Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Министерством образования и науки Украины, Государственным агентством Украины по инвестициям и инновациям, ГБУ «Киевский центр инновационного развити...полностью>>
'Документ'
ТРЕБОВАНИЯ К ВЫДАЧЕ И УСЛОВИЯ ВЫДАЧИ СВИДЕТЕЛЬСТВ О ДОПУСКЕ К ВИДАМ РАБОТ, КОТОРЫЕ ОКАЗЫВАЮТ ВЛИЯНИЕ НА БЕЗОПАСНОСТЬ ОБЪЕКТОВ КАПИТАЛЬНОГО СТРОИТЕЛЬС...полностью>>
'Документ'
МАТЕРИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ СТУДЕНТОВ, АСПИРАНТОВ И ДОКТОРАНТОВ, ОБУЧАЮЩИХСЯ ПО ОЧНОЙ ФОРМЕ ОБУЧЕНИЯ И ПОЛУЧАЮЩИХ ОБРАЗОВАНИЕ ЗА СЧЕТ СРЕДСТВ ФЕДЕРАЛЬНОГО ...полностью>>
'Документ'
4.1. Характеристика зовнішніх факторів прямого і посереднього впливу на підприємницький ризик, їх дія і стан справ підприємства, ранжування в напрямку...полностью>>

Политика фрг в нато в конце ХХ начале XXI столетия и ее трансформация

Главная > Автореферат диссертации
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Являясь членом ООН, ФРГ не только вносит значительные суммы в бюджет этой организации, но и участвует в гуманитарных миссиях под ее эгидой. Активизация деятельности германской дипломатии в деле реформирования ООН заключается в последовательном отстаивании желания получить место постоянного представителя в Совете Безопасности ООН, что дипломатически поставит ФРГ в один ряд с такими странами НАТО, как США, Великобритания и Франция. При помощи ООН ФРГ, таким образом, имеет шанс на серьезное расширение арсенала своих внешнеполитических возможностей.

Таким образом, рассмотрение ооновского аспекта внешней политики ФРГ представляется автору важным, тем более, что и в самом Вашингтонском договоре указано, что он создавался в соответствии с 51-й статьей Устава ООН и действует в соответствии с ее принципами.

Третья глава диссертации «Взаимодействие ФРГ, ЕС и НАТО в военно-политической области» посвящена рассмотрению взаимозависимости военных и политических компонентов отношений ФРГ, Европейского союза и НАТО с учетом изменения политической обстановки в Европе на рубеже ХХ и XXI столетий. В главе анализируется стремление ЕС к созданию собственной системы безопасности и взаимоотношений с США и НАТО в этой области. Вопросы, рассмотренные в главе, позволяют выявить основные приоритеты внешней политики ФРГ в области сотрудничества с НАТО и ЕС, где процесс военной интеграции в течение последних лет набирает обороты.

Европейская интеграция, которая до 1992 г. носила преимущественно экономический характер, начиная с подписания Маастрихтского договора и далее, стала носить все более четко выраженный политический характер, что обусловлено стремлением Европы стать единым и при этом равноправным партнером США с политической, а в перспективе – и с военной точки зрения. И политика ФРГ во многом может служить здесь некоторым примером того, каким может быть комплексный подход Европы к позиции США по тем или иным вопросам – начиная от политических и экономических и заканчивая военными.

В первом параграфе третьей главы «ФРГ и оборонные институты ЕС» рассматривается участие ФРГ в таких военных структурах ЕС, как Европейский корпус, Европейские силы быстрого реагирования, наконец, вклад в Общую европейскую политику безопасности и обороны.

Являясь участником НАТО и играя в этом военно-политическом блоке весьма весомую роль, ФРГ, тем не менее, не может рассчитывать на серьезное повышение своей роли в рамках НАТО по целому ряду объективных причин. Это как ограничения военного характера, наложенные на ФРГ по Договору об окончательном урегулировании в отношении Германии, так и фактор «блоковой дисциплины» со стороны США, монополизировавших за собой важнейшую должность Верховного главнокомандующего ОВС НАТО в Европе22. Таким образом, ФРГ приходится искать некие альтернативные пути для повышения собственного политического, а возможно и военно-политического веса в Европе. Среди наиболее эффективных способов реализации этой задачи представляется дальнейшее углубление интеграции в ЕС, где роль ФРГ несопоставима выше, чем в НАТО.

