёдрами. Появилась возможность кое-что продать и приобрести вещи, необходимые для дома. Люди стали выезжать в города и там приобретать промышленные товары.

Трудно спустя 80 лет почувствовать ту жизнь, понять, чем дышал в то время хуторской люд. До нас доходят только эпизоды поступков, характеризующих эпоху. Например, в 1937 году комсомолец Нехаев из ВКЗ №1 в зимний день увидел, как пять племенных жерёбых маток провалились под лёд. Нахаев разделся и бросился в воду. Смотритель табунов Васильев прыгнул тоже, вдвоём они спасли лошадей. Что двигало людьми, страх перед ответственностью за потерю поголовья? И это было. Но в тот день Нехаев даже не был дежурным табунщиком.

Сегодня для многих откровением становится гласность и её эффективность в… 1937 году. Участники рейда отряда «лёгкой кавалерии» ВКЗ №1 выявили недостатки в работе отделения №2, ветпункта, коровника, овощехранилища. Начальник конезавода по акту этого рейда уволил бригадира Панченко. Так обеспечивалось участие рядовых работников в жизни коллектива, они были услышаны, предприняты исчерпывающие меры.

Если в те годы люди были сплошь «запуганные и забитые», то почему имеется масса фактов, подтверждающих и свободу критики, и защиту людей районным руководством? В 1937 году на районной отчётно-выборной партийной конференции выступил учитель П. Перцев из Барабанщиковской школы с личной критикой первых лиц района: «Товарища Сополева в Барабанщиковском я видел только один раз, Гурова один раз. В нашей школе из райкома никто не был». Алекберов из ВКЗ №1: «Заведующий отделом пропаганды Копылов, пропагандист Куфа к нам на заводы не ездят». Комиссар ВКЗ №3 Ческидов: «Начальник райугро Курдюков приехал на факты кражи и ничего не сделал. Есть работники в милиции, которые не соответствуют своему назначению, и я не знаю, зачем их держат в органах милиции».

На бюро заслушали персональное дело участкового инспектора Дубовского райотдела милиции Н.С. Конусова, который в дни октябрьских торжеств напился пьяным, отобрал у колхозника Краснодумова убитого зайца, ружьё, сумку, не оформив никакими документами. Потерял авторитет среди населения, не пользуется доверием. Вывод: объявить выговор, считать невозможным оставление на работе в рядах Рабоче-Крестьянской милиции, о чём довести до сведения начальника Политотдела Ростовской областной милиции.

Непонятным образом взлетели вверх данные демографии. Нет ответа, почему с 1930 по 1937 годы в районе возросла численность населения на 10%, а против 1916 года на 25%. К тому же в эти годы из Дубовского района много молодёжи выехало на учёбу в техникумы и вузы, на стройки индустрии. В 1937 году население составило 28.190 человек. Это самый высокий показатель района за всю его историю. В целом по стране видим ту же картину - население в 1920 году было, в соответствующих границах, 136,8 миллионов человек, в 1938 году - 170,6 миллионов. Миграция (выселить - вселить) по приблизительным оценкам была равной. Резко поползла вверх кривая продолжительности жизни. Что-то не вяжется с посылкой о том, что половина страны сидела в лагерях, а вторая их охраняла.

Впоследствии исследователи, не всегда объективные в освещении нашей истории, оставили единственные символы коллективизации - наган и чекистский подвал. Что было, то было. Но существовали и другие реалии: огромные кредиты колхозам, большие поставки техники, возрождение с нуля сельскохозяйственной науки, повышение урожайности за две пятилетки в полтора-два раза. Это что, разорение села? Вопросы и вопросы. Пока никто не хочет их задавать, а тем более - искать истину.

ГОД 1937-й

Тридцать седьмой год начинался обыденно. Вроде бы прогремели сполохи 1936-го, когда по всем партячейкам провели собрания «по контрреволюционной деятельности троцкистско-зиновьевской банды». Всё шло, как обычно - обсуждали доставку семян, ремонт тракторов, устройство кинотеатров. Но на пленуме от 12 января начальник райотделения НКВД Шмелёв заявил: «Вскрыли недостаточно троцкистов. Выцарапать по всему району мазуриков - врагов народа».

Анализ архивных документов показывает, что внутри руководства района не имелось какого-нибудь реального оппозиционного противостояния. Всё пришло из Москвы. Политическая элита, раздираемая внутрипартийными противоречиями, стала уничтожать своих внутренних конкурентов. На уровне областей все приверженцы оппозиции были репрессированы. Такая же участь постигла районное звено и руководителей хозяйств. Было арестовано 54% членов крайкома ВКП (б). Почти полностью изменились составы райкомов, в том числе и Дубовского РК, райисполкома. Кооптация в Таганроге достигла 36%, в Кашарском райкоме - 83%. Это когда членов райкома «внезапно» не хватает для работы пленума, выборы провести не успели, пришлось добавлять путём зачисления в члены райкома без выборов.

Репрессии можно условно разделить на четыре группы. Первая знаменовала противостояние с оппозицией. Вторая часть преследуемых - недовольные строем. Третья - нарушившие суровые законы тех лет, которые охраняли государственную собственность. Четвёртая группа - обычные воры, грабители, насильники. Они составляли 90-95% «сидельцев» ГУЛАГа (за исключением 1937-1938 годов, когда «политических» было около 20% заключённых).

Показательна судьба 1 секретаря Дубовского райкома И.М. Архипова. В 1916 году он работал на Тульском заводе правщиком стволов, вступил в кружок РСДРП (б). С 1917 года в Красной гвардии, через год - работник ЧК. Окончил Военно-политическую академию. В 1933 году назначили начальником политотдела Морозовской МТС, а с января 1935 года руководил Дубовским районом. И.М. Архипов был в «обойме» 1 секретаря обкома Б.П. Шеболдаева, который однажды приезжал в Дубовку. Когда того арестовали и расстреляли, пришёл черёд дубовского руководителя. В мае 1937 года И.М. Архипов и председатель райисполкома Д.С. Левченко были исключёны из партии, затем судимы на 10 и 8 лет.

В Центре документации новейшей истории Ростовской области хранится персональное дело помощника начальника военного конного завода №3 К.Г. Середы. Первый лист дела - фотография, на которой он стоит рядом с командующим Белорусским военным округом И.П. Уборевичем, с которым ранее вместе служили. Когда командарма 1-го ранга расстреляли, эти связи вспомнили. Не забыли, что отец К.Г. Середы с 1891 по 1893 годы был жандармом, имел ветряную мельницу. Сам помначкон ранее служил в 1-й Конной армии, скрыл подготовку к уходу с фронта комбрига Г.С. Маслакова, за что Военным трибуналом 1-й Конной армии приговаривался к расстрелу. Приговор отменили с лишением ордена Красного Знамени, осудили на пять лет условно. Помначкон и после отбытия из округа в военконзавод имел тесную связь командармом, был его личным порученцем. К делу явно «притащили» компрометирующие факты: взял себе в штабе Белорусского военного округа пять пар хромовых сапог, восемь пар брюк и коверкотовых гимнастёрок, четыре велосипеда. Незаконно хранил два револьвера. Подшиты показания работников конезавода, из которых исходит, что К.Г. Середа часто отзывался об И.П. Уборевиче положительно, в отпуске ездил к нему в Минск. Несколько объяснений работников ВКЗ о недостатках помначкона. Постановление бюро райкома: за связь с врагом народа Уборевичем и расхищение социалистической собственности исключить из партии, дело передать в прокуратуру БВО.

За связь с врагами народа были исключены из партии председатель колхоза «Красный Аксай» Степикин, председатель колхоза имени Ленина Гулов, председатель рабочего кооператива ВКЗ №1 А.А. Плетнёв. Попали под репрессии руководители различных рангов П.Ф. Пикалов, А.Я. Панкеев, Дремалин, Осьмакин, Денисов, Колесников, А.Г. Крышка, В.Я. Ливенцев, Д.З. Хлипетько, В.И. Епифанов, Р.В. Белин, П.С. Абраменко. Уволили учителя Кузнецова за распространение троцкистских взглядов. Председатель колхоза имени Сталина К.Г. Ливенский был осужден на восемь лет, арестованы М.Г. Тыняный, Т.С. Бахолдин, член райкома Н.М. Тарасенко.

Сняли председателя колхоза имени Ворошилова Пузикова, направили работать инструктором Заготзерно. Опять выявили, что он на рабочем собрании «протаскивал троцкизм», отстранили от предместкома и передали дело в НКВД. Его жена Е.И. Чистякова поехала в Пролетарскую тюрьму с передачей. Вскоре она получила от секретарей райкома предупреждение о том, что материальная поддержка находящегося в Пролетарской тюрьме троцкиста Пузикова недопустима. Е.И. Чистякова сдала партбилет, второй раз поехала к мужу на свидание в тюрьму. Исключили из партии. Пузиков был осужден на пять лет. Из отчетного доклада Дубовского райкома ВКП (б) за работу в 1935 - 1937 гг.: «Наша парторганизация проверила свои ряды и очистилась от японо-германских шпионов, вредителей, троцкистов Чистяковой, Кашникова, Дулимова, Михайлова, Кулясова». Так любящая женщина попала в японские шпионки.

Заведующая детским домом в Андреевском сельсовете Н.М. Шевно-Лейкис была вызвана на бюро за связь с белыми офицерами, находящимися за границей в Польше. При рассмотрении персонального дела она отказалась сказать, где служил её второй брат, офицер белой армии. Решение - исключить из кандидатов в члены ВКП (б), поручить начальнику райотделения НКВД Шмелёву расследовать дело.

Кривая всеобщей подозрительности резко взмыла вверх: «Лаборатория Управления военными конными заводами высылает антивирус для прививки. Мы имеем вместо улучшения падёж скота. Нет ли там людей, действующих на стороне классового врага?» «С.М. Кожанов, помощник овцевода ВКЗ №2, строительство табунных точек производил явно вредительски, то есть при отсутствии вблизи воды и кормов. Была произведена попытка заразить конно-маточный состав завода, засыпал зерно в кошары, неблагополучные по бруцеллёзу, выдавая его конематкам. Отбил бруцеллёзный скот и отправил его в Калмыцкую область». Арестован. А были места в степи, где обилие воды и кормов? Много имелось кошар, где можно было благополучно засыпать корма?

Создалась обстановка боязни, люди стали бояться друг друга, избегать встреч и разговоров, если нужно было переговорить - старались беседовать без присутствия третьих лиц.

К 1937 году относится «дело райфо». Заведующего райфинотделом И.В. Ященко обвинили в связи с врагами народа Архиповым и Левченко. Были арестованы и осуждены бухгалтер Усатенко, секретарь Глущенко, инспектор по бюджету Борисов. Им инкриминировали искусственное создание экономии государственного и сельсоветовских бюджетов, вследствие этого районные организации не могли использовать свои средства. Обвинение явно выдуманное, скорее всего, финансистам припомнили, как они выдали зарплату председателю райисполкома Левченко, который был в то время уже снят с работы.

Особая статья - связь с заграницей. М.К. Пышнограев из ВКЗ №1 с 1921 по 1934 годы имел письменную связь с Чехословакией. Исключён из партии. За переписку с заграницей был исключен Плетнёв.

Скрыл компрометирующий факт своей биографии - отвечай. Колхозник колхоза «Красный Партизан» Эркетиновского сельсовета Р.П. Снежко при вступлении в партию скрыл, что он сын кулака и сам кулак, имел службу в белой армии, имел наёмную силу. Исключить из кандидатов в члены ВКП (б). Та же кара настигла Я.Т. Малахова - за сокрытие пребывания в белой армии в пулемётной команде. Хотя можно догадаться, чем занимались пулемётные команды и белых, и красных в Гражданскую.

В ноябре на пленуме Шмелёв продолжал нагнетать обстановку: «Партийные организации недостаточно ведут борьбу с врагами народа, с чужаками, до сих пор не осознали того положения, что последние не сидят на месте своей вражеской деятельности».

Ввели институт цензоров над работой многотиражек и районной газеты, в основном - работники политотделов ВКЗ, заведующий районо. Им предоставлялось обширное поле деятельности. На партконференции новый начальник отдела НКВД Звонарёв докладывал: «В хуторе Кут-Кудинов ученики, не будучи под контролем, начали писать пьесы, увлекаясь драматургией, белогвардейцев в пьесах именуют политическими комиссарами. В одной школе ученик получил книгу, где есть статьи врагов народа. В хуторе Моисееве поп пользуется всесторонней помощью со стороны отдельных граждан».

Выявили «грубую политическую ошибку», допущенную по вине редактора Коток и райлито Орлинского. В районной газете была опубликована статья о снятом за вредительство и арестованном зав.крайЗУ Одинцове. Прочитали - прослезились, Одинцов был назван «товарищем» и начальником КрайЗУ. Задержали рассылку газет, а разосланные экземпляры изъяли. Дело спустили на тормозах, незадачливый редактор отделался выговором.

Исключили из кандидатов с члены ВКБ (б) участкового инспектора райгосстраха В.В. Власова. Он на кружке заявил, что если попа изберут в Верховный Совет СССР, то кроме пользы ничего не будет. Этот попал «под раздачу», видимо, ему как пропагандисту был задан каверзный вопрос, ответить в духе времени не смог. За что и поплатился.

Не следует представлять репрессии как череду обязательных исключений и длительных арестов. Были объективные подходы к рассматриваемому делу, прощения и восстановления.

Исключили из партии двоюродного брата повстанца Киселева - Г.С. Журавлёва, он был в шаге от суда. Но бюро отменило решение, так как не было установлено связи Журавлёва с Киселевым.

Жителя района И. осудили на три года за организацию группы для воровства совхозного хлеба, шесть месяцев отсидел и вернулся.

Заведующий фермой сокрыл воров-скотокрадов, получил шесть месяцев исправительных работ с удержанием 25% заработной платы по месту работы. Затем его восстановили в партии.

Восстановили З.А. Череднякова, в ходе дополнительной проверки выяснилось, что активная служба у белых не подтвердилась.

К. был исключён за сокрытие при проверке партдокументов истинного положения о своём отце, бывшем атамане. Тот активно боролся против красных, учувствовал в издевательствах и казнях партизан, попавших в плен. Потом К. восстановили в партии, выяснили - когда отец был атаманом, ему было всего 12 лет.

Животновод колхоза имени Ленина пьянствовал, расхитил 26 овец, на 6.000 рублей колхозной собственности. Прилепили 58-ю статью, за проведение вражеской работы и расхищение колхозного имущества дали четыре года лишения свободы, отсидел один год, дали один год исправительно-трудовых работ. Вернулся, стал работать кладовщиком колхоза имени Ленина, зарекомендовал себя положительно, выбрали членом сельсовета, восстановили кандидатом в члены ВКП (б).

Даже по нынешним меркам это объективное рассмотрение дел.

Встречается мнение, что НКВД в эти годы подмял под себя партийные органы. По документам Дубовского района этого не прослеживается. Райком давал стандартные для тех времён рекомендации - возбудить уголовное дело, рассмотреть показательно, отдать на рассмотрение в органы НКВД. В 1938 году на бюро райкома заслушали вопрос «О работе партийной организации РО НКВД». Содержание деятельности органов не рассматривали, касались только сугубо партийных вопросов - проведение партсобраний, обучение, участие сотрудников в пропаганде. Однако анализ этой работы был проведён дотошный.

Вторая категория арестованных - недовольные руководством. По долгу службы автору приходилось работать с уголовными делами незаконно репрессированных жителей Дубовского района. Большинство из них были судимы за критику советского строя, антиколхозные высказывания. Однако эти прегрешения не образовывали состава преступления даже по законодательству тех лет. В них не было призыва к насилию, к свержению власти, отсутствовали вещественные доказательства вредительства, саботажа. Проявлялось лишь несогласие с политикой руководства, с формой правления, зачастую грубой и репрессивной. Эти люди были потенциальной опасностью для правящих верхов.

Список 1937 года пополнился новыми жертвами. Были расстреляны: П.Ф. Алпатов из Кривского, Т.Д. Алимов из Семичного, табунщик из Королёва В.М. Бородин, колхозник из Комарова И.С. Бояринов, конюх из Жуковской станицы В.А. Грудинин, дьякон из Моисеева П.Ф. Андриянов, колхозники станицы Баклановской - В.А. Агеев и А.В. Андриянов, из Андреевской станицы - И.К. Аксёнов, плотник И.Д. Абушинов, завхоз Е.И. Фролов, бригадир ВКЗ И.И. Бударин, секретарь колхоза имени Маркса из хутора Самсонова Т.В. Анисимов. Всем припоминали прошлые прегрешения, уничтожали и сажали тех, кто мог представлять хоть какую-то опасность.

Здесь необходима сноска. Встречаясь с рядовыми должностями репрессированных, не следует забывать, что большинство из них либо бывшие руководители, либо были активными противниками во время Гражданской войны.

Репрессии явились существенным рычагом для усиления спроса с руководителей за конечные итоги развития производства, быть разгильдяем стало рискованным. Насколько оправданны эти мероприятия - вопрос неоднозначный. С одной стороны нельзя отправлять человека в тюрьму за производственные недоработки, а с другой - время было таким. Оценки прошлого нужно производить с позиций изучаемого времени, а не с точки зрения нынешней действительности.

Председатель колхоза «Красный Партизан» Эркетиновского сельсовета допустил расхищение социалистической собственности, масса колхозников подала заявление о выходе из колхоза. Осужден на пять лет.

Директор заготконторы райпотребсоюза совершил растрату на 50 тысяч рублей, исключён, дело предано прокурору.

Заведующий фермой совхоза №5 был арестован за гибель 600 голов скота.

В 1934 году агроном В. не скосил ячмень не площади 1.125 гектаров, дали три года лишения свободы. В 1938 году добавили ещё два.

Председатель колхоза имени Куйбышева Мало-Лученского сельсовета не выполнил план по вывозу зерна, допустил преступное отношение к хранению зерна в колхозе и к уборке комбайнированной соломы - дали два года.

Старший агроном Дубовской МТС не выполнил план комбайнирования, что граничит с вредительством - поручить РО НКВД проверить.

Не всегда предпринимались такие крутые меры. За невыполнение плана по хлебосдаче государству, допущение порчи зерна, находящегося на токах, председателям колхозов «Пятилетка» Соколову и «Красный партизан» Павлову были объявлены выговоры. Их предупредили, что если в течение пяти дней не будет соответствующего должного сдвига в хлебосдаче государству, то будут отданы под суд. Дубина репрессий ежеминутно висела над головой руководителя.

В 1938-1940 годах политические репрессии были прекращены. Но экономика ещё долго держалась на страхе перед райкомом и НКВД. В 1939 году при заслушивании вопроса на бюро «О борьбе с растратами и хищениями в торговле и нарушении Устава сельхозартелей» обязали судью и прокурора постоянно контролировать эти нарушения. Директоров совхозов, председателей колхозов, специалистов сажали ещё долго.

Самым сложным в исследовании репрессий являются персональные дела, касающиеся проступков руководителей. Зачастую здесь невозможно понять границу - где претензии были «притянуты за уши», а где политическая элита под шумок 1937 года, выполняя требования ЦК, чистилась от лиц, разложившихся и компрометирующих своим поведением руководство района.

Председатель колхоза «Память Чеснокова» самовольно, без решения общего собрания выводил колхозников из состава правления. Раздавал знакомым хлебные квитанции, в пьяном виде вёз в кузове колхозницу, она упала, получила переломы рук. Не дал колхознице К. причитающийся аванс, когда она поехала в больницу. Сняли с должности и исключили из партии.

Председатель колхоза «Правда» обзывал колхозников нецензурными словами, допускал издевательское отношение к ним. Расхищал колхозное имущество, в пьяном виде побил шофёра, избивал жену. Проводил вражескую политику в колхозе.

Председатель колхоза «Заря Революции» отказал дать подводу для доставки тяжелобольной жены и ребёнка колхозника. Родители отвезли больного ребёнка в Дубовку на тележке за 10 километров. На бюро это оценили как вылазку классового врага, направленную на создание среди колхозников недовольства по отношению к Советской власти. Райпрокурору Замерайло немедленно провести следствие, не позднее трёхдневного срока привлечь к судебной ответственности, разобрать дело публично, в показательном порядке.

Бригадир полеводческой бригады К. довёл участок до развала, пьянствовал, избил двоих колхозников. Исключить из партии и отдать дело на рассмотрение прокурору.

Председатель Комиссаровского сельсовета при ВКЗ №1, был обвинён в пьянстве, брал у сотрудников деньги на водку, допустил растрату в 1.026 рублей. Выбыл неизвестно куда.

Заведующий заготзерно Мало-Лученского сельсовета имел родственную связь с кулаком Рябышевым, допустил на работу сына кулака приёмщиком пункта. Ударил рукой по лицу чернорабочую К.

Грань между справедливым решением и неоправданной жестокостью в те годы оказалась размытой. Всего по «политическим» статьям с 1921 по 1953 год было осуждено около 2% населения страны, в Дубовском районе около 0,5%. И 0,005 - много. В начале девяностых компенсацию в связи с возмещением ущерба, причиненного семьям репрессированных, получили 47 человек. За каждым этим фактом сломанные судьбы, слёзы десятков семей. Не может быть оправдания наветам, несправедливым и чрезмерно жёстким решениям. Но, оценивая события «чёрного года», следует поннить, что совсем недалеко было время, в котором путь к благу прокладывали не любовью, а вилами и пулемётами. Жизнь ещё «дышала» событиями Гражданской войны.

Бытиё в те годы вмещало всё: жестокость, кровь, несправедливость, как равно и факт состоявшихся человеческих судеб и воплотившихся надежд. И вот этих людей, для которых жизнь стала лучшей, было большинство. Неприятие пострадавшими того бытия было значительным, но всё равно меньшинством. Правы будут те, которые впервые в истории страны получили образование, сели на трактора и комбайны, забыв о деревянных боронах и чепигах плуга. И - за короткий с точки зрения истории срок в 10 лет. Нам, потомкам тех людей, следует помнить, что оценка эпохи должна производиться по её внутренним законам, а не по категориям века двадцать первого.

ГЛАВА IV

ЦЕНА ПОБЕДЫ

ПОД ЧЁРНОЙ СВАСТИКОЙ

Это была самая тяжёлая и самая жестокая из всех пережитых Россией войн. Германия грозила уничтожением одних народов, рабством - других.

О начале войны и судьбах земляков из станицы Андреевской рассказал И.С. Ковалёв.

- В 1941 году я жил в станице, работал в машинно-тракторной станции. Год благоприятный, хлеба на полях, как говорят крестьяне, стояли стеной, урожай обещал быть богатым. Шла подготовка к хлебоуборке, комиссии проверяли комбайны, тракторы, автомобили, выявляли неисправности и принимали меры к устранению.

День 22 июня был воскресным, мы в МТС решили провести совет, чтобы обсудить план предстоящей уборки урожая. Пригласили председателей колхозов, полеводов-агрономов, комбайнеров и трактористов, всего 300 человек. Когда главный агроном МТС Чайкин закончил делать доклад, в здание клуба вошёл заведующий почтой, позвал меня к двери, сообщил о том, что началась война.

Провели мобилизацию. Никто не знал тогда, что 120 человек только из одной нашей станицы не вернутся домой. Разве я мог подумать, что из нас, пятерых братьев Ковалёвых, один вернусь с войны?

К.И. Солдатов участвовал в войне с белофиннами, с начала Великой Отечественной - на переднем крае, все эти годы командовал орудийным расчётом. Лейтенант А.Т. Прокопенко на Брянском фронте воевал в 292-й стрелковой дивизии, командовал взводом противотанковых ружей. Сержант А.Л. Татаринов - командир орудия на Центральном и на 1-м Белорусском фронтах. Старший сержант А.П. Иванов был командиром взвода, в составе 65-й бригады морской пехоты воевал на Малой земле. Старший сержант Жуков - командир миномёта 1382-го полка 87-й дивизии, освобождал село Дубовское, Зимовники.

Н.А. Пупков войну прошёл разведчиком. Восемь месяцев полк, в котором он служил, в Сталинграде сражался за каждую улицу, за каждый дом. Особенно трудными были дни освобождения Керчи, бои за Севастополь. Там он трое суток пролежал, заваленный землей. Старшина П.Ф. Ильяшенко под Туапсе тоже участвовал в разведке, которую вёл комиссар их части. Когда схватили двух офицеров и немцы подняли переполох, ему пришлось прикрывать разведчиков до тех пор, пока не пересекли линию фронта. В этой операции он был тяжело ранен, потерял ногу. После войны Пётр Фирсович долго работал председателем колхоза.

В октябре 1941 года механик-водитель танка Т-34 И.И. Кузнецов принял танк, через сутки машины покинули территорию завода, чтобы отправиться на фронт. Ночью колонна миновала притихший затемнённый Ростов и с ходу вступила в тяжёлый неравный бой. В самый разгар схватки снаряд пробил броню танка и разорвался внутри башни. Стрелок убит, тяжело ранены командир и Кузнецов. Внутри танка бушевало пламя, башенный люк заклинило. Иван Иванович с трудом вылез через нижний люк и вытащил командира. Едва он отполз от танка, как машина взорвалась. Кузнецова отправили в госпиталь, после излечения он воевал артиллеристом, прошёл с боями от Сталинграда до Берлина. Домой вернулся с орденом Славы III степени.

Так рассказал о своих земляках старожил из Андреевской станицы.

Это были в своём большинстве воины старших возрастов, которые участвовали в Первой мировой войне. В Гражданскую войну они воевали друг против друга, а здесь, когда Германия напала на Родину, все пошли на фронт, была одна цель - защитить страну. Казаки, надев гимнастёрки, отправились на передовую спасать своё не слишком к ним любезное отечество. «Где тревога, туда казаку и дорога».

Жительница хутора Алдобульского Акулина Тарасовна Белавина одного за другим провожала на фронт пятерых сыновей. Наказывала, чтобы они сражались храбро. Михаил Белавин служил наводчиком во 2-й Ударной армии, пропал без вести при выходе из района Синявино. Константин, командир отделения 24-й воздушно-десантной бригады, умер в 1942 году в эвакогоспитале. Алексей - красноармеец, стрелок, пропал без вести в мае 1943 года. Александр был танкистом, пропал без вести в 1941 году. Судьба пятого сына Николая неизвестна.

Много дубовчан ушло на фронт добровольцами. По заданию Дубовского РК ВКП (б) сформировали Дубовский казачий эскадрон народного ополчения - командир В.С. Калашников, комиссар М.А. Костырченко. В октябре 1941 года 370 конников из Дубовского района в составе 4-го казачьего кавалерийского корпуса занимали оборону у города Ейска. Летом 1942 года корпус вёл бои за Кущёвку и Каневскую. Их смелая атака в конном строю ошеломила фашистов. «Перед нами встали какие-то казаки», - записал в своем дневнике убитый итальянский офицер, - это черти, а не солдаты, и кони у них стальные, живым отсюда не выбраться».

Дубовский эскадрон вёл бои на Кубани за станицы Усть-Лабинскую и Воронежскую. В один из октябрьских дней 1942 года, когда немцы рвались к побережью Черного моря, пришлось вступить в рукопашную схватку с противником. В этом бою командир Калашников уничтожил около 30 гитлеровцев, был тяжело ранен. Дубовский эскадрон, отступая, а затем наступая, прошёл Ставропольский и Краснодарский края, Ростовскую область, Украину и Молдавию, Румынию, Венгрию, Югославию. На территории Австрии встретили День Победы. Жители трёх восточных районов, в том числе и Дубовского, основали 1135-й Сальский стрелковый полк. Он входил в состав 5-го Донского кавалерийского корпуса.

Другая группа дубовских колхозников, рабочих и служащих в сентябре 1941 года в поселке Зимовники получила из Зимовниковского воензавода молодых необученных лошадей и отправилась в Персияновские лагеря. В третьем эскадроне спешно готовились к боям наши земляки: С.С. Ковалев, Е.Т. Самохин и И.И. Андриянов из станицы Андреевской, И.Е. Кузнецов из хутора Алдобульского, С.И. Скляров из Барабанщикова, В.Н. Ипатов из Подгорного, М.А. Кузнецов из станицы Баклановской.

Не успели воины обучить лошадей для верховой езды, как немцы подошли к Ростову. 68-я донская кавалерийская дивизия, в состав которой входил 3-й эскадрон дубовских, зимовниковских и семикаракорских казаков, поднялась по тревоге на защиту Ростова. В районе села Большие Салы получили боевое крещение. Потери были большими. В списке погибших и пропавших без вести только за 20 октября 1941 года - знакомые, наши дубовские фамилии: Горбунов и Шаповалов из Ильинки, Карпенко и Попов из Барабанщиковского, Наумов и Поляков из Дубовского, Нурхабинов из Эркетиновской, Плетнёв и Пупков из Андреевской, Реуцков из Моисеева, Таёкин из Кудинова, Чернов из Весёлого… Всего за день потеряли 109 земляков. В ноябре 1941 года эскадрон освобождал Ростов, вёл бои за посёлок Чкалова, выбив гитлеровцев из поселка, а затем из Ростова, в составе дивизии преследовал врага до Миуса. В бою за населённый пункт Копани, что в Неклиновском районе, сержант С.С. Ковалёв, будучи пулемётчиком, оказавшись в окружении немцев, уничтожил 58 фашистов, был ранен, но бой продолжал.

Затем новый набор, в протоколе заседания бюро Дубовского райкома ВКП (б) от 20 декабря 1941 года имеется постановление о создании комиссии по дополнительному комплектованию частей добровольцев. Изъявили желание 29 жителей района, им передали лошадей и амуницию.

После выпускного вечера большинство выпускников Дубовской школы добровольцами ушли на фронт, их провожал 20-летний классный руководитель П.П. Перцев. Из 18 юношей остались в живых пятеро. Навечно остались восемнадцатилетними Григорий Зубов, Илларион Шутов, Василий Марченко, Николай Казюлин, Василий Ласков, Никита Кострубов, Василий Карпенко, Мария Калмыкова, Пётр Шабельник. Ушли добровольцами многие и многие молодые ребята из нашего района.

В апреле 1942 года в помещении школы хутора Ильинского была создана полковая школа. Туда направили служить молодёжь, которую призывали в нашем регионе. Подготовка была суровой, «учебка» - не подарок. Занятия проводились по 12-14 часов в день при жаре 35-37 градусов. В июне курсантов школы направили в Новороссийск, а затем в Севастополь, где проявили они себя геройски.

Населением района были собраны подарки для казаков, сержантов, офицеров 5-го Донского корпуса. Справили 400 пар носков и 400 пар варежек, были и другие гостинцы - свитера, шапки, кисеты для махорки. Комсомольцы проводили ударники, заработанные деньги переводили в фонд обороны.

Район готовился к самым тяжким испытаниям. Уже к августу 1941 года взамен ушедших на фронт механизаторов было подготовлено необходимое количество женщин-трактористок и комбайнеров. После сдачи города Ростова многие хозяйства пришлось эвакуировать. Большая протяжённость маршрутов по пустынной обезвоженной местности, жара, налёты немецкой авиации - всё это предстояло преодолеть дубовчанам.

Вспоминает участник эвакуации Я. Кравец:

- Колхоз имени «Правды», который был в станице Андреевской, готовился к эвакуации. Сформировали гурты скота, подготовили обоз и продовольствие. Конезавод подготовил к перегону табун племенных лошадей. Каждой семье был предоставлен транспорт: телега и пара быков. На дорогу выдали мешок муки и крупу. Почти все колхозники были вооружены огнестрельным оружием, шашки лежали в телегах, там же находился станковый пулемет «Максим».

Колонны от нашего района двигались к Сталинграду более месяца. Судьба послала подарок - артиллерийскую батарею 76-мм орудий, которая двигалась на лошадях вместе с нами. Легкораненые шли пешком. Колхоз делился с нашими защитниками мукой, молоком и мясом. Артиллеристы меняли уставших лошадей на лошадей из нашего табуна. На территории Калмыкии колонну остановила группа всадников в форме бойцов Красной Армии. Калмыки, перешедшие к немцам, попытались забрать часть скота. Только благодаря вмешательству артиллеристов удалось сохранить поголовье.

Однажды немецкий десант перерезал дорогу к реке. К счастью, гитлеровцев уничтожили, скот и обоз направились к Волге. Вдруг появились три звена пикирующих самолетов. Бомбёжка продолжалась до наступления темноты. Весь вечер и ночь прибывали гурты скота и обозы. Страшная паника, всё смешалось в кучу. Утром увидели, что переправу и подходы к ней разбомбили, везде воронки, побитый скот. Приступили к работе, для подъезда надо было сделать пристань и более 100 метров деревянного настила. Использовали материалы разбитого причала, разобрали сараи на берегу Волги. Работу не прекращали и ночью. После наступления темноты наладили переправу, перебрались на левый берег и расположились в пойме реки Ахтубы. Руководству колхоза поступила команда двигаться к конечному пункту перегона - Западно-Казахстанской области. Проехали озера Эльтон и Баскунчак. Каждая семья со дна высыхающего озера заготовила по мешку соли.

Во второй половине сентября прибыли в конечный пункт Чапаево, расположились в хуторе Гремячем. От Дубовского района до конечного пункта эвакуации двигались более трёх месяцев. За успешный перегон скота из фронтовой зоны и обеспечение отступающих войск мясом колхозники были награждены орденами и медалями. После освобождения скот вернули в район. Так закончились испытания андреевцев.

Другие хозяйства эвакуировались в посёлок Грачи Сталинградской области, а лошадей переправили в Казахстан. Механизаторы эвакуировались дважды. Они после зи­мовки вернулись на поля района, но к концу лета 1942 года пришлось опять покинуть родную землю, разобрав комбайны и погрузив их на тележки.

Работники конезавода №1 гнали табуны лошадей, коров и овец в Северный Казахстан, в Актюбинскую область. Пришлось преодолеть долгий изнурительный путь. Было им в ту пору: Маше Супруновой 15 лет, Ирине Ирза - 16, Коле Полковникову - 17 лет. Но скот домой из эвакуации они пригнали.

Для немцев территория района была большой дорогой на Сталинград. Станция Ремонтная стала стратегическим объектом, как для советских, так и для немецких войск. Шла война на рельсах. В январе 1942 года со станции Котельниково вышел воинский эшелон, перевозящий курсантов Пермского военно-морского авиационно-технического училища имени Молотова, ветеринарного училища, а также кавалерийское училище с лошадьми и сеном. Между Семичной и Ремонтной, в районе Минаевского разъезда, эшелон настигли девять немецких бомбардировщиков Ю-88. Этого налёта никто не ожидал, их приняли издалека за советские. Подойдя ближе, самолеты взяли состав «в вилку»: три самолета расстреливали эшелон, по три слева и справа - выбегающих из вагонов. От бомбардировки пытались спастись в степи, но на сером поле люди в чёрной одежде стали объектом атаки. Налёт был недолгим, но после него всё поле вокруг насыпи было усеяно убитыми и ранеными людьми и лошадьми. Из курсантов в живых осталось 160 человек. Всех погибших похоронили в могиле около разъезда Минаевского, где она сейчас - неизвестно.

На станции Ремонтная весной 1942 года, около станционной будки, стоял эшелон с эвакуируемыми и ранеными. Налетели немецкие самолёты, разбомбили, было много жертв.

В районе хутора Подгорного 1 августа 1942 года 768-й стрелковый полк занимал оборону против наступающего противника. Артиллерийская батарея заняла открытую огневую позицию около хутора Харсеева, старшим был лейтенант М.Ф. Потапов. Бойцы прямой наводкой вели огонь по наступающим двум румынским батальонам. Батарея прикрывала отход полка до занятия им нового рубежа обороны. Несмотря на отступление, под станцией Ремонтной два орудийных расчёта разбили четыре автомашины с пехотой противника и взяли в плен 28 солдат и офицеров противника. За бои лета 1942 года лейтенант М.Ф. Потапов приказом командующего 57-й армией генерал-майора Ф.И. Толбухина был награжден медалью «За отвагу».

