Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
ЗАХОДИ, ЩО РЕАЛІЗУВАЛИСЯ З МЕТОЮ ДОСЯГНЕННЯ ЦІЛЕЙ, ВИКЛАДЕНИХ У ВИСНОВКАХ РАДИ МІНІСТРІВ ЄС ІЗ ЗАГАЛЬНИХ ПИТАНЬ ТА ЗОВНІШНІХ ЗНОСИН (ВІД 21 ЛЮТОГО 20...полностью>>
'Образовательный стандарт'
освоение системы знаний о современной физической картине мира: свойствах вещества и поля, пространственно-временных закономерностях, динамических и с...полностью>>
'Документ'
Закаливание детей необходимо для того, чтобы повысить их устойчивость к воздействию низких и высоких температур воздуха и за счет этого предотвратить...полностью>>
'Документ'
Економічна ефективність автоматизації управління: необхідність економічного обґрунтування ефективності автоматизації; критерій ефективності. Основні п...полностью>>

Третий сектор в России

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Третий сектор в России

Одним из следствий перехода России от тоталитарного к демократическому типу развития явилось обогащение лексического запаса россиян массой новых понятий, ранее известных лишь специалистам: рыночные отношения, гражданское общество, третий сектор и т.п. Некоторые из них сегодня уже утвердились в массовом сознании, и их значение ни у кого не вызывает вопросов, другие – только “завоевывают аудиторию”. Именно к таким категориям относится понятие “третий сектор”, до сих пор имеющее множество интерпретаций.

В странах с рыночной экономикой, где существует частная собственность, все множество юридических лиц по типу собственности и характеру деятельности принято подразделять на три составляющие. Первая группа или сектор объединяет все организации, находящиеся в государственной или муниципальной собственности вне зависимости от целей функционирования. Второй сектор составляют частные организации, основной целью деятельности которых является извлечение прибыли или бизнес. И наконец, организации, имущество которых находится в частной (негосударственной) собственности, а получение и распределение прибыли между участниками не является основной целью деятельности, образуют третий сектор. Иными словами, это совокупность негосударственных некоммерческих структур.

Основными признаками, свидетельствующими о принадлежности той или иной организации к третьему сектору, являются: добровольный характер объединения, самостоятельный выбор направления деятельности и способов достижения поставленных целей, юридическая дистанцированность от государственных структур, отсутствие коммерческого интереса, общественная польза. Нередко структуры третьего сектора называют независимыми некоммерческими организациями, просто НКО (некоммерческие организации) или добровольными организациями. Использование этих определений допустимо, хотя несколько условно. В то же время в России нередко встречается отождествление третьего сектора только с благотворительными организациями или общественными объединениями, что не оправдано сужает его значение и вносит неразбериху в оценку его масштабов.

Подобная “узкая” трактовка возникла в результате того, что деятельность подавляющего числа организаций третьего сектора сконцентрирована сегодня на решении социальных вопросов. Это обстоятельство имеет объективные предпосылки. Кризис социалистической системы и ее последующее преобразование вызвали резкое обострение хорошо известных и “легализацию” ранее скрытых от общественности социальных проблем. Многие элементы социальной системы, в советское время патронируемые партаппаратом, выпали из сферы внимания государства. Образовавшийся вакуум вынужденно начали заполнять новые структуры – некоммерческие добровольные объединения людей, непосредственно столкнувшихся с какой-либо важной для себя социальной проблемой, или способных оказать помощь в ее решении. С другой стороны, ослабление государственного прессинга дало возможность объединяться не только нуждающимся в социальной помощи. Оно позволило организационно оформиться многочисленным группам по интересам, спектр которых весьма разнообразен.

В данном обзоре акцент будет сделан именно на социально ориентированную часть третьего сектора. Оценка функционирования политических, профессиональных и религиозных объединений, социальный аспект в деятельности которых не является доминирующим, требует специального обстоятельного анализа.

Проблемы становления третьего сектора

Этапы формирования третьего сектора

Несмотря на молодость, российский третий сектор пережил в процессе своего формирования несколько этапов:

  • зарождение (до 1992 г.);

  • бурный рост (1992 – 1994 гг.);

  • кристаллизацию (1995 –1998 гг.);

  • кризис и стагнацию (с августа 1998 г.).

