Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В центре праздника будут выпускники факультета 2011 года, самые успешные и перспективные студенты, а также друзья и партнеры факультета, в том числе ...полностью>>
'Доклад'
Березовский район находится в юго-восточной части Пермского края. Граничит с Кунгурским, Лысьвенским, Кишертским районами и со Свердловской областью....полностью>>
'Учебно-методический комплекс'
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Российский консерватизм в xix – начале xx вв.» составлен в соответствии с требованиями Государственного о...полностью>>
'Документ'
Основной целью анализа работы школы №33 является аналитическое обоснование планирования работы в новом учебном году на основе определения факторов и ...полностью>>

Книга ценна не только уникальным фактическим материалом. Яркая и страстная, она зовет преодолеть заложенное в нас демократической пропагандой чувство национальной неполноценности, (1)

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Пшиком кончилась и затея рентгеновского лазера с ядерной накачкой, над которым в Ливерморской лаборатории бились с середины 70-х годов. Его хотели сделать в виде кружащейся на орбите ядерной боеголовки, на поверхности которой, словно ежовые иглы, укреплены полсотни лазерных стержней. Каждая игла должна двигаться, подобно стволу пушки, нацеливаясь в любую точку пространства. Мощность заряда в одну мегатонну позволяла выбросить в какие-то тысячные доли секунды пятьдесят лучей, способных сжечь 50 целей на дальности в тысячу километров. Для чего внутри «космического ежа» планировалось поместить прицельную автоматику с быстродействующим компьютером. Лопнув ядерным взрывом в решающий момент, спутник, мол, единым махом уничтожит целую стаю мчащихся на США русских боеголовок.

И тут выяснилось, что не решена тьма проблем. Американцы не умеют делать ядерный заряд строго дозированной мощности, столь необходимой для точности удара. Что неизвестно, как фокусировать лучи. Что нужна целая сотня ядерных — с реальными взрывами! — испытаний. Первые подземные тесты под кодовым названием «Дофин» прошли на полигоне в Неваде в ноябре 1980-го. Выход рентгеновского излучения получился чересчур малым для поражения боеголовок. Но лоббировавший программу отец водородной бомбы, старик Эдвард Теллер, продолжал пожирать бюджетные деньги. Последовала серия испытательных взрывов — «Экскалибур», «Супер-Экскалибур», «Коттедж» и «Романо», где разработчики сумели добиться большей интенсивности излучения. Теперь — за счет фокусировки.

В декабре 1985 года грянул взрыв по эксперименту «Голдстоун», в апреле 1986-го — испытание «Майти Оук». В ответ раздались критические голоса из Американского физического общества: проблема только в начальной стадии изучения и нет никаких доказательств того, что это — возможность создания действительно боевого лазера. К тому же, добавим мы, такое оружие требует одновременного старта и кучного полета наших ракет. Стоит составить особый график их пуска, разбив на неравномерные эшелоны, стоит только пустить рядом с реальными боеголовками ложные цели — и рентгеновский «еж» станет бессилен. Превратившись просто в малогабаритную гробницу для миллиардов долларов («Независимое военное обозрение», N5, 1997 г.). Дабы найти более дешевый заменитель такому оружию, Штаты занялись программой «Прометей» разработкой этакой картечи. Взрыв ядерной боеголовки эквивалентом всего в несколько десятков тонн ТНТ дробил стокилограммовую боеголовку примерно на сотню тысяч кусочков, несущихся со скоростью несколько километров в секунду и благодаря этому обладающих огромной разрушительной силой. Такая «картечь» могла применяться только выше 80 километров над землей, в почти безвоздушном пространстве. Слабостью такого оружия оказалось то, что взрыв испаряет большую часть осколков, выбрасывая их мало предсказуемым пучком. И чем дальше до цели — тем больше их рассеивание. Для создания же завесы из «Прометеев» против массированной атаки наших ракет пришлось бы запускать на низкие орбиты сотни спутников, которые должны буквально вереницами ходить друг за другом (иначе русские запустят ракеты, пока «Прометей» будет пролетать над другим полушарием). А еще пришлось бы каждые несколько месяцев выводить в околоземье все новые группировки такого оружия, ибо низкоорбитальные аппараты быстро теряют скорость и сгорают в плотных слоях атмосферы. Сколько при этом выбросилось бы в наш воздух ядовитейшего и канцерогенного плутония — один Бог знает. Во всяком случае, американцам вместе с нами пришлось бы дружно умирать от рака.