В августе по левому берегу реки Сал на линии Сиротский - Новосальский - Ивановка оборону держала 115-я стрелковая дивизия, на участке Эркетиновская - Новогашунский окапывалась 302-я стрелковая дивизия. Отстоять наши станицы и хутора им не удалось, немцы вошли в район.

Свирепствовать они стали сразу. Житель хутора Сиротский С.В. Каплиев видел, как гитлеровцы загнали пленных в кошару, которую облили бензином и сожгли. Он был также свидетелем расстрела советских офицеров. Многие, идя умирать, давали ему адреса своих семей и просили сообщить им, когда наступит победа. И он их просьбу выполнил. После того как прошёл бой, как фашисты постреляли и пожгли оказавшихся в плену, в хуторе находилось около 500 солдат и офицеров врага. Чудом оставшийся в живых советский лейтенант поднялся из балочки, подбежал к немцам и бросил гранату. Убито шесть и до десятка раненых. Лейтенанта захватили, тут же состоялся допрос, но ничего не сказал, его застрелили. Офицер остался неизвестным героем.

С гитлеровцами боролось и гражданское население. В колхозе имени Калинина немцы хотели забрать зерно, которое не успели вывезти. Кладовщик В.М. Лавренов посыпал его мелом, а немцам сказал, что большевики его отравили. Так зерно и дождалось своих хозяев. Виктор Михеевич отличился ещё на Японской войне, когда после атаки на аркане привёл самурая.

Во время оккупации около хутора Ериковского фашисты для советских военнопленных устроили лагерь. Немцы их называли трудовыми, иногда именовали распределительными, но фактически это был концентрационный лагерь. Командные посты занимали немцы, в подчинении у них были и донцы, и выходцы с Северного Кавказа, украинцы, латыши. Пленные строили дороги, полевой аэродром.

Жительница села Дубовского Э.С. Клочкова вспоминала, что под бараки приспособили животноводческие помещения, которые обнесли колючей проволокой. Число военнопленных постоянно увеличивалось, в каждом сарае находилось по двести, а то и более человек, поэтому спать приходилось сидя и даже стоя. Во время проливного дождя один из таких бараков рухнул, похоронив под собой всех его обитателей. Фашисты зарыли их в общей яме. Несмотря на постоянную охрану, военнопленным нередко удавалось бежать из лагеря, и тогда местные жители давали им приют, кормили, помогали пробраться к своим.

В концлагере находилось от 18 до 20 тысяч советских военнопленных. Их практически не кормили, давая один раз в день баланду, скармливали отходы проса, свеклы, добавляя к этому вареву патоку. Люди страшно голодали, подбирали во время переходов на работу оказавшиеся под ногами картофельные очистки, капустные кочерыжки, обглоданные кости. В лагере ни днём, ни ночью не смолкали стоны, крики, постоянно раздавались звуки ударов. Довольно часто, особенно по ночам, слышались выстрелы.

В декабре немцы, обеспокоенные положением на фронтах, стали вывозить военнопленных. Отступая, они оставили пять тысяч трупов, едва-едва присыпанных землей. Многих, ещё трудоспособных узников, эвакуировали по железной дороге. На территории лагеря остались совсем ослабевшие военнопленные, которые не могли передвигаться без посторонней помощи. После освобождения района узников отправили в госпитали, умерших похоронили. На значительной площади располагались 72 братские могилы по пять-шесть метров длиной и два метра шириной.

Жертвами фашистского террора стали лучшие люди района. Гитлеровцами был замучен агроном районной семенной станции Филипп Демьянович Сапоцинский. В селе Дубовском расстреляли комсомольца Платона Шишкина из хутора Кудинова.

В хутор Ериковский эвакуировалась еврейская семья из Западной Украины. Мать занималась выпечкой хлеба. Когда в дом пришли немцы, она поручила соседке вынуть из печи почти готовый хлеб. Это была последняя просьба. После освобождения комиссия составила акт вскрытия могилы, расположенной около хутора. Там находились они все, вместе с несовершеннолетними детьми.

Житель района Н.А. Орешкин вспоминает:

- Я жил в колхозе имени Ворошилова, в хуторе Тарасове. Когда немцы захватили Дубовку, гостевал у своей тётки, которая проживала на улице Сталина (ныне - Садовая). По дороге двигались на танкетках немцы. С соседским пацаном Славиком стояли и смотрели, нам было по шесть лет, ещё в школу не ходили. Немцы приостановили машину, на моих глазах расстреляли Славу, поехали дальше. Я спросил тётю - почему меня не тронули? Она ответила, что это был еврей. Их семья проживала по соседству.

А.В. Бояринева из хутора Гуреева оставалась с детьми на оккупированной территории конезавода. Она рассказала, как немцы и румыны забрали всю живность, порезали домашнюю птицу, коров. Спасибо, жители догадались и сами побыстрее порезали свиней, у кого они были. Всё равно оккупанты требовали, искали: «Матка, сало, яйки, скоро давай!»

Старожил из хутора Кудинова В.Я. Топорков припоминал, как выпрашивал у немецкого офицера кусочек хлеба, показывая на стол: «Дай, дай». На что «сверхчеловек» с усмешкой подавал кусок, затем убирал, подавал, убирал. Мальчик заливался слезами, старшая сестра Нина бросила немцу: «Собака». Тот озверел, наставил пистолет: «Кто собака?» Пришлось сказать, что так она брата малолетнего обозвала.

Гитлеровцы сгоняли подростков копать окопы. Когда немцы пытались призвать под свои знамена молодёжь станицы Андреевской, все молодые люди отказались. Тогда ребят посадили в сарай, но они сбежали.

Рядом с нынешним зданием СПТУ находился немецкий госпиталь. Тут же - немецкое кладбище, где хоронили умерших раненых.

Партизанский отряд «За Родину» был создан органами НКВД в 1942 году. Их было 25, бесстрашных и смелых молодых бойцов, добровольно согласившихся пойти в тыл врага с целью уничтожать противника, технику и коммуникации. Командиром назначили В.В. Войцеховского, комиссаром 22-летнюю Евдокию Богатырёву, самой младшей партизанке Ирине Живаевой было 18. В декабре, за неделю до освобождения Дубовского района, они перешли линию фронта между Заветным и Киселёвкой. К Присальскому подступили 28 декабря. По данным разведки здесь находился румынский гарнизон, в складах бывшего ВКЗ №3 они охраняли крупные продовольственные и вещевые запасы. Отряд уничтожил 40 солдат и одного офицера, троих местных полицейских. Разведчики захватили склады, взяли пять пулемётов и более сотни винтовок. Затем отряд был передислоцирован на Украину, в город Чистяков Донецкой области. Здесь при выполнении задания чекисты Е. Богатырёва, Л. Голубева и И. Надысев попали в руки гестаповцев и были повешены. В войну погибло 75% личного состава спецчастей НКВД.

В декабре 1942 года обстановка в небе стала другой - уже наши лётчики наносили удары по скоплениям живой силы и техники немцев. В налётах на станцию Ремонтная участвовали штурмовики ИЛ-2 из 618-го штурмового авиационного полка. В это время на южном конце путей дымили три паровоза и два - на северном. Улицы села Дубовского были забиты военной техникой. Командир звена Солдатов повёл свою группу правее станции, выискивая вражеские зенитки. Немецкие зенитчики рассчитывали, что штурмовики не собираются совершать налёт, огонь не открыли. Звено, развернувшись, зашло со стороны солнца, самолёты ринулись в атаку. «Проснулись» все двенадцать зениток, стоящих вокруг станции. Лётчики успели сбросить стокилограммовые авиабомбы на станцию, заполыхали эшелоны. Один из самолётов, пилотируемый Георгием Егоровым, был подбит, винт скосил деревья, ИЛ рухнул на землю.

Лётчики из 284-го бомбардировочного полка стали наносить бомбовые удары по станции Семичной. 17 декабря экипаж заместителя командира эскадрильи Ф.А. Зеленеева со стрелком младшим лейтенантом В.В. Пупо, пикируя с высоты 7.000 до 500 метров, прямым попаданием бомб взорвал эшелон. За эту станцию бой шёл двое суток.

ПОБЕДИТЕЛИ

В конце декабря 1942 года войска Южного фронта южнее Сталинграда разгромили Манштейна, а затем и всю Котельниковскую группировку войск противника, пытавшуюся пробиться к окруженной армии Паулюса. Началось мощное наступление на южном направлении. По плану командования фронта Дубовский район должны были освобождать две армии: северную часть - войска 2-й гвардейской армии, южную - войска 51-й армии. Командующими были генерал-майор Р.Я. Малиновский и генерал-майор Н.И. Труфанов.

Особенно успешно действовал 6-й мехкорпус, которым командовал генерал С.И. Богданов. Сильные бои разгорелись на железной дороге Котельниково - Дубовское. Части 17-й и 23-й танковых дивизий противника сопротивлялись, стремясь сорвать наступление советских войск. Немецкое командование, боясь окружения, отдало приказ об отходе своих войск. Сломив на рубеже нового 1943 года сопротивление немецкого заслона в Семичном, после тяжёлого боя 6-й мехкорпус, 3-я гвардейская стрелковая и 49-я стрелковая дивизии устремились к Дубовскому. На освобождение села направили сильный подвижной отряд, в составе которого были 41-й бронебатальон, мотопехота 55-й бригады с артиллерией и танками.

Под ударами отряда и огнём 77-го танкового полка с юго-востока села и 78-го танкового полка с северо-востока противник 1 января 1943 года в 11-00 с боем оставил Дубовское, Ериковский, Старо-Дубовку, Кравцов, Моисеев. К исходу дня 823-й полк овладел Ильинкой, а 825-й полк взял хутор Сал-Адьянов. В Дубовке и на станции Ремонтная наши войска захватили четыре склада с продовольствием, до 250 тонн пшеницы, 80 вагонов с комбикормами, около 150 тонн ржи, 150 тонн овса, восемь складов с боеприпасами, более 1.000.000 снарядов, несколько тысяч мин, около 20.000.000 патронов, склады инженерного имущества и средств связи, 8.000 голов скота, 150 автомашин, 15 танков. Было убито несколько сотен фашистов.

Для того чтобы вести наступление на восточном направлении, необходимо было осуществить разведку. Командование сформировало разведывательную партию в составе одного взвода на машинах. Кроме штатного оружия выдали два противотанковых ружья, радиостанцию и прикрепили переводчика. Разведгруппа получила задание: наблюдением с северного берега реки Сал в районе хутора Калинин установить количество движущихся войск и техники противника от села Дубовского в станицу Андреевскую, хутора Советский, Шебалин.

Командир разведывательной группы, выполняя задачу наблюдением, докладывал по рации о передвижениях противника. Он решил провести активную разведку. Немцы двигались по грейдированной дороге на Заветное, не заходя в населённые пункты. Разведчики начали охотиться за отдельными машинами. За день бойцы захватили пять автомобилей, в том числе штабной автобус, уничтожили до 30 солдат, захватили в плен 12 солдат и офицера, кроме того, забрали важные карты. Допросами пленных и при помощи документов была вскрыта нумерация, установлена дислокация частей противника. Выполнив задачу и уничтожив захваченные машины, разведчики без потерь возвратились в свою часть.

87-я дивизия под командованием полковника М.И. Эхохина освободила Калинин, Гуреев, Новосальск, Ивановку, Тарасов. В ночь под Новый год штурмом выбили врага из Андреевской, Эркетинской и Сиротского, двигались через Новый Гашун на Зимовники. В районе Вербового Лога мощный удар против частей 17-й танковой дивизии вермахта нанесла 98-я дивизия под командованием полковника И.Ф. Серёгина, освободили Королёв, Вербовый Лог, Назаров, Лесной.

3-я гвардейская дивизия с боем взяла Агрономов, Крюков. Тяжёлые бои велись на линии Агрономов - Королёв. Под хутором Минаевским (отделение №6 совхоза №5) батальон матросов пошёл в атаку. Старожилы вспоминают, как на заснеженном поле лежали чёрные пятна матросских бушлатов, погибли десятки бойцов. После освобождения пришла похоронная команда, забрали документы, пеналы с адресами, которые находили у погибших воинов. Хуторянам пришлось хоронить матросов в общей могиле. На околице была силосная яма, там и нашли бойцы своё последнее упокоение. Вторая атака моряков пошла на Королёв. И там - большие потери. Ныне на братской могиле в Королёве стоит памятник жертвам тех боёв. Поисковики из организации «Южный рубеж» (город Ростов-на-Дону) в 2007 году в бывшем Минаевском пытались найти останки бойцов. Но хутора уже не было, старожилы ходили между холмиками, не помнят…

В направлении Баклановской, Жуковской, Харсеева наступали 54-я бригада и 79-й танковый полк 6-го мехкорпуса. Станицу Жуковскую освобождала 24-я дивизия генерал-майора П.К. Кошевого. Каждый населённый пункт брался с боем. В первых числах января были освобождены Кривской, Малая Лучка, Комаров, Алдобульский, Баклановская, Минаев, Сибирьки, Подгорный. В боях за Жуковскую, Красный Яр противник оставил 300 трупов солдат и офицеров, 30 исправных автомашин, четыре тягача, склад боеприпасов, 50 гитлеровцев было взято в плен.

ОТ СОВЕТСКОГО ИНФОРМБЮРО

1943 год

Вечернее сообщение 1 января

В течение 1 января наши войска в районе Среднего Дона, юго-западнее и южнее Сталинграда, на Центральном фронте и на Северном Кавказе вели наступательные бои.

Нашими войсками заняты населённые пункты - Баклановский, Жуковская, Кривской, Мало-Лучная, Комаров, Нижне-Курмоярская…

Вечернее сообщение 2 января, суббота.

Юго-западнее и южнее Сталинграда наши войска успешно продвигались вперед, заняли ряд населённых пунктов, в том числе районный центр Дубовское и железнодорожную станцию Ремонтная. В населённом пункте Дубовское и на железнодорожной станции Ремонтная захвачены большие трофеи, среди которых танки, артиллерийские и продовольственные склады и разное военное имущество. Захвачено также много гуртов скота.                       

Советскими войсками в Дубовском районе была полностью разгромлена 4-я румынская армия, а 4-я немецкая танковая армия с большими потерями отброшена в район Зимовников.

В Крюкове действовал военно-полевой госпиталь. Врачи не успевали оперировать, санитарки стирать и сушить бинты. По воспоминаниям жительницы Е.И. Сивашовой, около хутора было похоронено около тысячи умерших солдат и офицеров. Хоронили и в братских могилах, и в огородах, невозможно было под немецким артобстрелом отдавать последние почести. Когда гитлеровцев выгнали, местные жители откапывали останки из своих огородов и усадеб, вырыли братскую могилу. В шестидесятые годы здесь установили обелиск. После переселения жителей из хутора этот памятник почти разрушился, затем он был реконструирован участниками волгодонской военно-патриотической организации «Наследие».

В селе Дубовском только в одной из четырёх братских могил похоронены более 200 бойцов. Благодарные потомки поставили памятники освободителям, 19 монументов находится на территории района.

После того, как Дубовский район освободили от немецкой оккупации, недалеко от хутора Барабанщикова был помещён военный аэродром 236-го истребительного авиаполка. Задачей летчиков стало пресечение доставки продовольствия и боеприпасов транспортными самолетами немцев в Сталинградский котёл. 12 января 1943 года истребитель ЯК-1, управляемый старшим сержантом Н.М. Заикиным, получил приказ на перехват вражеского транспортного самолета Ю-52. Обнаружив цель, лётчик набрал высоту и атаковал противника. Однако весь боезапас был израсходован. «Юнкерс», поняв это, начал яростно отстреливаться. Тогда Н.М. Заикин решил таранить, он вплотную подошёл к бомбардировщику и винтом отрубил ему хвост. Потеряв управление, «Юнкерс» рухнул. Н.М. Заикин, с трудом управляя заглохшим истребителем, сумел посадить его на своем аэродроме. За этот таран Николай Михайлович из рук командующего 8-й Воздушной армией получил орден Отечественной войны I степени.

Дубовчане воевали геройски. Вот их имена.

Василий Кондратьевич Анисимов родился в селе Дубовском, работал в Дубовском мясосовхозе. Ушёл на фронт. В период оккупации за связь с подпольщиками немцы расстреляли его жену, вместе с ней погибла их дочь. В Черкасской области во время боя В.К. Анисимов на полном ходу своим Т-34 протаранил «тигра». К январю 1945 года экипаж танка, где он был механиком-водителем, уничтожил 21 орудие, семь тягачей, 12 пулемётных точек, семь пулемётов, девять паровозов и 800 солдат и офицеров противника. В феврале этого года гвардии старшине было присвоено звание Героя Советского Союза. Отважный танкист провёл свою «тридцатьчетверку» через Бранденбургские ворота.

Александр Петрович Егоров родился на хуторе Королёве. Во время Сталинградской битвы истребительно-противотанковая артиллерийская батарея, где он был командиром, уничтожила четыре танка и 10 мотоциклов противника. В декабре 1943 года в Орловской области его батарея потеряла в бою две трети состава, но уничтожила 16 из 20 наступавших танков, семь из них командир уничтожил лично. А затем тяжёлый «тигр» раздавил и последнюю пушку, и комбата. За этот подвиг А.П. Егорову было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Михаил Феофанович Потапов родился в станице Баклановской, учился в Дубовской школе. Служил в должности командира батареи истребительно-противотанкового артполка. В боях на Курской дуге под его командованием подбито 18 танков, уничтожено более 150 немецких солдат и офицеров. В августе 1943 года капитан погиб в бою. За проявленное мужество и отвагу звание Героя Советского Союза ему было присвоено посмертно. Исполнительный комитет районного Совета депутатов трудящихся в апреле 1965 года принял решение переименовать переулок Спартаковский селе Дубовском в переулок Потапова. Перед зданием Дубовской средней школы установлен бюст Героя.

Семён Васильевич  Рыбальченко работал в ВКЗ №2, призван в Советскую Армию в 1942 году. Парторг роты 248-го стрелкового полка. Ефрейтор Рыбальченко отличился в 1944 году боях за Молдавию. В уличных боях и при отражении многократных вражеских контратак уничтожил 20 и захватил в плен 10 немцев. При подготовке к наступлению необходимо было взять «языка». В ночную разведку пошли двое, Семён Рыбальченко и его товарищ Михаил Пименов. Десять «языков» - троих солдат и семь офицеров привели в часть отважные разведчики. Погиб он в апреле 1944 года в Молдавии. За проявленную находчивость и мужество сержанту С.В. Рыбальченко посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Павел Александрович Самохин - уроженец станицы Баклановской. Командир стрелковой роты, капитан. В апреле 1944 года в Молдавской ССР его стрелковая рота захватила плацдарм на правом берегу Днестра. Бойцы неоднократно отражали контратаки пехоты и танков, нанося гитлеровцам большие потери. Рота в бою истребила более 60 гитлеровцев и несколько танков, при этом удержала захваченный плацдарм. Указ Президиума Верховного Совета по присвоению звания Героя Советского Союза П.С. Самохину был подписан в октябре 1944 года.

Пётр Филатович Самохин родился в хуторе Кудинове. Заместитель командира батальона по строевой части, капитан. Отличился в 1943 году в боях в Орловской области. Несмотря на контузию, не покинул поле боя, заменил выбывшего из строя командира батальона. В июле в бою за деревню Реутово пять раз водил батальон в атаку. Погиб при отражении контратаки противника. Звание Героя Советского Союза присвоено посмертно.

Фак Фёдор Кузьмич родился в хуторе Дубовском. Начальник связи эскадрильи 150-го бомбардировочного авиационного полка. Полк вылетал на бомбардировку живой силы и техники противника, складов с боеприпасами и горючим. Младший лейтенант Ф.К. Фак участвовал в 204 боевых вылетах, из них в 101 ночью, бомбовыми ударами уничтожил 39 танков, 97 автомашин, несколько складов противника. В 1942 году присвоено звание Героя Советского Союза.

К 58-й годовщине Великой Победы на центральной площади села Дубовского была от­крыта галерея Героев Советского Союза. Скульптурные портреты героев выполнил председатель творческого объединения «Белая Вежа» известный волгодонский скульптор Е. Дер­диященко. В селе Дубовском одна из улиц названа именем М.Ф. Потапова.

Стали кавалерами боевых наград 453 дубовчанина, 1.330 тружеников тыла награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

В Москве, в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе стоит немецкий танк, который отыскали в Дубовском районе. В 1943 году немцы отступали через наши места. По насыпи возле хутора Гуреева продвигалась немецкая колонна бронетехники. Один танк пошёл на обгон, но свалился с моста. Орудие его ещё много лет торчало из воды. Местные жители отпилили часть башни, сняли 250-сильный двигатель, который ещё долго работал на благо совхоза. Потом тяжеленную бронированную машину целиком затянуло в ил. Узнав об этом от сельчан, участники волгодонской патриотической организации «Наследие» решили танк найти и поднять. Двадцатитонного «утопленника» доставали с помощью пяти тракторов. Его отмыли и отправили в музей на Поклонную гору, реставрировали. Это один из самых известных немецких танков, использовавшихся в годы войны, «Panzer Wagen-III», по-иному Тz-III. В Центральном музее танк украшает табличка с указанием, что сей «иноземец» обнаружен в Дубовском районе.

Тяжким катком прошлась Великая Отечественная по хуторам и станицам нашего района.

ГЛАВА V

И СНОВА ВОССТАНОВЛЕНИЕ

Немцы оставили после себя разбитую технику, земля была изрыта траншеями и окопами. Жители выходили из погребов и укрытий. Гитлеровцы утащили с собой всё, что могли. Специальные комиссии из числа работников сельсоветов, колхозов составили Акты убытков.

«Сверхчеловеки» за 153 суток оккупации разрушили 1.310 зданий, уничтожили 13 школ, угнали четыре тысячи голов крупного рогатого скота, шесть тысяч свиней, 10 тысяч овец. На территории ВКЗ №2 немцы и румыны разрушили и повредили шесть амбаров, кошары, автогараж, электростанцию, конюшни, шесть шахтных колодцев, водяную мельницу. В Присальском ВКЗ №3 разрушили больницу, столовую, превратив их в конюшни, разломали школу и ветлазарет, разграбили оборудование клуба, сожгли библиотеку, радиоузел и киноустановку. Здесь полностью были разрушены две конных и четыре животноводческих точки, десять жилых домов, пилорама, семь производственных построек.

Район остался практически без запасов продовольствия. Питались скудно, в ход шла затирка из муки, каши из пшена, из тыквы, выручали огороды. Весной и летом ребятишки подпитывались катраном, солодковым корнем. В особо тяжкие времена, в 1946 году, спасали суслики, суп из крапивы. Большим подспорьем были реки. Круглый год добывали рыбу, а осенью забрасывали невод поперёк Сала. Рыбу засаливали в бочках и питались всю зиму.

В журнале «Донской временник» в статье «Жили мы в хуторе Харсееве…» наш земляк П.А. Крюков писал:

- 1947 год. Голод. Ели семена подорожника, жёлуди, старые шкуры. Пришла к нам тётя Дуня Новикова. У нас в комнате лаз подполье прикрыт овечьей шкурой. Тётя Дуня плачет и просит отдать её шкуру, так как на руках у неё трое сирот и старуха-мать. Делать нечего, отдали. Спустя несколько лет я нашёл на чердаке жёлуди и поразился, как могли мы их кушать…

После войны разруха была настолько сильной, что боронили деревянными боронами, срез хлеба производили серпами, косами, а обмолот - цепами и катками. Поголовье крупного рогатого скота сократилось в семь раз, лошадей в 12 раз. Лишь некоторым колхозам удалось восстановить конные сеялки, один-два колёсных трактора СТЗ, иногда применялся ручной сев. Кое-какие «богатые» колхозы имели в то время по нескольку лошадей, а то и по паре волов.

Жительница хутора Гуреева учительница М.Я. Самсонова вспоминала, что послевоенная година была тяжкой:

- Выделит конный завод верблюда с телегой, и поехали делать заготовки топлива на зиму, гоняться за шарами растения, которое называли «перекати-поле», катать ногами, трамбовать эту колючку. Так и топились. Времена были голодные. Поначалу учителям выделяли пайки по 300 граммов, как рабочим. Сидим, тетради проверяем, а сами голодные. Разделяли хлеб на два раза, съедим, а всё равно мало. Зато потом и на нашей улице случился праздник - стали получать по 500 граммов хлеба, как служащие. Иногда конезавод выделял дранку (дроблёное зерно), отвеем, выберем ячменёк, какой покрупнее, каша знатная получается.

И опять, как во времена голода 1933 года, жизнь в совхозах и конезаводах была чуть-чуть полегче, чем в колхозах. В ноябре 1945 года в конезаводе №3 (хутор Присальский) работники в порядке натуроплаты, кроме заработной платы, получили 3.000 килограммов мяса, 18.400 литров молока, 1.020 килограммов картофеля, 3.600 килограммов овощей, 8.200 килограммов зерна. На 570 человек - не густо, но жить было можно.

Отдел соцобеспечения райисполкома выявлял и ставил на учёт остронуждающиеся семьи, а также семьи погибших, семьи военнослужащих. Им оказывалась помощь в питании, одежде, обуви, в трудоустройстве.

Были продолжены репрессии. В 1946 году был на 10 лет лишения свободы осужден председатель колхоза имени Ворошилова Плетнёв. В нарушение установленного порядка продовольственного обеспечения (на то время снабжение велось по карточкам) он дал указание выделить из колхозной кладовой на питание рабочих два ведра пшеницы. С одной стороны, это было следствием напряжения экономики и крутой послевоенной обстановки, когда не прекращался поток преступности. С другой - перехлёсты в правоохранительной политике были явными. За этим стоят десятки неправомерно осужденных людей, или осужденных по нынешним критериям слишком жёстко.

В 1944 году из нашего района в восточные районы Сибири были выселены калмыки. Из станицы Эркетиновской принудительно увезли в Новосибирскую и Томскую области 12 семей калмыков - 53 человека. Были и другие выселения. Фронтовики-калмыки тоже не минули этой участи, их отозвали с фронта, рядовой состав послали строить ГЭС на Урале, офицеры продолжали служить в регионах Средней Азии, Сибири, Урала. Мотивация: сотрудничество части калмыков с оккупационным режимом, участие в карательных акциях. Действительно, шеститысячный национальный корпус калмыков на службе у гитлеровцев зарекомендовал себя в годы Великой Отечественной войны как один из самых жестоких карателей. Однако необоснованно забрали всех под одну гребёнку. Несмотря на имевший место , большинство калмыков героически защищали свою родину в рядах , среди них много получивших различные награды за боевые заслуги, 21 .

Часть калмыков в 1957 году вернулись в совхозы «Присальский», «Семичный», «Комиссаровский», «Андреевский».

Сильным был налоговый гнёт. Обложению подвергались скот, птица, фруктовые деревья, земельный участок. Каждый крестьянин, имея корову, был обязан сдать за год 280 литров молока, получив в обмен обрат. На семью полагалось сдать в качестве налога ежегодно по два килограмма овечьей шерсти, 0,2 килограмма козьего пуха. Налоги и поставки натурой определялись не экономическими расчётами, а путём разнарядки. Широкую практику получило полупринудительное приобретение облигаций государственного займа. В 1953 году был принят Закон о сельскохозяйственном налоге, налоговый пресс резко уменьшили, многие получили льготы по налогообложению.

В первые же месяцы после освобождения района стали восстанавливать образование, культуру. Через полгода, уже в августе 1943 года, стала работать районная библиотека. Несмотря на разруху, возобновились занятия в Дубовской школе. В 1945 году при средней школе открыли семилетнюю вечернюю школу. Ученики и учителя несли свои столы, стулья, дрова для отопления. Недостаточно было учебников, тетрадей, в классах холодно, замерзали чернила. В хуторе Гурееве осталась всего одна улица, в каждом доме ютились три-четыре семьи. Школа деревянная, две классных комнаты и комнатушка для учителей. Учеников много, мебели нет, тетрадей, учебников не имеется. Писали между строк старых книг и газет. Зачастую ребята не шли учиться, за младшими братишками и сестрёнками нужен уход. Ребёнок в 11-13 лет уже мог трудиться на тракторном прицепе, пасти овец, лошадей, это была существенная помощь в семье. Не всегда родители могли отправить кормильца в школу.

Даже в этих условиях в селе Дубовском построили Дом культуры на 100 мест, имелись комнаты для библиотеки, игр и танцев. В Присальском ВКЗ №3 была установлена звуковая киноустановка, оборудован радиоузел на 80 точек, открыто два интерната для школьников, детские ясли, больница, отремонтирован клуб со зрительным залом на 300 человек, посажено 10 гектаров виноградников.

Для того чтобы почувствовать вкус того времени, вспомним, какие свадьбы были в послевоенную годину. В августе 1946 года, «на Смоленскую», посмотрели молодожёны Самсоновы - у крыльца стоит линейка на мягких рессорах, запряжена парой коней. Жених вытащил плащ-палатку военных лет, укрыл невесту от пыли. Промчали по плотине через Сал, мимо хуторов Новосальский, Сиротский, Холостонуровский прямо на Ново-Беляевский к жениховой родне. По тем временам это было событие, первая свадьба после войны, высыпал весь хуторской люд. Мать жениха, Мария Марковна, стоит на пороге с иконою, тетя Стюра держит «каравай», пирог свадебный. Ване тётушки дали команду высадить молодую с линейки, да не за руку, а держась за платочек. Тут же подбежали девчата хуторские, стали в подол юбки втыкать иголки новые, «невладанные», Машенька, смотри, не уколись, это на счастье. Мама прочитала над молодыми молитву, и загудела хуторская свадьба.

Колхоз выделил барашка, крупу, овощи есть в каждом доме, хоть и время было голодное послевоенное, но на свадьбы ничего не жалели. Гулеванили неделю, водку пили «курёнку», свою то есть. Пройдёт день, один из родственников скажет: «Дорогие гостёчки, не пора ли нам пора? Я приглашаю к себе на завтра». Опять пир на весь мир, так и праздновали целую неделю. Ценили люди послевоенную жизнь, радовались, что уцелели.

Трудности в восстановлении хозяйства были чуть меньшими в конных заводах. В 1943 году конезавод № 1 (будущий «Семичный») произвел 4.953 центнера зер­на, 109 центнеров табака, 43 центнера горчицы, 629 центнеров проса, 387 центнеров картофеля, 2.100 центнеров овощей и бахчевых, 256 цен­тнеров фруктов и ягод, 8.279 центнеров сена. Несмотря на разруху, в конезаводе было 38 тракторов СТЗ и ХТЗ, 15 СТЗ, один комбайн «Сталинец». Даже сохранились грузовые автомобили ЗИС-5 - четыре машины. Работала мельница, два кирпичных завода, электростанция на 40 киловатт. К 1949 году имелось уже 2.433 голов лошадей, 44 гектара садов, 106 гектаров поливных огородов.

В 1948 году военные конные заводы перешли в ведение Министерства сельского хозяйства с новыми наименованиями. Во главе этих хозяйств были опытные хозяйственники, бывшие боевые командиры. ВКЗ №165 (Семичный) возглавил подполковник Тимохин, затем - генералы Цепеляев, П.П. Брикель, ВКЗ №166 (Комисссаровский) - полковник Кравченко, ВКЗ №167 (Присальский) - полковник Попов.

П.П. Брикель - командир 6-й гвардейской кавалерийской дивизии, гвардии генерал-майор. Принимал участие в Гражданской войне. В апреле 1945 года его дивизия прорвала оборону противника на западном берегу реки Хавель, разгромила парашютно-егерский полк, части 2-й дивизии «Герман Геринг», несколько специальных батальонов противника, захватив более тысячи пленных. За высокое командное мастерство, мужество и отвагу, проявленные в этих боях, генералу присвоили звание Героя Советского Союза. После окончания войны был направлен начальником Военного конного завода №165 в хуторе Семичном. Затем служил в должности начальника Центрального управления военными конными заводами Министерства обороны СССР. После увольнения в запас работал директором Ростовского ипподрома. Павел Порфирьевич был страстным охотником, старожилы Гуреева, Семичного вспоминают о совместных конных облавах на волков, заполонивших район после войны. Это легендарная, яркая личность. Семичане в 2011 году заложили новый парк, назвали его именем Героя Советского Союза П.П. Брикеля. Достойная память достойного человека.

Часто в конезаводы приезжал с инспекцией С.М. Будённый. Его встречали на станции Семичная, маршал ездил по всем заводам, останавливался в хуторе Гурееве у своей двоюродной сестры Анастасии Михайловны. В 1946 году Военно-конный завод № 3 (х. Присальский) завоевал первое место в системе ВКЗ СССР и был награжден Красным знаменем. Лучшему земледельцу трактористу П.С. Чепурному маршал С.М. Будённый во время своего инспекторского наезда за доблестный труд вручил демисезонное пальто.

Совхоз «Дубовский» сохранил прежнее название и был ориентирован на овцеводческое направление.

Целой эпопей стало переселение станиц и хуторов с левого берега Дона на крутогор, в нескольких километрах от донской поймы. А там были красивейшие места: леса, озёра, маленькие речушки, впадающие в Дон, старицы, заросли диких яблонь, груш, ежевики. Рядом с хутором Харсеевым - озеро, окружённое вековыми вербами, которое в народе звали Черепашка. Вода чистая и пресная, много рыбы. Займище по веснам наполнялось водой, ею пропитывались луга, огороды покрывались илом. Всё это богатство поглотило Цимлянское водохранилище. Переселение грянуло в сентябре 1949 года. Из зоны затопления на возвышенное место попали хутора Кривской, Малолучный, Алдобульский, Комаров, Жуков, Харсеев, Подгорный, Овчинников, Баклановский - почти каждый пятый житель района.

В мае 1950 года на бюро райкома был заслушан вопрос «О ходе переселения населения и перенесения строений из зоны затопления Цимлянского водохранилища В-Донского водного пути».

Перед переездом на новое место выезжал председатель колхоза, затем заседало правление, собирали общее собрание колхозников, голосованием утверждали новое место жительства. У сельского совета вывешивали план будущего посёлка, особые места выделялись для домов малосемейных, для тех, у кого большие семьи.

Работы начались с приездом в хутора комиссий, в которых были санврачи, гидрологи, геологи, геодезисты, проектировщики. В их состав по рекомендации сельсоветов входили местные жители. Обмеряли дома, дворовые постройки, плодовые деревья. По итогам работы выделяли пособия, они составляли 800 - 1.200 рублей. На те времена деньги немалые, но всё равно для переезда их не хватало. После войны рабочих рук не найдёшь, в хуторах почти не было здоровых мужчин. Нужно было нанять людей, чтобы разобрать дом, возвести его на новом месте. Руководители МТС давали трактора, катки, оснастку для перевоза бесплатно. Хаты поднимали домкратами, подсовывали огромные сани, ставили на них дом и тракторами перетягивали на новое место. Голая степь, ни заборов, ни деревьев, ни сараев, ни кухонь, нет воды и топлива. Были семьи, которые уезжали в Дубовку, Зимовники и даже в Ростов.

Почты, школы, здравпункты, магазины перевозили за государственный счёт. На новых местах колхозы производили посадку фруктовых и декоративных деревьев. Построили шахтные колодцы с необходимым дебетом воды. Жительницы Л.В. Пименова и А.Т. Андриянова из станиц Баклановской и хутора Алдобульского вспоминали, что вода в них была непригодной для питья, приходилось возить бочками из соседних хуторов. Копали, цементировали бассейны для хранения питьевой воды.

