Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
1. Целью дисциплины «Методы обработки и анализа социологической информации» является сформировать у бакалавров системное представление об исследовате...полностью>>
'Документ'
Актуальність теми дослідження. Розбудова України як незалежної, демократичної, соціальної, правової держави, утвердження ринкових механізмів в економ...полностью>>
'Диплом'
Вимоги до оформлення дипломних робіт за освітньо-кваліфікаційними рівнями «спеціаліст» і «магістр» / За ред. проф. Г. П. Журавля - Тернопіль: ТНЕУ, 2...полностью>>
'Задача'
Курс “Классические аспекты высшей алгебры в задачах элементарной математики” посвящен применению классических аспектов высшей алгебры к решению задач...полностью>>

Мировой экономики, управления и права (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Академический вестник

_________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования Тюменской области

ТЮМЕНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ

МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 4

Научно-аналитический журнал

Тюмень

2008



ББК 70

А 38

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 4 (6) [Текст]: научно-аналитический журнал (издается с 2007 г.).
Тюмень: Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права (ТГАМЭУП), 2008. – 260 с.

В Академическом вестнике представлены результаты научных исследований трансформации социально-экономического пространства: проблемы и перспективы на современном этапе развития России и Западно-Сибирского региона.

Журнал может представлять интерес для ученых, преподавателей, практических работников, аспирантов и студентов вузов.

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

В. Г. Новиков, доктор социологических наук (гл. редактор);

Н. А. Костко, доктор социологических наук;

К. Г. Барбакова, доктор философских наук;

С. М. Казанцева, доктор экономических наук;

Т. А. Кольцова, кандидат экономических наук;

Т. А. Иванычева, кандидат экономических наук;

А. Г. Полякова, кандидат экономических наук.



ISBN 978-5-94221-102-8

© ТГАМЭУП, 2008



Раздел 1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНОВ.

ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ИНТЕГРАЦИЯ


А. О. Бакланов, к.э.н., профессор СПбГПУ;

Н. И. Диденко, д.э.н., профессор СПбГПУ

ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ РЕГИОНА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Постановка задачи

В настоящее время можно констатировать отсутствие внешнеэкономической стратегии, учитывающей процессы глобализации, как для Российской Федерации в целом, так и для отдельных субъектов федерации. В соответствии с конституцией РФ и законом «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» субъекты РФ обладают правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств. Отсутствие внеш-неэкономической стратегии порождает ряд серьезных проблем, основные из которых следующие:

  • топливно-сырьевая экспортная специализация;

  • утечка интеллектуальных ресурсов;

  • низкая степень участия в международных производственных цепочках;

  • усиление межрегиональных диспропорций по большинству показателей и другие.

Неоптимальный характер сложившейся формы интеграции России в систему мирового хозяйства выражается в том, что экономика страны, во-первых, существенно зависит от колебаний роста мировой экономики и конъюнктуры мировых рынков первичных продуктов, а, во-вторых, имея достаточно высокие темпы прироста ВВП за счет развития экспортных секторов экономики и мощный приток нефтедолларов, в действительности экономика становится менее конкурентоспособной на международной арене.

Внешнеэкономическая стратегия региона должна учитывать все внешние условия, связанные с глобализацией: отраслевую и технологическую структуру мировой экономики, растущую интернационализацию международных производственно-сбытовых цепочек, углубление интеграционных процессов в мировой экономике.

Цель внешнеэкономической стратегии региона, как элемента внешнеэкономической стратегии России, должна заключаться в встраивании экономики региона в мировое хозяйство и процессы глобализации, обеспечивающие условия для максимального использования внешнеэкономических факторов в интересах успешного социально-экономического развития региона.

Решение стратегической задачи социально-экономического развития региона в современных условиях может осуществиться только на базе перехода к использованию новых или существенной модернизации применяемых технологий при создании валового регионального продукта (ВРП).

Учитывая, что экстенсивные факторы роста (увеличение масштабов добычи и освоение невозобновляемых ресурсов и энергоносителей, новых плодородных земель, запасов пресной воды и др.) приближаются к уровню своего максимального использования, необходим коренной пересмотр сложившейся в каждом регионе малозаметной роли науки, инноваций и новых технологий в развитии региона и создании валового регионального продукта.

Основные блоки и идеи внешнеэкономической стратегии региона

В зависимости от фирм, участвующих во внешнеэкономической деятельности, их отраслевой принадлежности и геогра-фической сферы деятельности целесообразно выделить следующие основные блоки внешнеэкономической стратегии:

  • товарная и географическая диверсификация экспорта, создание форм и механизмов диверсификации;

  • создание в регионе международных производственно-сбытовых цепочек с участием резидентов РФ, встраивание в международные цепочки производств;

  • создание структуры привлечения инвесторов в экономику региона (развитие отдельных этапов технологического цикла, развитие экономических зон);

  • создание эффективной структуры интеллектуальной деятельности (международный обмен интеллектом и результатами его труда, международный лицензионный обмен, повышение роли университетов);

  • развитие импортозамещающих производств (ввоз технологического оборудования, стимулирование развития импортозамещения);

  • создание системы уменьшения безработицы и использования иностранной рабочей силы.

Реализация названных выше блоков внешнеэкономической стратегии предполагает активное участие в международных и иных переговорах, заключение соглашений о партнерстве, участие в региональных интеграционных процессах. Двухсторонняя и региональная либерализация является в настоящее время эффективным инструментом повышения международной конкурентоспособности и получения преимуществ перед третьими странами.

Инновационно-технологическое развитие – основа внешнеэкономической стратегии региона

Возможные стратегии развития экономики, как страны, так и региона можно строить на основе преимущественного ис-пользования тех или иных факторов. Оценка перспективности эволюционно сложившейся ресурсно-экспортной стратегии страны свидетельствует о низком росте ВВП в будущем даже при самых благоприятных условиях. Остается практи-чески единственный вариант – на основе ресурсно-инновационной стратегии соединить ресурсы и новые технологии. При этом новые технологии в ресурсодобывающих и перерабатывающих отраслях способны выполнить роль мультипли-катора. В дальнейшем ресурсно-инновационная стратегия последовательно перейдет в инновационно-технологическую.

В
ыбор новых технологий и выбор производства новых продуктов для экономики региона зависит от следующих факторов: отраслевой структуры валового регионального продукта; инновационно-технологического потенциала региона; возможности региона интегрироваться в российские и мировые технологические цепочки преобразования ресурсов в товары (услуги); обеспеченности региона факторами экономического развития.

Выбор новых технологий и выбор производства новых продуктов существенно изменит структуру экономики региона, потребует учета тенденций глобализации мировой экономики и, как следствие, интеграции экономики в систему международного разделения труда. В настоящий момент многообразие направлений инновационно-технологического развития мировой экономики включает в себя следующие сферы: биоэлектроника; информационные системы; программное обеспечение; новые материалы, включая композитные; альтернативные источники энергии; микроэлектроника; лекарственные средства; энергосбережение; интеллектуальные роботы; очистка и переработка отходов и др.

Для выделения конкретных направлений, которые могут войти в стратегию инновационно-технологического развития региона, важным этапом является анализ структуры экономики региона в динамике. Инструментом анализа структуры экономики региона и структуры ВРП является межотраслевой баланс производства и распределения продукта, показывающий связи между выпуском продукции в одной отрасли и затратами всех участвующих отраслей, необходимых для обеспечения этого выпуска. Анализ структуры ВРП в динамике позволяет выявить тенденции развития различных отраслей и комплексов в регионе, тенденции внешнеторговой деятельности, тенденции инвестирования средств в экономику региона. Все это позволит сформулировать вывод о характере существующей региональной модели экономического роста и источниках экономического роста. Как было сказано выше, центральной проблемой должен стать переход к модели экономического роста, прежде всего, за счет диверсификации экономики и расширения инновационных источников роста. Международный опыт благополучных стран демонстрирует, что структура производства и экспорта изменяется в пользу наукоемкой продукции.

В последние десятилетия в мировой экономике отмечается растущее значение сложных системных продуктов, увеличение доли наукоемких отраслей, формирование рынка наукоемких товаров и услуг. Анализ структуры ВРП и необходим, чтобы определить ниши, на которые может реально претендовать регион, определить место региона как в российском, так и мировом инновационном процессе. Анализ структуры ВРП и сравнение инновационного развития отраслей и комплексов ВРП с перспективными направлениями инновационно-технологического развития мировой экономики, а также анализ соответствия инновационно-технологического потенциала региона перспективным направлениям инновационно-технологического развития мировой экономики, позволит понять, в каких отраслях региональная экономика способна генерировать и внедрять новые технологии, а в каких – она безнадежно отстала.

Инновационно-технологический потенциал региона

Инновационно-технологический потенциал региона рассматривается как совокупность факторов инновационно-технологической деятельности, которыми располагают субъекты хозяйственной деятельности региона для инновационно-технологического развития комплексов и отраслей региональной экономики и для решения актуальных социально-экономических проблем. Выявить состояние реально готового к действию инновационно-технологического потенциала субъектов хозяйственной деятельности – это вторая важная задача после анализа отраслевой структуры ВРП.

Логика изучения инновационно-технологического потенциала региона и его составляющих следующая:

  • выявить субъекты хозяйственной деятельности, заинтересованные в инновационно-технологическом развитии;

  • изучить характеристики инновационной деятельности, осуществляемой субъектами хозяйственной деятельности;

  • обобщить проблемы развертывания и развития инновационно-технологического потенциала;

  • разработать систему технологического взаимодействия и кооперации организаций при разработке инноваций – систему создания технологических кластеров.

Технологические кластеры, сочетающие достаточный научно-технический и производственно-технологический потен-циалы, ориентированные на устойчивый внутренний и внешний рынки, будут являться основой развития перспективных высокотехнологичных производств. Прогноз развития этих рынков будет служить базой для формирования требований к структуре технологических кластеров. Технологические кластеры имеют в своем составе бизнес-структуры, государственные структуры, в том числе банки, биржи, университеты, научно-исследовательские институты, предприятия.

Организационной формой создаваемых технологических кластеров могут быть частно-государственные партнерства.

Прогнозы технологического развития мировой экономики свидетельствуют о том, что в ближайшей и отдаленной перспективе основными факторами экономического развития останутся природные ресурсы, энергия, информационные технологии, технологии энерго- и ресурсосбережения, людские ресурсы и территория.

Исходя из анализа обеспеченности региона определенными факторами экономического развития, можно формировать конкретные варианты внешнеэкономической стратегии региона на основе инновационно-технологического развития.

Механизм реализации внешнеэкономической стратегии

На рисунке изложены общие контуры механизма формирования внешнеэкономической стратегии региона, мониторинга ее реализации и внесения необходимых изменений, являющихся последствием происходящих событий, как в мировой экономике, так и выполнения инновационно-технологического развития региона, выполнения внешнеэкономической стратегии и стратегии социально-экономического развития региона.

Механизм формирования и реализации внешнеэкономической стратегии включает в себя 17 блоков. Сплошные линии

Общие контуры механизма формирования и реализации внешнеэкономической стратегии региона

показывают последовательность этапов, а пунктирные линии – это контуры обратной связи. Механизм содержит динамический цикл, начиная от формулировки цели внешнеэкономической стратегии и заканчивая реализацией решений, принятых в результате сравнения фактических показателей социально-экономического развития региона, и показателей, которые должна обеспечить внешнеэкономическая стратегия на базе инновационно-технологического развития экономики региона. Причин отклонения фактических показателей от планируемых может быть 8. Они следующие:

  • не верно сформулирована внешнеэкономическая стратегия;

  • ошибки в выборе блоков внешнеэкономической стратегии;

  • ошибки или неточно разработана инновационно-технологическая база внешнеэкономической стратегии, зависящая от структуры ВРП, инновационно-технологического потенциала региона, обеспеченности региона факторами экономического развития;

  • не верно выбраны направления инновационно-технологического развития региона;

  • не действует или не эффективен механизм создания и воспроизводства технологических кластеров в регионе;

  • разработка вариантов внешнеэкономической стратегии на базе инновационно-технологического развития выполнена с ошибками;

  • н
    е точно выбран вариант внешнеэкономической стратегии из множества вариантов, зависящих от направлений инновационно-технологического развития;

  • не эффективен механизм реализации инновационно-технологического развития экономики региона и внешнеэкономической стратегии.

Любые трудности взаимосвязи элементов механизма должны разрешаться в процессе циклической процедуры.

Выводы

В результате реализации внешнеэкономической стратегии на базе инновационно-технологического развития в регионе должны быть мобилизованы финансовые, инновационные и интеллектуальные ресурсы для радикальной модернизации экономики региона. Внешнеэкономическая деятельность в этом случае окажет мультипликативный эффект на все отрасли, дающие вклад в валовой региональный продукт, и будет способствовать расширению масштабов инновационной деятельности в регионе, повышению конкурентоспособности экономики региона.

Ю. В. Волков, аспирант каф. мировой экономики КубГУ

КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ РЕГИОНА: РЕГИОН В СИСТЕМЕ МИРОХОЗЯЙСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ

Складывающаяся сегодня в регионах России общественно-экономическая ситуация вызвала к жизни новые реалии и понятия, которые во многом являются определяющими в деятельности отечественных предпринимателей. Конкуренция, конкурентоспособность и ее повышение, сегментирование рынка, проблемы спроса и реализации продуктов, нормы прибыли – вот некоторые из них.

Но если вопросы рынка у нас обсуждают давно, то тему конкуренции российских регионов на мировых рынках стали затрагивать сравнительно недавно. Применительно к экономической сфере под конкурентоспособностью в самом общем виде можно понимать обладание свойствами, создающими преимущества для субъекта экономического соревнования. Носителями этих свойств – конкурентных преимуществ – могут быть различные виды продукции, предприятия и организации или их группы, образующие отраслевые или конгломератные объединения, и, наконец, регионы и отдельные страны или их объединения (региональные, политические, этнокультурные), ведущие конкурентную борьбу за лидерство в различных сферах международных экономических отношений1.

Сегодня в России особенно остро стоит вопрос повышения конкурентоспособности как в целом страны, так и регионов и отдельных организаций.

Конкуренция – это неотъемлемая характеристика рыночной экономики2. Основной принцип предпринимательства в этих условиях – производить только то, что можно продать, в отличие от принципа плановой экономики, где продавалось то, что производилось. Конкуренция является сложным понятием, и в экономической литературе выделяют три подхода к ее определению.

Первый подход определяет конку­ренцию как состязательность на рынке, он основывается на понимании конкуренции как особой формы честной экономической борьбы, в которой при наличии равных условий у конкурентов, побеждает более умелая, более способная и предприимчивая сторона. Цель у конкурентов единая – получить наиболее высокий результат для себя и оттеснить соперников. Такой подход характерен для нашей отечественной литературы3.

Второй подход присущ классической экономической теории, в которой конкуренция рассматривается как естественный неотъемлемый элемент рыночного механизма, координирующий деятельность его участников во взаимоотношениях. Такой подход рассматривает конкуренцию как элемент рыночного механизма, который позволяет уравновесить спрос и предложение, он характерен для классической экономической теории. А. Смит1 трактовал конкуренцию как поведенческую категорию, когда индивидуальные продавцы и покупатели соперничают на рынке соответственно за более выгодные продажи и покупки. Конкуренция воспринимается как та самая «невидимая рука» рынка, которая координирует деятельность его участников. В таком понимании конку­ренция выступает в качестве силы, обеспечивающей взаимодействие спроса и предложения и уравновешивающей рыночные цены. В результате соперничества продавцов и покупателей устанавливается общая, так называемая равновесная цена на однородные товары и складывается конкретный вид кривых спроса и предложения. По определению того же А. Смита, «конкуренция обеспечивает функционирование рыночного механизма ценообразования»1.

Третий подход к определению конкуренции возник в связи с развитием теории рынка, и под конкуренцией здесь понимается не столько соперничество, сколько степень зависимости общих рыночных условий от поведения отдельных участников рынка. Конкуренция является критерием, по которому определяется тип отраслевого рынка2.

Конкуренция порождает другое экономическое понятие – конкурентоспособность. Под этим понимается способность товара (услуги) быть выгодно проданным в условиях конкурентного рынка.

Так, в литературе предлагается следующее определение конкурентоспособности. Под конкурентоспособностью пони-мается комплекс потребительских и стоимостных (ценовых) характеристик товара, определяющих его успех на рынке, то есть преимущество именно этого товара над другими в условиях широкого предложения конкурирующих товаров-аналогов3.

Определим конкурентоспособность региона как его потенциальное качество, которое включает:

  • способность региона получать реальную оценку ожиданий целевой группы потребителей, а также прослеживать тенденции потребительского поведения;

  • способность организовывать производство в конкретном регионе, результаты которого будут соответствовать ожиданиям целевой группы потребителей как наиболее полезного товара по соотношению цена-качество;

  • способность проводить эффективную текущую маркетинговую – политику, включая психологическое позиционирование товара у зарубежного и местного потребителя, оптимизирующую объем продаж и снижающую расходы по сбыту;

  • возможность изыскивать и создавать условия для снижения затрат на обеспечение факторами производства – капиталом, рабочей силой, сырьем и материалами, энергией и т.п. на единицу продаваемой продукции;

  • создание технологического превосходства над другими членами отраслевого сообщества;

  • способность планировать, организовывать и проводить эффективную стратегию в сферах производства и маркетинга на основе инноваций.

Рассмотрим общую конкурентоспособность страны. В конце 1998 г. Россия находилась по конкурентоспособности на 127 месте4. В 2006 г. – на 62 месте. Положение российских производителей в части уровня конкурентоспособности в мировом рейтинге отчетливо выявляется при анализе данных Отчета о мировой конкурентоспособности за 2005-2006 гг., опубликованного Всемирным экономическим форумом (см. табл.5).

Индекс глобальной конкурентоспособности

Государство

2005

2006

Швейцария

4

1

США

1

6

Япония

10

7

Германия

6

8

Великобритания

9

10

Канада

13

16

Франция

12

Индия

45

43

Китай

48

54

Россия

53

62

В Отчете по глобальной конкурентоспособности в 2006 г. страны оценивались на базе двух основных рейтингов. В одном из них, Индек­се глобальной конкурентоспособности (GCI – описывает здоровье эко­номики и перспективы роста в среднесрочной перспективе), Россия занимала 62-ю позицию, что на 9 строк ниже, чем в предыдущем году. В другом, Индексе конкурентоспособности для бизнеса (ВС1 – показы­вает уровень производительности, которого могут достичь компании и отрасли), Россия заняла 71-е место, потеряв 9 позиций.

Международная и региональная конкуренция рассматривается в качестве инструмента в борьбе за место в мирохозяйственной системе, как механизм повышения эффективности региональной и национальной экономики. Не случайно общей тенденцией последнего периода стал переход многих стран к стратегии открытости, к углублению ориентации на мировой рынок.

Региональный бизнес постепенно адаптируется к рыночным условиям и конкурентоспособность выпускаемой продукции во многих российских регионах становится реальностью для участников отечественного бизнеса на внешнем рынке. Конкуренция же между российской и мировой продукцией существовала всегда. Особенность нынешней ситуации заключается лишь в том, что зарубежным фирмам противостоит теперь не единый соперник в лице советского государства, а отдельные российские производители.

Мирохозяйственные позиции любого региона в России определяются в первую очередь их конкурентоспособностью. Для российских регионов, заметно отставших от мировых лидеров, задача повышения конкурентоспособности на всех уровнях, без преувеличения, становится первоочередной. Какой бы внешнеэкономической политики в перспективе ни придерживалось государство – экспортоориентированной, импортозамещающей либо сочетающей то и другое направление, ее успех будет определяться в первую очередь успехами в деле повышения конкурентоспособности.

Экономический рост, удержание и расширение отечественными производителями рынков сбыта внутри страны и за рубежом окажутся под вопросом, если российские товары и услуги по ценам и качеству будут несопоставимы с зарубежными.

На международном уровне в основе сравнительных преимуществ предприятий стран-продавцов лежит интенсивность использования имеющихся ресурсов и усилия (объем и степень квалификации) предпринимателей по формированию конкурентных преимуществ, а не различная наделенность факторами производства, как это считает неоклассическая теория международной торговли.

В

открытой экономике «предприятие считается конкурентоспособным в международном плане, если оно может выжить в борьбе с иностранными конкурентами без государственной протекции»1. Кроме того, оно должно быть в состоянии успешно отражать удары конкуренции и эффективно реагировать на действия конкурирующих предприятий. Конкурентоспособное российское предприятие должно быть достаточно гибким и уметь приспосабливаться к изменениям внешних и внутренних экономических условий. Это относится как к экспортирующим предприятиям, испытывающим международную конкуренцию на иностранных рынках, так и к национальным предприятиям, сталкивающимся с конкуренцией импортных товаров на местных рынках. Однако говорить об абсолютной конкурентоспособности нельзя, поскольку она может оцениваться только в сравнении с другими конкурентами.

Так что же мешает собственникам и руководству российских регионов разрабатывать и реализовывать эффективные конкурентные стратегии?

Здесь можно выделить следующие основные факторы:

  • конкурентные преимущества российских регионов практически не основываются на таких факторах, как передовые технологии и квалификация рабочей силы;

  • невысокое качество продукции;

  • макроэкономические факторы;

  • проблемы, связанные со стратегическим управлением.

В то же время в гораздо меньшей степени конкурентные преимущества России основываются на таких факторах, как передовые технологии и квалификация рабочей силы.

Развитие новейших технологий сопровождается серьезными структурными изменениями в экономике – происходят подвижки в относительной конкурентоспособности отдельных секторов национальной экономики и подотраслей внутри той или иной отрасли, а также в соотношении уровней конкурентоспособности регионов, стран, наций. В новой технологической среде размещение производственных мощностей во все меньшей степени зависит от относительных трудовых затрат (доля последних в издержках, вероятно, сократится до уровня 5% и ниже)2.

Качество человеческого потенциала. В современную эпоху, характеризуемую как эпоху широкого применения знаний, возрастающее значение стал приобретать уровень образования занятых в производстве рабочих, служащих и менеджеров.

В России было проведено несколько исследований, касающихся роли качества человеческого потенциала в рыночной экономике. Был выведен индекс развития человеческого потенциала по странам, который «представляет собой среднюю арифметическую трех индексов: ожидаемой продолжительности жизни / уровня образования / ВВП на душу населения (в долларах, по паритету покупательной способности)»3.

Под устойчивым развитием человеческого потенциала понимается процесс непрерывного сбалансированного расширения человеческих возможностей, адаптирующихся к изменениям внешнего мира в условиях свободы выбора. В принципе экономические и социальные предпосылки реализации потенциала человека могут быть весьма разнообразными и меняться на протяжении его жизни. Но основополагающими константами признаются три главные возможности, связанные с долголетием и здоровьем, образовательным и профессиональным ростом, а также с поддержанием достойного уровня благосостояния.

Рабочая сила в переходной экономике все больше становится товаром. Поэтому рыночный стандарт поведения, кото-рому присуще инвестирование в «человеческий капитал», начинает проявляться и в малом бизнесе, в частности у тех руководителей, которые ориентированы на развитие1. Эта тенденция находит отражение в политике заработной платы.

Неблагоприятное влияние могут оказывать и другие отдельные макроэкономические факторы, влияющие на конкурентоспособность российских регионов. Эти факторы представляют собой элементы экономической и социальной политики государства.

Валютный фактор. Одной из проблем измерения участия любой страны в международном разделении труда является проблема заниженного курса национальной валюты. В результате происходит стимулирование экспорта и удорожается импорт.

Значение издержек производства и, в частности проблема уровня цен на энергоносители в России. В силу наличия определенных условий на отдельных сегментах мирового рынка иногда возникают отклонения цен, действующих на определенные товары на данных сегментах внутренних рынков, от мировых цен.

Экологический фактор. В последние годы важное значение в обеспечении международной конкурентоспособности товаров приобретает экологический фактор. Более жесткие экологические стандарты, возрастающие требования к качеству товара и одновременно более острая конкуренция на мировом рынке заставляют компании при разработке новых изделий использовать принципы предупреждения загрязнения в комплексе с экологическим самоконтролем. Экологическая политика все более активно реализуется в экономической стратегии развитых стран и крупных компаний.

В условиях российского бизнеса, проблема выживания в условиях конкурентного рынка становится одной из основных для отечественных компаний, а от того, какими методами – «добросовестной или недобросовестной конкуренции» – она будет решаться, зависит и восприятие российского бизнеса на Западе.

Региональная и отраслевая конкурентоспособность в конечном итоге зависит от способности конкретного товаропроизводителя выпускать конкурентоспособный товар. Конкурентоспособность российской промышленности – это главный символ преобразований в экономике. Это та идея, которая может объединить людей, независимо от их политических предпочтений и положения в обществе.

В условиях роста экономики, находящегося в сильной зависимости от конъюнктуры мировых сырьевых рынков, с одной стороны, и необходимости решения проблемы повышения конкурентоспособности, с другой – ускорение процессов региональной интеграции становится главной задачей. Одним из способов повышения конкурентоспособности является более глубокая экономическая интеграция со странами СНГ. Действительно, по мере того, как происходит становление собственной государственности, у стран СНГ уменьшаются опасения, что интеграция может повлечь за собой подрыв их суверенитета. Возможности расширения поступлений в твердой валюте за счет дальнейшей переориентации топливно-сырьевого экспорта на рынки третьих стран оказались постепенно исчерпанными. До сих пор «потенциал же увеличения экспорта готовых изделий за пределы СНГ крайне ограничен из-за низкой конкурентоспособности продукции обрабатывающей промышленности стран СНГ и жесткой конкуренции на мировых рынках»2.

В России имеются все необходимые предпосылки для создания конкурентоспособной по качеству и ценам на мировом рыке продукции. Однако дальнейшее укрепление экспортного потенциала тесно связано с решением общих проблем экономического развития России, осуществлением мероприятий по улучшению торгового, страхового и кредитного сервиса, совершенствованием условий для проведения НИОКР и внедрения их результатов в конкретную технологию производства.

Кроме того, в условиях укрепления рыночного механизма становится актуальным установление сбалансированности уровня национальной и региональной конкурентоспособности. А это, в свою очередь, возможно на основе исследования закономерностей формирования и развития процесса конкурентоспособности всех уровней, структур, внешних и внутренних связей региональной экономики, анализа и оценки экономического потенциала.

Понятие «конкурентоспособность регионов» является наиболее общей категорией, объединяющей конкурентоспособность товаров, товаропроизводителей, отраслей экономики, характеризующей положение региона на внутреннем рынке и обеспечивающей предпосылки для укрепления позиций России в условиях экономической глобализации.

Литература

  1. Абдураимов Ю.В., Тимошенко В.П. Власть и проблемы регулирования предпринимательства: Науч. докл. / РАН. Урал. отд-ние. Ин-т истории Урал. акад. гос. службы. Екатеринбург: Екатеринбург, 1998.

  2. Азоев Г.Л. Конкуренция: анализ, стратегия, практика. М.: Центр экономики и маркетинга, 1996.

  3. Андрианов В. Конкурентоспособность России в мировой экономике // Экономист. 1997. № 10.

  4. Гельвановский М.И., Жуковская В.М., Трофимова И.Н., Чертко Н.Л. Национальная конкурентоспособность: понятие, факторы, показатели// Вопросы статистики. 1999. № 12.

  5. Докторович А. Смысл и методика расчета индекса развития человеческого потенциала//Российский экон. ж-л. 2001. №8.

  6. Левшина О.Н. Современные методы обеспечения конкурентоспособности в предпринимательстве. – М.: Юриспруденция, 2008.

А. В. Жидкова, ст. преподаватель каф. экономики и МХС ТГАМЭУП

ИНВЕСТИЦИОННАЯ АКТИВНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СУБЪЕКТОВ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТЮМЕНСКОГО РЕГИОНА

Инвестиционная деятельность регионов в Российской Федерации представляет особенный интерес. Стимулирование инвестиционной деятельности необходимо для устойчивого развития экономики. Инвестиции в регионе представляют своего рода индикатор состояния экономической системы и являются катализатором роста благосостояния, следовательно, исследования в данной сфере являются актуальными на сегодня. Тюменская область занимает значимое положение среди регионов Российской Федерации как по уровню экономического развития, так и в инвестиционных потоках. Инвестиционная привлекательность Тюменского региона признается рядом рейтинговых агентств: «Юниверс», «РА-Эксперт», Экспертный институт (Россия) и Центр по изучению России и Восточной Европы Университета Бирмингема (Великобритания) и др. Инвестиционный процесс региона – многоэлементная структура, что предполагает комплексное изучение всех элементов в их диалектической взаимосвязи.

Инвестиционный процесс обеспечивается при наличии инвестиционного климата, инвестиционной привлекательности, составляющей которой является инвестиционный потенциал, развитая информационная инфраструктура, инвестиционная политика региона. Сбалансированное поступательное развитие региональной экономической системы предполагает позитивные изменения в каждом из составляющих ее элементов, важная роль среди которых принадлежит инвестиционной подсистеме. Региональный инвестиционный потенциал в качестве объекта исследования выступает непосредственной частью инвестиционной подсистемы региона, но в процессе своего формирования и реализации захватывает также и другие подсистемы, а именно: производственную, финансовую, инфраструктурную и др. Инвестиционный потенциал является одной из составляющих инвестиционной привлекательности. Инвестиционный потенциал (инвестиционная емкость территории) складывается как сумма объективных предпосылок для инвестиций, зависящая как от наличия и разнообразия сфер и объектов инвестирования, так и от их экономического «здоровья». Потенциал страны или региона в своей основе – характеристика количественная, учитывающая основные макроэкономические показатели, насыщенность территории факторами про­изводства (природными ресурсами, рабочей силой, основными фондами, инфраструктурой, накопленным национальным богатством и т.п.), а также состоянием потребительского спроса на­селения и др.

И
нвестиционный потенциал региона определяется на основе экономического потенциала путем снижения области с общеэкономической до исключительно инвестиционной. Итак, инвестиционный потенциал региона может быть определен как совокупность инвестиционных средств, ресурсов и их источников и объектов, имеющихся в наличии и которые могут быть мобилизованы, привлечены и использованы для достижения определенных инвестиционных целей региональной экономической системы. В определении инвестиционного потенциала интегрируются подлежащие вложению средства и ресурсы, источники данных ресурсов и собственно объекты вложения средств, которые должны принести в будущем соответствующую отдачу, которая, как правило, и является целью инвестиционной деятельности.

Под инвестиционным климатом понимается среда, в которой протекают инвестиционные процессы. Инвестиционный климат формируется под воздействием политических, экономических, юридических, социальных и других факторов, определяющих условия инвестиционной деятельности в регионе и предопределяющих степень инвестиционных рисков. Инвестиционный климат не только связан с инвестиционной политикой региона, но и определяется ею. Рейтинговые оценки инвестиционного климата определяются на стыке потенциала и риска.

При накоплении инвестиционного потенциала в процессе привлечения инвестиций политика входит в инвестиционный климат, так как определяет немаловажную часть условий инвестирования в экономику региона, в том числе политические риски инвесторов. Инвестиционный климат подвержен влиянию различных факторов, тогда как инвестиционная политика представляет активный элемент инвестиционного процесса. Инвестиционная политика влияет на условия ре-ализации инвестиционного потенциала, именно политика представляет собой основной источник формирования клима-та, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе, так как направленное управление и регулирование экономики региона, в том числе инвестиций, происходит путем законодательных и политических воздействий на экономику.

Региональная инвестиционная политика должна быть направлена на повышение инвестиционной привлекательности, способствовать инвестиционному процессу и притоку отечественных и иностранных инвестиций, таким образом, она в состоянии значительно увеличить уровень инвестиционного потенциала региона.

Достижение цели устойчивого развития экономики путем активизации инвестиционного процесса возможно при создании условий для роста финансовых накоплений в реальном секторе, повышении инвестиционной активности всех субъектов экономики. Основой для притока инвестиций в экономику являются, с одной стороны, благоприятный инвестиционный климат, с другой – включение механизма устойчивых мотиваций к долговременному вложению средств, связанному с использованием как собственно рыночных мер (развитие конкуренции, ограничение монополизма, обеспечение возможности прибыльного вложения капитала в производство, его свободного перелива между отраслями и регионами), так и мер по целенаправленному государственному регулированию инвестиционной деятельности. Реализация инвестиционного потенциала региона осуществляется различными экономическими субъектами. В данной статье автор проводит анализ инвестиционного потенциала и инвестиционной активности населения Тюменской области как одного из экономических субъектов региона. Регулирование инвестиционной активности домохозяйств, изучение их инвестиционного потенциала, является одной из приоритетных задач региональной инвестиционной политики. Поэтому в данной статье мы сфокусировали внимание на этом субъекте.

Показатель «совокупная покупательная способность денежных доходов населения» в концентрированном виде аккумулирует в себе как изменения собственно номинальных денежных доходов населения, так и изменения цен на основные товары и услуги, необходимые для сохранения здоровья и обеспечения его жизнедеятельности. Результатом является показатель остатка средств в виде личных сбережений, которые граждане либо вкладывают в ценные бумаги предприятий, либо хранят на рублевых и валютных счетах в банках, либо покупают валюту, часть сбережений остается на руках. Под инвестиционным потенциалом домохозяйств мы будем понимать часть свободных денежных средств населения, т.е. ту часть, которая остается за вычетом из доходов всех расходов, в том числе всех обязательных платежей, налогов, взносов. Под экономической активностью будет пониматься та часть денежных средств от всего размера сбережений домохозяйств, которая «работает» на экономику, т.е. деньги, которые хранятся на банковских вкладах и которые инвестированы в ценные бумаги.

Основываясь на данных Госкомстата по Тюменской области (в разрезе: Ханты-Мансийский автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ, Юг области), структура сбережений домохозяйств имеет следующий вид (см. табл.).

Структура сбережений населения Тюменской области

Годы

Объем

сбережений, млн.руб.

