Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
Овладение методами дискурсивного анализа иноязычного текста с учетом специфики лингвистических, национально-культурологических, прагматических, комму...полностью>>
'Документ'
общественных слушаний по материалам обоснования лицензии на сооружение объекта «Смоленская АЭС. Комплекс по обращению с радиоактивными отходами. Храни...полностью>>
'Документ'
Современная культура по определению – нечто динамичное, постоянно меняющееся, образованное сплетением огромного числа тенденций, лишь незначительному...полностью>>
'Программа'
 Экскурсионная программа: в Праге - пешеходная экскурсия Старый Город, автобусно-пешеходная экскурсия по Пражскому Граду; в Париже автобусная обзорн...полностью>>

Судьбы славянства и эхо Грюнвальда: Выбор пути русскими землями и народами Восточной Европы в Средние века и раннее Новое время

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Татарские нападения на Волынь и организация обороны

в XVI – первой половине XVII вв.

Татарские нападения на украинские земли конца XV – середины XVII в. были важным фактором не только политического, но и социального, экономического и культурного развития. Относительно последнего, очевидно, в широком смысле, вполне справедливо замечал М. С. Грушевский, что все высшие культурные интересы должны были отступить перед элементарной потребностью ограждения своей жизни, «охрана своей шеи от татарского аркану». Польша, как и ВКЛ, не смогла создать эффективную модель противостояния Крыму.

В сравнении с По­дольем и Галичиной, Волынь, по словам А. Яблоновского, была хорошо защищена от кочевников с одной стороны непроходимыми лесами, а из другой — своей безграничною Украиной. В значительной мере это утверждение верно, но и Волынь неоднократно испытывала татарские вторжения. Правда, достичь региона татарские отряды могли только в случае участия в нападении значительных сил, возглавляемых высшими военачальниками ханства. Следовательно, подобные акции не могли не быть реализацией государственной политики Крыма, а не просто людоловством, хотя им и сопровождались. Первые случаи достижения территории Волыни татарскими отрядами относятся к середине XV в. Уже первый известный случай засвидетельствовал ряд особенностей в противостоянии агрессии. Во-первых, это объединение усилий волынских магнатов, а также галицких урядников и шляхты в организации отпора. Во-вторых, освобождение ясиря происходило при отходе татар из, таким образом, уже опустошенных ими территорий. В-третьих, татарские нападения на Волынь достигали, как правило, полесского рубежа.

В случаях следующих нападений (1469 и 1474 гг.) Волынь, очевидно, не была специально объектом нападения. Следующий период активизации татарских нападений на Волынь (а в дальнейшем — и на белорусские земли) приходится на конец XV в. и связан с антилитовским союзом Москвы и Крыма. В этот раз нападения становятся регулярными и приводят к страшным опустошениям. Они происходили зимой 1490 г., в сентябре 1494 г., в 1495 г. В 1496 г. был сожжен Жидичинский монастырь, а луцкий и владимирский старосты не смогли вовремя организовать защиту края, вместе с кн. К. И. Острожским и боярами находились в Ровно, могли только беспомощно смотреть на погром и вынуждены были выплатить выкуп. Зимой 1496 г. состоялось повторное нападение на Волынь, а оттуда — на Польшу. Весной 1497 г. татары опять дошли до Волыни. Осенью 1499 г. был сожжен Владимир. Дважды в 1500 г. (весна, осень) были осуществлены походы и разорены Киевская, Волынская, Холмская и Белзская земли. Волынь могла пострадать от значительного татарского нападения в 1502 г. (или в 1503 г.) на Галичину и Люблинщину.

Борьба со следующей серией татарских походов связана с именем кн. К. И. Острожского. Во время нападения на Галичину весной 1512 г. 20-тысячного татарского войска частично пострадала и Волынь, а возглавляемые кн. К. И. Острожским войска совместно с польскими войсками приняли участие в битве с ними под Вишневцем, где было уничтожено 25 тыс. татар. Волынские отряды, очевидно, принимали участие в отражении нападения на Подолье в декабре 1516 г. В конце ноября 1517 г. татары вторглись на Подолье, Волынь и в Белзскую землю, но их ожидали и погромили. В октябре 1518 г. татары вторглись на Киевщину и Волынь, но встретили сильный отпор кн. К. И. Острожского. В июле 1519 г. состоялось особенно большое нападение татар на Волынь и Галичину. На Волыни было собрано несколько тысяч человек под командования кн. К. И. Острожского, к которым примкнули и отряды шляхты из Галичины. Под Сокалем волынско-галицкие отряды были разбиты. Весной 1524 г. при отходе татар их преследовал кн. К. И. Острожский с небольшими силами, но напасть и отбить ясырь не осмелился. В 1526 г. состоялось нападение на Волынь, Белзскую и Люблинскую земли, а в начале 1527 г. 26 тыс. татар вторглись на Полесье. При отходе их догнал кн. К. И. Острожский. Битва украинского войска под его руководством с татарским войском Саадет-Гирея под Ольшаницей завершилось разгромом татар.