Второй параграф третьей главы «НАТО и Общая европейская политика безопасности и обороны. Формула «Берлин+»» посвящен анализу военного сотрудничества между НАТО и ЕС и роли в нем ФРГ. Сам термин «Берлин-плюс» является напоминанием о прошедшем в 1996 г. берлинском заседании, на котором министры иностранных дел стран НАТО договорились о создании Европейской составляющей в области безопасности и обороны и о предоставлении с данной целью сил и средств НАТО в распоряжение ЕС. Договоренности «Берлин-плюс» направлены на то, чтобы избежать излишнего дублирования средств. Они включают четыре элемента: гарантированный доступ ЕС к оперативному планированию НАТО; допущение к наличным возможностям НАТО, а также общим силам и средствам, которые могут быть предоставлены в распоряжение ЕС; варианты европейского командования НАТО над операцией под руководством ЕС, включая развитие европейской функции заместителя Верховного главнокомандования объединенными вооруженными силами НАТО в Европе; наконец, адаптация системы военного планирования НАТО, учитывая возможность предоставления сил для проведения операций только силами государств-членов ЕС.

В третьем параграфе третьей главы «Участие ФРГ в операциях в Афганистане, Ливане, Демократической Республике Конго. Военная и миротворческая деятельность» проводится анализ применения ФРГ своих вооруженных сил в военных и гуманитарных операциях под эгидой НАТО, ООН и ЕС соответственно. Операции, проведенные ФРГ за пределами не только своей собственной территории, но и далеко за пределами самого Европейского Союза23, свидетельствуют о возросших военно-технических возможностях страны, позволяющей ей уже не только вести сосредоточенную политику в рамках ЕС, но и серьезно заявлять о себе за его пределами – не в последнюю очередь, военными средствами. И коль скоро ФРГ является общепризнанным экономическим лидером в ЕС, то есть основания полагать, что эта страна вполне может предпринять попытку возглавить и военно-интеграционный процесс на европейском пространстве, что представляется существенно более реальным, нежели аналогичная попытка в рамках НАТО.

В четвертом параграфе третьей главы «Значение НАТО и ЕС во внешней политике ФРГ» проводится сравнительный анализ факторов, определяющих отношение ФРГ к НАТО и ЕС с военной, политической и экономической точек зрения.

Неравноправность в политическом сотрудничестве внутри НАТО (статьи 10, 11, 13 и 14 четко указывают на доминирующие позиции США по отношению к остальным участникам договора), несмотря на то, что юридически все его участники являются равноправными, является первой причиной того, что ФРГ, как и любой другой участник НАТО, не имеет возможности разрабатывать и проводить в жизнь независимый военно-политический курс, даже при условии, что этот курс служил бы исключительно на благо самой организации. А если к этому добавить специфические исторические условия, в которых ФРГ оказалась после Второй мировой войны и ввиду которых на нее наложены определенные ограничения по некоторым видам вооружений (в частности на оружие разряда ABC – ядерное, бактериологическое и химическое), то становится очевидным тот факт, что в рамках НАТО ФРГ сможет, в лучшем случае, рассчитывать на статус державы «номер четыре» – после США, Великобритании и Франции (возвратившейся в военные структуры НАТО в 2009 г.), располагающими, в отличие от ФРГ крупным надводным флотом с авианесущими крейсерами (которых у ФРГ нет) и ядерными силами, которые ФРГ не имеет ввиду ограничений, наложенных на страну по итогам Парижских соглашений, а также Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии. В настоящий же момент, с чисто военной точки зрения ФРГ не может претендовать на повышение своей роли в Организации Североатлантического договора, а значит – и в мире посредством участия в НАТО. В лучшем случае, укрепление германских позиций может происходить лишь под пристальным контролем со стороны США, осуществляемым посредством натовских механизмов.

Европейский вектор внешней политики ФРГ по определению является основным. И связано это не только с географическим положением страны, но и с тем, что ФРГ, как уже отмечалось, является наиболее мощным в экономическом отношении государством ЕС, обеспечивающим поступательное развитие европейской интеграции. Кроме того, немаловажное значение имеет и психологический фактор. Возвращение ФРГ в европейскую «семью» после развязанной нацистами Второй мировой войны, хотя и не сразу, но все же произошло24. Это означает, что ФРГ чувствует себя в Европе увереннее, чем в проамериканском блоке НАТО, а это предоставляет стране некую «творческую свободу».

Впрочем, ни о какой серьезной альтернативе НАТО речь не идет, однако, не имея возможности существенно повысить свой политический статус в рамках НАТО, ФРГ может с большим успехом сделать это в рамках ЕС. Следовательно, речь в данном случае идет не о замещении НАТО какой-либо другой организацией, а о дополнении некоторых политических функций, которые внутри НАТО либо слабо реализуются ФРГ, либо не реализуются вовсе.

В пятом параграфе третьей главы рассматривается «Роль и место ФРГ в командных структурах НАТО» что является наиболее наглядной иллюстрацией того, какие позиции в блоке занимает изучаемая страна.