%

от дохода

Накопления во вкладах

и ценных бумагах, в %

от объема сбережений

Другие расходы, в т.ч. покупка иност-ранной валюты, приобретение недвижимости, в % от объема сбережений

Остаток на руках, в % от объема сбережений

Тюменская область

2000

86960,7

45,51

6,52

14,29

79,19

2001

126628,3

45,77

8,42

14,59

76,99

2002

136058,0

40,63

8,37

18,41

73,22

2003

150191,3

36,15

15,41

16,53

68,06

2004

142054,2

29,44

12,69

18,96

68,35

2005

152772,4

26,44

16,45

18,69

64,87

2006

203392,1

32,76

22,62

35,92

41,46

2007

118510,0

29,10

16,49

39,17

44,33

ХМАО

2000

56643,4

51,93

4,50

13,55

81,95

2001

83030,8

51,60

6,01

14,28

79,71

2002

84121,3

45,36

5,87

17,77

76,34

2003

86397,4

38,59

12,62

14,29

73,09

2004

81858,9

31,15

11,56

16,05

72,39

2005

88924,1

28,68

15,39

15,84

68,77

2006

111426,0

34,98

17,95

23,53

58,52

2007

70381,8

31,30

16,61

37,38

46,00

ЯНАО

2000

22219,2

49,23

4,65

10,95

84,39

2001

32756,4

50,79

7,69

11,13

81,18

2002

37954,5

47,01

5,66

14,82

79,53

2003

43333,5

44,20

11,20

12,71

76,08

2004

46888,7

39,89

8,61

13,94

77,45

2005

43308,5

32,12

12,13

14,71

73,16

2006

60717,4

45,72

10,70

28,85

60,45

2007

40189,5

45,20

9,07

33,18

53,32

Юг области

2000

7998,1

21,70

24,80

28,99

46,20

2001

10841,1

21,13

29,07

27,43

43,50

2002

13982,2

20,32

30,72

32,00

37,28

2003

20460,2

21,85

36,07

34,09

29,84

2004

13306,6

13,02

34,02

54,56

11,42

2005

20539,8

15,44

30,10

39,41

30,48

2006

31248,7

18,44

39,21

55,38

5,40

2007

7938,7

16,20

29,01

48,77

22,22

Источник: расчеты автора на основании данных Статистического ежегодника Территориального органа ФС статистики по Тюменской области.

Проанализируем, как складывается структура и динамика сбережений населения Тюменской области в разрезе трех субъектов РФ: Ханты-Мансийского АО, Ямало-Ненецкого автономного округа, Юга области. В целом по Тюменской области в 2007 г. процент сбережений от дохода составил 29,10%, по сравнению с 2000 г. размер сбережений в процентах от дохода сократился почти на 70% (в 2000 г. размер сбережений в процентах от дохода составлял 45,51%). Это объясняется тем, что повышение уровня доходов населения сопровождалось ростом потребления.

Из анализа структуры сбережений очевидна тенденция улучшения инвестиционной активности населения: процент сбережений во вкладах и ценных бумагах вырос с 6,52% в 2000 г. до 16,49% в 2007 г., тогда как в 2006 г. – 22,62% – это по области в целом. В ХМАО этот показатель изменился с 4,5% до 16,61%, в ЯНАО – с 4,65% до 9,07% (в 2005 г.
в ЯНАО инвестиционная активность по вложениям была выше и составляла 12,13%, в 2006 г. – 10,70% от общего объема свободных денежных средств населения), на Юге области также отмечен рост этого показателя с 24,8% до 29,01% за соответствующий период, т.е. с 2000 г. по 2007 г., тогда как в 2006 г. инвестиционная активность по вложениям была выше – 39,21%. Более чем в 2 раза увеличились расходы на приобретение иностранной валюты и недвижимости в области: с 14,29% до 39,17% от объема сбережений домохозяйств. Произошло уменьшение процента свободных денежных средств на руках: ХМАО – с 81,95 % в 2000 г. до 46,00% в 2007 г., ЯНАО – с 84,39% в 2000 г. до 53,32% в 2007 г., Юг области – с 46,2% в 2000 г. до 22,22% в 2007 г. Как показывают результаты анкетных опросов, причиной сокращения доли сберегаемых денежных средств на руках на Юге Тюменской области является интенсивное развитие рынка кредита, в том числе потребительского кредита и ипотеки.

Основываясь на фактах, мы показали, что в Тюменской области инвестиционная активность населения растет: увеличился размер сбережений, направленных на инвестирование в ценные бумаги и на хранение на банковских счетах. Тем не менее, большая часть свободных денежных средств домохозяйств, как инвестиционный потенциал, остается на руках, что обусловлено экономическими причинами, прежде всего невысокими реальными денежными доходами. Вот почему задачу повышения инвестиционной активности населения в регионе мы связываем прежде всего с необходимостью создания благоприятных условий для вложения денег, гарантированностью их возврата и прибыльностью вложений. На данном этапе функционирования экономики региона главным в экономической политике является необходимость повышения реального уровня жизни, обеспечение стабильного дохода, рост которого должен быть соизмерим с темпами инфляции. Соответственно, повышение уровня доходов населения, качества жизни обусловит инвестиционную активность в регионе.

Л
итература

  1. Статистический ежегодник: Статистический сборник в 4-х ч. / Территор. орган ФС статистики по Тюменской области. – Тюмень, 2008.

  2. Управление инвестиционной деятельностью: учебник / Л.С. Валинурова, О.Б. Казакова. – М. КНОРУС, 2005. – 384 с.

  3. Уровень жизни населения в Тюменской области (2000-2007): Статистический сборник в 2-х т. Т. 2. ХМАО-Югра, ЯНАО./ Территориальный орган ФС гос. статистики по Тюменской области. – Тюмень, 2008. – 359 с.

  4. Фролова И.В. Феномен регионального инвестиционного потенциала как элемента инвестиционного процесса // Региональная экономика: теория и практика. 2008, № 22 (79). С. 51-58.

М. В. Зуева, экономист УФПС Тюменской области – Филиал ФГУП «Почта России»

СТРАТЕГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ГОРОДА

Современная теория городского стратегического управления активно развивается такими видными зарубежными учёными, как Д. Лэрнер, М. Портер, К. Шуссманн и другие [7, 9, 10].

В Европе разрабатывается теория стратегического управления городом примерно с середины 1990-х гг. В более ранний период подобные работы часто имели характер личных инициатив отдельных мэров. Так, например, столица Бава-рии Мюнхен (Германия), в которой шаг за шагом разрабатывались и реализовывались стратегические планы с 1960-х гг., что позволило ей восстановить разрушенную в послевоенное время практически до основания инфраструктуру и решить многочисленные проблемы в области жилья, транспорта и т.д.

В 1994 г. в рамках ассоциации “Евроситис” был реализован исследовательский проект по сбору и публикации стратегических документов ряда городов. 15 городов – Амстердам, Антверпен, Бирмингем, Бредфорт, Кельн, Копенгаген, Краков, Франкфурт, Лиссабон, Лион, Манчестер, Мюнхен, Ноттингем, Нюрнберг, Роттердам – разработали и представили документы о своей стратегии или политике реконструкции. Экономические стратегии развития этих городов имеют много общего со стратегиями предпринимательской деятельности. Города рассматриваются как важные "предприятия", а управление городом все больше основывается на инструментах менеджмента, применяемых в частном секторе.

Обобщая опыт указанных городов, можно констатировать, что основное содержание их стратегии составляет аналитический обзор сценариев развития на основе комплексной характеристики современного состояния, а также разработанного «эталонного образа» города с ориентацией на будущее.

Однако, в СССР с 1950-х гг. был накоплен значительный опыт в методологии планирования городов на уровне государства. Большой вклад в разработку методов народнохозяйственного долгосрочного планирования в советское время внесли такие ученые-экономисты, как Н.Т. Агафонов, В.В. Кистанов, М.А. Шафир и многие другие [1, 5, 8].

Однако теорию и методологию планирования советского периода следует рассматривать критически, поскольку произошедшая коренная перестройка структуры государственного управления обусловила ограниченность применения старых подходов в новых рыночных условиях. Отсутствие централизованного директивного планирования, разрушение отраслевых связей в экономике в результате распада СССР, а также демократизация власти и становление местного самоуправления – вот лишь некоторые факторы, свидетельствующие о необходимости разработки новых методологических подходов.

С начала 90-х гг. в научное обоснование теории и методологии стратегического планирования городов внесли существенный вклад российские ученые, такие как Б.М. Гринчель, Б.С. Жихаревич, В.Г. Леонтьев и другие [3, 5, 6].

Эти методы планирования и были применены целым рядом руководителей российских городов, например, Санкт-Петербурга (В.А. Яковлев), Омска (А.М. Стерлягов, Г.С. Айтхожина), Сургута (А.Л. Сидоров), Апатиты (М.И. Егорин, А.Н. Коновалов, Е.В. Кислицына), Красноуфимска (А.И. Стахеев), которые активно участвовали в разработке и практическом внедрении элементов науки о городском стратегическом планировании.

Таким образом, на современном этапе стратегическое планирование города, в отличие от советского периода, когда оно еще только формировалось и строилось на жестком административном государственном планировании и регулировании, основанном на принципах социалистической экономики, на современном этапе базируется на принципах самоуправления (самоорганизации), самостоятельности, самодеятельности населения.

Свидетельством активизации в России стратегического планирования городов и регионов является осознание необходимости городского стратегического планирования на государственном уровне. Принятый Государственной Думой 23 июля 1995 г. ФЗ «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации» предписал основные принципы планирования на государственном уровне и поставил во главу всех работ в сфере государственной плановой деятельности разработку системы прогнозов социально-экономического развития в целом по стране, по народно-хозяйственным комплексам и отраслям экономики, по регионам – субъектам РФ. Это способствовало активизации исследований в сфере научного обеспечения прогнозно-аналитических работ на муниципальном уровне.

Появившийся вслед за ним ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28.08.95 г. обеспечил достаточно прочную основу стратегии экономического развития города. Согласно этому закону экономическую основу местного самоуправления составляет муниципальная собственность, местные финансы, имущество, находящееся в государственной собственности и переданное в управление органам местного самоуправления, а также, в соответствии с законом, иная собственность, служащая удовлетворению потребностей населения муниципального образования.

Принятый 29 декабря 2004 г. градостроительный кодекс РФ характеризует устойчивое развитие территорий в таком виде, при котором обеспечиваются безопасность и благоприятные условия жизнедеятельности человека, ограничение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду, охрана и рациональное использование природных ресурсов в интересах настоящего и будущего поколений.

Данные направления можно считать основными ориентирами при выборе стратегии развития города. Экономическая стратегия является составной и наиболее значимой частью обобщающей стратегии социально-экономического развития города. Помимо экономической стратегии, могут существовать и другие “частные” стратегии – финансовая, социальная, градостроительная, экологическая и прочие виды стратегического планирования. Экономическая стратегия является при этом центральной, она трактует вопросы экономики города в целом, анализирует ее перспективы и рациональные направления развития.

Б.С. Жихаревич выделяет три уровня понятия экономической стратегии [4, с. 105]:

1) собственно экономическая стратегия (стратегия в узком смысле) – выраженное документально представление о желаемом будущем состоянии экономики города и о системе мер и ресурсов, используемых властями города для приближения этого будущего.

2) стратегический план экономического развития – комплект документов, включающий собственно стратегию и блок документов по ее реализации – набор стратегических программ и двухгодичный план мероприятий подразделений местной власти по реализации экономической стратегии, выражающие концепцию экономической политики.

3) механизм стратегического управления (экономическая стратегия как процесс) – система документов по стратегическо-му управлению, рассматриваемая в совокупности с организационными структурами и процедурами, задающими определенные, постоянно воспроизводимые схемы разработки, обсуждения, презентации экономической стратегии города и обеспечивающие реализацию стратегических целей и задач. Такой механизм предполагает, что в наличии имеются:

  • система рабочих групп, семинаров, советов, форумов, постоянно работающих над переосмыслением стратегии, ее пропагандой, контролем реализации стратегического плана;

  • база стратегической экономической информации, регулярно пополняемая и обновляемая за счет официальной статистики и периодических обследований, проводимых по единой методике;

  • сосуществующие и взаимодополняющие версии текстов экономической стратегии, включая презентационные публикации на нескольких языках, модифицированные для разных групп читателей и рабочие документы местной власти распорядительного характера.

Таким образом, экономическая стратегия – многозначное понятие, в самом широком смысле, охватывающее описание собственно экономической стратегии, стратегического плана и механизма стратегического управления.

Экономическая стратегия задает рамки для реализации многочисленных программ, направленных на экономическое развитие города и осуществляемых местными властями в сотрудничестве с разнообразными организациями и общественностью города.

Экономическая стратегия призвана:

  • обеспечить единое понимание происходящих изменений в экономике города;

  • создать рамочные условия для диалога и контактов по поводу развития города между властями, руководителями предприятий, представителями бизнеса, инвесторами, застройщиками, объединениями жителей, общественными организациями;

  • укрепить эффективное сотрудничество федеральных, муниципальных, частных и общественных организаций в реализации инициатив и проектов по развитию города.

Стратегия служит следующим главным целям:

  • очертить современное состояние и возможное будущее экономического комплекса города и посредством организованного процесса обсуждений соответствующим образом задать ориентиры для городских властей и всех иных организаций, действующих в сфере экономического развития;

  • стимулировать открытый диалог и сотрудничество городских властей с представителями предпринимательства и всеми общественными силами города в деле инициирования и реализации долгосрочных масштабных проектов экономического развития;

  • укрепить имидж города и репутацию городских властей, как открытых для диалога и сотрудничества.

Другими словами, стратегия представляет собой средство для ведения диалога по вопросам экономического развития и инструмент для разработки и реализации инициатив в городе.

Стратегия имеет индикативное значение, она указывает направления, помогает сориентироваться предпринимателям и инвесторам. В создании и реализации этой стратегии местная власть играет роль инициатора и катализатора. Стратегия готовится на базе широких консультаций как с различными комитетами внутри городской администрации, так и с внешними организациями. Сама система консультаций и обсуждений в процессе подготовки стратегии представляет собой особую ценность, поскольку служит достижению целей разработки стратегии.

Стратегия излагает необходимые действия следующим образом:

  • о
    писывается сегодняшнее состояние экономического комплекса города путем анализа преимуществ и недостатков как экономики в целом, так и отдельных кластеров и отраслей. Понимание сравнительных преимуществ и недостатков позволяет заглянуть вперед и критически оценить будущее;

  • формулируется перспективное видение экономики города на ближайшие 10 лет и далее. Это видение включает, обычно, ряд бесспорных элементов – высокий жизненный стандарт, основанный на высокой производительности труда, рост занятости, диверсифицированная сильная экономика, хорошее качество жизни;

  • определяются основные цели и приоритеты экономического развития и направления, по которым власти могут улучшить деловой климат и ускорить экономический рост, формулируются объективные измерители для фиксации степени реализации поставленных задач;

  • формулируются принципы реализации стратегии, улучшающие способность властей добиваться целей развития эффективно и с минимальными затратами.

Американский специалист в области планирования политики Бенвенисте Гай отмечает, что «экономическая стратегия необходима как самой городской администрации для согласования действий отдельных комитетов и выбора приоритетных направлений распределения средств, так и для хозяйствующих субъектов города и внешних инвесторов, принимающих решения о своем раз­витии на перспективу и выдвигающих долго­срочные проекты» [2, с. 304].

Для администрации стратегия – это план действий, для городской экономики и общественности – это ориентир при принятии решений, это контекст и повод для широких экономических дискуссий, помогающих укрепить местный патриотизм и поддержать тонус экономики.

Таким образом, экономическая стратегия развития города есть комплексный процесс изменений в городской экономике, направленный на улучшение качества жизни городского сообщества, управляемый органами городского самоуправления при привлечении всех прочих заинтересованных сторон, определяющий общее направление экономики города.

Литература

  1. Агафонов Н.Т. Территориально-производственное комплексное образование в условиях развитого социализма. – Л.: Наука, 1983. – 31 с.

  2. Бенвенисте Г. Овладение политикой планирования. – М.: Прогресс, 1990. – 304 с.

  3. Гринчель Б.М., Костылева Н.Е. Налоговая система и коммунальные финансы в Германии. – СПб: Институт ЕВРОГРАД. – 1994. – 60 с.

  4. Жихаревич Б.С. Современная экономическая политика городских и региональных властей. – СПб.: ИСЭП РАН, 1995.

  5. Кистанов В.В. Комплексное развитие и специализация экономических районов СССР. – М.: Наука, 1968. – 283 с.

  6. Леонтьев В.Г. Экономические методы управления городским хозяйством. СПб: Изд-во СПбИЭИ, 1992. – 107 с.

  7. Портер М. Конкуренция. – М.: ИД «Вильяме», 2000. – 77 c.

  8. Шафир М.А. Административно-территориальное устройство и задачи комплексного экономического и социального развития. – М.: Мысль, 1981. – 171 с.

  9. Larner D. Bradford’s Economic Development Strategy. In: Urban Economic Development and Regeneration. Volume II. A publication of Eurocities, Economic Development and Regeneration Committee. Brussels. – 1994. – p. 28-37.

  10. Schussmann. K. Structural change, urban strategies and European Union policies. In: Urban Economic Development and Regeneration. Volume I. A publication of Eurocities, Economic Development and Regeneration Committee. Brussels. – 1994. – p. 15-34.

Т. А. Иванычева, к.с.н., доцент каф. НЭМ, декан ЭФ ТГАМЭУП

К ПРОБЛЕМЕ ФОРМИРОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ПРЕДПРИЯТИЯ

Организационная культура предприятия исторически имела, скорее, неявно выраженный характер, но в последнее время возобладала тенденция признания ее важной роли ввиду влияния, которое она оказывает на повышение эффективности функционирования предприятия.

Основу организационной культуры предприятия составляет ее коллектив – люди с их индивидуальным пониманием действительности и поведением, которые являются наименее познанными элементами хозяйственной жизни. Людям с различными культурными установками требуется больше времени для установления взаимопонимания, чем людям из одного культурного окружения: им требуется больше времени для того, чтобы у них появилось желание открыто разговаривать друг с другом, делиться идеями и понимать друг друга. На этом фоне актуальной становится разработка концепции культуры фирмы как явления, позволяющего преодолевать проблемы, возникающие в организации, способствующего поддержанию благоприятного климата внутри нее.

Зарубежные исследователи давно придают значение такому явлению, как организационная культура предприятия, предполагая, что в ней заложен большой потенциал для развития самой компании [1]. Анализ зарубежного опыта подтверждает, что и в российских предприятиях необходимо формирование нечто общего, что объединяло бы сотрудников в единый механизм, работающий на достижение поставленных целей и задач. Отечественные исследователи, руководители многих отечественных предприятий и фирм начинают осознавать тот факт, что управление фирмой не будет эффективным без освоения и использования возможностей и средств организационной культуры [4].

Исследования феномена культуры организации в России стали актуальны лишь к началу 90-х гг. ХХ в. Научные разработки последнего десятилетия позволяют констатировать развитие различных научных направлений исследования организационной культуры: социально-психологическое, управленческое, институциональное, социально-экономическое, правовое [5].

Организационная культура предприятия возникает под воздействием, общественных запросов и потребностей лиц, занятых трудовой (предпринимательской) деятельностью. Прежде всего, необходимо было закрепление и передача накопленных ценностей, опыта, поэтому генезис и развитие культуры и, как следствие, организационной культуры идут как целостный процесс с усвоением и сохранением ценностей прошлого, трансформацией и обогащением их в настоящем и передачей этих ценностей как исходного материала для культуры будущего. Политические и экономические изменения в жизни общества потребовали и изменения норм, ценностных установок в деятельности предпринимателей. Процесс культурной эволюции благоприятствовал тем группам, чьи (основанные на традициях) правила поведения способствовали адаптации к современным рыночным условиям.

Прогресс науки и техники, широкое внедрение информационных и телекоммуникационных технологий резко изменили облик производства и его социокультурную среду, повлекли за собой существенные изменения в культуре труда и предпринимательства [6]. Следовательно, в современном обществе встает вопрос о необходимости формирования специфической постиндустриальной организационной культуры предпринимательства, что обусловлено следующими обстоятельствами. Во-первых, в XXI веке и сами ценности и нормативная система культуры предпринимательства все больше усложняются, на первый план выходят те ценности, которые в позднюю индустриальную эпоху были на периферии культуры. Во-вторых, в постиндустриальном обществе главная ценность – человек с его знаниями, квалификацией, творчеством, умением. Постиндустриальная культура предпринимательства связана с изме­нением базовых мотиваций деятельности и появлением нового смыс­ла профессионального труда – из абстрактной деятельности и способа зарабатывать деньги он стал превращаться в форму самовыраже­ния. Человек относится к профессии как к возможности реализации творческого, личностного потенциала. В-третьих, процессы глобализации ведут к установлению новой формы социальной организации, основанной на информационных культурных стереотипах. Повышение экономической значимости научных и информационных продуктов породило и новую схему экономических отношений: фундаментальные научные исследования – создание технологических и технических инноваций – производство товаров и услуг на основе передовых технологий – распространение товаров, услуг.

Следовательно, социокультурные, политические и экономические условия требуют переориентации предпринимателей на инновационность, непрерывность образовательного процесса в их деятельности, способствующих развитию организационной культуры.

Выявление характеристик организационной культуры с позиции рассмотрения ее как образцов поведения сотрудников возможно с помощью экспертных методов, где отличительной особенностью этой группы методов – использование в качестве источника информации субъективных мнений, предположений, оценок, высказанных экспертами в ходе проведения социологических опросов. Отметим, что сфера использования экспертных методов: отсутствие или недостаточное количество статистических данных об объекте; объект исследования чрезвычайно сложен для формализации и достаточно велик фактор неопределенности, связанный с будущим состояние прогнозного фона.

В течение 2006-08 гг. автором был проведен опрос-интервью, в ходе которого предполагалась самостоятельная твор-ческая работа экспертов – руководителей промышленных компаний Тюменского региона в определении роли и значении организационной культуры на предприятии. Так, по мнению некоторых экспертов: «организационная культура это не просто внутренний климат коллектива, а совместная работа людей, их отношение друг к другу, к обязанностям, своей деятельности в организации»; «понимание оргкультуры способствует формированию морально-этических ценностей, чувству социальной защищенности, созданию фирменного стиля, способствует социальному партнерству в организации, …от культуры организации зависит поведение сотрудников»; «нужно знать ценности, традиции, обычаи организации, для того чтобы применять эти знания в работе компании» и «…суметь предвидеть возможное поведение работников в организации».

Экспертами отмечается, что «изучение организационной культуры необходимо для того, чтобы понять поведение людей внутри организации, их взаимоотношения, механизмы регулирования отношений между сотрудниками»; «руководители должны сформировать такой психологический климат в своей организации, где будет комфортно работать всем сотрудникам. Организационная культура – это уникальный образ орудия, отличающий ее от других»; «…форми-рование оргкультуры является залогом эффективности и успешности»; «с помощью организационной культуры можно организовать устойчивую систему управления, организовать коллектив и выработать свой единственный и неповторимый стиль своей компании, что, несомненно, привлечет клиентов».

Таким образом, организационную культуру, на взгляд автора, рассматривать необходимо как философию и идеологию управления, где ценностные ориентации, верования, ожидания и нормы, лежат в основе отношений и взаимодействий как внутри организации, так и за ее пределами. Учитывая вышеизложенное, отметим один из важных аспектов организационной культуры – процесс ее формирования на предприятии.

Одна из основных проблем, решаемой в теории организации в направлении формирования организационной культуры, заключается, по мнению автора, в противоречии между интеграцией знания, влияющего на организационную культуру, его трансляцией и дифференциацией на уровне индивидуального сознания. Следовательно, необходимо обратиться к понятиям «контекст» и «конструирование», которые могут раскрыть сущность механизма формирования организационной культуры на предприятии.

Исследования контекстности отражены в работе И.Д. Фрумина, который даёт следующее определение: «под контекстом ... будем понимать все те слои реальности, которые вместе задают смысл происходящего..., а личность не является пассивным изолированным получателем знания, она конструирует своё собственное знание в определённом контексте»[8, с. 15].

П
онятие «контекст» в области межличностной коммуникации рассматривается Д.Б. Бережновой:

  • как слова или идеи, которые окружают слово, термин или идею и могут пролить свет на его значение;

  • окружение или ситуация, в которой что-то происходит или сообщается;

  • различия в поведении в зависимости от ситуации [3, с. 14].

Д. Тернер выделяет «сравнительный контекст», который понимается как внутригрупповая норма, уже существующая до начала социального взаимодействия, когнитивная, социально-категориальная собственность данной группы [7, с. 114]. В состав сравнительного контекста включено «фоновое знание», которое содержательно фиксирует социальные смыслы на уровне неосознаваемых установок, что создаёт ситуацию производства знания на подсознательном уровне и на-полняет его предметными смыслами окружающего мира.

Фоновое знание формируется посредством реализации познавательных потребно­стей человека и необходимости развития внешней социальности, что создаёт опре­делённую мотивацию к извлечению из опы­та предшествующих поколений социально-значимых образов, представлений, норм поведения, ценностей, их дальнейшее принятие и присвоение. На наш взгляд, следует отметить несколько функций фонового знания, которые позволяют осознать механизм формирования организационной культуры на предприятии.

Первая функция фонового знания – социальное интегрирование объектов культуры. Данная функция определяет одну из основных задач – трансляцию знаний, их социальную внешнюю интеграцию, что осуществляется в процессе познания и создаёт внешние условия развития индивида – его образования. Но первая функция фонового знания обусловлена его второй функцией, а имен­но наполнением информации предметными смыслами – осмыслением. Этот процесс происходит на уровне сознания, что обеспечивает внутренние условия образования личности в организации и восприятие внешних элементов организационной культуры.

Вторая функция фонового знания состоит в осмыслении в культурном контексте информации, способной стать знанием, что и способствует становлению у личности инди­видуального знания. Сложившийся фонд социальных образов, предметных смыслов окружающего мира, носителем которых является фоновое знание, передаётся посредством культуры общества, которая мотивирует и создаёт условия для развития познавательного процесса, так как «культура – главный источник и носитель смыслов»[2, с. 6].

Третья функция фонового знания – обеспечение социокультурного контекста, помогающего устанавливать коммуникацию внутри определённой социальной общности. Данная функция фонового знания – обеспечение контекста для коммуникации – соотносима с задачей, направленной на формирование у сотрудника позитивной социализированной способности к социальной адаптации, в которой складывается его «Я-концепция» и развивается самосознание и отождествление с организационными ценностями компании.

Отметим способы, с помощью которых происходит присвоение объектов фонового знания:

  • вербальный (языковой словарь понятий, актуализация понятий);

  • невербальный (визуальное взаимодействие, дистанция, жестикуляция);

  • деятельностный (деятельность в предметно-пространственной среде, содержательно наполненной объектами фонового знания в материальной форме) [3, с. 15].

Понятие «конструирование» рассматривается как «приведение в систему информации о мире, организация этой информации в связные структуры с целью постижения её смысла [7, с. 114]. При конструировании знания об оргкультуре у сотрудника в организации складывается образ явления, процесса, предмета, т.е. объекта действительности, что и является собственно сущностью образования.

Образовательный потенциал фонового знания закладывает основы развития познавательной индивидуальной культуры, непосредственно влияющей на процесс формирования культуры организации. Потенциал фонового знания в данном аспекте раскрывается как возможность развить у личности индивидуальный стиль познания. Можно выделить взаимосвязь между реализацией функций фонового знания и опытом познания социокультурной среды, т.к. именно опыт, культурные практики позволяют реализовывать функционал фонового знания.

Таким образом, фоновое знание, на взгляд автора, позволяет разработать стратегии взаимодействия процессов интеграции и дифференциации, обеспечивает развитие инновационных подходов к управлению в организации, и, следовательно, непосредственно влияет на процесс формирования организационной культуры на предприятии.

Литература

1. Акофф Р. Планирование будущего корпорации.- М., 1995.; Льюис Р. Деловые культуры в международном бизнесе. От столкновения к взаимопониманию / Пер. с англ. – М.: «Дело», 1998.; Камерон К., Куинн Р. Диагностика и изменения орга-низационной культуры. – СПб.: Питер, 2001. – 290 с.; Хофстеде Г. Организационная культура: Управление человечес-кими ресурсами. – СПб.: «Питер», 2002. Deal Т.Е., Kennedy A.A. Corporate Cultures. – Reading (Mass.): Addison Wesley, 1983.

2. Андреева Г.М. Психология социального познания. М.: Аспектпресс, 2000.

3. Бережнова Д.Б. Возможности фонового знания в организации культурного контекста образования // Инновационные технологии. – 2007. – № 6. – С. 14-17.

4. Викентьева Е.Н. Организационная культура. – Тверь: Твер. ГУ, 2002.; Липатов С.А. Организационная культура: концеп-туальные модели и методы диагностики // Вестник МГУ, Сер. 14. Психология, 1997. – №4. – С. 38-43.; Томилов В.В. Культура предпринимательства. – СПб.: «Питер», 2000.

5. 3аржевский С.Г. Организационная культура в современной России: Соц.-филос. аспект: Автореф. дис. к.ф.н.: – М., 1997 – 17 с.; Щербина С.В. Организационная культура как фактор перехода к рыночной экономике: Автореф. дис. к.э.н.: МГУ. – М., 1999. – 24 с.; Кузнецова Н.A. Организационная культура как фактор эффективности управленческой деятельности: Автореф., дис. к.с.н.: МГУ им. М. В. Ломоносова. – М., 2000 – 20 с.; Соломанидина Т.О. Организационная культура как социально-экономическое пространство управления человеческими ресурсами: Автореф. дис. д.э.н.: ГЭА им. Г.В. Плеханова. – М., 2003. – 34 с.; Романова О.С. Организационная культура: теоретический и организационно-управленческий аспекты: Автореф. дис. к.э.н: Иван. ГУ. – Иваново, 2004. – 21 с.; Леонтьева Л.С. Совокупная организационная культура как ресурс развития региона: Автореф. дис. д-ра экон. наук: Моск. междунap. высшая школа бизнеса. – М., 2004 – 46 с.; Ганулич М.А. Организационная культура предприятий малого бизнеса в условиях изменяющейся внутренней и внешней среды: Автореф. дис. к.с.н.: Моск. гуман., ун-т. – М., 2004 – 16 с.; Ильина О.С. Корпоративная культура как стратегический инструмент управления современной организацией. Автореф. дис. к.с.н.: ТюмГНГУ. – Тюмень, 2007 – 26 с.

6. Макеев В.Г. Культура предпринимательства. М.: ИНФРА-М, 2000.

7. Тернер Д. Социальное влияние. СПб: Питер, 2003.

8. Фрумин И.Д. Заметки о контекстах. Красноярск: КГУ, 1999.

Ф. Р. Иминова, ст. препод. каф. налогов и налогообложения Сибайского ин-та Башкирского ГУ

Г. А. Минишев (Сибайский ин-т БашГУ)

АНАЛИЗ ВЛИЯНИЯ НАЛОГОВЫХ ЛЬГОТ НА РАЗВИТИЕ АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА

РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

В агропромышленном комплексе России происходят глубокие социально-экономические преобразования, обусловленные проведением реформ, при этом, один из важнейших – вопрос налогообложения сельхозпроизводителей. Национальный проект «Развитие агропромышленного комплекса» имеет огромное значение для Российской Федерации, и особенно для Башкортостана – одного из ведущих производителей сельскохозяйственной продукции в стране. Более 40% населения республики Башкортостан задействованы в АПК. Республика по итогам 2007 г. занимает 1 место по поголовью крупного рогатого скота, лошадей, производству молока и меда, 2 – по производству скота и птицы на убой, картофеля, 4 – по поголовью свиней, 5 – по производству зерновых культур, яиц, поголовью овец и коз, 6 – по производству овощей.

Сельское хозяйство – одна из наиболее уязвимых отраслей. Изменения погодных условий, рост цен на горюче-смазочные материалы и удобрения создают постоянные риски для сельскохозяйственного производства

Реализация национального проекта ведет к заметному улучшению условий для деятельности сельскохозяйственных товаропроизводителей. Государство активно поддерживает организации, занятые в сельском хозяйстве, путем различных компенсаций, дотаций, предоставлением налоговых льгот и альтернативных режимов налогообложения. При этом в более высокой степени в налоговых льготах нуждаются относительно мелкие производственные единицы.

Одна из важнейших функций налоговых льгот в сельском хозяйстве заключается в стимулировании развития технического прогресса, ускорении практиче­ской реализации технологических новаций, которые, как правило, требуют крупных вложений капитала. Чтобы стимулировать инвестирование фермерского капитала в технологические новшества, в налоговом законодательстве многих стран предусматриваются специальные льготные условия налогообложения.

Рассмотрим основные налоговые льготы, проблемы, связанные с их реализацией, и возможные пути решения при применении общего режима налогообложения сельскохозяйственных товаропроизводителей:

Субъекты хозяйственной деятельности, имеющие статус сельскохозяйственного товаропроизводителя, производящие выплаты физическим лицам, признаются плательщиками единого социального налога. Налогообложение сельскохозяйственных производителей производится по пониженным ставкам на основании п. 1 ст. 241 НК РФ.

В соответствии с Федеральным законом от 20.07.04 г. № 70-ФЗ «О внесении изменений в гл. 24 ч. 2 Налогового кодекса РФ, Федеральным законом «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» с 1 января 2005 г. в ст. 241 НК РФ внесены изменения в сторону уменьшения размеров ставок ЕСН, кроме того, изменено распределение взносов между федеральным бюджетом и внебюджетными фондами, а также сокращено количество интервалов налоговой базы у всех категорий налогоплательщиков.

При применении пониженных ставок налога надо помнить, что к сельскохозяйственным товаропроизводителям относятся юридические лица, основными видами экономической деятельности которых является сельское хозяйство и рыболовство, и занимающиеся либо производством и сбытом, либо производством, переработкой и сбытом сельскохозяйственной продукции.

При отнесении продукции к сельскохозяйственной, как уже было отмечено, следует руководствоваться Общероссийским классификатором продукции ОК 005-93, утвержденным Постановлением Госстандарта РФ от 30.12.93 г. № 301.

Сельскохозяйственные товаропроизводители, использующие общий режим налогообложения, согласно ст. 2.1. Федерального закона от 06.08.01 г. № 110-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса РФ и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства РФ о налогах и сборах», признаются плательщиками налога на прибыль на льготной основе. Ставка налога на прибыль первоначально предусматривала постепенный переход с 2004 г. по 2015 гг. льготной ставки к общей ставке налога на прибыль (2004-2006 гг. – 0%, 2007-2009 гг. – 6%, 2010-2011 гг. – 12%, 2012-2014 гг. – 18%). Но в условиях долгосрочных мероприятий по развитию АПК и постоянного неконтролируемого роста цен на продукты неразумно было отказываться от нулевой процентной ставки налога на прибыль, и в законодательство в 2006-2008-х гг. вносились изменения по продлению нулевой ставки налога на прибыль для сельхозорганизаций. Для предотвращения последующих скачков цен и обеспечения условий для осуществления мероприятий по развитию АПК государству необходим более усиленный контроль за этим рынком.

С
огласно ст. 143 НК РФ субъекты хозяйственной деятельности, занятые в АПК, применяющие общий режим налогообложения, признаются плательщиками НДС. Дополнительным стимулом развития АПК явилось бы введение нулевой ставки по НДС на реализуемую сельскохозяйственную продукцию. Что неизбежно увеличило бы рентабельность данного рынка.

