Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Необходимо отметить, что такая констатация относительно наук уже была представлена в докладе, озаглавленном "Кризис европейских наук и психологи...полностью>>
'Закон'
Киевские власти закрыли рынок внешней рекламы. На прошлой неделе вступило в силу распоряжение КГГА, предусматривающее введение моратория на установку ...полностью>>
'Документ'
Негативные технологии. Создание имиджа. Имидж: восприятие и репутация. Корпоративный имидж и исследования рынка в изменившемся мире бизнеса....полностью>>
'Документ'
4) Сколько человек: номера отелей рассчитаны на максимальное проживание 4 человек (включая детей от 3 до 11 лет включительно), кроме Family room в нек...полностью>>

Проекта (гранта) (2)

Главная > Конкурс
Сохрани ссылку в одной из сетей:

При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам I Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 30 июня 2007 года №367-рп»

Проект (грант) № 067

ОРГАНИЗАЦИЯ-ГРАНТОПОЛУЧАТЕЛЬ:

Общественный фонд

«Мнение» города Ставрополя»

ТЕМА ПРОЕКТА (ГРАНТА):

« Люди-XXI» как локомотивная группа

социальных трансформаций»

г.Москва

Октябрь 2008 г.

Оглавление

Оглавление 2

Резюме 3

Дизайн и эмпирическая база исследования 5

Основные результаты 8

Структура и содержание отчета 10

Публикации и авторы 11

Основные выводы 12

Глава 1. Кого мы называем людьми-XXI? 28

Глава 2. Люди-XXI: особенности социальной самоидентификации 48

Глава 3. Особенности потребительского поведения людей-XXI 63

Глава 4. Работа и карьера в жизни людей-XXI 76

Глава 5. Семейные ценности 87

Глава 6. Люди-XXI на сцене фитнес-клуба:
формирование идентичности 97

Глава 7. Ипотека как школа восходящей мобильности 121

Глава 8. Формирование инновационных институциональных сред:
кейс одной медицинской биотехнологии 160

Резюме

Концептуальные основания проекта «Люди-XXI»

Реализованный проект нацелен на применение результатов при разработке стратегий проектирования институциональных сред для социального развития и инвестирования в человеческие ресурсы общества. Исследование ориентировано не столько на понимание прошлого, сколько на предвосхищение будущего.

С кем чаще всего россияне связывают надежды на возможные позитивные изменения в обществе: (1) на руководство, эффективно приводящее в действие заранее отлаженную, организованную мощь государства, или (2) на спонтанную самодеятельность граждан, способных по мере необходимости придавать спонтанности эффективные организационные формы? Общественное мнение голосует за первый вариант1, причем в полном соответствии с преобладающими теоретическими воззрениями на природу российского общества. В неспособности к самоорганизации (к созидательной активности, демократии, гражданскому состоянию и т. п.) разные авторы винят суровый климат, нашествие монголо-татар и ливонских рыцарей, генетически укорененную сервильность, несдержанность правителей и проч.

Вместе с тем в «народных» представлениях наряду с лояльным «всем лучшим, что мы имеем, мы обязаны руководству» можно встретить и задиристое «все хорошее случается по недосмотру начальства». В социологии социальных изменений есть объяснительные схемы, созвучные как лояльному, так и задиристому вариантам.

Выбор объекта – людей-XXI – как локомотивной группы социальных трансформаций соответствует «задиристому» варианту в качестве концептуального основания: «Значимые социальные изменения совершаются не столько структурами и институтами, сколько за счет активности людей, которые в силу жизненных обстоятельств и биографии экспериментируют с открывающимися институциональными возможностями и пользуются ими» (см. пункт Заявки 3.3. «Аннотация проекта»).

Таким образом, согласно базовому тезису ответственность за социальные изменения возлагается скорее на активность достаточно массовых слоев, чем на активность управляющих элит. Этот тезис противоречит логике дирижизма, согласно которой ответственность за все позитивное, что может происходить в обществе, возлагается на сильный и компетентный руководящий центр. Этот тезис противоречит и подходу, в котором при объяснении «механики» общественных трансформаций внимание уделяется исключительно социальным институтам, лишенным акторов.