Шестой параграф третьей главы «Перспективы выстраивания новой европейской архитектуры безопасности. Проекты и инициативы в формате ФРГ-НАТО-Россия» является важным компонентом диссертационного исследования. Под рассмотрением проектов и инициатив по созданию новой европейской архитектуры безопасности в формате ФРГ-НАТО-Россия подразумевается анализ таких актуальных вопросов, как выдвинутое президентом России Д.А. Медведевым предложение о заключении Договора о европейской безопасности, обсуждение в Европе и в частности, в ФРГ, вероятности реализации принципа «глобального ядерного нуля», а также натовская инициатива по развертыванию европейской ПРО ТВД.

В Заключении подводятся итоги, обобщаются результаты и формулируются основные выводы исследования.

Основные выводы сформулированы в соответствии со структурой работы. Таким образом, первый вывод, к которому пришел автор, проанализировав политику НАТО в первое десятилетие «холодной войны», заключается в том, что НАТО с самого начала создавалась как инструмент силового противодействия Советскому Союзу, в то же время, с учетом важности германской военной карты. Этот вывод может быть подтвержден анализом развития на соответствующих этапах «холодной войны» натовских доктрин, так или иначе ориентированных на ФРГ в контексте ее блокового статуса (например, принятие доктрины Vorwärtsstrategie в рамках доктрины «гибкого реагирования» в 1967 г.).

В период объединения Германии натовское руководство практически сразу отказалось рассматривать вариант внеблокового статуса ФРГ и добилось включения бывшей ГДР в натовские структуры (пусть и с некоторыми оговорками). Становится очевидным, что для НАТО ФРГ была и остается центральным элементом безопасности в Европе.

Второй вывод исследования вытекает из первого. Это максимальная ориентированность подходов политики национальной безопасности ФРГ на военную концепцию НАТО. Во II главе исследования был подробно проведен анализ основных военно-политических документов ФРГ и стратегической концепции НАТО. Он показал, что изменения, которые были внесены в военную доктрину ФРГ и лежат ныне в ее основе, по сути своей являются производными от аналогичных изменений, которые претерпела сама натовская концепция. Расширение миссии НАТО, включая географический аспект, нашло свое отражение и в военной доктрине ФРГ, которая, как и натовская, допускает применение собственных вооруженных сил за пределами собственной территории. Наиболее наглядным подтверждением максимальной степени интегрированности политики обороны ФРГ в натовскую является зафиксированное в германской Белой книге положение о том, что «если речь идет о преобразовании и обеспечении интересов безопасности Германии, то США и НАТО имеют некоторый приоритет»25. Белая книга подчеркивает, что «реформирование НАТО и реформирование вооруженных сил Германии – органически увязанное единое целое»26, что также заставляет обратить внимание на характер взаимозависимости, который ФРГ неизбежно приходится учитывать не только при военном планировании, но даже при самом строительстве своих вооруженных сил. Основная же задача, которая ставится перед немецкими вооруженными силами в рамках блока, это их пригодность к «обеспечению собственных и совместных операций НАТО»27, что придает им сугубо исполнительскую функцию.

В силу своего особого статуса, принимая во внимание целый ряд ограничений военного характера, наложенных на ФРГ согласно Договору об окончательном урегулировании в отношении Германии, любому расширению влияния ФРГ в НАТО положен определенный предел. Причем касается это и политического, и тем более военного аспекта. Политическое преобладание США в НАТО неоспоримо. То же самое можно сказать и о военном потенциале. Экономический же аспект – то есть, та сфера, где ФРГ особенно сильна, в рамках НАТО имеет если не второстепенное значение, то, по крайней мере, не основное. Участие же ФРГ в различных операциях под эгидой НАТО далеко не всегда приносит стране политические дивиденды на международной арене. Именно поэтому ФРГ приходится изыскивать альтернативные способы повышения своего влияния в мире и прежде всего – в Европе.

Расширение НАТО в восточном направлении дало ФРГ только один существенный плюс – повышение собственной безопасности путем включения в блок бывших противников ФРГ по Организации Варшавского Договора. Однако, правительства вновь вступивших в НАТО стран ЦВЕ отличаются исключительным проамериканизмом и практически всецело следуют в кильватере внешней политики США. Это не может не затруднять ФРГ реализации задачи по расширению сферы своего политического влияния в ЦВЕ, поскольку политические линии Берлина и Вашингтона не всегда совпадают. Участие же ФРГ в операциях НАТО сводится, по большому счету, к поддержке союзников по блоку. Подобная роль «помощника» едва ли соответствует растущим внешнеполитическим амбициям современного германского государства, хотя и вполне устраивает США, которые прекрасно отдают себе отчет в исключительной важности ФРГ для НАТО.