До начала решительных действий в рамках социально-экономической реформы, то есть до 1992 г., существовавшие в России добровольные объединения были крайне малочисленны, значительная часть их носила преимущественно декоративный характер и в целом они практически не оказывали влияния на социальные процессы в стране. Социалистические формы общественных объединений лишь условно можно отнести к третьему сектору, поскольку по сути они являлись государственными структурами и полностью зависели от бюджетного финансирования. Только в 1991 г. с принятием Закона СССР “Об общественных объединениях” (октябрь 1990 г.) разрешительный порядок возникновения общественных организаций, до сих пор остающихся наиболее распространенной организационно-правовой формой структур третьего сектора, был заменен на регистрационный. В результате первые действительно добровольные объединения граждан получили возможность функционировать на вполне законном основании.

С 1992 г. начался бурный расцвет общественного движения. Только в Министерстве юстиции РФ было зарегистрировано в 2,4 раза больше всевозможных общественных организаций общероссийского уровня, чем в 1991 г. Особенно интенсивно третий сектор формировался на областном уровне. Местными органами юстиции ежегодно регистрировалось в десятки раз больше общественных организаций, чем Министерством юстиции России. Правда, у некоторых организаций хватило сил и задора только на регистрацию, другие оказались объединениями-однодневками, быстро и бестолково растратившими неожиданно появившиеся средства, после чего прекратившими свое существование; и лишь небольшая часть общественных объединений, сформировавшихся в тот период, оказалась жизнеспособной. Такая ситуация продолжалась до 1995 г., когда на смену энтузиастам стали приходить профессионалы.

Примерно к 1995 г. интенсивное разрастание российского третьего сектора сменилось процессом кристаллизации. Устоялись наиболее эффективные организационные формы и способы функционирования добровольных объединений, стало расширяться правовое пространство. Так, в 1995 г. был принят новый Закон “Об общественных объединениях”, появились Законы “О некоммерческой деятельности” и “О благотворительной деятельности и благотворительных организациях”, регулирующие не только общие моменты некоммерческой деятельности, но и ее частные аспекты. Началась интеграция некоммерческих организаций, появились так называемые “зонтичные” структуры, объединяющие организации схожего профиля в союзы, ассоциации. В результате, общественная деятельность в России перестала рассматриваться властью и основной массой населения исключительно как удел кучки чудаков или “прикрытие” для криминальных структур. Она вышла на качественно иной, сопоставимый с международным, уровень. Организации российского третьего сектора постепенно переставали быть иждивенцами и начали переходить в ранг партнеров.

В августе-сентябре 1998 г. ситуация коренным образом изменилась. В результате разразившегося финансового кризиса оказалось перекрыто большинство привычных каналов финансирования некоммерческих структур, были заблокированы все расчеты. Многие организации потеряли даже те мизерные средства, которые уже были перечислены на их банковские счета. Например, в Москве около 70% общественных организаций держали деньги в “СБС-Агро”, лицензия которого была отозвана одной из первых. Митинг, устроенный в сентябре у стен этого банка коалицией некоммерческих организаций России, остался незамеченным ни обществом, ни властями. В результате, некоммерческие организации превратились в “злостных неплательщиков”, к которым начали применять штрафные санкции, затем им стали отключать электричество, отопление, телефон. Для многих структур это оказалось равнозначно ликвидации, поскольку лишало смысла их основную деятельность (например, детский телефон доверия – без телефонной линии).

Наиболее серьезно в результате кризиса пострадали самые крупные добровольные организации, у которых наиболее велики текущие расходы – приюты, реабилитационные центры, хосписы. По оценкам представителей третьего сектора, его масштабы к моменту нормализации положения сократятся примерно вдвое. Причем выстоят в первую очередь те структуры, деятельность которых хотя бы частично будет выведена из правового поля. Многие объединения уже столкнулись с нелегким выбором: погибнуть или перейти на полукриминальные отношения со спонсорами, которые, пытаясь вывести часть своих доходов из-под налогообложения, согласны финансировать деятельность добровольных организаций, но только при условии возврата части спонсорского взноса (10-15%) в обналиченном виде обратно коммерческой структуре - спонсору. Подобные незаконные действия значительно ограничивают независимость организаций третьего сектора, повышают их уязвимость. Тем не менее надежда на сохранение, пусть в усеченном виде, а в перспективе и активизацию деятельности третьего сектора сохраняется, хотя бы в силу того, что общественные инициативы в России с момента зарождения привыкли “не жить, а выживать”.