Между тем, спроектированная с благими намерениями институциональная среда может просто не сработать, если не предоставит своим участникам (пользователям) стабильных возможностей для действительного удовлетворения своих общественно необходимых потребностей, в чем собственно и состоит функция социальных институтов.

О конфликтном несоответствии складывающихся социальных практик, с одной стороны, и реализуемых принципов институционального преобразования общества – с другой много писали такие авторитетные российские социологи, как Т.И. Заславская, Н.И. Лапин, Р.В. Рывкина, О.И. Шкаратан, В.А. Ядов и многие другие.

Эмпирически конфликтность внедрения общественно значимой инновации показал, например, И. Климов на материале реформы системы социальных льгот. Взамен безнадежно устаревшей системы, предусмотренные гарантии которой в начале 2000-х годов исполнялись лишь на 10–15%2, правительство предложило более прозрачную и более управляемую систему. Однако внедрение инновации отсрочилось ввиду массовых протестов3, порожденных несовместимостью «организационного и технического обеспечения реформы с освоением значительным числом россиян новой, непривычной… практики»4. Важно помнить, что в штыки встреченная реформа впоследствии была реализована без каких-либо принципиальных изменений, то есть предложенные правила взаимодействия были постепенно освоены и закреплены на практике.

Суть проекта «Люди-XXI»

Реализация проекта «Люди-XXI» направлена на исследование потенциала нетрадиционного для России способа социального развития – через создание институциональных сред, привлекательных для добровольного участия индивидов ради удовлетворения разнообразных потребностей и деятельного освоения новых, порой сложных институциональных правил. Полагаем, что именно такой способ социального развития реализуется в тех сегментах российского общества, которые можно отнести к особому социально-экономическому укладу общества потребления. Речь идет не о том, чтобы принизить значение остальных укладов, а о том, чтобы показать специфику людей, участвующих в формировании общества потребления.

Возможные сомнения в базовой посылке о позитивной значимости потребительства для общественного развития5 вполне правомерны, если в потреблении видеть только релаксацию. Такой избирательно негативный взгляд совершенно игнорирует формирующее (даже дисциплинирующее) воздействие (определенных видов) потребления, поскольку потребление сложных продуктов может потребовать от потребителя усилий для обладания необходимым запасом материальных, социальных и личностных ресурсов.

С развитием уклада общества потребления в нашу жизнь пришло множество инноваций, появилась индивидуальная свобода в сферах, прежде строго регламентировавшихся государством: от свободы передвижения до свободы в финансовом поведении. Предполагалось, что накопившаяся масса нововведений быстро изменит консервативную сферу общества, но на деле вслед за стремительным социально-экономическим расслоением произошло расслоение по уровню и характеру социальной и институциональной компетентности и, соответственно, по готовности людей пользоваться открывающимися возможностями. Именно усилиями активных, продвинутых потребителей нововведения адаптируются, дорабатываются, видоизменяются и распространяются в обществе, осваиваются мотивированными на деятельную активность людьми, становятся обыденными.

Подчеркнем, что учреждение социальных институтов и предоставляемые ими структурные возможности для действия сами по себе не приводят к значимым социальным изменениям, если не поддерживаются активностью целевых групп, ради которых они создаются и легитимируются.

Перед проектом ставилась общая цель – дать насыщенное описание категорий россиян, активно осваивающих новые институциональные возможности для потребления, существенно изменяющего качество повседневной жизни.

Дизайн и эмпирическая база исследования

В рамках проекта было реализовано сочетание качественных и количественных исследований.

В русле качественной парадигмы методом формализованного интервью по месту жительства были опрошены:

1) отобранные по результатам скрининга люди-XXI, проживающие в крупных городах России с числом жителей более 250 тысяч человек (всего таких городов в России 74) и крупных городах Московской области с числом жителей более 100 тысяч человек (таких городов 16), объем выборки – 992 респондента;

2) отобранные по репрезентативной выборке жители старше 18 лет 1972 населенных пунктов в 68 субъектах РФ всех экономико-географических зон России.