Высказывались и еще более фантастические планы, вроде проекта ударов «Овермун» — через Луну. Стартовав с Земли, ракета с ядерной боеголовкой должна была описать петлю вокруг ночного светила и, включив двигатель, спикировать на цель, будучи неуязвимой для русских противоракет. Но к осуществлению такого плана США могли приступить не ранее 2020-х годов. К тому же, у нас к концу 80-х были космические ядерно-силовые установки, коих американцы не имели. Они могли стать сердцами для космических аппаратов, летающих уже между планетами Солнечной системы. Их создали и испытали в околоземье ученые Института атомной энергии имени И.Курчатова, ЦКБ машиностроения и подольского НПО «Луч». Но об этом, читатель, мы расскажем уже в следующей книге...

... Мой отец был корреспондентом «Правды» по Одесской, Крымской, Херсонской и Николаевским областям, и мне довелось видеть многих представителей советско-партийной элиты и маститых журналистов, приезжавших на благодатный Юг. Кто следовал на отдых, кто через Одессу возвращался в Союз из загранкомандировок. Я слышал многое, от чего кулаки мои сжимались от ярости. Я уже в двенадцать лет знал, что в Москве есть спецалкогольная лечебница, битком набитая отпрысками высших партийных чинов. Как гуляет Галя Брежнева. Как дети зарубежных корреспондентов партийных газет не хотят возвращаться, и как они сами меняются женами да везут сюда контрабанду. Я знал, как ребята — афганские ветераны пытались навести порядок и поставить на место зажравшихся деток и внучков номенклатуры, гулявших в московской «Метелице», и как их заставляли ездить извиняться на роскошные дачи, унижаясь перед семнадцатилетними щенками. Как матери советовали дочерям десятой дорогой обходить московские спецшколы, где учились чада партийной верхушки — ибо там могли безнаказанно изнасиловать или убить. И вот такая «элита», воспитываясь в рассадниках грязи, и погубила нас.

Пока же сделаем вывод: не сумев создать истинной, волевой элиты, мы сломали меч, не знающий себе равных в мире. Мы упустили победу, которую почти держали в руках! ГЛАВА 4. ВОЗДУШНЫЙ МЕЧ ИМПЕРИИ. «СУХОЙ» ПРОТИВ Ф-15. ЛЕТАЮЩАЯ «ТРИДЦАТЬЧЕТВЕРКА». МЫ СБИВАЕМ С НИХ СПЕСЬ.

1 В предрассветный час 11 октября 1973 года 47-й отдельный гвардейский разведывательный авиаполк был взметен боевой тревогой. Сердца многих сжались: что значит она во глубине русской земли, в Шаталове под Смоленском? Летчиков и техников на вертолетах перебросили на оперативный аэродром. А там поставили задачу: сформировать отряд из самых опытных и быть готовыми для переброски в Египет, где уже пять дней шла ожесточенная война с еврейским государством Израиль, «Война Судного дня».

Тогда еврейской ПВО удалось сбить крылатые ракеты, которыми египтяне били по ним с бомбардировщиков Ту-16. А 47-й ОРАП был вооружен новейшими тогда разведывательно-бомбардировочными МиГ-25РБ, способными подниматься на высоту более двадцати километров и нестись со скоростью в 2,4 маха (1 мах (М) равен скорости звука). «Двадцать пятые» точно выводились на цель радионавигационными и инерциальными системами, сбрасывая свободнопадающие бомбы из стратосферы. Самолет играл роль катапульты, метающей бомбу со скоростью примерно километр в секунду. Фугасная ФАБ-500 в полтонны весом при ударе оземь выбивала приличную яму и еще рикошетом улетала перед взрывом на 30-40 метров. Бомба-имитатор атомного изделия, брошенная МиГ-25 с высоты 22 верст, пролетала до цели еще сорок километров. Эти самолеты могли атаковать вражеские заводы и транспортные узлы, порты и склады, не входя в зону их зенитной обороны.

В октябре 1973 года эти машины могли свободно атаковать израильскую столицу, и вооруженным до зубов наисовременнейшим оружием евреям было нечего им противопоставить. Несколько сот их зенитно-ракетных комплексов «Хок» не могли стрелять выше 11200 метров и дальше, чем на 31 километр. Основа израильской авиации, «Миражи» и «Фантомы», уступали МиГ-25 по высотности и быстроходности.