Когда люди были переселены, начали перезахоронение кладбищ и братских могил, это было уже в 1951 году. Вывезли скотомогильники. По воспоминаниям старожилов эта работа производилась не везде. Развалины хазарского городища Саркел извлекались и увозились. Конечно, при плановом исследовании археологических находок было бы больше, их много осталось на дне водохранилища. До сих пор пытливые подростки достают из воды неподалёку от берега странные на вид плоские кирпичи из прессованной глины - остатки материала хазарских построек.

В январе 1952 года были закрыты отверстия водосливной плотины, началось заполнение Цимлянского моря. Мимо новых хуторов 27 июля по Волго-Донскому судоходному каналу впервые пошли корабли. На месте 149 хуторов и станиц, на месте заливных лугов и лесов, раскинулось Цимлянское море.

Сейчас, в начале XXI века, эти свершения кажутся не столь величественными, мы знаем о допущенных просчётах, опасностях для экологии. Но задумаемся: в наших полупустынных землях Цимлянское море изменило в лучшую сторону микроклимат, увеличились возможности мелиорации, благодаря вновь поступившей электроэнергии готовился рывок в развитии сельского хозяйства региона.

Страна была в руинах, а уже спустя четыре года началось насыщение сельского хозяйства техникой. В 1950 году производство комбайнов увеличилось на 10%, тракторов - на 30%.

Большинство колхозов не имело средств для развития. Зачастую скромные колхозные финансы умещались в железном ящике, хранящемся в правлении. Жизнь подсказывала идею укрупнения, что и было проведено в 1950 году. Из 28 мелких было создано 11 больших колхозов. Хозяйства получили достаточную ремонтную и эксплутационную базу для самостоятельного обслуживания техники. Поэтому в 1956-1957 годах всю технику, принадлежавшую МТС, передали колхозам и совхозам. На базе Андреевской и Жуковской МТС были созданы овцесовхоз «Андреевский» и мясосовхоз «Новожуковский», на базе Дубовской МТС - колхоз «Ленинский путь».

В 1953 году были существенно повышены закупочные цены на зерно, технические культуры и картофель (без увеличения стоимости в рознице). Доходы колхозов и совхозов стали возрастать. Колхозники стали больше получать на трудодни. С этого периода заметно повысились темпы роста экономики района. Со стороны государства значимо усилилась помощь строительными материалами, кредитами на капиталовложения. Готовился переход на новую технику, «Ростсельмаш» стал производить комбайн новой конструкции РСМ-8, а затем - СК-3. Близок был рывок по развитию села.

Существенно улучшились экономические показатели. Снизилась себестоимость продукции, в совхозе «Семичный» затраты на производство пшеницы с 1950 по 1965 год уменьшились в два раза. Если брать продукцию всей растениеводческой группы - те же цифры. В совхозе в несколько раз увеличилась товарность производства, а мяса и шерсти за 15 лет стали получать в три раза больше.

Произошли сдвижки в животноводстве. В декабре 1955 года конные заводы были преобразованы в совхозы. Они были переориентированы на овцеводческое направление. Стало внедряться искусственное осеменение, электрострижка. Совхоз «Семичный» тоже стал овцеводческим. Ещё возили специалистов лучшие огонь-жеребцы Мальчик и Боксёр. Но пришло то время, когда совхозный кучер Георгий Середин со слезами на глазах распрощался со своими красавцами подопечными. Моторы победили лошадей.

До войны отары овец перегоняли на зимовку в Морозовский и Обливский районы, где было получше с кормами. В 50-е годы из-за нехватки кормов и помещений для зимовки часть поголовья скота в зиму отправляли на Чёрные земли. На территории от Маныча до Волги земли не покрываются снегом, там выпасались сотни тысяч овец. Перегон в одну сторону составлял 250-300 километров, сутками животные не видели воды. Лишь потом организовывали водопой из автоцистерн. Вместе с чабанами отары сопровождали водители хозяйств, специалисты. По семь-восемь месяцев в году людям приходилось быть вдали от своих домов и семей. Ценой неимоверных усилий удавалось дождаться весны и гнать овец на стрижку домой. Хозяйствам Дубовского района отводились земли совхоза Песчаный Астраханской области, другие территории.

Вспоминает житель села Дубовского А.Г. Шевченко:

- В 1952 году на Чёрные земли попал и я. Помню, как отец ловил сайгаков прямо в отаре, мы их потребляли, как деликатес. Весной с удовольствием ели сусликов. В тот год черноземельские выпаса настигла беда - пастбища накрыл снег. Чтобы спасти поголовье, была налажена помощь военных. К нам прибыли танки, которые пробивали дороги между отарами и водопоем, а также срывали снег до земли, чтобы овцы могли добраться до травы.

В пятидесятые годы много целинных земель было распахано. Большие площади засеяли злаками, кормовыми культурами. Меры по улучшению кормовой базы позволили прекратить затратную перегонную практику.

План лесоустройства предполагал создание на огромной территории юга страны полезащитных полос, которые могли бы задерживать и смягчать знойные ветры из Астраханья. Вокруг полей создавалась сеть широких тысячекилометровых государственных лесополос, проходящих в основном с севера на юг через сухие степи. ля посадки и ухода из бывших лесоучастков устроили лесхозы, оснащённые передовой техникой и квалифицированными кадрами. Было создано Приморское лесничество, затем оно превратилось в мехлесхоз. Лесополосы пролегли через всю территорию района, вдоль полей и дорог, ослабляя мощь суховеев, без них немыслимо резкое повышение урожайности. Высадили огромные площади лесного фонда - лесные массивы Сибирьковский, Подгоренский, Жировский, Вербовологовский. Село Дубовское опоясалось мощным зелёным поясом - Ильинской рощей.

Каждый колхоз, совхоз обзавёлся овощными плантациями, бахчами, садами. Это давало возможность обеспечить семьи жителей Дубовского района.

Бурно шла радиофикация станиц и хуторов, к 1958 году практически все жители района слушали передачи по радиотрансляционной сети. В хозяйствах имелись собственные радиоузлы. Во всех цехах, мастерских, производственных участках, в домах жителей хуторов звучало: «Говорит центральный радиоузел, передаём совхозные новости».

От киноустановок в центральных усадьбах стали переходить на обслуживание дальних хуторов. В клубах на отделениях устанавливали стационарное оборудование, но электроэнергии ещё не было. Совхоз выделял киномеханику лошадёнку с телегой. Грузил, как его называли, «кинщик» на свою подводу электродвигатель ЗИД и отправлялся по хуторам нести свет искусства в массы.

На центральных усадьбах хозяйств установили электрогенераторы, работали они от мощных дизельных двигателей. В дневное время электричества поначалу не было, зато до полуночи в домах дубовчан горели электролампочки. Резкий рывок в энергообеспечении стал возможным, когда ввели в строй Цимлянскую гидроэлектростанцию. С её постройкой движки сначала законсервировали, а потом разукомплектовали.

На субботниках заложили скверы в центре села Дубовского, во многих центральных усадьбах совхозов. Пыльные и грязные сельские улицы оделись в зелёный наряд, стали уютнее и чище. Твёрдое покрытие улиц и дорожек появилось в шестидесятые годы.

В конце пятидесятых впервые стали курсировать пассажирские автобусы, сначала до Зимовников, затем всё больше хуторов стали получать автобусное сообщение.

Водоснабжение всегда было острой проблемой. В пятидесятые годы стали рыть и цементировать рядом с домами бассейны. Вплоть до начала шестидесятых годов жители села Дубовского и других населённых пунктов довольствовались колодцами. Наконец, в большинстве населённых пунктов построили водопроводы, которые в значительной мере уменьшили нехватку воды.

Совхозы и колхозы, оторванные от райцентра бездорожьем, имели рядом с железнодорожной станцией свои базы. Это было крупное подворье, на котором размещалась небольшая гостиница, рядом хранились грузы, поступившие в адрес хозяйства, складировалась продукция, привезённая на продажу. В этих своего рода постоялых домах можно было переждать распутицу, пока из хутора не появится попутная машина.

Радостным событием для дубовчан стала ярмарка. Она разместилась в центре села, каждое хозяйство имело свой солидный павильон. Торговали арбузами, овощами, зерном, другой сельскохозяйственной продукцией. Ярмарка гремела песнями, концертами. Популярными были места, где можно было приложиться к пиву, а то и к чему покрепче. «Чайная», «Ветерок», буфет при вокзале были поприщем пивных баталий.

В 1956 году отменили плату за обучение в старших классах общеобразовательных школ, в средних и высших учебных заведениях. Областной Совет депутатов трудящихся принял решение о всеобщем обязательном семилетнем обучении.

За 1958 - 1965 годы пенсия увеличилась на 67%. Существенно возросла зарплата низкооплачиваемых работников. С 1958 года отменили обязательные поставки с личных хозяйств. Появилась возможность продавать выращенное на рынках, сдавать в заготконтору. За три года сбережения населения в сберегательной кассе (так тогда назывался нынешний «Сбербанк») выросли втрое. В это время колхозники перешли на ежемесячную оплату труда, присные «палочки» - трудодни ушли в небытие. Вскоре сняли подоходные налоги с низкооплачиваемых работников.

В 1963 году в Дубовском районе значились сельсоветы: Андреевский, Барабанщиковский, Мало-Лученский, Вербовологовский, Дубовский, Жуковский, Кировский, Комиссаровский, Присальский. В апреле 1963 года Кировский сельсовет переименовали в Комиссаровский, в это же время Комиссаровский сельсовет был переименован в Семичанский. Хутор Сады Дубовского сельсовета присоединили к Ильинке, хутор Старо-Дубовка Дубовского сельсовета был присоединен к селу Дубовскому.

Жизнь потихоньку благоустраивалась.

ГЛАВА VI

ВЗЛЁТ

ДОБРЫЙ ДОМ

В истории Дубовского района 70-80-е годы можно назвать периодом существенного роста и развития.

В 1960 году в районе засевалось уже 174 тысячи гектаров земли при урожайности 13 центнеров. В период 1987-1991 года урожайность достигла 18-19 центнеров. В благоприятные по погодным условиям годы средняя урожайность по району достигала 22-24 центнера с гектара. Всего зерновых дубовчане производили в эти годы по 180 тысяч тонн, мяса по 9.000 тонн, шерсти по 1.700 тонн, 1.770 тонн молока, три миллиона штук яиц. Имелось (без учёта в личном подсобном хозяйстве) 35 тысяч голов крупного рогатого скота, 440 тысяч овец.

Произошёл сдвиг в качестве продукции, к 1980 году получали по 14 тысяч тонн сильных и ценных пшениц, а в отдельные годы их собирали уже по 75-85 тысяч тонн. Из этого зерна можно было изготавливать муку, обеспечивающую высокое качество хлеба, а также отменные сорта макаронных и иных изделий хлебопекарной промышленности. Хозяйства стали применять органические и минеральные удобрения, научные институты проводили работы по получению районированных сортов зерновых.

Основным в развитии животноводства стало увеличение шёрстной продуктивности овец, получение и размножение элитного поголовья. Несмотря на трудности войны, на Востоке области было сохранено племенное ядро овец, эвакуированных вглубь страны. На этой базе в результате многолетней направленной селекционно-племенной работы продуктивность значительно улучшилась.

В итоге в совхозе «Семичный» была утверждена новая линия баранов-производителей породы «Советский меринос», авторами которой признаны Л.М. Ожегов - заведующий отделом овцеводства Донского зонального научно-исследовательского института и зоотехник-селекционер совхоза А.Т. Дронов. В кабинете племенного дела были вывешены паспорта, в которых учитывались показатели бараньих отцов, дедушек, пра-пра-дедушек. В седьмом поколении племенных баранов и элитных овцематок специалисты знали длину, тонину, завитость и прочие характеристики качества шерсти. Собранные данные применялись в процессе бонитировки и осеменения в целях совершенствования породы и показателей продукции.

Целый том представлял собой план селекционно-племенной работы на 1966-1975 годы. В нём была проанализирована история стада, обозначены рубежи по снижению себестоимости, поставлены задачи по формированию отар, организации искусственного осеменения овец. Семичане специализировались на выращивании и продаже племенных баранчиков, прибыль выходила существенная. Вскоре совхоз был утверждён хозяйством племенного разведения овец породы «Советский меринос».

В животноводстве полностью ушли от старых методов воспроизводства стада. Стало применяться искусственное осеменение, при райветлечебнице был открыт пункт искусственного осеменения скота. Так формировались высокопродуктивные стада, основана база племенного овцеводства.

Для развития кормопроизводства стало отдаваться предпочтение люцерне и кукурузе на силос. Вначале с этой культурой «переборщили» в ущерб другим посевам. Но в целом массовое внедрение на поля района кукурузы принесло положительный эффект. Без высокобелковых кормов было невозможным увеличить производство животноводческой продукции. Благодаря кукурузе всего за несколько лет смогли увеличить надои молока в 2,5 раза.

Шёл беспрерывный поиск новых технологий. Старший чабан совхоза «Комиссаровский» Т.И. Малиев взял обязательство ухаживать за двумя спаренными отарами, получить за три окота в два года не менее 400 ягнят на 100 овцематок. К концу лета затемняли окна в кошаре, помещение периодически увлажняли, чтобы создать условия для ускорения осеменения. В данном случае опыт не удался, оказалось невозможным ускорить природные процессы, но худшее отсевала жизнь, лучшее само по себе приживалось.

В совхозе «Дубовский» на птицеферме содержалось девять тысяч голов птицы, установлена железная дорога для доставки пищи, своя электростанция, автопоилки, пастоизготовитель.

Из Зимовниковского района по Верхне-Сальской обводнительно-оросительной системе пришла большая вода. Всего орошаемых земель в колхозах «Ленинский Путь», XXVI съезда КПСС, в совхозах «Андреевский», «Новогашунский» и «Комиссаровский» было освоено 5.000 гектаров. На этих участках выращивали кукурузу на силос, люцерну, рапс, другие кормовые культуры. Имелось отставание от запланированных проектных темпов получения прибылей, много недостатков в техническом обслуживании поливных угодий, отмечались несвоевременные поливы. Но вода была, и земля отдавала неплохие корма. В этом заслуга бригад, возглавляемых гидротехниками высокого класса М.И. Сулеймановым, И.Ф. Водолазовым.

На второй ферме «Семичного», в хуторе Яблочный, поставили механизированную дойку «Ёлочка», это крытая площадка с доильными станками, расположенными с двух сторон под углом к проходу. Во всех крупных хозяйствах были установлены мехдойки «Карусель», УДС-3, ДАС-2. Были даже выездные аппараты. В поле доставляли переносные двигатели ЗИД, машинист устанавливал агрегаты, и доярки доили коров в поле.

Именно в шестидесятые-семидесятые годы заложили мощную производственную базу хозяйств. Пришли трактора К-700 - эффективные машины, которые войдут в историю как выдающиеся достижения научной мысли XX века. За пять каждых лет рост технической вооруженности на одного работающего увеличивался в полтора раза. Труженик района вооружился разнообразной сельскохозяйственной техникой. К его услугам была самая передовая на то время технология возделывания сельскохозяйственных культур, имели вес блюстители той технологии - учёные агрономы.

К излёту восьмидесятых в районе имелось 1.400 тракторов (в 2000 году их осталось лишь 426), 570 зерноуборочных комбайнов (в годы обрушения - 158), а грузовых автомобилей насчитывалось 730 (в начале XXI века их стало 244). Только за одну пятилетку с 1975 по 1980 год район получил 580 тракторов, 550 зерновых комбайнов.

Начиная с 1983 года, для каждого хозяйства с учётом климатических условий были разработаны научно обоснованные системы земледелия, кормопроизводства, стали внедряться высокоурожайные для нашей зоны сорта озимой пшеницы, широкое применение получили интенсивные технологии возделывания зерновых культур. Внедрили новинку - посевы зернофуражной культуры сорго. Фанатик сорго агроном райсельхозуправления А.И. Стешенко организовал опытные поля, где выращивал районированные сорта этой перспективной культуры. Вносилось ежегодно по 4.700 тонн минеральных удобрений, для помощи хозяйствам в этом деле было выстроено мощное предприятие - Райсельхозхимия.

В совхозе «Семичный» произвели подключение к государственной единой кольцевой электросети. Теперь хуторяне могли без ограничений пользоваться электроэнергией в любое время суток, а не только вечерами и до полуночи, когда работала своя электростанция. Затем построили водопровод, семичане получили возможность сажать хоть и маленькие, но свои грядки овощей. На зиму их выращивать необходимости не было. По чисто условным, мизерным ценам запасались на зиму овощами, которые поставляли совхозные бахчи и огороды.

Для орошения на местном стоке совхоз закупил две дождевальные установки, насосные станции, трубопроводы. Сооружено 15 прудов, заложено два фруктовых сада, два виноградника. К 1960 году садов в районе было около 800 гектаров.

Вырос грузооборот транспорта, на железнодорожной станции Ремонтная выгружено 11 тысяч тонн грузов. На железнодорожной станции Семичная соорудили пакгауз и склады для транспортировки, жители могли пользоваться доставкой на свою станцию любых контейнеров, соседние хозяйства получали отсюда собственные грузы. В селе Дубовском появилось четыре мощных автоколонны, в каждой было по 80-90 автомобилей.

Развивалась местная промышленность, были организованы такие солидные предприятия как Райсельхозтехника, Райсельхозхимия, типография, Приморский лесхоз. Вновь построенный пищекомбинат стал ежемесячно выдавать по 25 тонн высококачественной продукции. На предприятии наладили производство безалкогольных напитков, сахаристых изделий, выпускались отличные конфеты «Петушок», «Казинаки арахисовые», внедрили линию переработки пряностей.

Районная Сельхозтехника представляла собой город в городе. Были выстроены капитальные склады, мастерские, станция по обслуживанию автомобилей и тяжёлых тракторов, диагностика тракторного оборудования, современные цеха, где выполняли любой ремонт. Организовали обменный пункт, через который на специализированных предприятиях области производился ремонт сложных узлов и агрегатов. Имелся свой клуб, душевые, словом, освоен полный комплекс инфраструктуры, который характеризовал современное предприятие тех лет.

С 1976 по 1980 годы район 18 раз был награжден областными регалиями. За продажу всех видов животноводческой продукции, растениеводства, за эффективное использование техники в «Летопись области» занесены овцеводческая бригада А.А. Лукьянченко, коллективы МЖС, колхоза «Ленинский Путь», бригады №2 совхоза «Восточный», птицеводческой фермы совхоза «Семичный», овцеводческой фермы №3 совхоза «Ново-Жуковский».

В 1963 году произошли большие перемены, были образованы новые хутора: Вишнёвый в Присальском сельсовете - бывший населённый пункт фермы №4, Дальний в Комиссаровском сельсовете - бывший населённый пункт фермы №5 совхоза «Комиссаровский», Лесной в Вербовологовском сельсовете - бывший населённый пункт фермы №1, Пятилетка в Присальском сельсовете - бывший населённый пункт фермы №1 совхоза «Присальский», Сайгачий - бывший населённый пункт фермы №2 совхоза «Присальский», Куропатин - бывший населённый пункт фермы № 4 совхоза «Комиссаровский», Назаров в Вербовологовском сельсовете, Снежный в Комиссаровском сельсовете - бывший населённый пункт фермы №3 совхоза «Комиссаровский», Советский Семичанского сельсовета.

Не устояли хутора Комаров, Сибирьки Мало-Лученского сельсовета, Калинин Андреевского сельсовета, слобода Ильинка. Их исключили в 1965-1967 годах из учётных данных.

Пришло время разделить наиболее крупные хозяйства. С учётом возможности имеющейся техники, оказалось непросто обеспечить своевременную переброску грузов на севе, уборке, доставку оборудования, горючесмазочных материалов. Наибольшая эффективность достигалась на плече до 20-30 километров. Обслуживать три-четыре дальних конных точки для специалистов совхоза «Семичный» было затруднительно. С постройкой 20-30 овцеводческих точек в хуторах Лопатинском, Советском, Калинине организация производства и вовсе стала давать сбои.

Для совершенствования системы управления образовали новые хозяйства. Из «Семичного» был выделен новый совхоз «Восточный» с центральной усадьбой в хуторе Гурееве. «Присальский» отпочковал «Мирный» со строительством центральной усадьбы фактически «с нуля». Совхоз «Восход» образовался из «Дубовского», хутор Щеглов стал его центральной усадьбой. На каждой новой центральной усадьбе заново выстроили всю производственную и социальную инфраструктуру - гаражи, мастерские, нефтебазы, склады, школы, медпункты, клубы.

На базе совхоза «Жуковский» в станице Малая Лучка в 1972 году образовалось новое хозяйство - машинно-животноводческая станция, затем оно стало называться совхоз «Авангард». Специализация - производство семян однолетних и многолетних трав, от продажи которых совхоз имел существенную прибыль.

Крепла экономика. Уровень рентабельности сельскохозяйственных предприятий в России в то время составлял около 37%. Это была высочайшая планка в рамках даже развитых стран. В совхозе «Семичный» чистая выручка доходила до 500 тысяч рублей в год, (полмиллиона «тех» долларов), а в «Восходе», «Новожуковском», «Авангарде» и того больше. Совхозы продавали молоко по 24 копейки за литр, а бензин стоил шесть копеек, за комбайн сдавали всего 100 тонн пшеницы, трактор «Беларусь» приобретали за стоимость трёх бычков. В таких условиях можно было хозяйствовать, добиваться прибылей и развивать производственную базу.

Заработная плата тех времён практически всех работников района превышала показатели 2000 года в 2-4 раза. Выпускник педагогического института по первому году работы в 1972 году получал (в пересчёте) ежемесячную заработную плату, на которую можно было купить 850 булок хлеба. С учётом льгот по социалке - и того больше. Через 10 лет «реформ» - лишь по 350 булок. То есть реальная заработная плата была выше более чем в два раза. Можно пересчитывать на туфли, на костюмы, словом, на любую доступную и необходимую продукцию - цифры будут те же.

В поисках нового не всё было гладко. Если кормоцеха по производству гранул с микро- и макро-добавками стали рывком в новое ведение хозяйства, то цехи по кальцинированию соломы, как говорится, «не пошли». Жизнь отметала невыгодное, оставалось эффективное. Совсем тупиковым стало производство гранул из молодого камыша. Райком гнал организации и учреждения на ударники. Попытка накосить около Сала молодой камыш для дальнейшей грануляции не удалась. Бывали годы, когда после ужасающей засухи призрак бескормицы витал в животноводческих цехах. Посылать грузовики за кормами доводилось в районы области, где был запас соломы, таким образом, спасали скот.

Стали обнаруживаться тревожные тенденции. С каждым годом всё острее давала знать о себе диспропорция между экстенсивным развитием производства и дальнейшей возможностью эксплуатации земель. Угодья уже не выдерживали нагрузку крупного рогатого скота и овец. Во многих хозяйствах естественные пастбища были выбиты овцой до корней. Плотность поголовья скота в пересчёте на гектар превысила допустимые нормы в четыре-пять раз.

Из-за перекосов в социальной политике многие молодые люди уезжали в города. Там более высокая зарплата, скорая перспектива получения жилья, особенно в местах ударных строек. В отдалённых хозяйствах появились бесхозные комбайны и трактора. На посевную кампанию, уборку присылались люди из городов, не имеющие нужной квалификации, их труд больше приносил хозяйствам хлопот и убытков. Не хватало людей в животноводстве.

К субъективным проблемам добавились объективные трудности. Во второй половине XX века Великая степь оказалась во власти засухи. Атлантические циклоны сместились к Северу и начали выпадать в Нечернозёмье. На Юге засуха 60-80-х больно ударила по сельскому хозяйству Ростовской области. Недороды зерновых следовали один за другим. Неурожайными были 1969, 1972, 1974 и 1975-е годы, что привело к трудностям в снабжении продовольственным зерном, а также в обеспечении скота фуражом. Но к этому времени было создано высокомеханизированное сельское хозяйство, осуществлялась химизация и мелиорация, что позволило ослабить пагубное влияние стихии. Только в конце XX - начале XXI века атлантические циклоны вернулись на юг. И в нашем регионе наступила эпоха климатического оптимума. В результате долгие годы в Дубовском районе были неплохие урожаи, для шестидесятых-восьмидесятых лет невиданное явление.

В конце восьмидесятых, по мере инициирования развала, сверху всё чаще и чаще стали спускаться технологии обессиливания хозяйственного механизма. Директора и специалисты, пользуясь тем, что районное и областное руководство прикрывало глаза, стали списывать поголовье скота, якобы, погибшее вследствие болезней. В стадах появились неучтённые ягнята и телята, которых можно было «подарить» проверяющим разных рангов, отвезти в областной трест для получения преференций на следующий год, а то просто пропить. Создавалась обстановка, когда в отаре одновременно числилось поголовье совхозных овец - и своих, чабанских. Путём завышения одних данных и занижения других достигалась ещё одна «неучтёнка».

В лесополосах - горы брошенных минеральных удобрений, на свалках отыскивались материалы, из которых при желании можно было построить дом, во Вторчермете находили запасные части для сбора механизмов целиком. Получила распространение беда, которую звали «несуны». Считалось нормальным утащить с производства, что плохо лежит. Реальной угрозы экономике мелкие хищения не представляли, но моральный урон был немалым.

В животноводстве стали применяться некачественные корма. Несвоевременное кормление овец порождало болезни. В это же время в чабанских личных отарах, которые паслись в одном стаде, отхода не регистрировалось. Напрасно были введены жёсткие максимальные нормы содержания скота в личных подсобных хозяйствах. На одну семью разрешалось иметь не более одной коровы, одну свинью, три овцы. Затем эти цифры были увеличены, но резервы у ЛПХ были. Усиливалось давление на хозяйственников с целью завышения плановых показателей по выходному поголовью. В этом деле они стали использовать практику предпринимателей XIX века. Тогда для выполнения обязательных норм сдачи лошадей в ремонт Задонские коннозаводчики производили закупку молодняка в других заводах и у коневодов-калмыков, а затем сдавали его под видом своей продукции. Директора совхозов взяли этот «опыт» на вооружение и стали по два-три раза покупать друг у друга маточное поголовье, якобы выполняя план. Совсем скверной стала новация с контрактным поголовьем. Работник совхоза заключал контракт на выращивание поголовья в личном подсобном хозяйстве, с последующей сдачей в совхоз. На практике это приводило к необыкновенному явлению (будущая методика Березовского - Гусинского - Абрамовича): можно было в кассе получить приличные деньги, переложив бумаги из одного ящика письменного стола в другой. Вся эта кампания вершилась под благими лозунгами демократизации производства, необходимости большей самостоятельности производителя.

Всё чаще проявлялось нарушение технологии возделывания зерновых культур, нарушались оптимальные сроки ведения работ, увеличивались потери на уборке, не добивались эффективного использования каждого гектара земли. Допускалось разбазаривание горюче-смазочных материалов, хищение кормов. Отсутствие спроса порождало некачественный труд, на поле можно было видеть «гривки», высокий срез, огрехи. Ухудшались условия хранения зерна.

Шараханья в организации сельского хозяйства привели к ухудшению продовольственного снабжения. В 1962-1963 годах в городах появились большие очереди за продуктами. Хлеб выпекался с примесями кукурузы, гороха. Устанавливалась норма отпуска в одни руки не более двух булок. Положение было выправлено, но осадок остался негативный.

Производству не прибавляло эффективности состояние, когда из пятилетки в пятилетку государство списывало отстающим хозяйствам долгосрочные кредиты. В своё время о серьёзных упущениях предупреждал секретарь обкома В.В. Власов. После вручения Дубовскому району переходящего Красного Знамени он оставил актив, где высказал мысль: «Вы занимаетесь экономической авантюрой». Действительно, без некоторых производств
можно было обойтись, так как экономически они были невыгодны, а социальный сектор, возникавший вокруг них, тяжким бременем давил на развитие коллективов.

Анализ трудовых ресурсов свидетельствовал об усложнении демографической ситуации в районе. Снижался темп рождаемости, ряды молодёжи всё меньше пополняли трудовую сферу животноводства, строительства, что приводило к напряжённости в этих отраслях народного хозяйства.

Это были существенные недочёты, но не кризис и не застой. Недостатки системы могли быть исправленными, к какому-то критическому состоянию экономики они не вели. Внутри производства и способа его управления системного кризиса не было. Не имелось никаких весомых причин для самораспада.

Валовая продукция сельского хозяйства в СССР с 1970 по 1986 год выросла на 32%. По производству сельхозпродукции мы занимали второе место в мире, первое в Европе. Если исчислять производство на душу населения - пятое место среди 120 стран мира. Получали больше любой другой страны мира пшеницы, ячменя, сахарной свёклы, картофеля, молока. В СССР был самый дешёвый в мире хлеб. В 1989 году Россия покупала зерно лишь за 1% доходов своего экспорта. Импорт зарубежного продовольствия никогда не поднимался выше 10-15% валового производства. Притом продовольственное зерно почти не ввозили, обходились своим.

По среднегодовым темпам развития сельского хозяйства Н.С. Хрущёв опередил П.А. Столыпина в 1,8 раза,

Николая II - в четыре с половиной раза. Таких показателей район потом, в XXI веке, не достигнет долгие и долгие годы. Темпы развития сельскохозяйственного производства были настолько мощными, что даже развитым странам они были недоступны, аналогов подобного рывка вперёд в мировой практике почти не имеется.

ЗНАЧИТ, БУДУТ ЦВЕСТИ САДЫ

Стратегия нового возведения начиналась с основания производственной базы строительства. В каждом хозяйстве для обеспечения строительных объёмов были устроены кирпичные заводы, сформировались строительные части с количеством работающих по 20-40 человек. В районном центре организовались мощные строительные организации: Передвижная механизированная колонна №555, Строительно-монтажное управление, Передвижная механизированная колонна №14, Дорожно-строительное управление, дорожно-строительный участок.

По 150-200 строителей работало на этих предприятиях. Все имели полный набор производственной инфраструктуры. В СМУ соорудили электростанцию, подъездные пути с рельсами и козловым краном, помещение для обжигальщиков, баню, Красный уголок, комнаты отдыха, здания плотницкой мастерской, складов, конторы, а также кирпичный завод с обжиговыми печами и сушильным сараем. В 1959 году здесь было выпущено 3,6 миллиона штук кирпича, что позволило ввести в эксплуатацию 5.500 квадратных метров площади, да ещё выданы государственные ссуды, на которые введены три тысячи квадратных метров жилья.

В шестидесятые-семидесятые годы возведение производственных и жилых строений шло ещё более бурными темпами. В селе Дубовском заново отстроились Райсельхозтехника, Райсельхозхимия, Агропромтранс, Автотранспортное предприятие, Сельхозэнерго, второй элеватор, аптека, госбанк, ветбаклаборатория, станция защиты животных, райпо, быткомбинат, нефтебаза, автовокзал, универмаг, библиотека, Узел связи, Транссельхозтехника, хлебокомбинат, Районные электросети, Мелиоводхоз, коммунхоз, гостиница, Райгаз, центральная больница, поликлиника, средняя школа, музыкальная школа, Дом культуры, милиция, госбанк, редакция с типографией, здание суда и прокуратуры, налоговая инспекция, сельсовет, Управление сельского хозяйства, военкомат, офисы ПМК-14, СМУ, ПМК-555, ДСУ-6, в селе Дубовском реконструирован стадион. Сразу четыре красавца - детских сада украсили облик села. Для своевременной доставки топлива на любой производственный участок района создали Ремонтненскую нефтебазу.

Было осуществлено строительство гигантов сельскохозяйственного производства - животноводческих комплексов на 20-25 тысяч голов овцы, на 3-5 тысяч крупного рогатого скота. Мирный, Романов, Семичный, Комиссаровский, Восход, Новожуковский, Эркетиновка, Новогашунский - эти адреса появились на карте современных технологий животноводства.

Если производство говядины на новых объектах было эффективным и оправданным, то с овцами получалась неувязка. Овца, привыкшая к вольной степи, никак не обеспечивала дешёвую баранину и шерсть. До выхода на проектную мощность было далековато. Проект возведения овцеводческих комплексов, в конечном счёте, потерпел крах. Наиболее приемлемым оказался вариант: стройка для одной отары помещения 20 на 80 метров с кирпичными или блочными стенами, шиферной крышей. Тут же осеменительный пункт, хороший жилой чабанский дом.

Близилось плановое завершение строительства автодорог. В 1982 году было построено 25 километров дорог с твёрдым покрытием. За три года, с 1983 по 1985, было заасфальтировано дорог протяжённостью 61 километр. Уже к 1984 году все хозяйства района были соединены современными трассами. Автобусные маршруты связали село Дубовское не только со всеми центральными усадьбами, но и со многими дальними хуторами. Руководство района приступило к решению не менее трудной задачи - каждая ферма района, каждое отделение всех хозяйств должны стоять на асфальте. Не сбылось, успели довести покрытие лишь до 17 из 28 дальних хуторов.

Было образовано предприятие «Дубовские районные электросети», стали стабильными передача и распределение электроэнергии. Во всех центральных усадьбах и хуторах, где имелись бригады и отделения, были сооружены водопроводные сети. Впервые в истории каждый дубовский житель получил воду из крана. В совхозах Мирный, Восточный и Семичный построили теплицы. Положено начало развитию цветоводства. Инициатором стал пенсионер П.А. Топорков, в селе Дубовском он посадил и окулировал розы на площади Павших Борцов.

Отдельная строка - школы. В каждом совхозе возникли новые здания, впечатляющие своими строгими и выдержанными формами. По соседству выросли огромные (для хуторов) помещения Домов культуры. Лишь в «Семичном» в эти годы не был выстроен ДК, он был возведён военным конным заводом ещё в тридцатые годы.

Развернулось общедоступное массовое жилищное строительство. Прижилась традиция: каждый совхоз, всякое крупное учреждение обязаны ежегодно строить до 10 квартир, а то и больше. Зримым символом 70-х лет стали целые улицы, иногда им давали названия - улица шоферов, улица механизаторов. По 200 квартир в год, по 35 животноводческих помещений - такого темпа строительства ни в одной стране не было. В итоге за 30 лет тысячи семей справили новоселье. В СССР за три пятилетки в новые квартиры зашли 150 миллионов жителей.

Во многих хозяйствах каждая новобрачная семья получала ключи от новых квартир сразу после свадьбы. Директор на празднике проводов в армию показывал молодому водителю ключи от автомобиля и от нового дома: «Если придёшь после службы, квартира и техника будут твоими». В «Мирном» каждому молодому рабочему вручались ключи от отдельного дома со всеми надворными постройками. В 1984 году в совхозе «Новожуковский» построено 16, в «Андреевском» - 20 квартир, а всего по району в этот год было сдано 265 коттеджей. По самым скромным подсчётам с данными темпами строительства уже к 1995 году каждая семья района имела бы своё отдельное жильё, благоустроенное на то время по неплохим стандартам.

В районе ежегодно асфальтировалось по три тысячи квадратных метров пешеходных дорожек, высаживалось по пять тысяч деревьев, по 15-16 тысяч кустарников. В центре села Дубовского обустроили площадь. Органично вписывающийся в абрис центральной площади, архитектурный ансамбль состоял из Дома культуры, универмага, административных зданий, двух памятников, вознеслись ввысь реликтовые голубые сосны, туи, берёзки.

В «Семичном» были построены: школа, столовая, больница с рентгеновским кабинетом и зубоврачебной приёмной, аптека, общежитие, отделение связи, пекарня, магазины, тир, интернат для детей животноводов, новое двухэтажное здание детского сада с детскими игровыми площадками, заработала новая библиотека. Был разбит, огорожен и озеленён школьный стадион. В центре хутора заложен великолепный парк. Семичный зазеленел новыми насаждениями, зримо преобразился и похорошел. Практически заново был создан жилищный фонд, вырастали новые улицы. К каждому дому проложили тротуары, впервые за всю историю поселения семичанин снял сапоги, непременный атрибут бездорожья. Одно из помещений отдали районным бытовикам, они приезжали по заявкам потребное количество раз в месяц для починки сложнобытовой техники на месте.