Завершающими нападениями этой длительной серии стали вторжения 1530 г. (узнав о смерти кн. К. И. Острожского, татары небольшой ватагой напали на Волынь, но были погромлены его сыном, кн. И. Острожским, в 1534 г. (было сожжено предместье Заслава) и в 1549 г. Эти нападения уже не достигали, если не считать отдельные незначительные отряды, центральной Волыни. После этого наступил длительный период затишья для Волыни, нарушенный нападениями 70-х гг. XVI в. Они были реакцией Крыма на казацкие походы, а Волынь стала главным объектом татарских вторжений, поскольку прямо или опосредствованно к казачеству имели отношение представители волынских княжеских родов Острожских, Вишневецких, Ружинских. Первое вторжение состоялось в сентябре 1575 г. следующее — в начале 1577 г. В следующем году состоялся поход татарского войска на Волынь и Подолье, которое было разгромлено кн. Я. Збаражским под Заславом, а в феврале — новое вторжение, когда был взят в осаду Острог. Следующее достижение татарами Волыни состоялось в 1593 г. Наиболее опустошительными в XVII в. для Волыни были татарские нападения 1618, 1620, а также 1621 и 1626 гг.

Основным звеном обороны украинских земель от нападений татар считались пограничные замки. Но их сеть не была густой — не только сдерживать, но и обеспечивать наблюдение и контроль приграничья они не могли. На рубеже XV–XVI вв. на территории южной Волыни, которая первой встречала татарские нападения, городов с замками практически не было. Существовали только государственные Кременец, Красилов и Кузьмин, а также частные Полонное, Заслав, Збараж и Вишневец. Они имели важное стратегическое значение и прямо служили потребностям обороны всего края, хотя бы как центры сбора информации и предупреждения о татарских нападениях. Но хорошо упорядоченная и организованная оборонная система должна была опираться на соответствующую заселенность. Следовательно, одним из оснований обороноспособности была хозяйственная деятельность магнатерии. Но в течение первой половины XVI в. заметных изменений в хозяйственной жизни юго-восточной Волыни не происходило, а рубежом в этом были 1560-е гг., когда был основан город Константинов, а в дальнейшем и другие города.

Продвижение князей Острожских на территорию юго-восточной Волыни началось на рубеже XV–XVI вв. Но значительных успехов в хозяйственном освоении и перестройке системы обороны заметно не было. Дальнейшее развитие владений Острожских в регионе связано с деятельностью кн. Василия-Константина. А. Баранович считал, что такие задания могла выполнять линия городов, расположенных по р. Случ на расстоянии «20–30 верст», а также формирование нескольких оборонных линий. Развитие последних происходило в имениях кн. Заславских и Острожских. Первая оборонная линия была привязана к р. Случ, вдоль верхнего течения которой проходил татарский Черный шлях, а несколько западнее — шлях Кучманский. Впоследствии относительно этих волынских имений стал использоваться термин «подольские», который можно применить к этому участку укреплений южного волынского порубежья. Кроме уже существующих замков в Любаре, Кузьмине, Красилове, Сульжине и Константинове кн. В.-К. Острожский в 70-х гг. XVI в. создал три городских поселения с укрепленными замками — Старокостантинов, Базалию и Острополь. К созданию второй линии обороны, привязанной к р. Горынь, имели отношение разные землевладельцы — Острожские (Полонное, Сульжин), Заславские (Заслав Старый и Новый, Белогородка, Краснокорец, Славутина, Шепетовка, Ташков), Збаражские (Грицев), Лабунские (Лабунь), Сенюти (Ляховци). Уже в XVII в. центральной Волыни татарские нападения практически не достигали. Как результат, вдоль южных рек Волыни — Горыни, Случи и их притоков — на небольшом расстоянии находилось несколько рядов городских поселений с замками и гарнизонами.