Об этом эпизоде в жизни имперских ВВС рассказал Виктор Марковский («Идите в землю египетскую», «Авиамастер», 1996 г.). Нет, бомбить Тель-Авив тогда не пришлось. А вот вылетать на разведку позиций противоборствующих сторон доводилось очень часто. Там «25-е» встретились с лучшими тогда самолетами западного производства: «... 15 декабря бьш назначен вылет пары МиГ-25РБ... В 14.00 взлетел Сергей Малый, следом за ним — Владимир Маштаков. Ведя разведку, они держали курс вдоль канала на высоте 22000 метров. ...Выйти в эфир разрешалось лишь в чрезвычайном случае. Позади были две трети пути, когда Маштаков услышал свой позывной: «745-й — тридцать один!» Этот сигнал он помнил и без кодовой таблицы: это означало «приближение противника». Перехватчики уже были видны — две пары, волоча за собой хвосты инверсии, чуть ниже и справа шли на сближение.

...Израильские Ф-4Е обычно несли облегченный вариант вооружения из двух УР средней дальности АIМ-7 «Спарроу» и двух ракет ближнего боя «Сайдуиндер» АIМ-9 и могли набрать высоту в 18450 метров, развивая скорость в 2,24 маха. Превосходство МиГ-25 над «Фантомом» казалось очевидным. И все же с малой вероятностью перехват был возможен. Для этого пилот «Фантома» должен был вывести свою машину навстречу разведчику, в считанные секунды прицелиться и произвести пуск. Еще сложнее представлялась атака на попутных курсах, для которой следовало выйти под МиГ, «вскинуть» самолет, захватить цель и выстрелить ракетами. Это было под силу только очень опытному летчику — «Фантом» не любил резкого отклонения ручки на себя, становился неустойчивым и грозил свалиться в штопор, к тому же возникавшая тряска машины мешала прицеливанию.

...Сейчас же наперерез шла четверка реальных «фантомов», и в подтверждение их намерений в кабине тревожно зазвучала «Сирена» — преследователи уже ловили нашу «Альфу» в радиолокационные прицелы. Маштаков, не меняя курса, держал свою машину в горизонте. Аппаратура продолжала работать, и нужно было сохранять профиль полета. До окончания его оставалось не более минуты, но какой долгой...

«Фантомы» стали заворачивать, заходя в хвост. От МиГа их отделяли 12 километров, и разрыв продолжал увеличиваться — «бешеный русский» уверенно держал две с половиной скорости звука, отрываясь от погони. И тут Маштаков услышал: «Атака! Атака!» Ведущий израильтянин видя, что МиГ уходит, поспешил пустить залпом две «Спарроу», пока их головки самонаведения держали цель. На такой скорости было достаточно незначительного повреждения от близкого разрыва ракет, чтобы МиГ развалило скоростным напором.

«Сирена» верещала уже истерически, МиГ с висящими на хвосте ракетами продолжал идти к береговой черте. Лишь только она скрылась под крылом — маршрут пройден! — Маштаков бросил машину в правый разворот с креном в 70 градусов, пикируя к берегу. Стрелка указателя числа «М» дрожала за красной чертой — скорость достигла 3150 километров в час! Ракеты не смогли дотянуться до самолета и взорвались далеко позади, а «Фантомы» не решились продолжать погоню над «густонаселенным» египетскими истребителями районом. Сам герой дня объяснял произошедшее просто: «Да как-то неловко было сворачивать на полпути»...

С того эпизода минуло девятнадцать лет. Союз уже растащили на части жадные политиканы. В августе 1992 года на авиабазе Лэнгли в штате Вирджиния майор Е.Карабасов предложил провести учебный бой между серийным русским истребителем Су-27УБ и гордостью американских авиаторов, «Файтером» Ф-15 «Игл» («Орел»). Американцы струхнули и вежливо отказались, предложив взамен поманеврировать над океаном. Сначала «Игл» должен был уйти от преследования «Сухого», а потом роли менялись.

От нашей делегации полетел Карабасов. Ф-15 лез из кожи вон, включив форсаж и выжимая из мотора полный максимум. Но наш ястребок легко «висел» на хвосте американца, используя лишь режим минимального форсажа да максимальную бесфорсажную тягу. И хотя наибольший угол атаки для Су-27 не превышает 26 градусов (угол между направлением полета и поверхностью), наш пилот ни разу не перешел грани в 18 градусов.