Были построены десятки животноводческих точек, производственные помещения стройчасти, кирпичного завода, автопарка, пунктов технического обслуживания на отделениях, гранулятор, кормоцеха, автопарк, крытый ток для зерна, зерноочистительные сооружения, помещение для стрижки овец, вместительный автогараж, машинотракторная мастерская. На животноводческих точках были сооружены новые кошары и жилые дома для чабанов.

В мастерской просторные цеха, тёплые в любую стужу, вместительное помещение для зимнего ремонта тракторов, затем пристроено ещё большее по размерам - для работы с комбайнами. Функционировал блок по ремонту моторов, где производили холодную и горячую обкатку отремонтированных двигателей, работали цеха - слесарный, токарный, кузнечный, наладки топливной аппаратуры, автомойка.

Рядом с хутором Кудиновым, четвёртым отделением хозяйства, шла подготовка к строительству районного аэропорта с бетонным покрытием.

В совхоз пришла надёжная, современная автодорога, соединяющая Семичный с районным и областным центрами. Железнодорожная станция ежедневно принимала пассажирский поезд, а также грузы для всей округи. Дорожный мастер Куберлеевской дистанции пути работник станции Семичная Н.И. Кубраков был удостоен звания «Заслуженный работник транспорта РСФСР».

В 1990 году была введена в эксплуатацию первая очередь Дубовско-Заветинского водопровода, в село Дубовское пришла вода Цимлянского водохранилища.

Были и прорехи. Происходило немалое разбазаривание, как проектных средств, так и строительных материалов. В условиях хронической нехватки рабочих рук стало невозможным обеспечить приемлемый уровень трудовой дисциплины. Много имелось неоправданных расходов на капитальное строительство, наём приезжих «шабашников» порой приводил к прямому хищению финансов.

В большом деле не без недостатков. При лучшей организации труда, а такие резервы внутри системы были, эти беды можно было минимизировать. Темпы строительства убеждают: хозяйственный механизм, хоть и стал поскрипывать, но вёз, он не мог разрушиться сам собой.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ

Время шестидесятых-восьмидесятых дубовчане вспоминают как самое благополучное и стабильное в истории станиц и хуторов района.

В восьмидесятые доходы на душу населения в районе увеличивались по 7% в год. Из 25 тысяч жителей вклады в банках держали 13.700 человек. В перерасчёте на валюту более 25 миллионов «тех» долларов лежало в банках. Ежегодно продавалось товаров на 95 тысяч рублей. В то время только страны «первого десятка» имели более высокие показатели. Потребление продуктов питания на душу населения превышало среднемировой уровень по мясу - в 2,2 раза, по молоку - в 3,1 раза, по овощам - в 1,3 раза. По числу калорий, составляющих рацион питания, Россия входила в число семи самых «сытых» стран мира. За исключением двух-трёх десятков стран, весь мир жил в условиях скудного пищевого пайка, а то и в условиях откровенного голода. На этом фоне страна смотрелась очень достойно - не было изобилия, но была полная сытость поголовно всего населения. Вне зависимости от доходов каждый в то время имел калорийную и сбалансированную пищу.

Наличествовали крепкие социальные гарантии. Людям пожизненно гарантировалась занятость на полный трудовой день. Даже если доходы были не очень большими, они всё равно оставались стабильными. Образование и медицинские услуги были бесплатными, население могло пользоваться различными формами социальной защиты.

Женатый врач, учитель, любой работник аграрного комплекса района гарантированно имели бесплатное предоставление квартиры, специалисты не платили ни копейки за её пользование, практически даром - электричество, топливо. Каждому учителю доставляли уголь и дрова бесплатно и в достаточном количестве.

В «Семичном» работники имели в своем распоряжении:

- два спортзала,

- два вокально-инструментальных ансамбля,

- двухэтажную школу со всем оборудованием, 90% учителей с высшим образованием,

- больницу с аптекой, рентгенкабинетом и зубоврачебном креслом,

- овощи, фрукты по мизерным ценам с совхозного огорода,

- совхоз оплачивал молодёжи учёбу в институтах, техникумах, да ещё и с повышенной стипендией.

Функционировала система контроля качества товаров. Например, водка и вино были в основном высокого качества. Со времён пятидесятых лет дисциплина «качества» спиртных напитков держалась ещё долгое время. Ни о каких суррогатах, подделках никто и не слыхивал. Что правда, то правда - наблюдались обвесы, хамское обращение с клиентами, утаивание товаров под прилавком. Ковры, сервизы, автомашины - по начальственному распределению. Не все товары доходили до прилавка, потому что первыми у кассы оказывались продавцы, их начальники и знакомые, начальники начальников и знакомые знакомых. Всё это было. Но самое главное состояло в том, что каждому был доступен набор товаров, необходимых для дома, для семьи.

Продавцы автолавок по графикам выезжали к животноводам. Заведующая магазином В.Е. Плетнёва из «Семичного» обеспечила торговлю на месте, на животноводческих точках, автотранспортом помогали управляющие отделениями совхоза. Только за 1965-1970 годы в районе было построено: 31 магазин, 22 столовые, кафе на 50 мест, подготовлено 313 торговых работников. Лишь в 1963 году вследствие засухи возникли очереди за хлебом. Положение было быстро выправлено.

Из районного аэропорта до Ростова можно было полететь самолётом АН-2, ласково называемом «Кукурузником», затем стали применяться четырёхместные чешские Л-2, именуемые «Моравами». Потом подоспело время, когда из нашего сельского аэропорта до военного аэродрома в Зимовниках следовал автобус, откуда комфортабельный ЯК-40 за полчаса доставлял пассажиров в столицу Донского края. И всё это за скромную цену в семь рублей, 5% от учительской зарплаты. Из Комиссаровского можно было добраться самолётом до Ростова, на лётном поле хутора приземлялся Л-2, следующий рейсом из Заветного, были и прямые рейсы. Имелась пассажирская линия из станицы Жуковской в Ростов.

Сейчас многие отказываются верить, что из хутора Мирного можно было самолётом за 50 минут долететь до областного центра. Что в парке этого хозяйства были высажены голубые ели, каждый мирнянин ходил в кафе (на втором этаже - биллиард), в спортивный комплекс, где действовали плавательный бассейн, сауна, тир. В зимнее время функционировал парник, за небольшую цену можно было приобрести роскошные лилии, каллы и прочие цветы.

В станицах Жуковской и Кривской были сооружены пристани, с 1967 года стали ходить суда на подводных крыльях. Всего за шесть часов из Ростова до Жуковки наши земляки в буквальном смысле слова пролетали над водой на комфортабельных «Ракетах».

Было обеспечено подлинно свободное передвижение населения с учётом его потребностей. Например, чтобы переехать на жительство из хутора в районный центр, необходимо было устроиться в строительную организацию, где через полгода-год семейным работникам таких специальностей как трактористы, водители, каменщики было гарантировано получение бесплатной квартиры-коттеджа. Специалистам следовало подождать немногим больше.

Многие жители района получали путёвки для детей в пионерский лагерь в станице Жуковской по пять рублей стоимостью, 4% от учительской зарплаты. И то не всем, а наиболее обеспеченной части совхозного общества, основная масса - бесплатно.

По уровню потребления дубовчане вплотную приблизились к французским, итальянским и другим западным аграриям. По ряду показателей социальной направленности наш крестьянин был обеспечен гораздо более высокими стандартами. Рядовой баварец в своем фольварке не мог бесплатно получить в больнице рентгеновский снимок, сесть на зубоврачебное кресло. А житель Семичного мог.

Системы ценностей, цели воспитания тех лет и «нулевых» XXI века разнились полярно. Жительница села Дубовского В.Е. Жукова обратила внимание на крик стаи лебедей. Утром обнаружила десятка два обледеневших за ночь птиц, застрявших в грязи на зяблевом поле, что рядом с Салом. На помощь пришли супруги Н.В. и В.Л. Глыбочко, а также сосед М. Фетисов, обмыли птиц в лужах, но семь лебедей взлететь не могли. Их поместили у себя дома, спустя несколько дней выпустили в небо.

Наша землячка Редкозубова шла с шестилетней дочерью по аллее села, ребёнок обнаружил пачку денег, отнесли в районный отдел милиции.

Когда была повреждена пожаром Семичанская библиотека, жители хутора начали безвозмездно нести свои книги. Из своей пенсии жительница В.Н. Грязева выделила деньги на приобретение литературы. Даже из Дубовского привозили тома: Г.П. Ковнеристов презентовал пять мешков книг, а председатель райисполкома А.Г. Герасименко подарил землякам 300 экземпляров из личной библиотеки.

На весь хутор Семичный было одно-два пьющих семейства. Их или жалели, или просто старались не замечать.

Заслуженные люди района проявили себя именно в этот период, в 60-80-е годы были награждены орденами и медалями сотни дубовчан. Орденом Ленина награждено 19 человек, орденом Октябрьской Революции - 20, Дружбы народов - 8, Знак Почёта - 191, орденами Трудовой Славы - 75 человек. 15 «Заслуженных механизаторов», восемь «Заслуженных работников сельского хозяйства», два «Заслуженных агронома», три «Заслуженных ветеринарных врача», два «Заслуженных зоотехника», восемь «Заслуженных учителей», по одному Заслуженному мелиоратору, работнику транспорта, работнику социального обеспечения, работнику культуры. Задаром такие звания не даются, это был достойный вклад людей в общую копилку зажиточности и благосостояния общества.

Звание Героя Социалистического Труда было присвоено Герасименко Анастасии Андреевне, получившей от каждой головы закреплённого молодняка по 1.113 граммов суточного привеса. С 1959 года и до ухода на пенсию она работала старшим чабаном совхоза «Семичный».

Звание Героя Социалистического Труда присвоили старшему чабану совхоза «Комиссаровский» Тимофею Иудовичу Малиеву, который получил 141 ягненка от 100 овцематок. Он вырастил не менее 40 тысяч овец. 

Показательна биография Андрея Анисимовича Лукьянченко. После окончания пяти классов Комиссаровской школы вступил в комсомол, работал в конном заводе скотником. Прошёл все годы войны, затем стал старшим чабаном совхоза «Семичный». Опыт набирался десятилетиями. Появилось знание природы овцы, особенностей её физиологии, поведения. Знал, когда укрупнять, смешивать сакманы, старался держать на виду каждую овцематку и каждого ягнёнка. Успех пришёл закономерно. За достигнутые успехи в развитии сельскохозяйственного производства в 1971 году А.А. Лукьянченко было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Избирался членом РК КПСС, депутатом областного Совета депутатов трудящихся.

За трудовую доблесть водитель совхоза «Дубовский» И.Б. Дармин, чабан колхоза «Романовский» Б.Ф. Антипец были награждены орденами Трудовой Славы всех трёх степеней.

Старший чабан совхоза «Семичный» И.Р. Васильченко награждён орденом Ленина, заслуженные награды вручены овцеводам А.Г. Кулягину из «Ново-Жуковского», К. Дайтомову из «Мирного», К. Богомаеву из «Восточного». Их имена знали все, портреты печатались на страницах районной газеты.

Создавалась прочная кадровая база рабочих специальностей, не менее пяти-шести тысяч самых квалифицированных тружеников решали судьбы производства.

Обеспечивалась прозрачность результатов деятельности каждого. Работник «Семичного» С.П. Ермаков впоследствии вспоминал: «Знал, что десятку заработаю, тогда это были хорошие деньги. Сейчас работаешь и не знаешь, за что, коммерческая тайна. А тогда заработки висели на стенке. Потому что были заработаны честным трудом».

Уравниловки в заработной плате не было. Опытные врачи, учёные, офицерский состав армии имели намного большие заработки, лучшее жильё, доступ к благам жизни. Расслоен был и рабочий класс, причём квалифицированные рабочие совхозов и колхозов зарабатывали в разы большую получку, чем лодыри и «не пришей-пристебай». Начиная с 1964 года, на четверть была повышена заработная плата работникам просвещения, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, торговли и других отраслей. С 1969 года рабочие и служащие перешли на пятидневную рабочую неделю.

Свобода слова состоит в том, что можно не таясь высказать своё мнение, и в том, что при выработке решения оно будет учтено. В районной газете «Светоч» от 6 июня 1970 года селькор из «Семичного» К. Паршикова в открытую критиковала директора совхоза за то, что никак не найдёт штатной единицы по обслуживанию водонапорной башни. По её мнению, в целях видимой экономии теряются большие средства на упитанности животных, на снижении надоев молока.

В газете карикатура - руководитель комбината бытового обслуживания посылает к мастеру, тот к приёмщику, тот к директору и так по замкнутому кругу. Портрет председателя райпотребсоюза: тов. Дружков считает себя величиной огромного масштаба. Подпись под материалом: «Всё знаю, всё умею». Уполномоченный по сдаче металлолома В.И. Иващенко оформил свою 15-летнюю дочку внештатным сборщиком металлолома, предоставил в областное управление документы на получение денег по её сбору 21 тонны сырья, хотя его заготовили учащиеся Дубовской школы. После публикации фельетона о плохой работе райпо в совхозе «Дубовский» продавца магазина фермы №1 Яценко за обвесы уволили.

В областной газете «Комсомолец» на целый «подвал» был опубликован разгромный материал за подписью молодого тракториста совхоза «Комиссаровский» А. Немошкалова, где он критиковал работу главного агронома хозяйства и руководство в целом. Недостатки сразу устранили, Немошкалов никаким гонениям подвергнут не был. «В «Мирном» не берегут технику», «Мероприятия намечены, а дел нет», «Деньги на ветер», «За хищение - к ответу», «Хищению кормов - заслон», «К чему приводит безответственность» - таков краткий перечень критических материалов в районной газете. Газетчики «Светоча» старались обеспечить разнообразие жанров, подготовить наиболее актуальные материалы. Особенно ценились критические статьи и заметки.

Уникальным явлением стал институт селькоров. Среди них были: слесарь сельхозтехники И. Стратан, юнкор Барабанщиковской школы А. Кузнецова, тракторист совхоза А. Четвертаков, тракторист «Дубовского» С. Трифонов, экономист из «Семичного» А. Щебет, старшая птичница Барбашина из колхоза «Ленинский Путь». Они поощрялись гонорарными выплатами, бесплатной подпиской, другими формами благодарности редакции. Само печатание материала за фамилией селькора было поощрением.

Подписка на газеты и журналы составила небывалые для любых стран цифры - жители района на 25 тысяч населения получали 38.000 экземпляров периодики. Семья Рубцовых из Семичного подписала 14 наименований периодических изданий, семья Котляровых - 12. У Волобуевых договорились, что каждый член семьи выписывает свою газету или журнал. На третьей ферме совхоза, в хуторе Яблочный, все 47 семей оформили подписку на 1970 год, всего ассортимент прессы семей этого заштатного уголка составил 25 изданий. Имелись перегибы, в общественном порядке заставляли-предлагали добиться определённых показателей в выписке «Правды», «Коммуниста», других изданий. Но это не портило вкуса хорошей прессы.

Средством товарищеского воздействия была также стенная печать. В 12 километрах от центральной усадьбы совхоза «Комиссаровский» расположен хуторок Тюльпанный, где выпускалась своя настенная газета «Животновод». Передовая посвящена женщинам труженицам, рассказывается о том, какое участие они принимают в жизни коллектива. Далее - материал «Готовься к весне», где поведано, как ферма ремонтирует технику. Затем: «Окот - задача №1» с анализом допущенных недостатков.

Потом этот опыт будет использован на производственных предприятиях Европы, Азии, а в России - забыт. На любом японском заводе и поныне вас встретят стенды о ветеранах фирмы, о трудовых династиях, о рационализаторах.

Стали напластовываться негативные тенденции. Усилилась лакировка действительности. Всё больше и больше партийные лозунги стали удаляться от реальной жизни коллектива, семьи и человека. Огромный вред наносило начётничество, поклонение и подобострастие перед великими мира сего. Пустые по содержанию «труды» Брежнева, Подгорного, Черненко тиражировались миллионными экземплярами, изучались в сети партийного просвещения.

Состоялась кампания обсуждения «гениальных» трудов Генерального секретаря «Целина», «Малая Земля», где организатором большинства побед значился Л.И. Брежнев. События с плацдармом на Мысхако (действительно героические, но по меркам Великой Отечественной войны - боевой эпизод) в этих произведениях уравнивались по значению чуть ли не со Сталинградской и Курской битвами. Все понимали пустоту мероприятий, но возражать не имели права.

Сверху стали насаждаться почины о досрочной сдаче объектов, юбилейных вахтах, ударных неделях. Вся эта шумиха вызывала внутреннюю усмешку и не работала на общее дело.

В обществе продолжал оставаться страх перед правоохранительными органами. Действовали застарелые статьи уголовного кодекса «Антисоветская агитация и пропаганда» и «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский общественный строй и государственный строй». Но ни одного жителя района в течение тридцати лет по этим статьям не было привлечено к уголовной ответственности.

Прошли годы. Издалека стало виднее, что это было время расцвета жизни и личного благосостояния простого народа. Гарантировалось свобода в выборе жизненного пути и полная востребованность после окончания школы, техникума, вуза, обеспечивалось бесплатное жильё, доступное лечение, массовая и равная вовлечённость детей в летние базы отдыха и абсолютно равнодоступная система кружков, занятий по интересам молодёжи. Была уверенность в будущем семьи. Все видели - дети получат хорошее образование, их обеспечат интересной работой, качественным жильём. Родители знали, что потомков ждёт лучшая жизнь. Они смогут перерасти старшее поколение, подняться выше.

УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И УЧИТЬСЯ

Шестидесятые годы стали по-настоящему выдающимся временем в развитии образования. В 1965 году в районе были построены четыре школы, с 1974 по 1984 год - ещё семь средних и две начальных школы, открылось 14 детских садов. К 1990 году в каждом крупном населённом пункте района выстроили новые средние и восьмилетние школы. Почти во всех школах была достигнута полная обеспеченность учебными местами для занятий в одну смену. Это были красавцы, двухэтажные, просторные, со всеми доступными на то время условиями качества обучения.

Юным хуторянам распахнула дверь новая двухэтажная Семичанская средняя школа. Её директором долгое время работал опытный педагог В.И. Жаков. В школе было 18 классо-комплектов.

При каждой школе были построены удобные для детей интернаты, где ученики проживали в течение учебной недели. Животноводам, работающим на точках, а также родителям, проживающим на отделениях, каждую субботу совхозом бесплатно предоставлялся транспорт для доставки детей из школы, в понедельник ученики ехали опять учиться на центральную усадьбу. За счёт предприятия 94% учащихся получали бесплатное горячее питание.

Открылись группы продлённого дня, где ученики получали помощь в подготовке уроков, а также организован отдых в послеучебное время. Массовым явлением стали экскурсионные поездки. География туризма была внушительной: Одесса и Ленинград, Киев и Балтика, Москва и Новороссийск.

В районном Доме пионеров стали работать кружки: танцевальный, художественный, драматический, фотокружок, радиокружок, создан клуб «Следопыт». В 1968 году организовали клуб старшеклассников «Бригантина», а для учащихся первых классов - клуб «Малышок».

Новацией стало осуществление полного цикла «Школа и производство». Сначала организовались кружки по изучению тракторов, затем производственные программы были введены в план обучения. Пионером создания учебно-производственных комплексов стал совхоз «Мирный». Руководители директор совхоза В.Я. Липявка, директор школы М.С. Бузулукова и преподаватель А.И. Бузулуков первыми поняли, что школьная производственная бригада «Юность» станет кузницей кадров для села. Например, член бригады Н.А. Морковской стал толковым агрономом, директором совхоза, начальником районного управления сельского хозяйства, заместителем Главы района, защитил кандидатскую диссертацию, стал кандидатом сельскохозяйственных наук. Детям была отдана лучшая техника, на линейке выстроились пять новейших школьных комбайнов. Ребята обмолачивали 200 гектаров, закреплённых за школой, да «прихватывали» ежегодно по две тысячи «взрослых» посевов. Сами выполняли необходимые технологические приёмы, от пахоты до уборки урожая. В отдельные годы мирняне-школьники собирали до четверти урожая всего совхоза. «Юности» была вручена премия Ленинского комсомола. Руководителю предприятия В.Я. Липявке присвоили звание «Отличник образования Российской Федерации», пожалуй, единственный в России директор совхоза стал Отличником образования.

Полторы тысячи учеников района трудились в производственных ученических бригадах. Ими в 1960 году выращено 28 тысяч ягнят, 15 тысяч кур и уток, осуществлена прополка 3.500 гектаров, собрано и сдано 100 тысяч яиц, посажено садов и виноградников при школах - 6,5 гектаров, в совхозах - на 31 гектаре. Совхоз «Присальский» на живописном берегу реки Сал открыл производственный лагерь на 40 учащихся старших классов, ребята занимались выращиванием картофеля и овощей, в «Семичном» обосновалось два лагеря.

Достижением стало строительство на всех центральных усадьбах новых детских садов, число мест в дошкольных учреждениях достигло 1.800, практически каждая мама могла в любое время устроить ребенка в ясли-садик.

Создалось новое отношение к учительскому корпусу. В связи с переходом на всеобщее среднее образование в районе имелась катастрофическая нехватка учителей. На работу принимали выпускников-десятиклассников, способных работать с ребятами. Руководство района через обком КПСС добилось квот на обучение в педагогических вузах области. Студентам - будущим учителям выплачивалась повышенная стипендия. По приезде в школу каждому помогали устраиваться с жильём, аренда которого оплачивалась за счёт отдела образования. Женатые в обязательном порядке в первый, максимум во второй-третий год работы обеспечивались бесплатными квартирами.

За последующие 15-20 лет удалось добиться существенного повышения уровня учительских кадров, в районе уже 85% учителей имели высшее образование. Средняя зарплата преподавателя в 1988 году составляла 317 рублей. Если пересчитать на количество реальных товаров, приобретаемых на эту сумму, да учесть все социальные льготы и выплаты, то получится неплохая сумма - не менее 500 «тех» долларов. На то время далеко не в каждой стране работник средней школы имел такие доходы.

В конце семидесятых сельские учителя в массе своей выписывали профессиональные, литературные журналы, имели неплохие библиотеки. Стало преобладать мнение, что сельскому интеллигенту не стоит заводить корову, большое хозяйство. Надобно иметь время на подготовку к урокам, на самообразование, поехать самому и повезти ребят на каникулы в большие города. Итоги сказались уже к концу семидесятых. Не было международных конкурсов, где советские школьники отдавали бы иностранцам призовые места.

Лучшим преподавателям школ района в эти годы было присвоено звание «Заслуженный учитель Российской Федерации», «Отличник народного просвещения». Правительственных наград были удостоены: учитель Дубовской средней школы А.П. Кравченко - орден Трудового Красного Знамени, учитель Дубовской средней школы Л.А. Шевченко - орден Знак Почёта.

В историю образования района вписаны многие учительские династии, образовавшиеся в послевоенные годы.

И.В. Гайворонский, родоначальник династии, заведующий районным отделом образования, награждён орденом Знак Почёта. В этой семье два Заслуженных работника образования, сам Иван Васильевич и его жена Прасковья Максимовна - завуч Дубовской средней школы. Дочь Галина Ивановна удостоена звания «Почётный работник школ РФ», в просвещении трудятся сын Павел Иванович, невестка Ольга Васильевна.

В династии Бузулуковых также два Заслуженных учителя РФ. Директор Мирненской средней школы Мария Серафимовна награждена орденами Октябрьской Революции и Знак Почёта, учитель Александр Иванович Бузулуков - лауреат премии Ленинского комсомола. В Мирненской школе трудится дочь Елена Александровна, директорствует зять В.Н. Панченко.

Самый длительный учительский стаж в Ростовской области - у династии учителей из Гуреевской школы Ивана Леонтьевича и Марии Яковлевны Самсоновых. Все их четыре дочери - Людмила, Надежда, Алевтина, Ирина стали так же, как и родители, учителями. Все четыре зятя Самсоновых тоже из учительской когорты. А.И. Кирсанова овладела высшей ступенью учительской карьеры, впервые в истории района победила в конкурсе лучших учителей Российской Федерации с вручением весомой Президентской денежной премии. Специалист РОНО Н.И. Дронова награждена знаком «Отличник просвещения Российской Федерации», медалью «Ветеран труда». Учительский стаж династии: И.Л. Самсонов - 33 года, М.Я. Самсонова - 34 года, Л.И. Дорошенко - 30 лет, В.Г. Дорошенко - 11 лет, Н.И. Дронова - 43 года, Е.М. Дронова - 36 лет, Н.А. Дронова - 11 лет, А.И. Кирсанова - 39 лет, С.А. Кирсанов - 31 год, А.Т. Кирсанова - 20 лет, Е.Т. Кондрашова - 41 год, И.И. Текучёва - 24 года, С.А. Текучёва - 42 года, В.Н. Текучёв - 24 года. Эта династия вложила в российское образование свой 400-летний труд.

В селе Дубовском была открыта спортивная детско-юношеская школа, в каждом совхозе соорудили спортивные площадки с футбольными, волейбольными, гандбольными полями, с полным комплексом беговых дорожек и других легкоатлетических сооружений. С 1987 года в ДСЮШ основана секция бокса, в которой в течение 24 лет тренирует энтузиаст этого вида спорта В.Н. Текучёв. Ребята неоднократно становились чемпионами международных и областных соревнований.

Стремились к массовому дополнительному образованию населения. Были развиты первичные организации общества «Знание», специалисты читали в каждом хозяйстве по 40-50 лекций в год. Каждый вторник на производстве на 20 минут раньше начала работы проводились политинформации.

Заметно укрепилась спортивная база района. С 1955 года стали проводиться районные спартакиады сельских спортсменов, в 1957 году состоялись массовые соревнования по сдаче норм ГТО, проводили спортивные соревнования между школами. Систематически занимающихся спортом насчитывалось 1.300 человек, из которых 500-600 имели спортивные разряды.

В «Семичном» сформировались боевые команды по футболу, по городкам, по лёгкой атлетике. Кузнец Александр Силаев, сотоварищи, в парке нагребли скрепером гору земли, уложили металлические щиты, смастерили деревянно-металлические биты, сверху врубили прожекторы, до двенадцати ночи колотили городки, не давали спать всему хутору. Результат сказался незамедлительно, два года подряд городошники занимали первые-вторые места на областных соревнования в классе «Колос». В Красном уголке железнодорожной станции Семичная провели турнир шахматистов, лучших результатов добились Ильяшенко, Марченко, Железцов, Данильченко, Боков.

Призовые места на кубок областной газеты «Молот» по футболу, победы на районных спартакиадах школьников были для семичанских спортсменов заслуженной закономерностью. Ещё долгие годы в Дубовском районе не были превзойдены рекорды семичан Владимира Путеева по метанию ядра, Владимира Чулкова по метанию диска, по прыжкам в высоту десятилетия непобитым держался рекорд Надежды Самсоновой.

Большой вклад в развитие семичанского спорта внёс выдающийся преподаватель А.П. Анистратов. Что заставляло днём вести уроки, после обеда - спортивные секции, вечером бросать дела семейные, заниматься с детьми в танцевальном кружке? За всё это денег учителям тогда не платили. Он и директор школы, и руководитель танцевального кружка, и тренер. Во всех смотрах семичане занимали первые места, на районной сцене выбивали русский «танцевальный ключ» по 24 пары разом.

Благодаря усилиям таких активистов спорт на селе стал массовым. К концу восьмидесятых годов в районе культивировалось 12 видов спорта.

Молодые ребята, проработавшие на производстве год-два, после сдачи экзаменов стали поступать в ВУЗы с правом внеконкурсного зачисления. По направлению совхоза «Семичный» окончили институты и техникумы агроном-семеновод В.В. Разумов, ветврачи И.А. Васильев и В.Г. Мартынов. Только в 1970 году за счёт предприятия учились в высших и в средних специальных учебных заведениях десять человек, в том числе и автор этой книги. Все исправно получали повышенную на 15% стипендию, по окончании учёбы вернулись на производство.

В райцентре был открыт филиал Зимовниковского среднего сельского профессионально-технического училища, затем он получил самостоятельный статус. Училище приобрело мощную учебную базу, был выстроен просторный лабораторный корпус, выделили земли для практической отработки приёмов агротехники. Новое учебное заведение подготовило почти 2.500 трактористов, шофёров, строителей, электриков, продавцов, операторов ЭВМ, специалистов других специальностей.

Руководители района заключили договор с Сальским сельскохозяйственным техникумом, преподаватели выезжали в Дубовское для приёма вступительных, сессионных экзаменов. В первый год сразу поступило 105 учащихся. Не все закончили обучение, был и пресловутый «вал», но многие из «добровольно-принудительных» студентов стали потом толковыми специалистами, хорошим словом вспоминали организаторов кампании.

В начале века в Области войска Донского один врач обслуживал 12 тысяч населения. В Дубовском районе в 1980 году их было уже 24 специалиста - по одному на тысячу населения, 160 человек среднего медицинского персонала. Почти самый высокий показатель в мире, да ещё и с высококлассным медицинским образованием.

В Дубовском районе имелось шесть больниц, одна амбулатория, 26 фельдшерско-акушерских пунктов. По 30 коек в каждой было в Семичанской, Жуковской, Комиссаровской больницах, по 20 - в Присальской и Мирненской. В 1966 году построили новую районную двухэтажную больницу, затем возвели корпуса детского, родильного, инфекционного отделений. Рождаемость на 1 тысячу населения достигла 20 человек, общая смертность на тысячу - девять человек. Немногие страны имели такие показатели.

Удостоен ордена Знак Почёта выдающийся хирург И.С. Спиридонов, терапевт В.А. Мозговая награждена медалью «За трудовую доблесть». Почётным знаком «Отличник здравоохранения» отмечены заведующая Вербовологовским участком А.Ф. Лященко, главный врач Жуковской больницы Д.С. Шевченко, педиатр Г.Б. Коростылёва, химик-аналитик Ю.А. Марченко, медрегистратор райбольницы К.М. Федина. Центральную районную больницу возглавлял профессионал высокого класса главный врач В.Г. Мелешкин, впоследствии ставший главным врачом областной клинической больницы, министром здравоохранения Ростовской области.

Добрым словом вспоминают семичане врача Ю.В. Деркачёва, возглавлявшего участковую больницу более 15 лет. Его старанием открыты терапевтический и рентгеновский кабинеты, клиническая лаборатория, амбулатория. Больница обслуживала несколько хуторов района. В округе стало обычаем говорить: «Поезжайте к Деркачёву, полечитесь у него». В 1962 году он был награждён орденом Трудового Красного Знамени, через год присвоено звание Заслуженного врача РСФСР. Много сил, энергии, знаний отдала землякам фельдшер, отличник здравоохранения Г.С. Железцова.

Сельский люд получил доступ к достойному образованию, медицинскому обслуживанию, были обеспечены гарантии раскрытия своей личности и свободного развития.

КУЛЬТ МОРАЛИ

Дома культуры до войны строились только в крупных хозяйствах. В пятидесятые годы было не до развлечений, финансирование шло небольшое, отделу культуры кредиты давались лишь на установку карусели, на строительство помещений просветительского характера.

С наступлением шестидесятых годов обстановка кардинально изменилась. Во всех совхозах, в колхозе были построены новые Дворцы культуры. В каждом - полный набор помещений для работы кружков, для организации крупных мероприятий, просторный кинозал. Сформировалось большое число кружков художественной самодеятельности, что содействовало творческому развитию людей. В районе было 140 кружков с участием 1,5 тысячи человек.

Доброй традицией стал обмен художественными коллективами. Под руководством своего лидера Юрия Балакина в «Семичный» привезли свой концерт молодые ребята из совхоза «Андреевский». Песни, шуточные куплеты, танцы и даже одноактную пьесу поставил коллектив соседей. В 1960 году силами этой группы по всех хозяйствах района было дано 15 концертов, ездили и в город Котельниково. Сельские артисты из Присальского ДК посетили третью ферму совхоза «Андреевский», они привезли частушки, главы из «Василия Тёркина», представили двухчасовую программу концерта.

Проводились районные смотры самодеятельности, на них хор семичан традиционно представлял по 60-70 человек. Коллективом руководил энтузиаст своего дела, заведующий совхозной столовой К.И. Котляров. Особенно удавались русские песни Р.И. Шпаковой, радовала глаз танцевальная группа «Русский перепляс», хорошее качество чтеца жюри отмечало у Петра Жолобова.

В 1970 году в районном смотре культуры приняло участие 200 человек, 37 хуторских самодеятельных артистов наградили грамотами. В Дубовском Доме культуры играл духовой оркестр, его основали капельмейстер Л. Осипов, исполнители - шофер В. Лукьянов, пекарь М. Кравцов, рабочий А. Ульянов. Система государственной поддержки охватывала всех талантливых ребят, способная молодёжь получала реальное содействие, и в дальнейшем без сомнительных «спонсоров» пробивались на многие сцены, всё было организовано в государственном масштабе.

В восьмидесятые годы баянист Н.П. Лужбин победил в республиканском конкурсе «Играй, гармонь», участвовал в фестивале баянистов, проходившем в городе Иванове. Сёстры Тырон Вика и Алла победили в конкурсах «Утренняя звезда», «Маленькие звёздочки», «Восходящая звезда Донского края», «Хрустальная нота» в Москве. Вика стала лауреатом премии «Надежда Тихого Дона». Учитель Дубовской средней школы Ю.А. Сапоцинский организовал вокально-инструментальный ансамбль «Альтаир». Школьники стали лауреатами многих конкурсов, неоднократно награждались грамотами и дипломами.

Районная музыкальная школа открылась в 1968 году, затем она стала детской школой искусств. Два дня в неделю посвящалось дальним хуторам, работники музыкальной школы по графику выезжали в хозяйства, преподавали на месте, транспорт совхозами предоставлялся бесплатно. Ансамбль духовых инструментов «Брасс квинтет» детской школы искусств возглавлял Н.И. Шибанов. Коллектив стал победителем зональных и областных смотров «Донская весна», «Салют Победы». В 2011 году на международном фестивале-конкурсе «Национальное достояние» ансамбль был удостоен Диплома лауреата I степени и приглашён на творческий тур в Швецию.

На 24 тысячи населения 11 преподавателей музыки, изобразительного искусства, почти каждый их них с профессиональным высшим образованием. Подобного не существовало ни в одной стране, да и по прошествии многих лет редко кто может показать такое достижение.

Многие работники клубов и Домов культуры получили профессиональное образование. Директор Жуковского Дома культуры Г.В. Крымзин стал не только талантливым устроителем мероприятий, но способным поэтом, композитором, написал гимн станицы, гимн района, многие его песни и доныне звучат на смотрах и в обыденной жизни селян.

Политикой руководства стала организация выступлений звёзд культуры в хуторах и станицах сельских районов. В село Дубовское с концертами приезжали знаменитые артисты, певцы из столицы Николай Сличенко, Евгений Леонов, Пётр Глебов. В 1975 году со сцены районного Дома культуры для жителей района звучал голос известной на всю страну частушечницы Марии Мордасовой, выступал артист Киевской филармонии Борис Агеев. В 1984 году в районе побывали поэты из Москвы - А. Прийма, из Ростова - А. Тер-Маркарьян, Л. Дьяков, которые выезжали в совхозы «Дубовский», «Восход», «Новогашунский».

Солидное помещение в станице Жуковской было отдано под районный музей краеведения, один из лучших на Востоке области. Основанный в 1982 году подполковником, ветераном Великой Отечественной войны И.С. Ковалевым, районный музей краеведения и сейчас известен далеко за пределами Дубовского района, да и Ростовской области. Ранее его экспозиции располагались в помещении Дома культуры. В 1990 году по инициативе директора совхоза «Новожуковский» В.Г. Рябышева, в соответствии с решением исполкома Жуковского сельсовета для музея было построено специальное здание.

