Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Радянський народ-переможець був охоплений ентузіазмом, прагнув у короткий термін ліквідувати наслідку війни і реалізувати соціалістичні ідеали. Війсь...полностью>>
'Книга'
Вспоминается первое сообщение об итогах войны: семь миллионов погибших. Потом надолго войдет в оборот другая цифра: двадцать миллионов погибших. Совс...полностью>>
'Курс лекций'
Вниманию читателя предлагается четвертый выпуск лекций по наказательному праву Эстонии, созданный автором вслед за ранее опубликованными книгами о пр...полностью>>
'Лекция'
Информатика - это комплексная, техническая наука, которая систематизирует приемы создания, сохранения, воспроизведения, обработки и передачи данных с...полностью>>

Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (2)

Главная > Лекции
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» Селищева А.С. www.selishchev.com

Последнее обновление 20.10.2011 года

============================================================================= ==================

Приложения «В» к лекции 13 (Оценка акций)

Rènzhēn kànshū xuéxí

Shēnrù LínKŏng

Добросовестно учиться читать

Углубленно критиковать Линь Бяо и Конфуция

mem

В.13. Оценка акций

Джеймс Глассмен, Кевин Хэссет. Американский рынок — не «мыльный пузырь»1

Неужели Алан Гринспэн все-таки стал сторонником теории «мыльного пузыря», т. е. того мнения, что цены на американском рынке ценных бумаг неоправданно высоки? Председатель Федеральной резервной системы США всегда славился умением шифровать свои комментарии, однако в одном из недавних выступлений он высказался необычно откровенно. Гринспэн решился произнести фразу «исключительный рост акций за прошедшие пять лет».

Последний раз подобное с ним случилось три года назад. Тогда Гринспэн сделал свое знаменитое заявление об «иррациональной экспансивности»инвесторов. В то время индекс Dow Jones стоял на отметке 6437. За три года он вырос до 11 090 пунктов.

В промежутке между двумя этими «паническими» (для осторожного Гринспэна) комментариями многим стало казаться, что руководитель ФРС свыкся с быстрым ростом цен на акции. Однако сейчас ясно, что Гринспэн вновь обеспокоен возможным крахом вознесшегося до небес рынка акций.

Сторонники теории «мыльного пузыря»считают, что повышение цен на акции — результат эйфории..

Последователи «мыльной»теории говорят, что если отношение рыночной цены акции компании к чистой прибыли этой компании (P/E) в расчете на одну акцию превышает 20 (или даже 15), то рынок находится на верном пути к краху. Но непонятно, почему этот показатель должен иметь верхний предел.

В нашей новой книге «Dow 36 000»мы попытались доказать, что старая модель оценки рынка, в основе которой лежит это соотношение, должна уступить место новой, основанной на реальной прибыли, приносимой акциями.

В сущности, что такое мыльный пузырь на фондовом рынке? Это ситуация, при которой акции растут только потому, что покупатели предполагают, что завтра они будут стоить еще дороже. При этом рост не объясняется фундаментальными экономическими причинами. Иными словами, может быть, ты и дурак, что купил эти акции, но завтра найдешь еще большего дурака, которому продашь их по более высокой цене.

Предположим, инвесторы хорошо знают, что доходы Интернет-компаний недостаточно высоки и не соответствуют уровню цен на акции этих компаний. Тем не менее инвесторы уверены, что другие инвесторы все равно купят эти акции. В этом случае мы можем с уверенностью сказать, что имеем дело с искусственным повышением акций Интернеткомпаний.

Если это и так, никто пока не смог привести убедительных доказательств того, что американский фондовый рынок в целом действительно подобен мыльному пузырю.