В соответствии с гл. 30 НК РФ сельскохозяйственные товаропроизводители являются плательщиками налога на имущество организаций. Вопрос предоставления данных льгот в настоящее время широко обсуждается. Есть мнения, что льготный характер налогообложения отдельных видов сельскохозяйственного имущества может проявляться не только через полное освобождение от налогообложения такого имущества, но и установление дифференцированных ставок на основе эффективности использования этого имущества.

Согласно ст. 388 НК налогоплательщиками земельного налога признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения. Данный налог является одним из самых принципиальных, так как выполняет важные функции. Основные цели введения земельного налога: стимулирование рационального использования земель, повышение плодородия почв, выравнивание социально-экономических условий хозяйствования на землях разного качества, обеспечение развития инфраструктуры в населенных пунктах, формирование специальных фондов финансирования этих мероприятий, освоение и охрана земель. При введении данного налога предполагалось, что он будет выполнять функцию выравнивания условий сельскохозяйственного производства на землях разного качества путем дифференцированного изъятия налога и перераспределения его части в другие регионы с менее благоприятными природными условиями.

Одна из главных проблем заключается в определении его роли в системе налогообложения сельскохозяйственного производства. Главное средство производства в сельском хозяйстве – земля, но земельный налог настолько мал, что не может рассматриваться в качестве значимого средства регулирования. Сейчас он не играет в должной степени регу-лирующей роли. Он слабо влияет на уровень и характер использования земли, не побуждает к применению наиболее эф-фективных, экологичных методов земледелия. Дифференциация земельного налога не в полной мере отражает разли-чия в местоположении, плодородии и экологическом состоянии земельных участков. Во многих случаях ставка земельно-го налога для земель сельхозназначения является слишком низкой и не соответствует требованиям рационального и более интенсивного использования земли в сельском хозяйстве. Необходимо повысить роль земельного налогообложения в целях сохранения, улучшения и более эффективного использования земельных ресурсов. Для повышения заинтересо-ванности товаропроизводителей в рациональном, экологичном землепользовании, необходимо установить дифференциальные процентные ставки, отражающие качественное состояние и эффективное использование земельных ресурсов.

Развитие рыночного механизма, предпринимательской деятельности диктует необходимость коренного изменения отношения к земельным ресурсам. Посредством налогового регулирования необходимо создать условия, при которых будет невыгодно иметь неиспользуемые земли, создать условия для интенсификации использования имеющихся земельных ресурсов.

Несмотря на то, что земельный налог является местным налогом, ставка земельного налога жестко зафиксирована в Налоговом Кодексе и не может превышать 0,3% от кадастровой стоимости земли для земель сельскохозяйственного назначения. Необходимо предоставить регионам возможность самостоятельно устанавливать ставку налогообложения по землям сельскохозяйственного назначения в зависимости от кадастровой стоимости данных земель.

Для того чтобы предприятие было заинтересовано в улучшении сельскохозяйственных угодий, целесообразно ввести льготное налогообложение в случае осуществления мер, направленных на повышение плодородия земель. Возможно и введение дифференцированных ставок в зависимости от природно-климатических условий.

Наряду с общим режимом налогообложения существует и специальный режим. Система налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей, установлена гл. 26.1 НК РФ. Нормы гл. 26.1 действуют непосредственно на всей территории России. Перейти на уплату этого налога каждый налогоплательщик может добровольно (п. 2 ст. 346.1 НК РФ). Те, кто избрал эту систему налогообложения, не вправе отказаться от ее применения до окончания налогового периода.

Для налогоплательщиков, применяющих данный спецрежим, ЕСХН заменяет четыре налога: налог на прибыль организаций, НДС (за исключением НДС, взимаемого на таможне при импорте товаров), налог на имущество организаций и единый социальный налог. Предприниматели, уплачивающие ЕСХН, освобождены от налога на доходы физических лиц (в отношении предпринимательских доходов), НДС (за исключением налога, уплачиваемого на таможне), налога на имущество физических лиц (по имуществу, используемому в коммерческой деятельности) и ЕСН. Все другие налоги и сборы (в том числе страховые взносы на обязательное пенсионное страхование) плательщики ЕСХН исчисляют и уплачивают в общеустановленном порядке.

Таким образом, наиболее существенные по размерам налоги, такие как НДС и ЕСН не уплачиваются при применении ЕСХН. Сам же ЕСХН уплачивается в размере 6% от величины доходов, уменьшенных на величину расходов.

Переход на уплату ЕСХН ведет к сокращению не только сумм налоговых платежей, но и количества учетных операций, что можно наблюдать, например, при начислении зарплаты. Поскольку ЕСН не уплачивается, то рассчитать для каждого работника нужно только сумму удерживаемого подоходного налога и взносы в Пенсионный фонд на накопительную и страховую части пенсии и, соответственно, перечислить их. При применении общей системы налогообложения к этому добавляются еще расчет и учет по каждому работнику единого социального налога в части федерального бюджета, Фонда социального страхования и фондов обязательного медицинского страхования – федерального и территориального, а также перечисление рассчитанных сумм налога.

Немаловажным обстоятельством является и то, что представление декларации и уплата ЕСХН с следующего года будет производиться всего один раз в год. Таким образом, весь процесс взимания налога значительно упрощается. Сокращается объем налоговой отчетности, а, следовательно, уменьшаются и затраты на ее формирование. Снижаются налоговые риски, связанные с допускаемыми ошибками при исчислении большого количества налогов по непростым правилам нашей налоговой системы.

Однако наряду с плюсами в ЕСХН существуют недостатки, которые могут привести к неэффективности применения данного специального режима для некоторых категорий налогоплательщиков.

Например, организации и индивидуальные предприниматели, перешедшие на уплату ЕСХН, не уплачивают НДС, и другие организации, находящиеся на общем режиме налогообложения, то есть уплачивающие НДС, стараются не сотрудничать с этими организациями. Потому что при реализации товаров данным организациям они не получают вычет по НДС. Необходимо предоставить льготную ставку по НДС тем организациям и индивидуальным предпринимателям, которые сотрудничают с сельхозтоваропроизводителями.

Также, при реализации иной продукции, а также выполнении работ, оказании услуг и реализации имущественных прав сельскохозяйственные товаропроизводители обязаны исчислять налог на прибыль в полном объеме. Но поскольку большинство хозяйств являются убыточными и не платят налог на прибыль, переход на уплату ЕСХН в ближайшем будущем не сулит им выгод в виде экономии на налоге на прибыль.

Не выгоден спецрежим и высокорентабельным предприятиям АПК, специализирующимся исключительно на производстве сельскохозяйственной продукции и ее последующей переработке: до 2006 г. ставка налога на прибыль для них равна нулю, а ЕСХН придется платить однозначно.

Таким образом, знание систем налогообложения, рациональный выбор нужной системы и правильное использование ее преимуществ при соблюдении необходимых условий способны существенно снизить налоговую нагрузку, упростить процесс исчисления и уплаты налогов, сократить объем отчетности и связанных с этим ошибок и затрат.

Для государства налоги всегда являлись важным рычагом воздействия на экономику, и сегодня, при реализации мероприятий по национальному проекту они выступают опорой в создании благоприятных условий для активной финансово-хозяйственной деятельности субъектов экономики и стимулировании экономического роста.

Литература

  1. Налоговый Кодекс РФ (по сост. на 01.09.08 г.).

  2. Романовский М.В., Врублевский О.В. Налоги и налогообложение. Изд-во – Питер, С-П.: 2006. – 527 с.

  3. Евстигнеева Е.Е. Налоги, налогообложение и налоговое право. М.: 2006 – 464 с.

  4. www.

Ф. Р. Иминова, ст. преподаватель каф. налогов и налогообложения Сибайского ин-та БашГУ;

М. А. Шагизатов, А. А. Урманшин (Сибайский ин-т БашГУ)

АНАЛИЗ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ БЮДЖЕТНОЙ И НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН:

ДОСТИЖЕНИЯ, ЗАДАЧИ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Принятые в 2007 г. поправки в Бюджетный кодекс Российской Федерации завершили закрепление на долгосрочной основе доходов за субъектами РФ и муниципальными образованиями. Наряду с заложенными в методиках выравнивания бюджетной обеспеченности регионов стимулами, это стало одним из факторов устойчивого роста налоговых и неналоговых доходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации.

Изменены подходы к порядку обеспечения федеральной поддержки осуществления инвестиций в объекты, находящиеся в собственности субъектов РФ и муниципальных образований, предполагающие отказ от утверждения детализированного перечня этих объектов на федеральном уровне и переход к заключению между федеральными и региональными органами власти соглашений, предусматривающих взаимные обязательства по осуществлению инвестиций в такие проекты. Начиная с 2008 г. впервые на законодательном уровне созданы стимулы для сокращения дотационности бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов за счет расширения бюджетных полномочий субъектов РФ и муниципальных образований с высокой степенью бюджетной самообеспеченности.

Та бюджетная, налоговая система, которая совместными усилиями была выстроена в последнее время, даёт, как можно видеть, неплохие плоды. Так, доходы субъектов РФ растут темпами, значительно опережающими инфляцию, и текущий год в этом плане не исключение. Только за 4 месяца этого года доходы субъектов Федерации выросли примерно на 50%. Такая динамика доходных источников – налога на прибыль, налога на доходы физических лиц – говорит о том, что движение в целом идёт в правильном направлении. Выстроены стимулы для роста экономики, для того, чтобы увеличивалась налогооблагаемая база и субъектов РФ, и муниципалитетов, и федерального бюджета.

Е
жегодное снижение кредиторской задолженности позволяет считать вопросы стабилизации финансов в целом решёнными в рамках тех концепций разви­тия межбюджетных отношений, концепций развития бюджетов, которые неоднократно обсуждались и совместными усилиями претворялись в жизнь.

Реформирование бюджетной системы и межбюджетных отношений в Башкортостане, прошедшее несколько этапов – от построения отношений на договорной основе до применения программного метода долгосрочного взаимодействия, – отражает общие тенденции процесса реформирования финансовой системы страны.

В Республике Башкортостан выстроена устойчивая финансовая система. Бюджетно-налоговая политика республики – один из действенных инструментов эффективной системы регионального управления, нацеленной на решение стратегических задач – создание конкурентоспособной экономики, обеспечивающей современные стандарты уровня и качества жизни населения.

Башкортостан входит в первую десятку регионов-доноров консолидированного бюджета страны, что говорит об эффективности экономического и финансового управления в республике. В республике создан четкий порядок работы и контроль в финансовой системе, что обусловливает эффективное управление бюджетных средств, как федеральных, так и региональных и муниципальных.

Республика Башкортостан всегда отличалась наивысшим качеством управления финансами и грамотно выстроенной эффективной финансовой системой. Поэтому реализация задачи формирования нового бюджетного устройства для Башкортостана в целом была осуществлена в достаточно стабильной обстановке. Проведение реформы в республике основывалось на последовательно реализуемом в течение всего предшествующего периода принципе формирования самостоятельных бюджетов на всех уровнях публичной власти, который основывался ранее на нормах республиканского бюджетного законодательства, а впоследствии – на нормах Бюджетного кодекса РФ.

В настоящее время в Республике функционируют 1020 бюджетов с полностью сформированным бюджетным процессом, что является крупнейшей в стране региональной бюджетной системой. Общее поступление платежей во все уровни бюджетов и внебюджетные фонды на территории Республики Башкортостан за 2007 г. составило 227,9 млрд. руб. Из общего объема поступлений в федеральный бюджет и государственные внебюджетные фонды Российской Федерации перечислено 66% (150,4 млрд. руб.), в консолидированный бюджет Республики Башкортостан – 34% (77,5 млрд. руб.). По объему налогов, сборов и иных обязательных платежей, поступивших в федеральный бюджет, республика находится на 8-м месте среди субъектов РФ, а по объему доходов консолидированного бюджета за 2007 г. (92 млрд. 579,6 млн. руб.) – на 10-м месте в Российской Федерации и на 2-м месте среди субъектов Приволжского федерального округа.

Основными бюджетообразующими налогами консолидированного бюджета Республики Башкортостан являются: налог на доходы физических лиц, налог на прибыль предприятий, а также налоги на имущество, формирующие соответственно 29,8%, 28,7% и 9,7% собственных доходов консолидированного бюджета без учета безвозмездных поступлений. В структуре налоговых доходов 60% всех поступлений составляют налоги с организаций, удельный вес налогов с физических лиц по итогам прошедшего года сложился на уровне 40% (см. рис.).

Структура налоговых доходов консолидированного бюджета Республики Башкортостан в 2007 г.

Наряду с этим проводится и оценка эффективности работы органов местного самоуправления по мобилизации доходов в бюджет, анализ исполнения плана пополнения доходной части местных бюджетов, состояния задолженности, ее структуры и динамики.

Положительные итоги деятельности по обеспечению исполнения бюджетного законодательства органами государственной власти и местного самоуправления были отмечены и Коллегией Счетной палаты РФ по результатам проверки, проведенной в республике в феврале-марте 2007 г., в ходе которой фактов нецелевого использования бюджетных средств и в целом финансовых нарушений установлено не было. Подобные выводы Счетной палатой РФ были сделаны уже в третий раз, начиная с аналогичных комплексных проверок исполнения бюджетов, целевого и эффективного использования средств федерального бюджета, выделенных республике, проведенных в 2002 и 2004 гг.

Результаты управления общественными финансами муниципальных образований республики признаны и на федеральном уровне. На I Всероссийском конкурсе «Лучшее муниципальное образование России в сфере управления общественными финансами», проходившем 16 мая 2008 г. в Москве, в котором участвовали 183 муниципальных района и городских округа из 56 субъектов России, высокую оценку получил башкирский муниципальный район «Стерлитамакский», отмеченный дипломом 1-й степени.

Планомерная работа по мониторингу местных бюджетов проводится в Башкортостане с 2003 г. в рамках осуществляемых Министерством финансов РФ мероприятий по реформированию региональных государственных финансов.

Так, в целях обеспечения стабильной мобилизации налоговых доходов в республике реализуется комплексный план совместных с налоговыми органами действий и мероприятий республиканских и местных органов по повышению уровня собираемости доходов бюджета.

Правительством республики упорядочена система администрирования доходов и источников финансирования дефицита бюджетов на основе четких регламентов и порядка взаимодействия соответствующих администраторов доходов. В целях сокращения невыясненных поступлений в бюджет в кредитных организациях республики внедрен автоматизированный контроль расчетных документов при перечислении налогов, сборов и иных обязательных платежей.

Принимаемые меры способствовали росту собственной доходной базы консолидированного бюджета Республики Башкортостан, при этом были достигнуты опережающие темпы прироста доходов по бюджетам муниципальных образований. Указанная тенденция сохранится и в перспективе — так, на 2009 г. прирост доходов местных бюджетов планируется на уровне 26% к плану 2008 г. при среднем показателе прироста доходов консолидированного бюджета на уровне 21,6%. Реализации принципа собственной налоговой автономии местных бюджетов способствовала и передача в 2006 г. с местного на республиканский уровень почти семимиллиардного объема расходных полномочий, не сбалансированного увеличением доходов республиканского бюджета.

Правительством республики проводится и активная государственная инвестиционная политика с использованием целого комплекса финансовых инструментов и механизмов, в том числе и бюджетных, являющихся катализатором привлечения средств в экономику Башкортостана.

Для стимулирования реализации инвестиционных проектов, осуществления инновационного наукоемкого предпринимательства, эффективного управления государственным имуществом и направления средств от его использования на решение первоочередных задач социального и инвестиционного характера, созданы такие институты регионального развития, как «Фонд содействия развитию венчурных инвестиций в малые предприятия в научно-технической сфере Республики Башкортостан», открытое акционерное общество «Башкирская венчурная компания» и открытое акционерное общество «Региональный фонд».

Наряду с этим осуществляемые Республикой Башкортостан на внутренних и на внешних финансовых рынках заимствования также направляются исключительно на реализацию республиканских инвестиционных программ.

Привлечению и реализации крупных инвестиционных проектов способствует и планомерная работа Правительства республики по созданию и развитию в «точках роста инвестиций» в приоритетных и базовых отраслях соответствующей инфраструктуры за счет средств бюджета Республики Башкортостан.

Начиная с 1990 г. в республике реализуется собственная стратегия социально-экономического развития, которая способствовала выводу Башкортостана из числа регионов, отстающих по основным экономическим и социальным индикаторам, и обеспечила его вхождение в группу регионов-лидеров. Сегодняшние итоги социально-экономического развития и динамика макроэкономических показателей позволяют позиционировать Башкортостан как стабильный, ориентированный на будущее и динамично развивающийся субъект РФ, и позволяют рассчитывать на успешную реализацию задачи удвоения валового регионального продукта за десятилетие, сформулированной Президентом Российской Федерации.

Прирост валового регионального продукта Республики Башкортостан за 2007 г. составил 8,2% при среднегодовом темпе за предыдущие 8 лет 6,5%. По объему валового регионального продукта Башкортостан находится на 9-м месте среди регионов страны, по инвестициям в основной капитал – на 8-м месте. Объём промышленного производства вырос на 7%, сельского хозяйства – на 3,1 %, строительных работ – на 20,7%. Объем инвестиций в основной капитал вырос за прошедший год на 20,1% и составил 148 млрд. руб., а в 1-м квартале текущего года почти на 25% превысил уровень аналогичного периода 2007 г. В республике сохраняется сложившаяся в последние годы тенденция роста объемов работ, выполненных по виду экономической деятельнос­ти «Строительство», в том числе объемов жилищного строительства. В 2007 г. построен 1 млн. 856 тыс. кв. м жилья, что на 8.9% больше, чем в предыдущем году. Это – лучший результат за последние 16 лет. В этом году поставлена задача – построить 2,2 млн. кв. м.

По индексу промышленного производства Башкортостан в течение последних трех лет имеет лучшую динамику по сравнению со среднероссийскими показателями. Индекс промышленного производства в 2006 г. составил 108% (по Российской Федерации – 106%), в 2007 г. – 107% (по РФ – 106,3%) и 1 квартал 2008 г. к 1 кварталу 2007 г. – 111,6% (по РФ – 106.2%). По объему производства продукции сельского хозяйства, который в 2007 г. составил 83.7 млрд. руб., республика стабильно входит в первую тройку регионов лидеров, а по переработке нефтяного сырья занимает почетное 1-е место.

В
се более значимым сектором в экономике Башкортостана становится малый бизнес. В прошедшем году в республике насчитывалось более 23 тыс. экономически активных малых предприятий, что на 13,8% больше, чем в 2006 г. В этом секторе занято более 20% трудовых ресурсов республики, по этому параметру Башкортостан занимает 1-е место среди субъектов РФ Приволжского федерального округа.

Позитивная динамика макроэкономических показателей и положительные тенденции в управлении государственными финансами Республики Башкортостан подтверждаются повышением кредитных рейтингов ведущих международных и национальных рейтинговых агентств.

По данным Национального рейтингового агентства «Эксперт РА» Республика Башкортостан входит в первую тройку регионов по минимальному экономическому риску и законодательному обеспечению инвестирования.

Кроме того, эмиссия облигаций является оптимальным источником покрытия дефицита бюджета республики. Как известно, и для развитых экономик дефицит бюджета — явление достаточно распространенное, а профицит зачастую достигается за счет замораживания части социальных и инвестиционных программ.

Дефицит бюджета Республики Башкортостан носит «активный» характер, обусловленный необходимостью крупных государственных вложений в развитие экономики и увеличением трансфертных платежей (в том числе населению), и таким образом является одним из инструментов финансовой политики, направленным на активизацию процессов по выявлению и задействованию дополнительных ресурсов формирования доходной части бюджета, и в полном объеме обеспечен соответствующими источниками финансирования.

Параметры прогноза социально-экономического развития республики определяют оценку всего налогового потенциала Башкортостана в 2009 г. с ростом к уровню 2008 г. на 20,6%, что составит 242,9 млрд. руб., из которых в федеральный бюджет и государственные внебюджетные фонды страны будет перечислено 158,3 млрд. руб., или 65,2%. На долю консолидированного бюджета Республики Башкортостан приходится 84,6 млрд. руб., или 34,8% поступлений всех налогов и сборов на территории республики. Как уже отмечалось, по объему доходов консолидированного бюджета Башкортостан входит в первую десятку среди регионов страны.

Необходимо отметить, что позитивные сдвиги в реформировании системы региональных финансов не могли бы быть осуществлены без методической поддержки Министерством финансов РФ нововведений и планомерной работы по формированию эффективных механизмов взаимодействия органов власти различного уровня в процессе управления общественными финансами, в том числе направленных на оптимизацию межбюджетных отношений регионов с федеральным центром.

Вместе с тем остается ряд вопросов, все еще требующих системной поддержки на федеральном уровне. Так, возможность установления дифференцированных нормативов отчислений от федеральных и региональных налогов и сборов в бюджеты муниципальных образований, значительно расширила бы возможности субъектов РФ в области регулирования межбюджетных отношений с учетом различий муниципальных образований по уровню налогового потенциала, экономического раз­вития и иных объективно присущих им особенностей, что позволит избежать дальнейшего усиления бюджетной асимметрии муниципальных образований.

Указанные меры позволят обеспечить целостность и комплексность всего процесса реформирования, эффективное встраивание блока межбюджетных отношений в социально-экономическую систему общества и в результате реализовать целевую установку проводимых реформ – формирование конкурентоспособной, устойчиво и динамично развивающейся экономики республики и страны в целом.

Литература

  1. Бюджетное послание Президента РФ // Финансы – 2008 № 7;

  2. Межбюджетные отношения в Российской Федерации в 2009-2011 гг. // Финансы – 2008 № 6;

  3. Финансы Башкортостана – достижения, задачи, перспективы // Финансы – 2008 № 9.

Ф. Р. Иминова;

Г. Г. Юнусова; А. Ф. Кинзябулатова (Сибайский ин-т (фил.) БашГУ)

АНАЛИЗ ИНВЕСТИЦИОННОГО КЛИМАТА РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ПРИВЛЕЧЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

Важной предпосылкой экономического роста в условиях недостаточности внутренних ресурсов инвестирования является привлечение и эффективное использование зарубежных инвестиций. Поэтому вопрос притока иностранного инвестиционного капитала, необходимого для осуществления структурной перестройки экономики и рационального развития его экспортного потенциала, является достаточно актуальным.

За последнее несколько лет в России наблюдается рост инвестиционной активности, связанной с усилением ее эконо-мического потенциала и минимизацией инвестиционных рисков. По оценкам Минэкономразвития за период 2005-2008 гг. в Россию поступило 71,5 млрд. долл. в виде прямых иностранных инвестиций. Известно, что Республика Башкортостан является одним из самых инвестиционно-привлекательных регионов России. В регионе имеются благоприятные условия для значительного притока инвестиций из-за рубежа – удобное географическое положение, мощный природно-ресур-сный потенциал, квалифицированные кадры, развитая инфраструктура, экономическая и политическая стабильность. По оценке специалистов, республика входит в группу регионов со средним инвестиционным потенциалом и умеренным риском. По темпу роста инвестиционного потенциала республика отнесена к группе регионов с наибольшим ростом по-тенциала. По данным Госкомстата Республики Башкортостан, за последние 10 лет в экономику республики привлечено около 300 млн. долларов США, в основном, путем предоставления государственных и частных кредитов и поставок технологического оборудования. Наибольшая часть из них направляется на техническое перевооружение нефтеперерабатывающих предприятий, повышение эффективности использования нефтяных скважин, производство строительных материалов, развитие агропромышленного комплекса, цветной металлургии и машиностроения.

По состоянию на 1 января 2008 г. общий объем накопленных иностранных инвестиций в Республике Башкортостан, полученных с начала вложения с учетом их погашения, составил – 525,4 млн. долл. США, что в 2,1 раза больше, чем на 1 января 2007 г. Основными источниками иностранных инвестиций в развитие экономики республики были средства участников созданных предприятий с участием иностранного капитала и ресурсы зарубежных банков. В целом за 2007 год в экономику республики привлечено иностранных инвестиций на сумму 319,6 млн. долл. США. Наибольший удельный вес имеют прочие инвестиции – 59,6%, прямые составляют – 39,2%, портфельные – 1,2%.

В сектор обрабатывающих производств привлечено инвестиций на 228,5 млн. долл. США (71,5%), в том числе в производство нефтепродуктов 92,7 млн. долл. США и стеклотары 132,5 млн. долл. США. На приобретение машин и оборудования направлено 83,3 млн. долл. США (26,1%) иностранных инвестиций, в строительство недвижимости 52,3 млн. долл. США (16,4%), на оплату сырья, материалов, комплектующих 36,2 млн. долл. США (11,3%). Следует отметить, что дополнительно иностранные инвестиции, полученные от резидентов РФ, составили 300,2 млн. долл. США. В республику поступили инвестиции из 27 стран мира. В число стран, наиболее активных инвесторов в 2007 г. вошли: Великобритания, Австрия, Ирландия, Турция, Кипр. Суммарная доля этих стран, в общем объеме поступивших в Республику Башкортостан инвестиций составила – 90%. В число стран-лидеров по объему накопленных иностранных инвестиций в экономику Республики Башкортостан вошли: Великобритания, Турция, Германия, Австрия, Ирландия. Суммарная доля этих стран, в общем объеме накопленных в Республике Башкортостан инвестиций составила – 74,5%.

Республика Башкортостан обладает уникальным сочетанием значительного инвестиционного потенциала, высокого уровня инвестиционной безопасности, имеет репутацию добросовестного заемщика и делового партнера. Данное обстоятельство подтверждается присвоенными ей высокими оценками признанных международных рейтинговых агентств «Moody’s» и «Standard&Poor’s». 28 марта 2008 г. рейтинговым агентством «Standard & Poor’s» повышен кредитный рейтинг Республики Башкортостан до уровня "ВВ+", а прогноз изменен на «Стабильный».

Основной тенденцией 2007 г. в развитии инвестиционного процесса в Республике Башкортостан явился значительный рост инвестиций в основной капитал. По предварительной оценке, в экономику республики инвестировано более 135 миллиардов рублей. Рост объемов по итогам года составил около 15%.

Основным фактором, значительно повышающим инвестиционный риск, является нестабильность законодательной базы, и прежде всего, на федеральном уровне. На территории России регулирование иностранных инвестиций опирается на ФЗ «Об иностранных инвестицях в РФ», а также другие ФЗ и нормативные правовые акты. При этом из сферы регулирования исключены отношения, связанные с вложениями иностранного капитала в банки, кредитные и страховые организации. Закон также не распространяется на отношения, связанные с вложением иностранного капитала в некоммерческие организации для достижения определенной общественно полезной цели, в том числе образовательной, благотворительной, научной. Федеральный закон не содержит специальной, касающейся обязательной экспертизы инвестиционных проектов. Иностранным инвесторам, осуществляющим свою деятельность на территории России, законом установлены следующие гарантии: правовой защиты деятельности; использование иностранным инвесторам различных форм осуществления инвестиций на территории РФ; перехода прав и обязанностей иностранного инвестора другому и т.д. Принятие нового Налогового кодекса РФ повлияло на создание системы правовых гарантий для налогоплательщиков, в том числе и для иностранных инвесторов, в части уменьшения количества налогов, упрощения применения многих из них, а также установления порядка и условий предоставления инвестиционных налоговых кредитов. Следует отметить, что полномочиями принимать законы и иные нормативные акты по вопросам регулирования иностранных инвестиций наделены и субъекты РФ.

В Республике Башкортостан за последние годы принято немало законодательных актов как во внешнеэкономической, так и в инвестиционной сфере. В первую очередь, определена система гарантий и компенсаций иностранным инвесторам со стороны государства, как наиболее полноценного гаранта. Законом Республики Башкортостан "Об иностранной инвестиционной деятельности в Республике Башкортостан" предусмотрены:

  • гарантии, обеспечивающие неприкосновенность имущества, собственности иностранного инвестора;

  • гарантии, обеспечивающие право иностранного инвестора воспользоваться результатом своей деятельности;

  • гарантии, касающиеся порядка разрешения инвестиционных споров.

Разработаны нормативные документы о мерах по привлечению инвестиций в экономику республики, о развитии лизинга, о гарантиях Правительства Республики Башкортостан, о порядке заключения и реализации инвестиционных соглашений, заключаемых от имени Правительства Республики Башкортостан и под его гарантии и др. В целях осуществления координации и активизации инвестиционной деятельности в Республике Башкортостан, содействия предприятиям республики, иностранным компаниям и другим организациям в реализации инвестиционных проектов создано Агентство Республики Башкортостан по иностранным инвестициям, принята программа повышения инвестиционной привлекательности региона.

В Башкортостане, как и в ряде других регионов России, образован залоговый фонд обеспечения долговых обязательств Республики Башкортостан, который также выступает в качестве дополнительного гаранта привлекаемых в экономику региона кредитов. Объектами залогового фонда определены пакеты акций акционерных обществ, принадлежащих республике, отдельные предприятия как имущественные комплексы, здания, сооружения, объекты интеллектуальной собственности.

В
ажным направлением в совершенствовании законодательной базы является разработка концессионного законодательства в области пользования землей, недрами, водными, лесными и другими природными ресурсами республики.

Кроме создания благоприятного правового режима для иностранных инвесторов, необходимым является также применение рычагов налогового регулирования их деятельности. До принятия таких мер на федеральном уровне, считаем целесообразным стимулировать иностранные инвестиции путем предоставления налоговых льгот в части, зачисляемой в республиканский бюджет. Налогообложение зарубежных инвесторов должно быть не менее благоприятным, чем установленное для отечественных предприятий и граждан республики.

Снижение инвестиционных рисков, в том числе невозврата заемных средств, рисков, возникающих на первой стадии инвестиционного цикла (технических, строительно-монтажных, эксплуатационных), предпринимательских рисков и в целом государственных, повышает привлекательность инвестиций. Поэтому необходимо в ближайшей перспективе разработать механизм страхования инвестиционных рисков на территории республики.

Наиболее эффективной формой привлечения иностранного капитала является создание свободных экономических зон. В настоящее время в нашей республике функционируют зоны экономического благоприятствования "Агидель" и "Кумертау". В них предусматривается возможность получения дополнительных льгот по налоговым и иным обязательным платежам в республиканский бюджет и внебюджетные фонды, что должно привлечь капитал – российский и иностранный. В таких зонах целесообразно развивать импортозамещающие производства, которые по мере насыщения внутреннего рынка могли бы перепрофилироваться в зоны, выпускающие конкурентоспособную экспортоориентированную продукцию.

Одной из причин того, что наша республика является регионом, недооцененным иностранными инвесторами, является низкий уровень информированности о республике. Повышению информационной открытости способствует инвестиционная рейтинговая книга региона, выставки, презентации предприятий региона и инвестиционных проектов за рубежом – это дает возможность представить предприятие и выпускаемую им продукцию, которая может заинтересовать иностранных инвесторов.

Таким образом, создание привлекательного инвестиционного климата и вследствие этого оживление экономики в целом зависит от наращивания и эффективного использования как внутренних ресурсов инвестирования, так и средств за-рубежных инвесторов, что, прежде всего, зависит от дальнейшего развития инвестиционного законодательства, в первую очередь, федерального.

С. М. Казанцева, д.э.н., зав. каф. национальной экономики и менеджмента ТГАМЭУП

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ПРОЕКТИРОВАНИИ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ СИСТЕМ

Представление руководства и персонала об организации

это групповая фантазия с элементами галлюцинаций

Д.М. Шустерман

В настоящее время организация представляет собой бесконечный объект для исследования как в научном, так и в прикладном аспекте. Эпиграфом к данной статье послужили слова консультанта по управлению Д.М. Шустермана [1], сказанные им автору в частной беседе.

Действительно, что собой представляет современная организация, каким образом можно влиять на ее конфигурацию для повышения эффективности функционирования – это вопросы, актуальность которых будет только расти. Не менее значимым фактором, чем исследование вышеобозначенных вопросов будет и необходимость доведения научных исследований до прикладного применения, выработка единого языка, понятного разработчикам и пользователям.

Научные интересы автора продолжительное время были связаны с вопросами проектирования организационных систем [2], однако сложность методик, разработанных в традициях российской науки, и ограниченность их корректного использования обусловили необходимость совершенствования и уточнения данного вопроса.

Итак, нами был разработан определенный алгоритм проектирования организационных систем, представленный на рис. 1

Цель проектирования организации




РЕИНЖИНИРИНГ

БЕНЧМАРКИНГ




Анализ действующей организационной системы «как есть»



Анализ организационной системы «как должно быть»

ПЕРЕХОД



Оценка эффективности



Рис. 1. Алгоритм проектирования организационных систем

На первом этапе проводится реинжиниринг бизнес-процессов организационной системы. Под реинжинирингом в данном случае мы понимаем определенный взгляд на организацию, построение ее «с нуля». То есть мы не рассматриваем разработку и проведение реинжиниринговых проектов.

Авторская методика предполагает параллельно с реинжинирингом бизнес-процессов проведение бенчмаркинга. Результатом этих двух этапов будет модель предприятия «как должно быть», основанная на прогрессивных методах выполнения операций и конкурентоспособных бизнес-процессах. Для диагностики организационной системы «как есть» используется несколько методов. Все они построены по принципу «выявления узких мест». На этапе диагностики организационной системы «как есть» определяется соответствие структуры организации входным и выходным параметрам системы. Наибольшее внимание целесообразно уделять наличию ресурсов во внешней среде и их оптимальное использование внутри системы. Избыточные внутренние ресурсы могут быть востребованы другими организационными системами, выход системы при использовании этих ресурсов составляет уровень подразделений, которые могут функционировать в виде отдельных бизнес-систем.

Изложенная методика может быть эффективно использована, но с учетом современных требований к проектированию, которые заключаются, прежде всего, в возможности их прикладного применения руководителем любого уровня подготовленности, целесообразны некоторые дополнения и иные трактовки этапов проектирования. Итак, любая организация имеет некую локализацию в пространстве и времени, предполагает наличие определенных пространственно-временных границ. Все, что находится за пределами этих границ предстает для организации как среда существования. Хотя степень проницаемости и жесткости границ может быть различной, любая организация, являясь открытой системой, находится в постоянном взаимодействии со средой.

Каждая организация проходит свой путь от "рождения" до "смерти", находясь в постоянном процессе изменений, – развитие есть атрибут любой организации. Среда существования организации также изменяется: меняется политическая и социальная ситуации, налоговая политика, законодательство, конъюнктура на рынке, и т.п. Организация может существовать и реализовывать стоящие перед ней цели только, если ее изменения адекватны изменениям и требованиям среды. Чем больше элементов среды заинтересовано в существовании организации, тем устойчивее ее положение, тем больше возможностей для ее развития. Но продукт деятельности организации всегда предполагает некую технологию производства, которая, в свою очередь, задает также ограничения и требования.