Особенности российского третьего сектора

В 1998 г. в России насчитывалось уже около 160 тысяч НКО, в 1987 г. их количество едва ли превышало 20.1) Прогресс очевиден, однако до развитых зарубежных стран России еще далеко. Для сравнения, в начале 90-х годов в США к третьему сектору относили себя около 1 млн. организаций, во Франции – 600 тыс., в Великобритании – более 250 тыс.2) При этом реальные масштабы российского третьего сектора трудно зафиксировать. Дело в том, что определенная часть некоммерческих организаций по сути фиктивна, так как их деятельность с момента регистрации далека от уставных целей. Создание таких НКО является попыткой учредителей уйти от высокого налогообложения, действующего в предпринимательской сфере. Кроме того, регистрация НКО как общественной организации наиболее проста, поскольку практически не затрагивает вопросов собственности. Как показывает практика, у многих организаций на момент регистрации заявленные цели не подкреплены ни финансовыми, ни материальными, ни кадровыми ресурсами.

1) Данные английского фонда “Charities Aid Foundation” (CAF-Russia)

2) “Международная экономика и международные отношения” №12, 1996 г., стр. 129

Другой особенностью российского третьего сектора является его низкая эффективность и “мерцающий” характер деятельности. По оценкам экспертов, доля действительно функционирующих добровольных организаций в общем объеме зарегистрированных не превышает 15-20%. Деятельность остальных заморожена, либо в ожидании нового источника финансирования, чаще – из-за сложности ликвидации, что особенно типично для различных фондов, которые могут быть ликвидированы только по решению суда.

В развитых странах структуры третьего сектора, действуя преимущественно на микроуровне, индивидуально обслуживают малые группы населения, спектр их услуг значительно разнообразнее, чем у государственных предприятий, а информированность о потребностях клиентов гораздо полнее. При этом значительную часть работы выполняют добровольцы, что, учитывая плотность социальной сети, дает огромный экономический эффект.

Следует отметить, что границы третьего сектора в России настолько размыты даже на понятийном уровне, что сам термин зачастую ставит в тупик даже некоторых представителей самого третьего сектора, которые довольно смутно представляют себе его роль, задачи и стратегию развития. В определенной степени сложившееся положение объясняется вынужденным характером большинства общественных инициатив. Главной целью основной массы российских добровольных организаций остается проблема выживания конкретных групп населения, главным видом деятельности - благотворительность. Таким образом, функции большей части третьего сектора сводятся в основном к социальной защите населения и, лишь отчасти, к организации сотрудничества между гражданами и местными властями в период разработки социальных программ.

Структура третьего сектора

Тем не менее деятельность российских добровольных организаций не ограничивается исключительно благотворительностью. Спектр их уставных задач довольно широк и охватывает большинство основных проблем различных слоев общества. Следует оговориться, что количественная оценка структуры третьего сектора в целом по России затруднена отсутствием достоверной информации, так как Госкомстат РФ публикует сведения лишь об общем количестве зарегистрированных общественных объединений и их самой укрупненной группировке. Специальные отечественные исследования такого масштаба не проводились, а различные социологические обследования добровольных организаций на областном или городском уровне по большей части несопоставимы из-за различной программы и сроков наблюдения. Однако имеющаяся информация, собранная в основном российским представительством CAF, достаточно обширна3) и позволяет сделать некоторые обобщенные выводы.

3) В докладе использовались результаты различных исследований третьего сектора в Центральном районе (Калужская, Ярославская, Смоленская, Тульская, Тверская, Владимирская, Рязанская, Московская области), Новосибирской области, городах Томске, Омске, Краснодаре, Ставрополе, Архангельске, Нижнем Новгороде, Тольятти, Челябинске.

По виду деятельности всю совокупность организаций третьего сектора можно объединить в две большие группы: защищающие интересы отдельных слоев населения и решающие глобальные общественные проблемы.