На старые и новосозданные замки и города опиралась «сторожа», задачей которой было наблюдение за порубежьем и информация о приближении татар. Они же были местами хранения боеприпасов и сосредоточения вооруженых отрядов. Но основой вооруженных сил было посполитое рушание, общая мобилизация боярства-шляхты, а также надворные хоругви украинских магнатов и в целом — местное население. Именно оно несло весь груз испытаний татарскими нападениями. Фактически все жители приграничья несли военную повинность. Единственным действительно боеспособным видом вооруженных формирований были надворные войска украинских магнатов. Они состояли в основном из хорошо в военном отношении подготовленной мелкой шляхты. Таким же образом формировалось ядро отрядов пограничных урядников, по большей части — представителей тех же магнатских родов. Эффективному отпору должны были служить войска Острожской ординации, имения которой преимущественно концентрировались вдоль юго-восточной границы Волыни. Согласно единственному сохранившемуся инвентарю этих имений, основу войск Ординации составляла легкая конница. Значительная часть лошадей владельца была роздана мещанам, которые в связи с этим использовались для ведения патрулирования, а остальные кони княжеского стада могли использоваться непосредственно при организации отпора татарам.

Значительная роль не могла не отводиться населению городов и сел. С небольшими отрядами при условии информированности могли справиться и крестьяне, использующие укрепления фольварков при поддержке гайдуков, мещан и администрации как военной и организующей силы. Препятствиями, хотя бы для захвата большого ясыря, служили города с их укреплениями. В связи с этим нужно отметить специфические черты южноволынских городов. Во-первых, это наличие сотенно-десятковой системы организации городского населения. Оно известно преимущественно для старых и новообразованных городов практически исключительно только этого региона (Н. Заслав, Красилов, Красностав, Кузьмин, Н. и Ст. Любар, Межирич, Н. и Ст. Острополь, Сураж, Славутина, Ташков, Шепетовка), а также в нескольких случаях — в восточной части Волыни. Его часто связывают с сохранением древнерусских традиций. Но вместе с тем (а может, и преимущественно) это связано с предоставлением многим городам региона не магдебургского, а хелминского права, которое предусматривало большие военные повинности мещан и большей мерой способствовало привлечению населения в условиях колонизации. Во-вторых, это продолжение локационных процессов в форме создания рядом со «старыми» городами «новых» (концентрировались преимущественно также в южной Волыни). Новые города создавали дополнительную черту городской обороны и сами оборонные возможности, увеливали возможность предоставления убежища жителям сел. Кроме того, расширение городской сети привлекало переселенцев и в города, и в села, что также повышало военный потенциал региона.

Система организации обороны во всей ее полноте не могла быть эффективной, но довольно высокий уровень в большинстве случаев она должна была обеспечивать. Некоторые ее составляющие, кроме указанных выше, таковы. Владельцы замков при опасности оставляли в них шляхту для обороны от татар. Важную роль при организации сопротивления играла информация, которую на Волыни получали от урядников южных регионов, от волынской сторожи или от тех, кто убегал от татар к замкам. В 1575 г., по получении вести о подготовке к вторжению на Волынь татар от кн. В.-К. Острожского, луцкий староста кн. Б. Корецкий дал распоряжение не проводить судебные сессии, а шляхте — ехать домой для организации обороны, в первую очередь здесь имелось в виду предупредить подданных, поскольку сопротивление в каждом отдельном имении организовать было невозможно. При слухах о приближении татар население прятало имущество, отгоняло в леса или замки скот. После того, как крестьяне уходили в города, в селах оставались сторожа («останцы»), которые охраняли имущество. При получении известий об угрозе вокруг замков патрулировала конная стража.

Татарские нападения достигали территории Волыни в случаях значительных военных акций Крымского ханства. Основная тяжесть по обороне ложилась на местное население, а организующую роль играли представители местной администрации, и в первую очередь собственники владений южной Волыни — князья Острожские, Заславские, Збаражские, Вишневецкие. Благодаря хозяйственной деятельности прежде всего Острожских, так как именно их владения покрывали все пограничье юго-восточной части края, колонизации и заселения, создания укрепленных городов с замками защита существенно улучшилась. И если южная Волынь довольно часто и в XVII в. становилась объектом татарских нападений, то благодаря вышеуказанным обстоятельствам большая ее часть от них практически не страдала.

Балух А. В. Польско-молдавская война 1497–1499 гг. в контексте истории Буковины // Судьбы славянства и эхо Грюнвальда: Выбор пути русскими землями и народами Восточной Европы в Средние века и раннее Новое время (к 600-летию битвы при Грюнвальде/Танненберге). Материалы международной научной конференции / Отв. ред. А. И. Филюшкин. СПб.: Любавич, 2010. С. 26–30.