В свете чего напрашивается третий выводсущественное расширение политического, экономического и военного влияния ФРГ возможно лишь посредством расширения и углубления интеграционных процессов в Европе. Хотя европейские официальные документы постоянно подчеркивают, что Европейский союз и НАТО не являются конкурентами, а их сотрудничество в стратегической сфере является «краеугольным камнем трансатлантической архитектуры безопасности»28, натовское руководство в лице США довольно неоднозначно реагируют на попытки ЕС выстроить собственную систему безопасности, которая хотя и призвана участвовать в натовских механизмах, но всецело уже не интегрирована в них. При этом военный компонент европейской интеграции, все же, стоит на третьем месте после интеграции экономической и политической, а потому неизбежно зависит от них. ФРГ же, являясь бесспорным экономическим лидером Европейского союза, имеет все шансы возглавить и военный аспект европейской интеграции, используя свой экономический вес в Европе. А это уже будет означать, что страна в перспективе могла бы самым серьезным образом расширить сферу своего военного влияния с той лишь разницей, что расширение это происходило бы уже прогнозируемыми темпами, а не под влиянием форс-мажорных обстоятельств сугубо в рамках НАТО.

Четвертый вывод, который можно сделать, исходя из анализа внешней политики ФРГ в целом, это возможность достичь если и не военного, то, как минимум дипломатического паритета со своими ведущими партнерами по НАТО. Это продолжение последовательного курса на реформирование ООН с целью расширения представительства в Совете Безопасности. Это позволит ФРГ всерьез рассчитывать на получение места постоянного члена в этой ведущей структуре ООН, что в свою очередь непременно повлечет за собой существенное повышение статуса страны на международной арене, поставив ее в один ряд не только с союзниками по НАТО (США, Великобританией и Францией), но и с Россией и КНР.

Закрепление за ФРГ статуса постоянного члена СБ ООН завершит процесс самоидентификации государства, начавшейся с момента объединения, и предоставит ФРГ общепризнанную легитимную возможность самостоятельно проводить национальные интересы по аналогии с США – ее главного союзника по НАТО29. Именно в этом контексте можно рассматривать политику ФРГ в ООН, принимая в расчет натовскую проблематику.

Также немаловажным фактором для ФРГ является вопрос о ядерном разоружении. Занимая в целом конструктивную позицию по проблеме достижения «глобального ядерного нуля», ФРГ имеет солидные шансы на то, чтобы перестать испытывать на себе запрет на приобретение или разработку ядерного оружия, поскольку с ликвидацией (пусть и в отдаленной перспективе) этого вида вооружения в мире, потеряет смысл и само ограничение. ФРГ, таким образом, занимает весьма прагматичную позицию – не имея возможности приобрести столь существенный козырь международного военно-политического диалога, страна может способствовать тому, чтобы другие его участники лишились этого преимущества.

Пятый вывод настоящего исследования касается российско-германских отношений с учетом натовского фактора. В отношениях с Россией ФРГ придерживается делового подхода, являясь нашим основным экономическим партнером в Европе. Это было характерно и для правительства Г. Коля, и в особенности для кабинета Г. Шрёдера. В экономическом плане ФРГ на европейском пространстве и наши страны успешно осуществляют целый ряд совместных проектов регионального масштаба (наиболее крупным из них является «Северный поток»).

В то же время, и особенно это касается политических вопросов, ФРГ зачастую выступает единым фронтом с США, особенно после прихода к власти кабинета А. Меркель, что нередко осложняет двусторонние отношения между нашими странами. Наиболее наглядным тому примером может послужить официальная позиция, занятая руководством ФРГ в период грузино-югоосетинского конфликта, когда против России была развязана самая настоящая информационная война. Несмотря на заключенный Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии, у немецкой стороны по-прежнему остаются претензии в вопросах, касающихся культурных ценностей, вывезенных в годы Второй мировой войны, а также нередко звучат призывы к реабилитации людей, осужденных в послевоенные годы на основании международного права как военные преступники и пособники нацизма. Таким образом, рассматривать отношения между Россией и ФРГ сугубо как «идиллические» было бы неверным – наиболее оптимальным представляется выявление и рациональная реализация их колоссального потенциала сотрудничества в экономической, политической, культурной и иных сферах.