Давайте посмотрим на цены, или на стоимость активов, в целом. «Стоимость, приписанная каким-либо активам, — сказал Гринспэн на выступлении в ДжексонХоуле, — есть дисконтированная стоимость ожидаемых в будущем доходов, даже если ни один из участников рынка не делал таких подсчетов». Совершенно верно. В случае с акциями это есть текущая наличная стоимость, которую компания создает для своих акционеров за период своего существования. Простой пример: фирма, которая каждый год выплачивает значительные дивиденды. Текущая стоимость этой фирмы складывается из трех факторов: сегодняшних дивидендов в расчете на акцию, предполагаемых темпов роста этих дивидендов и рисковой премии. (Рисковая премия — это дополнительные доходы, требуемые инвесторами в качестве компенсации при покупке активов с неустойчивым уровнем дохода.) За первыми двумя пунктами следить легко.The Wall Street Journal Europe постоянно публикует информацию о дивидендах компаний, а темпы роста дивидендов регулярно прогнозируют такие компании, как Value Line.

Имея эти данные и данные о стоимости фирмы, не представляет труда вычислить рисковую премию как для отдельных компаний, так и для рынка в целом. Вычисление аналогичных параметров для компаний, которые не выплачивают дивиденды, сложнее, но не намного.

В нашей книге мы показали, что нынешняя рисковая премия составляет около 3%. К такому же результату пришли Джеймс Клаус и Джейкоб Томас из Колумбийского университета, проводившие независимые исследования.

Другими словами, инвесторы сегодня считают, что в будущем рост потока наличности будет продолжаться такими же темпами, как и в течение всего периода после окончания Второй мировой войны, а процентные ставки останутся — с учетом инфляции — приблизительно на том же уровне, что и сегодня. Поэтому инвесторы хотят получать рисковую премию в 3% за владение акциями, а не менее рисковыми облигациями. Вот так мы оцениваем акции.

Все это звучит достаточно убедительно. Так где же пузырь? В недавнем выступлении Гринспэн сказал, что 3% для рисковой премии — слишком мало. Это не так. На самом деле этого слишком много. История свидетельствует, что в долгосрочном плане акции не являются более рисковым инструментом, чем облигации, по которым реализованный доход (с учетом инфляции) оказывается вообще отрицательным.

Гринспэн не впервые проявляет озабоченность высокими ценами на акции. В марте 1959 г. еще будучи молодым экономистом-консультантом, он предупреждал о «перевозбужденности» инвесторов. В то время акции быстро росли. В 1958 г. доходы по акциям компаний, включенных в индекс Standard&Poor’s 500, составляли 43%. Но за последующие семь лет фондовый рынок вырос еще в два раза. Рост цен не создает мыльный пузырь.

И все же мы не можем со всей уверенностью назвать Гринспэна сторонником теории «мыльного пузыря». В своем выступлении он всерьез затронул основную проблему: необходимо найти новую модель для оценки акций. (WSJ)

Джеймс Глассмен и Кевин Хэссет, научные сотрудники Американского института предпринимательства, авторы книги «Dow 36 000»

Когган Филипп (обозреватель FT). Акции — призер ХХ в. Однако доходы от торговли ими были переоценены1

Со всей определенностью можно сказать, что в этом веке инвестиции в акции были более эффективными, чем в облигации. Однако самого этого знания еще недостаточно для инвесторов, которые хотят иметь точное представление о том, насколько эффективным оказался фондовый рынок. Если вложение в акции — вариант беспроигрышный, тогда ожидание терпеливых инвесторов, платящих за них большие деньги, можно считать оправданным.

Это, в свою очередь, может означать, что акции на фондовых рынках мира, многие из которых и так уже достигли рекордных высот, скорее недооценены, чем, как считают многие наблюдатели, переоценены. Если же эффективность фондового рынка не настолько высока, как принято думать, существует опасность, что господство «быков» заставило инвесторов поверить в то, что высокие доходы — это навсегда.

Элрой Димсон, Пол Марш и Майк Стонтон из Лондонской школы бизнеса (ЛШБ) в сотрудничестве с банком ABN Amro провели исследование фондового рынка Великобритании с 1900 г. Они пришли к следующим выводам: в предыдущих исследованиях доходы от торговли акциями, особенно в первой половине века, были завышены; соответственно, рисковая премия при владении акциями (превышение доходов по акциям над доходами по облигациям) ниже, чем всегда считалось; как и сейчас, в прошлом рост на фондовом рынке концентрировался в отдельных секторах или акциях.