Для качественных исследований был выбран формат социально-антропологической экспедиции, позволяющий на основе комплекса методов непосредственного контакта – включенного наблюдения, неформализованных (слабо формализованных) интервью, ведения совместной деятельности и др. – получить всесторонние, насыщенные описания внутренних и внешних мотивационных факторов, формирующих модели жизни и стратегии постановки и достижения целей людьми-XXI на различных сценах повседневности.

Всего в ходе экспедиций было собрано 73 интервью, подавляющее большинство которых было расшифровано и оформлено в архив проекта.

Для экспедиций были выбраны 3 сцены, предоставляющие возможности для инновационных потребительских практик:

  • фитнес как сцена продвинутых практик заботы о себе и своем теле,

  • активное финансовое поведение в сфере ипотечного кредитования,

  • терапия стволовыми клетками.

Три главных свойства являются общими для выбранных сцен и соответствующих инновационных потребительских практик:

1) пользование практиками требует от потребителя существенных инвестиций материальных и нематериальных ресурсов (видов капитала), что обеспечивает высокую вовлеченность в практики после входа в них;

2) объемы материальных и нематериальных ресурсов (видов капитала) существенны, но не столь значительны, чтобы быть доступными только элитным слоям;

3) успешный вход в практики и их освоение существенно изменяет качество повседневной жизни потребителя и, как следствие, его идентичность.

Указанные сходства оттеняют существенные различия в ситуациях, которыми обусловлены соответствующие инновационные потребительские практики.

Сцена фитнес-клуба наиболее продвинутыми людьми-XXI используется для удовлетворения индивидуальных потребностей, связанных с формированием индивидуального биографического проекта, личностного развития, достижения личного статуса. На этой сцене акторы ищут взаимодействий, (как бы) свободных от интересов в удовлетворении как базовых, так и социальных потребностей. Собранные данные подтвердили, что участие на сцене:

а) позволяет продемонстрировать консюмеристское лидерство посредством определенных форм «престижного потребления»;

б) позволяет продемонстрировать социальное лидерство (новаторство) через активное вовлечение в «прогрессивные» социальные практики и институции;

в) способствует усилению общей идентичности, осознанию себя среди «своих» в «своей» обстановке.

Здесь актуализируется забота о собственной идентичности, заслоняя собой все другие заботы. Мотивация достижения присутствует, но оформляется в образцы не целерационального, а ценностно-рационального действия, поскольку важен процесс, участие, а не какой-то конкретный результат, что и определяет «продвинутость» потребления.

Социальные правила используются лишь для организующего обрамления сцены, они не играют ровно никакой содержательной роли.

Для интересного взаимодействия здесь важна индивидуальность и увлеченность, которые не следуют разрешительным правилам, но наполняют пустоты неизвестного, а значит и не запрещенного.

Сцена ипотечного кредитования, напротив, актуализирует сюжеты целерациональности, однако в самой ситуации так много неизвестного и неконтролируемых рисков, а потому полная информированность о реальности и точность оценки ситуации не является единственным критерием при вынесении суждения, при формировании собственной позиции и принятии решения о том или ином способе действия. Акторы при принятии решений прибегают к эвристикам, то есть к способам принятия решений, отличным от модели рационального выбора, поскольку выбор цели и средств, оценка достижимости цели и ситуации в целом опосредуются субъективными приоритетами и ценностными предпочтениями, которые являются как ограничениями для действия, так и стимулами для него.

Другая специфика этой сцены состоит в том, что участие в ней диктуется не реализацией индивидуализирующего проекта, а стремлением достичь желаемого социального статуса, который дает собственное жилье. В полном соответствии со статусным «призом» участие в ипотеке обусловлено добровольным принятием целых кодексов социальных же правил, довольно жестко предписывающих поведение участников.