Сеть организаций первого вида наиболее разветвлена и, в свою очередь, включает добровольные объединения граждан: специализирующиеся на “социальном сервисе”, группы самоподдержки, воспитательные, образовательные, культурно-досуговые, спортивные, молодежные, женские, научные и ряд других организаций. Разумеется, такое деление достаточно условно, поскольку существуют например, спортивные клубы инвалидов, а проблемами детей с дефектами развития занимаются многие женские организации. Довольно часто одна общественная структура имеет несколько направлений деятельности.

По понятным причинам в структуре третьего сектора лидируют организации, занимающиеся “социальным сервисом” (30%) и группы самоподдержки населения (24%). Сферы их деятельности часто пересекаются, хотя практически у каждой организации появилась своя “ниша”, очерченная либо эксклюзивным источником финансирования, либо рамками малой социальной группы. Многие из этих структур поднялись на волне распределения гуманитарной помощи.

Эти организации как правило регистрируются как благотворительные. Их основной контингент составляют инвалиды, ветераны, дети. Часть объединений сложилась еще в советское время и сохранила свою вертикальную структуру и некоторые каналы финансирования. Другие формы позаимствованы за рубежом, например, общества “анонимных алкоголиков”, хосписы (в начале 1996 г. они функционировали в 26 городах России). Существуют в России и представительства международных благотворительных структур, таких как “Врачи без границ”, “Врачи мира”, “Армия спасения”, “Международный Красный Крест” и отделения благотворительных организаций отдельных стран.

Если в начале перестройки основная часть организаций была сосредоточена в Москве и Санкт-Петербурге, то сегодня благотворительное движение распространилось по всей территории России. Разрыв между столицами и провинцией в этой области постепенно стирается. Одновременно меняются методы осуществления благотворительности и ее восприятие обществом. Основная траектория движения пролегает от милостыни к созданию условий для самопомощи. Опыт непосредственного участия в решении собственных проблем, включая юридические консультации по вопросам занятости, выплатам заработной платы, пенсий, пособий и иным экономическим и социальным правам граждан, взаимодействия с органами власти и коммерческими структурами помогает преодолевать гражданский инфантилизм, столь распространенный еще в российском обществе.

Традиционное разграничение сфер деятельности по половому признаку, которое всегда существовало в России, сегодня выражается в существовании значительного количества женских или условно женских организаций, работающих на социальном поле. Деятельность примерно 45% женских организаций имеет образовательное направление, включая политическое образование, около 30% связаны с информационной работой, 15% занимаются вопросами семьи, а оставшиеся 10% - поддержкой женского предпринимательства. При этом примерно 3/5 этих организаций так или иначе затрагивают вопросы соблюдения различных гражданских прав.

С точки зрения направлений деятельности некоммерческих организаций, следует выделить проблему детства, которая остается чрезвычайно актуальной для России и находится в сфере внимания не только женских организаций, но и добровольных объединений иного профиля. Помимо материальной помощи и программ адаптации детей-инвалидов, важным направлением работы подобных структур является организация курортно-санаторного лечения детей, консультации и семинары для их родителей, всевозможные выставки, концерты, конкурсы. В деятельности женских, молодежных общественных объединений, а также организаций, занимающихся проблемами военнослужащих, акцент делается на помощь в трудоустройстве, поиске надежного источника средств существования, дополнительном образовании.

В целом, конкретные виды деятельности добровольных организаций взаимной и самопомощи очень разнообразны и определяются не только их профилем, но и степенью инициативности, предприимчивости работников третьего сектора. Низовые общественные организации как правило политически нейтральны. Лоббированием во властных структурах, попытками мультипликации льгот занимаются их ассоциации и союзы, дистанцированные от непосредственной работы с населением.