Исходя их вышесказанного, конфигурация компании зависит от структуры некоторых исходных моделей, а именно: модели «организация глазами сотрудников»; модели «желаемое будущее глазами сотрудников»; модели «реальная организация» и модели «возможное будущее». При этом 2 первые модели, основаны на анализе воображаемой среды, которая может иметь некоторые черты реальной.

В таблице представлены некоторые параметры, по которым определяется та или иная модель.

Основные параметры, используемые для описания моделей организации

Наименование модели

Исследуемый параметр

1. Организация глазами сотрудников

1. Представление о целях компании

2. Построение системы управления

3. Особенности взаимодействия с клиентами и партнерами

4. Особенности организационной культуры

5. Внутренние критерии эффективности (за что поощряют, за что наказывают)

2. Желаемое будущее глазами сотрудников

1. Представление о перспективных целях компании

2. Что необходимо сохранить компании?

3. Что необходимо изменить компании?

4. Желаемый образ компании.

3. Реальная организация

1. Реальные цели компании

2. Система управления: особенности взаимоотношений собственник – наемный управляющий – сотрудники

3. Особенности структуры собственности

4. Реальное отношение к клиентам и партнерам

5. Тип организационной культуры и ее соответствие целям

6. Реальные критерии эффективности (за что поощряют, за что наказывают)

4. Возможное будущее

1. Личные цели собственников

2. Бизнес-приоритеты собственников

3. Ограничение рынка (состоятельность бизнес-идеи)

4. Определение оптимальной структуры собственности

5. Требования собственников к управляющему

Общее представление о процессе проектирования, исходя из новых исходных данных, представлено на рис. 2.

Сам процесс проектирования представляет собой определенную последовательность действий: 1. Определение личных целей собственника. 2. Анализ рыночных ограничений (тестирование бизнес-идеи). 3. Описание исходного состояния организации. 4. Определение возможной модели организации.

Итак, в определенном нами процессе доминирующие значение занимают личные цели собственника (собственников), именно они задают образ будущего, устанавливают определенную «планку» роста и развития организации. После опре-деления целей собственника необходимо перейти к анализу рынка, его ограничений. Логика заключается в том, что ни каждый рынок, ни каждая бизнес-идея позволит собственнику достичь желаемых целей, а это означает необходимость


Рис. 2. Взаимодействие основных моделей организации при проведении процесса проектирования

ухода с данного рынка и поиск других бизнес-идей. После проведения этого этапа становится ясно, какую именно организацию необходимо проектировать, т.к. если бизнес-идея несостоятельна, то вся дальнейшая работа не имеет смысла.

После тестирования бизнес-идеи приступают к анализу исходного состояния организации, поскольку не из каждого элементного состава можно построить желаемую систему [3, с. 709]. Анализ исходного состояния проводят на основе сопоставлений моделей 1, 2 и 3 по разработанной автором методике. После определения исходного состояния – модели «как есть» в первом алгоритме переходят к формированию модели «как должно быть» (возможное состояние) и определяют программу необходимых изменений и ее критерии.

В отношении последнего этапа необходимо сделать важное замечание, а именно: серьезным ограничением для работоспособной модели организации «как должно быть» является модель 1 – «организация глазами сотрудников». Данная модель показывает проекцию личных целей и интересов персонала (часто не достигнутых). Цели и интересы персонала, в свою очередь, являются одним из четырех основных системообразующих факторов, определяющих возможности развития организации. Этими факторами являются: 1. Цели и интересы лидеров: владельцев, менеджеров высшего уровня. 2. Цели и интересы персонала. 3. Требования и ограничения, задаваемые технологией производства и реализации продукта (товара, услуги). 4. Требования среды: экономические, политические, социальные и т.п.

Между факторами, как правило, возникают противоречия, результатом разрешения которых являются изменения и развитие организации в целом.

Модель 1 задает определенный уровень возможного сопротивления изменениям. Если в новой модели между целями и интересами персонала и собственников будут заложены значительные разногласия, сопротивление будет значительным. При этом исследование модели 2 «желаемое будущее глазами сотрудников» имеет, по нашему мнению, скорее диагностическое, чем проектное значение, т.к. основные риски от выбора модели несут собственники.

Наиболее важное противоречие, возникающее при подобном выборе, связано, на наш взгляд, с господствующей в нашей стране организационной культурой семейного типа. В данной культуре цели и интересы персонала должны быть полностью подчинены интересам организации, работник, имеющий личные цели и (или) увольняющийся из организации, которая не может эти цели удовлетворить, воспринимается негативно.

Автор предлагает концепцию согласования интересов управления и сотрудников, а именно сотрудники, управление и собственники представляют собой «попутчиков». Они вместе, пока их цели совпадают – «доехать до станции», при этом они могут испытывать очень теплые отношения и активно помогать друг другу, но после достижения цели расстаются без сожаления и упреков. Такой подход, несмотря на некоторую упрощенность, может быть использован как «метафора» честных деловых отношений.

Каждая организация вынуждена при этом решать две базовые проблемы: 1. Выживания в условиях изменяющейся среды. 2. Интеграции, устойчивости от внутренних противоречий и конфликтов.

Основной задачей управления организацией при этом является использование противоречий, возникающих между системообразующими факторами, для ее выживания, интеграции и развития. Корректное проектирование организации снижает остроту этих противоречий. При этом главным требованием к новой модели организации является ее проактивность по внешней среде, под которой мы понимаем не простое реагирование на изменения, а упреждение их, формирование собственного спроса на продукцию, т.е. способность к опережающей инновационности. В зависимости от того, насколько лидерам удается решать эту задачу, организация оказывается эффективной или неэффективной.

Литература

1. Иванов М.А., Шустерман Д.М. Организация как ваш инструмент: Российский менталитет и практика бизнеса. – 3-е изд. – М.: Альпина Бизнес Бук, 2006. – 392 с.

2. Казанцева С.М. Промышленные организационные системы: тенденции развития, проектирование и оценка. – Тюмень: Изд-во «Вектор Бук», 2004. – 260 с.

3. Пригожин А.И. Методы развития организации. – М.: МЦФЭР, 2003. – 864 с.

В. Т. Каплин, советник гос. гражд. службы 1 кл., нач. МРИ ФНС России № 37 по Республике Башкортостан,

З. Н. Альхамов, Л. Б. Шамсутдинова (Сибайский ин-т (фил.) Башкирского ГУ)

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ НАЛОГОВОГО СТИМУЛИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН

Инновационная проблематика с ускорением изменений в мировой экономике приобретает все более актуальный характер. В России в отличие от развитых стран, где инновационная ориентация ограниченно встроена в процесс развития экономики, она стала лишь определяющим началом разработки долгосрочной социально-экономической стратегии как альтернативы экспортно-сырьевой направленности.

В российской экономике наблюдается возрастающая потребность в переходе на инновационный путь развития. Становится все более очевидным, что без опоры на инновации не удастся одержать победу над экономической и технологической отсталостью страны, повысить ее конкурентоспособность на мировых рынках. Это требует создания условий для опережающего, инновационного развития.

Необходимо совершенствование структуры и качества экономического роста, запуска механизма региональной инновационной системы.

Республика Башкортостан в истекшем 2007 г. закрепила и упрочила свои позиции в группе наиболее сильных регионов России, внесла значительный вклад в экономику страны, в повышение качества жизни граждан России. Именно инновации должны обеспечить выполнение главных целей – удвоение валового регионального продукта, повышение уровня и качества жизни населения, закрепление позиций Республики Башкортостан как опорного региона России.

Сегодня уже всем очевидно, что при нынешних налогах переход от сырьевой модели экономики к инновационной абсолютно невозможен, и налоговая система должна быть перенастроена под новые задачи. Любые решения в налоговой сфере следует принимать, исходя, прежде всего из того, насколько они способствуют или препятствуют инновационному сценарию.

Снижение ставки НДС является универсальной мерой для стимулирования инновационного развития. Сегодня бизнес не боится, что снижение НДС обернется жестким прессингом налоговых органов, которые «быстро восполнят выпадающие доходы бюджета за счет доначисления налогов в ходе проверок». Принципиальным для предпринимателей является также размер ставки налога не выше 12%, поскольку в противном случае снижение приведет лишь к потерям федерального бюджета и положительного эффекта не даст. Введение же единой 12%-й ставки НДС благотворно скажется на развитии экономики. Наконец появится стимул для развития перерабатывающего сектора, поскольку предполагается, что наибольший эффект от снижения ставки НДС получит машиностроение.

Но и сырьевые компании нуждаются в уменьшении ставки НДС, поскольку это обязательное условие для диверсификации экономики.

Замедляет структурные изменения в экономике и недостаток инвестиций. Расчет на то, что накапливаемые средства в сырьевом секторе будут потоком идти в развитие обрабатывающих отраслей, абсолютно нереален, так как норма прибыли в обрабатывающих отраслях значительно ниже нормы прибыли в сфере добычи полезных ископаемых (например, в производстве машин и оборудования – в 4-5 раз).

Но предложение о снижении налога на добавленную стоимость отличается слабой обоснованностью. Основной аргу-мент в пользу сокращения обычно состоит в том, что НДС угнетает как раз наукоемкие производства с длинными кооперационными цепочками. Ошибкой является то, что налоговые изменения планируются и проводятся бессистемно, вне долгосрочных целей и задач развития экономики, без должной связи со структурными задачами и структурной политикой. Дело в том, что снижение НДС, который обеспечивает основные поступления в бюджет страны, чревато разрастанием посредническо-спекулятивных цепочек, причем повсеместно. Увеличение числа посредников, торговцев заметно ухудшит структурные характеристики экономики, ее реального сектора, создаст дополнительные проблемы в переливе ресурсов и капитала. Снижение НДС не единственный сценарий уменьшения налоговой нагрузки. Не исключено, что для придания экономике дополнительного инвестиционного импульса следует принять решение в отношении налога на при-быль. Конкуренция за капитал, размещение производства идут именно в этой сфере. Более целесообразнее было бы снизить налог на прибыль, тем самым стимулируя механизмы реинвестирования прибыли, амортизационную политику, направленную на решение проблемы возмещения выбывающих фондов, а также, что очень важно, стимулировать капиталообразование и наращение акционерного капитала, дивидендную политику. Налоговая система и политика (как основной рычаг структурной политики) должны быть обоснованы, установлены и определенный период не меняться, чтобы можно было дать оценку результативности такого подхода. Но к сожалению, в этом с виду невинном предложении есть определенная доля лукавства. НДС поступает целиком в федеральный бюджет, а налог на прибыль – по преимуществу в бюджеты региональные (из 24% подлежит зачислению в бюджеты субъектов федерации 17,5%, и только 6,5% идет в центр). Так что его снижение существенно уменьшит и без того скудную налоговую базу регионов, особенно учитывая прогноз самого Минфина о том, что в ближайшие 3 года налог на прибыль будет снижаться из-за повышения тарифов и роста издержек предприятий, а также недостаточного увеличения производительности труда.

Да и бизнес не считает такую замену равноценной. Предполагается, что уменьшать налоговую нагрузку надо именно в процессе производства. Сегодня огромное количество предприятий убыточны, и для них понижение налога на прибыль ничего не даст. Надо стимулировать и их развитие. Кстати, чаще всего убыточны именно инновационные компании – в период проведения НИОКР получить прибыль практически невозможно. В то же время плательщиками НДС являются все предприятия, в том числе и не имеющие прибыли, и снижение этого налога, уменьшив нагрузку на фонд оплаты труда, даст толчок ускоренному развитию высокотехнологичных отраслей, где доля затрат на оплату труда традиционно высока.

О
бщеизвестно, что основополагающим фактором инновационной политики является продвижение научной идеи до конечного результата, воплощенного в инновационном продукте, который бы выпускался промышленным комплексом республики как результат интеграции науки и производства. Коммерциализация научно-технической идеи становится первостепенной задачей.

Выпуск инновационной, т.е. качественно новой продукции, даст возможность нашему промышленному комплексу выстоять в конкурентной борьбе при вступлении России в ВТО и в то же время позволит обеспечить рост валового регионально продукта, снизить зависимость от конъюнктуры цен на сырьевые продукты.

В республике накоплен огромный научно-технический и производственный потенциал. В научном комплексе – около 70 организаций. Научные исследования фундаментального и прикладного характера ведутся в 12 институтах Уфимского научного центра Российской академии наук, в 14 учреждениях Академии наук Республики Башкортостан, в 27 отраслевых институтах и проектно-конструкторских организациях, а также на кафедрах вузов. Научными исследованиями за-нимаются 70 академиков и членов-корреспондентов Академии наук РБ, около 600 докторов наук, 4000 кандидатов наук. По количеству выданных патентов на изобретения республика занимает 6 место в России, по использованию изобретений – 3 место.

Республика Башкортостан является признанным научным центром России в области технологий трубопроводного транспорта, сверхпластичности металлов, нанотехнологий, авиадвигателестроения, нефтяного машиностроения, глазной хирургии, медицины труда и экологии человека, молекулярной биологии, тонкого синтеза и металлокомплексного катализа. Имеются научные прикладные разработки мирового уровня.

Несмотря на то, что 75% всех инновационных организаций сконцентрированы в химической, нефтехимической промы-шленности и машиностроении, в промышленном секторе инновационная активность по большому счету остается низкой. Лишь около 40 предприятий, т.е. 5% от общего числа крупных и средних предприятий, участвуют в последовательной разработке технологических инноваций.

Необходимо вводить дополнительные механизмы налогового стимулирования инновационной деятельности. В частности, предусмотреть пониженную ставку ЕСН в размере 15,5 % для научных организаций, малых и средних предприятий, осуществляющих деятельность в инновационной сфере. Освободить от обложения налогом на прибыль организаций те средства, которые были получены безвозмездно в рамках целевого финансирования на осуществление научной, научно-исследовательской, экспериментальной и образовательной деятельности независимо от источника такого финансирования. Весьма целесообразно было бы включить в состав расходов для целей применения упрощенной системы налогообложения все расходы, направленные на создание и внедрение новых технологий и оборудования.

Необходимо освободить от налогообложения все расходы на НИОКР, обучение кадров и освоение новой техники, что будет стимулировать разработку отечественных аналогов наукоемкой техники, а также электробытовой техники на внутреннем рынке, с дальнейшими перспективами на внешних рынках. Содействовать (через налоговую политику и посредством варьирования институциональных ограничений) снижению рентабельности трансакционных секторов, прежде всего в финансовой сфере, что позволит воспрепятствовать переливу кадров из производительного в трансакционный сектор, а со временем может обеспечить и обратный перелив, что решит проблему и дефицита кадров, и обновления фондов (поскольку заменять фондовую базу необходимо не под пустоту, а под конкретный персонал). Важно не допустить повышения тарифов на газ, водоснабжение и электроэнергию в ближайшие 3 года.

Специфической формой государственной поддержки инновационной деятельности в научно-производственной сфере могут стать налоговые льготы. Таково, например, введение исследовательского налогового кредита в виде права организаций, занятых инновационной деятельностью, вычитать из налога на доходы (прибыль) часть прироста расходов на НИОКР, направленных на разработку инноваций. Представляется правомерным вычитать из налога на прибыль производственных организаций часть прибыли, получаемой за счет производства наукоемкой, инновационной продукции в течение первых лет ее освоения и выпуска. Подобная практика применялась в России, однако после вступления в силу в 2002 г. второй части Налогового кодекса РФ, содержащей гл. 26 «Налог на прибыль организаций», эти стимулы инновационной деятельности были в значительной степени утрачены.

Проблема преодоления технологической отсталости в сложившихся социально-экономических условиях с учетом состояния мировой экономики требует длительной работы, планирования и продуманной макроэкономической политики, нацеленной на создание нового технологического базиса развития национального хозяйства.

Наверное, все должны понимать, что, если бизнес активнее будет заниматься инновациями, выиграет в итоге российская экономика, а значит, и граждане нашей страны.

Литература

  1. Ю. Руставгаров «Нам нужна экономика, базирующаяся на инновационной модели развития» // Экономика и управление. № 2/2007;

  2. В. Иваненко «Проблема инновационного воспроизводства» // Экономист. № 2/2007;

  3. Л. Чернов «О Материализации инновации» // Экономист. № 3/2007;

  4. С.В. Васильев «Налоги должны стимулировать инвестиции» // Налоговая политика и практика. №10(70), октябрь 2008;

  5. О. Рубан «Тысячи километров инновации» // Эксперт. № 35 (624) 2008.

Е. А. Кашкарева, к.э.н., доцент Сибирского фед. ун-та

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПОЛИТИКИ

Деятельность органов государственной власти и государственного управления, направленная на обеспечение нового качества экономического роста страны за счет повышения инновационной активности, эффективности и конкурентоспособности производства с целью расширения доли отечественных компаний на внутреннем и мировом рынках в интересах повышения благосостояния граждан, получила в последнее время определение «промышленная политика». В условиях рыночной экономики, в отличие от плановой, одной воли государства в этом случае не достаточно. Должно быть совпадение интересов – частного капитала и власти.

Здесь, однако, существует одно, значительное осложняющее принятие решений в России, обстоятельство. Для малых, хотя и промышленно развитых стран, выбор промышленной политики является во многих случаях более простым – он строится на основе оценки национальных “сравнительных преимуществ”, возможностей экспортных рынков и созданного технологического или инновационного потенциала, позволяющего реализовать экспортоориентированную стратегию наиболее эффективным способом. Для крупной нации, как утверждала в свое время Дж. Робинсон, такой выбор является более сложным [5]. Поэтому представляется, что в России должно происходить формирование промышленной политики первоначально на уровне регионов, что позволит определить перспективные направления концентрации региональных сырьевых, финансовых и, главное, интеллектуальных ресурсов, и только на этой основе возможно формирование общенациональной промышленной политики, основным содержанием которой станет координация межрегиональных промышленных стратегий.

Рассматривая геополитическую карту РФ, не трудно определить неоднородность распределения промышленных и людских ресурсов нашей огромной страны. Поэтому на уровне субъектов федерации должны быть сформулированы цели эффективной промышленной политики. Такими целями могут быть следующие направления развития:

  • сырьевой сектор (освоение новых территорий и создание современной инфраструктуры),

  • индустриальный сектор (использование накопленного научного потенциала и применение новых современных технологий из развитых стран),

  • постиндустриальный сектор (возрождение высшей школы в поисках взаимодействия с растущими потребностями экономики),

  • банковский сектор (кровеносная система всей экономики),

  • туризм (использование выгодного положения и культурных традиций регионов).

Стимулом для развития данных целей для органов власти должно быть в первую очередь формирование социально-направленного бездефицитного бюджета региона. Стимулом же для бизнеса является извлечение прибыли.

Если сегодня посмотреть на отношения бизнеса и государственных органов власти со стороны, то может сложиться впечатление, что каждый из них находится по разные стороны баррикад. Одни нуждаются в инвестиционных программах, другие отказываются через ставку рефинансирования снизить стоимость денег и сделать ресурсы более доступными. Бизнес готов финансировать средства в земли под строительство, производство, но органы местного самоуправления говорят, что земли находятся в государственном фонде и в землях сельскохозяйственного назначения, а значит, неприкосновенны (в РФ менее 1% земель заняты под земли поселений и земли промышленного и иного специального назначения, остальные – неприкосновенны).

Дальнейшее развитие промышленности тормозится ограничениями по увеличению потребления электроэнергии. Существующий дефицит энергии блокирует не только развитие производительных сил, но и жилищного и социального сектора. Растущий средний и малый бизнес сталкивается с проблемой недостаточного электроснабжения, подключения новых предприятий в существующую схему энергоснабжения и водоснабжения.

Как известно, в современных условиях формирование структуры промышленного продукта происходит в регионах, каждый из которых обладает уникальной комбинацией ресурсов и возможностей. Именно поэтому перспективы промышленного развития страны связаны с развитием регионов. Этим определяется принципиальная важность поиска подходов и механизмов разработки и реализации концепции системной промышленной политики в региональном измерении. Поэтому можно выделить основные направления реализации эффективной промышленной политики как основного элемента регионального развития.

  1. Формирование сопутствующей инфраструктуры. В регионах главные препятствия для развития бизнеса лежат в области инфраструктурных проблем. Инфраструктурный подход предполагает актуализацию нового портфеля ресурсов за счет развития выделенных линий (инженерных коммуникаций); формирования инфраструктурных узлов; увеличения пропускной способности инфраструктур. Основным преимуществом является диверсификация рисков за счет развития инфраструктур. В глобальной экономике выигрывает либо наиболее крупный игрок, либо наиболее мобильный. И тому, и другому нужна инфраструктура. Существует два варианта стратегии инфраструктурного развития регионов. Первый вариант – это открытая конкурентная стратегия, которая подразумевает развитие своей инфраструктуры, как части более масштабной сети, включающей в себя «магистральные линии» глобальной экономики. Второй вариант – это стратегия «опоры на собственные силы», идея которой заключается в создании собственных центров «генерации» и локальной инфраструктуры [4].

  2. Организация бизнес-среды. Здесь основное внимание следует уделить развитию института частно-государственного партнерства (ЧГП). Сотрудничество между государством и частным сектором имеет давнюю историю, однако особое внимание развитию ЧГП уделяется в нашей стране в настоящее время. К построению промышленной политики, которая является не только средством достижения таких целей промышленной политики, как структурные изменения, модернизация экономики, повышение ее конкурентоспособности, усиление инновационной направленности, но и мощным инструментом регионального развития. Бизнес, расположенный в конкретном регионе (как, впрочем, и крупные межрегиональные корпорации), для своего развития использует как региональные, так и федеральные ресурсы. В связи с чем свою деятельность он должен проводить в рамках действующих федеральных и региональных институтов, в том числе согласовывая свои решения, если они влияют на экономическую среду региона, с властными структурами – как на региональном, так и на федеральном уровнях.

Н
а данном этапе в России на практике в отношениях власти и бизнеса в большинстве российских регионов доминирует партнерская модель взаимодействий, в рамках которой власть и крупный бизнес (имеющий значимое влияние на экономику региона) стремятся находить приемлемые для обеих сторон формы взаимодействия. При этом и бизнес, и власть располагают инструментами влияния, чтобы «держать друг друга под контролем». Существующие же модельные конструкции взаимодействия бизнеса и власти сводятся, по сути, к переговорному процессу, в рамках которого рождаются «договоры (соглашения) о принципах взаимодействия» [2]. Цель этих соглашений – установление сбалансированных партнерских отношений власти и бизнеса и повышение социальной ответственности бизнеса.

Но все-таки необходимо заметить, что решение проблемы лежит не в плоскости «совершенствования» соглашений между заинтересованными сторонами, а в разработке инструментария, позволяющего измерить и количественно оценить уровень согласованности экономических интересов участников промышленной политики в регионе.

Также особое внимание необходимо уделить организации бизнес-среды, обеспечивающей модель инновационного развития территорий, которая заключается, на наш взгляд, в следующем:

  • создание промышленных и технико-внедренческих зон;

  • развитие научных и технологических парков, бизнес-инкубаторов, центров трансфера технологий;

  • создание региональных агентств по развитию территорий и привлечению инвестиций;

  • развитие кластеров.

  1. Развитие региональных кластеров. Содержанием промышленной политики должна стать организация и поддержка промышленных кластеров – точек роста будущей конкурентоспособности экономики территории, которые, согласно Майклу Портеру, представляют группу географически соседствующих компаний и организаций, связанных общей сферой деятельности и взаимодополняющих друг друга [1].

В настоящее время региональная политика в России строится на постулате, что достаточно выявить регионы-лидеры, определить их точки роста, выделить на них деньги, после чего они будут развиваться. Кластерная политика требует дифференцированного подхода. Необходимо выделить все типы кластеров – развитые, потенциальные – и стараться поддерживать все. Нельзя создавать кластеры на пустом месте – там, где бизнес-инициативы подменяются инициативами чиновника.

Мировой опыт показывает, что создание кластеров – затратный процесс, в котором примерно половину финансирования принимает на себя государство (за счет федерального и регионального бюджетов). Но это не исключает развитие новых механизмов финансирования. Например, возможно привлечение банками средств населения с длительными сроками заимствования, а также развитие механизмов аутсорсинга, субконтрактинга.

В рамках кластерной промышленной политики создается эффективная информационная среда, инновационная инфраструктура, особенно для развития малого и среднего инновационного бизнеса, включая доступ к новейшим технологиям и базе данных возможных партнеров по бизнесу, в том числе и за рубежом.

Стимулирование процесса формирования кластеров в России является, по сути, самой первой базовой стадией региональной промышленной политики. При этом внимание государственных органов должны привлечь такие основополагающие факторы, как совершенствование системы образования и профессиональной подготовки, создание возможностей для инноваций, доступ к рынкам капитала и совершенствование институциональной среды.

  1. Внедрение современной системы мониторинга процессов устойчивого развития в регионах. Условия развития российских регионов столь различны, что применение единых показателей их развития невозможно. Система мониторинга должна быть органично встроена в систему управления. Система государственного управления должна строиться на использовании механизмов сбора информации о предмете управления, о ее обработке, анализе, подготовке решений органов региональной власти и контроле результатов исполнения.

  2. Подготовка квалифицированных кадров для промышленности. Текущая ситуация такова, что в отраслях российской промышленности, определяющих научно-технический прогресс, за годы реформ потеряно свыше 70% производственного персонала, недостаточен приток молодых кадров в промышленный сектор региона [3]. Налицо недостаток квалифицированных руководящих кадров. Поэтому коренным образом необходимо менять сложившуюся ситуацию.

Для решения кадровых вопросов современное производство может пойти несколькими путями. Первый путь – это поиск на рынке труда специалистов с высшим и средним профессиональным образованием, подготовленных в системе государственных образовательных учреждений. Второй предполагает создание корпоративного образования, то есть обучение, переподготовку и повышение квалификации сотрудников компании за счет работодателя. Третий – развитие системы образовательных кредитов, погашаемых работодателем.

В заключение отметим, что стержнем промышленной политики должно быть инновационное развитие экономики. Успех промышленной политики во многом зависит от того, насколько новые знания формируются в зависимости от характера задач при реализации планов экономического развития региона и насколько тесно взаимодействуют местные элиты (прежде всего, ученые и предприниматели) для обмена знаниями, выбора правильного фокуса для направления своих интеллектуальных усилий, оценке результатов и, если необходимо, корректировки направления развития. Ведь в современной экономике очень важно создавать и развивать знания в тех направлениях, которые могут иметь экономический эффект, которые позволяют преодолевать устойчивые препятствия на пути к экономическому росту и позволяют нации создавать новые конкурентные преимущества.

Литература:

  1. Porter M. The Competitive Advantage of Nations. – Free Press: New York, 1990.

  2. Багров Н.М. Промышленность России: региональный аспект // Изд. Санкт-Петер. ун-та экон. и фин. – 2005. – № 1.

  3. Завадников В.О промышленной политике в Российской Федерации//Промышленная политика в РФ. – 2007. – № 5. – С. 3.

  4. Концепция промышленной политики Российской Федерации. – М., 2004.

  5. Робинсон Дж. Экономическая теория несовершенной конкуренции. М.: Прогресс, 1986.

В. В. Колмаков, доцент каф. НЭ и менеджмента ТГАМЭУП

Проблемы и направления совершенствования политики управления собственностью в регионе

Реформирование российской экономики на протяжении последних лет привело к формированию новой экономической среды. В качестве основы этой среды выступает круг собственников, осуществляющих экономическую деятельность в условиях конкурентной борьбы. Современные условия развития российской экономики обусловливают потребность в определении основных закономерностей становления отношений собственности в регионах и наиболее значимых проблем в сфере их государственного регулирования. В свете происходящих в российской экономике процессов трансформации важность теоретического осмысления проблемы собственности становится все более очевидной, поскольку именно она играет решающую роль в преобразовании экономической системы.

Переход к новой форме организации власти, процесс децентрализации государственного управления в Российской Федерации обусловил изменение функций и методов управления собственностью как в стране, так и на уровне региона. Вышеназванное детерминирует формирование новых подходов к методологии региональных исследований, к формированию механизмов регулирования развития регионов. Реализация федеративного принципа управления российской экономикой приводит к усилению внимания к региональным аспектам, что привлекает исследователей к вопросам управления региональной экономикой в условиях многообразия форм собственности. Структуризация собственности как сложной системы приводится в работах А. Бебчука, С.В. Мокичева и Н.В. Сычева. Исследование понятия «региональная собственность» отражено в работах Е.Г. Анимицы, Н.М. Сурниной, Н.М. Ратнера, Н.И. Дорогова. Вопросы управления собственностью в контексте регионального развития представлены в трудах А.Г. Гранберга.

Многоаспектный, междисциплинарный и многоуровневый характер категории «собственность» обусловливает исполь-зование адекватной концептуальной основы. Современный взгляд на процессы управления собственностью в регионе имеет более сложную природу как по отношению к объекту управления, так и по отношению к субъекту. Объект управле-ния представляется более широким, нежели имущество, и в современных экономических условиях включает в себя и неимущественную сферу. Применительно к управлению акцент смещается в сторону интеллектуальных функций. Актуа-лизация роли интеллектуальной сферы в управлении собственностью представлена в работах В.А. Каменецкого, В.П. Патрикеева А.С. Филиппенко. Большую известность приобретает теория человеческого капитала (Т. Шульца, Г. Беккера, Х. Джонсона, Э. Деннисона), который рассматривается как мера воплощенной в человеке способности приносить доход.

В основе повышения эффективности управления собственностью в регионе лежит региональная политика, в основном рассматриваемая как инструмент государственного регулирования экономики, определяющий принципиальную позицию властей в данной сфере. Представляется целесообразным осветить основные подходы к определению категории «политика». Наиболее общее определение политики характеризует ее как совокупность процедур, правил и ограничений целенаправленного функционирования какой-либо системы. Существуют различные подходы к определению понятия «политика». В рамках первого подхода политика определяется как некоторая целевая установка, зачастую формально закрепленная, касающаяся решения актуальных проблем, стоящих перед индивидом, группой индивидов или обществом. Второй подход к определению политики трактует ее как среду взаимодействия групп лиц, отстаивающих свои интересы в условиях конкурентной борьбы. Третий подход определяет политику как совокупность процедур, правил и ограничений в рамках некоторой институционализированной среды. Политика региона определяется как такая система намерений и действий, которая реализует интересы государства в отношении региона и внутренние интересы самих регионов методами и способами, учитывающими природу современных региональных процессов [1, с. 51]. Эффективная региональная политика должна быть ориентирована не только на динамику социально-экономических процессов, но и принимать во внимание будущие изменения в самосознании и самоидентификации регионов.

Региональная политика в сфере управления собственностью имеет государственно и регионально регламентированные границы. На уровне государства были предприняты некоторые меры по регламентации процесса управления собственностью, в числе которых принятие Концепции Управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации [2]. Несмотря на существенное количество положительных аспектов, государственная концепция управления имуществом содержит широкий спектр целей и задач, многие из которых носят декларативный характер либо не имеют адекватного научного обоснования. Примером тому является цель оптимизации структуры собственности, без указания на критерии оптимальности ее структуры. Вызывает несогласие позиция государства, которую разделяют некоторые авторы, о необходимости выработки целей для конкретных объектов управления. Представляется, что цель управления любым объектом государственной собственности состоит в (экономически) эффективной качественной реализации функций данного объекта.

В
этой связи цель управления объектами государственной собственности должна обладать чертами универсальности, а спецификация целей должна происходить уже в функциональной плоскости. Более того, по своему содержанию концепция в большей степени бюрократизирует процесс управления государственной собственностью и не содержит конкретных указаний на способы достижения поставленных целей и задач.

Сказанное обусловливает необходимость пересмотра и переопределения некоторых целей государственной политики управления собственностью в том виде, как представлено в таблице 1.

Таблица 1

Номинальные и предлагаемые цели государственной политики в сфере управления собственностью

Цели государственной политики

в сфере управления собственностью

Предлагаемые цели государственной политики

в сфере управления собственностью

Увеличение доходов бюджета на основе эффективного управ-ления государственной собственностью

Увеличение налоговых и неналоговых доходов бюджета от использования объектов региональной собственности

Оптимизация структуры собственности (с точки зрения пропорций на макро- и микроуровне) в интересах обеспечения устойчивых предпосылок для экономического роста

Достижение сбалансированной структуры собственности в регионе в отраслевом разрезе со смещением акцента в сторону отраслей, выступающих в качестве точек роста для достижения устойчивого экономического развития

Вовлечение максимального количества объектов гос. собственности в процесс совершенствования управления

Использование максимального количества активов реги-онального сектора в качестве средства привлечения инвестиций в точки роста

Использование гос. активов в качестве инструмента для привлечения инвестиций в реальный сектор экономики

Повышение конкурентоспособности коммерческих организаций, улучшение финансово-экономических показателей их деятельности путем содействия внутренним преобразованиям в них и прекращению выполнения несвойственных им функций

Создание в рамках государственного сектора образцов экономически и социально эффективных предприятий

Предложенное изложение целей государственной политики в сфере управления собственностью требует приведения задач в соответствие с целями, как представлено в таблице 2.

Таблица 2

Номинальные и предлагаемые задачи государственной политики в сфере управления собственностью

Задачи гос. политики в сфере управления собственностью

Предлагаемые задачи гос. политики

в сфере управления собственностью

Полная инвентаризация объектов гос. собственности, разработка и реализация системы учета этих объектов и оформление прав на них

Полная инвентаризация и оценка региональной собственности

Повышение эффективности управления гос. имуществом с исполь-зованием всех современных методов и финансовых инструментов, детальная правовая регламентация процессов управления

Повышение эффективности управления гос. имуществом с использованием механизмов частно-государ-ственного партнерства

Оптимизация количества объектов управления и переход к пообъектному управлению

Оптимизация количества объектов управления

Определение цели гос. управления по каждому объекту управления (группе объектов)

Определение цели управления единой для всех объе-ктов. Спецификация целей в функциональной плоскости

Классификация объектов гос. собственности по признакам, опреде-ляющим специфику управления

Обеспечение прав государства как участника (акционера) коммерческих и некоммерческих организаций

Обеспечение контроля за использованием и сохранностью гос. имущества, а также контроля за деятельностью лиц, привлекаемых в качестве управляющих

Мониторинг управления финансово-хозяйственной деятельностью государственных и муниципальных предприятий на основе единой системы критериев

Определение меры ответственности управленческого персонала и договорное ее закрепление

Обеспечение поступления дополнительных доходов в федеральный бюджет путем создания новых возобновляемых источников платежей и более эффективного использования имеющегося имущества

На региональном уровне отношения собственности регулируются Концепцией управления государственным имуществом Тюменской области на 2008-2010 гг. и Законом Тюменской области «Об управлении и распоряжении государственной собственностью Тюменской области» от 28.12.04 № 307.