Роли поменялись. Карабасов, дав форсаж, легко ушел от Ф-15 с энергичным разворотом и набором высоты. Америкос, бросившись следом, отстал. Завертелась карусель воздушного боя. Наш условный противник даже потерял Карабасова из виду и панически орал в эфир: «Где «Фланкер»?» (натовское кодовое название Су-27). А русский майор через полтора полных разворота зашел врагу в хвост. Попытки последнего оторваться были тщетными. И будь то настоящая схватка — лететь бы горящему «Орлу» в океанские волны...

Об этом случае в апреле 1993-го рассказал украинский журнал «Аэрохобби». Тогда учебный бой показал превосходство нашего истребителя над штатовским по меньшим радиусам разворота, по большей скорости крена и скороподъемности. И разгоняется он куда быстрее соперника. По мнению специалистов, все эти преимущества достигнуты «Сухим» за счет лучшей аэродинамической отделки самолета, лучшего двигателя и лучшей электродистанционной системы управления.

«Изюминка» нашего истребителя заключена в том, что он — статически неустойчив. В отличие от тяжелого, устойчивого Ф-15 наш как бы самостоятельно стремится изменить направление полета. В равновесии его удерживает лишь электродистанционная система, и русский пилот не заставляет истребитель совершить маневр, а только как бы позволяет ему это сделать.

Американцы дивились и охали. Лучшая аэродинамика Су-27УБ обеспечивает беспримерно большую дальность и продолжительность полета без громоздкого подвесного бака — страшной обузы для истребителя. Наш ястребок летает на 500 верст дальше их «Орла». Но при том зело неприхотлив, может пользоваться плохими аэродромами, не требуя многочисленных наземных проверок. Современный боевой самолет — это сгусток научной, инженерно-технологической и промышленной мощи страны-родительницы. И этот Су-27 — сам СССР, доказавший превосходство над американцами.

«Сухой», бившийся с Ф-15 над Вирджинией — самолет четвертого поколения русской реактивной авиации. Ничего подобного нынешний ельциноидный режим сделать никогда не сможет. При нем ученые — аэродинамики из московского ЦАГИ, которые и сделали самолет сверхманевренным, тачают сапоги и клепают портативные печки, чтобы хоть как-то заработать на жизнь и не упасть с голоду. Су-27 стал доказательством того, что в борьбе за господство в воздухе к 1985 году наша Империя не только не отставала от «страшно продвинутых» США, но и превосходила их. Ведь первый «27-й» поднялся в небо еще в 1977-м при дряхлом Брежневе. Ну, что следует нам сделать с нашими писаками и демократами-реформатоидами, которые десять лет талдычили о русской отсталости в гонке вооружений? Факты говорят о другом: мы к середине 80-х здорово утирали нос врагу. Ежегодно в Южной Корее США проводили учения «Тим Спирит» впритык к нашим восточным границам. И в их ходе в воздухе очень часто встречались наши и американские машины. Сначала янки радовались — против их новейших Ф-14, Ф-15 и «Шершней» Ф-18 летали уже старые русские Су-15 и МиГ-23. Они легко уходили от наших пилотов, брали наших «старичков» в «коробочки» еще в начале 80-х. Однако появление на Дальнем Востоке Су-27 в 1989 году вылило на америкосов ушат холодной воды.

Если бы не Горбачев и не развал Империи, то семейство истребителей Сухого получило бы фантастическое развитие. Летом 1988 года начались работы над преемником Су-27УБ — Су-30, новым ударным самолетом фронтовой авиации. Уже в 1993-м был предложен Су-ЗОМК с универсальной бортовой РЛС, способной обнаруживать сразу несколько целей в воздухе, на земле и на глади морской, с жидкокристаллическими цветными экранами, спутниковой системой ориентации и лазерными гироскопами другой навигационной системы — инерциальной. Оснащенный оружием высокой точности, наносящий удары ракетами «воздух-поверхность» на дальность в четверть тысячи километров.

2 СССР успешно шел на острие атаки в воздушной войне. В первый раз мы крупно въехали американцам по зубам еще в корейском небе при Сталине. Наши МиГ-15 и МиГ-17 успешно поджигали и разносили на куски американские «Сейбры» и «Шутингстары».