ФРГ была и остается активным участником Организации североатлантического договора (НАТО), а потому политику этой страны в отношении России следует рассматривать также и сквозь призму политики НАТО в целом. Именно с присоединения ГДР к ФРГ началось расширение НАТО в восточном направлении, как результат грубейших просчетов и ошибок, допущенных тогдашним советским руководством при решении германского вопроса, и именно подразделения бундесвера активно задействованы в операциях НАТО на Балканах и в Афганистане – т.е. в зоне интересов национальной безопасности России. Трансформация военной политики ФРГ направлена на укрепление военно-политической роли этой страны путем участия в международных операциях в рамках НАТО или иных организаций. С другой стороны, темпы, которыми в стране проводится военное реформирование, в частности, сокращение бундесвера, свидетельствуют о том, что германское руководство намерено пойти по пути «наименьших затрат», сократив численность бундесвера, при этом повысив его эффективность. Именно на решение этой задачи направлена проводимая в настоящий момент реформа министра обороны ФРГ К.-Т. цу Гуттенберга.

Наконец, шестой вывод, касается НАТО, которая, по мнению автора, остается основной угрозой военной безопасности России.

Начавшееся в 1999 г. и продолжающееся по сей день беспрерывное расширение НАТО в восточном и юго-восточном направлениях, создает такую оперативную и стратегическую ситуацию, при которой все заявления о якобы «не угрожающих России» действиях блока служат пропагандистским прикрытием. Для того, чтобы понять суть подобных заверений, достаточно взглянуть на карту и произвести хотя бы приблизительный расчет совокупного оперативного потенциала стран НАТО, противостоящих России.

В Военной доктрине России 2010 г., именно этот фактор упоминается первым при перечислении основных внешних военных опасностей для России (раздел II, положение 8, п.а). «Стремление наделить силовой потенциал Организации Североатлантического договора (НАТО) глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приблизить военную инфраструктуру стран-членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем расширения блока»30, - именно так в Военной доктрине трактуется политика, проводимая НАТО в отношении нашей страны. И далее (раздел II, положение 8, п.в.) «развертывание (наращивание) воинских контингентов иностранных государств (групп государств) на территориях сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками государств, а также в прилегающих акваториях»31, что является прямой производной от натовской военно-стратегической политики в целом. Концепция национальной безопасности России 2010 г. также однозначно отмечает «стремление отдельных государств и межгосударственных объединений принизить роль существующих механизмов обеспечения международной безопасности, прежде всего ООН и ОБСЕ», и далее «укрепление военно-политических блоков и союзов, прежде всего расширение НАТО на восток; возможность появления в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз и крупных воинских контингентов»32. Таким образом, НАТО рассматривается руководством нашей страны как прямая угроза военной и национальной безопасности России, а потому данный блок (точнее, политика, им проводимая) не может вписываться в конструктивный в целом характер отношений, сложившийся между ФРГ и Россией.

Таковы основные выводы, к которым пришел автор в ходе проведения исследования германской политики в рамках Организации Североатлантического договора на рубеже XX и XXI столетий.

Основные положения и выводы диссертации получили отражение в следующих публикациях:

  1. Пархитько Н.П. Эволюция военной концепции ФРГ после объединения страны / Н.П. Пархитько // Вестник МГИМО-Университета. 2010. № 5. – 1 п.л.

  2. Пархитько Н.П. Расширение НАТО в 1998 –2009 гг. и курс на универсализацию блока / Н.П. Пархитько // Россия-XXI век. 2010. №6. – 1 п.л.

  3. Пархитько Н.П. Военная реформа в России. Куда теперь идти солдату? / Н.П. Пархитько // Самоуправление: теория и практика. 2009. №5, - 0,4 п.л.

1 Например, участие контингента бундесвера в операции НАТО в Афганистане требует постоянного согласования с командованием НАТО по таким важнейшим вопросам, как численность германского контингента, секторы его оперативной ответственности и снабжение.

2 К основным источникам, посвященным натовской тематике, относятся «Брифинг НАТО» и «Вестник НАТО» (NATO-Review), в которых опубликованы многие важные документы, а также Документы оборонного комитета НАТО и Верховного командования НАТО, размещенные на официальном сайте НАТО t/