Цели, заявленные в концепции, представляются недостижимыми в рамках предлагаемых мероприятий, а также несколько завышенными, как, например, достижение устойчивого развития. Представляется, что эффективное управление собственностью в регионе является существенным, но недостаточным условием устойчивого развития. Поэтому цель, заявленную в концепции, следует рассматривать как цель более высокого порядка, а саму концепцию – нецелеориентированной. Последнее очевидно, поскольку решение всех задач и эффективная реализация предлагаемых мероприятий не позволят однозначно достичь устойчивого развития региона.

Основным недостатком рассмотренных концепций является исключение из рассмотрения вопросов управления землей, лесными угодьями, водными ресурсами и недрами. Кроме того, концепции изначально ограничены объектами государственной собственности, тогда как наибольший социально-экономический эффект достигается при подчинении функционирования всех объектов собственности в регионе единым целям.

Актуальные проблемы управления собственностью в регионе включают в себя широкий перечень вопросов, требующих скорого разрешения. В частности, следует констатировать наличие необходимости пересмотра позиций государства по поводу количества унитарных предприятий и целесообразности их содержания в государственной собственности. Несмотря на широкое обсуждение этого вопроса, единства мнений по поводу оптимального количества государственных предприятий до сих пор нет по причине размытости представлений о функциональном назначении государственной собственности. Названная проблема вытекает из отсутствия информационной базы, качественно и количественно характеризующей объект управления. Не менее актуальна проблема недостаточного мониторинга результатов финансово-хозяйственной деятельности государственных предприятий и предприятий с государственным участием. Сравнительно малые объемы поступлений в бюджет, как налоговых, так и неналоговых, выступающие как следствие недостаточной эффективности управления объектами государственной собственности, в большей степени обостряют потребность в определенных изменениях.

Не выходят с повестки дня нарушения законодательства об акционерных обществах, выражающиеся в нарушении порядка уведомления о сроках собраний акционеров, нелегитимном избрании совета директоров и единоличных органов управления и пр. В результате представители государства оказываются фактически отстраненными от управления акционерными обществами, а менеджмент получает возможности по проведению дополнительных эмиссий акций, сокрытию финансовой информации, растрате и присвоению активов. В некоторой степени этому способствует отсутствие необходимых средств и сложность процедуры принятия решений по управлению акциями на государственном уровне.

Перечень проблем следует расширить низкими профессиональными качествами управленческого персонала, а также отсутствием заинтересованности управленцев в эффективности вверенного им хозяйствующего субъекта.

Решение названных проблем управления собственностью в регионе требует применения расширенного методическо-го инструментария, что обусловлено комплексностью и многоплановостью рассматриваемых проблем. В свою очередь, применение различных способов решения данных проблем должно основываться на адекватной информационной системе и современных прогнозно-аналитических разработках, а также должно учитывать региональную специфику и эффекты, которые могут возникать в других проблемных плоскостях в результате применения определенных методов.

Таким образом, можно сделать вывод, что управление собственностью в регионе становится эффективным, если реализуется системно, то есть с участием всех субъектов и применением комплекса мер, образующих систему управления собственностью в регионе. В основе системы управления собственностью в регионе лежит теория управления. Кроме того, характер системы определяют специфические особенности, обусловленные функционированием государства как собственника: в отличие от частного собственника, ориентированного на максимизацию прибыли, государство в отдельных случаях может ориентироваться на реализацию социальных или оборонных задач.

Назначение системы управления собственностью в регионе раскрывается через ее функции, наиболее важными из которых являются санирующая и стимулирующая. Сущность санирующей функции заключается в устранении неэффективных собственников, тем самым повышая устойчивость экономической системы и подталкивая оставшихся субъектов к поиску новых возможностей эффективного управления. Последнее является содержанием стимулирующей функции. Помимо перечисленных, система управления собственностью в регионе выполняет также коммерческую, информационную, посредническую, инвестиционную и социальную функции, содержание которых раскрывается в соответствии с их определением. В составе системы управления собственностью в регионе выделяют следующие элементы: объекты управления, субъекты управления, цели управления, блок организации процессов управления, инфраструктуру управления, блок контроля за процессом управления. Названные элементы формируют основу системы управления собственностью в регионе и взаимосвязаны между собой, как представлено на нижеприведенной схеме.


Система управления собственностью в регионе

О
тправным моментом в управленческой деятельности является определение целей, на достижение которых направлена система управления. Выделение целей в качестве отдельного блока обусловлено их комплексностью, динамичностью и подверженностью воздействиям со стороны различных факторов, т.е. склонностью к изменениям.

Субъектная составляющая системы управления собственностью в регионе представлена частными собственниками, предприятиями, организациями и их объединениями, органами исполнительной власти и учреждениями Российской Федерации, субъектов Федерации и местного самоуправления, унитарными предприятиями и акционерными обществами, принадлежащими государству.

Объекты региональной собственности, согласно принятому в работе определению, включают в себя хозяйствующие субъекты, унитарные предприятия и принадлежащее им имущество, имущество в собственности Российской Федерации, находящееся на территории региона, имущество субъектов Федерации и органов местного самоуправления, в том числе находящееся за пределами региона.

Блок процессов управления собственностью в регионе представлен процессами управления преобразованием форм собственности и отношений собственности в регионе: приватизация, реприватизация и банкротство, – а также процессами использования собственности в регионе: аренда, залог, доверительное управление, оперативное управление, хо-зяйственное ведение, безвозмездное пользование.

Блок организации процессов управления собственностью в регионе характеризует саму процедуру процесса управления в ходе разработки, принятия и реализации управленческих решений: планирование, организацию и контроль. Планирование выступает в качестве инструмента, формализующего процесс достижения поставленных целей, согласовывающего возможности по управлению объектами собственности и целями, устанавливающего порядок действий, сроки их исполнения и степень ответственности конкретных лиц. Организация предполагает развертывание определенных упорядоченных отношений между субъектами управления, а также установление взаимосвязей между ними. Блок контроля, выделяемый отдельно, включает в себя нормативно-правовое обеспечение и регламентацию процедур и отношений, возникающих в процессе управления собственностью, а также институциональное оформление контролирующей системы, состоящей из органов законодательной и судебной власти. Также блок контроля включает учет и мониторинг соблюдения интересов собственников в процессе управления собственностью и проверку целей на соответствие политике субъекта управления.

Блок инфраструктуры представляется в качестве обеспечивающей подсистемы функционирования системы управления собственностью в регионе. В его состав входят структуры, организации и учреждения, в функции которых входят оценка и учет имущества, информационное обеспечение процесса управления, кадровое обеспечение, мониторинг эффективности и т.д. Перечисленные агенты опосредуют процесс управления собственностью в регионе, оказывая положительное воздействие на его эффективность.

В настоящее время выработано достаточно большое количество методов регулирования процесса управления собственностью в регионе. Представляется необходимым представить их классификацию, в основу которой была положена классификация методов государственного регулирования экономики.

Одна из исчерпывающих классификаций данных методов, представлена в таблице 3.

Таблица 3

Классификация методов регулирования процессов управления собственностью в регионе

Группа методов

Методы

Административные

Основанные на законе или внутренних положениях организаций: мониторинг, контроль, аудит, лицензирование, предоставление отчетности, внутренняя регламентация деятельности и т.п.

Экономические

Внедрение различных систем оплаты труда, участие работников в доходах, штрафные санкции и т.п.

Принудительные

Принимаемые в судебном порядке и реализуемые с помощью органов правопорядка решения по поводу функционирования объектов собственности и управления ими (назначение/увольнение руководителей, привлечение к ответственности должностных лиц, отзыв лицензий и т.п.)

Первоочередные меры по повышению эффективности управления собственностью в регионе должны включать в себя следующие направления воздействия: повышение неналоговых доходов в бюджет от использования региональной собственности, в особенности арендных платежей за пользование региональным имуществом; совершенствование уче-та, планирования и отчетности объектов государственной собственности; повышение эффективности участия представителей государства в управлении акционерными обществами.

Повышение неналоговых поступлений в бюджет возможно в результате пересмотра действующих подходов к определению арендной платы, в которой неявно присутствует ценовая дискриминация объектов государственной собственности, состоящая в рассмотрении последних более дешевыми по определению. В этой связи необходимым представляется отказ от практики необоснованно низких ставок арендной платы в пользу рыночных ставок. В то же время, нельзя согласиться с предложениями ряда авторов и позицией законодателя по поводу отказа от льготного предоставления регионального имущества в аренду. Сохранение ряда льгот по арендной плате для социально значимых малорентабельных объектов является необходимым условием функционирования объектов социально-бытового и культурно-просветительского назначения.

Совершенствование учета, планирования и отчетности объектов государственной собственности должно происходить на основе инвентаризации и оценки объектов управления. Данный шаг позволит частично решить обозначенную ранее проблему целесообразности участия государства в капитале некоторых акционерных обществ. Есть основания полагать, что пакет акций размером менее 10% дает лишь номинальную возможность контроля, потому в отношении таких пакетов оправданной будет стратегия сокращения посредством продажи этих пакетов. Кроме того, объективная оценка позволит применять спектр адекватных критериев определения качества и эффективности управления региональной собственностью – экономических (производительность труда, фондоемкость, фондоотдача, фондорентабельность), рыночных (конкурентная позиция, доля рынка), финансовых (абсолютные показатели прибыли, рентабельность, объем инвестиций, величина денежного потока) и других. Необходимо также пересмотреть систему планирования целевых показателей управления объектами региональной собственности, установив в качестве приоритетного размер прибыли. Характер распределения прибыли должен быть нормативным и унифицированным для всех объектов. Названные меры повысят заинтересованность управленческого персонала в разработке эффективной стратегии и тактики в области маркетинга, экономики, финансов и технологии.

Однако более высокая степень заинтересованности руководства в эффективном функционировании объекта региональной собственности может быть достигнута в результате приведения трудовых договоров к унифицированному виду, предполагающему ответственность за недостижение целей, невыполнение плана и т.п. В части представительства в акционерных обществах рациональным было бы законодательное закрепление обязанности представителя государства присутствовать на заседаниях совета директоров, а также возможности государства-акционера оспорить решения, принятые в отсутствие его представителя. Это позволит осуществлять эффективный контроль за деятельностью акционерного общества, исключит возможность проведения несогласованных сделок, эмиссий, будет способствовать повышению неналоговых доходов в бюджет в виде дивидендов.

Литература

  1. Лексин В. Андреева Е. Ситников А. Швецов А. Региональная политика России: концепции, проблемы, решения. Что такое региональная политика, зачем она нужна и есть ли она у нас // Российский экон. ж. – 1993. – № 9. – С. 49-64.

  2. Постановление Правительства РФ «О концепции управления государственным имуществом и приватизации в РФ» от 09.09.99 № 1024 в ред. от 29.11.2000 // СЗ РФ, 27.09.99, № 39, ст. 4626.

С. С. Конторусова, к.э.н., доцент Якутского ГУ им. М.К. Амосова; А. И. Чумаков (УрГЭУ)

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫХ ТОВАРНЫХ РЫНКОВ

Торговля играет важную роль в осуществлении межотраслевого, межрегионального обмена, установлении связей меж-ду регионами. Прежде чем рассматривать межрегиональный товарный рынок, остановимся на понятии «товарный рынок».

Существует несколько наиболее часто употребляемых определений товарного рынка:

  • согласно ГОСТу Р 51303-99 – рынок отдельных товаров или товарных групп, сходных по производственным или потребительским признакам, и являющийся элементом внутреннего рынка товаров и услуг;

  • в экономической теории это сфера продажи однородного товара и его ближайших субститутов. При этом степень взаимозаменяемости товара детерминируется ценовой эластичностью спроса; если эластичность меньше единицы, то говорят о завершении рынка;

  • сфера обращения товара (в том числе товара иностранного производства), который не может быть заменен другим товаром, или взаимозаменяемых товаров, в границах которой (в том числе географических), исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности, приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами;

Субъектами товарного рынка являются продавцы и покупатели товара, его объектом - товар (продукция, работы, услуги). Для определения товарного рынка необходимо установить следующие параметры: продуктовые границы рынка, состав продавцов и покупателей на исследуемом товарном рынке, географические границы рынка, объем товарных ресурсов рынка.

Продуктовые границы товарного рынкаопределяются потребительскими свойствами товара или товаров-замените-лей и формированием товарной группы, рынки которой расцениваются как один товарный рынок. Географические (территориальные) границы товарного рынкатерритория, на которой покупатели приобретают или могут приобрести изучаемый товар (товары-заменители) и не имеют такой возможности за ее пределами.

По территориальному охвату товарные рынки делят:

1) федеральный товарный рынок – рынок определенного товара (группы взаимозаменяемых товаров), географические границы которого охватывают ту часть территории РФ, на которую осуществляется 100% поставок данного товара в Российской Федерации;

2) межрегиональный товарный рынок – рынок определенного товара (группы взаимозаменяемых товаров), географические границы которого охватывают территорию двух и более субъектов РФ. Емкость (объем товарных ресурсов) составляет менее 100% поставок данного товара в Российской Федерации;

3) региональный (местный) товарный рынок – рынок определенного товара (группы взаимозаменяемых товаров), географические границы которого лежат в пределах территории одного субъекта РФ и охватывают 2 и более его муниципальных образования.

Товарные рынки, включающие территории вдоль границ двух соседних субъектов Российской Федерации (т.е. занимающие приграничное положение), условно отнесены к региональному уровню;

4) локальный товарный рынок – рынок определенного товара (группы взаимозаменяемых товаров), географические границы которого лежат в пределах территории одного муниципального образования субъекта РФ или его части.

М
ежрегиональный рынок представляет собой территориальную организацию сферы обращения, где происходит согласование интересов производителей и потребителей. При этом межрегиональный рынок рассматривается с позиций процесса воспроизводства – переплетения многочисленных взаимодействий субъектов региональной экономики, выступающих производителями и потребителями различных товаров и услуг.

Межрегиональный рынок является открытой системой, что предполагает тесные зависимости формирования товарных, финансовых, трудовых, информационных ресурсов и реализации конечных товаров и услуг каждого региона от размещения производства и потребления в масштабе России, ближнего и дальнего зарубежья.

В настоящее время исследованием товарных рынков на уровне регионов в основном занимаются территориальные управления по антимонопольной политике. Специфика проблем межрегиональных товарных рынков заключается в недостаточности полномочий и информированности органов исполнительной власти одного региона для осуществления мер по развитию межрегиональных связей и рынков, охватывающих территории других субъектов Российской Федерации. В то же время недоучет состояния конкурентной среды на межрегиональных товарных рынках может привести к ухудшению положения на товарных рынках отдельных регионов или снизить положительный эффект от проведения соответствующих мероприятий на них. Наконец, из-за разобщенности действий по демонополизации и (или) развитию конкуренции на отдельных сегментах межрегиональных товарных рынков, меры по формированию конкурентной среды на товарном рынке одного субъекта РФ могут привести к негативным последствиям на рынке другого. Решение обозначенной выше проблемы требует согласованных действий органов исполнительной власти всех субъектов РФ, вовлеченных в межрегиональные связи или охваченных одним рынком.

Межрегиональные товарные рынки функционируют под влиянием внутренних и внешних факторов. Анализ условий и факторов, влияющих на внутрирегиональную и внешнеэкономическую деятельность субъектов региональных товарных рынков, позволяет выявить место и роль региона в межрегиональной и мировой торговле; конкурентоспособность экономи-ческого потенциала и его возможности удовлетворять потребности внутреннего и мирового рынка; позиции, по которым мировой рынок заинтересован участвовать в формировании ресурсов производственного и личного потребления региона.

На характер формирования региональных и межрегиональных товарных рынков влияют следующие группы взаимосвязанных региональных факторов и условий:

1) климатические и природно-ресурсные факторы, которые создают большой диапазон вариантов формирования и функционирования рынков. Они в значительной степени формируют структуру, емкость рынка и схемы товародвижения как важнейшие параметры рынка;

2) демографические и расселенческие факторы;

3) экономические факторы – экономическая структура, транспорт и др. Транспортный фактор связан с расселенческой схемой, от него в большей степени зависит разрешение противоречий между географией производства и потребления, особенно в районах Сибири и Дальнего Востока, где коэффициент близости населенных пунктов довольно высок, а плотность населения небольшая.

Существующие географические границы межрегиональных товарных рынков подвержены изменениям под влиянием различных факторов.

Наиболее стабильны географические границы, связанные с транспортной доступностью территории: наличием дорог в том или ином направлении, их качеством и величиной пропускной способности, существующими природными преградами и сезонными ограничениями, недостатками современных транспортных средств и т.д. Однако в процессе социаль-но-экономического развития территорий границы, связанные с транспортными условиями, могут трансформироваться.

Для развития межрегиональных товарных рынков необходима развитая материально-техническая база. Если при нали-чии достаточной массы товаров, готовых к реализации, но при слабой материально-технической базе транспорта, связи, оптовой и розничной торговли достигнуть высокой эффективности межрегиональных рыночных отношений невозможно.

Изучение конъюнктуры межрегиональных товарных рынков должно основываться на данных об общерегиональной конъ-юнктуре. Изучение конъюнктуры включает обработку, анализ и систематизацию количественных показателей и качествен-ной информации, характеризующей развитие рынка за данный период времени. Выбор системы показателей и иной ин-формации определяется целями конкретного исследования. Это может быть анализ тенденций развития рынка, измене-ние технико-экономических характеристик производства, анализ ситуации на рынке за относительно короткий период времени.

Наличие региональных особенностей производства и потребления многих товаров вызывает необходимость начинать анализ конъюнктуры межрегионально рынка с оценки развития экономики региона в целом. Для такой оценки следует проанализировать динамику индексов промышленного производства, товарооборота, запасов, капиталовложений, денежных доходов, цен и других показателей. Определение общерегиональной конъюнктуры должно дополняться оценкой перспектив развития экономики регионов – основных потребителей и производителей данного товара.

Более важным является изучение рынков регионов-потребителей. В современных условиях во многих случаях предложение на региональных рынках превышает спрос, что означает фактическое или потенциальное перепроизводство. Поэтому положение на рынке будет зависеть, прежде всего, от изменения спроса, и главное внимание следует уделять изучению рынков регионов – потенциальных потребителей товаров.

Таким образом, анализ конъюнктуры межрегионального товарного рынка должен начинаться с изучения общерегиональной конъюнктуры, так как правильное понимание перспектив общеэкономического развития является основой ана-лиза товарной конъюнктуры.

Изучение конъюнктуры межрегиональных рынков требует рассмотрения показателей, которые должны дать количест-венную характеристику тем качественным изменениям, которые происходят в экономике региона. Состояние конъюнктуры межрегиональных товарных рынков может быть оценено количественно с помощью следующих групп показателей:

  • сферы производства (объем и динамика производства в целом, размер инвестиций, уровень занятости, размеры фондов и заработных ставок);

  • внутрирегиональной торговли (данные о розничной и оптовой торговле, платежеспособный спрос, размеры реализации товаров в кредит);

  • межрегиональных и внешнеэкономических связей (объемы, динамикй, структура и географическое распределение межрегиональных связей, объемы экспорта и импорта, объемы грузовых перевозок);

  • кредитно-денежного обращения (курсы акций и других ценных бумаг, процентные ставки, размеры банковских депозитов, валютные курсы).

Важный элемент изучения любого межрегионального товарного рынка – оценка его емкости, изучение экономических интересов и позиций продавцов, получение и анализ информации о намерениях покупателей.

Известно, что расширение объема продаж ограничивается емкостью рынка. Она определяется тем количеством това-ра, которое может быть реализовано на данном рынке в течение определенного периода времени. Поэтому, если при известной емкости какого-либо товарного рынка продавцы направят на рынок значительно большее количество товаров, то это приведет к снижению цен и росту товарных запасов. Необходимо принимать во внимание, что емкость рынка не является постоянной величиной. При ухудшении конъюнктуры она уменьшается, а при оживлении – увеличивается.

Формирование и развитие межрегиональных товарных рынков предполагает создание информационных систем, включающих базы данных о размерах рынков различных товаров, о производстве и сбыте продукции основных товарных групп, о производителях и оптовиках в разбивке по группам товаров и по географическому признаку. В регионах должны быть созданы новые информационные системы, характеризующие различные типы каналов товародвижения и финансовых взаимосвязей между производителем, оптовым торговым предприятием, потребителем; производителем, агентом, потребителем; производителем, агентом, оптовым предприятием, потребителем и т.д.

Основными направлением развития торговли в Российской Федерации являются автоматизация торговых сетей, строительство торговых развлекательных центров и развитие внешней торговли. Новыми тенденциями развития торговли станут дискаунтеры и торговля предметами роскоши, консолидация в сегменте розничной торговли и привлечение финансирования через IPO.

Литература

  1. ГОСТ Р 51303-99 «Торговля. Термины и определения»;

  2. Приказ ГАК РФ ОТ 26.06.1998 N 235 «Об утверждении методических рекомендаций по развитию межрегионального товарообмена и формированию конкурентной среды на межрегиональных товарных рынках»;

  3. Федеральный закон №135-ФЗ, от 25.07.06 г., «О защите конкуренции»;

  4. Бойко О. Торговля и развлечения в одном…ТЦ // Современная торговля. 2007. № 10.

  5. Егорова Н.Р., Николаева Т.И. Экономика отрасли: торговля потребительскими товарами. Екатеринбург: Изд-во Ура-льского экон. ун-та, 2004.;

  6. Котлер Ф. Основы маркетинга. СПб.: 1994.;

  7. Лукаш Ю.А., Энциклопедический словарь-справочник руководителя предприятия. М.: Книжный мир, 2004.;

  8. Наумов В.Н. Маркетинг сбыта. М.: 2004.;

  9. Новоселов А.С. Теория региональных рынков. – Ростов н/Д: Феникс, 2002.;

  10. Проблемы, возможности и новые тенденции в области розничной торговли // Коммерческий директор. 2006. № 1.

А. А. Кофтун, первый зам. руковод. департамента инвестиций

и проектного сопровождения Краснодар. края

ОСОБЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗОНЫ КАК ЭФФЕКТИВНЫЙ ИНСТРУМЕНТ ИНВЕСТИЦИОННОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ

Сегодня особые экономические зоны стали одним из государственных рычагов ускоренного экономического развития регионов России.

Согласно законодательству, особая экономическая зона – это определяемая Правительством РФ часть территории Российской Федерации, на которой действует особый режим осуществления предпринимательской деятельности.

В соответствии с положениями Федерального закона от 22.07.05 г. № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в РФ» в нашей стране могут создаваться особые экономические зоны четырех типов: промышленно-производственные, технико-внедренческие, портовые, туристско-рекреационные.

Для Юга России наибольшее значение приобретает создание именно туристско-рекреационных особых экономических зон (ОЭЗ).

Решением Правительства РФ в России создано 7 туристско-рекреационных ОЭЗ – в Краснодарском и Ставропольском краях, Калининградской области, Алтайском крае, Республике Алтай, в Иркутской области и Республике Бурятия. Претенденты на создание туристско-рекреационных экономических зон выбирались на конкурсной основе. Организатором конкурса выступало Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации.

На Черноморском побережье Краснодарского края особая экономическая зона туристско-рекреационного типа представлена несколькими земельными участками, расположенными в Туапсинском районе, в городах Анапа, Геленджик, Сочи. Общая площадь – более 1600 га. Основные цели создания в Краснодарском крае ОЭЗ туристско-рекреационного типа – это: во-первых, увеличение доли туристского сектора и смежных отраслей в ВВП региона и обеспечение за счет этого диверсификации экономики; во-вторых, повышение занятости населения; в-третьих, рост туристских потоков; в-четвертых, сохранение окружающей среды, природных и культурных ценностей; в-пятых, развитие инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры.

К
факторам, обеспечивающим эффективную реализацию проекта под названием «ОЭЗ» в Краснодарском крае, также можно отнести тот факт, что край является территорией экономического роста и регионом, твердо вставшим на путь инвестиционного развития. Инвестиционная политика в крае сформулирована четко: создание максимально благоприятных условий для развития бизнеса; обеспечение государственной поддержки «точек роста»; активное позиционирование Краснодарского края на крупных международных конгрессно-выставочных мероприятиях.

Так, в течение последних 6 лет Краснодарский край стабильно удерживает первенство по темпам роста инвестиций в Южном федеральном округе и входит в число лидеров среди российских регионов.

Краснодарский край входит в десятку российских регионов с минимальными инвестиционными рисками. По итогам 2007 г. объем инвестиций в основной капитал по краю составил (по полному кругу предприятий) 225 млрд. рублей с темпом роста 125,8% к уровню 2006 г. (По России данный показатель составил 121 %). Темп роста инвестиций по кругу крупных и средних организаций в 2007 г. составил 130% к уровню 2006 г., а объем достиг 150 млрд. рублей.

За 8 месяцев 2008 г. объем инвестиций в экономику края составил 159,1 млрд. рублей с темпом роста по отношению к аналогичному периоду 2007 г. – 123,4%. От иностранных инвесторов за последние 6 лет поступило порядка 2,8 млрд. долл. США. Только в 2007 г. – 715 млн. долларов. За 1-е полугодие 2008 г. объем иностранных инвестиций составил уже 540,1 млн. долларов США, что выше аналогичного показателя 2007 г. в 2,5 раза.

Учитывая совокупность перечисленных факторов, можно смело утверждать, что в ближайшем будущем ОЭЗ туристско-рекреационного типа на территории Краснодарского края станет мощным аккумулятором финансовых потоков и окажет положительное воздействие на региональную экономику, так как развитие индустрии туризма является дополнительным стимулом для развития таких секторов экономики, как транспорт, связь, торговля, строительство, сельское хозяйство, производство товаров народного потребления.

А. М. Кувшинов, к.т.н., профессор Свердловского филиала НОУ

Московской международной высшей школы бизнеса МИРБИС (ин-т)

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ РОССИИ КАК ОСНОВА РЕГИОНАЛЬНОЙ ДИНАМИКИ

Возникновение теории «человеческого капитала» связано с расширенной трактовкой понятия национального богатства. Суть теории человеческого капитала состоит в том, что одной из главных форм богатства являются материализованные в человеке знания, общие и специальные, его способность к производительному труду.

Предпосылки для разработки теории человеческого капитала сформировались в середине XX в. Заложенные до этого методологические основы и главные направления теории «человеческого капитала» были сформулированы такими эконо-мистами, как Г. Беккер, У. Боуэн, Э. Дженисон, Т. Шульц и др. К концу ХХ в. теория «человеческого капитала» получает свое признание присуждением Нобелевской премии по экономике Теодору В. Шульцу – в 1979 г. и Гэри Беккеру – в 1992 г.

В настоящее время сформировались три основные точки зрения на концепцию человеческого капитала (взаимосвязь человеческого капитала и уровня доходов).

1) Теория человеческого капитала (Т. Шульц, Г. Беккер, Б. Вейсброд, Дж. Минцер, Л. Хансен, М. Блауг, С. Боулс,
Й. Бен-Порэт, Р. Лейард, Дж. Псахаропулос, Ф. Уэлч, Б. Чизвик и др.). Человеческий капитал состоит из приобретенных знаний, навыков, мотиваций и энергии, которыми наделены человеческие существа и которые могут использоваться в течение определенного периода времени в целях производства товаров и услуг.

Различия в заработках объясняются такими традиционно-экономическими причинами, как уровень образования, качество обучения, возраст, объем производственного опыта, продолжительность рабочего времени и т.п. Были разработаны количественные методы анализа эффективности вложений в образование, медицинское обслуживание, подготовку на производстве, миграцию, рождение и уход за детьми и их денежной отдачи для общества и семьи. Главное внимание в этом анализе уделяется производимым способностям человека и дифференциации доходов, вызываемой различными уровнями инвестиций в их производство.

2) Теория фильтра (А. Берг, М. Спенс, Дж. Стиглиц, П. Уилс, К. Эрроу и др.). Согласно этой теории, образование представляет собой механизм, сортирующий людей по уровню их способностей. Информация об этом достается фирмам, помогая отбирать наиболее перспективных кандидатов на рабочие места.

Более высокая производительность связана не с полученным работниками образованием, а с их личными способностями, которые существуют до и помимо него и которые оно просто делает явными. Уровень образовательной подготовки во многом зависит от природных особенностей человека (его «генетического фонда») и условий его воспитания в семье. Образование может выступать как посредник, передающий на заработки воздействия, которые исходят от этих глубинных причин.

Теория фильтра не ставит под сомнение выгодность обладания дипломом для отдельного человека. Но для общества в целом содержание такого дорогостоящего сигнального устройства, как система образования, заведомо неэффективно, поскольку известны намного более простые и дешевые методы проверки деловых качеств.

3) Радикальная концепция (С. Боулс, Г. Джинтис, М. Карной, Р. Эдвардс и др.). Место работника в иерархии доходов обусловливается не его врожденными качествами и не его собственными усилиями, а его социальным происхождением (качественные измерители которого – показатели семейного дохода, уровень образования родителей, профессиональный статус главы семьи и т.д.). Образование выступает как посредник, преобразующий неравенство в социальном происхождении в неравенство доходов (радикальные экономисты).

Передача от поколения к поколению экономического неравенства в капиталистическом обществе происходит как посредством передачи связей в деловом мире, так и через усвоение ценностных установок, мотиваций и стереотипов поведения.

Поэтому если на разных уровнях производственной иерархии требуются работники с разными поведенческими характеристиками, и если развитие этих характеристик осуществляется в основном в семье, то социальное происхождение может быть важнейшей причиной воспроизводства экономического неравенства.

Накопление человеческого капитала состоит из определённых затрат человека (семьи, фирмы, государства), направ-ленных на: поддержание здоровья; получение общего или специального образования; поиск работы; профессиональную подготовку и переподготовку на производстве; миграцию по зависимым и независимым от человека причинам; рождение и воспитание детей; поиск приемлемой информации о ценах и заработках и т.п.

К настоящему времени сложились понятия, прямо или опосредованно характеризующие «человеческий капитал»: капитал (capital) – один из четырех основных факторов производства, представленный всеми средствами производства, которые созданы людьми для того, чтобы с их помощью производить другие товары и услуги; физический (производственный) капитал; природный капитал; человеческий капитал:

а) общий человеческий капитал (general human capital) – знания, умения, навыки, которые могут быть реализованы на различных рабочих местах, в различных организациях;

б) специфический человеческий капитал (specific human capital)знания, умения, навыки, которые могут быть использованы только на определенном рабочем месте, только в конкретной фирме;

в)человеческий интеллектуальный капитал – капитал, воплощенный в людях в форме их образования, квалификации, профессиональных знаний, опыта;

г) инвестиции в человеческий капитал (human capital investment) – затраты на здравоохранение, образование, техническое обучение и другую деятельность, способствующую повышению производительности и качества труда

При определении понятия «человеческий капитал» необходимо учитывать следующие особенности.

1. Человеческий капитал является главной ценностью современного общества, а также основополагающим фактором экономического роста.

2. Формирование человеческого капитала требует значительных затрат как от самого индивидуума, так и от общества в целом.

3. Человеческий капитал может быть накоплен, а именно индивидуум может приобретать определенные навыки, способности, может увеличить свое здоровье.

4. Человеческий капитал на протяжении своей жизни не только приобретает знания, но и изнашивается, как физически, так и морально. Устаревают знания индивидуума, то есть экономически изменяется стоимость человеческого капитала в процессе бытия, человеческий капитал амортизируется.

5. Инвестиции в человеческий капитал дают своему обладателю, как правило, в будущем более высокий доход. Для общес-тва вложения дают более длительный (по времени) и интегральный (по характеру) экономический и социальный эффект.

6. Инвестиции в человеческий капитал носят довольно длительный характер. И если инвестиции в человеческий капитал образования имеют период 12-20 лет, то в капитал здоровья человек производит вложения в течение всего периода времени (жизни).

7. Человеческий капитал отличается от физического капитала по степени ликвидности. Человеческий капитал неотделим от его носителя – живой человеческой личности.

8. Прямые доходы, получаемые человеком, контролируются им самим, независимо от источника инвестиций.

9. От решения человека, от его волеизъявления зависит функционирование человеческого капитала. Степень отдачи от применения человеческого капитала зависит от индивидуальных интересов человека, от его предпочтений, его материальной и моральной заинтересованности, мировоззрений, от общего уровня его культуры.

Таким образом, человеческий капитал определяют как часть совокупного капитала, который представляет собой накопленные затраты на общее образование, специальную подготовку, здравоохранение, перемещение рабочей силы.

Амортизация человеческого капитала происходит отлично от амортизации физического капитала. В экономической литературе рассмотрен процесс морального и физического старения накопленного научно-образовательного потенциала. По мнению экономистов, в первые годы использования человеческого капитала, за счет физического взросления работника и за счет накопления производственного опыта, экономическая его ценность не уменьшается, а возрастает. Интеллектуальный капитал в течение первого десятилетия увеличивается. К концу второго десятилетия темпы роста морального и физического износа запаса интеллектуального капитала перекрывают накопление другого актива человеческого капитала – производственного опыта.

С этого периода происходит процесс обесценивания человеческого капитала, и темпы его увеличиваются к концу тре-тьего десятилетия. Тем не менее, и по окончанию трудовой деятельности нельзя говорить о полной амортизации чело-

веческого капитала. Если в течение всех трех десятилетий индивидуум постоянно производил инвестиции в человечес-кий капитал, в его составные части (образование, здоровье, искусство), то в этом случае также нельзя говорить об обес-ценивании человеческого капитала. Затраты, произведенные в целях увеличения в дальнейшем производительности труда и способствующие росту в будущем доходов индивидуума, носят название «инвестиции в человеческий капитал».

Ч
еловеческий капитал оценивается количественно: общее количество людей, количество активного населения, количество студентов и т.д. Качественные характеристики: мастерство, образование и также то, что влияет на работоспособность человека и способствует увеличению производительности труда. Методы измерения человеческого капитала подразделяются на общие и специфические.

Общие методы дают общую оценку человеческого капитала; специфические – оценку человеческого капитала в конкретной сфере деятельности. К общим методам относятся:

1) Формула человеческого капитала - так как человеческий капитал представляет собой накопленные затраты на общее образование, специальную подготовку, здравоохранение, перемещение рабочей силы.

2) Производственная функция Кобба – Дугласа устанавливает математическую зависимость роста национального дохода от изменений двух факторов производства – капитала и труда.

Примерами специфических методов являются следующие.

1) Измерение человеческого капитала в сфере образования.

2) Измерение человеческого капитала по оценке параметров так называемой «производственной функции заработков», которая описывает зависимость заработков человека (точнее – их логарифма) от уровня его образования, трудового стажа, продолжительности отработанного времени и других факторов.

3) Качественная оценка составляющей человеческого капитала – качество здоровья населения.