Отметим, что в историях на этой сцене не стоит видеть стремление удовлетворить элементарную потребность в крове, поскольку речь идет не о крове как просто прибежище, крыше над головой, а именно о достойном жилье. Его достоинство измеримо только в социально-статусных параметрах.

Сцена терапии стволовыми клетками (СК), как показала экспедиция, на сегодняшний момент в большей степени связана с удовлетворением самых базовых, биологических потребностей человека, и вход на эту сцену осуществляется чаще не по выбору, а по принуждению, в качестве единственного метода, иногда последней надежды.

Другое, косметологическое применение инновационных СК-технологий можно было бы рассматривать как пространство свободного выбора в конструировании социальных и / или индивидуальных аспектов идентичности. Однако на поверку это направление оказалось слишком спекулятивным и не относящимся к зрелым рынкам с устоявшимися институтами.

Поэтому наибольшая ценность данных, собранных в этой экспедиции, заключается в описании не столько формирующихся, приобретающих некоторую устойчивость стратегий поведения людей-XXI, сколько в анализе трудностей, с которыми локомотивные группы социальных изменений, общественно признаваемых позитивными, сталкиваются при формировании институциональной среды для инновационных потребительских практик.

Основные результаты

Категория «люди-XXI» была придумана и сконструирована не в ходе глубокой теоретической проработки мировых достижений социально-гуманитарного знания. Мысленный образ людей-XXI формировался прежде всего под влиянием повседневных впечатлений и наблюдений, общий итог которых можно выразить предельно кратко: жизнь изменилась. Не все согласятся с историческим «жить стало лучше, жить стало веселее», но мало кто возразит против того, что «жить стало иначе» и мы, россияне, стали во многом иными. Последнему обстоятельству кто-то может созерцательно радоваться, кто-то может созерцательно печалиться. Кто-то эти обстоятельства деятельно формирует и развивает – их мы и назвали «людьми-XXI». Таким образом, это понятие родилось в значительной степени интуитивно.

Главный результат реализации проекта состоит в эмпирическом доказательстве того, что за сконструированной категорией стоит определенная, упругая реальность, с которой нельзя не считаться. Этот сегмент реальности мы измерили доступными нам способами: массовым опросом по национальной репрезентативной выборке и глубинными интервью в ходе социологических экспедиций. Нам удалось обнаружить категорию людей, которые, во-первых, во многом (но не во всем) соответствуют нашим первоначальным интуитивным представлениям, и во-вторых, поведением и мышлением существенно отличаются от большинства россиян.

Этот главный результат позволил выполнить поставленные на стадии разработки заявки проектные задачи по выявлению и анализу:

  1. социальных условий, способствующих и препятствующих распространению и использованию инновационных практик людьми-XXI (глава 1);

  2. доминант мировоззрения и системы ценностей (глава 2);

  3. притязаний, представлений об успехе и карьерные устремления (глава 4);

  4. особенностей потребительского поведения (глава 3);

  5. ценностей семьи (глава 5);

  6. специфических общественных явлений, участниками которых оказываются люди-XXI; механизмов формирования и функционирования этих явлений, исходя из перспективы повседневных практик людей-XXI (главы 6–8).

При написании глав 6–8 использовались данные социологических экспедиций, которые были посвящены исследованию не каких-то уникальных, а повсеместно распространенных практик, отличающих людей-XXI. Поэтому специально уделять внимание сформулированной в заявке задаче по номером 7 – «проанализировать возможность повторения, воспроизводимости наиболее удачных и успешно действующих механизмов решения штатных задач в рамках определенных для изучения тематических сфер» – не было необходимости. Относящиеся к выполнению задачи 7 сюжеты изложены в главах 7–8 при рассмотрении специально подобранных проблемных сцен, где имеют место серьезные конфликты между интересами разных групп участников взаимодействия.

Проведенные исследования были нацелены на проверку семи сформулированных в заявке гипотез.