А. В. Балух

Польско-молдавская война 1497–1499 гг. в контексте истории Буковины

В 1496 г. началась активная подготовка поляков к войне. Это одновременно ставило под угрозу как Молдавию, так и Буковину как ее составную часть. Антиягеллонская деятельность Стефана III ускорила реализацию замыслов польского короля. Под прикрытием военного похода против турецкого султана в 1497 г. Ян Ольбрахт осуществляет поход на Молдавию.

26 июня 1497 г. армия поляков направилась к границе с Молдавией. Зная о планах Яна Ольбрахта, Стефан ІІІ отправил великого логофета И. Тевтула в Стамбул (Papee F. Jan Olbracht. Wyd. 2-ie. Kraków, 1999. S. 132). Получив поддержку от Порты, в Молдавию был направлен отряд Месих-паши в количестве около 800 воинов. Существует мнение, что они могли быть размещены в Черновицкой волости уже в конце июля (Масан О. М. Буковина як об’єкт міжнародних відносин з давніх часів до 1774 р. // Буковина в контексті європейських міжнародних відносин (З давніх часів до середини XX ст.) [Кол. Моногр.] / В. М. Ботушанський, С. М. Гакман, Ю. І. Макар та ін. За заг. ред. Ботушанського В. М. Чернівці: Рута, 2005. С. 62).

В начале августа 1497 г. началось форсирование р. Днестр: «Король перешел реку Днестр у Михальчи на этой стороне со всеми своими войсками. И пришел в Кицмань» (Бистрицкая летопись 1359–1507 гг. // Славяно-молдавские летописи ХV–ХVІ вв. М.: Наука, 1976. С. 31). Ян Тырнка, один из главнокомандующих, предложил королю начать наступление с осады Хотинской крепости для того, чтобы поставки продовольствия из Подолья шли беспрепятственно. Но Ян Ольбрахт решил сначала занять Сучавскую крепость как базу для дальнейших операций (Стоическу Н. «Большое войско» в Валахи и Молдавии в ХІV–ХVІ вв. // Страницы истории румынской армии. Бухарест, 1975. С. 24). Поэтому «он ушел со всем своим войском к Сучаве» (Молдавско-немецкая летопись 1457–1499 гг. // Славяно-молдавские летописи ХV–ХVІ вв. М.: Наука, 1976. С. 54).

Все войско польского короля насчитывало до 80 тыс. чел., однако только половина из них принадлежала к боевому составу, а остальные составляли обслугу обозных (Масан О. М. Буковина як об’єкт міжнародних відносин з давніх часів до 1774 р. С. 63). В состав этого войска входили и литовские отряды, а также небольшой отряд рыцарей из Пруссии (Масан О. Німецькі рицарі в лісах Буковини: Трагічна осінь 1497 року // Буковинський журнал. 1998. Вип. 1. С. 79).

Перейдя Днестр, польскому войску нужно было перейти еще р. Прут и Сирет. Стефан III направил к месту возможной переправы поляков — брод на Пруте под Черновцами — специальные подразделения. В конце августа 1497 г. польская армия попыталась перейти реку, однако столкнулась с хорошо вооруженными молдавскими отрядами. В результате этого были пленены шесть поляков (Czamańska I. Mołdawia i Wołoszczyzna wobec Polski, Węgier i Turcji w XIV i XV wieku. Poznań, 1996. S. 175).

Форсирование Днестра, арест молдавских послов, столкновение под Черновцами указывали Стефану III на враждебное отношение к нему со стороны Яна Ольбрахта. Поэтому господарь тайком укрепил Сучавскую крепость, а его войско было собрано и подготовлено к бою. Относительно численности всего молдавского войска цифра 40 тыс. чел. (Стоическу Н. «Большое войско» в Валахи и Молдавии в ХІV–ХVІ вв. С. 25–26) принимается как аксиома всеми современными учеными. Оно состояло из русско-молдавской части в 18 тыс. чел., отряда семигородского воеводы В. Драгффи в 12 тыс. чел., а также из отрядов валашского господаря Раду Великого и многотысячного османского войска. Поэтому утверждать, что молдавский господарь собрал все имеющиеся силы, нельзя, поскольку в Молдавии во времена Стефана III собиралось «большое войско», насчитывающее около 40 тыс. чел. (Фішер Е. Козмин: До питання про історію польсько-молдавської війни 1497 року. Чернівці: Зелена Буковина, 2004. С. 63–64).