В сентябре 2005 г. Президент РФ озвучил национальные проекты, предусматривающие масштабное увеличение социальных расходов. Средства должны быть направлены на медицину, образование, жилищное строительство и сельское хозяйство. В данных областях планируется «увеличение заработной платы и обновление технической базы, что в целом должно способствовать улучшению качества жизни населения». Направления, основные мероприятия и параметры приоритетных национальных проектов утверждены президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов протоколом № 2 от 21.12.05 г.

Концептуальной идеей разработки и реализации национальных проектов является повышение качества жизни и формирование «человеческого капитала» – образованной и здоровой нации.

В качестве приоритетных направлений названы: образование, здравоохранение, доступное жилье и сельское хозяйство. Именно эти сферы затрагивают каждого человека, определяют качество жизни и формируют «человеческий капитал». От состояния этих сфер зависит социальное самочувствие общества, демографическое благополучие страны.

Национальные проекты получили названия: «Доступное и комфортное жилье – гражданам России»; «Здоровье»; «Образование»; «Развитие агропромышленного комплекса».

Формирование «человеческого капитала» предусматривает повышение уровня жизни, которое обеспечивается за счет реализации приоритетных национальных проектов в сфере жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения, образования, агропромышленного комплекса.

Литература

  1. Выступление Президента Российской Федерации на встрече с членами Правительства, руководством Федерального Собрания и членами президиума Гос. совета от 05.09.05 г. // Офиц. сайт Президента РФ:

  2. Концепция создания государственной автоматизированной системы информационного обеспечения управления приоритетными национальными проектами: распоряжение Правительства РФ от 05.04.07 г. № 516-р.

  3. Об утверждении Плана мероприятий Правительства Свердловской области по реализации поручений Президента РФ В.В. Путина: постановление Правительства Свердл. области от 03.11.05 г. № 972-ПП (с изм. от 18.09.07 г.).

  4. Аванесова Г.А. Сервисная деятельность: Историческая и современная практика, предпринимательство, менеджмент: Учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2004.

  5. Акрамов Э. Вопросы эффективности в работах классиков марксизма-ленинизма // Вестник статистики, 1975. № 9.

  6. Корицкий А.В. Введение в теорию человеческого капитала. Центросоюз РФ. Новосибирск, 2000.

  7. Капелюшников Р. Теория человеческого капитала. М.: Наука, 2006

  8. Национальные проекты (журнал), 2007. № 1-8.

Н. В. Кучеренко, к.э.н., доцент, зав. каф. менеджмента организации

Поволжской академии гос. службы имени П.А. Столыпина (Балаковский фил.)

Проблемы учетного отражения хозяйственных взаимоотношений организаций

в издательско-полиграфическом холдинге

Проблемы учетного отражения процессов консолидации и результатов деятельности групп консолидированных пред-приятий сравнительно нова и, не достаточно исследована для России. В настоящее время типична ситуация, когда растет число холдинговых объединений, и это требуют создания соответствующих организационных, правовых и учетных форм и присущих им корпоративных схем.

Новые задачи встают перед бухгалтерским учетом в связи с реорганизацией системы управления, основанной на кон-солидации организаций издательско-полиграфического комплекса и преобразования их в холдинг. В течение длительного периода в центре внимания было исследование первичных звеньев управления предприятий (организаций). В ус-ловиях действия рыночного механизма важное значение приобретают проблемы учетного отражения хозяйственных взаимоотношений организаций издательского холдинга в процессах создания – производства – реализации печатной продукции.

Для успешного повышения эффективности производства и качества печатной информации важно рассматривать слагаемые издательско-полиграфической деятельности в неразрывной связи, в комплексе, как систему. Совокупность подсистем издательско-полиграфического комплекса – авторской среды, издательств, полиграфических предприятий, книготоргующих организаций – объединена в холдинговой структуре на основе приобретения материнским обществом большинства прав собственности в дочерних предприятиях. Названные подсистемы издательско-полиграфического комплекса обеспечивают условно-замкнутый характер холдинговой структуры и обуславливают ее работоспособность, успешное решение возникающих задач.

В зависимости от этого будет и соответствующая подготовка консолидированного бухгалтерского учета. В первом случае владение большинством голосующих акций уже предполагает полный хозяйственный контроль над дочерним предприятием. Во втором случае, даже не обладая контрольным пакетом акций, материнская компания может иметь право назначать или отстранять большую часть членов совета директоров.

Экономические взаимоотношения, основанные на приобретении контрольного пакета акций, возникающие в процессе создания печатной продукции, можно показать на схеме:

Издательство (материнское общество)



Авторская среда

Типография (дочернее общество) 75%

Книготорговая организация (дочернее общество) 100%


Издательско-полиграфический холдинг

Основу холдинговых отношений определяет доля участия материнского общества (издательства) в уставном капитале дочерних предприятий: типографии – 75% и книготорговой организации – 100%. При этом все три подсистемы издательско-полиграфического холдинга остаются юридически самостоятельными организациями.

Издательство, обладая исключительным правом собственности над типографией и книготорговой организацией, не только участвует в получении прибыли, но и осуществляет управление всем комплексом экономических затрат, начиная с заключения договора с автором и заканчивая реализацией печатных изданий. Это касается и организации бухучета, так как холдинг – это экономическое объединение юридически самостоятельных лиц, основанного на владении большинством прав собственности в уставном капитале дочерних предприятий и который находит свое юридическое отражения лишь в консолидированной финансовой отчетности.

Бухгалтерское отражение взаимосвязанных операций по созданию и реализации книжной продукции можно разбить на 4 этапа. Расчет, приведенный в данной статье, условный. В реальной хозяйственной жизни предприятий затраты вначале авансируются, а лишь в последующем возмещаются. В нашем примере сделано допущение – учет затрат без их авансирования. Следствием этого явился кредитовый остаток на счете 20 «основное производство»: К сч. 20-70 тыс. руб. – в балансе типографии [2].

Этап I. Авторский гонорар. Издательство заключает договор с автором на издание тиража, в котором предусматривается авторский гонорар, как правило, в определенном проценте от реализации тиража издания [1].

В учете издательства данная операция отразится следующим образом:

Д сч. 97 «Расходы будущих периодов»

К сч. 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» – 10000 руб.

Затраты по выплате авторского гонорара списываются на себестоимость продаж тиража издания по мере его реализации.

Этап II. Формирование себестоимости издательской деятельности. Учет затрат издательской деятельности осуществляется по видам, наименованиям продукции и по местам возникновения затрат. В соответствии в этим издательскую фирму в системе учета можно охарактеризовать как центр возникновения затрат, центр ответственности и центр прибыльности.

В целях повышения наглядности отражения операций в бухгалтерском учете предположим, что редакционная обработка рукописи осуществлена в 1-м квартале; во 2-м квартале – тиражирование издания; в третьем – реализация тиража издания.

Согласно ПБУ 5/01 «Учет материально-производственных запасов» эти запасы принимаются к бухучету по фактической себестоимости [3]. Фактической себестоимостью материально-производственных запасов, приобретенных за плату (оплата бумаги, переплетных материалов), признается сумма фактических затрат организации по приобретению, за исключением налога но добавленную стоимость и иных возмещаемых налогов, следующим образом:

  • Д сч. 10 «Материалы»

К сч. 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» – 50000 руб. – на стоимость приобретенных материалов;

  • Д сч. 19 «Налог на добавленную стоимость по приобретенным материальным ценностям»

К сч. 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» – 10000 руб. – НДС по приобретенным материалам.

Однако использование этих материалов в производстве происходит на предприятиях полиграфической промышленности. Поэтому отпуск материалов для тиражирования издания в издательстве отражается:

  • Д
    сч. 10/ «Материалы в типографии»

К сч. 10/ «Материалы на складе в издательстве» – 50 000 руб.

Списание материалов на затраты, а также получение права на уменьшение или возмещение НДС из бюджета издательство может отразить в учете только после представление типографией отчета о расходах бумаги, картона и переплетных материалов и утверждения им сигнального тиража издания. В рамках консолидированного учета отпуск материалов издательством для тиражирования издания оформляется по накладной. При этом делается следующая бухгалтерская запись в учете издательства:

  • Д сч. 20 «Основное производство»

К сч. 10 «Материалы» – 5000 руб. – услуги рекламного агентства

Соответственно издательство получает право на возмещение оплаченного НДС:

  • Д сч. 68/ «Расчеты по НДС»

К сч. 19 «Налог на добавленную стоимость по приобретенным материальным ценностям» – 1000 руб. – НДС на услуги рекламного агентства.

Основную долю коммерческих расходов в издательстве составляет оплата услуг книготорговых организаций. Однако в условиях холдинга книжные магазины выступают его участниками, а, следовательно, в консолидированном учете зат-раты по реализации тиража издания они будут отражаться отдельно.

Таким образом, состав коммерческих расходов издательств сокращается до уровня рекламы изданий. А это уже прямые расходы и они отражаются следующими бухгалтерскими проводками:

  • Д сч. 20 «Основное производство» 5000 руб. – услуги рек-

К сч. 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» ламного агентства

  • Д сч. 19 «Налог на добавленную стоимость по приобретенным материальным ценностям»

К сч. 60 «Расчеты с поставщиками 1000 руб. – НДС на ус-

и подрядчиками» луги рекламного агентства

  • Д сч. 97«Расходы будущих периодов»

К сч. 20 «Основное производство» – 5000 руб.

  • Д сч. 68 «Расчеты по налогам и сборам»

К сч. 19 «Налог на добавленную стоимость по 1000 руб. – НДС к возмещению

приобретенным материальным ценностям» из бюджета

Этап III. Учет затрат на тиражирование и выпуск готовой продукции. Типографии ведут обособленный учет толлинговых операций по печати, брошюровке и переплету всего тиража издания. Порядок учета затрат и калькулирования себестоимости продукции определен Отраслевой инструкцией. Это отдельная и весьма значительная проблема, которую рассмотреть в рамках одной статьи проблематично. Поэтому остановимся лишь на вопросе отражения в учете себестоимости готовой продукции.

При получении из типографии книг, журналов, газет и другой печатной продукции бухгалтерия издательства, т.е. участника, ведущего общие дела, приходует их как готовую продукцию (форма ведомости изданий, тиражи которых закончены производством, приведена в приложении №7 к Отраслевой инструкции). При этом учете типографии, как участника совместной деятельности, делаются следующие бухгалтерские записи:

В рамках консолидированного учета система взаимоотношений, наряду с «Уставами» предприятий издательско-полиграфического холдинга, немаловажную роль играют договоры. Они конкретизируют отношения права собственности и систему делегирования этих прав материнским обществом дочерним предприятиям.

Специфика взаимоотношений между издательствами и типографиями отражена в «договоре на тиражирование издания». Где оговаривается, что собственником исходного ресурса (бумага, переплетные материалы) и готовой продукции (отпечатанного тиража издания) является издательство. Таким образом, функция типографии определяется только полиграфическим исполнением работ по выпуску тиража издания. Следовательно, учет доходов и расходов в типографии сводится к учету толлинговых операций.

Сумма 10000 руб., отраженная по Д сч. 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» и К сч. 98 «Доходы будущих периодов», показывает «нереализованную» прибыль, сформированную на дочернем обществе (типографии) в результате использования внутрихолдинговых трансфертных цен. Она не является объектом налогообложения, так как отражает лишь возможность получения прибыли в результате реализации тиража издания. Кроме того, в соответствии с Уставом дочернего общества (типографии) на 75% будущий прибыли имеет право материнское общество (издательство).

Учет редакционных расходов:

  • Д сч.20 «Основное производство» 13160 руб.

К сч.70 «Расчеты с персоналом по оплате труда» 10000 руб.

К сч.69 «Расчеты по социальному

страхованию и обеспечению» 3160 руб.

  • Д сч.70 «Расчеты с персоналом по оплате труда»

К сч.68 «Расчеты по налогам и сборам» 1300 руб.

Учет материальных затрат

В целях обеспечения одного из основных принципов бухучета «соответствия доходов и расходов», учет расходов, связанных с начислением авторского гонорара, и расходы, связанные с редактированием рукописи, до момента получения выручки от продаж тиража издания учитываются в составе расходов будущих периодов.

Списаны затраты издательства за 1-й квартал

  • Д сч.97 «Расходы будущих периодов»

К сч.20 «Основное производство» 68160 руб.

  • Д сч.43 «Готовая продукция»

К сч.20 «Основное производство» 70000 руб.

  • Д сч.90 «Продажи»

К сч.43 «Готовая продукция» 70000 руб.

  • Д сч.62 «Расчеты с покупателями и заказчиками»

К сч.90 «Продажи» 70000 руб.

  • Д сч.78 «Расчеты с дочерними (зависимыми) обществами»

К сч.62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» 80000 руб.

  • Д сч.62 «Расчеты с покупателями и заказчиками»

К сч.98 «Доходы будущих периодов» 10000 руб.

Отражение расходов по тиражированию издания в учете издательства:

  • Д сч.98 «Доходы будущих периодов»

К сч.78 «Расчеты с дочерними (зависимыми) обществами» 80000 руб.

Учет коммерческих расходов в книготорговой организации:

  • Д сч.44 «Расходы на продажу»

К счетов затрат 20000 руб.

  • Д сч.90 «Продажи»

К сч.44 «Расходы на продажу» 20000 руб.

  • Д сч.62 «Расчеты с покупателями и заказчиками»

К сч.90 «Продажи» 20000 руб.

  • Д сч.78 «Расчеты с дочерними (зависимыми) обществами»

К сч.62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» 30000 руб.

  • Д сч.62 «Расчеты с покупателями и заказчиками»

К сч.98 «Доходы будущих периодов» 10000 руб.

«Нереализованная» прибыль книготорговой организации (Д сч.62-К сч.98) является прибылью холдинга, так как 100% уставного капитала книготорговой организации принадлежит материнскому обществу (издательству).

Издержки книготорговой организации в учете издательства должны быть отражены в составе издательства:

Д сч.90 «Продажи»

К сч.78 «Расчеты с дочерними (зависимыми) обществами» 30000 руб.

Поступление выручки от продаж в книготорговой организации:

  • Д сч.50 «Касса»

К сч.78 «Расчеты с дочерними (зависимыми) обществами» 120000 руб.

  • Д сч.50 «Касса»

К сч.78 «Расчеты с дочерними (зависимыми) обществами» 60000 руб.

  • Д сч.50 «Касса»

К сч.78 «Расчеты с дочерними (зависимыми) обществами» 60000 руб.

  • Д сч.78 «Расчеты с дочерними (зависимыми) обществами»

К сч.50 «Касса» 210000 руб.

Выручка от продаж, за минусом стоимости коммерческих услуг зачисляется на счета издательства:

  • Д сч.51 «Расчетные счета»

К сч.62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» 210000 руб.

  • Д сч.78 «Расчеты с дочерними (зависимыми) обществами»

К сч.62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» 30000 руб.

Этап IV. Формирование себестоимости продаж и исчисление финансового результата холдинга.

10. а) списание авторского гонорара:

  • Д сч.90 «Продажи»

К сч.97 «Расходы будущих периодов» 10000 руб.

б) начислен подоходный налог:

  • Д сч.76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами»

К сч.68 «Расчеты по налогам и сборам» 1300 руб.

в) начислен ЕСН

  • Д сч.90 «Продажи»

К сч.69 «Расчеты по социальному

страхованию и обеспечению» 3160 руб.

г) расчеты с автором:

  • Д
    сч.76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами»

К сч.51 «Расчетные счета» 8700 руб.

д) списание расходов издательства, учтенных в составе расходов будущих периодов в 1-м квартале:

  • Д сч.90 «Продажи»

К сч.97 «Расходы будущих периодов» 68160 руб.

е) списание типографических расходов, учтенных во 2-м квартале»

  • Д сч.90 «Продажи»

К сч.97 «Расходы будущих периодов» 80000 руб.

ж) списание общеиздательских расходов:

Д сч.90 «Продажи»

К сч.26 «Общехозяйственные расходы» 10000 руб.

з) начисление НДС (НДС на издательскую деятельность, в большинстве случаев, составляет 10%)

Д сч.90 «Продажи»

К сч.68 «Расчеты по налогам и сборам» 19000 руб.

и) списывается себестоимость продаж тиража издания 220,32 тыс. руб. (300+10+3,16+68,16+80+10+19)

Д сч.62 «Расчеты с покупателями и заказчиками»

К сч.90 «Продажи» 220320 руб.

к) определяется финансовый результат от продаж в издательстве:

Д сч.62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» 19680 руб.

К сч.99 «Прибыли и убытки» (240000-220320)

В нашей схеме бухгалтерских проводок отсутствуют расчетные бухгалтерские записи, позволяющие отразить процесс возмещения затрат и расчетов со сторонними по отношению к холдингу агентами.

Все бухгалтерские записи заносятся в трансформационную таблицу.

Трансформационная таблица – это предварительный этап составления консолидированной финансовой отчетности. Ее использование обеспечивает аннулирование внутригрупповых оборотов товарно-денежных потоков и контроль за ними, отражает изменения, произошедшие в составе средств и источников как в целом по группе, так и по отдельным предприятиям, облегчает составление консолидированной финансовой отчетности.

Трансформационная таблица бухгалтерских записей в бухучете – незаменимый прием, позволяющий не только агрегировать факты хозяйственной жизни в конечные бухгалтерские записи в целом по холдингу, но и элиминировать двойное отражение хозяйственных операций в бухгалтерском учете:

  1. взаимоисключается дебиторская и кредиторская задолженность между предприятиями группы;

  2. трансформирует в учете активы в результате их применения между формами объединения;

  3. отражает переход задолженности по налогам между предприятиями и одновременно исключает его влияние на конечные результаты по расчетом с бюджетом;

4) обеспечивает отражение нереализованной прибыли по предприятиям группы и одновременно исключает ее из консолидированной отчетности.

Подводя итог процесса консолидированного учета покажем, что в результате хозяйственных операций за 3 квартала отчетного года произошло увеличение денежных средств – 47.68 тыс. руб.; прибыли – 39.68 тыс. руб. и задолженности перед бюджетом по НДС – 8 тыс. руб.

Однако при отражении прибыли в консолидированном отчете следует учитывать, что в прибыли типографии имеется доля «меньшинства» (10 тыс. руб. х 25%) = 2,5 тыс. руб. которая должна быть отражена отдельно:

Прибыль консолидированной группы до налогообложения – 39.68 тыс. руб.

В т.ч. доля «меньшинства» – 2.5 тыс. руб.

В заключение хотелось бы отметить, что консолидированный учет – это не обособленный вид учета, а лишь самостоятельный раздел бухгалтерского учета, обеспечивающий системное отражение фактов хозяйственной жизни юридически самостоятельных предприятий холдинга как единого целого экономического объединения. Он позволяет на основе системного учета формировать консолидированную финансовую отчетность.

Литература

1. Об авторском праве и смежных правах. Закон РФ от 09.07.93 № 5351 – 1 (ред. от 19.07.95.).

2. Плотников В.С., Кучеренко Н.В. Консолидированный учет в издательско-полиграфическом холдинге/ Ж-л Бухгалтерский учет в издательстве и полиграфии. М.: ООО ИД «Финансы и кредит» –2003. – 1 (49).

3. Положение по бухучету "учет материально-производственных запасов" пбу 5/01". пр. минфина рф от 09.06.01 г. n44н (с изм. от 27.11.06 г.).

М. С. Мишенина, ст. преподаватель каф. учета и налогообложения ТГАМЭУП; О. В. Каракозова (ТГАМЭУП)

НАЛОГОВЫЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНА: НАПРАВЛЕНИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ

В настоящее время упоминание понятия «налоговый потенциал» зачастую приводится в рамках работ, касающихся бюджетного выравнивания доходов субъектов России. Для бюджетного устройства РФ как федерации, в состав которой входит большое количество субнациональных образований, неодинаковых по площади своей территории, численности населения и уровню социально-экономического развития, характерна особая важность перераспределительной, или выравнивающей, функции национального бюджета. При этом одновременно с решением задачи выравнивания бюджетной обеспеченности регионов федеральный центр имеет возможность воздействовать на региональную экономическую политику и преследовать иные цели в рамках национальной экономической политики с помощью механизма распределения финансовой помощи региональным бюджетам.

По своему экономическому смыслу федеральная финансовая помощь направлена на выравнивание уровня оказываемых на территории государства бюджетных услуг. Количественная оценка данного уровня заключается, во-первых, в оценке межрегиональной дифференциации стоимости оказания бюджетных услуг, а во-вторых, – в оценке потенциального уровня государственных доходов, который возможно мобилизовать в региональный бюджет. При формулировке понятия налогового потенциала регионального бюджета необходимо учитывать, что в данном случае показатели налогового потенциала используются в целях межбюджетного выравнивания, то есть выравнивания способности властей субнациональных административно-территориальных образований (регионов) оказывать государственные услуги на своей территории. Поэтому результат оценки налогового потенциала для каждого региона должен отражать способность региональных налогоплательщиков финансировать оказание государственных услуг в регионе при условии применения одинаковых для всех административно-территориальных образований правил налогообложения (налоговых ставок и состава налоговых льгот).

Рассмотренное направление использования результатов оценки налогового потенциала субъекта РФ в настоящее время широко реализуется в рамках федеральной политики по обеспечению принципов налогового федерализма. В условиях проводимой в РФ реформы бюджетного процесса, а также в связи с вступлением в действие с 1 января 2006 г. положений Федерального закона от 06.10.03 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» проблема собираемости доходов на территории субъектов РФ наряду с аспектами формирования их доходного потенциала является одной из наиболее актуальных и требует незамедлительного решения. Оценка налогового потенциала региона в рамках обозначенного направления проводится на основе Методики распределения дотаций из Федерального фонда финансовой поддержки субъектов Российской Федерации, утвержденной постановлением Правительства РФ от 22.11.04 г. № 670 (далее – Методика Минфина РФ) [1]. Для сопоставления уровней расчетной бюджетной обеспеченности субъектов РФ в Методике Минфина РФ применяется понятие «индекс налогового потенциала» (ИНП). Обязанность по осуществлению расчета ИНП для выявления уровня бюджетной обеспеченности конкретного региона возлагается на соответствующий Департамент региона, уполномоченный в сфере выработки и реализации бюджетно-налоговой политики субъекта РФ. К примеру, в Тюменской области данным органом выступает Отдел доходов и налоговой политики Управления доходов и областной собственности Департамента финансов Тюменской области.

Каждый субъект РФ заинтересован в осуществлении оценки своего налогового потенциала и с другой точки зрения, пред-ставляющей собой, на наш взгляд, региональный аспект необходимости проведения расчета налогового потенциала ре-гиона. Так, оценка налогового потенциала способна отразить реальные возможности экономики региона в налоговой сфере. Ее осуществление представляет особую важность в процессе налогового прогнозирования поступлений налогов и сборов в бюджетную систему региона, проводимой на базе прогноза социально-экономического развития конкретного субъекта в виде системы определенных показателей: налоговых (определение налоговых баз по каждому налогу и сбо-ру, мониторинг динамики их поступления, расчет уровней поступления налогов и сборов, объемов выпадающих доходов, состояние задолженности по налоговым платежам, оценку результатов изменения налогового законодательства и т.д.), а также ряда экономических параметров налогового потенциала, позволяющих трактовать его содержание с точки зрения раскрытия одной из характеристик, свидетельствующих о социально-экономическом положении региона, стоящей наряду с такими макроэкономическими показателями, как валовой региональный продукт (ВРП), виды экономической деятельности, производственно-промышленный и инвестиционный потенциалы региона, его внешнеторговый оборот [4].

Использование системы показателей создает предпосылки для определения функциональных зависимостей между выбранными макроэкономическими показателями и состоянием налоговой базы и, как следствие, для объективной оценки налогового потенциала в отраслях региональной экономики. Однако немалая часть вопроса полноты оценки налогового потенциала связана с точностью анализа всех составляющих экономической ситуации в регионе. Аналитическая система оценки налогового потенциала субъектов федерации должна включать:

  1. Многосторонний анализ сложившейся социально-экономической ситуации в регионе (динамический, структурный, кластерный, факторный анализ основных социально-экономических показателей развития региона и его муниципальных образований).

  2. Сравнительный анализ социально-экономического развития регионов с ситуацией в конкретном федеральном округе и в Российской Федерации в целом.

  3. Оценку чувствительности основных социально-экономических и финансовых показателей к изменению факторов, влияющих на их значение (анализ исполнения бюджета в зависимости от курса доллара, цены на нефть, и т.д.).

  4. Комплексный анализ социально-экономического развития региона (построение интегральных оценок уровня социально-экономического развития).

  5. Оценку инвестиционной привлекательности региона.

  6. Оценку уровня и качества жизни региона [5].

В силу того, что управление региональным развитием опирается на социально-экономическое прогнозирование, процедура которого состоит из вариантных оценок ожидаемого состояния макроэкономической ситуации, структуры экономики, динамики производства и потребления, на наш взгляд, акцент в решении поставленной задачи должен быть смещен не в сторону возможностей регионов к налоговой «отдаче», что является одним из главных показателей налогового потенциала, а в сторону способности воспроизводить налоговые доходы и учитывать интересы всех участников производственного цикла. Прогноз поступлений налогов и других обязательных платежей базируется, прежде всего, как на показателях ведущих отраслей хозяйства, так и на общеэкономических показателях развития региона, при этом главным индикатором экономической динамики на региональном уровне является темп роста ВРП. В данной связи валовой региональный продукт, произведенный на территории региона, может рассматриваться в двух основных качествах. Во-первых, ВРП характеризует состояние налогового потенциала субъекта Федерации. Во-вторых, ВРП региона может рассматриваться и как текущий финансовый потенциал.

Г
оворя о проведении оценки налогового потенциала региона, необходимо упомянуть и о чисто налоговой сфере реализации полученных результатов – работе налоговых органов РФ. На уровне соответствующего региона данная работа реализуется Управлением Федеральной Налоговой Службы по субъекту РФ и представляет собой часть налогового планирования, целью которого, как на федеральном, так и на территориальном уровне, является оценка соотношения налогового потенциала и фактических поступлений налогов и сборов и определение объемов экономически обоснованных поступлений налогов и сборов в бюджетную систему в планируемом периоде. При этом налоговое планирование осуществляется с ориентацией на максимально высокий уровень мобилизации налогов и сборов в бюджетную систему.

Таким образом, рассмотренные выше направления использования налогового потенциала региона свидетельствуют, в первую очередь, о необходимости проведения его объективной оценки на основе оперативно меняющейся год от года информации о величине ресурсов региона. Немаловажным аспектом является то, что в настоящее время в Российской Федерации существует единственная законодательно закрепленная методика определения налогового потенциала субъекта РФ, при этом результаты подобной оценки могут служить лишь целям межбюджетного выравнивания региональных доходов. При этом изучение финансово-экономической литературы свидетельствует о наличии многочисленных методик, служащих иным направлениям использования результатов оценки, однако ни одна из них не закреплена законодательно. Данный факт представляется особо проблематичным, поскольку на всех уровнях федеративного устройства России стратегическое прогнозирование соответствующих показателей в рамках реализации фискальных интересов государства должно осуществляться на основе единых методик расчета. В частности, представляется очевидным различие в результатах оценки налогового потенциала региона, проведенного в рамках Методики Минфина РФ, в основе которой лежит использование зачастую недостоверных статистических показателей, и оценки, осуществляемой на основе использования отчетных данных налоговых служб региона (к примеру, данных формы № 1-НМ «Начислено к уплате в текущем году»).

Существует ряд методов оценки налогового потенциала региона:

  1. Построение репрезентативной системы налоговых показателей;

  2. Использование показателей экономического подхода;

  3. Оценка налогового потенциала региона на основе данных форм налоговой отчетности с осуществлением корректировки суммы фактически собранных налогов;

  4. Использование индекса налогового потенциала субъекта РФ.

Разнородность представленных методов, а также многообразие методик в рамках каждого из них объективным образом порождают необходимость применения комбинированных подходов к осуществлению оценки, а также выработки направлений по их совершенствованию в вопросах определения оптимального перечня используемых общеэкономических параметров. В настоящее время прогнозирование налоговых доходов региональных бюджетов требует совершенствования, причем как методологии, так и методики, а показатели налогового потенциала субъекта РФ должны выступать основополагающими инструментами бюджетно-налогового планирования. Особое внимание должно быть обращено на практическую увязку предлагаемых методологических подходов с макроэкономической ситуацией в стране в целом и в конкретном регионе, с учетом различия в географических и социально-экономических условиях каждого из них [2].

Инструментарий оценки налогового потенциала должен формироваться с учетом максимальной информативности показателей, возможности проведения рейтинговой оценки субъектов РФ при их сравнении с другими регионами и на основе существующей отчетности об исполнении их бюджетов. Планирование налоговых поступлений в бюджеты регионов с учетом их собираемости и риска позволит сконцентрировать усилия на мерах по увеличению поступлений собственных доходов бюджетов, определению перспектив развития территорий, снижению зависимости субъектов РФ от финансовой помощи из федерального бюджета [3].

Вместе с тем следует отметить, что многочисленность регионов России, а также большая степень межрегиональной диф-ференциации природно-климатических и социально-экономических условий, а, в конечном счете, и налогового потенци-ала, приводит к невозможности оценки регионального налогового потенциала с помощью сравнительно простых методов.

Литература

  1. О распределении дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации. Постановление Правительства РФ от 22.11.04 г. № 670.

  2. Новикова А.И. О соотношении финансового и налогового потенциалов в региональном разрезе // Налоговый вестник. – 2000. – № 3.

  3. Яшина Н.И., Поющева Е.В. Совершенствование методологии оценки налогового потенциала территории с учетом риска // Региональная экономика: теория и практика. – 2007. – № 6.

П. В. Михайловский, д.э.н., профессор, директор ин-та управления, экономики и финансов УРГСХА;

Е. Е. Звигинцев, ассистент УРГСХА

РЕГУЛИРОВАНИЕ РАЗВИТИЯ СФЕРЫ ТУРИЗМА В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Туризм является одной из наиболее прибыльных и перспективных отраслей экономики во всем мире. Ежегодно увеличиваются туристские потоки по всем направлениям, оборот исчисляется в триллионах долларов. Помимо непосредственного экономического эффекта туризм провоцирует и появление ряда косвенных результатов его развития. К ним могут относиться как положительные (создание новых рабочих мест, увеличение доходов населения, расширение международных контактов, развитие туристской инфраструктуры и смежных отраслей (капитальное и дорожное строительство, сувенирная промышленность и т.д.)), так и негативные последствия (загрязнение окружающей среды, утрата культурного наследия и аутентичности национальной культуры, отрицательное отношение местного населения к туристам, инфляция и т.п.).

Нежелательные последствия развития туризма не могут быть нивелированы с помощью рыночных механизмов, что автоматически переводит их в ряд так называемых «провалов рынка». Наличие таких «провалов» определяет необходимость государственного регулирования сферы туризма.

В России основные положения государственного регулирования туризма определяются законом «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». В соответствии с данным законом, целями государственного регулирования туристской деятельности являются: обеспечение права граждан на отдых, свободу передвижения и иных прав при совершении путешествий; охрана окружающей природной среды; создание условий для деятельности, направленной на воспитание, образование и оздоровление туристов; развитие туристской индустрии, обеспечивающей потребности граждан при совершении путешествий, создание новых рабочих мест, увеличение доходов государства и граждан Российской Федерации, развитие международных контактов, сохранение объектов туристского показа, рациональное использование природного и культурного наследия.

На законодательном уровне туристская деятельность признается одной из приоритетных отраслей экономики Российской Федерации.

К принципам государственного регулирования туристской деятельности относятся: содействие туристской деятельности и создание благоприятных условий для ее развития; определение и поддержка приоритетных направлений туристской деятельности; формирование представления о Российской Федерации как стране, благоприятной для туризма; осуществление поддержки и защиты российских туристов, туроператоров, турагентов и их объединений.

Методы государственного регулирования включают:

  • общенормативные методы (введение общих правил создания, реорганизации упразднения всех участников туристского бизнеса, введение общего порядка деятельности физических и юридических лиц);

  • программно-установочные методы (разработка целевой программы развития адресных инвестиционных программ, концепции развития туризма, стратегии госполитики в сфере туризма);

  • легализующие методы (лицензирование, аккредитация, сертификация);

  • нормативно-коnичественные измерительные методы (цены, тарифы, нормативы на вместимость, допустимый вес багажа и др.), налоги, сборы, ставки, таможенные пошлины и др.);

  • стимулирующие методы (кредиты, льготы, отсрочки, антимонопольное регулирование, поддержка.конкуренции и др.);

  • контрольно-учетные и запретительные методы (контрольно-учетная и статистическая отчетность, запреты, ограничения, предписания, санкции, приостановление, признание недействительными актов, сделок и т.д.).

В России уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по проведению государственной политики, нормативно-правовому регулированию, оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере туризма, является Федеральное агентство по туризму.

Среди полномочий Федерального агентства по туризму следует выделить следующие:

  • определение приоритетных направлений государственного регулирования туристской деятельности в Российской Федерации;

  • возможность законодательной инициативы по вопросам ведения Агентства;

  • осуществление продвижения туристского продукта на внутреннем и мировом туристических рынках;

  • осуществление функций государственного заказчика федеральных целевых, научно-технических и инновационных программ и проектов в установленной сфере деятельности;

  • взаимодействие в установленном порядке с органами государственной власти иностранных государств и международными организациями, включая представление по поручению Правительства РФ интересов Российской Федерации в международных организациях в установленной сфере деятельности;

  • создание представительств за пределами РФ в сфере туризма.

  • обобщение практики применения законодательства Российской Федерации в установленной сфере деятельности.

В России, несмотря на огромный туристский потенциал, включающий в себя как природную, так и культурную составляющие, в качестве эффективной отрасли экономики туризм начал рассматриваться лишь сравнительно недавно, что в большой степени было обусловлено политическими причинами. Это привело к существенному отставанию по уровню и темпам развития материально-технической базы и технологиям обслуживания в сфере туризма от развитых туристских регионов. Однако здесь можно увидеть и положительный момент, заключающийся в том, что нам стал доступен опыт, накапливаемый другими странами в течение десятилетий.

К
ак показывает практика, наиболее эффективным методом государственного регулирования сферы туризма явилось среднесрочное планирование его развития, успешно примененное в ряде зарубежных стран в сочетании с формированием особых экономических зон туристско-рекреационной направленности с всемерной государственной поддержкой и льготным налогообложением для резидентов в целях стимулирования ускоренного развития и формирования курортов.