1. «Люди-XXI представляют собой типологическую группу, представители которой обладают большим объемом социальных ресурсов по сравнению с остальным населением». Эта гипотеза в целом получила свое подтверждение. Вместе с тем важно подчеркнуть, что среди людей-XXI значительную долю составляют и представители слаборесурсных групп населения. Освоение ими инновационных практик становится возможным за счет мобилизации всех доступных ресурсов, включая тесную кооперацию с окружающими людьми и изменение стиля жизни. Здесь основным ресурсом являются инновационные установки и готовность к инновационной активности.

2. «Люди-XXI включены в широкий спектр инновационных практик – от пользования современными средствами коммуникаций до возможностей активного финансового поведения». Эта гипотеза нашла свое полное подтверждение.

3. «Люди-XXI ведут рефлексивный мониторинг возможностей, которые предоставляют социальные институты». Собранные данные позволяют распространять это утверждение в разной степени на различные страты людей-XXI. Однако те же данные позволяют утверждать, что недостаточно строгое подтверждение гипотез связано не столько с ложностью гипотезы, сколько с большим разнообразием внутри самой категории люди-XXI, а также большим разнообразием сцен и практик, в которых они участвуют.

4. «У людей-XXI значимо выражено институциональное доверие – доверие определенным социальным, политическим и экономическим институтам». Эта гипотеза нашла свое подтверждение. Действительно, среди людей-XXI уровень общественного и институционального доверия статистически значимо выше, чем у остального населения. Однако статистическая значимость различий не отменяет пессимистичный вывод: в российском обществе уровень общественного и институционального доверия крайне низок. Большинство людей-XXI, как и остальное население, с недоверием относятся к социальным институтам российского общества.

5. «У людей-XXI отчетливо выражены карьерные установки и притязания на успешность». Эта гипотеза подтвердилась отчасти. Среди людей-XXI действительно чаще (статистически значимо) отмечаются карьерные установки и притязания на успешность. Однако у 30–60% представителей этой группы либо карьерных установок не имеют, либо карьера слабо связывается с успехом в жизни, либо не проявилось стремление к какой-то особой успешности.

6. «Люди-XXI в большей мере демонстрируют установки на потребление услуг, продуктов, возможностей». Эта гипотеза нашла свое полное подтверждение в количественном отношении: люди-XXI действительно готовы чаще и больше потреблять, однако значительная часть людей-XXI придерживаются консервативных стратегий в выборе товаров и поиске информации о них.

7 «Люди-XXI демонстрируют склонность к социальной коммуникации, однако не имеют склонности создавать своей деятельностью устойчивые коммуникативные формы – сообщества, неформальные группы и т. п.». Эта гипотеза подтвердилась отчасти. Скорее можно говорить не о склонности, а о социально обусловленной готовности вступать и поддерживать такую коммуникацию определенных страт людей-XXI. В частности, повышенная готовность отмечена в стратах с низкими доходами, тогда как люди-XXI с высокими доходами по этому показателю не отличались от остального населения – менее активного и с разным уровнем доходов.

Что касается создания «устойчивых коммуникативных форм – сообществ, неформальных групп» и т. п., то о такой креативности людей-XXI можно говорить лишь применительно к тем, кто входит в их непосредственный круг общения. При этом созидательный организаторский потенциал снижается по мере того, как растет общественная значимость поводов, с которыми сопряжено создание таких сообществ и групп. Иными словами, людей-XXI, как и все население, деятельно заботят лишь текущие жизненные проблемы «малого радиуса» общественного действия.

Мы надеемся, что подготовленное нами развернутое описание людей-XXI даст полезный материал для разработки политики и стратегий инвестирования в человеческие и социальные ресурсы общества.

Структура и содержание отчета

Отчет включает три раздела: резюмирующее введение, теоретико-методологический и два основных раздела. Структура отчета подчинена сформулированной в заявке цели: получить расширенное и социологически насыщенное описание людей-XXI – их значимых характеристик, мировоззрения, ценностей, представлений о карьере и о семье.

Во введении кратко изложены концептуальные основания проекта «Люди-XXI», технические параметры эмпирической базы.