11–12 сентября поляки перешли р. Прут, а 18–20 сентября преодолели р. Сирет. 24 сентября польская армия подошла к Сучаве. 26 сентября началась осада Сучавского замка (Бистрицкая летопись 1359–1507 гг. С. 31–32). Но когда поставки из Польши прекратились, а все окрестности Сучавы молдаване опустошили, стало чрезвычайно сложно добывать продовольствие (Стоическу Н. «Большое войско» в Валахи и Молдавии в ХІV–ХVІ вв. С. 32). Так, нехватка провианта и фуража, нежелание шляхты продолжать поход, болезнь Яна Ольбрахта (малярия) — все это вынудило его согласиться на перемирие. Король снял осаду Сучавского замка и 19 октября войска начали отход (Масан О. М. Німецькі рицарі в Галичині й на Буковині 1497 року // Науковий вісник Чернівецького університету: Зб. наук. праць. Історія. Чернівці, 1998. С. 84).

По условиям перемирия польская армия обязалась отступать тем же путем, которым она пришла. Стефан III велел предупредить Яна Ольбрахта, «чтобы тот при отступлении двигался не иным путем, нежели тем, которым он пришел сюда, ибо путь через леса опасный» (Стоическу Н. «Большое войско» в Валахи и Молдавии в ХІV–ХVІ вв. С. 36). Можно согласиться с мнением А. Н. Масана, что «господарю было выгодно, чтобы его союзники напали именно на польские обозы и поживились за счет их пленных, а не опустошали молдавские земли. Сообщение же о возможной опасности на лесной дороге обеспечивало бы господарю алиби, если король обвинит его в нарушении условий перемирия» (Масан О. М. Буковина як об’єкт міжнародних відносин з давніх часів до 1774 р. С. 64).

Однако «сам король со своим войском пошел той дорогой, которой пришел от Хотина, разве что несколько хоругв пошли на Буковину, нанося большой ущерб. За это их Бог наказал, которые были войска слишком своевольные, сами были безопасны и вред наносили большой, и гетманов своих не слушали» (Молдавско-польская летопись 1352–1564 гг. // Славяно-молдавские летописи ХV–ХVІ вв. М., 1976. С. 120).

Подойдя к Козминскому лесу, через который вела лишь одна дорога, основная часть войска расположилась на ночь, а «конная разведка ушла далеко вперед, благополучно минуя лес, стала лагерем по ту его сторону» (Стоическу Н. «Большое войско» в Валахи и Молдавии в ХІV–ХVІ вв. С. 37).

На следующий день, а именно 26 октября, поляки начали отход через лес. Армия растянулась на значительное расстояние, а когда дошла примерно до середины леса, на нее неожиданно напали молдавские отряды, турки и валахи. В этом бою пали мазовшаны, силезцы, придворная прислуга, а также рыцари-крестоносцы в большом количестве. Однако войску Стефана III не удалось полностью уничтожить боевой состав соперника (Масан О. М. Німецькі рицарі в Галичині й на Буковині 1497 року. С. 84–85). Поэтому поляки прибегли к контрнаступлению и отбросили молдавскую армию к р. Сирет, но этот успех был временным. Потери польской армии составили около 5 тыс. чел. убитыми и плененными, при общих потерях около 11 тыс. чел. (Масан О. М. Буковина як об’єкт міжнародних відносин з давніх часів до 1774 р. С. 65). В основном погибли вспомогательные отряды, то есть обоз, отчего король Польши вынужден был бросить его останки и свою артиллерию. Это объясняется еще и тем, что Стефан III приказал подрубить деревья вдоль лесных проходов, чтобы перекрыть отход войска, а не чтобы, вопреки распространенному мнению, падающие деревья уничтожили тех, кто передвигался близко к ним.