Это учреждение располагает тремя тысячами экспонатов основного и вспомогательного фондов, повествующих об истории Дубовского района, о казачьих традициях, военном лихолетье, природе Задонья. В музее восемь экспозиционных залов, основной фонд включает коллекции этнографии, документов, нумизматики. Научное сопровождение обеспечил Азовский краеведческий музей. Экспонируются живописные полотна, принадлежащие кисти бывшего директора Б.И. Ковалева, который продолжил дело, начатое его отцом.

Вот что написал о районном музее в своей книге «Предки, факты, время» председатель Совета ветеранов Калмыкии писатель Н.Д. Илюмжинов: «Музей произвел на нас неизгладимое впечатление. Никак не ожидали увидеть, что сельский музей может быть так художественно, эстетически профессионально оформлен. В просторных залах тематически размещены экспонаты - предметы быта, утвари, одежды, фотографии, картины, исторические документы, археологические ценности, извлеченные при раскопках древних курганов перед затоплением Цимлянского моря».

В районе имелось 26 библиотек, которые посещали 12.000 читателей. Каждый второй житель, включая младенцев и бабушек, был читателем, четверть миллиона книг числились в фондах. Бывали и приписки, чтобы поднять показатели посещаемости. Но истина состоит в том, что в любой сельской библиотеке с утра и до вечера находились посетители, проводились конференции, делались обзоры поступающей литературы. При районной библиотеке работал библиобус - передвижная библиотека на автобусе, которая обслуживала дальние хутора и животноводческие фермы. Информация районной газеты: в хуторе Новосальском (170 жителей) проведена читательская конференция по книге Шамшина «Возвращение в жизнь». Были интересные дискуссии по романам В. Дудинцева «Не хлебом единым», К. Симонова «Живые и мёртвые». Библиотекаря Жуковской сельской библиотеки М.Е. Харитоненко заслуженно наградили орденом Знак Почёта.

В селе Дубовском заложили районный Парк культуры с прекрасным дендрарием, тополёвыми аллеями. В 1987 году на месте захоронения военнопленных в концлагере хутора Ериковского посадили деревья в Парке памяти.

Знаменательным явлением стала кинематография на селе. К концу 60-х годов в районе была завершена кинофикация населённых пунктов. Даже в отдалённых хуторах демонстрировались фильмы. Ежегодно показывали по 3.000-3.500 фильмов, функционировало 56 широкоэкранных киноустановок, всего количество зрителей составляло 280 тысяч человек, 30 раз в году посещал фильмы наш земляк. Дело доходило до того, что в районном кинотеатре «Родина» приходилось бронировать один-два ряда, ибо билетов не достать. Практиковался заказ предприятий на показ того или иного фильма. А на такие шедевры мирового кино, как «Освобождение», районное руководство вынуждено было для учреждений и организаций устроить отдельный график посещений, иначе - не пробиться. В «Семичном» иногда проявлялось недовольство, как так, по понедельникам нет кино? Шесть раз в неделю земляки смотрели, зачастую полным кинозалом, отличные ленты отечественного кино. Дважды транслировались детские сеансы. Стоимость билетов символичная - 20 копеек для взрослых, 5 копеек для детей. Совхоз выделил трактор второму киномеханику А.Н. Кубракову, два раза в неделю он показывал фильмы в каждом дальнем хуторе хозяйства. В районной газете публиковались аннотации на предстоящий недельный просмотр фильмов.

Директор районной киносети Б.А. Лавренов был удостоен звания Заслуженного работника культуры РСФСР.

Явлением в культурной жизни района стал театр Дубовской школы «Театр на Садовой». Артистами были ученики старших классов, преподаватели. Руководила труппой заслуженный учитель Российской Федерации Н.Л. Расникова. Театральное творчество талантливых ребят получило живой отклик и поддержку публики.

В большом деле не без изъянов. Со стороны райкома проводился контроль репертуара, можно сказать, идеологическая цензура, случалось, что перегибали палку. Напрасными были нелепые запреты на рок-н-ролл, постоянный контроль за «не теми» танцами.

Но сколько бы ни ругали ту власть, она ограждала массовую публику от пошлости в культуре. Во всей сфере людских отношений поощрялось стремление к духовной стабильности. Люди приобщались к высочайшим достижениям русской культуры. Понимали, что, несмотря на идеологические догмы, был жив уклад предков.

ЗАЩИЩЁННОСТЬ

Неизмеримо более безопасным чувствовал себя человек в те годы. А как было при царях? В 1913 году группа жителей Ростова обратилась к полицмейстеру: «Хулиганы среди бела дня нападают на прохожих, грабят и избивают. Дерзость преступников доходит до того, что нападают на целые обозы едущих с берега драгилей и тащат с дрог клади. Ночью обыватели буквально трепещут за свою жизнь и не решаются выходить из квартир». До диктатуры пролетариата ещё далеко, а диктатура преступного мира - налицо.

И вот впервые в истории страны простой житель села и города почувствовал себя защищённым. Никаких пущенных под откос пассажирских поездов, взорванных многоэтажных домов, раскуроченных вагонов метро с десятками изуродованных трупов. Не было разгула наркомании, беспризорности, проституции. В обстановке спокойствия люди могли обустраивать свою жизнь, независимо от национальности работать.

В 1976 году коэффициент уровня преступности на 100 тысяч населения России составлял 664 преступления, в 2003 году зашкалил за 2.100. Преступность была меньшей в три-четыре раза. Если в то время и воровал кто, так с риском для жизни. И по мелочи по нынешним меркам. Тихая и мирная жизнь хуторов и станиц обеспечивалась неукоснительно, к милиции предъявлялись требования обеспечения безопасности на высоком уровне. Постоянно эти вопросы заслушивались на заседаниях бюро райкома, на сессиях райсоветов. Оттуда начальники выходили с мокрыми рубашками. На очередном плановом заседании бюро с начальника милиции «снимали стружку» в несколько слоёв. В конце обсуждения секретарь партийной организации ОВД, суда и прокуратуры Е.И. Шаповалов попытался заступиться: «Иван Фёдорович, по итогам предыдущего года наш ОВД в первой десятке по областным показателям». На что 1 секретарь И.Ф. Лещенко буркнул: «Для профилактики. Злее будут».

Порядок поддерживала и общественность. В девяти народных дружинах Дубовского района состояло 647 человек, из них 230 комсомольцев.

Непрерывно совершенствовалась законодательная составляющая. Она была направлена, прежде всего, на защиту потерпевшего, а не на укрывательство вора и насильника. Ввели административную ответственность за мелкое хулиганство, затем - за появление в нетрезвом виде на улицах или в других общественных местах.

Отзвук сталинских времён ещё слышался. Было много опаски, недоговорок и одёргивания взрослых, припоминавших прошлое. Но правоохранительная практика изменилась кардинально. В пятидесятые - восьмидесятые годы о политических репрессиях было забыто. Каждого гражданина района, арестованного и посаженного в тюрьму в те времена, можно назвать поимённо. И не было ни единого человека, отправленного в места отдалённые - безвинного или с перехлёстом срока заключения. Все осужденные получили по заслугам.

Незаметными были расовые, национальные различия. Отношения с национальными меньшинствами - калмыками, чеченцами, аварцами, даргинцами носили совсем иной, чем ныне, характер. Понятие «интернационализм» носило положительный посыл, оно что-то значило для многих и многих представителей разных национальностей.

На территории Дубовского района, особенно в восточной части, работало много калмыков. Они в основном занимались овцеводством, сказывался тысячелетний опыт работы в животноводстве. За выдающиеся достижения в развитии производства был награждён орденом Октябрьской Революции старший чабан Л. Санжиев из совхоза «Семичный», А.Д. Назаров удостоен медали «За трудовое отличие», многие награждены Почётными грамотами обкома КПСС, облисполкома. Лучшие показатели по району имели старшие чабаны И.Я. Джамбинов, С. Эльзятинов из хутора Советский, М. Манжиев из хутора Яблочный. Достойно трудились в хуторе Гурееве Н. Муканов, Л. Санджиев, С. Аюшев, М. Хухлачиев, в Семичном - В. Шагджиев, А. Бургухов, Б. Лиджиев, Б. Цебиков, М. Шараев, М. Бараев, М. Манджиев. Ункинову Алексею Учуровичу, старшему чабану совхоза «Присальский», было присвоено звание «Заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации».

В шестидесятые годы произошёл существенный разрыв между развитием культуры растениеводства и оставшимся на прежнем уровне способом ведения животноводства. На поля пришли современные агрегаты, автомашины, а в овцеводстве восточных районов области главным орудием труда остались вилы, да герлыга. Местная молодёжь не шла работать на чабанские точки. Вакуум, в который попало животноводство района, заполнился в течение 10-15 лет. Мусульманские народы, движимые пассионарным взрывом, стали осваивать Сальские степи, они стремились занять образовавшуюся нишу. В пятидесятые годы после возвращения из высылки в хозяйствах Северного Кавказа рабочих мест было мало. Ехали сюда те, кто был уверен в своих силах - примета миграционных потоков. Помимо совхозной отары чабан-кавказец держал свою. Она и выводила в люди.

Первая волна чеченцев, ингушей, выходцев из Дагестана, Кабарды зарекомендовала себя положительно, между русскими и мусульманами как-то сразу наладились традиции добрососедства и участливости. В памяти тех лет остались хорошие работники, умные, по-восточному тактичные и доброжелательные, отзывчивые и воспитанные люди. Сформировалась целая плеяда знающих своё дело животноводов: основатель династии Губашевых старейшина Магомед Губашевич, его родственники Мухи, Хамид, Саламбек, Махмуд, Хожа Губашевы. Достойными работниками зарекомендовали себя Сулейма Сулейманов, Сайдали Мерзоханов, Хасу Гайсумов, Кадырбек Дайтомов, Аббас Курбанов, Сулеман Амиров.

В совхозе «Восточный» тепло отзывались о семье кабардинцев Коковых.

Можно назвать и других, внесших свой вклад в развитие животноводства района. Многие из них за весомые показатели были награждены орденами и медалями.

Чеченец Салаудин Саламбекович Губашев стал не только успешным предпринимателем, руководителем хозяйства, но и авторитетным жителем района, о нём заслуженно говорят - это человек высокой культуры. «Лучший исполнитель казачьих песен», так назвали чеченца Дениса Дандаевича Эльдиева казачьи атаманы на своем сборе в Волгодонске. Сорок лет он успешно работает в учреждениях культуры района.

Выходец из Дагестана Абдула Абдулаевич Магомедов заслуженно имеет авторитет одного из лучших хирургов области. Большой вклад в развитие бизнеса в районе внесли предприниматели из Дагестана Магомедрасул Харулаевич Магомадов, Раджаб Абдусаламович Абакаров. Уже на второй срок избрали депутатом Вербовологовской сельской администрации даргинца Магомеда Айталабагомаевича Алиева.

На весь район славились династии овощеводов-татар Сундуковых, Ижбердеевых, Сулеймановых из «Андреевского» и «Восточного». Рамзия Максутовна Абубекерова проживает в районе с пятидесятых годов, работает заведующей библиотекой Дубовской школы. Основала военно-патриотический клуб старшеклассников.

Армянская семья Мумджян после землетрясения приехала из города Гюмри. Сегодня «Гюмри» - в числе самых лучших магазинов села Дубовского. Аветис Хачикович Мумджян один из руководителей армянской общины, много сил отдаёт для укрепления дружеских связей разных национальностей. Дубовчане доверяют ремонт своих автомашин специалисту высокого класса Артавазду Акоповичу Маргаряну.

Качественную овощеводческую продукцию поставляют на рынки района турки-месхетинцы, лидер их землячества - Сабир Сабирович Азимов.

Все они являли и являют до сих пор примеры трудолюбия, основательности, гостеприимства, верности дружеским узам, в том числе - и с представителями славянского населения. В то время попробовал бы кто-то сказать «черномазые» или избить по национальному признаку. Это было невозможно. И не потому, что арестовали бы. Ментально невозможно, потому что было осуждаемо обществом. Тема национального противостояния никогда не муссировалась.

Это было время спокойствия, уверенности в том, что в любое время суток мирно пройдёшь по улицам своих городов, сёл, станиц.

УПРАВЛЕНЦЫ

Всего в течение нескольких десятилетий в России сформировался слой управленцев с новыми формами влияния на общество, с новым стилем и методами руководства. Ушли в прошлое атаманские плётки, бесправие и незащищённость.

Аппарат управления по нынешним меркам был небольшим, как по численности чиновников, так и по затратности бюджета. В Дубовском районе штат РК КПСС составлял 18 ответработников, да ещё РИК, РОНО, РОВД, прочие органы. На всё про всё - не более 60 человек. Если на последние годы существования СССР один чиновник приходился на 220 жителей, то в «нулевые» XXI века насчитывалось на каждые 100 россиян по чиновнику.

Запустили национальный кадровый проект обеспечения специалистами всех отраслей экономики и социума. В результате была воспитана плеяда управленцев, которые могли достаточно эффективно и инициативно руководить предприятиями и учреждениями района.

Специалистами высокого класса стали первый секретарь райкома Д.Д. Шишов, первый секретарь И.Ф. Лещенко, председатель райисполкома А.Г. Герасименко, директора совхозов: «Семичный» К.Б. Катаев, «Новожуковский» В.Г. Рябышев, «Авангард» П.А. Андриянов, «Андревский» М.С. Бударин, «Восход» П.В. Мудрый, «Комиссаровский» Г.М. Кобылянский, специалисты хозяйств: главный агроном «Новожуковского» Н.И. Санжаревский, главный агроном совхоза «Присальский» П.А. Андрусенко, главный ветврач совхоза «Комиссаровский» Н.М. Другалев, главный ветврач районной ветстанции В.П. Середа, зоотехник-селекционер совхоза «Комиссаровский» С.А. Кирпа, агроном совхоза «Дубовский» П.Д. Зязина, бригадир-овощевод колхоза «Романовский» В.П. Киптилов, главный агроном управления сельского хозяйства В.А. Глухов, директор элеватора А.В. Попов, начальник ДСУ-6 А.Н. Мозговой, управляющий отделением №1 совхоза «Андреевский» И.Ф. Сидоров, бригадир бригады №2 колхоза «Ленинский Путь» М.П. Одегов, управляющий отделением №1 «Комиссаровский» Ф.И. Александров, бригадир бригады №4 колхоза «Ленинский Путь» П.Ф. Кареньков, начальник районного отдела социального обеспечения А.Г. Болдырева.

По самым скромным подсчётам в районе трудилось более двухсот высококвалифицированных руководителей, всего работало 650 специалистов сельского хозяйства, из них высшее и среднее специальное образование имели 395 человек. Сложилась широко разветвлённая, крупномасштабная, продуманная система выявления, продвижения, стимулирования роста молодых политиков во всех эшелонах управления.

Можно привести пример роста П.Д. Ковнеристова. По направлению ВУЗа он приехал в совхоз «Новогашунский» инженером-механиком, потом стали больше доверять, поручать ответственные участки работы. Назначили заместителем директора, избрали секретарём парткома хозяйства. Присмотрелись - и перевели в Дубовку главным инженером Райсельхозтехники. Молодой специалист занимался вопросами перевооружения предприятия. Строили новые цеха, складскую базу, внедряли рационализаторские предложения. Дальше сложнее, назначили начальником управления сельского хозяйства. Управление проделало огромную работу по внедрению передовых технологий в сельхозпроизводство, применению новых способов обработки земли. Наметилась тема научной деятельности, Пётр Демьянович защитил кандидатскую диссертацию, утвердили учёную степень кандидата сельскохозяйственных наук. Перешёл трудиться в Министерство сельского хозяйства области. Всё это получилось благодаря настойчивости, инициативности и трудолюбия.

В районе по 60 молодых ребят в год направлялось на учёбу в институты и техникумы, практически все - за деньги хозяйств, да ещё на повышенную на 35% стипендию.

Много уделялось внимания профессиональному росту кадров всех уровней. Одной из форм была партийная учеба. Всего обучалось по 1.400 человек в год, у комсомольцев по 400 слушателей, в системе экономического образования по полторы тысячи. В «Семичном» это были толковые пропагандисты Н.Ф. Симонов, В.К. Ирза, С.П. Смирнов, И.Н. Волобуев.

В зимнее время приобретали новые специальности, ежегодно приступали к учебе по 150-180 работников. Только в 1970 году две тысячи человек получили удостоверение сельского механизатора. В «Семичном» занятия на курсах вели опытные специалисты А.П. Кирсанов, Е.И. Новиков.

Постепенно организовывалось привлечение людей к управленческой деятельности. За год депутаты Семичанского сельского Совета, которым руководил П.В. Хворост, проводили по четыре-пять сессий, по 10-12 заседаний исполкома. В повестке дня заслушивание отчётов специалистов, руководителей производственных участков, культурное обслуживание, благоустройство, капитальное строительство. Работу вели комиссии по сельскому хозяйству, по культуре и здравоохранению. Большинство депутатов были люди достойные и безупречные. В «Семичном» труженики с теплотой вспоминали депутатов сельского Совета Г.И. Ченцова, В.М. Кирсанову.

Функционировали Советы ветеранов труда. В них хорошо зарекомендовали семичане-ветераны С.Н. Москаленко, В.Ф. Рябоволов, А.А. Пименов, С.Н. Бояринев, Д.П. Пупков.

В районе несколько сот контролёров были объединены в группы и посты народного контроля. Имелся только один освобождённый штатный работник народного контроля - председатель РК, все остальные на общественных началах. Спектр общественного влияния был достаточно широк: контроль внедрения новой техники, более эффективного использования оборудования, снижение простоев транспорта, экономия топлива. Районный комитет народного контроля по отношению к нерадивым руководителям мог применять взыскания: предупреждение, выговор, более эффективные меры воздействия. За безответственное отношение к хранению зерна на главного агронома совхоза «Комиссаровский» П.Т. Золотарёва был произведён денежный начёт. Контролеры совхоза «Мирный» по результатам проверок животноводческих точек добились улучшения учёта поголовья. По настоянию общественников оплата кормов, израсходованных на содержание личных животных, стала производиться в размере затрат, произведённых на совхозную овцу.

В начале шестидесятых годов во многих хозяйствах района стали организовываться женсоветы. В «Ленинском Пути» за пять лет его работы было проведено 143 вечера торжественной регистрации новорождённых, заведена колхозная Книга почётной регистрации браков. Женсоветы следили за вопросами трудоустройства, охраны труда работниц, занимались просвещенческой работой среди женщин. Помимо того занимались и неблагодарной деятельностью, по просьбам жён урезонивали хулиганов-супругов, боролись с пьянством.

Особое внимание руководство уделяло молодёжной проблеме. В каждом, даже в самом маленьком коллективе, была комсомольская организация. В практику работы комсомольских организаций вошла поддержка молодёжных коллективов. В семидесятые годы в животноводстве работало 600 молодых людей, из них 320 - комсомольцы. В «Мирном» лучший молодой чабан района Хасан Гаштаев через газету поблагодарил комсомольскую организацию совхоза за оказанную помощь в проведении зимовки, за совместное с бригадой наведение порядка на точке.

Александр Погибельный, секретарь комсомольской организации совхоза «Присальский», рассказал, как на севе трудились пять комсомольско-молодежных коллективов. Павел Сундуков, секретарь Семичанской совхозной организации, в районной газете написал, что комсомолец Владимир Клочков успешно ведёт уход за молодняком крупного рогатого скота, с ним трудятся молодые работники Василий Середин и Пётр Петрушин. Создана комсомольская бригада по уходу за животными, из 15 кукурузоуборочных звеньев - 12 комсомольско-молодёжных.

Многие ребята стали участниками Всесоюзных и областных слётов молодых передовиков производства. В 1975 году в станице Жуковской нашего района был проведён очередной областной слёт молодых животноводов. В первый день соревновались молодые стригали, во второй был проведён показ передовых технологий в животноводстве. Многие молодые животноводы были поощрены областными наградами.

В этом же году на автодроме в селе Дубовском гудели автомашины, то молодые водители района лихо выписывали «восьмёрки», попадали в «ворота», одним словом выясняли, кто из них самый лучший.

В молодых специалистах бурлила жажда признания, претензии на свою интеллектуальную значимость. Выпускник Сальского сельхозтехникума Петр Никифоров работал инженером-дефектовщиком моторного цеха сельхозтехники. Подал два рационализаторских предложения, внедрённых затем в производство. Приспособление для ремонта двигателей автомобиля ЗИЛ-164 позволило сэкономить немалые средства, облегчился труд слесарей. Второе предложение - устройство для ремонта головок цилиндров - позволило значительно сократить производственные затраты. Обе новинки были включены в «Книгу-эстафету рационализаторов Ростовской области», молодого специалиста неоднократно премировали, его имя занесено в «Книгу Почёта районной комсомольской организации». Такова была востребованность одарённой личности.

За 1966-1970 годы грамотами райкома комсомола награждено 230 молодых ребят, грамотами обкома и Центрального комитета ВЛКСМ - 14, десять комсомольцев получили знаки «Молодому передовику производства», а четверо награждены знаком ЦК ВЛКСМ «Золотой колос». Будучи в комсомоле, правительственные награды получили механизатор совхоза «Комиссаровский» Николай Черненко, чабан совхоза «Новожуковский» Павел Нагибин. Делегатом съезда комсомола стала Клавдия Евтерёва (Ивашкина), чабан совхоза «Восточный».

Организовывались штабы и посты «Комсомольского прожектора». Например, «КП» колхоза «Ленинский Путь» один раз в месяц проводил рейды с публикацией итогов в «Боевых листках». Иногда карикатуры публиковались не совсем корректно, зато всегда остро, были подписаны едкими эпиграфами. Рисунок - группа людей растаскивает мешки с цементом, двое переговариваются: «Сегодня выпьем». Внизу разъяснение «прожектористов»: рабочие стройчасти (фамилии) будут «премированы» штрафом 10 рублей каждый. В 1974 году районным штабом «КП» на подъезде к элеватору был организован пост, где «прожектористы» выявляли потери зерна при перевозке от токов на элеватор.

В школьных комсомольских организациях встречались с ветеранами, учеников закрепляли за семьями погибших воинов, где ребята помогали в прополке огорода, в строительстве сооружений подсобного хозяйства. В заслугу можно поставить многие собранные тонны металлолома, посадку садов и аллей. Пионерские дружины собирали материалы по истории населённых пунктов района, проводили встречи с участниками Гражданской и Великой Отечественной войн. На пленуме РК ВЛКСМ ученица Дубовской средней школы Светлана Лошманова (Маницкова) отметила, что среди комсомольцев-старшеклассников нет ни одного неуспевающего. Для улучшения учёбы выпускали сатирические листки, «вытаскивали» на заседание штаба с заслушиванием нерадивых.

Хорошо зарекомендовали себя молодёжные вожаки Валерий Сосункевич из «Семичного», Геннадий Головань из колхоза «Ленинский Путь», Александр Расников из совхоза «Новожуковский», Иван Балабаев из совхоза «Восход».

В целом комсомол как общественная организация был полезен, востребован и нужен.

Как и во все времена в любой руководящей структуре, иногда проявлялось рвачество. В 1980 году было проведено мероприятие, которое народ назвал «Операция 26 бакинских комиссаров». На отделении №3 совхоза «Дубовский» повесился зоотехник, отец двоих детей. Одной из причин стал нервный срыв на почве боязни выявления недостачи. Проверкой выявлено, что из совхозного стада районные руководители разных рангов забирали бесплатно овец, телят. В итоге, начиная со второго секретаря райкома, других работников РК КПСС, заместителя председателя райисполкома - всего 26 ответственных работников было освобождено от должностей или вынесены серьёзные взыскания. Уволены прокурор района, военком, редактор газеты. В то время система очищения руководящих рядов действовала беспощадно. Постоянная ротация не позволяла создавать горизонтальные связи в среде партхозаппарата.

Сильный удар по экономике и системе управления был нанесён в феврале 1963 года, когда наступила пора сокращения-укрупнения районов. Из Дубовки в Зимовники на тракторах увезли деревянные здания банка, райисполкома, земельного отдела, загса. Участник Гражданской войны П.Г. Ильяшенко, награждённый орденами, медалями, именным оружием, забрался на крышу собеса, бегал по ней из конца в конец и угрожал: «Всех перестреляю, а никому не дам!» Развернулись зимовниковцы с подводами и уехали. Район вернулся в мае 1965 года. Ходят упорные слухи, что такие опыты над районом не завершёны.

К концу восьмидесятых сверху стали насаждать систему, в которой инициативе руководителя места не имелось. Ценились сотрудники, умевшие составить красивый отчёт, изобилующий приписками, фанфарно отрапортовать начальству. Формальный подход к делу стал главным показателем всей чиновничьей машины. Она стала буксовать, но о каком-либо её саморазвале или кризисе не могло быть и речи.

Период 60-80-х годов запомнился жителям района как стабильный и успешный. Был обеспечен нормальный прирост населения. Удалось достичь практически полной занятости, обеспечен высокий уровень образования и культуры. Успешно и на высоком уровне действовала система социальных гарантий. Коллективы производственных участков, социальная сфера хуторов и станиц стали активными структурами с разнообразной жизнью. Время «застоя» на самом деле было последовательным развитием позитивных процессов. По темпам прироста национального богатства Л.И. Брежнев и Н.С. Хрущёв обогнали Николая II и П.А. Столыпина в 12-14 раз. Совершенно непонятно, почему этот период был позже назван загнивающим и кризисным. При всех недостатках в целом общество было наиболее прогрессивным и социально справедливым, чем за всю предыдущую двухвековую историю района.

ГЛАВА VII

ОБРУШЕНИЕ

ЛИКВИДАТОРЫ

И вот грянули «реформы». Совхозы Дубовского района «Новожуковский», «Восход», «Авангард», «Дубовский», «Андреевский», «Комиссаровский», «Семичный», «Присальский, «Мирный», «Восточный», «Новогашунский», колхозы «Ленинский Путь», «Романовский» ещё оставались какое-то время мощными высокомеханизированными сельхозпредприятиями.

Но было создано такое налогообложение и организованы такие затраты на производство, что в новых хозяйственных условиях рентабельными в хуторах оказались только лавки по продаже водки. Новый Земельный кодекс подорвал все основы эффективного сельскохозяйственного производства. Появился указ, разрешающий делить землю и имущество колхозов-совхозов между их работниками. Под производство закладывается мина. В хозяйствах, где она взорвалась, в девяностые годы ощерились скелеты производственных зданий, разорённых ферм, машинных дворов и зернотоков, поросли буркуном заброшенные поля. Село было поставлено в крайне невыгодное положение. Продавая продовольствие по заниженным ценам, крестьяне вынуждены были покупать продукцию промышленности по завышенным. Бешено поскакали цены на энергоносители. Ухудшились условия займов, за кредиты надо было платить свыше двухсот процентов годовых. Взял миллион - через год верни два. Расплатиться с поставщиками семян, сырья, горючесмазочных материалов стало нечем, за возврат долгов пошли в ход «КАМАЗы», «Беларуси». Возделывание зерновых, основного продукта земледелия, в условиях такой аграрной политики впервые за последние века стало бессмысленным занятием.

Объявились специалисты по разорению, они оформляли в конкурсную массу недвижимость совхоза-должника. Прикрываясь процедурой банкротства, распродавали направо и налево. Хозяйства стали сбывать технику за бесценок. Ещё более изощрённая форма обмана была опробована на совхозе «Комиссаровский». Там руководитель дал одной из фирм-однодневок согласие на поручительство по кредиту. Очередные «Рога и Копыта» тут же приказали долго жить. Банк подал в суд на гаранта обеспечения займа, и судебные приставы приехали забирать совхозные комбайны и КАМАЗы.

В 2004 году в районе было приобретено лишь два комбайна, шесть тракторов, 13 культиваторов и только две жатки. Зато зарубежные коробейники стали предлагать дорогую технику, явно не по карману крестьянина. Из-за хронической нехватки горючего не выполнялся даже элементарный объём агротехнических мероприятий. Не вывозились на поля органические удобрения. Внедрилось «новое» земледелие, по минимуму: посеять - убрать. Грубейшим образом нарушались правила обработки почвы. О каких-то там высоких технологиях даже и речи не шло. Произошла прогрессирующая деградация почвенного плодородия.

Полностью было развалено семеноводство. Рухнула слава знаменитого «Авангарда», который снабжал четверть области высококачественными семенами многолетних трав. Исчезла научная система кормопроизводства, без которой немыслимо развитие высокопроизводительного скотоводства. Производство грубых и сочных кормов сокращено в несколько раз, ухудшено их качество. Забыты такие виды ценных кормов как силос и сенаж. Они много значили в повышении продуктивности дойного стада.

Орошаемые земли, новинка сельскохозяйственных технологий, приняли на себя тяжкий удар провальной политики. Распределительные системы заросли деревьями и кустарниками, лотки покосились, многие современные поливные агрегаты порезали на металлолом. «Рыночная» система объявила плату за воду как существенное достижение экономики. В результате чеки заросли сорняками, только изредка появлялись делянки с овощеводческой продукцией.

Государственное научное обеспечение нужд села было брошено. Остановили внедрение новейших технологий растениеводства, разработку высокомеханизированных комплексов, создание новых районированных сортов зерновых культур. В совхозе «Семичный» после демонтажа системы закупок продажа племенных баранчиков прекратилась, обесценились тонкая первоклассная шерсть и баранина. Уничтожили гордость степного края - уникальные линии породы «Советский меринос», почти полностью вырезали племенное поголовье ценнейшей в условиях жёсткого климата мясошерстной породы «Прекос».

Началась организационная неразбериха. Сельхозпроизводителей обязали оформиться в малое предприятие (МП), затем в товарищество (ТОО), потом - СПК. Каждый раз переделывались юридические документы, платились пошлины и так далее.

В итоге были подорваны экономические основы ведения хозяйства. В совхозе «Семичный» уничтожены мехмастерская, зернотока, животноводческие фермы, больница, аптека, кирпичный завод, вся ветеринарная инфраструктура. От многих животноводческих и иных производственных зданий остались скелеты или заросшие чертополохом холмики. Повсюду остовы сельскохозяйственных построек, заброшенные домишки, хаты под замшелыми крышами и кругом - бурьян, бурьян…

Красавец Дом культуры посередине хутора стал уродливо зиять вырванными рамами и содранной крышей. Такая же картина - во всех населённых пунктах района.

Крайне низкими темпами велось дорожное строительство, какая уж стройка, когда ремонтные работы проводились от случая к случаю. Дороги стали выбиваться, а на части поселковых улиц они становились непроезжими.

Не стало таких предприятий как Райсельхозтехника, Агропромснаб, Сельхозхимия, АК-4, практически остановилась работа СМУ, ПМК, Агроэнергосервиса, транспортных организаций - Трансельхозтехники, АТП, АК-4. Закрыли Дубовский аэропорт и все три пассажирские посадочные площадки - Мирненскую, Комиссаровскую и Жуковскую.

Общий износ жилья в районе составил в конце девяностых уже критическую цифру - за 60%. Остановлено массовое строительство жилого сектора. Лишь кое-где выглядывали новые особняки торговцев.

Итог этой деятельности следующий: в Дубовском районе посевные площади сократились со 136 тысяч гектаров до 40. Средняя урожайность ранее составляла 18 центнеров с гектара, сползли до уровня 7,7 центнеров, соответственно урожай зерновых уменьшился в три раза. В районе намолачивали до 220 миллионов тонн хлеба, в девяностые годы - 60 считались достижением. По сбору зерна район был отброшен в пятидесятые годы.

Животноводство практически рухнуло. За девяностые годы в стране утратили 50 миллионов КРС - в три раза больше, чем в период коллективизации. Этот период отмечен и в Дубовском районе резким сбросом поголовья животных. Оно сократилось в 10 раз. Отрасль золотого руна и шашлычного мяса превратилась в степной мираж. В хозяйствах района паслась полумиллионная отара, за десять лет овец почти не осталось. За время Великой Отечественной войны было потеряно около 6% поголовья молочных коров. В девяностые годы в стране уничтожили 55% поголовья доилиц. В Дубовском районе товарное производство молока практически прекратилось. Только в личных подсобных хозяйствах владелицы продолжали, как и несколько веков тому назад, дёргать за дойки частных бурёнок. Приказала долго жить семичанская «Ёлочка», порезали мехдойки на металлолом и в остальных хозяйствах.

Массовым явлением стали вырубки лесополос. Цены на уголь взвинтились до небес, и хуторяне взяли в руки топоры. Не стало леса вокруг полей, кинулись на них ветры астраханской пустыни - суховеи.

Ускорилась ликвидация малых деревень. Если в шестидесятые-семидесятые годы это было обосновано объективными процессами в экономике (вспомним огораживание в Англии), то сейчас разрушались основы села. Тридцать лет назад житель распадающегося хутора бесплатно получал квартиру на центральной усадьбе, в обязательном порядке более комфортабельную, а в девяностые бежать стало некуда. За стоимость дома, расположенного в хуторе, в райцентре можно было купить лишь входную дверь. Если ранее переселялись к клубу, к больнице, к детскому саду, к новой школе, то теперь социум упал на колени, почти всё было уничтожено.

Исчезли когда-то процветавшие совхозы «Семичный», «Присальский», «Мирный» и «Новогашунский», здесь осталась треть жителей. Та же картина в Гурееве.

В 2002 году на территории Дубовского района были расположены (в составе сельских поселений):

- село Дубовское - 8.224 жителя, хутор Ериковский - 598, он в 2006 году вошёл в состав районного центра,

- станица Андреевская - 952 жителя, хутор Ивановка - 72, Кут-Кудинов - 73, Кудинов - 142, Новосальский - 148, Сал-Адьянов - 9, Сиротский - 8, станица Эркетиновская - 382,

- хутор Щеглов - 657, Верхний Жиров - 82, Кравцов - 54, Крюков - 41, Лесной - 108, Назаров - 115,

- хутор Вербовый Лог - 1.119, Агрономов - 135, Королёв - 115, Минаев - 100,

- хутор Весёлый - 724, Адьянов - 257, Новогашунский - 339,

- хутор Гуреев - 927, Калинин - 48, Лопатин - 88, Советский - 181,

- станица Жуковская - 1135, хутор Овчинников - 289, станица Погоренская - 197, хутор Харсеев - 46,

- хутор Сиротский - 1.044, Снежный - 105, Тюльпанный - 112, Холостонур - 200,

- станица Малая Лучка - 457, хутор Алдабульский - 227, станица Баклановская - 157, хутор Кривский - 68,

- хутор Мирный - 787,

- хутор Присальский - 823, Дальний - 87, Куропатин - 46, Пятилетка - 65,

- хутор Романов - 596, Донской - 111, Моисеев - 82,

- хутор Семичный - 960, Ленина - 53, Яблочный - 38.

Всего проживало в районе 23.430 человек.

В этот список попали хутора-призраки Ивановка, Сал-Адьянов, Минаев, Калинин, Дальний, Куропатин, Пятилетка, Яблочный, Крюков, Сиротский (старый). Если они и оставались в административном реестре, то за счёт регистрации населения близлежащих чабанских точек. В действительности - там голая степь, либо сиротливо стоят три-четыре домика. В каждом ранее были школы, клубы с кинозалами, бани, магазины - вся социальная инфраструктура.

Процесс пошёл дальше. Хутора Новосальский, Новогашунский, Холостонур, Верхний Жиров, Ленина, Королёв, Агрономов, Назаров, Тюльпанный, Снежный, Моисеев, Кравцов с трудом удерживались на карте района.