Первый вывод — самый удивительный. Раньше считалось, что реальный годовой доход по акциям составлял в этом веке в среднем 8%, однако он скорее ближе к 6%. Почему же разошлись оценки? Аналитики ЛШБ для своего анализа обратились к выпускам Financial Times и годовым отчетам Лондонской фондовой биржи, чтобы выявить 100 наиболее успешно торговавшихся акций. В большинстве случаев на эти 100 акций приходилось больше половины объема торгов в году.

Таким образом, нынешнее исследование основано на более обширном материале, чем исследование компании Barclays Capital — основного источника данных по финансовым рынкам ХХ в., которая в первые десятилетия века использовала данные лишь 30 компаний. Кроме того, существует еще ряд факторов, которые определили завышенную оценку доходов в исследовании Barclays, впервые составленном в 1950-е гг.

Например, хотя Barclays использует данные начиная с 1918 г., они относятся к компаниям, вошедшим в индекс FT 30, составленный в 1935 г. Таким образом, не учитываются данные по многим компаниям, акции которых падали в цене с 1918 г. по 1935 г. Более того, исследование Barclays не охватывает не только период Первой мировой войны, но и начало века, когда доходы по акциям были весьма низкими. Уже исходя из всего этого данные о среднем годовом доходе в анализе Barclays можно считать завышенными на 2,6%. По новым данным, в 1900-1954 гг. доход по акциям составлял менее 4% в год, тогда как с 1955 г. он вырос почти до 9%.

1950-е гг. стали переломными для британского фондового рынка. Ранее считалось, что доходность акций должна быть выше, поскольку это более рискованный инструмент, чем облигации. Джордж Росс-Губи, возглавлявший пенсионный фонд компании Imperial Tobacco Group, и его единомышленники убедили управляющих фондами, что можно сократить риски за счет диверсификации портфеля акций. Этой идеей воспользовались пенсионные фонды и страховые компании, которые сформировали диверсифицированные портфели. Именно эти институты заняли доминирующие позиции на рынке, ограничив роль частных инвесторов, для которых акции были более рискованным инструментом из-за высокой концентрации портфеля.

Так что успех фондового рынка за последние 45 лет частично можно объяснить произошедшей в 1950-е гг. сменой основных инвесторов. Теперь выясняется, что реальные доходы, полученные в первой половине века, когда инфляция обычно была низкой, можно считать более точным ориентиром для сегодняшних инвесторов. Это же относится и к рисковой премии по акциям. Ее можно определить двумя способами: реализованное превышение доходов по акциям над доходами по облигациям (реальный доход) и обоснованно предполагаемое превышение доходов в будущем (ожидаемый доход).

Прежде считалось, что реальный доход инвесторов был весьма высоким — 7%. Это заставило многих аналитиков предполагать, что большую часть века акции были недооценены. Однако исследования ЛШБ свидетельствуют о том, что реальный доход составлял около 4,5%, а в первой половине века — только 2%. Размер ожидаемого дохода по определению можно лишь предполагать. Однако Джеймс Глассман и Кевин Хэссетт из Американского института предпринимательства в своей книге «Доу 36 000» утверждают, что он равен нулю. Это объясняется тем, что за период в 20 и более лет вложения в акции практически всегда были более доходными, чем в облигации, поэтому при долгосрочных инвестициях в акции риск практически отсутствует. Если исходить из этого, индекс Dow Jones сейчас должен быть в три раза выше текущего уровня. Положения Глассмана и Хэссетта неоднократно подвергались критике, однако результаты исследования ЛШБ, похоже, показывают, что реальный доход в последние годы резко сократился.