3 Среди архивов, в которых находятся ценные собрания рассекреченных материалов, Архив Горбачёв-фонда (АГФ) в Москве; Stiftung Archiv der Parteien und Massenorganisationen der DDR im Bundesarchiv (SAPMO) и Bundesbeauftragte für die Unterlagen des Staatssicherheitsdienstes der ehemaligen Deutschen Demokratischen Republik (BStU) в Берлине; Bundesarchiv, Abteilungen Potsdam (BAAP) в Потсдаме; National Archives and Records Administration (NARA II) в Колледж-Парк, штат Мэриленд; George Bush Presidential Library (GBPL) в Колледж-Стейшн, штат Техас; и Seeley G. Mudd Manuscript Library (SGMML) в Принстонском университете, где хранятся документы Джеймса Бейкера III. Многие из рассекреченных записей были недавно опубликованы. Подборку наиболее важных советских документов см.: Михаил Горбачёв и германский вопрос: Сб. документов. 1986—1991 / Сост. А. Галкин, А. Черняев. М.: Весь мир, 2006.; В Политбюро ЦК КПСС… По записям Анатолия Черняева, Вадима Медведева, Георгия Шахназарова (1985—1991)/ Сост. А.С. Черняев, А.Б. Вебер, В.А. Медведев. М.: Альпина Бизнес Букс, 2006; Черняев А. Совместный исход: Дневник двух эпох. 1972—1991 годы. М.: РОССПЭН, 2008. С. 833—896; Черняев А.С. М.С. Горбачёв и германский вопрос // Новая и новейшая история. 2000. № 2. Март—апр. С. 98—128; Фалин В.М. Конфликты в Кремле: сумерки богов по-русски. М.: Центрполиграф, 1999. Антологии рассекреченных западногерманских и восточногерманских документов см.: Dokumente zur Deutschlandpolitik: Deutsche Einheit— Sonderedition aus den Akten des Bundeskanzleramtes 1989/90 / H. J. Küsters, D. Hofmann (eds). Munich: R. Oldenbourg Verlag, 1998; Deutsche Aussenpolitik 1990/91: Auf dem Weg zu einer europäischen Friedensordnung eine Dokumentation / Auswärtiges Amt. Munich: Bonn Aktuell, 1991; Countdown zur deutschen Einheit: Eine dokumentierte Geschichte

der deutsch-deutschen Beziehungen 1987—1990/ D. Nakath, G.-R. Stephan (eds). Berlin: Dietz, 1996; ‘‘Im Kreml brennt noch Licht’’. Die Spitzenkontakte zwischen SED/PDS und KPdSU, 1989—1991 / D. Nakath, G. Neugebauer, and G.-R. Stephan (eds.). Berlin: Dietz, 1998. Выдержки из американских документов см.: Zelikow Ph., Rice C. Germany Unified and Europe Transformed: A Study in Statecraft. Cambridge, MA: Harvard Univ. Press, 1995.

4 Такие как Atlantische Gemeinschaft, Bonn, 1999; Konzeptionelle Leitlinien zur Weiterentwicklung der Bundeswehr. Bonn: Informationsstab, Bundesministerium der Verteidigung, 1994; NATO-Handbuch. Brussels, 1995.; Verteidigungspolitische Richtlinien. Berlin, 2003; Weissbuch zur Sicherheit und Verteidigung der Bundesrepublik Deutschland Bonn 1994; Berlin 2006.

5 /zakonodatelstvo/ukazy-prezidenta-rf/koncepciya-nacionalnoi-bezopasnosti-rossiiskoi-federacii/

6 /2010/02/10/doktrina-dok.html

7 Среди немецких периодических изданий автор пользовался Bild, Der Spiegel, Die Welt, Tagesschau, FTD и др., наиболее авторитетные российские издания – Зарубежное военное обозрение, Независимое военное обозрение, Независимая газета, Международная жизнь и др.

8 Genscher, H.-D. Erinnerungen. – 1 Aufl. – Berlin: Siedler Verlag, 1995.; Шредер Г. Решения. Моя жизнь в политике/Г.Шредер. – М.: Европа, 2007.

9 Черняев А. Совместный исход: Дневник двух эпох. 1972—1991 годы. М.: РОССПЭН, 2008.; Черняев А.С. М.С. Горбачёв и германский вопрос // Новая и новейшая история. 2000. № 2. Март—апр.

10 Ежегодник СИПРИ: Вооружения, разоружения и международная безопасность. – М.: Наука. – 1996-2006.

11 The military balance…/Intern. Inst. for strategic studies. - L.: Oxford univ. press, 1995 – 2007.

12 Адарчев О.В. Западноевропейский союз в системе европейской безопасности. М.: Изд-во Акад. ГШ ВС РФ, 1998; Аляев А.В., Шелепин М.П. Военно-политические аспекты европейской безопасности. М., ДА МИД России. 2002; Арбатов А.Г., Барановский В.Г. Меняющиеся перспективы безопасности в Европе//Безопасность России XXI век. М.: 2000; Борко Ю.А. Военная политика стран Западной Европы. М.: «Интердиалект+», 1999; Борко Ю.А. Европа в меняющемся мире: Международные связи Европейского сообщества. М.: Право, 1995; Борко Ю.А. Европпейский Союз, углубление и расширение интеграции – М.: журнал "МЭ и МО", №8, 2000; Борко Ю.А. и Буторина О.В. Европейский союз на пороге ХХI века: выбор стратегии развития. М.: Эдиториал УРСС, 2001; Борко Ю.А., Журкин В.В., Шемятенков В.Г. Интеграция, общая внешняя политика и безопасность//Заглядывая в век: Европейский Союз и Содружество Независимых Государств. М.: 1998; Бородин А.П. Европа в многополярном мире. М.: 2000; Данилов Д.А. Западная Европа на пост-маастрихтском этапе: развитие интеграции в сфере безопасности: Доклады ИЕ РАН, №13. Москва, 1994; Журкин В.В. Европейский союз: внешняя политика, безопасность, оборона: Доклады ИЕ РАН, № 47, М. 1998.