Операционально людьми-XXI мы называем активных опережающих потребителей, применяющих новые повседневные поведенческие практики (см. параграф «Практики продвинутых потребителей» в гл. 1).

В Резюме, которое следует за Введением, приведены основные выводы, сделанные во всех главах; здесь отражены принципиальные положения всего отчета.

В главе 1 рассмотрены концептуальное и операциональное определения понятия «люди-XXI» и дан их социальный портрет.

В разделе, посвященном анализу данных массового опроса (главы 2–5), показано, как среди людей-XXI распространены различные социальные установки по отношению к важнейшим сферам повседневности, к которым в рамках проекта отнесены:

1) общественная (точнее, социальная в узком смысле) жизнь;

2) работа и карьера;

3) семья;

4) потребительское поведение.

Проведенный с помощью статистического пакета SPSS анализ базировался на допущении, что деятельное освоение инновационных практик сопряжено с формированием склонности к более продвинутым и рефлексивным образцам социального поведения.

Главы 6–8, посвященные анализу данных, собранных в ходе социологических экспедиций, содержат насыщенные описания установок и образцов социального поведения людей-XXI на трех сценах повседневных инновационных практик: (1) телесно-духовные практики в фитнес-центрах, (2) активное финансовое поведение в сфере ипотечного кредитования, (3) терапия стволовыми клетками.

Отличительная особенность выбранных сцен заключается в том, что все они требуют от пользователя существенной, хотя и не одинаковой, мобилизации ресурсов – материальных, социальных, духовных. Все три сцены, в отличие от многих других инновационных практик, отличающих людей-XXI, имеют более или менее существенную входную плату, которая вносится финансами, личным временем, корректировкой стиля жизни, изменением установок и др. Словом, вход на эти сцены требует существенных издержек, понести которые человек должен решиться.

Публикации и авторы

В соответствии с заявкой, по мере реализации проекта члены авторского коллектива подготовили материалы для публикации в общественно-политических и профессиональных изданиях (некоторые материалы уже опубликованы):

Оберемко О.А. Кого мы называем «Люди-XXI»? // Социальная реальность. 2008. №3. С. 42–65. (/?link=ARTICLE&aid=499)

Оберемко О.А. Люди с будущим: Активное потребление как ресурс социального развития // Независимая газета: Сценарии. 2008. № 6. С. 20.

Кроме того, результаты проекта представлялись для обсуждения на семинарах в виде докладов-презентаций:

VI Саммит брендов лидеров «Культовый бренд. Инновации лидерства». 28-29 окт.2008 г.

III Всероссийский социологический конгресс. 21-23 окт. 2008г.

II Международная выставка-конференция «Издательский бизнес», семинар «Расширение аудитории за счет молодых читателей». 23 июня 2008г.

II Независимая конференция по молодежному маркетингу: «Поколение других. What’s next? Маркетинг товаров и услуг для молодежи». 22-23 мая 2008 г

II Общероссийский гражданский форум "Россия – Вперед!" и выставка социальных проектов. 22 янв. 2008г.

Настоящий отчет стал результатом усилий целого коллектива ученых из ведущих академических учреждений РФ: Р.Н. Абрамов (ГУ–ВШЭ) – Введение, резюме, глава 6; И.А. Климов (Институт социологии РАН, ФОМ) – Введение, резюме, глава 7; О.А. Оберемко (Институт социологии РАН, ФОМ) – Введение, резюме, главы 1–5, 8; В.В. Полякова (ГУ–ВШЭ, ФОМ) – резюме, глава 8.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Проекта (гранта) (7)

    Конкурс
    При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам III Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии
  2. Проекта (гранта) (12)

    Конкурс
    При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам II Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии
  3. Проекта (гранта) (11)

    Исследование
    При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам I Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии
  4. Проекта (гранта) (3)

    Реферат
    При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам II Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии
  5. Проекта (гранта) (5)

    Реферат
    При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам II Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии
  6. Проекта (гранта) (6)

    Конкурс
    При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам II Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии

Другие похожие документы..