Еще одно интересное открытие ЛШБ касается степени концентрации рынка. В начале века акции 10 ведущих компаний составляли 36% рынка, в настоящее время — 35%. Если взять 100 ведущих компаний, то концентрация сократилась с 54% в 1900 г. до 33% в 1995 г., впрочем, в последние годы она несколько возросла. А вот список компаний, представляющих на фондовом рынке разные отрасли экономики, изменился очень существенно. Около 70% совокупной рыночной стоимости приходилось на компании, которые в начале века входили в «топ 100», а ныне не существуют или занимают незначительную долю рынка. Наиболее стабильным спросом в течение всего столетия пользовались акции банков и пивоваренных компаний. (FT)

Сваровский Федор. Семь шагов навстречу инвестору. Концепция повышения стоимости бизнеса. Теперь и в России1

В мировой экономике наблюдается интересный парадокс. Пресловутый американский NASDAQ перед своим обвальным падением добрался, можно сказать, до самого неба, хотя интернет-бизнес не приносил и не приносит почти никакой прибыли. А в это время в России успешно работает множество очень прибыльных компаний, но их капитал на международном рынке не стоит почти ничего.

Самая обаятельная и привлекательная «В настоящее время скидка на акции российских компаний достигает 75 — 90% по сравнению с западными компаниями аналогичной доходности, — говорит менеджер PricewaterhouseCoopers Дмитрий Калинин. — И это прекрасно доказывает утверждение, что стоимость определяется не только доходностью компании».

Каким образом инвестор сможет сравнить нефтяную и технологическую компании, если первая живет исключительно своей настоящей прибылью, а вторая занимается постоянными вложениями в будущее, в развитие технологий? Где общий критерий оценки таких разных бизнесов? И как в этом случае инвестор может решить, куда ему выгоднее вложить деньги? «С точки зрения акционеров, наиболее полно и объективно качество бизнеса выражается в его стоимости [а не в прибыли]», — объясняет Дмитрий Калинин.

Концепцию повышения стоимости бизнеса разработали два экономиста итальянец Мантиклиони и американец Миллер. В 1956 г. они написали об этом книгу и получили за нее Нобелевскую премию. Хотя самой идее без малого полвека, она применяется в менеджменте лишь около 10 — 15 лет. Причем в настоящий момент на Западе, по оценкам специалистов, подобный подход используют уже около трети компаний.

По мнению специалистов из PricewaterhouseCoopers, есть три основных показателя, по которым можно определить стоимость бизнеса. «А именно: это доходность, риск и будущая перспектива компании», — говорит Ян Коулман, один из партнеров и руководитель Европейской группы консалтинга по вопросам повышения стоимости бизнеса PricewaterhouseCoopers.

Из трех составляющих проще всего оценить доходность бизнеса. Если компания существует не для того, чтобы в кратчайшее время заработать много денег, а чтобы бизнес жил и развивался, то ей нужны инвестиции. А привлекает инвесторов не что иное, как Total Shareholders Value, т. е., по-нашему, общая прибыль акционера от его акций. «Этот показатель включает в себя и выплачиваемые дивиденды, и разницу в цене акций, — объясняет консультант The Boston Consulting Group Алексей Савченко. — И это наиболее важный фактор для оценки деятельности компании».

Но инвесторы хотят не только получить кучу денег сейчас, но получать ее в будущем, причем без перебоев. Для того чтобы деньги капали все время, прежде всего нужен умный и стабильный менеджмент, который вызывает доверие и производит на инвесторов хорошее впечатление.

По мнению специалистов The Boston Consulting Group, есть три основных фактора, при наличии которых стоимость компании однозначно увеличивается. 1. Прибыль должна расти, а компания обязана зарабатывать в год больше, чем в среднем стоит ее размещенный на фондовом рынке капитал. «Если вы вкладываете в компанию, которая зарабатывает не больше, чем стоит ее капитал, то значит, что прибыль акционеров расти не будет», — говорит Савченко из The Boston Consulting Group. Инвесторам нет смысла вкладывать деньги в акции конкретной компании, если прибыль от них не больше чем от денег, вложенных в индекс рынка, так как риск при вложениях в рынок гораздо меньше. 2. Необходимо, чтобы компания смогла выбрать наиболее выгодные и перспективные области бизнеса и направить туда свои средства, закрыв менее выгодные направления развития. Удачный пример компания Nokia, которая вовремя распознала новую конъюнктуру рынка — телекоммуникации, связь, порвала с прежней диверсификацией (рассталась с лесопилками) и стала вкладывать свои средства в самое модное — мобильные телефоны. 3. Компания должна получать и наращивать инвестиции. А для этого необходимо выполнить первое и второе условия.