В рамках долгосрочного комплексного планирования развития туризма определяются цели и задачи и формулируются предпочтительные модели развития в будущем. Политика и планы развития туризма должны разрабатываться на относительно длительные периоды – обычно на 10-15, а иногда и 20 лет, в зависимости от предсказуемости эволюции обстановки в соответствующей стране или регионе. Регулирование развития туризма требует вмешательства не только на государственном, но и региональном и местном уровнях, что позволит обеспечить более эффективное планирование с учетом специфики региона.

Существует ряд черт, которые определяют специфику управления туризмом в регионе:

  • планирование туристской деятельности региона должно исходить из удовлетворения потребностей и желаний конечных потребителей. В связи с этим местоположение организации индустрии туризма должно определяться, с одной стороны, местоположением основного контингента потребителей туристского продукта, а с другой – месторасположением туристских ресурсов, которые являются одним из основных факторов развития туристской отрасли;

  • в настоящее время туристский продукт не является продуктом первой необходимости. Кроме того, на туристских услугах больше, чем на других услугах, сказывается изменение покупательной способности населения, политические, экономические и экологические явления;

  • в туризме очень велико значение маркетинга. Это связано с тем, что туристская организация не имеет возможности представить потребителю образец-эталон туристской услуги. Это требует от организации индустрии гостеприимства создания налаженной, продуманной и хорошо организованной маркетинговой системы продвижения и сбыта туристских услуг потребителю. Кроме того, в связи с непостоянством качества туристской услуги, субъективизмом в ее оценке возникает необходимость постоянного контроля и управления маркетинговой деятельностью организаций, специализирующихся на обслуживании туристов;

  • туристская услуга уникальна по своей природе, повторить ее во всех аспектах не представляется возможным, так как она зависит от большого количества факторов (состояния транспортного средства, событий в стране, погодных условий и прочих моментов).

Данные черты оказывают большое влияние на развитие любого туристского региона, а также учитываются при построении конкурентоспособной стратегии развития туризма в регионе.

В Свердловской области основным нормативным правовым актом, регулирующим сферу туризма, является Областной закон «О туризме и туристской деятельности в Свердловской области». В соответствии с данным законом, основные направления политики в сфере туризма и туристской деятельности в Свердловской области определяются Губернатором Свердловской области.

Принятие долгосрочных и краткосрочных областных государственных целевых программ в сфере туризма и туристской деятельности на территории Свердловской области, а также установление правил пользования туристскими ресурсами, объектами туристского показа и объектами туристской индустрии Свердловской области входят в полномочия Правительства Свердловской области. Министерство по физической культуре, спорту и туризму Свердловской области является уполномоченным исполнительным органом государственной власти Свердловской области в сфере туризма и туристской деятельности. В его функции входит:

  • ведение учета и мониторинга туристских ресурсов, осуществление государственного контроля за их рациональным использованием, сохранением и восстановлением;

  • содействие взаимодействию туроператоров и турагентов, действующих на территории Свердловской области, с федеральными и областными органами государственной власти, органами местного самоуправления муниципальных образований и общественными объединениями;

  • содействие проведению научных исследований в сфере туризма и туристской деятельности по вопросам анализа и прогнозирования развития туристского рынка, оценки влияния туризма на социально-экономические процессы в Свер-дловской области, способствование их практическому применению;

  • способствование участию туроператоров и турагентов, действующих на территории Свердловской области, в международных и межрегиональных туристских выставках-ярмарках с целью продвижения туристского продукта Свердловской области на российский и международный туристский рынок.

Государственная поддержка развития туризма и туристской деятельности в Свердловской области осуществляется путем:

1) признания приоритета развития внутреннего, въездного, социального, самодеятельного туризма;

2) обеспечения государственных гарантий предоставления туристских услуг на льготных условиях для граждан, имеющих право на получение адресной социальной помощи в соответствии с законодательством РФ и Свердловской области;

3) содействия туроператорам и турагентам, осуществляющим приоритетные направления туристской деятельности;

4) поощрения привлечения инвестиций в строительство, реконструкцию и развитие объектов туристской индустрии на территории Свердловской области;

5) предоставления иных форм государственной поддержки развития туризма на территории Свердловской области.

Органы местного самоуправления муниципальных образований в пределах своих полномочий могут самостоятельно определять формы поддержки развития туристской деятельности на территории муниципального образования.

Одним из методов реализации государственной политики являются государственные целевые программы.

В Свердловской области порядок принятия решений о разработке областных государственных целевых программ, порядок формирования и реализации областных государственных целевых программ, а также регулирование отношений, связанных с осуществлением учета областных государственных целевых программ, контролем за их реализацией, формированием отчетности о ходе реализации областных государственных целевых программ и проведением оценки эффективности их реализации, определяется Положением об областных государственных целевых программах.

В соответствии с данным документом, под областной государственной целевой программой понимается нормативный правовой акт Свердловской области, в котором предусматривается комплекс мер, направленных на решение задач, связанных с осуществлением полномочий органов государственной власти Свердловской области, а также порядок реализации этих мер.

В Свердловской области принимаются следующие виды областных государственных целевых программ:

1) краткосрочные областные государственные целевые программы – областные государственные целевые программы, финансирование расходов на реализацию которых рассчитано на срок в пределах одного финансового года;

2) долгосрочные областные государственные целевые программы – областные государственные целевые программы, финансирование расходов на реализацию которых рассчитано на срок более одного финансового года.

Приоритетные задачи, для решения которых принимаются долгосрочные областные государственные целевые программы, определяются в соответствии с программами социально-экономического развития Свердловской области, прогнозами социально-экономического развития Российской Федерации и прогнозами социально-экономического развития Свердловской области.

Приоритетные задачи, для решения которых принимаются краткосрочные областные государственные целевые программы, определяются в соответствии:

1) с программами социально-экономического развития Свердловской области;

2) с бюджетным посланием Губернатора Свердловской области;

3) с программами действий Губернатора Свердловской области и (или) Правительства Свердловской области;

4) со среднесрочным финансовым планом Свердловской области.

Начиная с 2002 г. в Свердловской области ежегодно принимались краткосрочные государственные целевые программы, направленные на обеспечение развития туризма в Свердловской области. В 2002-2006 гг. – «Обеспечение развития деятельности в сфере физической культуры, спорта и туризма, формирования здорового образа жизни в Свердловской области» на соответствующие годы; с 2007 г. – «Развитие туризма в Свердловской области» на соответствующие годы.

В июле 2007 г. была утверждена очередная государственная целевая программа «Развитие туризма в Свердловской области» на 2008 год. Задачи, для решения которых принимается данная областная государственная целевая программа включают в себя:

1) стратегическое планирование развития внутреннего и въездного туризма в Свердловской области в сфере территориального туристского маркетинга;

2) создание механизма продвижения туристского продукта Свердловской области на российском и международном туристском рынках в рамках единого туристского рекламного слогана Урала;

3) организацию условий для подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров для туристской индустрии;

4) создание условий для развития межрегиональных туристских маршрутов по уральскому региону с участием Свердловской области;

5) стимулирование развития материальной базы туристской индустрии, в том числе гостиничных предприятий, путем привлечения отечественных и иностранных инвестиций;

6) повышение качества туристского обслуживания, содействие в разработке и внедрении на областном туристском рынке прогрессивных технологий туристского обслуживания.

Основными социально-экономическими последствиями достижения результатов программы должны стать:

1) увеличение туристского потока в Свердловскую область;

2) привлечение инвестиций в экономику Свердловской области;

3) создание условий для качественного отдыха и оздоровления жителей Свердловской области;

4) создание новых рабочих мест;

5) формирование позитивного имиджа Свердловской области;

6) сохранение посредством вовлечения в туристскую деятельность традиционных народных промыслов и ремесел.

Анализируя систему государственного регулирования сферы туризма в России можно выделить три ее уровня: федеральный, региональный и местный.

На федеральном уровне определяются общие принципы, цели и приоритетные направления развития туризма в Российской Федерации.

На региональном уровне определяются цели, задачи и приоритетные направления развития туризма с учетом специфики региона, уровнем социально-экономического развития, демографической ситуации, отраслей специализации, наличия туристских ресурсов, уровнем развития материально-технической базы туризма и т.д.

Н
а местном уровне осуществляются оперативные мероприятия по реализации программ развития туризма, инициируемые как региональными органами власти, так и органами местного самоуправления.

На всех трех уровнях осуществляется продвижение конкретного туристского продукта на российском и международном туристском рынках.

Литература

  1. Об основах туристской деятельности в Российской Федерации: Федеральный закон от 24.11.96 г. № 132-ФЗ (в ред. Фед. зак-в от 10.01.03 № 15-ФЗ, от 22.08.04 № 122-ФЗ, от 05.02.07 № 12-ФЗ).

  2. Об утверждении Положения о Федеральном агентстве по туризму: Постановление Правительства РФ от 31.12.04 г. № 901 (с изм., внес. Пост. Правит. РФ от 14.03.05 № 127).

  3. Об основах туристской деятельности в Российской Федерации: Федеральный закон от 24.11.96 г. № 132-ФЗ (в ред. Фед. зак-в от 10.01.03 № 15-ФЗ, от 22.08.04 № 122-ФЗ, от 05.02.07 № 12-ФЗ).

  4. О туризме и туристской деятельности в Свердловской области: Областной закон Свердловской области от 31.12.99 г. № 51-ОЗ.

  5. Об утверждении Положения об областных государственных целевых программах: Постановление Правит. Свердловской обл. от 30.11.07 г. № 1185-ПП.

  6. Об областной государственной целевой программе «Развитие туризма в Свердловской области» на 2008 год: Постановление Правит. Свердловской обл. от 11.07.07 г. № 658-ПП.

  7. Каурова А.Д. Организация сферы туризма: Учеб. пособие. Изд. 3-е, перераб. и доп. СПб.: «ИД Герда», 2008. С. 222.

  8. Путрик Ю.С. Очерк истории становления и развития системы государственного регулирования сферы туризма в Российской Федерации на рубеже веков (приоритеты и результаты гос. политики в сфере туризма) // Изв. Алтайского ГУ. 2007. № 4/2. С. 121.

  9. Скобкин С.С. Практика сервиса в индустрии гостеприимства и туризма: Учеб. пособие / С.С. Скобкин. М.: Магистр, 2007. С. 392-393.

  10. Чудновский А.Д. Управление индустрией туризма в России в современных условиях: Учеб. пособие / А.Д. Чудновский, М.А. Жукова. М.: КНОРУС, 2007. С. 124-125.

Е. Печина, Сибайский ин-тут (фил.) Башкирского ГУ;

А. С. Янтурина, аспирантка Башкирского ГУ

АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РЫНКА ТРУДА В г. СИБАЙ

При всей значимости материальных ресурсов основной производительной силой общества, решающим фактором экономической деятельности выступает труд. Труд – источник всякого богатство и главное условие самой человеческой жизни. И чем лучше труд оснащен технически и обеспечен ресурсами, тем эффективнее он выполняет эту роль.

Существует несколько научных определений рынка труда, например:

Рынок труда – это совокупность экономических и юридических процедур, позволяющих людям обменять свои трудовые услуги на заработную плату и другие выгоды, которые фирмы согласны им предоставить в обмен на эти услуги. Рынок труда – это сфера контактов между продавцами и покупателями, трудовых услуг, в результате которых устанавливаются уровень цен и распределение услуг труда. Он включает широкий спектр трудовых отношений и вовлеченных в них лиц. Через рынок труда большинство работающего населения получает работу и доходы.

Итак, рынок труда – это социально-экономическая система, включающая в себя совокупность общественных отношений, связанных с куплей и продажей рабочей силы; это также экономическое пространство – сфера трудоустройства, в которой взаимодействуют покупатели и продавцы рабочей силы; наконец, это механизм, обеспечивающий согласование цены и условий труда между работодателями и наемными работниками.

Рынок труда можно рассматривать широко – как совокупный рынок труда, охватывающий все совокупное предложение (все экономически активное население) и совокупный спрос (общую потребность экономики в рабочей силе). В узком смысле принято говорить о текущем рынке труда, как составной части совокупного рынка труда, основными характеристиками которого являются предложение рабочей силы, т.е. контингент незанятого населения, ищущего работу, и спрос на рабочую силу или неукомплектованные рабочие местa, отражающие неудовлетворенную часть общей потребности экономики в кадрах.

Российский рынок труда характеризуется низким уровнем цены рабочей силы и ее большим отрывом от стоимости. Рынки труда в России весьма существенно различаются в разных регионах. Российский рынок труда не сбалансирован: с одной стороны, он избыточен по объему, а с другой – является трудодефицитным по своей структуре, т.е. происходит перенакопление рабочей силы на предприятиях, аккумуляция избыточной численности ра­ботников, при этом повышение спроса на рабочую силу приводит к трудодефициту.

Рынок труда в России слабо связан с рынком капитала. Все это вызывает необходимость вырабатывать соответствующую российскую политику занятости, а также стратегии и тактики механизма регулирования российского рынка труда. В РФ в конце 2007 г. 1,73 млн. человек классифицировались как безработные и были зарегистрированы в органах государственной службы занятости, в том числе 30,6 тыс. человек в Республике Башкортостан.

Статистика рынка труда относится к числу наиболее развитых в международной статистике, где в основном сосредоточена в Международной организации труда (МОТ). Под эгидой МОТ с 1923 г. регулярно проводятся международные конференции статистиков труда. В настоящее время отечественная статистика рынка труда в основном перешла на международные стандарты, и начала с того, что признала само это понятие.

Статистика рынка труда включает три аспекта: статистику трудовых ресурсов и экономически активного населения, статистику производительности труда и статистику оплаты труда, последовательно рассматривая показатели количества, качества и оплаты труда по его количеству и качеству.

Статистика использует следующие показатели для изучения трудовых ресурсов и структуры всего населения на макроуровне: общая численность трудовых ресурсов, их состав и отраслевая структура; динамика (абсолютный прирост, темпы роста и прироста с выделением естественного и механического движения ресурсов), интенсивность их воспроизводства (соотношение абсолютного прироста трудовых ресурсов за год к средней годовой их численности); коэффициенты общей (демографической) и пенсионной нагрузки населения в трудоспособном возрасте; коэффициенты трудоспособности всего населения и населения в трудоспособном возрасте; коэффициенты занятости всего населения и трудоспособного населения.

Можно определить и прогнозную численность трудовых ресурсов на небольшой срок, используя следующую статистическую модель:

где Н0 – численность населения на начало исходного года; Ке – коэффициент естественного изменения населения; t – число лет в прогнозируемом периоде; dтв – доля трудоспособного населения в общей численности всего населения; Кттв – коэффициент трудоспособности населения в трудоспособном возрасте.

В экономической теории и практике разработана система показателей, которая отражает эффективность занятости. Обычно применяются четыре группы показателей:

  • первая группа – это пропорции распределения трудовых ресур­сов общества по характеру их участия в общественно полезной деятельности;

  • вторая группа – уровень занятости трудоспособного населения в общественном хозяйстве. Экономически этот показатель отража­ет, с одной стороны, потребность общественного хозяйства в ра­ботниках, а с другой – потребность населения в рабочих местах;

  • третья группа – структура распределения работающих по отрас­лям народного хозяйства;

  • четвертая группа – это профессионально-квалификационная структура работающих. Она показывает распределение работающе­го населения по профессионально-квалификационным группам и отражает степень сбалансированности системы подготовки кадров с потребностью экономики в квалифицированных работниках.

Занятость – одна из важнейших социально-экономических проблем рыночной экономики. Ее статистическое отражение неоднократно обсуждалось на международных конференциях статистиков труда (1949, 1957, 1982, 1993 гг.), проводимых Международным бюро труда (г. Женева) – основным рабочим органом Международной организации труда (МОТ).

Ситуация на рынке труда оценивается не только через абсолютную численность занятых и безработных, но и через уровень безработицы и уровень занятости, которые определяются как удельный вес соответствующей категории рабочей силы в численности экономически активного населения на начало (конец) периода.

Количественно занятость характеризуется показателем уровня за­нятости. Он может рассчитываться двумя способами.

  1. Доля занятых в общей численности населения:

2. Доля занятых в экономически активном населении:

В международной статистике исходным показателем для анализа занятости является уровень экономической активности населения, т.е. доля численности экономически активного населения в общей численности населения:

где Чз – численность занятых; Чн – общая численность населения; Чб – численность безработных.

Безработица характеризуется показателями ее уровня, частоты и длительности.

Уровень безработицы определяется в процентах как отношение числа безработных к числу занятых и безработных – по формуле:

где Чз — число занятых; Чб — число безработных.

Рассчитаем уровень занятости по России (двумя способами), уровень экономической активности населения и уровень безработицы за 2004 год:

результаты расчета для остальных годов представлены в табл. 1.

В
методике зарубежных стран среднемесячный уровень безработицы в течение данного года рассчитывается по формуле1:

Таблица 1

Численность экономически активного населения, занятых и безработных

2004

2005

2006

2007

2008

Общая численность населения

61400

62700

64100

65500

66466

Численность экономически активного населения2 – всего

33592

33628

33937

33887

33066

в том числе:

занятые в экономике – всего

32988

32279

33361

33245

32228

безработные – всего

604

1349

576

642

838

Результаты расчетов

Уровень занятости (Уз1), %

53,73

51,48

52,05

50,76

48,49

Уровень занятости (Уз2), %

98,20

95,99

98,30

98,11

97,47

Уровень экономической активности (Уэа), %

54,71

53,63

52,94

51,74

49,75

Уровень безработицы (Уб), %

1,798

4,01

1,70

1,89

2,53

Источник: разработано автором на основе расчетов

Расчет показывает, что уровень безработицы в г. Сибай возрос до уровня 4% в 2005 г., это произошло за счет роста безработицы преимущественно среди женского населения. Несмотря на понижение общего уровня безработицы с 4% до 1,7%, с каждым годом безработица имеет тенденцию к росту. Динамика безработицы представлена в табл. 2.

Таблица 2

Динамика безработицы в г. Сибай, чел.

Годы

Количество безработных, чел.

В том числе:

Мужчины

Женщины

2003

760

217

543

2004

604

164

440

2005

1349

378

971

2006

576

179

397

2007

642

196

446

2008

838

272

566

Источник: по данным отдела государственной статистики в г. Сибай

Удельный вес женщин в общей численности безработных к 2008 г. составил 67,5%, он уменьшился по сравнению со своим значением в 2003 г. на 3,5%. Однако уменьшение шло несколько волнообразно – пик увеличения женской безработицы пришелся на 2004 г. Центрами занятости и биржами труда проводятся различные мероприятия и принимаются программы по ликвидации женской безработицы.

Структура численности безработных по возрастным группам представлена в табл. 3.

Таблица 3

Структура численности безработных по возрастным группам

Годы

Количество

безработных, чел

В том числе:

Молодежь (до 30 лет), чел.

Лица среднего возраста, чел.

Лица предпенсионного возраста, чел.

2004

604

167

359

78

2005

1349

508

715

126

2006

576

184

281

111

2007

642

207

316

119

2008

838

284

512

42

Источник: по данным отдела государственной статистики в г. Сибай

Расчет показывает, что тенденция к увеличению числа безработных прослеживается в возрастных группах до 30 лет и лиц среднего возраста, причем наиболее заметен этот процесс среди людей, принадлежащих к группе 45-49 лет. В возрастной группе среднего возраста число безработных стало увеличиваться, начиная с 2006 г., в период 2006-08 гг. этот показатель увеличился на 45%, однако по сравнению с 2004 г. он уменьшился на 28,4%. Динамика занятости молодежи также имеет скачкообразный характер, однако колебания в этом случае более плавные. Ситуация с занятостью людей предпенсионного возраста обстоит лучше. Этому способствовало принятие новых программ и законопроектов. Таким образом, за рассматриваемые 5 лет в этой возрастной группе прослеживается наиболее интенсивное сокращение безработицы. Распределение численности безработных по уровню образования можно увидеть в табл. 4.

Таблица 4

Структура безработного населения по уровню образования

Года

Количество безработных

В том числе:

Высшее образование

Среднее специальное

Начальное профессиональное

Среднее

Неполное среднее

2004

604

83

211

93

177

40

2005

1349

130

365

252

473

129

2006

576

105

170

73

199

29

2007

642

90

177

141

192

40

2008

838

107

225

160

259

87

Источник: по данным отдела государственной статистики в г. Сибай

Из таблицы видно, что наибольшее количество людей, занятых в экономике г. Сибай, имеют среднее (полное) общее образование, причем эта тенденция прослеживается на протяжении всего исследуемого периода (2004-2008 гг.). Молодежь все меньше задумывается о том, чтобы учиться, получать профессию, и все чаще отдают предпочтение сиюминутным заработкам и тяжелой физической работе, не требующей ответственности.

В России идет формирование конкретных механизмов государственного регулирования рынка трудовых ресурсов. Определенные шаги здесь уже сделаны: принят Закон о занятости, создана государственная служба занятости, развертывается система переподготовки кадров, официально устанавливаются прожиточный минимум и минимальная зарплата. Впрочем, пока два последних индикатора являются в России лишь условными показателями.

Для решения проблем с занятостью необходимо расширение информационной базы о безработице. Сегодня мы располагаем достаточной информацией о численности безработных, ее структурах, продолжительности и, что особо надо отметить, информацией о распределении безработных по занятиям, по отраслям экономики, по видам деятельности, по последнему месту работы. Следовательно, сегодня хорошо известны очаги безработицы. Однако только такой информации недостаточно. Для ускоре­ния работ по сокращению численности безработных необходимы сведения об их движении: межотраслевом, внутриотраслевом, межпрофесспональном, внутрипрофессиональном, после переподготовки или без нее, получение новой работы после переезда в другой населенный пункт со сменой или без смены профессии и т.п. Такая информация может быть получена в результате расширения программы обследования населения по проблемам занятости, которая реализуется Госкомстатом РФ. Это могло бы существенно повысить качество разрабатываемых программ по трудоустройству безработных.

Не менее важным является и информированность населения о вакантных рабочих местах. Сегодня эта деятельность государства не соответствует требованиям рынка труда. Безусловно, их развитие потребует больших финансовых и трудовых затрат. Однако они могут достаточно быстро окупиться. Расчеты показывают, что сокращение времени поиска работы хотя бы на 1% может при сложившейся производительности труда увеличить объемы производства ВВП в стране как минимум на 2,1% ВВП. В решении проблем безработицы, как показало исследование, очень велика роль об-щеобразовательной школы. Она сего­дня не учит детей и подростков тому, как надо себя вести на рынке труда, как и о чем надо договариваться с работодателем, как это юридически правильно оформить и т.д. Эти знания нужны не только тем школьникам, которые после окончания общеобразо­вательной школы сразу идут работать, они будут необходимы и тем, кто окончит профессиональные учебные заведения. Организовать эту работу должно государство и его органы.

Весьма перспективным направлением решения проблемы занятости населения является и развитие малого предпри-нимательства. Однако эта организационная форма пока не заняла подобающего ей места. Численность малых предпри-ятий за последние года выросла, однако суммарная численность их работников сократилась, к тому же их доля в общей численности занятых существенно ниже, чем в странах с развитой рыночной экономикой. Такое положение объяснить только организационно-финансовыми причинами, как об этом пишут, нельзя. Не менее, а более важным фактором развития малых предприятий, самозанятости является готовность человека, желание, потребность в таком роде деятельности. Изменить ситуацию коренным образом пока не удалось, но, как по­казывает опыт Москвы, это вполне возможно. Для этого необходимы совместные усилия органов власти, финансово-кредитных учреждений и отдельных граждан.

Все методы и приемы достижения эффективной занятости применяются и, в какой-то мере, реализуются. Наибольшая эффективность достигается только при совместных усилиях органов власти, финансово-кредитных учреждений и отдельных граждан.

А. Г. Полякова, зав. каф. экономики и МХС ТГАМЭУП

Модернизация экономики региона: характер и направления преобразований

В настоящее время отчетливо наблюдается преобразование экономического пространства. Происходящие изменения принимают все более очерченные формы и приводят к формированию новой экономической структуры региона. Усиление внимания к проблемам «нового» развития регионов приводит к необходимости более серьезного осмысления происходящих преобразований и предполагает изучение Тюменского региона как региона нового освоения.

Авторская позиция заключается в развитии тезиса о том, что регионы нового освоения представляют собой особый тип регионов, отличительной чертой которых выступает внедрение современных форм и методов хозяйственной деятельности, в результате чего формируется целостное пространственное образование, основанное на взаимодействии природно-географических, экономических, социальных, этнических, демографических и иных процессов. В большинстве литературных источников под освоением региона понимается начало хозяйственной деятельности на территории, где она ранее не осуществлялась, либо присутствовала незначительно. Однако согласно Большой Советской Энциклопедии процесс заселения и хозяйственного освоения пустующих окраинных земель своей страны, а также основание поселений за пределами своей страны правильнее рассматривать как частный случай более общей картины, один из этапов освоения и называть колонизацией. Освоение же в более полном понимании предполагает активное использование не только природных ресурсов, но и всего наполнения экономического пространства на основе определенных форм и методов хозяйствования.

Н
а основе изучения истории развития территории по критерию «освоенности» можно выделить этапы формирования и становления ее экономического пространства и определить вектор дальнейшей динамики. Представляется, что периоды освоения территории можно соотнести и укрупнить в несколько «волн» модернизации, используя экзогенные факторы. Соотнесем периоды освоения с характером модернизации территории (рис. 1).




Период

модернизации


3-я волна

4-я волна

2-я волна

1-я волна


Админи-стративная

Культурная

Хозяйственная

Аграрная

Индустриальная

Научно-техноло-гическая

Вид модернизации


Характер

и направление

модернизации


Система управления

Этнос

Способ

хозяйствования

Способ производства



Датирование

периода


Рис. 1. Соотнесение периодов освоения с характером модернизации территории

Первая волна модернизации связана с преобладающими на тот момент географическими открытиями и включает в себя физическое освоение территории, а также период последующего расширения зоны освоения. Этот отрезок времени характеризуется возникновением института власти и последующей колонизацией. Он может быть охарактеризован как период оперативного управления, то есть управления, нацеленного на обеспечение простого воспроизводства и частичное решение тактических задач, таких как обеспечение обороноспособности. В указанный период роль территории заключалась в формировании дополнительного объема товаров, участвующих в торговом обороте.

Вторая волна модернизации включает в себя периоды ремесленно-хозяйственного и аграрного освоения и характеризуется тактическим характером управления территорией, когда вектор развития был направлен на достижение краткосрочных и среднесрочных эффектов от расширенного воспроизводства и решение внутриполитических задач, таких как снятие социальной напряженности. Постмодернизационный период характеризовался следующими статистическими данными, отраженными в работе «История крестьянства Сибири. Крестьянство Сибири в эпоху капитализма», где приводятся следующие данные: «перепись 1897 г. зафиксировала 3958 тыс. лиц крестьянского сословия, из которых 164 тыс., или 4%, жили в городах, составляя там более трети всего городского населения. Но по социальному положению это были уже не крестьяне, а рабочие, ремесленники, служащие. В округах проживало 3794 тыс. крестьян, 300 тыс. казаков, 1246 тыс. коренных народов (так называемое сословие «инородцев»). Эти три сословия, расколовшиеся на социальные группы бедняков, середняков и кулаков, и представляли сельское крестьянское население. Общее число принадлежавших к этим сословиям в сельской местности составляло 5340 тыс. чел., или 79,5% всего сибирского населения» [1]. Для сравнения отметим, что на 3-й волне модернизации наблюдается переход к преимущественно городскому типу населения, что в дальнейшем (к 4-й волне) приводит к интенсификации осмысления вопросов городского развития с учетом новых объективно складывающихся социально-экономических, геополитических, урбоэкологических и других условий, а также формированию такого научного направления, как «экономика города» [2].

3-я волна включает в себя период индустриального освоения, представляющий собой этап стратегического управления, в котором роль региона достигает национальных масштабов и заключается в обеспечении возможности долгосрочного осуществления расширенного воспроизводства в экономике в целом. Эта волна модернизации соотносится с базовым научным течением – философией технократизма. В его рамках акцентируется внимание на формирование индустриального общества (А. Арон), технологического общества (Ж. Эллюль), нового индустриального общества (Дж. Гэлбрэйт), технотронного общества (3. Бжезински). Связующим звеном этих концепций является взгляд на научно-технический прогресс как основу для решения противоречий развития.

3-ю волну формирования и становления пространства экономики регионов нового освоения можно обозначить как индустриальную. Она связывается с колоссальными изменениями в географической структуре производительных сил. В основу модернизации экономики регионов нового освоения был положен тезис о необходимости выполнения требования научно-технической революции о ведущей роли науки [3]. В качестве ключевых задач освоения выступала оптимизация функционирования народно-хозяйственного комплекса путем сокращения трудовых, энергетических, сырьевых затрат и совершенствования технологии, интенсификация производства за счет внедрения достижений научно-технического прогресса, ускоренного внедрения социальных программ. В течение данного периода была произведена реконструкция промышленности и сельского хозяйства на основе новой техники.

4-я волна модернизации, протекающая в настоящее время, включает в себя период постиндустриального освоения и за свою основу принимает мировоззрение о первостепенности культурно-нравственных основ общества. Кроме того, современный период модернизации экономики регионов нового освоения следует обозначить как научно-технологичес-кий, предусматривающий изменение способа производства на основе инноваций. Следовательно, можно выделить два ключевых аспекта модернизации экономики регионов нового освоения. Первый из них связан с ориентацией на обеспечение устойчивости региональных систем, а второй – с усилением степени инновационности экономики регионов.

Рассматривая вопрос устойчивости региональных систем, можно отметить, что еще М. Хайдеггер, К. Ясперс, Г. Маркузе, Э. Фромм отступали от линии технократизма, акцентируя внимание на личности как основе и первоисточнике развития. Именно в рамках этого течения формировалось отторжение доминирующего технократического пути развития, основанного на «обществе потребления», приоритете развития материальных потребностей в ущерб духовным. Пришло время расширения и включения социокультурных аспектов в концепции развития. Примером тому могут служить появившиеся концепции Д. Белла (постиндустриальное общество), О. Тоффлера (информационное общество).

В отношении инновационности, как второго аспекта модернизации, необходимо подчеркнуть, что роль инноваций в экономике регионов все более актуализируется, о чем свидетельствует один из частных, но достаточно значимых показателей «инновационности» – динамика величины затрат на исследования и разработки по научным организациям. Этот показатель представляет собой величину инвестиций на первом этапе инвестиционного цикла. Следовательно, данное первичное звено нельзя исключать из рассмотрения. Динамика значений данного показателя в Тюменской области в период 2002-2007 гг. приведена на рисунке 2.

Рис. 2. Динамика распределения затрат на исследования и разработки по научным организациям
по Тюменской области (без автономных округов), млн. руб.
1

Таким образом, увеличение объемов затрат на исследования и разработки в Тюменской области свидетельствует об активном включении региона в новую модернизационную волну.

В качестве причины появления новых экономических свойств у пространственных образований выступают трансформации, которые изменяют их структуру. Изменениям может подвергаться экономическая структура как всего федеративного государства, так и регионов как пространственных образований в частности.

И
зменения в экономической структуре самих регионов основываются на преобразованиях на основе введения новых переменных и установления связи их с ранее имевшимися. Существует несколько видов преобразований. Так, смещение может быть описано уравнением вида x1=x+a, где a>0. Другое преобразование – сжатие – имеет вид x1=k*x, где |k|>1, что означает сжатие новой системы координат относительно старой в k раз. Противоположным сжатию можно считать растяжение вида x1=(-k)*x, где |k|>1.

Существует следующая математическая закономерность: фактор трансформации противоположен фактору соответствующего ему преобразования, т.е. если система координат смещается вправо, то сам объект – влево (система координат сжимается в k раз, а сам объект – в k раз растягивается) (табл. 1). В экономике данная закономерность отчетливо прослеживается на примере тенденции глобализации. Чем активнее расширяется экономическая деятельность, тем сильнее развиваются и противоположные ей процессы (локализации, дифференциации уровня жизни и пр.). Рассмотрим протекание пространственных трансформаций в регионе.

Преобразование региона как пространственного образования

Период

Параметр,

описывающий период

Вид

модернизации

Вид преобразований (α – смещение, β – сжатие, (- β) – растяжение)

Фактор

трансформации

физического пространства

экономического пространства

социального пространства

Период физического освоения территории

А

αф 1

Период возникновения института власти

B

Административная

модернизация

βэ2

βc2

B = A + αф1

Период завоевания (колонизации1)

C

Культурная

модернизация

αф 3

βэ3

βc3

Период ремесленно-хозяйственного освоения

D

Хозяйственная

модернизация

βэ4

βc4

Период аграрного освоения

E

Аграрная

модернизация

ф5

э5

с5

Период индустриального освоения

F

Индустриальная

модернизация

βф6

βэ6

βc6

Период постиндустриального освоения

G

Научно-технологическая

модернизация

βф7

βэ7

βc7

Таким образом, , т.е. модернизация пространственного образования со временем приводит к изменению его морфологического строения.

С точки зрения федеративной целостности роль структурного строения и структурных связей заключается в определении вариантов взаимоотношения региональных пространств, так как пространственные трансформации влекут за собой появление тенденций ассиметричности регионального развития, интеграции и поляризации и пр. Можно выделить три типа структурной зависимости регионов как пространственных образований, которыми объясняется все разнообразие форм взаимодействия пространств в любой пространственной структуре.

Первый тип структурной зависимости может быть охарактеризован как взаимозависимость, когда пространственные образования (А и В) могут оказывать влияние (α и β соответственно) на свойства друг друга.

Второй тип – односторонняя зависимость – одно пространственное образование меняет структурные свойства другого, оставаясь неизменным.

Третий вариант – взаимная независимость – предполагает, что пространственные образования существуют независимо друг от друга и изменение свойств одного из них не отражается на структуре другого.