С 26 на 27 октября поляки стали лагерем вблизи с. Козмин. Утром они пошли на Черновцы, чтобы переправиться через р. Прут. «А войско Стефана воеводы за ними вслед шло, убивая их» (Бистрицкая летопись 1359–1507 гг. С. 32). Узнав, что из Снятина на помощь Яну Ольбрахту приближается «ляшское войско», господарь приказал своему воеводе Болдуру идти навстречу и разбить его. Молдавский отряд насчитывал 3 тыс. чел., а польский — всего 600 мазовецких конных рыцарей (Масан О. М. Буковина як об’єкт міжнародних відносин з давніх часів до 1774 р. С. 65). Добравшись 28 октября вечером в с. Ленковцы, молдавский отряд в бой не вступил. Утром 29 октября произошла битва «и погибло там много лядского войска» (Бистрицкая летопись 1359–1507 гг. С. 33). Однако со стороны Снятина двигалось литовское войско князя Александра. Оно состояло из конницы и насчитывало несколько тысяч человек (Масан О. М. Буковина як об’єкт міжнародних відносин з давніх часів до 1774 р. С. 65). И только после его прихода в Черновцы король решился продолжать отступление через р. Прут в Снятин.

30 октября польско-литовское войско попыталось перейти р. Прут через брод вблизи Жучки. Однако на противоположной стороне их уже ждал воевода Болдур со своим войском, а с юга в Черновцы подошли молдавские отряды. «Разбитый был король под Черновцами, но перешел реку Прут. И оттуда сбежит с очень малым войском и едва спасся» (Бистрицкая летопись 1359–1507 гг. С. 33). Больного короля отвезли в Снятин, а затем во Львов. Королевское войско понесло серьезные потери, как и молдавское, однако не было уничтожено полностью. Известие о сокрушительном поражении польской армии на Буковине облетело все соседние государства. Память об этих событиях живет и сейчас среди местного населения в виде легенд и преданий (Буковина: Iсторичний нарис / Відп. ред. В. М. Ботушанський. Чернівці, 1998. С. 34). Именно благодаря битве 1497 г. слово «Буковина» начало употребляться в исторических источниках и как название местности.

Польский поход в Молдавию 1497 г. завершился неудачей, поэтому планам Яна Ольбрахта относительно молдавского престола не суждено было сбыться. Однако польско-молдавская война на этом не закончилась. Теперь и сам Стефан III имел возможность напасть на польские земли.

Польско-молдавский конфликт длился до апреля 1499 г. и был урегулирован в Кракове, где состоялась встреча посольств Польши, Молдавии и Венгрии и было заключено соглашение о польско-молдавском мире и союзе (Documente privitoare la istoria Românilor culese de E. Hurmuzaki. Bucureşti: s. e., 1891. Vol. II. P. 2: 1451–1510 / Сulese, adnotate si publicate de Nic. Densuşianu. XLVII. P. 421–425).

Итак, польско-молдавская война принесла на исторические земли Буковины разруху, грабежи, убийства большого количества людей. Поэтому последствия выигранной войны 1497–1499 гг. не смогли обеспечить восстановление довоенного экономического и демографического уровня развития этого региона, что в будущем негативно отразилось на всех сферах жизнедеятельности населения Буковины.

Берковский В. Г. Правобережная Украина в системе международных торговых отношений конца XV – середины XVI в. // Судьбы славянства и эхо Грюнвальда: Выбор пути русскими землями и народами Восточной Европы в Средние века и раннее Новое время (к 600-летию битвы при Грюнвальде/Танненберге). Материалы международной научной конференции / Отв. ред. А. И. Филюшкин. СПб.: Любавич, 2010. С. 30–32.

В. Г. Берковский

Правобережная Украина в системе международных торговых отношений



Скачать документ

Похожие документы:

  1. В. Е. Возгрин рабство в странах Чёрного моря

    Документ
    История рабовладения и работорговли широко исследована на материалах обеих Америк, Африки и Азии. В то же время Европа странным образом не входит в сферу интересов историков рабства.
  2. Программа курса Для студентов дневного и заочного отделений Издательство «Самарский университет»

    Программа курса
    Программа курса «История южных и западных славян» отражает современное состояние отечественной и зарубежной славистики и предназначена для студентов-историков дневного и заочного отделений.
  3. История этой книги недлинная, но одновременно и непростая. Все началось с небольшой лекции, которую автора попросили написать для Русской молодежи

    Лекции
    История этой книги недлинная, но одновременно и непростая. Все началось с небольшой лекции, которую автора попросили написать для Русской молодежи. Автор написал.
  4. В. С. Залазаеву за идею и возможность создания этой книги

    Документ
    Убежденный христианин, мусульманин или иудей может испытать неприятные ощущения при чтении этой книги. «Кто предупредил, тот не виноват!», как говорили викинги.
  5. Лев Прозоров

    Документ
    История этой книги недлинная, но одновременно и непростая. Всё началось с небольшой лекции, которую автора попросили написать для Русской молодёжи. Автор написал.

Другие похожие документы..