13 Анисимов А.Г. Основные положения стратегической концепции НАТО// Анисимов А.Г. Основные положения концепции национальной безопасности ФРГ/Информационно-аналитическое управление Аппарата Совета Федерации ФС РФ. – 1999; Волков В.Г. Военные доктрины//Отечественные записки.- №8(8); Котляр В.С. Развитие стратегических концепций США и НАТО после 11 сентября 2001 г. М., ДА МИД России, 2003; Котляр В.С. Международное право и современные стратегические концепции США и НАТО. М., ДА МИД России. 2007; Меден Н.К. Германо-российские отношения в период формирования единой внешней политики и политики безопасности. – М.,2000; Ротфельд А.Д. Вооружения. Разоружение и международная безопасность. М.: 2001; Штоль В.В. Роль и место НАТО в системе европейской и международной безопасности в условиях глобализации. М.: Научная книга, 2006., Штоль В.В. Армия «нового мирового порядка». М.: ОГИ, 2010.

14 Богатуров А.Д. Системная история международных отношений в четырех томах. События и документы. 1918-2003. – М.: НОФМО, 2003; Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. Избранные труды в трех томах. - М.: Научная книга, 2001-2002; Иванов И.С. Россия в современном мире. Ответы на вызовы XXI века. Статьи и выступления. Изд. Олма-Пресс, 2004; Кулматов К.Н. Мир в начале XXI века. М.: Известия, 2006; Матяш В.Н. Россия и внешний мир на пороге XXI века: Проблемы и перспективы. М., ДА МИД России, 2000; Наринский М.М. История международных отношений, 1945-1975 : учеб. пособие / М. М. Наринский ; МГИМО(У) МИД России. - М. : РОССПЭН, 2004., Торкунов А.В. Современные международные отношения. М.: РОССПЭН, 2000; Уткин А.И. США и Европа; перспективы взаимоотношений на рубеже веков. М.: Наука. 2000; Уткин А.И. Мировой порядок XXI века. Институт США и Канады РАН, М.: «Алгоритм», 2001.

15 Ахтамзян А.А. Объединение Германии или аншлюс ГДР к ФРГ. М.: МГИМО, 1994; Ахтамзян А.А. Объединение Германии. Обстоятельства и последствия: очерки. – М.: МГИМО (У) МИД России, 2008; Дашичев В.И. Единая Германия в единой Европе // Свободная мысль. 1999. № 7; Павлов Н.В. Объединение или рассказ о решении германского вопроса с комментариями и отступлениями. М.: ИПО «Полигран», 1992; Погорельская С.В. Некоторые аспекты европейской политики объединенной Германии. – МЭ и МО. – 2000. - №1.

16 Арзаманова Т.В., Арзаманов М.Г. Политика безопасности Германии на рубеже веков. – М., 2001; Воробьева Л.М. Внешняя политика ФРГ на пороге ХХI века. – М., 2000; Глазунов Н.К. Бундесвер и НАТО: история создания и развития вооруженных сил ФРГ (1955-1978). – М.:Воениздат, 1979; Имангалиев Р.Н. Новая Германия в меняющемся мире. Международное положение и внешняя политика Германии на рубеже XX-XXI вв. Казань: Новое знание, 2006; Истягин Л.Г. ФРГ и НАТО. – М.: Изд-во ИМО, 1963; Максимычев И.Ф. Объединенная Германия как фактор европейской безопасности: Доклады ИЕ РАН, №34, М., 1997; Павлов Н.В. Внешняя политика ФРГ в постбиполярном мире. М.: Наука, 2005; Павлов Н.В., Новиков А.А. Внешняя политика ФРГ от Аденауэра до Шрёдера. – М.: ЗАО «Московские учебники-СиДиПресс», 2005; Патрушев А.И. Германия в ХХ веке. М.: Дрофа, 2004; Патрушев А.И. Германская история. М.: Весь мир, 2003.