Ярким примером подобной схемы организации деятельности служит жилищное движение. Так, в Москве на локальном уровне оно представлено сетью жилищных товариществ и комитетов общественного самоуправления, объединяющих жителей одного дома или целого микрорайона. Спектр задач, решаемых низовыми жилищными организациями, чрезвычайно широк: от улаживания частного конфликта по качеству коммунальных услуг, до принятия на баланс всего жилого фонда микрорайона. Уже в 1993 г. в Москве конкретную социальную помощь жителям оказывали около 230 подобных добровольных объединений. На уровне префектур отдельные организации жильцов объединены в территориальные ассоциации самоуправления, а на городском уровне действует общественный совет по жилищной политике при Городской Думе. И наконец, на российском уровне этой конструкции функционируют Всероссийский фонд содействия ликвидации коммунальных квартир, Союз организаций МЖК, Российский союз ЖСК. Они контролируют различные аспекты жилищно-коммунальной деятельности своих территорий, участвуют в разработке и реализации жилищных программ, выступают с законодательными инициативами. В целом, все участники жилищного движения, только различными средствами, добиваются улучшения качества жилой среды, соблюдения гарантированных законодательством прав жителей.

Распространенность добровольных организаций того или иного профиля в регионах России существенно различается. Например, в Новосибирской области преобладают объединения инвалидов (32,2% всех организаций), консультационно-информационные службы (11,7%) и молодежные организации (10,2%). В Москве велика доля организаций, оказывающих помощь детям.

Несмотря на конкретность решаемых ими вопросов, организации, защищающие интересы различных слоев населения, очень значимы, поскольку занимаются решением конкретных проблем конкретных людей на конкретной территории. Тем самым, в условиях низкой правовой культуры в России с помощью организаций этого типа рождаются не только способы самопомощи и выживания, но и формы диалога между властью и гражданами, при котором НКО выступают своеобразным посредником.

Проблемы общегражданского характера пытаются решать в основном экологические и правозащитные организации.

Экологическое движение в России, пожалуй, одно из наиболее “опытных”. Уже к началу 90-х годов в стране было зарегистрировано более 300 экологических формирований, объединяющих свыше 16 тыс. человек.4) Движение состоит из организаций, специализирующихся на различных формах деятельности – от научной до правовой. Методы их работы столь же разнообразны и включают экологическое образование населения, консультирование руководящих работников производственной сферы, систематический мониторинг состояния окружающей среды, особенно в районах повышенной экологической опасности, научные разработки природоохранных проблем и их практическое внедрение, просто привлечение внимания общественности и государственных органов к конкретной экологической ситуации. Основная масса экологических организаций сосредоточена в периферийных городах и ориентирована, прежде всего, на решение локальных проблем. Лишь наиболее крупные и авторитетные из них, например, Социально-Экологический Союз, видят свои задачи значительно шире.

4) Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России. Эдиториал УРСС. Москва, 1998, стр. 194.

Последние годы отмечены резким спадом активности российского экологического движения, что в целом созвучно мировым тенденциям, но обусловлено различными мотивациями. В России деятельность большинства экологических организаций по сути свелась к единовременной мобилизации граждан, возмущенных конкретными действиями властей. Часто интерес к проблеме в обществе удается вызвать только на пороге непосредственной экологической угрозы, когда уже поздно говорить о ее предотвращении и можно лишь бороться за минимизацию ущерба. К тому же излишняя “профессионализация” экологов, сознательное разграничение экологических и социальных проблем ведет к потере социальной базы движения, препятствует обратной связи с населением. Внутренняя раздробленность в сочетании с обособленностью экологических структур существенно ослабляют их позиции и снижают эффективность деятельности.

В не менее уязвимом положении находится сегодня большинство правозащитных организаций. По этическим соображениям они не могут ориентироваться на большинство традиционных источников поддержки третьего сектора, поскольку любая помощь политических движений, западных инвесторов или государства губительна для их независимости. Правозащитные организации способствуют правовому просвещению граждан, защищают их экономические и политические свободы, добиваются соблюдения прав человека различных категорий населения. С этой целью проводятся семинары, консультации, готовятся методические материалы, ведется адвокатская практика.

Следует отметить, что правовая защита своих членов является одним из уставных аспектов деятельности многих организаций социальной защиты различных групп населения. Иногда, в процессе развития организации, данный вид деятельности становится доминирующим. Так произошло с движением солдатских матерей, возникшим для защиты интересов достаточно узкой группы населения, но довольно быстро трансформировавшемся в правозащитную организацию общегражданского профиля. В настоящее время, наряду с массовой работой по индивидуальным жалобам пострадавших в результате нарушений прав человека в армии, движение участвует, в частности, в разработке военной реформы в стране. Государственные структуры различными методами пытаются поставить под контроль, а иногда и дискредитировать деятельность столь неудобного оппонента.