В результате принудительного развала совхозов в районе стало 260 фермерско-крестьянских хозяйств. Из них выжили немногие собственники. Достойными хозяевами зарекомендовали себя фермеры Ю.К. Котляров и Г.С. Гавага из Семичного, С.Д. Воторопин из Мирного, А.В. Тесленко из Новогашунского, В.В. Киптилов из Романова. Движение силу не набрало. Никакой смены этим труженикам не предвиделось, увеличения контингента опытных фермеров не имелось. В Дубовском районе половина фермеров работала на бумаге, по стране 49% фермеров не вели никакой сельскохозяйственной деятельности.

В данной главе приведены лишь некоторые инструментарии, посредством которых забугорные конкуренты и их пособники-МКАДыши развалили российский агропромышленный комплекс. Конечно, этих мероприятий было больше. Производство продовольствия в 1996 году по сравнению с 1985 годом сократилось в пять с половиной раз. Подобного не знала ни одна страна, да и в мировой истории не было таких примеров.

ТРИЖДЫ ОБЕЗДОЛЕНЫ

Для отсечения недовольства была искусственно создана массовая безработица. В Ростовской области из 2,9 миллионов трудоспособных стали работать на производстве лишь 985 тысяч человек. В Дубовском районе заклинило до фантасмагорической цифры - в селах 50-55% людей не смогли найти работу, в райцентре - около 40%. Официальная статистика остановилась на фиксации 5-7 процентов безработицы. Лукавство государства было примитивным: если владелец коровёнки вынес на рынок в течение года один кружок сыра, то он уже товаропроизводитель, а вовсе не безработный. На 2004 год из 11 тысяч трудоспособного населения сдавали социальные взносы 5.094 человек. Вот такой был истинный показатель безработицы - 53%. В семидесятые годы в хуторе Семичный трудилось по 700-800 жителей, в 2006 году на 318 работающих стало 537 неработающих.

Неистовая инфляция привела к голоду части населения. Высказывание специалиста Мало-Лученской сельской администрации: «Зашли к мамочке, а она ребёнка дранкой пареной кормит, больше из еды в доме ничего нет».

Всему этому нужно было сопротивляться. Но руководители хозяйств, районных организаций ничего не смогли поделать с комом развальных мероприятий, спускаемых сверху. Они не могли противопоставить политике разрушения ничего, кроме своих нервов и переживаний.

Стало модным упрекать ту политическую элиту в том, что она ничего не делала, руководители якобы сами растаскивали предприятия. Это не соответствует действительности. Старые кадры так и не научились воровать с размахом. Ни копейки не взяли директора совхозов М.С. Бударин, В.Г. Рябышев, Е.П. Мудрый, П.Ф. Каплиёв, Н.А. Ефремов, Д.К. Емельяненко, секретарь райкома партии В.М. Олейников, заведующий отделом пропаганды и агитации райкома С.А. Стецкий, заведующий финотделом В.И. Лошманов, начальник ДСУ-6 А.Н. Мозговой, директор СПТУ Н.П. Ивченков, многие руководители райцентра.

К середине девяностых наступил кадровый коллапс. Была полностью разрушена система отбора перспективных людей в руководящие органы, уничтожен кадровый резерв - золотая кладовая менеджмента страны. Сначала произошла кадровая чехарда, затем организационная неразбериха, когда стало непонятно, кто и за что отвечает. Передача власти Советам народных депутатов, не готовым к выполнению реальных государственных функций, привела к параличу власти и фактическому безвластию в районе. Результативность управления упала, проявилась неспособность справиться с ключевыми задачами менеджмента. По эффективности системы управления страна в мировом рейтинге скатилась на 155 место. Руководители шестидесятых лет принимали решения на порядок профессиональнее и эффективнее, чем вновь пришедшие.

При освобождении от целого ряда хозяйственных функций аппарат не сократился, а разросся. Только в муниципальном реестре района числилось 154 человека, да 120-сильная милиция, да пенсионный фонд, да собес… Всего зашкалило за 300 буквоедов. На содержание органов власти и управления в первой половине 80-х годов уходило менее процента расходов бюджета. Через 10 лет чиновники стали съедать в разы больше. Люди стали мучиться от бюрократизма, от всесилия столоначальников, потрясающей волокиты. По продолжительности бессмысленного стояния очереди превысили создававшиеся в восьмидесятые годы. Оформление нового паспорта превратилось в хождение по мукам. Получить документы на купленный автомобиль, попасть на приём к врачу, устроить ребёнка в детский сад - везде картина одна и та же: очереди, равнодушие к рядовым, бесконечное бумагописание.

Если в семидесятые годы заведующий отделом райкома получал зарплату в полтора раза большую, чем сельский учитель первых лет педстажа, то потом раздули доход, к примеру, заведующего отделом образования, до пятикратного превышения заработка выпускника вуза.

Резко упала защищённость специалиста. В семидесятые-восьмидесятые годы выпускника сразу брали на работу и три года не имели права расторгнуть с ним договор. Многие хозяйства выделяли для первоустройства сразу по пять-шесть должностных окладов. Само собой - бесплатная квартира. При «демокрадах» работодатели стали требовать отработать испытательный срок бесплатно, а потом без объяснений вышвыривать беззащитную молодёжь. В село стали возвращаться лишь три процента выпускников аграрных вузов. Систему распределения отменили, а придумать новое не смогли ни высшая школа, ни производство.

Постоянное ощущение своей ничтожности, комплекса неполноценности вылилось в повальный алкоголизм. За всю историю страны эта беда не принимала такого размаха. Количество алкоголиков увеличилось во много раз. Если в «Семичном» их всех знали, было-то трое-четверо, одна-две семьи, то теперь их образовалось немеряно больше. Более половины трудоспособных в Дубовском районе уходили из жизни нетрезвыми, каждый третий умирал от водки.

Потеря государственных влияний на моральную сторону людей породила такие тенденции, как детское сиротство, социальное одиночество престарелых людей. Неслыханное дело: в Дубовском районе было организовано два детских приюта (один их них - школа-интернат), по одному (с разными наименованиями) - в Ремонтненском, в Зимовниковском и в Заветинском районах. В семидесятые годы их было два на всю Ростовскую область.

В 70-80-е годы прирост населения в районе составлял по 900 человек ежегодно. В девяностые каждый год уносил из общей численности коренного населения несколько сотен людей. Рождаемость упала до 10,4 на 1.000 населения, смертность подскочила до 14,2 на 1.000. Если в 1985 году родилось 592 ребёнка, то в 2005 - лишь 221.

Былые достижения медицины остались в далёком прошлом. В центральной районной больнице образовался острый дефицит медикаментов. В регистратуре поликлиники приходилось презентовать тетрадь и стержень для ручки - в ЦРБ не было даже этих канцелярских принадлежностей. Катастрофически не хватало средств на приобретение оборудования, лечение и питание больных. Снизилась доступность даже простого медицинского обслуживания. Раньше в каждом хуторе и в каждой станице района знали «своих» врачей. Это были Ю.В. Деркачёв в Семичном, Д.А. Шевченко в Новожуковском, В.В. Блинов в Мирном, Г.Л. Шутов в Комиссаровском, Г.М. Катагидзе в Присальском. Они имели отличное высшее медицинское образование, многолетний опыт работы, это были Профессионалы с большой буквы. Знали состояние здоровья всех и каждого, десятилетиями отслеживали здоровье своих односельчан, вплоть до знания врождённых болезней в каждой семье.

В девяностые годы хуторская медицина почти перестала существовать. Закрыли Семичанскую, Комиссаровскую, Мирненскую, Присальскую, Жуковскую больницы. Под благим предлогом - далеко от райцентра, в котором можно организовать достойную современную медицинскую помощь. Тогда почему при одном и том же количестве населения количество койко-мест уменьшилось вдвое? Больницы закрыли, нужно обращаться в ЦРБ за 70-90 километров. В хуторе сидит фельдшер или медсестра, а больной едет за бюллетенем в райцентр за десятки вёрст в холодном автобусе, до приёма врача сидит в очереди полтора-два часа.

В оправдание ухудшения медицинской помощи выдумали миф о том, что в сельских больницах не было необходимого оборудования, квалифицированного персонала, не имелось условий для осуществления анализов. Конечно, жизнь идёт вперёд, сельская больница не угонится за современными методами лечения. Районную больницу необходимо сделать центром современной первоклассной медицины. Только там можно сосредоточить передовую медицинскую технику и квалифицированных узких специалистов. Но вместе с водой выплёснули и ребёнка, обслуживание в хуторах значительно ухудшилось.

Массовая диспансеризация населения превратилась в единичные обследования. В семидесятые годы в школы района регулярно выезжали медицинские бригады, обследовали детей, как минимум, измеряли давление, вели санпросветработу. Новая система здравоохранения возложила обязанности диспансеризации детей на… родителей.

Социальная служба района превратилась из органа по выплате пенсий в целую отрасль по социальному обслуживанию населения. На 24 тысячи населения района в органах соцобеспечения трудилось более четырёхсот человек. Не от хорошей жизни открылись Центр обслуживания пенсионеров, социальные службы на дому. В Управлении социальной защиты на учёте состояло уже 10 тысяч человек льготников (один на 2,5 жителя), две тысячи семей получали субсидии на жилье.

В социальной сфере сложилась критическая ситуация. Была прекращена выплата пособий на детей, несвоевременно выплачивалась пенсия. В 1994-1995 годах пришла пора унижений, работники почти всех сфер народного хозяйства района стали не получать зарплаты. Её выплата задерживалась на три и более месяцев. Такого не было даже в годы войны.

Закрылись многие предприятия райцентра, оказались без работы большинство трудовых коллективов. Примером механики уничтожения производства служит районный быткомбинат. Заново возрождённый способным организатором А.Н. Карпенко, комбинат шил одежду, ремонтировал сложнобытовую технику, даже химчистка была открыта. К началу девяностых годов служба быта стала стабильным рентабельным предприятием с численностью работающих более 150 человек. Был изобретён Указ «О коммерционализации деятельности предприятий бытового обслуживания в РСФСР». Предприятие ликвидировали. Странное дело: процветало, приносило прибыль, вдруг, в одночасье, стало лишним, порушили, как ничего и не было. Пришлый человек приватизировал (в законном порядке!) здание швейного цеха.

Практически ничего не делалось по благоустройству сёл и хуторов, от асфальтных тротуарных дорожек остался только щебень.

В «застойное» время в районе были награждены государственными наградами сотни работников района. В 1999-2004 годы наградами страны не удостоено ни одного человека.

За шесть лет МВД четыре раза «реформировали». Число преступлений, совершённых в районе, увеличилось в четыре раза. Сильнейший удар был нанесён разрешением принимать спонсорскую помощь. Однажды сотрудники ГАИ остановили машину начальника одного районного предприятия, который был пьян. Тот претензии предъявил: «Что это вы меня хватаете? Я вчера в кассу ОВД три тысячи рублёв положил…» С «расцветом» гражданских свобод были закуплены водомёты. В Дубовский ОВД пригнали пожарную автоцистерну «Лавина». Попробовали сбрызнуть водой динамовское волейбольное поле, пучком струи смыло всю спортивную площадку. Оказывается, предназначена десятитонная громадина для разгона инакомыслящих, одна машина может разогнать двухтысячную толпу, на 50 метрах сбивает с ног человека, «работает» 15 минут.

По инерции милиционеры пытались достойно служить обществу. В 1997 году несколько торговых предприятий села Дубовского подверглись разбойному нападению группы неизвестных преступников. Оперативная группа, которую возглавил оперуполномоченный уголовного розыска Г.Г. Лащёнов, находилась в засаде в магазине близ гостиницы. Один из преступников угрожал облить горючей жидкостью павильон, в котором находился сотрудник, требуя денег у продавца. С риском для жизни злоумышленники были задержаны. За проявленную отвагу офицер ОВД был награждён орденом «За личное мужество».

Но в целом эффективность работы правоохранительных органов снизилась. Вспоминает житель села Дубовского Е.П. Иванов:

- В семидесятые годы в кино приходили пораньше. На площади, на аллеях полно народу, мы со всеми делились новостями, общались. Было интересно гулять по Дубовке. А теперь идёшь вечером по Садовой - кругом безлюдно, озираешься на кусты, как бы ни прибили…

В конце восьмидесятых годов детские сады в Дубовском районе посещало более 700 дошкольников, на начало девяностых количество детей в детских садах уменьшилось в три раза. Из пяти дошкольных учреждений в райцентре осталось только два. Очередь в детские сады составила более 300 детей, в разы увеличилась плата за содержание ребёнка. Были закрыты школьные интернаты, большинство детсадов на центральных усадьбах хозяйств. В буквальном смысле слова развалился летний пионерский лагерь в станице Жуковской. Упал авторитет учительской профессии. Если в семидесятые перед новым учебным годом на сцену районного Дома культуры выходили получать трудовые книжки по 22-25 выпускников педагогических вузов, то через 30 лет на августовской конференции сиротливо стояли два-три выпускника педагогических колледжей.

За девяностые годы реальные достижения отечественного образования были разрушены.

То же самое произошло и с культурой. Прозорливыми стали слова А.И. Деникина, когда он писал о «глубоком духовном перерождении народа, попавшего под власть утробных, материальных интересов». Не думал он, что через 90 лет эти слова сбудутся.

Произошло надругательство над сельскими очагами культуры. Клубы и библиотеки перестали работать, так как их просто отключили от отопления. Лишь потом занесли в залы калориферы или перевели клубы в отапливаемые комнатушки при сельских администрациях. В сельских ДК расформировали вокально-инструментальные ансамбли, кружки и клубы по интересам. В 2004 году лишь две группы из Ростова удостоили посещением районную эстраду (ни одной - в хуторах), да две из соседних районов. Были закрыты все кинотеатры, прекратили показ кино в клубах и на киноплощадках. Спустя несколько лет удалось восстановить четыре киноустановки, действующие весьма эпизодически, да и то с мутной голливудской тематикой. Затем и их прикрыли, остался только телеящик. Люди были лишены элементарного доступа к культуре.

Поразительно, но остались ещё силёнки в народе, и музыкальные, и литературные. Несмотря на усилия средств массовой информации по разложению морали, удалось сохранить культурный потенциал сельских регионов. Оказалось, что личностная культура способна сопротивляться. Стали проводиться фестивали поэтического творчества. Был издан сборник стихов поэтов района. В предисловии дан такой анализ развития народного творчества:

-Именно из сельских районов забрезжил рассвет нравственности, бережного отношения к своей истории и культуре. Особенно отрадно, что селян интересует социально-нравственная проблематика. Глубоко и вместе с тем просто пишет Ю. Виноградов, размышляя о судьбах матери-Родины. Чувствует себя заодно с природой, рассказывает о светлой и трогательной влюблённости в степные просторы А. Пономарёва. В стихотворениях Е. Рухлядевой зачастую проявляются исповедальные нотки, позволяющие понять душу поэта и человека. Народность цельная и ничем не замутнённая - в стихах А. Пупковой. Здесь запечатлён подлинный, ничем не искажённый облик мира, в котором люди трудятся, веселятся, страдают, умирают. Простонародный колорит В. Хариной органичен и естественен. Тут нет запутанного или туманного содержания, которое способно поставить в тупик. Особенная стать - молодые поэты Любовь Галактионова, Ирина Зражаева, Вита Котляр, Максим Молоков, Лилия Резвушкина, Анна Шевченко. Они говорят не от общества, а от себя. Подростки полны ожидания, цветок пока не распустился, но всё ещё впереди. Впечатляет патриотизм В. Яценко, уважение старших Ю. Виноградова, философичность В. Котляр, мудрость Дагестана, восточная утончённость Б. Абдулкеримовой, пылкость Т. Гринько, притягательная робость М. Молокова, мечтательность и грусть А. Шевченко. Сельские поэты уходят от жизни, в которой царит пошлость, где нет ни чести, ни любви, ни дружбы, царят зло и обман. В их стихах нет засорённости иностранщины, всюду наша живая разговорная речь.

Давала себя знать ностальгия, тяга к бывшим родным местам. В 1992 году в районном Доме культуры собрались бывшие ильинцы, вспомнили свою слободу, земляков, помянули добрым словом ушедших. В 2011 году встретились кудиновцы. Организатором встречи была Н.К. Исаева. Хуторяне приехали в контору бывшего совхоза, их встретили живущие в этих местах земляки. Пели песни молодости, дело дошло до самовара, чаёк заваривали родным чебрецом и Иван-чаем. После встречи долго утверждали, что прибавились силы, здоровье.

Общественная жизнь несколько оживилась с основанием казачьего общества. В 1991 году в районном Доме культуры собрался Большой казачий Круг Дубовского района. В соответствии с его постановлением было зарегистрировано «Дубовское юртовое (районное) казачье общество Восточного округа войскового казачьего общества Всевеликое войско Донское». Атаманами избирались:

В.Д. Козырев 1991 - 1992, 2002 - 2005

В.Н. Кареньков 1992 -1993

В.А. Цепилов 1993 - 1996, 2009

А.Г. Шевченко 1997 - 1999

Р.Г. Плетнёв 1999 - 2002

Н.Д. Апрыщенко 2005 - 2009.

Была образована муниципальная районная казачья дружина. Казаки принимали участие в избирательных кампаниях, организовывали занятия по воспитанию молодёжи, поездки по историческим казачьим местам, направляли казачью молодёжь на срочную службу в традиционные казачьи подразделения, в учебные казачьи корпуса. Постоянное внимание ими уделялось разрешению межнациональных конфликтов.

В последние десятилетия XX века восточные районы области оказались одним из мощных «магнитов» для миграционных потоков. Почувствовалось дыхание в затылок, мощная поступь представителей иных этносов, других цивилизаций. В 2002 году в районе проживали: русские - 18.790, чеченцы - 1.673, даргинцы - 854, украинцы - 505, аварцы - 495, армяне - 434, казаки - 370, белорусы - 180, молдаване - 122, марийцы - 106, татары - 113, удмурты - 98, турки - 98, ингуши - 94, азербайджанцы - 84, мордва - 46, грузины - 46, кабардинцы - 39, казахи - 39, немцы - 36, чуваши - 28, кумыки - 25, осетины - 25, карачаевцы - 20, андийцы - 7, лица других национальностей - 144 человека.

В 2006 году в 5 классе Андреевской школы училось семь ребят, из них славян только двое. Степные земли мирно заселялись другими народами. В районе их насчитывалось 26% от общей численности населения, каждый третий житель региона - неславянской национальности. Этот процесс остановить невозможно. Если составить график предполагаемого развития национальных групп с учётом рождаемости-смертности, то выяснится, что к 2030 году данное соотношение в районе будет 70% на 30% лиц славянских национальностей.

Позиции чеченской, дагестанской, армянской диаспор (землячеств) в девяностые годы продолжали усиливаться. Они стали активными предпринимателями, хозяевами местных сельхозпроизводств, торговых предприятий, в сферу влияния перешли предприятия по производству мяса, по предоставлению торговых услуг. У новых мигрантов оказалось достаточно денег, чтобы влиять на руководство, и они сами постепенно становились настоящей, реальной властью.

На дубовской земле родилось уже третье поколение в семьях чеченцев, дагестанцев, других кавказских этносов. Большинство представителей землячеств, проживающих многие годы на территории района, мирно живут и трудятся. Во главе ряда хозяйств стали руководители из диаспор: председатель СПК «Веселый», директор ООО «Агромир» из хутора Мирного и директор СПК «Дружба» из хутора Присальского. В Заветинском районе - председатель СПК «Фрунзенский» и председатель СПК «Савдя». В Ремонтненском районе - председатель СПК «Вольный», в Зимовниковском - директор ЗАО «Первомайское». Они знают своё дело, прошли школу производства, ранее были толковыми специалистами.

Но есть и другая точка зрения. Некоторые считают, что на стыке восточных районов Ростовской области появился некий территориальный «треугольник». Медленно, но необратимо наползает косовизация.

Начиная с семидесятых лет, периодически возникали конфликты, как между представителями кавказских этносов, так и с местным населением. В мае 2000 года после убийства двух даргинцев в Дубовском районе накалились отношения между двумя общинами: чеченской и дагестанской. В район выезжала группа, состоящая из представителей Администрации области, представительства Миннаца РФ в регионе, ГУВД области, лидеров региональных общественных организаций «Культурный центр «Вайнах» и «Донское землячество народов Дагестана».

В тот же день в нескольких километрах от села Дубовского, в лесопарковой зоне, прошёл митинг представителей дагестанской общины. В нём приняли участие около 250 человек из Дубовского, Зимовниковского и других районов Ростовской области, республики Калмыкия, городов Волгодонска и Волгограда. Никаких претензий национального порядка друг к другу не высказали. Но было сделано заключение о неудовлетворительной работе органов охраны правопорядка. Одновременно с этим участники митинга потребовали, чтобы работники милиции навели порядок в населённых пунктах, обвинили прокуратуру района в открытом попустительстве преступникам.

Мусульмане, издавна населяющие восточные районы, сами стали бить тревогу при виде вала экстремизма, проникающего в регион. Однако традиционные ценности классического ислама всё чаще и чаще подвергаются наступлению крайне радикального крыла. Молодёжь не видит перспективы и тянется к экстремистам, которые могут помочь и финансами, и идеологией. Имеет место приобщение к исламским нормам частной жизни людей. В Комиссаровском сельском поселении, в селе Дубовском есть факты перехода в ислам молодых русских ребят, коренных жителей района.

Странное дело - незаметно из Дубовского района выехали почти все калмыки. Каким-то необъяснимым чувством они предвидели беды перестройки и приняли решение встретить невзгоды, будучи «в кучке» у себя в республике. Рабочие места стали занимать другие люди. От того, что калмыки покинули Сальские степи, экономика хозяйств значительно проиграла, ибо потеряны дисциплинированные, толковые работники, имеющие многовековой навык работы в животноводстве.

Основой возрождения нации могло бы стать православие. Но похоже на то, что христианская религия не завоёвывает значимых позиций в жизни сельского общества. Ежегодно в селе Дубовском в церковь на праздник Пасхи приходит лишь около одного процента представителей славянских народов. На других служениях - и того меньше.

Своё влияние на сознание людей стала оказывать секта свидетелей Иеговы. В райцентре они прилежным образом прошли все кварталы, поговорили практически с каждым жителем, нуждающимся в участии. И тут же заняли незначительные по количеству приверженцев, но прочные позиции в религиозной жизни дубовчан.

В станице Андреевской функционирует волгодонская община пятидесятников. Оттуда же приезжают баптисты.

Раскол общества по конфессиональному признаку набирает темпы. Многих не покидает тревога, они не уверены в будущем детей и внуков. В одной стране оказалось несколько человеческих цивилизаций. И как примирить их, если у каждой - своя система ценностей, своё мировоззрение и свои образы действий?

ДЕПРЕССИЯ

В «нулевые» годы XXI века были и спады, и достижения. Но в целом создалось впечатление, что жизнь в районе остановилась.

В некоторых хозяйствах почти удалось подтянуть урожайность до показателей восьмидесятых лет. Этот успех был нивелирован резким сокращением посевных площадей. Остались нетронутыми неиспользуемые и деградированные сельскохозяйственные земли. Внесение удобрений - на самом низком уровне, из почвы выносилось большое количество питательных веществ, продолжилось её истощение. Как отмечалось в докладе заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области А.Н. Землянова, состояние почв с каждым годом ухудшается, ситуация стала катастрофической. Два десятка лет урожаи получали благодаря удобрениям, внесённым в семидесятые-восьмидесятые годы. Запас элементов подошёл к концу. На последнем издыхании держались защитники почвы - лесополосы. Эксперты оценили, что если не предпринять мер, то через десять-пятнадцать лет им грозит естественная гибель. 12 лет подряд, чего в нашей климатической зоне никогда не было, стояла благоприятная для посевов погода. И никакого реального подъёма. Показатели семидесятых-восьмидесятых лет по рентабельности сельского хозяйства не были достигнуты. Сельскохозяйственное производство так и не поддалось воссозданию.

Попытки сдвинуться с места имелись. «Россельхозбанк» в 2006 году предложил предпринимателям на льготных условиях кредитование строительства современных животноводческих комплексов. От инвесторов, руководителей хозяйств поступили заявки на строительство крупных современных предприятий по производству говядины и свинины в хуторах Романове, Гурееве, в станице Андреевской. Депутаты Законодательного Собрания области утвердили объёмы помощи: каждому по 35-40 миллионов заёмных рублей, погашение из казны государства процентов на величину 2/3 ставки рефинансирования. Прошло время - в банк руководители не идут. На вопрос о причинах выставили одну: «Государственные дотации составляют 2-3% от объёмов производства продукции. А Европа дотирует до 45%. Выйдем на рынок и там с ними встретимся. И что дальше?» Финальная сцена из «Ревизора».

В девяностые всю налоговую и финансовую систему устроили так, что производить зерно, молоко и мясо стало производить невыгодно. В «нулевые» не сделано ничего, чтобы сдвинуть дело с мёртвой точки. В Дубовском районе национальный проект «Развитие агропромышленного комплекса» угас, не родившись. Та же участь постигла Программы по жилью, по поддержке малого бизнеса. Это были нужные, актуальные документы, можно назвать примеры их положительного воздействия на экономическую и социальную жизнь района. Но реальные достигнутые рубежи оказались незначительными.

Наука утверждает, что уровень рентабельности 15-30% вероятен только на сельскохозяйственных предприятиях, основанных на оптимально крупной концентрации и выраженной специализации, при наличии больших земельных угодий. Только там возможны компьютерный учёт затрат, современное оснащение техобслуживания, новые типы животноводческих помещений, занятость населения.

Фермерская техническая и технологическая база стала в противоречие с основными экономическими законами. Не происходила дальнейшая механизация труда, не внедрялись новейшие агротехнологии. Требовались существенные вложения в удобрения, специальную технику, на агрокультуру. Стала невозможной организация централизованного снабжения и сбыта, развитие кооперации, ибо государство самоустранилось от этой атрибутивной функции. Фермер не попал со своей продукцией в серьёзные торговые сети, на крупные предприятия переработки, ибо он не смог выполнить требования по объёму и периодичности поставок. Проявились беды мелкотоварного производства: несоблюдение агросроков, отсутствие ремонтной базы, послеуборочной обработки зерна, реализация продукции через случайных скупщиков в виде натуроплаты и за аренду техники, продажа бункерного зерна.

Состояние многих транспортных и погрузочных средств подошло к критическому значению. Парк комбайнов и энергонасыщенных тракторов, срок службы которых превышал 10 лет, составил 80%. В Дубовском районе показатели сложились ещё более угрожающие. За пределом срока амортизации эксплуатировалось 86% тракторов и 77% зерноуборочных комбайнов. А ежегодное приобретение комбайнов и тракторов - не более десятка на весь район.

Так и не возродилось применение высококачественных сортов зерновых культур, обеспечение отрасли квалифицированными кадрами.

О какой-либо нормальной рентабельности хозяйств, высокой прибыльности в этих условиях речи не шло. За 2009 год сельхозорганизации района получили отрицательный финансовый результат, убыток составил 92,7 млн. рублей, в 2011 году - убыток 32 миллиона рублей. Район продолжал быть дотационным, от 80 до 85% финансовых средств он стал потреблять из областного бюджета.

Пришло явление, которое можно назвать «рискованным ведением сельского хозяйства». Например, в совхозе «Восточный», переименованном сначала в «Гуреевский», а потом в «Аграрий», с приходом нового хозяина приобрели четыре трактора Т-150 с полным шлейфом навесного оборудования, новые культиваторы, сеялки, два «Кировца», установки по внесению жидких удобрений, новейшие высокопроизводительные комбайны. Прошло несколько лет, ушёл инвестор. Технику «Россельхозбанк» в счёт погашения кредита выставил на аукцион. Хозяйство было выставлено на банкротство, ликвидировано, уволено 84 человека. В конечном счёте, пострадали люди.

Низкими темпами шла постройка жилья. По вновь введённым квадратным метрам строительство ещё как-то видно. Однако цифры приобретения квартир семьями незначительные. Среднедушевой ежегодный ввод жилья составил мизерную цифру - 0,09 квадратных метров на человека. Перевод жилья в категорию ветхого наступал быстрее, чем ввод нового. В целом строительство как отрасль вошло в полосу длительной стагнации. Проще сказать - в сфере производства не строилось почти ничего.

Карьерные лифты (возможности продвижения по службе) на сто процентов остановились даже для представителей правящей прослойки. Путь наверх для простого сельского паренька был не просто прекращён - он полностью задраен.

За счёт государственной казны несколько укрепились материальная база социальной сферы. Достижением стало появление в домах дубовчан газа, затем зажгли газовый факел в хуторах Щеглове, Ериковском, Весёлом.

Была достигнута надёжная эксплуатация Дубовско-Заветинского группового водопровода. После обработки на очистительных сооружениях, расположенных возле станицы Жуковской, питьевая вода поступает в село Дубовское, хутора Овчинников, Ериковский, Вербовый Лог, Весёлый, станицы Андреевскую, Жуковскую, Баклановскую. В остальных населённых пунктах улучшилось водоснабжение из подземных источников, вновь было пробурено около 30 скважин. В селе Дубовском реконструировали водопровод.

К этому времени показало свой норов Цимлянское море. Построенное по проекту на 50 лет, оно стало заиливаться, обрушивая берега станиц и хуторов. Ежегодно под водохранилище уходит до восьми метров земли, а при сильном северном ветре вода топит до 20 метров. Под воду ушли 27 тысяч гектаров земли. Затопление грозит восьми прибрежным хуторам и станицам, вода подступает к насосной станции. Производилось укрепление берега, но это занятие дорогостоящее, просматриваются и варианты переселения жителей из опасной зоны.

Поддерживалось на прежнем уровне электроснабжение. Частично восстановили ремонты основных дорог. Завершили строительство новой поликлиники на 150 посещений в день. Укрепилась материальная база центральной районной больницы, она была оснащена новым оборудованием для эндоскопических, ультразвуковых исследований. Но почему-то редко кто из жителей района посчитал, что медицинское обслуживание улучшилось.

В цехе связи построили новый центр передачи данных, что позволило обеспечить качественный доступ к Интернету. Ввели в эксплуатацию цифровую АТС на 115 номеров с расширением общей ёмкости до 3.000 номеров, что существенно сократило очередь на установку телефонов.

В 1993 году создали Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов. Внедрили систему обслуживания пенсионеров на дому. В 1994 году организовали Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних. В его структуру вошёл детский приют «Алёнушка». Целью этой организации стала профилактика безнадзорности, помощь несовершеннолетним, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

Капитально отремонтировали Дубовскую, Вербовологовскую, Барабанщиковскую, Жуковскую, Гуреевскую, Андреевскую школы, Семичанскую школу-интернат, детские сады «Ромашка», «Ручеёк», «Берёзка», «Золушка». Укрепилась материальная база обучения. Были приобретены новые предметные кабинеты, компьютерное оборудование, интерактивные аппаратно-программные комплексы, школьные автобусы.

Но в сельское образование пришёл кризис нехватки учителей, 56% преподавателей имели возраст старше 55 лет, цифра для образования критическая. Неуклюжие реформы, негативное отношение к педагогическим кадрам, привели к падению уровня и качества знаний учащихся. Ставка учителя стала в четыре меньше, чем средняя заработная плата монтажника. Школы перестали играть роль «лифтов», поднимающих талантливых, но бедных ребят из низов общества к его вершинам. Что-то непонятное произошло с воспитанием. Где стали умалчивать об этой задаче образовательного процесса, где попросту убрали её «за ненадобностью».

В 1956 году в первый класс Семичанской школы пошло более пятидесяти наследников хуторян. В 2010 году первоклассников стало четверо, годом позже ни один маленький семичанин не пришёл в школу. В первом классе - 0 учеников. Такого в истории района, начиная с XIX века, не было.

В материально-техническом обеспечении медицины произошли положительные сдвиги. Но и сюда пришёл кадровый голод. Укомплектованность врачами составила всего 52%. Количество врачей на 1.000 населения за 20 лет снизилось в полтора раза.

Культура уцелела лишь частично. В районном Доме культуры, в музыкальной школе работники продолжали вести достаточно квалифицированную культурно-просветительскую деятельность. Но массовое участие людей в этом процессе, особенно в хуторах и станицах, было сведено к минимуму.

В 1991 году по благословению митрополита Владимира (Сабодана) в селе Дубовском открыли храм прихода Владимирской иконы Божией Матери. В храме служил в 1991-1997 годах иерей Валерий Коренев, 1997-1999 - иерей Павел Артамонов, 2000-2005 - протоиерей Петр Гладырев, в июле-сентябре 2005 года иерей Георгий Таишев. С сентября 2005 года служит настоятель храма иерей Валерий Шпаков. Он награждён орденом казачества «За Веру, Дон и Отечество» 3-й и 2-й степеней, двумя медалями казачества.

Было принято решение об электрификации ветки Волгоград - Котельниково - Сальск - Тихорецкая. С постройкой второго железнодорожного полотна скорость пассажирских поездов выросла с 80 до 120 км/ч, а грузовых с 60 до 100 км/ч. Через станцию Ремонтная в летний период курсировали 32 пассажирских поезда.

Значимые успехи произошли в сфере обслуживания. На автодороге Волгоградского направления появился комплекс, объединяющий автозаправочную станцию, мотель, магазин, сервисные службы. Отремонтировали гостиницу, с введением в строй новых магазинов «Магнит», «Хозяин» центральная часть села Дубовского приняла другой облик. Но всё равно смотрят пустыми глазницами кинотеатр «Родина», книжный магазин, кафе «Встреча», столовая райпо, офис райпо, магазин ПМК-14.

Все эти достижения прошли как-то мимо благополучия жителей района. Социальная напряжённость обострилась. Среднесписочная численность работников по полному кругу предприятий и организаций составила в декабре 2009 года 3.966 человек, а в декабре 2010 года - 3.494, снизившись на 472 человека. Это на 11 тысяч трудоспособного населения. За год было создано аж два рабочих места. Статистика же стыдливо гласила: «уровень зарегистрированной безработицы в районе составлял 1,7% от численности экономически активного населения».

В районе было зарегистрировано 6,2 тысяч получателей мер социальной поддержки, почти каждый третий житель писал в заявлении государству: «Прошу…», люди уже не могли существовать самостоятельно.

Особенно сильно крушение и депрессия прошлись по хуторам. Нет работы. Нет денег. Нет жизни. Молодёжь ринулась в города, на любую работу, лишь бы выжить. Продолжался процесс вымирания сельского населения. Рождаемость скатилась до 11 родившихся на 1.000 населения. Смертность превышала эти показатели. В 1987 году население составило 24.200 человек, в 2011 году нас стало только 22.800. За 25 лет потери местного населения были ещё большими, они составили 21%. И уже почти никто не скажет, что это время стало символом спокойствия и зажиточности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Попытаемся осветить наиболее важные, центральные сюжеты истории региона. С учётом приведённых фактов и событий в истории Задонья можно представить следующие этапы.

  1. Начало XIX века - 60-е годы: корпускулярное закрепление новых населённых пунктов.

  2. С 60-х и до 1914 года: период первой модернизации.

  3. Первая мировая и Гражданская войны.

  4. 1920 - 1941: вторая модернизация, просвещение и начало технического переворота.

  5. 1941 - 1955: Великая Отечественная война и восстановление хозяйств.

  6. 1956 - 1990: третья модернизация, существенный прогресс во всех сферах производства, строительства и социальной жизни.

  7. 1991 - 1998: крушение.

  8. 1999 - ?: депрессия.

Первая модернизация знаменовала переход экономики хозяйств на увеличение доли продукции растениеводства с сохранением позиций скотоводства. Улучшилась продуктивность животноводства. Увеличилось количество выработанной продукции. Произошло оснащение новыми орудиями труда. Получила развитие торговля. «Верхняя» четверть населения существенно улучшила своё благосостояние. Быстрое развитие капиталистических отношений серьёзным образом преобразило культурно-хозяйственную среду региона. Достижения в экономике создали при этом сложные узлы противоречий, которые пришлось буквально разрубить в годы революции и Гражданской войны.