Второй раз мы сбили спесь с наших врагов во Вьетнаме, воздушные бои над которым начались с августа 1964 года. США бросили против вьетнамцев 330 машин: Ф-105, «Тандерчифов», «Суперсейбров», «Вуду» и «Фантомов», «Скайхоков» и «Крусейдеров». Сначала им противостояли устаревшие дозвуковые МиГ-17. Но именно они открыли счет сбитым в той войне, свалив 4 апреля 1965-го двоих Ф-105. За февраль-июль того года американцы потеряли семь машин, сбив четыре МиГа.

Настоящим ужасом для США стало появление МиГ-21. С мая по декабрь 1966 года они сшибли 47 американских машин, потеряв 12 своих. В 1967 году США на один уничтоженный вьетнамский самолет теряли два своих. Битвы в индокитайских небесах вели реактивные машины второго поколения. Американцы тогда бросили в схватки самолеты, созданные по тогдашней концепции воздушной войны: тяжелые длинноносые «Фантом» Ф-4. Главным для них считалась скорость, а не маневренность. Для перехвата русских скоростных бомбардировщиков.

Машины стали сверхзвуковыми, их оборудование — электронным, а средства поражения — управляемыми, — писал в книге «Воздушный бой» Владимир Бабич — «...Главное место занял вариант-скоростного перехвата бомбардировщика истребителем, наводящимся с наземного пункта управления. В связи с увеличением области возможных атак с самолета-истребителя сняли пушки — надежное оружие малой дальности... Утверждались выводы теории о бесперспективности ближнего боя. Признавалась также необходимость перехода от групповых к одиночным действиям — дуэльным ситуациям «перехватчик-бомбардировщик». В жертву скорости была принесена маневренность... Это разрушило один из основных принципов воздушного боя — связь маневра и огня. Траектория полета на перехват была описана математически и заведена в вычислительные машины, ставшие элементом оборудования командных пунктов...» То есть американцы тогда свели роль летчика к придатку компьютера и послушного исполнителя приказов наземного оператора, сделав самолет неповоротливой летающей платформой для ракет. Над нашими машинами они смеялись: мол, сталинская концепция, летающий двигатель.

Одновременно звездно-полосатые продолжили тактику воздушного террора, обкатанную еще во Вторую мировую. Тогда США строили самые тяжелые истребители мира. Так, чтобы на него можно было навешивать бомбы. Получался так называемый тактический истребитель — орудие для быстрого, безнаказанного налета на цели за линией фронта и быстрого ухода. Ни Сталин, ни Гитлер таких моделей не строили. Вот и во Вьетнаме их «Фантомы» применялись как тактические истребители, неся восемь 450-килограммовых бомб. И без того тяжелый, «Фантом» становился еще неповоротливее. Считалось, что врага он и так сможет поразить издали самонаводящейся ракетой, а потому бомбогруз для него — не в тягость.

Против таких машин и пилотов в бой пошли маневренные, скоростные и высотные МиГ-21. Они свободно занимали господствующее положение над американцами и на скорости в 1200 километров в час заходили в хвост американским эскадрильям. Чтобы их не засекли преждевременно, МиГи не включали свои бортовые радары до пуска ракет. В итоге даже при шестикратном превосходстве в силах США несли тяжелые потери. Они пробовали иначе организовать налеты, блокировать северовьетнамские аэродромы и ставить радиопомехи, перестраивали боевые порядки. Не помогло. Тогда они поставили на свои самолеты пушки, попытались снова учить пилотов маневренным боям. Но их самолеты изначально создавались неповоротливыми. В той войне Штаты потеряли 3495 самолетов. 320 из них сбили наши МиГи. При этом, как утверждают сами американцы, им удалось уничтожить только 76 машин. То было их наисокрушительнейшее поражение в схватке с авиацией Империи.

Она доказала свою мощь в воздухе во время индо-пакистанской войны 1971 года, и на Ближнем Востоке в 1973-м. С одного эпизода тех времен мы и начали сию главу. Даже во время израильской агрессии 1982 года в Ливане уже устаревшие МиГ-21 еще тягались с новейшей техникой евреев.