В родных пенатах «В России есть весьма успешные развивающиеся компании, которые уже сейчас выпустили или готовятся выпустить акции, говорит консультант The Boston Consulting Group Алексей Савченко. — Это, как правило, компании, занимающиеся нефтью и нефтепродуктами, розничной торговлей, телекоммуникациями». Повышение стоимости бизнеса — вопрос наиболее актуальный именно для тех компаний, которые уже вышли на международный финансовый рынок.

«Именно этот подход мы и применяем в управлении компанией, — говорит первый заместитель генерального директора ОАО «Вымпелком» Николай Прянишников. — Несмотря на серьезное снижение прибыли в прошедшем году из-за проведения нескольких крупных инвестиционных проектов, общая капитализация компании выросла с $300 — 400 млн (до кризиса 1998 г.) до $1 млрд (сейчас)».

Хотя в настоящее время большинство специалистов невысоко оценивают возможности нашего рынка капитала, использование концепции повышения стоимости бизнеса может помочь подготовить компании для выхода на отечественные и зарубежные фондовые рынки в будущем. В любом случае оптимизация управления, связанная с увеличением стоимости компании, делает ее структуру и бизнес более устойчивыми и эффективными.

Например, некая компания открывает новое отделение в другом городе. Поначалу филиал существует лишь за счет инвестиций. Как в этом случае оценить качество работы менеджмента? Ведь прибыли еще нет и место на рынке еще не занято.

Помочь решить эти вопросы может концепция общей стоимости бизнеса. По мнению адептов данной теории, рост стоимости компании может и должен использоваться как критерий для принятия управленческих решений, для оценки качества труда топ-менеджеров, для разработки способов финансирования компаний или принятия решений о привлечении стратегических партнеров.

«Благодаря этому подходу можно также значительно увеличить эффективность работы компании, — считает Коулман. — Долгосрочные преимущества, возникающие в результате появления такого сигнального механизма, который показывает, куда нужно, а куда не нужно инвестировать средства, приведут к оптимальному использованию ограниченных российских ресурсов».

Специалисты утверждают, что при выполнении определенных условий российские компании могут повысить уровень собственной инвестиционной привлекательности. «Для того чтобы добиться адекватной оценки стоимости российских компаний, важно сфокусировать свое внимание не столько на доходности компании, сколько на устранении пресловутой 90% -ной скидки», — считает Дмитрий Калинин. Для этого, в частности, необходимо: 1. Сформулировать долговременные цели бизнеса, уметь подготавливать и реализовывать стратегию их достижения. 2. Совершенствовать систему бухгалтерского учета и управления финансами. 3. Оптимизировать корпоративную структуру (структуру владения и контроля) и налогообложение. 4. Усовершенствовать процедуры корпоративного управления и защиты прав инвесторов (т. е. у компании должна быть эффективная система принятия решений, а инвесторы — как крупные, так и мелкие — должны иметь возможность проверять работу менеджмента и влиять на нее). 5. Создать благоприятный имидж компании и узнаваемую торговую марку. 6. Обеспечивать ликвидность ценных бумаг компании и расширение доступа к финансированию и инвестициям. 7. Внедрять технологические новшества.

Казьмин Дмитрий, Стеркин Филипп. Долг в обмен на акции1.

В правительство внесены поправки, упрощающие компаниям выход из финансовых затруднений. Им разрешат оплачивать долг акциями и выпускать облигации на сумму выше уставного капитала.

ФСФР подготовила законопроект на формирование уставного капитала путем зачета требований к АО или ООО. Компании смогут оплатить долг своими акциями. Минэкономразвития согласно с поправкой, говорит директор департамента Иван Осколков. Проект, по словам представителя ФСФР, внесен в правительство 11.09.2008. Пока поправки не приходили, сказал чиновник правительства.

Осколков

Иван

Валерьевич

Сергей Войтишкин

Виктор Кимович Шпрингель

Норма, запрещающая оплату долга акциями, была введена в Гражданский кодекс для противодействия формированию дутых капиталов, напоминает ФСФР в пояснительной записке. Но зачастую зачет требований – единственный способ расплатиться долгами и избежать банкротства, считает ЖКХФСФР.