Вторая модернизация знаменовала начало механизации труда. Увеличена урожайность, вырос потенциал хозяйств. Снижена себестоимость сельскохозяйственной продукции. Стала существенно наращиваться инфраструктура социальной жизни. Произошло общее повышение грамотности всех слоёв населения, безграмотность была ликвидирована.

Третья модернизация - время существенного экономического развития района, резко увеличилась товарность производства, государственные заготовки выросли в 2,5 раза. Произошло оснащение техникой, приближающейся по характеристикам к мировым стандартам, а в системе «цена-качество» зачастую их превосходящей. Существенными были социальные преобразования.

Главный признак данных периодов - их относительная недолговечность. Тюльпаны цветут недолго не только в природе. Как оказалось, и в экономике, в социальной жизни - тоже.

Какой бы ни была история - это наше наследство, наследие славное, героическое. Было много ошибок, неудач, просчётов, однако они не сравнимы с величиной и значимостью достигнутого, с мощью подвигов наших отцов и дедов.

2011 год

с. Дубовское

В. Дронов

Приложение №1

Населённые пункты, расположенные на территории Дубовского района в 1781 - 2002 гг.

Авчинников, хутор, в 1915 г. в ст. Терновской, в 1923 г. Овчинников в Цимлянской вол., н\в х. Овчинников в Жуковском с\п.

Агрономов, основан до 1929 г., н\в в Вербовологовском с\п.

Адьянов, хутор, основан до 1926 г., в 1939 г. в Эркетиновском с\с, н\в в Весёловском с\п.

Алексеевский, хутор, основан до 1926 г. в Барабанщиковском с\с, упр.

Альдобульский, хутор, основан до 1837 г., в 1915 г. в ст. Баклановской, в 1923 г. х. Алдабульский (посёлок Алдобульский) в Цимлянской вол., в 1939 г. в Баклановском с\с, н\в в Малолученском с\п.

Андреевская, станица, основана до 1811 г. как хутор Плетнёв, в 1915 г. ст. Андреевская, ст. Княже-Андреевская в 1-м Донском окр., в 1917 г. ст. Андреевская в Сальском окр., в 1923 г. в Ильинской вол., в 1924 г. в Дубовском р-не, в 1931 г. в Калмыцком р-не, с 1934 г. в Дубовском р-не, н\в в Андреевском с\п.

Атаманская, станица (около х. Лопатин), основана в 1880 г., в 1923 г. в Атамановской вол, с 1924 г. в Дубовском р-не, в 1926 г. - ст. Атамановская, с 1931 г. в Заветинском р-не, с 1934 г. в Атамановском сельсовете (комендатура) Дубовского р-на, в 1939 г. хутор в Кировском с\с, в 1963 г. присоединена к х. Лопатин.

Бабий Лиман, временное поселение, (?), около х. Присальский, упр.

Баклановская, станица, в 1906 г. перенесена с правого берега р. Дон в х. Колодезный, в 1922 г. упразднена, хутор Баклановский в 1922 г. вошёл в Цимлянскую вол., в 1939 г. станица в Баклановском с\с, н\в в Малолученском с\п.

Баклановский, хутор, основан до 1837 г. около х. Альдобульского, в 1915 г. в ст. Баклановской, в 1939 г. в Баклановском с\с, упр.

Барабанщиков, хутор (около х. Щеглов), посёлок Барабанщиков основан <> 1781 г., в 1920 г. в Ильинской вол., с 1924 г. в Дубовском р-не, в 1939 г. в Барабанщиковском с\с, в 1987 г. упр.

Барабанщиковский, хутор (?), (около х. Барабанщиков), в 1926 г. в Барабанщиковском с\с, упр.

Балдырь, хутор, основан до 1891 г., (около х. Сиротский), б. 4-я сотня Верхнего улуса, х. Балдырский, Болдырев, до 1882 г. в ст. Потаповской, в 1926 г. х. Болдырь в Атамановском с\с, в 1963 году упр.

Белоусов, хутор, основан до 1871 г. около х. Лопатин, упр.

Вербовый Лог, хутор, основан в 1929 г., с 1939 г. в Вербовологовском с\с.

Верхний-Жиров, хутор, основан в 1788 г. как посёлок Верхне Жировский, в 1894 г. посёлок Верхне-Жиров Ильинской вол., в 1915 г. хутор Верхне-Жиров в Ильинской вол., в 1920 г. х. Верхне-Жиров-Павлинский в Ильинской вол., в 1939 г. хутор В-Жиров в Барабанщиковском с\с, н\в в Барабанщиковском с\п.

Весёлый, хутор, основан <> в 1926 г., в 1939 г. в Дубовском с\с, н\в в Весёловском с\п.

Вишнёвый, хутор, основан с 1963 г. в Присальском с\с, б. нас. п. ф. №4, с 1966 года в Мирнинском с\с, н\в в Мирненском с\п.

Воробьёв, хутор, основан до 1837 г., после 1837 г. - хутор Минаев, упр.

Гуреев, хутор, основан <> 1880 г. как хутор Чиков, в 1922 г. хутор Гурьевский, в 1926 г. станица Гуреевская, в 1939 г. в Комиссаровском с\с, н\в в Гуреевском с\с.

Дальний, хутор, основан в 1963 г. в Комиссаровском с\с, б. нас. п. ф. №5 с-за «Комиссаровский», с 1966 г. в Присальском с\с.

Донской, хутор, основан до 1922 г., н\в в Романовском с\п.

Дубовское, село, хутор Дубовской основан в 1786 г., в 1837 г. посёлок в ст. Нижне-Куромярской, в 1859 г. х. Дубовсков, в 1915 г. хутор в составе ст. Княже-Андреевской, в 1920 г. в Андреевской вол., в 1921 г. в Ильинской вол., в 1921 г. х. Дубовской, в 1924 г. станица Дубовская, в 1925 г. село Дубовское, 1926 г. - 1929 г. станица Дубовская, н\в

в Дубовском с\п.

Дубовский, хутор, в 1926 г. - около станицы Дубовская, вошёл в состав села Дубовского.

Ежов, хутор, основан до 1926 г. в Жуковском с\с, упр.

Ериковский, хутор, основан до 1905 г., в 1915 г. в ст. Баклановской, в 1923 г. в Цимлянской вол., в 1939 г. в Дубовском с\с, в Романовском с\с, н\в в Дубовском с\п.

Ермаков, хутор, основан до 1929 г. (около с. Дубовское), упр.

Жарков, хутор, основан до 1837 г., (около ст. Жуковской), упр.

Жуковская, станица, основана как хутор Жуков до 1863 г., хутор Жуковский в 1922 г. в Филипповской вол., в 1923 г. х. Жуков в Цимлянской вол., в 1939 г. станица Жуковская в Жуковском с\с.

Зык, временное поселение, в 1908 г. в ст. Потаповской, упр.

Ивановка, хутор, основан до 1926 г. в Андреевском с\с, в 1939 г. в Калининском с\с, н\в в Андреевском с\п.

Ильинка, слобода, основана как хутор в 1791 г., в 1915 г. слобода в ст. Нижне-Курмоярской, в 1920 г. станица, в 1967 г. упр.

Казачья Весна, выселок, основан до 1926 г. в Подгоренском с\с, упр.

Калинин, хутор, основан до 1939 г., в 1957 г. в Семичанском с\с, с 1966 года в Гуреевском с\с.

Калинин, хутор, (около ст. Андреевской), в 1939 г. в Калининском с\с, в 1965 г. упр.

Кирсанов, хутор, около х. Гуреева, <> 1823 г., упр.

Клёпкин, хутор, основан <> 1837 г. около х. Алдобульского, далее - Пронин, Пронинский, упр.

Клочков, хутор, основан до 1812 г., после 1837 г. - хутор Кудинов.

Ковалевский, хутор, основан до 1922 г. в Баклановской вол., в 1926 г. х. Ковалёв в Баклановском с\с, упр.

Колодезный, хутор, основан до 1837 г., в 1906 г. в него перенесена ст. Баклановская, в 1915 г. в Терновской ст., в 1922 г. в Баклановской вол., в 1923 г. в Цимлянской вол., в 1939 г. в 1939 г. в Жуковском с\с, упр. в 1939 г. оренская в Подгоренском с\с.йкома К.ухарев.става седьхозартелей - обязать 104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104104

Комаров, хутор, основан до 1812 г., (около ст. Малая Лучка), в 1837 г. х. Комаревский, в 1915 г. в Нижне-Курмоярской ст., в 1923 г. в Цимлянской вол., в 1926 г. х. Комаровский в Малолученском с\с, в 1967 году упр.

Комиссаров, хутор, основан как Коммисаров в 1906 г. в ст. Нижне-Курмоярской, в 1923 г. Комиссаров в Цимлянской вол., в 1936 г. в Ильинском с\с, в 1936 г. пос. Комиссаровский Дубовского р-на, (?) переименован в х. Семичный.

Королёв, хутор, основан до 1837 г., в 1915 г. в ст. Нижне-Курмоярской, в 1922 г. в Цимлянской вол., н\в в Вербовологовском с\п.

Кошары, временное поселение, в 1907 г. в ст. Потаповской, упр.

Кравцов, хутор, (?), в 1915 г. поселение Кравцовское в Ильинской вол., в 1920 г. хутор в Ильинской вол., с 1939 г. в Барабанщиковском с\с.

Кривский, хутор, основан как х. Кривской до 1812 г., в 1837 г. х. Кривенской, в 1915 г. в Нижне-Курмоярской ст., в 1922 г. в Баклановской вол., в 1926 г. х. Кривенский, с 1939 г. хутор Кривский Малолученского с\с.

Крюков, хутор, основан до 1915 г. в ст. Терновской, н\в в Барабанщиковском с\п.

Кудинов, хутор, основан до 1812 г. как х. Клочков, с 1837 г. хутор Кудинов, в 1915 г. в ст. Нижне-Курмоярский, в 1916 г. переведён в ст. Княже-Андреевскую, в 1920 г. в Андреевской вол., в 1968 г. передан в Семичанский с\с.

Кут-Кудинов, хутор, в 1907 г. временное поселение Кудинов Кут, в 1920 г. в ст. Эркетинской, 1921 г. в Андреевской вол., в 1939 г. в Эркетиновском с\с, н\в в Андреевском с\п.

Куропатин, хутор, образован в 1963 году в Комиссаровском с\с, н\в в Присальском с\с.

Лапин, хутор, (около ст. Малая Лучка), основан в 1812 г., до 1837 г. переименован в х. Сибиречный, упр.

Лапина, временное поселение, (?), в 1907 г. в ст. Потаповской, и\у\д.

Ладыгин, хутор, основан в 1871 г. около х. Лопатин, упр.

Ладыгин, хутор, (?), около х. Присальский, упр.

Ленина, хутор, основан <> 1926 г. в Андреевском с\с, н\в в Семичанском с\п.

Ленинский, хутор, (?), (около х. Ленина), упр.

Лесной, хутор образован в 1963 г. в Вербовологовском с\с, б. насел. п. ф. №1, с 1965 года в Барабанщиковский с\с.

Лопатин, хутор, основан в 1921 г. как х. Лопатинский в Атаманской вол., в 1987 г. х. Лапатин, в 2002 г. х. Лопатин, н\в в Гуреевском с\п.

Лошманов, хутор, основан до 1837 г. около х. Королёв, после 1837 г. - хутор Минаев, упр.

Мазановский, хутор, (?), (около ст. Эркетинской), в 1915 г. вр. поселение Мазановское, в 1920 г. в Эркетинской ст., в 1921 г. в Андреевской вол., упр.

Малая Лучка, станица, х. Малолучный основан до 1812 г., в 1915 г. в ст. Нижне-Курмоярской, в 1923 г. х. Малолучный в Цимлянской вол., с 1939 г. - станица Малая Лучка в Малолученском с\с.

Марьянов, хутор (около ст. Андреевской), основан до 1812 г., в 1915 г. в ст. Нижне-Курмоярский, в 1920 г. в Андреевской вол., упр.

Мелиоративный, посёлок, (?), разъезд в Семичанском с\с, в 1939 г. в Комиссаровском с\с, в 1987 г. упр.

Минаев, хутор, (около х. Агрономов), основан до 1837 г. как хутор Воробьёв, а также Лошманов, в 1915 г. в ст. Нижне-Курмоярской, в 1920 г. в Андреевской вол., упр.

Минаев, хутор, (?), (около х. Вербовый Лог), н\в в Вербовологовском с\п.

Минаевский, посёлок, (?), разъезд в Веселовском с\с, , в 1939 г. в Ильинском с\с, в 1987 г. упр.

Мирный, хутор, основан в 1963 г., в Присальском с\с, б. нас. п. ф. №3 с-за «Присальский», с 1966 года в Мирнинском с\с, н\в в Мирненском с\п.

Моисеев, хутор, основан до 1837 г. при реке Сал, в 1920 г. посёлок Моисеевский в ст. Чунусовской, в 1921 г. х. Моисеевский, в 1915 г. х. Моисеев в Баклановской ст., в 1923 г. в Цимлянской вол., в 1939 г. в Дубовском с\с, н\в Романовском с\с.

Молокан, хутор, основан до 1926 г. в Дубовском с\с., упр.

Назаров, хутор, образован в 1963 г. в Вербовологовском с\с, с 1965 г. в Барабанщиковском с\с.

Новогашунский, хутор, б. хутор Хурульный, б. х. Поперечный, переименован в 1932 г. в ст. Чунусовскую, н\в в Веселовском с\п.

Новосальский, хутор, основан до 1939 г. в Калининском с\с, н\в в Андреевском с\п.

Ново-Самсонов, хутор, основан до 1926 г. в Дубовском с\п, упр.

Овчинников, хутор, б. Авчинников, в 1923 г. в Цимлянской вол., с 1939 г. в Жуковском с\с.

Островский, хутор, основан до 1837 г. при б. Ерик, (около х. Агрономова), упр.

Павлиновка, хутор (около х. Щеглова), в 1915 г. поселение Павленское в Ильинской вол., в 1921 х. Павлиновка, Павлинский в Ильинской вол., в 1939 г. х. Павловский в Барабанщиковском с\с., упр.

Первомайский, выселок, основан до 1926 г. в Баклановском с\с, упр.

Плетнёв, хутор, основан до 1811 г., с 1915 г. - станица Андреевская.

Подгорненская, станица, (?), в 1915 г. в Терновской ст., в 1923 г. хутор Подгорный в Цимлянской вол., в 1926 г. станица Подгоренская в Подгоренском с\с, н\в в Жуковском с\п.

Подгора, хутор, (?), в 1939 г. в Жуковском с\с, упр.

Подгоры, посёлок, в 1986-1995 гг. спутник Волгодонской АЭС, упр.

Поперечный, (?), хутор, в 1926 г. в Эркетинском с\с, впоследствиии - х. Ново-Гашунский.

Потаповская, станица, (около х. Сиротский), б. 3-я сотня Верхнего улуса, б. ст. Болдыревская, ст. 1-я Болдыревская., в 1920 г. х. Потаповский в Атаманской вол., упр.

Присальский, хутор, основан в 1927 г., с 1939 г. посёлок Присальский в Присальском с\с.

Пронин, Пронинский, хутор, б. Клёпкин, основан <> 1837 г. около х. Алдобульского, упр.

Пятилетка, хутор, образован в 1963 г. в Присальском с\с, б. нас. п. ф. №1 с-за «Присальский».

Романов, хутор, основан до 1920 г., в 1939 г. в Дубовском с\с, н\в в Романовском с\п.

Сайгачий, хутор, (около х. Мирный) образован в 1963 г. Присальском с\с из б. нас. п. ф. №2 с-за «Присальский», в 1966 году в Мирнинском сельсовете, в 1987 г. упр.

Садки, хутор, (около х. Щеглов), основан до 1834 г., в 1923 г. в Цимлянской вол., с 1924 г. в Дубовском р-не, в 1939 г. хутор Садков в Барабанщиковском с\с, в 1987 г. упр.

Сады, хутор, (около сл. Ильинка), в 1939 г. хутор Садовский в Ильинском с\с, упр.

Сал, посёлок, (?), (около х. Кравцов), разъезд в Барабанщиковском с\с, в 1987 г. упр.

Сал-Адьянов, хутор, основан до 1937 г., в 1939 г. в Эркетиновском с\с, н\в в Андреевском с\п.

Самсонов, хутор, (около х. Агрономов), основан в 1866 г., в 1923 г. в Баклановской вол., в 1923 г. в Цимлянской вол., в 1926 г. х. Старо-Самсонов в Дубовском с\с, упр.

Семичный, хутор, основан в 1906 г. как х. Коммисаров, в 1929 г. пос. Комиссаровский, переименован в Семичный в (?) г., н\в в Семичанском с\п.

Сергеев, хутор, основан как посёлок в 1796 г., (около х. Щеглов), в 1915 г. хутор в Ильинской вол., упр.

Сибиречный, хутор, (около ст. Малая-Лучка), основан в 1812 г. как хутор Лапин, до 1837 г. переименован в х. Сибиречный, в 1915 г. - в Цимлянской ст., в 1922 г. х. Сибирячный, в 1926 г. х. Сибирки, в 1965 г. х. Сибирьки Мало-Лученского с\с, в 1965 г. упр.

Сиротинский, хутор, (около ст. Эркетинской), в 1920 г. в ст. Эркетинской, в 1921 г. в ст. Потаповской, в 1922 г. в Андреевской вол., в 1939 г. в Эркетиновском с\с, н\в хутор Сиротский в Андреевском с\п.

Сиротский, хутор, основан <> в 1880 г. в ст. Нижне-Курмоярской, в 1939 г. хутор в Кировском с\с, н\в в Комиссаровском с\п.

Снежный, хутор, образован в 1963 г. в Комиссаровском с\с, б. нас. п. ф. №3 с-за «Комиссаровский».

Советский, хутор, образован в 1963 г. в Семичанском с\с, с 1966 г. в Гуреевском с\с.

Старо-Дубовка, хутор, (около с. Дубовское), в 1963 году присоединен к с. Дубовскому.

Старо-Самсонов, хутор, (?), в 1926 - в Дубовском с\с, упр.

Стоковый, хутор, (около х. Агрономов), образован в 1963 году из нас. п. станция Стоковая Дубовского с\с, в 1987 г. упр.

Тарасов, хутор, (около х. Кудинов), образован в 1809 году как посёлок в Ильинской вол., в 1920 г. в Андреевской вол., в 1939 г. в Андреевском с\с, в 1965 г. упр.

Тюльпанный, хутор, образован в 1963 г. в Комиссаровском с\с из б. нас. п. ф. №2 с-за «Комиссаровский».

Февралёв, хутор, основан до 1915 г. в ст. Терновской, в 1922 г. в Баклановской вол., в 1926 г. в Подгоренском с\с, упр.

Харсеев, хутор, в 1915 г. в Терновской ст., в 1922 г. в Баклановской вол., в 1926 г. х. Хорсеев, в 1939 г. в Подгоренском с\с, н\в в Жуковском с\п.

Холостонур, хутор, (около х. Сиротский), основан до 1907 г. как временное поселение Хулуста-Нур ст. Потаповской, в 1926 г. х. Халастанур в Атамановском с\с\, н\в в Комиссаровском с\п.

Хоринка, временное поселение, (?), около х. Присальский, упр.

Худжуртинский, хутор (?), (около х. Сиротский), в 1900 г. х. Худжуртянский, в 1921 г. в Граббевской вол., в 1922 г. в Эркетинской вол., в 1926 г. упр.

Хурульный, хутор, (?), в 1926 г. в Атаманском с\с, упр.

Хурульный, хутор, (?), в 1907 г. переименован в хутор Чунусовский, ныне - х. Ново-Гашунский.

Чиков, хутор, основан <> 1880 г., в н\в хутор Гуреев.

Червлёный, хутор, (?), (около ст. Баклановская), в 1922 г. в Баклановской вол., упр.

Ченцова, посёлок, основан до 1906 г. около х. Семичный, упр.

Чунусовская, станица, б. 1-я сотня Среднего улуса, до 1907 х. Хурульный, хутор Чунусовский с 1907 г., в 1920 г. ст. Чунусовская, в 1932 году упразднёна, основан х. Новогашунский.

Щеглов, хутор, основан до 1915 г., в 1922 г. х. Щегловский в Баклановской волости, с 1939 г. хутор Щеглов в Барабанщиковском с\с.

Эркетиновская, станица, б. 4-я сотня Верхнего улуса (Эркет), Иркитинская, Эркитинская, Эркетеневская, станица Эркетинская с 1908 г., н\в в Андреевском с\п.

Яблочный, хутор, образован в 1963 году в Семичанском с\с из ф. №1 с-за «Семичанский».

Источники:

«Административно-территориальное деление Ростовской области, часть 1. Донская область 1920-1924 по переписи 1920 г.», справочник, Ростов-на-Дону, 1989 г.

«Административно-территориальное деление Ростовской области, часть II, (1924-1937гг.)», справочник, изд. ГАРО, 1996 г.

«Памятные книжки Войска Донского на 1866-1916 гг.», Новочеркасск.

«Ростовская область. Административно-территориальное деление (на 1 июля 1988 года)», Ростов-на-Дону, Ростовское книжное издательство, 1988 г.

«Сборники Областного Войска Донского Статистического Комитета», Новочеркасск, 1901, вып. I, 1901, вып. II, 1902, 1904, 1905, 1906, 1907, 1908, 1909, 19010, 1913, 1914, 1915 гг., Новочеркасск.

«Территориальные образования и переименования населённых пунктов Ростовской области за 1937-1970 гг.», ГАРО, Ростовское книжное издательство, 1976 г.

Материалы муниципального архива Дубовского района.

Приложение №2

Атаманы станиц и хуторов

Наименование

Чин, Ф.И.О., годы

Хутор Авчинников (Овчинников)

Казак Ф.А. Водолазов 1900

Урядник М. Авчинников 1905

Казак К. Февралёв 1910

Урядник И. Текучёв 1914-1915

Станица Андреевская

Хутор Плетнёв

Урядник А.А. Ченцов 1917-1918

Урядник Н.Д. Селиванов 1918

Урядник В.А. Бородин 1900

Казак Н. Яковлев 1905

Урядник П. Бородин 1910-1912

Урядник И. Бородин 1914-1915

Станица Атаманская

Станичные атаманы

Хуторские атаманы

Урядник А.И. Фомичёв 1880-1885

Сотник В.Н. Балабин 1885-1889

Хорунжий А.В. Нестеров 1889-1917

Казак И. Карасёв 1900-1902

Урядник Л.В. Текучёв 1903-1910

Урядник Е. Зипунников 1910-1912

Урядник Я. Киреев 1912-1917

Хутор Алдобульский

Казак Я.А. Шлянсков 1900

Казак Т. И. Кузнецов 1905

Урядник С. Иванов 1910

Казак П. Казьмичёв 1912-1915

Казак Н. Иванов 1916

Станица Баклановская

Станичные атаманы

Хуторской атаман

Урядник И.С. Хохлачёв 1985, 1892

Урядник Ф.Т. Фомин 1890

Урядник А.К. Поляков

Урядник В.С. Савельев 1892

Урядник А.Е. Хохлачёв 1895

Урядник А.Н. Кузнецов 1895-1905

Урядник В.Н. Ежов 1916

Казак С.П. Журавлёв 1900

Урядник М. Писковацков 1915

Хутор Гуреев

Урядник Ф. Антонов 1900-1904

Казак М. Спиридонов 1904-1908

Урядник П. Антонов 1908-1916

Казак П. Трефилов 1916-1917

Хутор Дубовский

Урядник А. Королевский 1905

Урядник И. Маркин 1910

Казак И. Хохлачёв 1912

Урядник А. Пупков 1916

Хутор Ериковский

Урядник Киселев

Урядник Е. Изюмов 1912-1915

Урядник Абросимов

Хутор Жуков

Урядник К.С. Ежов 1900

Урядник М. Бурмистров

Урядник П. Жуков 1910

Урядник И. Шевердяев 1914-1916

Хутор Колодезный

Урядник А.М. Кузнецов 1900

Казак И. Егунов 1905

Казак К. Сысоев 1910

Казак И. Нарбеков 1914-1916

Хутор Комаров

Казак И.М. Полубедов 1900

Казак И. Киреев 1905

Урядник С. Поляков

Казак П. Лошманов 1914-1916

Хутор Королёв

Урядник А.Я. Кареньков 1900

Урядник А. Попов 1905

Урядник А. Абросимов

Казак А. Кареньков 1910-1914

Урядник И. Бударин 1914-1916

Хутор Кривской

Казак В.П. Бородин 1900

Урядник К. Бородин 1905

Урядник Ф.Туголуков 1910

Урядник И. Топорков 1912-1916

Хутор Крюков

Казак Я.А. Предков 1900

Казак А. Дорохов 1905

Казак П. Жеребятьев 1910

Казак Я. Предков 1914-1915

Казак И. Зиновьев 1916

Хутор Кудинов

Урядник А.Г. Чекунов 1900

Урядник А. Лактионов 1905

Урядник Ф. Топорков 1910

Урядник А. Лактионов 1912-1916

Хутор Малолучный

Казак В.В. Орешкин 1900

Казак Е. Плахов 1905

Казак И. Орешкин 1910

Казак И. Фёдоров 1912-1914

Хутор Марьянов

Казак Е. Кононов 1900

Урядник И. Черкесов 1905

Урядник П. Куприянов 1912

Урядник П. Кирьянов 1914-1915

Урядник Ф. Васильев 1916

Хутор Минаев

Казак П. Казьмин 1905

Урядник Ф. Свиридов 1910

Урядник И. Орлов 1912-1916

Хутор Моисеев

Казак А.И. Пономарёв 1900

Урядник Е. Изюмов 1912

Казак В. Андриянов 1916

Казак А. Астахов 1914-1915

Хутор Подгорный

Казак Ф.Ф. Григорьев 1900

Урядник Д. Клевцов 1905

Казак Ф.Ф. Григорьев 1910

Урядник П. Туголуков 1914

Урядник П. Жиров 1915

Станица Потаповская

Казак У. Тактинов 1892

Казак Д. Пальтекин 1894

Казак Д. Ульянов 1895

Губернский секретарь Д.П. Ремилев 1896

Казак Л.С. Дакинов 1903-1905

Губернский секретарь Д.П. Ремилев 1905-1906

Урядник Ц.М. Зартынов 1906-1908

Урядник Э. Джамбинов 1908-1911

Урядник К. Давдунов 1911-1912

Урядник Э. Джамбинов 1912-1916

Урядник К. Джамбинов 1916-1917

Хутор Самсонов

Казак Т. Агапов 1905

Урядник И. Золотарёв 1912-1916

Хутор Сибиречный

Казак М.В. Плахов 1900

Казак И. Демидов 1910

Урядник В. Гордеев 1916

Хутор Тарасов

Казак А. Бородин 1900

Казак А. Иванов 1905

Казак Н. Киреев 1910

Казак А. Иванов 1912

Казак Е. Алпатов 1914-1916

Хутор Харсеев

  • Казак А.С. Шляхтин 1900

Урядник М. Черников 1905

Каз.П Казак П. Туголуков 1910-1915

Станица Чунусовская

Сотенные сотники

Станичные атаманы

Хуторские атаманы

Чун

Старший урядник В. Панцуков 1868-1870

Урядник Б. Шуваринов 1877-1878

Урядник И. Емченов 1878-1881

Казак В. Шунхуров 1881-1883

Урядник Б. Панцуков 1883-1885

Урядник Б. Адьянов 1885-1887

Казак Б. Шуваринов 1887-1889

Урядник А. Якупов 1889-1891

Урядник М. Антонов 1891-1892

Урядник Б. Манжиков 1908-1910

Казак С. Шуваринов 1910-1912

Казак С. Мухлинов 1912-1916

Казак М. Илюмжинов 1914-1916

Казак М. Шуваринов 1916-1917

Станица Эркетинская

Сотенные сотники

Станичные атаманы

Хуторские атаманы

Казак Ч. Будаков 1868-1870

Урядник В. Чюрюмов 1877-1878

Казак С. Дякинов 1878-1879

Урядник Ч. Цебеков 1879-1881

Урядник С. Ушанов 1881-1883

Казак Н. Саранов 1883-1886

Казак Н. Манжиков 1886-1888

Урядник И. Учуров 1888-1889

Казак Л. Дакинов 1889-1891

Казак Б. Борамжинов 1891-1892

Казак Ч. Бекишев

Казак У.В. Чурюмов 1910-1911

Урядник Ц.М. Зартынов 1911-1914

Урядник Э. Романов 1914-1917

Урядник Манжуков 1902-1904

Казак У. Тактинов 1904-1905

Урядник Ц.М. Зартынов 1905-1906

Урядник П. Бандаков 1906-1908

Волость Ильинская

Волостные старшины

Крестьянин И. Поляков 1869

Крестьянин Я.С. Курепин 1880

Крестьянин И.Ф. Ченцов 1885

Унтер-офицер А.А. Голованов 1890-1894

Крестьянин Т.М. Титаренков 1895

Крестьянин И.П. Жуков 1897

Крестьянин Т.М. Титаренков 1900-1903

Крестьянин П.М. Очеретин 1915-1916

Источники:

  1. Александровская Л.П. Судьбою связаны одной. История Сальского казачьего округа. Элиста, 2009 г.

  2. Памятные книжки Области Войска Донского на 1914-1915 гг. Новочеркасск, 1914, 1915 гг.

Приложение №3

Населённые пункты в 1866 г.

Населённые пункты

Количество

жителей

Дворов и изб

2-й Донской округ

Казачьи хутора станицы Терновской

Подгорный

510

87

Колодезный

307

45

Авчинников

221

37

Харсеев

165

29

Казачьи хутора станицы Филиповской

Жуков

590

102

Садковский

58

7

Казачьи хутора станицы Гугнинской

Баклановский

326

55

Кривинский

233

34

Альдабульский

202

30

Моисеев

175

35

Самсонов

78

11

Казачьи хутора станицы Нижне-Курмоярской

Плетнёв

505

70

Кудинов

390

60

Малолучный

360

57

Кривский

273

53

Минаев

227

32

Комарев

217

67

Тарасов

183

37

Коралёв

165

23

Дубовский

123

19

Себеречный

91

23

Казачьи хутора станицы Верхне-Курмоярской

Гуреев

551

75

Марьянов

32

6

Посёлки крестьянской

слободы Ильинской

Слобода Ильинская

1.029

169

Барабанщиков

291

34

Верхне-Жиров

111

17

Тарасов

49

4

Калмыцкий округ

Кочевое

население

Кибитки

Иркетинская калмыцкая 4-я сотня

Верхнего улуса

708

281

Чунусовская калмыцкая 1-я сотня

Среднего улуса

1.371

361

Источник:

Памятная книжка Области войска Донского на 1866 г. Новочеркасск, 1866 г.

Приложение №4

Населённые пункты в 1915 г.

Станицы

К-во

жителей

К-во

дворов

Учреждения, предприятия

Атаманская

2.075

339

2 церкви, 4 старообрядческих

молельных дома, почтово-

телеграфное отделение,

2-х классное училище, женское

приходское училище

Баклановская

1.870

308

Почтовое отделение, церковь,

2-х классное приходское училище,

церковно-приходская школа

Эркетинская

772

171

Приходское училище, земская

почтовая станция

Хутора

сл. Ильинка

3.373

403

Почтово-телеграфное отделение,

церковь, 2-х классная церковно-

приходская школа, маслозавод

Плетнёв

1.799

343

Церковь, церковно-приходская

школа, паровая и водяная

мукомольные мельницы

Жуков

1.796

303

Приходское училище, церковно-

приходская школа

Гуреев

1.576

229

Церковь, молитвенный дом,

приходское училище

Подгорный

1.516

257

Церковь, приходское училище,

церковно-приходская школа

Дубовский

1.129

294

Почтово-телеграфное отделение,

земский приемный покой,

приходское училище, маслобойный

и мыловаренный заводы, две

вальцовых мукомольных мельницы.

Кудинов

901

249

Церковно-приходская школа

Малолучный

888

153

Приходское училище

Марьянов

865

150

Приходское училище

Харсеев

595

101

Министерское училище

Королёв

509

134

Приходское училище, земская

почтовая станция

Тарасов

332

58

Школа грамоты

Комиссаров

(Семичный)

175

32

Кудинов Кут

171

Источники:

1. Памятные книжки Области Войска Донского на 1914-1915 гг. Новочеркасск, 1914, 1915 гг.

2. Сборники Областного Войска Донского Статистического Комитета. Новочеркасск, 1914, 1915 г.г.

Приложение №5

Населённые пункты в 1926 г.

Наименование

Кол-во жителей

Адьянов, хутор в Ильинском с\с

Алдобульский, хутор в Баклановском с\с

Алексеевский, выселок в Барабанщиковском с\с

Андреевская, станица в Андреевском с\с

Атамановская, станица в Атамановском с\с

Баклановская, станица в Баклановском с\с
Баклановский, хутор в Баклановском с\с

Барабанщиков, хутор в Барабанщиковском с\с

Барабанщиковский, хутор в Барабанщиковском с\с

Болдырь, хутор в Гуреевском с\с

Будки ж.д.с. в Ильинском с\с:

319 км.

326 км.

331 км.

320 км.

334 км.

разъезд 335 км.

Будки ж.д.с. в Дубовском с\с:

двойная

309 км.

304 км.

301 км.

310 км.

314 км.

Верхне-Жиров, хутор в Барабанщиковском с\с

Весёлый, хутор в Дубовском с\с

Гуреевская, станица в Гуреевском с\с

Донской, хутор в Дубовском с\с

Дубовская, станица в Дубовском с\с

Дубовский, хутор в Дубовском с\с

Ежов, хутор в Жуковском с\с

Ериковский, хутор в Дубовском с\с

Жуковская, станица в Жуковском с/с

Ивановка, хутор в Андреевском с\с

Ильинка, слобода в Ильинском с\с

Калинин, хутор в Гуреевском с\с

Ковалевский, хутор в Баклановском с\с

Комаровский, хутор в Мало-Лученском с/с

Комиссаров, хутор в Ильинском с\с

Королёв, хутор в Ильинском с\с

Кравцов, хутор в Барабанщиковском с\с

Кривский, хутор в Мало-Лученском с/с

Крюков, хутор в Нижне-Жировском с\с

Кудинов, хутор в Андреевском с\с

Кут-Кудинов, хутор в Андреевском с\с

Ленин, выселок в Андреевском с\с

Лопатин, хутор в Атамановском с\с

Мазанов, хутор в Эркетинском с\с

Мало-Лученская, станица в Мало-Лученском с\с\
Марьянов, хутор в Андреевском с\с

Минаев, хутор в Дубовском с\с

Моисеев, хутор в Дубовском с\с

Молокан, хутор в Дубовском с\с

Ново-Сальский, хутор в Гуреевском с\с

Ново-Самсонов, хутор в Дубовском с\с

Овчинников, хутор в Жуковском с/с
Павлинский, хутор в Барабанщиковском с\с

Подгорненская, станица в Подгоренском с/с
Потаповский, хутор в Гуреевском с\с

Ремонтная, ж.д. станция в Дубовском с\с

Романов, хутор в Дубовском с\с

Садки, хутор в Барабанщиковском с\с

Сал, с\х товарищество в Барабанщиковском с\с

Семичная, ж.д. станция в Ильинском с\с

Сибирки, хутор в Ильинском с\с

Сиротинский, хутор в Атамановском с\с

Сиротский, хутор в Эркетинском с\с

Старо-Самсонов, хутор в Дубовском с\с

Тарасов, хутор в Андреевском с\с

Февралёв, хутор в Подгоренском с\с

Халастанур, хутор в Атамановском с\с

Хорсеев, хутор в Подгоренском с/с

Хурульный, хутор в Эркетинском с\с

Чунусовский, хутор в Эркетинском с\с

Щеглов, хутор в Барабанщиковском с\с

Эркетинский, хутор в Эркетинском с\с

311

1069

105

1524

1448

779

265

551

127

198

4

10

22

11

13

33

10

13

30

11

10

13

331

48

1223

96

1727

276

19

436

1087

319

1662

168

356

820

538

486

173

656

495

692

418

87

133

287

621

671

360

470

68

209

57

292

220

818

412

66

251

198

34

58

152

381

160

83

320

339

123

402

53

258

231

783

Источник:

Поселенные итоги переписи 1926 г. по Северо-Кавказскому краю. Ростов-на-Дону, 1929 г.