В целом, правозащитное движение в России остается немногочисленным. Его слабость наглядно продемонстрировала война в Чечне, когда несогласованность действий различных общественных правозащитных структур не позволила им оказать заметного влияния на правительственную военную кампанию и сделала невольными соучастниками затягивания чеченского конфликта.

В последнее время в результате нового обострения системного кризиса в стране деятельность объединений, отстаивающих общегражданские интересы россиян, вновь отодвигается на периферию государственного и народного внимания.

В докладе “Оценка состояния развития и потребностей третьего сектора в Центральном районе России”, подготовленном по материалам специального обследования в рамках программы “Поддержка общественных инициатив в области демократических и экономических реформ в России”, была предложена своя типологизация добровольных организаций, дающая агрегированную оценку их генезиса, устойчивости и перспектив на будущее. В нем вся совокупность некоммерческих организаций оказалась разделена на три части с “говорящими” названиями:

- “тяжелые земли”

Эти организации, появившиеся как правило до 1991 г., составляют менее 10% от общего числа добровольных объединений. Тем не менее они обслуживают наибольшее количество клиентов и совершают около 55% всех операций. Главный успех их деятельности заключается в сращивании с региональной администрацией, что обеспечивает им регулярную финансовую поддержку, позволяет содержать раздутый штат сотрудников и не испытывать большой потребности в самофинансировании и саморекламе.

- “благодатная почва”

Эта группа объединяет новые некоммерческие организации и немного многочисленнее предыдущей (15%). Однако ее услугами пользуется только треть клиентов. Не имея прямых выходов на бюджетные деньги, организации этого типа активно и довольно успешно занимаются вопросами самофинансирования, широко информируют общественность о своей деятельности, достаточно устойчивы. Как правило они имеют правление и 1-2 штатных сотрудников.

- “песок”

Данные организации весьма многочисленны (75%), но малоэффективны (15% клиентов). Их деятельность балансирует между легальной и нелегальной. Они не имеют штата, собственности и долгосрочных хозяйственных связей, а существуют за счет разовых спонсорских пожертвований и инициативности лидеров. В результате, такие организации очень недолговечны.

Авторы подчеркивают, что весь третий сектор находится в постоянном движении, его элементы постоянно перетекают из одного состояния в другое, появляются и прекращают свое существование.

Таким образом, любое структурирование третьего сектора заведомо условно, поскольку как всякая молодая, бурно развивающаяся структура, он чрезвычайно подвижен, неустойчив и позволяет скорее уловить основные тенденции, чем выстроить детальную картину происходящего в нем.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программы развития добровольческих инициатив Добровольческие инициативы в Северо-Западном регионе России Комплексная программа развития молодежной общественно полезной деятельности Фонда «Созидание»

    Программа
    Рекомендации парламентских слушаний “Создание законодательной базы для развития добровольных гражданских инициатив в Российской Федерации”, 14 декабря 2001 года
  2. Развитие региональной модели межсекторного социального партнерства в россии

    Автореферат
    Работа выполнена в ГОУ ВПО «Новосибирский государственный университет экономики и управления – «НИНХ» на кафедре социальных коммуникаций и социологии управления.
  3. Задачи исследования Провести анализ состояния объединений нко и профессиональных ассоциаций в российском третьем секторе согласно предложенным тематическим и профессиональным линиям (направлениям деятельности)

    Исследование
    Исследование выполнено в ноябре 2005г. по заказу Программы поддержки гражданского общества «Диалог» (АЙРЕКС) при финансовой поддержке Агентства США по международному развитию
  4. Российский Третий сектор: от импорта к импортозамещению

    Документ
    С начала текущего десятилетия российский Третий сектор переживает смену модели развития. Этот процесс противоречив, с ним связаны как приобретения, так и потери.
  5. Программы модернизации структуры, функций и механизмов финансирования академического сектора науки России

    Документ
    Этим распоряжением фактически даётся старт программе, принятой Межведомственной комиссией по научно-инновационной политике (протокол комиссии от 11 октября 2005 г.

Другие похожие документы..