В 1973 году МиГ-21 вступил в схватки уже не с неповоротливыми махинами американцев, а с французскими верткими «Миражами-ЗС», которыми тогда были вооружены еврейские ВВС. «Мираж» не выдерживал маневренного боя, когда приходилось крутить фигуры на грани срыва в штопор. В самых крупных войнах последнего периода даже устаревшие русские самолеты оставались сильнейшими противниками.

В январе 1996-го журнал «Авиация и космонавтика» сообщил: во время боев в Ливане летом 1982-го истребители сирийцев сбили шесть Ф-16, причем пять из них на счету старичков МиГ-23МФ в одной лишь схватке 8 июня 1982-го. Тогда сирийцы потеряли всего один «23-й». А вообще за период той войны израильтяне на новейших по тем временам Ф-16А уничтожили семь старых истребителей-бомбардировщиков Су-22М и несколько и вовсе старых вертолетов Ми-8. Подавляющее число побед падает на долю Ф-15. (Помните, чего он стоит в сравнении с Су-27?) В ходе войны с Ираком, вооруженным только нашим старьем, в январе 1991 года Ф-16 не сбили ни одного арабского самолета. Ф-15С — 34 машины. Ф/А-18 свалили двух «дедушек» МиГ-21, потеряв одного, сраженного атакой уже знакомого нам МиГ-25П. Ф-14 удалось сбить всего один вертолет. И это при том, что выучка иракцев на порядок хуже подготовки русских пилотов 80-х годов, при том, что США обладали подавляющим численным превосходством в воздухе! Впрочем, впервые взлетевший в 1958-м красавец МиГ-21 и сегодня остается сильным соперником в бою. Микояновская фирма разработала модификацию «93». Дальность обнаружения врага у него возросла с 20 до 57 километров, и автоматика следит уже не за одной, а за восемью целями сразу. Он может нести тонну бомб, ракеты «воздух-воздух» среднего и ближнего боя, противорадиолокационные Х-31 и Х-25МП. А еще — противокорабельные ракеты Х-31А и управляемые бомбы КАБ-500КР.

А вот ровесники МиГ-21, «Фантомы» и «Старфайтеры» Ф-104 безнадежно устарели. Последние приобрели славу «летающих гробов». За время их эксплуатации отнюдь не в боях разбилось более 200 машин.

3 К 1985 году, когда наши правители заверещали об отсталости Союза, Империя обладала целой плеядой самолетов экстра-класса. Которые ельциноиды еще долго будут возить по международным авиасалонам.

Да, мы не прекращали напряженного соревнования с богатыми, высокотехнологичными США. В 1972-м те выпустили в полет первый Ф-15. Чудо техники, созданное с учетом вьетнамского опыта. Насквозь компьютеризованный, самостоятельно следящий за своим положением в пространстве, скоростью и порывами ветра. Способный исправлять ошибки пилота и лететь без его участия. Автоматика наведения сама выбирает из множества целей главную, подсказывая человеку, когда пора открывать огонь.

В ответ генеральный конструктор ОКБ имени Сухого Михаил Симонов взялся за создание уже знакомого нам Су-27. За первый на свете самолет со статической неустойчивостью и электродистанционной системой управления. Драматическую историю его разработки вы можете узнать из книги И.Андреева «Боевые самолеты». В итоге родилась боевая машина со сверхсовременной импульсно-допплеровской радиолокаторной станцией, усиленной оптико-электронным локатором. И пилот стал управлять оружием движением головы в особом шлеме. Помимо мощной 30-миллиметровой пушки, способной разнести в куски бронированную цель, «Сухой» несет десять ракет дальнего, среднего и ближнего воздушного боя. А то, на что он способен, показал воздушный бой над базой Лэнгли в 1992 году.

Су-27 действительно уникален. На его основе в конце 80-х должны были появиться самолеты для имперских кораблей-авианосцев. Су-27 неслыханно маневрен.

Именно на нем русский асс Пугачев стал делать «кобру» — маневр, при котором истребитель взмывает ввысь под таким критическим углом атаки, что теряет скорость и на миг зависает в воздухе, напоминая змею в угрожающей стойке. Тем самым пилот сбивает с курса выпущенную в него ракету или заставляет проскочить мимо разогнавшийся вражеский самолет, чтобы потом зайти ему в хвост.