Приложение №6

Сельсоветы и населённые пункты в 1936 - 1940 гг.

Андреевский с\с - 1.928 чел., ст. Андреевская - 1.218, х. Кудинов, х. Тарасов.

Баклановский с\с -1.840, ст. Баклановская, х. Баклановский, х. Ковалёв,

х. Алдобул.

Барабанщиковский с\с - 2.374, х. Барабанщиков, х. Кравцов, х. Садков,

х. Щеглов, х. Верхне-Жиров, х. Павловский, х. Алексеевский.

Вербовологовский с\с - 2.539, х. ВербовыйЛог - 789.

Дубовский с\с - 5.109, с. Дубовское, х. Ериковский, х. Романов, х. Весёлый,

х. Моисеев.

Гуреевский с\с, х. Гуреев - 751.

Жуковский с\с -1.237, ст. Жуковская - 755, х. Овчинников, х. Подгора,

х. Колодезный.

Ильинский с\с - 1.533, сл. Ильинка - 1.462, х. Садовский, х. Ленинский Путь,

разъед Минаевский.

Калиновский (Калининский) с\с -1.009, х. Калинин - 608, х. Ивановка,

х. Ново-Сальский- 491.

Кировский с\с - 1.922, пос. Кировский, х. Атаманский, х. Сиротский.

Комиссаровский с\с - 2.223, пос. Комиссаровский, р-д Мелиоративный.

Мало-Лученский с\с - 2.054, ст. М-Лучка - 774, х. Кривский - 425,

х. Комаров - 805.

Подгоренский с\с - 995, ст. Подгоренская - 785, х. Февралёв, х. Харсеев.

Присальский с\с - 1.572, пос. Присальский.

Эркетиновский с\с - 1.815, ст. Эркетиновская, х. Сал-Адьянов, х. Адьянов,

х. Кут-Кудинов - 582, х. Сиротский.

Всего - 28.190 чел.

Источники:

  1. Протоколы пленумов, бюро Дубовского райкома ВКП (б) за 1928-1940 гг. ЦДНИ РО. П.Ф. 40. Оп.1. Д.1.

  2. Административно-территориальное деление Ростовской области, часть II, (1924-1937 гг.). Сравочник.

Изд. ГАРО. 1996 г.

  1. Территориальные образования и переименования населённых пунктов Ростовской области

за 1937-1970 гг. ГАРО. Ростовское книжное издательство. 1976 г.

Приложение №7

Сельхозпредприятия в 1927 - 1940 гг.

Наименование

Месторасположение

«Борец»

ВКЗ №1

ВКЗ №2

ВКЗ №3

«Возрождение»

«Деревенский пролетарий», коммуна

«Дружба трудящихся»

«Животновод 3»

«Заря революции»

«Индустрия»

им. Ворошилова

им. Максима Горького

им. Димитрова

им. К. Маркса

им. Кагановича

им. Калинина

им. Кирова

им. Куйбышева

им. Ларина

им. Ленина

им. Правды

им. Сталина

им. Сталина

«Красная звезда», с\х кооператив

«Красный Аксай»

«Красный Дон»

«Красный партизан»

«Красный партизан»

«Красный пахарь»

«Красный Октябрь»

«Ленинский Путь»

«Маяк коммунизма»

«Молот»

«Мусульманский труд», коммуна

«Новая жизнь»

«Новое время»

«Новый труд»

«Павших борцов»

«Памяти 10-летия Красной гвардии», ТОЗ

«Память Куйбышева»

«Память Чеснокова»

«Первого мая», коммуна

«Победа социализма»

«Прогресс»

«Пятилетка»

«5 лет в 4 года»

«Путь вперёд»

«Путь животноводов»

«Путь Ильича»

«Рационал», товарищество

Рыбак-колхоз

«Серп и Молот»

Совхоз «Скотовод» №5

«Сталинский Призыв»

«Старо-Дубовский»

«Степь»

«Трактор»

«Труд крестьянина»

«Хлебороб»

«Худжуритинский» №5, племсовхоз

«20 лет Октября»

№6 «Овцевод»

Барабанщиковский с\с\

х. Семичный

х. Сиротский

х. Присальский

Дубовский с\с

ст. Андреевская

х. Кудинов

Ильинский с\с

х. Романов

с. Дубовское

х. Тарасов

х. Кравцов

х. Подгора

х. Ериковский

х. Щеглов

х. Марьянов, ст. Андреевская

с. Дубовское

х. Комаров

ст. Эркетинская

ст. Андреевская

х. Кут-Кудинов

ст. Жуковская

ст. Атаманская

х. Сал-Адьянов

х. Харсеев

ст. Малая Лучка

х. Кут-Кудинов

ст. Андреевская

Андреевский с\с

х. Весёлый

х. В-Жиров

Барабанщиковский с\с

х. Гуреев

х. Ново-Сальский

Барабанщиковский с\с

Барабанщиковский с\с

х. Подгорный

х. Комаров

х. Кривский

х. Сиротский

Барабанщиковский с\с

ст. Баклановская

х. Марьянов

х. Марьянов

Ильинский с\с

Ильинский с\с

х. Ильинка

ст. Эркетинская

ст. М-Лучка

х. Барабанщиков.

х. Вербовый Лог

с. Дубовское

х. Алдобульский

Дубовский с\с

Ильинский с\с

Барабанщиковский с\с

с. Дубовское

х. Сиротский

х. Присальский

Источники:

1. Протоколы пленумов, бюро Дубовского райкома ВКП (б) за 1928-1940 гг. ЦДНИ РО. П.Ф. 40. Оп.1.

Д.1-34.

2. Материалы муниципального архива Дубовского района.

Приложение №8

ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА - УРОЖЕНЦЫ ДУБОВСКОГО РАЙОНА

Анисимов Василий Кондратьевич - родился в хуторе Дубовском.

Егоров Александр Петрович - родился в хуторе Королёве.

Потапов Михаил Феофанович - родился в станице Баклановской, учился в Дубовской школе.

Рыбальченко Семён Васильевич - работал в ВКЗ №2.

Самохин Павел Александрович - родился в станице Баклановской.

Самохин Пётр Филатьевич - родился в хуторе Кудинове.

Фак Фёдор Кузьмич - родился в хуторе Дубовском.

ГЕРОИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ТРУДА

Герасименко Анастасия Андреевна - старший чабан совхоза «Семичный».

Лукьянченко Андрей Анисимович - старший чабан совхоза «Восточный».

Малиев Тимофей Иудович - старший чабан совхоза «Комиссаровский».

КАВАЛЕРЫ ОРДЕНОВ ТРУДОВОЙ СЛАВЫ ТРЁХ СТЕПЕНЕЙ

Антипец Борис Фёдорович - старший чабан колхоза «Ленинский Путь».

Дармин Иван Борисович - водитель совхоза «Дубовский».

ЗАСЛУЖЕННЫЕ РАБОТНИКИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ

Бударин Михаил Семёнович - директор совхоза «Андреевский».

Кареньков Пётр Фёдорович - бригадир колхоза «Ленинский Путь».

Котляров Юрий Кузьмич - механизатор совхоза «Семичный».

Кузуб Евгений Васильевич - директор совхоза «Семичный».

Михайлов Владимир Александрович - старший чабан совхоза «Новожуковский».

Снежко Виталий Иванович - управляющий совхоза «Андреевский».

Ункинов Алексей Учурович - старший чабан совхоза «Присальский».

ЗАСЛУЖЕННЫЕ МЕХАНИЗАТОРЫ РФ

Андриянов Иван Гаврилович - колхоз «Ленинский Путь».

Балабаев Николай Егорович - совхоз «Восход».

Варава Борис Кириллович - совхоз «Дубовский».

Голозубов Семён Андреевич - совхоз «Новогашунский».

Джамбинов Иван Васильевич - совхоз «Присальский»

Котов Владимир Степанович - колхоз «Романовский».

Крамаров Сергей Александрович - совхоз «Дубовский».

Морковской Анатолий Андреевич - совхоз «Мирный».

Одегов Михаил Павлович - колхоз «Ленинский Путь»

Плутахин Василий Иванович - совхоз «Восточный».

Пругло Василий Михайлович - совхоз «Семичный».

Рыбников Пётр Фёдорович - совхоз «Новогашунский».

Сигачёв Алесандр Петрович - колхоз «Романовский».

Смаженко Михаил Ефремович - совхоз «Дубовский».

ТитаренкоНиколай Петрович - колхоз «Ленинский путь».

ЗАСЛУЖЕННЫЕ АГРОНОМЫ РФ

Зязина Полина Дмитриевна - агроном совхоза «Дубовский».

Санжаревский Николай Иванович - главный агроном совхоза «Новожуковский».

ЗАСЛУЖЕННЫЕ ВЕТЕРИНАРНЫЕ ВРАЧИ РФ

Другалев Николай Максимович - главный ветврач совхоза «Комиссаровский».

Середа Валентин Павлович - главный ветврач района.

Титаренко Николай Петрович - главный ветврач колхоза «Ленинский Путь».

ЗАСЛУЖЕННЫЕ ЗООТЕХНИКИ РФ

Кирпа Самуил Афанасьевич - зоотехник совхоза «Комиссаровский».

Мудрый Пантелей Васильевич - директор совхоза «Восход».

ЗАСЛУЖЕННЫЙ РАБОТНИК ТРАНСПОРТА РФ

Кубраков Николай Иванович - мастер Куберлеевской дистанции пути, участок станции Семичная.

ЗАСЛУЖЕННЫЙ СТРОИТЕЛЬ РФ

Дмитриенко Владислав Яковлевич - прораб совхоза «Дубовский».

ЗАСЛУЖЕННЫЙ МЕЛИОРАТОР РФ

Ступников Анатолий Андреевич - мастер ПМК-14.

ЗАСЛУЖЕННЫЙ РАБОТНИК СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РФ

Болдырева Ася Григорьевна - заведующая УСЗН.

ЗАСЛУЖЕННЫЙ РАБОТНИК КУЛЬТУРЫ РФ

Апрыщенко Николай Данилович - заведующий отделом культуры.

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ВРАЧ РСФСР

Деркачёв Юрий Васильевич - главный врач Семичанской участковой больницы.

ЗАСЛУЖЕННЫЕ УЧИТЕЛЯ РФ

Бузулуков Александр Иванович - учитель Мирненской средней школы.

Бузулукова Мария Серафимовна - директор Мирненской средней школы.

Гайворонский Иван Васильевич - заведующий РОНО.

Гайворонская Прасковья Максимовна - учитель Дубовской средней школы.

Дукмасова Эльвира Константиновна - учитель Дубовской средней школы.

Расникова Наталья Леонидовна - учитель Дубовской средней школы.

Романова Алина Сергеевна - учитель Дубовской средней школы.

Ушанёв Анатолий Степанович - директор Гуреевской средней школы.

ГДЕ РОДИЛСЯ – ПРИГОДИЛСЯ

Слова и музыка Г. Крымзина, ст. Жуковская.

Мест на земле очень много красивых,

Только красивее нет -

Милая сердцу глубинка России,

Где появился на свет.

Тропка желанная, ива печальная,

Ветви склонившая в пруд,

Домик уютный, окна со ставнями,

Где тебя любят и ждут.

Припев:
Где родился - пригодился,

И всегда желанен он,

Ты души моей частица -

Дубовский район.

Сколько с тобой пережито и пройдено,

Здесь моё детство прошло.

В трудном полёте любимая Родина

Мне подставляла крыло.

Дали бескрайние, зори туманные,

Синь сенокосных лугов,

Ты моя нежная, ты мне желанная,

Счастье моё и любовь.

Припев:

Где родился - пригодился

И мечтою окрылён,

Я не зря в тебя влюбился,

Дубовский район.

Т. Гринько, х. Романов.

ЗЕМЛЯ РОДНАЯ

Край ты мой любимый, край ты мой степной,

Ты необходимый, милый и родной.

Родилась и выросла на земле твоей,

Радуюсь я солнышку, зелени полей.

Ниточкой незримою с тобою связана,

Всем, чего достигла, - тебе обязана!

Край Донской привольный, край ты мой казачий,

Буду я всегда с тобой, не могу иначе!

Меж степей ковыльных речка Сал петляет,

И орёл степной гордо проплывает.

Это моя Родина - Дубовский район,

Всех чудес на свете мне дороже он!

Здесь поет раздольно песни соловей,

Зайцы и лисицы мчатся средь полей.

Здесь цветут тюльпаны, степи украшая,

Вот она какая, сторона родная!

К дубовской земле с детства прикипела,

Ведь земля родная сердце мне согрела!

Ю. Виноградов, х. Семичный.

МОЙ КРАЙ

Как я люблю тебя, мой край,

Твои изрезанные степи

Не променяю я на рай

Привольные просторы эти.

Вокруг такая благодать -

Терновые колки, осинник.

Мне хочется в себя вобрать

Всё-всё: и этот вечер синий,

И степь с седыми прядями ковыли,

И ширь небес, и облака,

И даже клубы рыжей пыли

Из-под копыт у рысака.

Я исходил немало мест,

Хребты и пики гор Кавказа.

Я видел в Куйбышевке лес,

Дремучий и густой, как в сказке.

Я слышал грохот водопада,

Руками трогал облака,

Мне покорялась гор громада,

Существовавшая века.

Я плавал в бурных горных речках,

Ласкала взор мой моря синь,

Но в сердце ты один навечно,

Мой край родной, лишь ты один!

П. Полушкин, с. Дубовское.

ДОНСКАЯ ЗЕМЛЯ

Я люблю эти травы,

Что гоняют ветра,

Как бы ради забавы

В поле катит волна.

И куда взгляд не бросишь,

Степь колышет - плывёт,

А вдали хутора,

Как морской пароход.

Здесь просторы без края,

Что моря без границ,

Капля здешнего рая

Душу с детства щемит.

Есть намного красивей

И богаче места,

Но, как компаса стрелку,

Снова тянет сюда.

Запах горькой полыни,

Родниковый исток,

Хоть как прежде, хоть ныне,

Вызывает восторг.

Эти речки-кривушки,

Стайки рыб, камыши,

И лягушки-крикушки,

Как бальзам для души.

От всего отделился

Деревенской межой,

Край любимый казачий,

Я останусь с тобой.

Никуда нам не деться

Друг от друга теперь,

В твоей жизни частица

Я всего лишь, поверь.

Но частица живая,

В ней вся совесть моя

Шепчет: нет лучше места,

Чем донская земля.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Неопубликованные источники

1. Владенная запись посёлка Верхне-Жирова Ильинской волости, перешедших в казачье ведомство крестьян бывшим владением полковника С. Жирова. #Донское по делам крестьянским делам присутствие. 1894 г. ГАРО. Ф.213, 1 ч. III. Д. 6008.

2. Владенная запись посёлка Тарасова Ильинской волости 1-г Донского округа, перешедших в казенное ведомство крестьян владения Е.А. Дубовской. #Донское по крестьянским делам присутствие. 1894 г. ГАРО. Ф.213. Оп.1. ч.3. Д.6006. Л.23.

3. Дело об учреждении в Войске Донском Сальского округа и упразднении Калмыцкого управления от 2 апреля 1884 года. ГАРО. Ф.301. Оп.8. Д.1920.

4. Дело об открытии полного поселкового управления в х. Плетнёве Нижне-Курмоярской станицы. #Журнал областного правления войска Донского от 12 января 1882 г. ГАРО. Ф.301. Оп.8. Д.1087.

5. Дело об образовании в юрте станицы Нижне-Курмоярской близ ст. Семичной Тихорецко-Царицынской ветви Владикавказской железной дороги нового хутора под названием «Коммисаров». #Журнал Областного правления войска Донского от 31 августа 1906 г. ГАРО. Ф.301. Оп.8. Д.1854. Л.634.

6. Дело о перенесении станицы Баклановской в хутор Колодезный. #Журнал областного правления войска Донского от 1906 г. ГАРО. Ф.301. Оп.8. Д.1848. Л.439-442.

7. Дело об образовании из хутора Эркетинского Потаповской станицы Сальского округа станицы Эркетинской. #Журнал областного правления войска Донского от 11 сентября 1908 г. ГАРО. Ф.301. Оп. 8. Д.1920.

8. Дело о присвоении вновь организованной станицы из 6 хуторов (Плетнёва, Марьянова, Тарасова, Кудинова, Дубовского, Минаева) станицы Нижне-Курмоярской. #Журнал областного управления войска Донского от 9 декабря 1915 г. ГАРО. Ф.301. Оп.8. Д.2298.

9. Дело о переименовании хутора Плетнёва Нижне-Курмояской станицы в станицу «Княже-Андреевскую» в честь великого князя Андрея Владимировича. ГАРО. Ф.301. Оп.8. Д.2293 и Д.2298.

10. Дело о самовольном расширении хутора Дубовского ст. Нижне-Курмоярской в виде торгового поселения (40 дворов) возникшего в 1\2 верстах при станции «Сальская» Тихорецко-Царицынской железной дороги. ГАРО. Ф.201. Оп.84. Д.1649. Л.91-94.

Опубликованные источники

1. Александровская Л.П. Судьбою связаны одной. История Сальского казачьего округа. Элиста, 2009 г.

2. Алексеенко В.Н., Мартынова М.И. География Ростовской области. Ростов-на-Дону, 2005 г.

3. Алексеев Б. Коммунары. #Светоч. 13 апреля 1990 г.

4. Батак А. Первая мировая война. Москва, 2002 г.

5.

6. Бородин А.И. Преображённая земля. #В кн. На степных просторах. Ростов-на-Дону, 1983 г.

7. Бородин А.И. Вехи большого пути. Зимовники, 1991 г.

8. Буденный С.М. Пройденный путь. Воениздат, 1958 г.

9. Венков А.В. Последнее сражение белых на Дону. #Донской временник. Ростов-на-Дону, 2010 г.

10. Волошинова В. Приходите в мой дом - мое сердце открыто. #Молот. 6 ноября 2002 г.

11. Врангель П.Н. Записки. Москва, 2004 г.

12. Дедов И.И. В сабельных походах. Ростов-на-Дону, изд. Ростовского университета. 1989 г.

13. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Москва, 1991 г.

14. Дронов В.А. Противостояние. Зимовники, 2008 г.

15. Дронов В.А. Просветители. Зимовники, 2009 г.

16. Дронов В.А. Казачий Присуд. Цимлянск, ИИЦ Придонье. 2005 г.

17. Емельянов Э.И. Мы не забыли. Ростов-на-Дону, 2003 г.

18. Каминская М. Об этом не любили говорить. #Наше время. 2005 г. 18 марта 2005 г.

19. Карпенко В.В. Тучи идут на ветер. Ростов-на-Дону, Ростовское книжное издательство. 1989 г.

20. Карташов Ю.И. Казачьи населенные пункты Всевеликого Войска Донского в 1918 г. Ростов-на-Дону, 2001 г.

21. Каштанов Л.В. Табунное коннозаводство. Москва, 2011 г.

22. Кириенко Ю.К. Революция и донское казачество. Изд. РГУ. 1988 г.

23. Ковалёв И.С. Родословие станицы Андреевской. #Светоч. 1991 г.

24. Ковалёв И.С. Эти разные судьбы. #Светоч. 5 августа 1992 г.

25. Ковалёв С.Г. В дубовском небе. #Светоч. 20 июня 2008 г.

26. Ковалёв С.Г. Мы помним, как все начиналось. #Сб. Сквозь века: 80 лет Дубовскому району. Б. М., 2004 г.

27. Ковалев С. Г. Зазвучит ли вновь малиновый звон колоколов? #Светоч. 11 ноября 2005 г.

28. Колесов Г.С. Белый снег. Ростов-на-Дону. 2002 г.

29. Колесов Г.С. Казачество. Жила станица. #В сб. И лишь ковыль о прошлом всё звенит… Батайск, 2006 г.

30. Колесов Г. Казаки - люди Боговы. Ростов-на-Дону, изд. Дон. 2011 г.

31. Краснов П.Н. От двуглавого орла к красному знамени. Москва, 2000 г.

32. Ленивов А. Донские калмыки. #Журн. Вольное казачество. Прага, №130.

33. Лысенко И. Хорошеет село Дубовское. # Молот. 14 марта 1965 г.

34. Малыхин К.Г. История Донского края. Москва, 2006 г.

35. Очиров У.Б. Калмыцкие национальные части в составе белого движения в период Гражданской войны. Москва,

2004 г.

36. Полушкин П. Творчество не заканчивается никогда. Зимовники, 2011 г.

37. Ремилева Е. Домом стал приют в Дорнштадте. #Известия Калмыкии. 12 февраля 2011 г.

38. Родин Г.Г. Продовольственный плацдарм революции. Волгоград, 2010 г.

39. Свечникова Е.Ю. Великая стройка коммунизма. #Донской временник. Ростов-на-Дону, 2010 г.

40. Сигачёв В. От Волги до Дона шумят ковыли. #Донской временник. 2008 г.

41. Хомутников В.А. Военные калмыцкие части в боях за Советы. Элиста, 1983 г.

42. Шамбаров В.Е. Белогвардейщина. Москва, 1999 г.

43. Щелкунов С.З. Область Войска Донского. Краткий географический очерк. Новочеркасск, 1912 г.

44. Аналитическая справка Администрации Ростовской области по итогам изучения деятельности органов местного самоуправления Дубовского района. 2011 г.

45. Во имя будущего ремонтненской земли. Ред. колл.: Шипулина Е.А. и др. Элиста, 2007 г.

46. Вся Область Войска Донского на 1899 год. Под сост. Нейфельд Д.С. Ростов-на-Дону, 1899 г.

47. Вся Область Войска Донского и Северный Кавказ, 1903 г. Ростов-на-Дону, 1903 г.

48. Города и районы Ростовской области. Под ред. Суичмезова А.М. Ростов-на-Дону, 1987 г.

49. Дар, предначертанный судьбой. Под ред. Дронова В.А. Цимлянск, изд. ИИЦ Придонье. 2006 г.

50. Донские казаки в прошлом и настоящем. Под ред. Волкова Ю.Г. Ростов-на-Дону, 1998 г.

51. Земля Донского Войска. Список заселённых мест. Санкт-Петербург, 1864 г.

52. Земля Дубовская. К 75-летию района. Ростов-на-Дону, 1999 г.

53. И лишь ковыль о прошлом всё звенит… Ред. колл.: Сокиркин В.С. и др. Батайск, 2006 г.

54. Исторические и статистические описания станиц и городов Области Войска Донского… в 1900 году.

Сост. Балуев П.С. Новочеркасск, 1900 г.

55. История Донского края. Под ред. Кузнецова В.И. Ростовское книжное издательство, 1975 г.

56. Итоги научной работы кафедр вузов Ростовской области за 1963 год. Ростов-на-Дону, 1964 г.

57. Край, где мы живём. Ред. колл.: Фоняков В.В. и др. Волгодонск, 1998 г.

58. Краткая биография шефа и памятка 5-го Донского казачьего войскового атамана Власова полка. Сост. В.В. Пузанов. Изд. полка. Саратов, 1912 г.

59. Наш край. Под ред. Хлыстова И.П. Ростов-на-Дону, ГАРО. Ростовское книжное издательство. 1963 г.

60. Наш край. Под ред. Беспаловой А.Г. ГАРО. Ростов-на-Дону, Ростовское книжное издательство. 1968 г.

61. Триумф и трагедия комкора Б.М. Думенко. Сб. филиала ЮФУ. Волгодонск, 2010 г.

62. Экономическое обследование казачьих станиц области войска Донского с 1897 г. по 1907, станица Ново-Алексеевская и другие. НСБ ГАРО.

63. Дело о прошении сотника С. Дубовскова, данного в Войсковую Канцелярию на неправильное решение 2-го Донского Начальства от 8 июля 1807 года, №11. ГАРО. Ф.341. Оп.1. Д.414. Л.1-2.

Справочные издания

1. Административно-территориальное деление Ростовской области, часть I, Донская область 1920-1924 по переписи 1920 г. Справочник. Ростов-на-Дону, 1989 г.

2. Административно-территориальное деление Ростовской области, часть II. (1924-1937 гг.) Справочник. Ростов-на-Дону, изд. ГАРО. 1996 г.

3. Памятные книжки Войска Донского на 1866, 1868. 1871, 1873, 1875, 1876, 1877, 1885, 1892, 1893-4, 1895, 1896, 1900, 1904, 1905, 1906, 1907, 1908, 1909, 1910, 1911, 1912, 1913, 1914, 1915, 1916 гг. Новочеркасск.

4. Поселенные итоги переписи 1926 года по Северо-Кавказскому краю. Ростов-на-Дону, 1929 г.

5. Ростовская область. Административно-территориальное деление (на 1 июля 1988 года). Ростов-на-Дону, Ростовское книжное издательство. 1988 г.

6. Ростовская область. Справочник. Ростов-на-Дону, 1968 г.

7. Сборники Областного Войска Донского Статистического Комитета. 1901 г. вып. I, 1901 г. вып. II,, 1902 г., 1904 г., 1905 г., 1906 г., 1907 г., 1908 г., 1909 г., 1910 г., 1913 г., 1914 г., 1915 г. Новочеркасск.

8. Сквозь века. Под ред. Романенко Ю.И. Волгодонск, 2004 г.

9. Территориальные образования и переименования населённых пунктов Ростовской области за 1937-1970 гг. ГАРО. Ростовское книжное издательство, 1976 г.

10. Труды областного Войска Донского Статистического Комитета. Вып. 1. 1874 г., вып. 2. 1867 г. Новочеркасск.

11. Материалы с официального сайта Администрации Дубовского района Ростовской области.

12. Материалы с официального сайта Донской государственной публичной библиотеки.

Приложения

№1 Населённые пункты, расположенные на территории Дубовского района, в 1781-2002 гг.

№2 Атаманы станиц и хуторов.

№3 Населённые пункты в 1866 г.

№4 Населённые пункты в 1915 г.

№5 Населённые пункты в 1926 г.

№6 Сельсоветы и населённые пункты в 1936-1940 гг.

№7 Сельхозпредприятия в 1927-1940 гг.

№8 Заслуженные люди района.

Сборник Областного войска Донского статистического комитета. Выпуск 4-й. 1904 г. Частная Донская типография. Новочеркасск, 1904 г. С. 54.

ГАРО. Ф.55. Д.250. Оп.1. Л.83.

Там же. Ф.341. Оп.1. Д.414. Л.1-2.

Там же. Оп.1. Д.414. Л.23.

Там же. Л.3.

Наш край. ГАРО. Ростов-на-Дону, Ростовское книжное издательство. 1963 г. С.87.

Карасёв А.А. Донские крестьяне, #Цит. по: Труды Донского войскового статистического комитета, вып. первый. Новочеркасск, тип. Донской Вестник. 1867 г. С. 85.

ГАРО. Ф.334. Оп.1. Д.2871. Л.13.

ГАРО. Ф.301. Оп.8. Д.1854. Л.634.

Сборник правительственных распоряжений по Казачьим Войскам. Т.16. ч.II. С-Петербург, 1888 г. С.191-192.

ГАРО. Ф.344. Оп.1. Д.2501.

Александровская Л.П. Судьбою связаны одной. История Сальского казачьего округа. Элиста, 2009 г. С.96.

ЦДНИРО. П.Ф.171. Оп.171-1. Д.19. Л.15.

Там же. Л.107.

Бородин А.И. Вехи большого пути. Ростов-на-Дону, 1991 г. С.74.

ГАРО. Ф.30. Оп.8. Д.1848. Л.439-442.

Там же. Д.1960. Л.634.

Экономическое обследование казачьих станиц области войска Донского с 1877 г. по 1907, станица Баклановская и другие. НСБ ГАРО. С.8.

ГАРО. Ф.301. Оп.8. Д.1087.

ГАРО. Ф.301. Оп.8. Д.2293.

Там же. Д.2309. Л.356.

Александровская Л. Судьбою связаны одной. Элиста, 2009 г. С.43.

ГАРО. Ф.341. Оп.1. Д.414. Л.1-2.

Там же. Ф.213. Оп.84. 1ч. III. Д.6008.

ГАРО. Ф.341. Оп.1. Д.1649. Л.91-94.

Там же. Ф.226. Оп.3. Д.1191.

Краткая биография шефа и памятка 5-го Донского казачьего войскового атамана Власова полка. Сост. В.В. Пузанов. Изд. полка. Саратов, 1912 г. С.3.

ГАРО. Ф.301. Оп.10. Д.1884.

ГАРО. Ф.301. Оп.8. Д.1920.

Экономическое обследование казачьих станиц области войска Донского с 1897 г. по 1907, станица Ново-Алексеевская и другие. НСБ ГАРО. С.66.

Ленивов А. Донские калмыки. #Журн. Вольное казачество. Прага, №130.

Экономическое обследование казачьих станиц области войска Донского с 1897 г. по 1907, станица Ново-Алексеевская и другие. НСБ ГАРО. С.66.

Там же, стр. 76.

Экономическое обследование казачьих станиц области войска Донского с 1897 г. по 1907, станица Ново-Алексеевская и другие. НСБ ГАРО. С.20.

Александровская Л. Судьбою связаны одной. Элиста, 2009 г. С.43.

Народы Дона. Под ред. Бедрик А.И. Ростов-на-Дону, 2010 г. С.205.

Колесов Г. Казаки - люди Боговы. Ростов-на-Дону, изд. Дон. С.212.

Триумф и трагедия комкора Б.М. Думенко. Сб. ЮФУ. Волгодонск, 2010 г. С.47.

Ковалёв И.С. Эти разные судьбы. #Светоч. 5 августа 1992 г.

Казачий словарь-справочник. Т.II. Составитель Губарев Г.В. Калифорния, 1968 г. С.261.

Родин Г.Г. Продовольственный плацдарм революции. Волгоград, 2010 г.

Очиров У.Б. Калмыцкие национальные части в составе белого движения в период Гражданской войны. Москва, 2004 г.

Мы с Будённым ходили. Сборник. Ростов-на-Дону, Ростиздат. 1983 г. С.70.

Карпенко В.В. Тучи идут на ветер. Ростов-на-Дону, Ростовское книжное издательство. 1989 г. С.388.

Деникин А.И. Очерки русской смуты. Москва, 1991 г.

Врангель П.Н. Записки. Москва, 2004 г.

Ремилева Е. Домом стал приют в Дорнштадте. #Известия Калмыкии. 12 февраля 2011 г.

Поселенные итоги переписи 1926 года по Северо-Кавказскому краю. Ростов-на-Дону, 1929 г.

Александровская Л. Судьбою связаны одной. Элиста, 2009 г. С.264

ЦДНИ РО. П.Ф.40. Оп.1. Д.1. Л.11.

Документы свидетельствуют. #Под ред. Данилова В.П. Москва, издательство политической литературы. 1989 г.

С. 50, 184.

Цит по: #Литературная газета. 2011 г. №24. С.4.

ЦДНИ РО. П.Ф.40. Оп.1. Д.1. Л.9.

ЦДНИ РО. П.Ф.40. Оп.1. Д.1. Л.107.

Там же. Л.11.

ЦДНИ РО. П.Ф.40. Оп.1. Д.1. Л.25.

Документы свидетельствуют. Под ред Данилова В.П. Москва, Издательство политической литературы. 1989 г.

С. 50, 437.

ЦДНИ РО. Ф.40. Оп.1. Д.33. Л.129.

Наш край. Под ред. Хлыстова И.П. Ростов-на-Дону, ГАРО. Ростовское книжное издательство. 1963 г.

ЦДНИ РО. П.Ф.40. Оп.1. Д.19. Л.1.

ЦДНИ РО. Ф.40. Оп.1. Д.33. Л.128.

Там же. Д.16. Л.1

ЦДНИ РО. П.Ф.40. Оп.1. Д.20. Л.22.

Там же. Д.21а. Л.2.

Там же. Д.6. Л.36.

ЦДНИ РО. П.Ф.40. Оп.1. Д.19. Л.1.

ЦДНИ РО. П.Ф.40. Оп.1. Д.19. Л.154.

Каминская М. Об этом не любили говорить. #Наше время. 18 марта 2005 г.

Ковалёв С. В дубовском небе. #Светоч. 20 июня 2008 г.

Дронов В.А. Просветители. Зимовники, 2009 г. С.22.

Свечникова Е.Ю. Великая стройка коммунизма. #Донской временник. Ростов-на-Дону, 2010 г.

Лысенко И. Хорошеет село Дубовское. #Молот. 14 марта 1965 г.

 Дронов В.А. Противостояние. Зимовники, 2008 г. С.18.

На степных просторах. Под ред. Кобец Т.К. Ростов-на-Дону, Ростовское книжное издательство. 1983 г. С.30.

 История Донского края. Под ред. Кузнецова В.И. Ростовское книжное издательство, 1971 г. С.314.

Волошинова В. Приходите в мой дом - мое сердце открыто. #Молот. 6 ноября 2002 г. С.7.

Земля Дубовская. Под ред. Воронова В.А. Ростов-на-Дону, МП КНИГА. 1999 г. С.32.

 Дар, предначертанный судьбой. Под ред. Дронова В.А. ИИЦ Придонье. 2006 г. С.68.

Зубков В.А. Техническая и технологическая модернизация сельскохозяйственного машиностроения.

#Сельскохозяйственные машины и технологии. 2011 г. №1. С.2.

85 лет Дубовскому району. Под ред. Колесниченко В.Ф. Дубовское, 2009 г. С.13.

 Ростовская область. Административно-территориальное деление (на 1 июля 1988 года). Ростов-на-Дону, Ростовское книжное издательство. 1988 г. С.24.

Аналитическая справка Администрации Ростовской области по итогам изучения деятельности органов местного самоуправления Дубовского района. 2011 г.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Великого Княжества Литовского, Русского и Жамойтского? Этим и многим другим вопросам белорусской истории посвящена эта книга

    Книга
    Автор выражает огромную благодарность Владимиру Орлову, а также Михасю Чернявскому и Олегу Хмуровичу за бесценную помощь, оказанную при написании этой книги.
  2. Предисловие Как возникла идея написания этой книги

    Документ
    "Эту книгу нельзя назвать европейской, азиатской, американской, африканской или австралийской. К ней в равной степени относятся все вышеперечисленные названия.
  3. Т. Белина Посвящается Джин Флорес, сотруднице Организации Объединенных Наций, которая перешла в мир иной в период написания этой книги

    Документ
    "Эти дети могут быть очень яркими, очаровательными - и совершенно невыносимыми. За одну секунду они успевают подумать о десяти забавных и невероятных вещах.
  4. Книга на сайте (2)

    Книга
    Аннотация издательства: Авторы книги еще недавно принадлежали к верхнему эшелону руководства страны, вплотную стояли к принятию важнейших внешнеполитических решений.
  5. Эту книгу с целью помочь вам жить более плодотворно, делясь с вами наблюдениями, накопленными благодаря личному опыту и многолетнему общению со множеством людей

    Документ
    Я написал эту книгу с целью помочь вам жить более плодотворно, делясь с вами наблюдениями, накопленными благодаря личному опыту и многолетнему общению со множеством людей.

Другие похожие документы..