Сейчас, чтобы расплатиться с кредитором акциями, должники вынуждены прибегать к различным схемам, констатирует партнер Baker & McKKenzie Сергей Войтишкин: например, выпускать облигации, конвертируемые в акции. «При непротивлении сторон, когда должник хочет продаться, а кредитор – купить, стороны придумают, как оформить сделку», - соглашается Виктор Шпрингель из Высшей школы экономики. Например, кредитор может внести средства в капитал банка и получить на них акции, а банк потом вернет ему деньги через кредит, говорит Шпрингель. Другой вариант: должник проводит допэмиссию, под ее залог берет в банке кредит, банк продает акции кредитору эмитента по заниженной цене.

Подобные схемы не страхуют кредитора от того, что должник может отказаться провести допэмиссию в его пользу, замечает Войтишкин. Поправки устраняют эти риски и введут механизм зачета, что особенно актуально во время кризиса, считает он. Для АО увеличение капитала растянется на 4-5 месяцев, ООО потребуется от двух недель.

Сильного влияния на структуру сделок поправки не окажут, полагают Шпрингель. По новому механизму акционеры должны одобрить допэмиссию и отказаться от ее выкупа, а кредитор – зафиксировать убыток, что вряд ли хорошо для публичной компании.

Поправки ФСФР затронут и эмиссию корпоративных облигаций, их можно будет выпускать на сумму выше уставного капитала (сейчас нужно обеспечение). Компаниям приходится создавать «дочек» с припиской «финанс», на которые оформляется выпуск, и искать номинальных поручителей, рассказывает вице-президент ВТБ Игорь Пьянков. Поправки приводят закон в соответствие с реальностью, говорит он: срок выпуска облигаций сократится, проще будет писать к ним проспекты.

Защита от кредитора. Еще одна поправка от ФСФР запрещает кредиторам безусловно требовать досрочного погашения долга при уменьшении уставного капитала АО. Согласно поправке кредитор может потребовать уплаты долга через суд, а тот откажет, если должник докажет, что интересы кредиторов не нарушаются и обеспечение долга достаточно. Сейчас кредиторы редко требуют уплаты долга при уменьшении капитала, но в случае «ТВ-6» эта норма привела к ликвидации телекомпании, говорит адвокат «Юрков, Хренов и партнеры» Дмитрий Степанов.

Снизить риски margin call1. Разгоревшийся кризис вновь напомнил, что биржевые котировки и оценки стоимости компаний на их основе могут оказывать колоссальное разрушающее воздействие на экономику. Сконцентрированные в них спекулятивные краткосрочные интересы участников рынка неоправданно экстраполируются на долгосрочную оценку активов во внебиржевых переговорных сделках (при кредитовании, страховании, налогообложении, обмене части акционерного капитала на инвестиции и прочее). Основной параметр в этих расчетах – средневзвешенная биржевая цена акции оцениваемой компании за заданный период. Для непубличной компании оценка стоимости производится по аналогии – через мультипликатор к цене акции открытой компании – аналога.

Как и почему реализуются риски? Например, банк выдал компании кредит под залог ценных бумаг с условием, что стоимость залога не должна быть меньше, чем размер капитала с процентами. Если за время пользования кредитом рыночная стоимость ценных бумаг упала, то по условиям договора банк может потребовать (margin call) изменить соотношение между стоимостью кредита и залогом путем досрочного возврата части кредита или увеличения количества ценных бумаг, переданных в залог.

Margin call – требование к заемщику доплатить определенную сумму (маржу), представляющую собой разницу, возникшую из-за падения курса ценных бумаг, валюты, товаров, переданных в обеспечение каких-либо обязательств. Применяется для различного рода кредитных операций и операций РЕПО.

Несправедливость краткосрочных биржевых оценок резко проявилась на падающем рынке. «Мы знаем примеры, когда они (котировки) становятся ниже реальных средств, находящихся на счетах компаний. Это какое-то уродливое явление, абсолютно несправедливое», – поставил недавно диагноз российский премьер-министр Владимир Путин.