Уникальную маневренность «27-го» успели почувствовать нарушители русских небесных рубежей. 13 сентября 1987 года норвежский четырехмоторно-винтовой разведчик «Орион» крейсировал очень близко от наших территориальных вод в Норвежском море. Навстречу ему на Су-27 вылетел Василий Цимбал — пилот 941-го авиаполка Десятой армии ПВО. Ибо наглый норвежец «пас» передвижения кораблей русского Северного флота. Пытаясь уйти от вьющегося рядом истребителя, «Орион» сбросил скорость до предела, надеясь на то, что реактивная машина Цимбала не удержится при таком режиме. Но Су-27 оказался таким сверхманевренным, что наш пилот без труда удерживался рядом, «отжимая» норвежца прочь от имперского рубежа. Но вдруг «Орион» неудачно рыскнул и рубанул пропеллером правого крайнего мотора по килю нашего ястребка. И хвост выдержал этот удар! Поврежденный норвежец сумел дотянуть до своей базы («Мир авиации», N2, 1996 г.).

На основе «27-го» родился настоящий летающий крейсер, охотник за кораблями и сильнейший в мире фронтовой бомбардировщик — Су-34. Его прототип оторвался от земли в апреле 1990-го, когда в России все уже бредили Ельциным. Который еще принесет стране больше бед, нежели тучи «Мессеров» и «Хейнкелей».

Этот царь воздуха рожден для сумасшедших бреющих полетов на сверхзвуковых скоростях. Ночью и днем, в дождь, пургу и бурю. Поражая врага из 30-миллиметровой пушки ГШ-301, ракетами высокой точности класса «воздух-поверхность» с дальностью боя в 250 километров и бомбами. На авиасалоне МАКС-95 самолет показали в варианте с тактическими ракетами Х-59М и перспективной многоцелевой ракетой «Альфа». В воздухе же он уничтожает противника ракетами ближнего и среднего действия — Р-73 и К-77.

Оборону врага он прорывает, ослепляя его ударами ракет Х-31П, летящих на излучение вражеских радаров. Этим же оружием Су-34 сбивает чужие самолеты дальнего радарного обнаружения, оставляя без глаз неприятельские истребительные эскадрильи. И ужасны разрушения, которые несут его высокоточные корректируемые бомбы КАБ-1500, полуторатонные дьяволы с лазерными телевизионными головками наведения.

Мчась на головокружительной скорости (1400 километров в час) у самой земли, он приноравливается к ее рельефу, огибая холмы, пользуясь для скрытности лощинами, оврагами и ущельями. Его очень трудно засечь радиолокатором. Как пишет «Техника — молодежи» (май, 1995 г.), бортовая многофункциональная РЛС этого летающего крейсера не только следит за воздухом, но и выискивает на земле точечные цели. А локатор в хвосте машины наблюдает за землей и за тем, что делается позади. Заметив истребитель врага или нагоняющую Су-34 ракету, автоматы предупреждают двух пилотов и наводят на врага снаряды «воздух-воздух». Так что «в спину» ему не ударишь.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Книга ценна не только уникальным фактическим материалом. Яркая и страстная, она зовет преодолеть заложенное в нас демократической пропагандой чувство национальной неполноценности, (2)

    Книга
    Неизвестный Советский Союз. Сверхоружие Русского Медведя. Мезосферные агрессоры, охотники на невидимок и боевые экранопланы. Кто побеждал в Третьей Мировой,
  2. Книга 4: Философия XX в уч для вузов

    Книга
    Понимание философствования у Ясперса 0 Ясперс об истории и "осевом времени" Философия Мартина Хайдеггера 8 Жизнь и сочинения 8 Основные идеи философии М.
  3. * книга роза мира и ее место в истории глава роза мира и ее ближайшие задачи

    Книга
    Я писал ее тайком. Рукопись я прятал, и добрые силы - люди и не люди - укрывали ее во время обысков.
  4. Книга 2 « Есть еще оке­ан» "наш современник" Москва 2001 ббк 63. 3(2)-3(2Рос-Рус)

    Книга
    На его страницах читатели встретятся со многими знаме­нитыми людьми эпохи, вместе с которыми прожил свою жизнь автор «Воспоминаний и размышлений». Среди них поэты — Николай Рубцов,
  5. Книга третья: Философия XIX xx в

    Книга
    0 Фридрих Ницше 3 Жизнь и сочинения Ницше 3 "Жизнь" и "воля" - центральные понятия философии Ницше . 5 Нигилизм. Переоценка ценностей .

Другие похожие документы..