17 Ахтамзян А.А. Германия и Россия в конце ХХ столетия (очерки). М.: МГИМО, 2000; Максимычев И.Ф. Германский фактор в европейской политике России. Конфликт и партнерство 1914-2004 гг.: Доклады ИЕ РАН, №134, М., 2004;

18 Asmus R.D., Kugler R.L., Larrabee F.S. Building a New NATO // Foreign Affairs. - 1993. - Sept./Oct. - Vol. 72., Brenner, M. United States and West-European Union.//American Institute for Contemporary German Studies. – AICGS Publications, 1997, Fehrenbach, O. Deutschlands Fall und Aufstieg. Ein Blick auf das 20. Jahrhundert.//Stuttgert-Leipzig, 2000, Kaiser, K. Die Zukunft der deutschen Aussenpolitik, Bonn, 1998, Kramer M. NATO, Russia, and East European Security// Russia: A Return to Imperialism?/ U. Ra’anan, K. Martin (eds). N. Y.: St. Martin’s Press, 1995., Henry Kissinger. Nuclear Weapons and Foreign Policy. – New York,  Council on Foreign Relations, 1957;  Henry Kissinger. The Necessity of Choice: Prospects of American Foreign Policy. –New York, Anchor Books, 1962, Wemer, Wiedenfeld, Kulturbruch mit Amerika? Das Ende transatlantischer Selbstverstandlichkeit, Gutersloh, 1996.

19 См: Основной Закон ФРГ, ст. 87а., Hans D. Jarass, Bodo Pieroth: Grundgesetz für die Bundesrepublik Deutschland. Kommentar. Beck, 10. Auflage 2009.

20 Guttenberg vor breiter Ablehnungsfront - FTD, 24.08.2010

21 Atlantische Gemeinschaft, Bonn, 1999; Konzeptionelle Leitlinie zur Weiterentwicklung der Bundeswehr. Bonn: Informationsstab, Bundesministerium der Verteidigung, 1994; NATO-Handbuch. Brussels, 1995.; Verteidigungspolitische Richtlinien. Berlin, 2003; Weissbuch zur Sicherheit und Verteidigung der Bundesrepublik Deutschland Bonn: 1994, Berlin 2006.

22 Командование на стратегическом уровне – Стратегическое командование по операциям – возглавляет Верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе. ВГКОВСЕ одновременно занимает еще одну должность – командующего Европейского командования США. В настоящий момент эту должность занимает адмирал ВМФ США Джеймс Г. Ставридис.

23 Полный их перечень до конца 2008 г. см в приложении №4 настоящего исследования

24 Дашичев В. Единая Германия в единой Европе // Свободная мысль. 1999 №7, С. 119.

25 Gut, aber nicht gut genug. Das neue sicherheitspolitische Weissbuch der Bundesrepublik Deutschland. – Gutersloh, 2006. – S. 8

26 White Paper 2006 on German Security Policy and the Future of the Bundeswehr. – Berlin, 2006. – P. 32

27 Warwick J. Die Bundeswehr reformieren // Internationale Politik, №7/2000, S. 63

28 Ibid., S. 40

29 Буряк О.Ю. Глобализация внешней политики и дипломатическая деятельность ФРГ в ООН в 90-е годы. Автореф. к дис. на соискание ученой степени канд. ист. наук., М., 2001.

30 /2010/02/10/doktrina-dok.html

31 Там же

32 /zakonodatelstvo/ukazy-prezidenta-rf/koncepciya-nacionalnoi-bezopasnosti-rossiiskoi-federacii

26



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа дисциплины внешняя политика россии для направления 030700. 62 «Международные отношения» подготовки бакалавра

    Программа дисциплины
    Проблема преемственности и новизны во внешней политике РФ. Попытки выработки последовательного внешнеполитического курса и определения национальных интересов.
  2. В начале XXI века

    Документ
    Зеленков М.Ю. Религиозные конфликты: проблемы и пути их решения в начале XXI века (политико-правовой аспект). – Воронеж: Воронежский государственный университет, 2007.
  3. С. В. Кортунов cовременная внешняя политика россии стратегия избирательной вовлеченности Учебное пособие

    Учебное пособие
    56756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756756
  4. С. В. Кортунов национальные интересы россии в мире научный рецензент профессор кафедры мировой политики факультета мировой экономики и мировой политики гу-вшэ м. З. Шкундин Монография

    Монография
    Монография подготовлена в рамках проекта «Национальные интересы России в мире по гранту № 08-01-0073 Государственного университета – Высшая школа экономики (ГУ-ВШЭ).
  5. Программа курса для студентов заочного отделения исторического факультета (специальности 020700 «История» и020800 «Историко-архивоведение») Тематика контрольных работ для студентов заочного отделения исторического факультета (2)

    Программа курса
    Учебный курс «Всеобщая история: Новейшая история» является частью университетского курса «Всеобщая история». Цель курса «Всеобщая история: Новейшая история» (часть 2) – изучить развитие стран Европы и Америки в период 1945 года – начала XXI века.

Другие похожие документы..