Причины и механизмы случившегося кризиса уже исследованы достаточно детально. Новые мировые правила регулирования финансовых рынков неизбежно приведут к фундаментальным изменениям в бухгалтерском учете оценки по рынку (market-to-market).

Market-to-market – рыночная переоценка. Ежедневная переоценка всех открытых позиций для получения значения прибыли или убытка, используется для определения маржевых требований.

Например, в Южной Корее уже принята норма: при отсутствии адекватного ликвидного рынка цена товара минимизируется или приравнивается к нулю, что позволяет минимизировать стоимость залога, необеспеченных кредитов и производных финансовых инструментов.

Существующая формула расчета капитализации – произведение средневзвешенной цены за день на объем выпуска, применяемая на биржевых торговых площадках (в том числе на российских ММВБ и РТС), не отражает реальной стоимости компании. Когда один из основополагающих ориентиров для инвесторов и кредиторов, да и всей рыночной экономики сильно зависит от ничтожных объемов рыночных торгов – это пример порочной практики. Хаотичные действия биржевой толпы могут на порядок завысить или занизить расчетную капитализацию компании на определенную дату, причем для этого требуются очень незначительные ресурсы. Например, осенью 2008 года были дни, когда на ММВБ несколькими копейками можно было уменьшить капитализацию вполне успешных энергокомпаний на миллион рублей (см. таблицу 1).

Среднее дневное количество торгуемых акций всех энергокомпаний на ММВБ осенью 2008 года составляло 0,03% (общее количество торгуемых в день акций, отнесенное к общему объему выпущенных этими компаниями акций).

А стопроцентный пакет акций ОАО «Камчатэнерго», например, можно было купить (продать), учитывая его дневные объемы торгов, всего за 12 тысяч (!) лет.

Можно привести массу других примеров, подтверждающих некорректность существующей формулы расчета рыночной стоимости компании, согласно которой капитализация, зависящая от одного исторически изменяющегося параметра – текущей цены инструмента (акции), является крайне неустойчивой величиной.

Таблица 1. Ресурс для изменения капитализации

Инструмент

Сколько потребовалось рублей в день, чтобы изменить капитализацию компании на 1 млн. руб.

МРСК Центра

0,022

ТГК-11

0,023

ТГК-2

0,939

Красноярская ГЭС

0,986

МРСК Урала

1,022

МОЭСК

3,684

«Иркутскэнерго»

5,701

УЙТИ ОТ АБСУРДА

Оценка стоимости компании по отчетным данным (фундаментальный анализ) позволяет измерить капитализацию компании в целом. Оценить часть компании по консолидированной технико-экономической и финансовой отчетной информации невозможно. В то же время действующие биржевые оценки (технический анализ) дают представление только о части стоимости компании, и эти оценки неоправданно экстраполируются на объемы, отсутствующие в протоколах сделок (реальные биржевые объемы торгов относительно ничтожны).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (4)

    Лекции
    «Теория ценных бумаг» читается в Санкт-Петербургском государственном университете экономики и финансов в шестом семестре студентам специальности «Финансы и кредит» после изучения предмета «Деньги.
  2. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (6)

    Лекции
    Пекин. Во вторник в Китае открылась первая фондовая биржа, деятельность которой будет целиком посвящена удовлетворению потребностей в капитале начинающих компаний в области высоких технологий.
  3. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (22)

    Лекции
    Хотелось бы, чтобы в этом вопросе сохранилась преемственность, чтобы пришел человек, который мог бы продолжить ту политику, которую проводила ФКЦБ при Дмитрии Васильеве.
  4. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (3)

    Лекции
    Для российских компаний первичное размещение ценных бумаг на иностранных биржах уже с осени этого (2009) года станет практически невозможным. ФСФР меняет порядок размещения бумаг российских эмитентов за рубежом – если раньше компании
  5. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (5)

    Лекции
    На прошлой неделе Россия и Лондонский клуб достигли исторического соглашения по реструктуризации долгов в $32 млрд. Марсель Кассард следил за финансовой ситуацией в России уже несколько лет, сначала работая в МВФ, а затем в лондонском

Другие похожие документы..