Таким образом, пространственные трансформации влекут к появлению пространственной гетерогенности (неоднородности) и пространственной зависимости. Пространственная гетерогенность относится к структурным отношениям, варьирующимся в пространстве либо дискретным (например, город-село согласно иерархии), либо непрерывным образом (поверхность тренда) [4]. С точки зрения иерархии кластеризация высоких показателей городских районов может интерпретироваться как низкая для сельских, а также может просматриваться как пространственная неоднородность. Пространственная зависимость указывает на систематическое пространственное изменение, приводящее к формированию наблюдаемых кластеров или пространственной картине. Таким образом, в наблюдательном плане, пространственная зависимость и пространственная гетерогенность не всегда легко различимы.Рассматривая процесс управления морфологическим строением региона, необходимо отметить, что в основе модернизации экономики регионов нового освоения лежит современная экономическая политика, которая связывается автором с формированием стратегий конструирования территориальных инновационно-промышленных кластеров на основе «портфеля ресурсов», и, прежде всего, интеллектуальных. Применительно к регионам нового освоения речь идет об их позиционировании в инновационном процессе на основе самоопределения. Под самоопределением региона нового освоения понимается процесс и результат выбора целей и средств социально-экономического развития. Актуализация самоопределения обусловлена как минимум двумя социокультурными процессами. Во-первых, это нарастание глобальных изменений, формирующих потребность в выработке собственного отношения к происходящему, т.е. самоопределение становится составной частью процессов, связанных с принятием важных решений. Во-вторых, это включение региона в систему ценностей, ко-торые позволяют его идентифицировать в социокультурном пространстве на основе определенной «жизненной програм-мы», так как развитие предполагает расширение границ собственных возможностей. В некотором плане самоопределе-ние можно понимать и как формирование внутренних ограничений экономической активности в условиях, противореча-щих реализации вектора устойчивого развития. Самоопределение региона предполагает выявление и утверждение век-тора его поведения в проблемных ситуациях и основано на инновационных преобразованиях, направленных на «напо-лнение» экономического пространства и взаимодействие, взаимовлияние его морфологических частей. Исходя из воз-можностей и выбранной техники позиционирования, обращает на себя внимание типология регионов и мест по их отно-шению к инновационному процессу, предложенная А. Куклиньским в 1988 г., в которой динамику и устойчивость регио-нального развития определяет ориентация на сочетание или преобладание креативных, адаптивных свойств регионов.

Обязательным элементом выступает создание научного ядра, обеспечивающего развитие региона. Институциональное оформление научное ядро получает в виде технополисов, технопарков, наукоградов. Как правило, в экономической литературе подобные образования принято называть свободными экономическим зонами. По мнению автора, принципиальное отличие свободных экономических зон состоит в том, что они охватывают часть социально-экономического пространства региона со специфическим наполнением. В нашем случае правильнее вести речь о создании территориального инновационно-промышленного кластера, представленного специалистами разных направлений с учетом основного вектора модернизации экономики региона, и это связывается с разработкой механизмов внедрения научных достижений в практику хозяйственной деятельности.

Ядром территориального инновационно-промышленного кластера является устойчивая региональная сеть с инновационными точками роста, диффундирующая инновации и функционирующая на основе внутренней специализации, минимизации затрат, наличия гибких предпринимательских структур малого бизнеса. Пространственная структура кластеров представлена также такими элементами, как центр, периферия, очаг, фокус, полюс и др. В качестве ресурса для модернизации экономики регионов нового освоения должно выступать использование научно-технического потенциала, что диктует необходимость рыночных преобразований и разработки моделей организации инновационной деятельности. В основе инновационной деятельности должен лежать обеспечивающий блок – научно-промышленный комплекс, включающий в себя технопарки и инновационные центры.

Литература

  1. История крестьянства Сибири. Крестьянство Сибири в эпоху капитализма. А.П Окладников, А.П. Бычков, Л.М. Горюшкин и др. – Новосибирск: Наука, 1983. – С. 179.

  2. Е.Г. Анимица, Н.Ю. Власова, Я.П. Силин. Городская политика: теория, методология, практика / Науч. ред. А.И. Татаркин. – Екатеринбург: ИЭ УрО РАН, 2004. – 306 с.

  3. Захаров Ю.Р. Методологические вопросы формирования территориально-производственных комплексов // Освоение новых территорий (соц.-экон. и эколог. проблемы). Тез. науч.-пр. конф. – Березняки, 1985. – С. 12.

  4. Raymond J.G., M. Florax, Peter Nijkamp. Misspecification in Linear Spatial Regression Models. Tinbergen Institute Discussion Paper. Amsterdam, The Netherlands. 30 p.

М. А. Радион, ст. преподаватель каф. экономики и МХС ТГАМЭУП

Н
. Ю. Рудакова,
координатор экспортных/импортных операций

ООО "Технологическая Компания Шлюмберже"

ВНЕШНЕТОРГОВЫЙ АСПЕКТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РЕГИОНА

В процессе либерализации внешнеэкономической деятельности возникают новые вызовы и угрозы экономическому развитию России, усилению тенденции сырьевой ориентации экспорта, а также импортной зависимости страны в отношении продовольственных товаров и высоких технологий. В условиях переноса центра тяжести экономических реформ в регионы и расширения их полномочий развитие внешнеэкономических связей России во многом зависит от деятельности региональных властей, что обуславливает актуальность решения проблемы обеспечения внешнеторговой безопасности регионов, особо обостряющейся в периоды кризисных явлений в мировой экономике.

Анализ работ зарубежных и отечественных авторов позволяет сделать вывод о том, что понятие экономической безопасности трактуется ими по-разному. Зарубежные исследователи тесно связывают понятие экономической безопасности с суверенитетом и сохранением или удержанием достигнутых показателей экономического развития, отождествляя с национальной безопасностью. В отечественной литературе больше внимания уделяется экономическим характеристикам, и, как правило, содержание экономической безопасности связывают с устойчивостью экономической системы и обеспечением экономического роста.

Анализ классических и современных подходов к определению «экономической безопасности» позволил выявить три основных принципа, лежащих в основе трактования данного понятия: принцип учета национальных, государственных, общественных и иных интересов; принцип устойчивости национальной экономики; и принцип независимости национальной экономики, ее стабильность, способность к постоянному обновлению и самосовершенствованию. В целом, ключевыми в понимании экономической безопасности являются два условия: сохранение экономической самостоятельности страны в процессе ее развития наряду с обеспечением уже достигнутого уровня качества жизни населения с перспективой его дальнейшего повышения.

Таким образом, по мнению авторов, под экономической безопасностью следует понимать не только защищенность национальных интересов от внутренних и внешних угроз, но и готовность и способность институтов власти создавать механизмы реализации и защиты национальных интересов развития отечественной экономики, поддержания социально-политической стабильности общества.

В условиях роста самостоятельности субъектов Федерации особое внимание уделяется региональному аспекту экономической безопасности.

Регион, как любое социальное образование, заинтересован в благополучии, стабильности и развитии. Условием содержания такого существования региона является безопасность, в особенности ее экономическая составляющая. Несмотря на пристальное внимание специалистов к проблеме региональной экономической безопасности, в ее разработке остаются нерешенные вопросы. Во-первых, не учитываются особенности современного этапа регионального воспроизводственного процесса, такие как более открытый характер экономики региона, межотраслевые диспропорции, как следствие территориального разделения труда, а также особенности структуры использования национального дохода. Во-вторых, несмотря на привычность словосочетания «региональная безопасность», оно все еще не приобрело статус общепризнанной научной категории.

Все это обуславливает необходимость использования комплексного подхода к решению проблем экономической безопасности региона, в основу которой прежде всего положены региональные интересы, среди которых: обеспечение и поддержание достойного уровня жизни населения, рациональное использование имеющегося экономического потенциала, реализация независимой региональной социально-экономической политики региона, сбалансированность и интегрированность в финансовую систему страны, а также необходимость их защиты от различного рода внутренних и внешних (со стороны проводимой экономической политики государства, администраций других регионов, иностранных государств) угроз при соблюдении баланса с общенациональными интересами.

В условиях расширения внешнеэкономических связей регионов страны особо актуальными являются проблемы обеспечения их внешнеэкономической безопасности, которая представляет собой состояние внешнеэкономических связей, отражающее участие региональных производственных сил в мировых воспроизводственных процессах и воздействие мировой хозяйственной системы на региональные производственные отношения, которое построено на основе баланса интересов региональных и зарубежных участников и обеспечивает устойчивый экономический рост.

Проанализировав работы, посвященные проблемам обеспечения внешнеэкономической безопасности региона, авторы пришли к выводу, что в большинстве из них рассматривается лишь внешнеторговый аспект, пренебрегая возможными негативными последствиями международного инвестиционного, производственного, научно-технического и валютно-финансового типов сотрудничества. В связи с чем, считаем более корректным называть данный вид экономической безопасности как «внешнеторговая безопасность региона», которая в свою очередь представляет собой экономико-правовые отношения, позволяющие защитить интересы региона и его субъектов-партнеров во внешней торговле от негативного влияния внешних и внутренних угроз, связанных с нарушениями российского законодательства, таможенных процедур, с криминализацией экспортно-импортных операций и создающих угрозу национальной и экономической безопасности государства.

Проведенный анализ уровня экономической безопасности РФ за период с 1997 по 2007 г. позволяет сделать следующие выводы. Основными внутренними угрозами обеспечения экономической безопасности РФ являются сокращение численности трудоспособного населения, существование значительной имущественной дифференциации населения, утеря производственного потенциала из-за высокого износа основных фондов, слабая диверсификация ВВП, низкая конкурентоспособность продукции, а также стремительный рост задолженности в частном секторе. К внешним угрозам следует отнести высокую зависимость российской экономики от внешнеэкономической конъюнктуры, от решений интеграционных группировок, также дискриминационные меры зарубежных стран во внешнеэкономических отношениях с Россией, недостаточный экспортный и валютный контроль, неразвитость транспортной инфраструктуры и растущая зависимость от иностранного частного капитала. Выделенные угрозы проявились в современных кризисных условиях.

Немаловажной особенностью является то, что в России очень велики именно межрегиональные различия по степени включенности во внешнеэкономические связи, хотя с институциональной точки зрения все регионы имеют равные условия для внешнеэкономической деятельности. Однако действия различных объективных и субъективных факторов неизбежно вносят значительные диспропорции в размещение и развитие производительных сил отдельных регионов. В немалой степени положение усугубляется региональным проявлением рыночных законов развития.

В целях выявления данных диспропорций была проведена кластеризация всех субъектов Российской Федерации по показателям внешнеэкономической безопасности, в результате образовались 4 группы регионов: регионы – основные реципиенты иностранного капитала, характеризующиеся высоким уровнем привлекательности для иностранных инвесторов; экспортоориентированные регионы, имеющие сырьевую специализацию; регионы – активные участники внешнеторговой деятельности в силу наличия ряда благоприятных факторов; и, наконец, регионы с наименее открытым характером экономики как во внешнеторговой сфере, так и в сфере привлечения капитала. Тюменская область вошла по результатам кластерного анализа в группу активных участников внешнеторговой деятельности России, соответственно можно говорить, о том, что развитие данного региона находится в тесной связи с развитием мирового рынка, что значительно обостряет проблему внешнеэкономической безопасности.

В целях установления степени, а также направления влияния внешнеторговой деятельности региона на экономическую безопасность в целом было построено корреляционно-регрессионное уравнение. В качестве результирующего показателя в анализе применялся рассчитанный на базе основных макроэкономических индикаторов экономической безопасности региона интегральный (латентный) индекс. В качестве независимых переменных выступали внешнеторговые показатели, такие как рост экспорта в % к предыдущему году (х1), доля сырья в структуре экспорта (х2 ), доля в экспорте машиностроения и металлообработки (х3), а также импортная квота (х4).

Таким образом, уравнение множественной регрессии для регионов выглядит следующим образом:

Y = 0,001X1 – 0,012X2 + 0,002X3 +0,022 X4+ 0,15

Полученной модели можно дать следующую интерпретацию: при увеличении импортной квоты на 1% увеличится уро-вень экономической безопасности на 0,022, при росте экспорта данный показатель также увеличится на 0,001. При увеличении доли сырья в структуре экспорта итоговый интегральный показатель снизится на 0,012, и соответственно при увеличении доли машиностроения и металлообработки в структуре экспорта значение латентного индекса вырастет на 0,002. Стоит отдельно учитывать, что, поскольку после нормализации данных итоговый интегральный (латентный) индекс варьируется в пределах [0;1], то значение переменных в конечной формуле имеет достаточно весомое значение.

Таким образом, гипотеза о наличии высокой степени корреляции между экономической безопасностью и внешнеторговой деятельностью региона и о характере их зависимости подтвердилась.

Для выявления внешнеторгового потенциала экономической безопасности Тюменской области было определено пороговое значение индекса безопасности с помощью данного уравнения на уровне 0,37. Таким образом, фактический текущий уровень интегрального показателя на данный момент ниже критического (порогового) значения.

Расчет потенциала каждого из рассматриваемых индикаторов позволил сделать следующие выводы: в 2007 г. доля сырья в экспорте на 40% превысила допустимый уровень, что подтверждает высокую степень зависимости экономики региона от конъюнктуры мировых сырьевых рынков. Рост экспорта составил 117% при оптимальном уровне 105-107%. Данное отклонение можно трактовать с разных позиций: с одной стороны, данный индикатор показывает активную вовлеченность Тюменской области во внешнеторговую деятельность с явно выраженной тенденцией к увеличению объемов международного торгового сотрудничества. Но при этом не стоит забывать, что данный интенсивный рост обеспечен высокими ценами на минеральные продукты на мировых сырьевых рынках и высокой долей сырья в структуре экспорта и, как следствие, низкой диверсификацией экспорта региона. К примеру, пороговое значение доли в экспорте ма-шиностроения и металлообработки при условии безопасности функционирования экономической системы составляет 25%, при этом фактическое значение данного индикатора для Тюменской области составляет 0,5% и к тому же за ряд лет наблюдается отрицательная динамика к уменьшению данного показателя в структуре экспорта. В свою очередь, значительный рост импорта (в 2007 г. составил 144,9%) актуализирует проблему зависимости от импортной продукции.

В целом за ряд лет прослеживается положительная динамика внешнеторгового сотрудничества и, как следствие, интенсивный рост основных торговых показателей, что лишний раз подтверждает проведенный кластерный анализ, по результатам которого Тюменская область характеризуется как регион, активно вовлеченный во внешнеэкономическое сотрудничество. Однако если более подробно рассматривать структуру, то можно говорить о наличии определенного рода проблем и необходимости выработки определенного механизма обеспечения внешнеторговой безопасности.

Итак, меры обеспечения внешнеэкономической безопасности региона в сфере внешней торговли со стороны региональных властей должны включать, прежде всего, селекторную поддержку региональных экспортеров (в том числе и стимулирование экспорта); помощь в защите интересов участников ВТД на мировых рынках; информационную (организация выставок и презентаций за рубежом, а также консультационные услуги в сфере ВЭД) и инфраструктурную поддержку; разработку и реализацию мер антидемпинговой политики региональными властями в целях защиты местных рынков и производителей, в случае ущемления экономических интересов региона.

Н
а уровне региона необходимо обратить особое внимание на основные проблемы, сдерживающие успешное развитие внешнеэкономической деятельности в Тюменской области, такие как:

  • низкая эффективность и активность руководства региональных предприятий;

  • отсутствие единой системы поддержки экспортной деятельности;

  • недостаточное развитие производственной, транспортно-логистической, таможенной и социальной инфраструктуры;

  • невысокий уровень инвестиционной и экспортной культуры предпринимательства, закрытость и непрозрачность компаний;

  • недостаточная профессиональная подготовка руководителей, ведущих менеджеров и менеджеров среднего звена в сферах инвестиционной и внешнеэкономической деятельности;

  • отсутствие единой информационной системы о порядке и условиях деятельности на внешнем рынке;

  • низкий уровень конкурентоспособности промышленной продукции, производимой предприятиями региона;

  • несовершенная система сбора и обработки статистических данных по результатам внешнеэкономической деятельности в части обеспечения их полноты и достоверности.

В целом, для нейтрализации угроз экономической безопасности необходимо применять различные методы. Прямые методы государственного воздействия должны быть направлены на предотвращение и ликвидацию кризисных ситуаций, они базируются на проблемно-приоритетном подходе, участии государства в инвестиционных проектах, поддержке федеральных программ регионального развития. Государственные мероприятия прямого воздействия – административно-правовое регулирование, создание единого правового пространства, в рамках которого должно осуществляться региональное развитие в целом. Важнейшие косвенные методы, направленные на предотвращение и ликвидацию кризисных ситуаций, – налогообложение и льготы.

Важнейшее направление регулирования регионального развития, предотвращение кризисных ситуаций в нынешних условиях, исключающих жесткую административную систему, – разработка и реализация комплексных целевых программ, направленных на решение проблем при осуществлении внешнеэкономической деятельности. Качественная проработка и эффективная реализация целевых программ позволят укрепить как горизонтальные, так и вертикальные экономические связи.

Сбалансированность ответственности региональных органов управления с правами и ресурсами является также важ-ным резервом оперативного предотвращения угроз внешнеэкономической безопасности регионов.

Таким образом, реализация предложенных мероприятий позволит обеспечить достаточный уровень внешнеторговой безопасности региона в частности и экономической безопасности страны в целом.

Литература

  1. Королев О.П. Основные направления региональной безопасности // Национальная безопасность и геополитика России. – 2004. – № 9. – 46 с.

  2. Сербиновский Б.Ю. Экономическая безопасность региона. – Ростов н/Д: Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы, 2002. 67 с.

  3. Фирюлина Н.В. Принципы формирования механизма обеспечения внешнеэкономической безопасности региона // Проблемы прогнозирования. – 2005. – № 1. – 104 с.

  4. Официальный сайт международного торгового центра // www.intracen.org

  5. Официальный сайт внешнеторговой информации//

  6. Официальный сайт ФС гос. статистики по Тюменской области// www.oblstat.tmn.ru

  7. Mault H. Raw materials, energy and Western security. L. 1984. – 183 р.

Н. В. Ракитина, корректор ООО «РИА «Югорский курьер»

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ РЕГИОНА НА ПРИМЕРЕ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

Глобализация международных отношений, интенсивное включение государств и их субъектов в этот необратимый процесс вызывает необходимость изучения содержания и специфики международных и внешнеэкономических связей регионов, поскольку международное сотрудничество субъектов федерации становится все более весомым компонентом межгосударственных отношений. Есть все основания полагать, что данный процесс имеет тенденцию к расширению и углублению, что весьма актуализирует поставленную проблему.

Международное сотрудничество под воздействием глобализационных и интеграционных процессов неизбежно становится многосторонним. Увеличение многообразия субъектов международного сотрудничества влечет за собой увеличение сфер международных связей: экономика, политика, социальная сфера, медицина, наука, образование, культура и т.п. В свою очередь, в каждой сфере появляются различные формы международного сотрудничества. Внешнеэкономическая деятельность, сотрудничество в сфере науки и образования, а также международный культурный обмен – являются составляющими международного сотрудничества региона.

Тюменская область уже давно интегрирована в мировое хозяйство и по праву является полноценным субъектом международных отношений в пределах полномочий, установленных федеральным законодательством. На современном этапе в Тюменской области принято два документа, которые определяют развитие международного сотрудничества в долгосрочной и краткосрочной перспективе: «Стратегия развития Тюменской области до 2020 года» и программа «Развитие инвестиционной и внешнеэкономической деятельности Тюменской области» на 2008-2010 годы. Однако, рассмотрев концепции, можно сделать вывод, что предложенные стратегии развития ориентированы на развитие международного сотрудничества региона в области экономики.

На современном этапе многие ученые и эксперты склоняются к мнению, что уровень социально-экономического развития территории определяется не экономическим ростом, а улучшением качества жизни населения. Развитие региона будет являться тогда эффективным, когда будет наблюдаться развитие социальной инфраструктуры, будут расти доходы населения, повышаться уровень грамотности и культуры. Наиболее полным показателем, отображающим уровень социально-экономического развития региона, является именно индекс развития человеческого потенциала.

Для подтверждения факта влияния международного сотрудничества на развитие региона были использованы количественные показатели внешнеэкономической деятельности Тюменской области (без автономных округов) за период 2000-2006 гг.: объем экспорта региона (Х1), объем импорта региона (Х2) и объем прямых иностранных инвестиций региона (Х3). В качестве зависимой переменной использовали интегральный показатель развития человеческого потенциала, разработанный специалистами Программы развития ООН для оценки степени развития общества. Инструментом является корреляционно-регрессионный анализ, который проведен при помощи программного продукта SPSS 12.0:

(1.1)

В соответствии с полученным уравнением (1.1), можно сделать следующие выводы. Наибольший положительный вклад в изменение индекса развития человеческого потенциала Тюменской области вносит переменная Х1 (объем экспорта), которая при изменении ее на 1 единицу (то есть 1 млн. долларов США) при неизменности прочих факторов обес-печивает прирост зависимой переменной на 0,217 пунктов; переменная Х3 (объем прямых иностранных инвестиций) – также влияет положительно; переменная Х2 (объем импорта) отрицательно влияет на рассматриваемый индекс – при увеличении указанной переменной на 1 млн. долларов США происходит снижение зависимой величины на 0,544 пункта.

Наряду с рассмотренными показателями ВЭД на развитие региона также оказывают влияние показатели международного сотрудничества в сфере образования и науки, культуры и спорта. Связи в сфере образования и науки позволяют совершенствовать знания населения, получать инновационные технологии, и активно участвовать в мировом информационном процессе. Сотрудничество в культуре и спорте повышает общий уровень культуры населения и способствует укреплению межличностных контактов между жителями разных стран.

По данным проведенных анализов основными проблемами, сдерживающими развитие международного сотрудничества в Тюменской области, являются:

  • отсутствие единой концепции развития международного сотрудничества региона во всех его сферах;

  • недостаточная профессиональная подготовка руководителей, ведущих менеджеров и менеджеров среднего звена в сфере международной деятельности;

  • отсутствие единой информационной системы о порядке и условиях деятельности на внешнем рынке;

  • несовершенная система сбора и обработки статистических данных по результатам международной деятельности в части обеспечения их полноты и достоверности;

  • низкий уровень конкурентоспособности промышленной продукции, производимой предприятиями региона;

  • приоритетное направление развития со стороны органов власти только внешнеэкономической и инвестиционной де-ятельности, при отсутствии контроля международных связей региона в сфере науки и образования, культуры и спорта;

  • недостаточное привлечение иностранных инвестиций в социальную сферу;

  • недостаточное количество финансовых вложений на развитие туристической деятельности, и строительства туристической инфраструктуры;

  • отсутствие единой стратегии развития и пополнения научно-технической базы региона;

  • несовершенная политика органов государственной власти в отношении сохранения культурного наследия и формирования культурного имиджа региона.

Наличие проблем, сдерживающих развитие международного сотрудничества Тюменской области, говорит о несовер-шенстве существующей системы международной деятельности региона. Для ликвидации данных проблем необходима некоторая реорганизация структуры и направлений международных связей Тюменской области. Возможно внедрение предложенной автором модели эффективной системы международного сотрудничества, которая ориентирована на раз-витие международного сотрудничества в различных сферах региона, отчасти решит существующие проблемы (см. рис.). Рассмотрим предлагаемые механизмы реализации данной модели в различных составляющих системы региона.

  1. Инвестиции. Международному сотрудничеству в сфере инвестиций должно предшествовать создание инвестиционного климата в регионе и уменьшение существующих инвестиционных рисков. Наличие в регионе информационно-аналитического центра позволит иностранным инвесторам ознакомиться со сложившейся в течение ряда лет совокупностью различных природно-географических, социально-экономических, экологических и других условий региона. Формирование и реализация региональной инвестиционной политики представляет собой комплексную многоступенчатую задачу, каждый из этапов которой требует отдельной проработки и постоянной адаптации к изменяющимся условиям функционирования социально-экономической системы региона. Привлечение инвестиционных средств в социальную сферу обеспечит дополнительное финансирование объектов социальной инфраструктуры.

  2. Торговля. Регионы, вовлеченные во внешнеэкономические связи, могут рассматриваться как активно развивающиеся субъекты РФ. Развитие международного сотрудничества в сфере торговли будет способствовать наращиванию объемов экспорта и импорта региона. Расширение экспортного потенциала способствует улучшению экономического положе-

ОРГАНЫ ВЛАСТИ

- обмен опытом;

- заключение двусторонних соглашений;

- создание необходимой законодательной базы;

- вложение бюджетных средств на развитие международных отношений.




ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

- обмен современным медоборудованием;

- обмен научными разработками в области медицины;

- привлечение иностранных специалистов.



БИЗНЕС

- создание транснациональных компаний;

- развитие партнерских отношений с иностранными компаниями.





АПК

- выход на мировой рынок;

- развитие с/х производства;

- использование инновационных иностранных технологий.

СПОРТ

- организация и участие в международных спортивных соревнованиях;

- строительство современных спортивных сооружений и комплексов.



ТОРГОВЛЯ

- экспорт;

- импорт;

- международные ярмарки;

- продвижение на мировой рынок продукции небазового сектора экономики;

- защита собственного производителя.



ТУРИЗМ

- создание новых и реставрация старых объектов истории и культуры;

- развитие инфраструктуры туризма;

- кампании по привлечению иностранных туристов.





МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДИЧЕСТВО



ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

- обмен новым технологиями и оборудованием;

- привлечение иностранных специалистов;

- пробел между научно-техническими разработками и их внедрением.



ИНВЕСТИЦИИ

- формирование климата;

- сокращение рисков;

- наличие информационно-аналитического центра;

- организация и участие в конференциях, выставках, презентациях;

- привлечение инвестиций в социальную сферу.



ОБРАЗОВАНИЕ

- академическая мобильность;

- привлечение зарубежных специалистов;

- обмен учебными технологиями;

- стажировки для специалистов всех сфер.

КУЛЬТУРА

- обмен художественными коллективами;

- международные коммуникации;

- проведение выставок произведений искусства;

- сохранение культурного наследия;

- повышение культурного имиджа региона.



НАУКА

- участие в научных конференциях;

- создание единой научной базы с современными технологиями;

- разработка научных проектов по защите окружающей среды.



Модель эффективной системы международного сотрудничества Источник: модель автора

ния региона. Проведение различных торговых ярмарок производимой продукции в регионе обеспечит интерес иностранных партнеров. Особенно важно, что проведение или участие в подобных мероприятиях будет способствовать продвижению на мировой рынок продукции небазового сектора экономики. Однако органами государственной власти должна проводиться определенная политика защиты местных производителей, в противном случае – большое количество импортных товаров не позволит развиваться местному производству.

  1. Бизнес. Коммерческие организации или бизнес-структуры региона всегда будут играть очень важную роль в развитии и внешнеэкономических связей. Развитие партнерских отношений с иностранными компаниями увеличит возможности выхода региона на мировой рынок. Наличие в регионе транснациональных компаний обеспечит привлечение дополнительных финансовых средств.

  2. Промышленность. Развивая промышленный комплекс региона, следует внедрять в производство новые технологии и оборудование, привлекать иностранных профессиональных специалистов. Посредством развития промышленности про-дукция региона сможет конкурировать с импортными товарами.

  3. Агропромышленный комплекс. Так как юг Тюменской области не обладает столь большими запасами нефти и газа, как северные округа, необходимо стремиться к развитию тех областей экономики, которые будут наиболее адаптированы к существующим природно-климатическим и географическим условиям региона. Для выхода сельскохозяйственной продукции региона на мировой рынок потребуются масштабные преобразования всего агропромышленного комплекса. Использование инновационных иностранных технологий позволит ускорить данный процесс, и будет способствовать развитию сельскохозяйственного производства.

  4. Наука. Научный потенциал региона важен для всех сфер. Участие представителей региона в различных научно-практических конференциях способствует накоплению новых научных проектов и технологий. В последние годы особенно актуальной становится проблема экологии для регионов мира. В решении данной проблемы все научно-исследовательские институты должны сотрудничать. Создание в регионе сетей отраслевых НИИ, и привлечение в них профессиональных ученых, позволит развивать науку в различных областях. Для развития научной сферы необходимо ее практическое применение, в противном случае эта отрасль может быть бесполезной.

  5. Образование. В последние годы в образовании сложилась устойчивая тенденция к интернационализации и международной интеграции. Во многих регионах России, как и в Тюменской области, созданы предпосылки для построения общего европейского образовательного пространства при сохранении особенностей и достижений национальных образовательных систем, использовании уникального научного и образовательного потенциала, накопленного ведущими университетами мира. Каждый вуз в регионе, готовящий конкурентоспособных специалистов должен стремиться к созданию условий для академической мобильности своих студентов, аспирантов и преподавателей; привлечения к процессу образования зарубежной профессуры и специалистов; обмена современными учебными методиками и технологиями. Также в систему образования региона необходимо включить механизмы организации стажировок специалистов всех сфер деятельности региона, что повысит уровень профессиональной подготовки кадров.

  6. Здравоохранение. Международные связи в сфере здравоохранения будут способствовать повышению качества медицинского обслуживания населения, и, следовательно, будут оказывать положительное воздействие на продолжительность жизни и здоровье людей. Международное сотрудничество в сфере здравоохранения следует осуществлять посредством обмена современным медицинским оборудованием, обмена научными разработками в области медицины, привлечения иностранных специалистов.

  7. Спорт. На территории Тюменского региона осуществляются некоторые формы международного спортивного сотрудни-чества. Для дальнейшего развития данных связей необходима организация на территории региона спортивных соревно-ваний мирового уровня, а также участие спортивных делегаций региона в международных соревнованиях и чемпионатах. Для того, чтобы подготовка тюменских спортсменов и международные чемпионаты, проводимые в регионе, соответствовали мировому уровню обязательно потребуется строительство современных спортивных сооружений и комплексов.

  8. Культура. Международное культурное сотрудничество – самый сложный процесс взаимодействия. Участниками ку-льтурного сотрудничества выступают отдельные индивиды, социальные группы и все население в целом. При рассмотрении международного культурного сотрудничества следует учитывать степень психологического взаимодействия народов различных культур. Обмен художественными коллективами, проведение выставок произведений искусства, обмен произведениями художественной литературы, создание интернациональных СМИ, доступ людей к всемирной сети Интернет значительно расширяет мировоззрение населения региона. Международные коммуникации населения способствуют налаживанию дружеских контактов среди людей различных национальностей. Однако во избежание возможности утраты собственной культуры или поглощением ее другой культурой необходимо проведение ряда политических и социальных мероприятий по сохранению собственного культурного наследия. Создание грамотного культурного имиджа региона в дальнейшем будет способствовать развитию международных связей во всех сферах деятельности региона. Необходимо поддерживать создание различных центров студенческих обменов, так как участие в международных образовательных, волонтерских, культурных программах, двусторонних обменах для многих молодых людей в нашем регионе в большинстве случаев является единственной возможностью познакомиться с культурой и обычаями других стран, пообщаться и подружиться со сверстниками из-за рубежа, побывать за границей.

  9. Туризм. Культурное и природное наследие – особый вид капитала, который очень часто представляет особую ценность в туризме. Распространение и распределение этих различных категорий капитала в различных регионах проходит достаточно неравномерно. В Тюменском регионе на современном этапе сфера туризма практически не развита. Для привлечения иностранных туристов необходимо создание новых и реставрация старых объектов истории и культуры. Также географическое расположение региона и его природно-климатические условия могут способствовать привлечению туристов. Главным принципом туристического бизнеса является создание определенной туристической обстановки. Создание туристической зоны в регионе потребует развитие инфраструктуры туризма: гостиницы, вокзалы, аэропорты и другие объекты, соответствующие мировым стандартам. Проведение рекламных кампаний по привлечению иностранных туристов будет являться одним из механизмов развития туризма в регионе.

  10. С
    истема органов власти. Эффективная работа органов власти региона, наличие необходимых структурных подразделений системы управления, профессионализм кадрового состава органов управления, правильно расставленные политические приоритеты – все это оказывает значительное влияние на развитие международного сотрудничества региона. Органы власти вправе координировать процесс развития международного сотрудничества региона: разрабатывать концепцию развития международного сотрудничества в краткосрочной или долгосрочной перспективе; создавать необходимую законодательную базу; распределять бюджетные средства на развитие международных отношений.

Предложенная модель эффективной системы международного сотрудничества со своими механизмами реализации теоретически позволяет решить ряд существующих проблем, сдерживающих развитие международных связей Тюменского региона. Практическое применение модели повлечет за собой ряд совершенствований структуры, направлений и механизмов международных связей Тюменской области. Наличие международных связей во всех составляющих системы региона способствует комплексному социально-экономическому развитию региона.

При осуществлении международной деятельности во всем разнообразии ее форм и направлений, субъекты одного государства, вместе с тем, должны признавать, что они имеют общие цели, как части единого государства, которые должны сотрудничать между собой по ключевым вопросам внешней политики, даже если некоторые их интересы различаются или они конкурируют в отдельных областях. В современной международной политике национальное государство является основой для легитимных международных связей, поэтому признание протекционистской роли национального государства является предпочтительным и в целом содействует успеху усилий субъектов в осуществлении международной деятельности.

Литература

  1. Архипов А.Ю., Черковец О.В., Внешнеэкономическая деятельность российских регионов / Сер. «Высш. образ.» – Ростов н/Д: «Феникс», 2005. – 192 с.

  2. Гаврилов А.И. Региональная экономика и управление: Учеб. пособие для вузов. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – 239 с.

  3. О развитии человеческого потенциала в Тюменской области: Анал. зап. / Территориальный орган ФС гос. статистики по Тюменской области. – Т., 2007.

  4. Официальный сайт Департамента инвестиционной политики и поддержки предпринимательства Тюменской области [Эл. рес.]. – Режим доступа: http://www.

Д. Ю. Руденко, ассистент каф. экономики и МХС ТГАМЭУП

ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На современном этапе развития Российской Федерации наблюдается глубокая дифференциация между регионами в социально-экономическом развитии. По уровню номинального валового регионального продукта на душу населения самые бедные и самые богатые регионы страны различаются в 43 раза (рассмотрение автономных округов в качестве самостоятельных субъектов увеличит это различие до 69 раз), по уровню безработицы – в 36, по объёму инвестиций в основной капитал на душу населения – в 40 раз, по соотношению среднедушевых денежных доходов с величиной прожиточного минимума – в 5,5 раз, по ожидаемой продолжительности жизни при рождении – в 1,3 раза. Такая резкая неравномерность социально-экономического развития неизбежно приводит к образованию очагов бедности, депрессивных регионов, снижению качества человеческого потенциала, сохранению значительного уровня безработицы, росту алкоголизма, ослаблению механизмов экономического взаимодействия и нарастанию межрегиональных противоречий, обострению социального напряжения и апатии. Недопущение чрезмерной дифференциации регионов по уровню социально-экономического развития, поддержание необходимых территориальных и структурных пропорций в экономике являются условием устойчивого развития России.

Анализ социально-экономического развития регионов России проводился в разрезе социально-экономической дифференциации. В качестве анализируемого периода времени выбраны 2002-2006 гг.

Ретроспективный сравнительный анализ показателей социально-экономического развития регионов РФ показал, что экономика страны в региональном разрезе характеризуется высокой степенью межрегионального неравенства – дифференциация регионов по отдельным показателям достигает десятков тысяч раз. Реальный ВРП в регионе-лидере (Тюменской области) в 2006 г. был в 37 раз больше, чем в регионе-аутсайдере (Ингушетии), что в 1,2 раза меньше в случае с номинальными значениями. Таким образом, если принять во внимание большие межрегиональные различия в уровнях цен, то различия между регионами в реальном выражении окажутся меньшими, но все еще чрезвычайно высокими. Средний показатель пяти регионов-лидеров в 2006 г. был в 7,5 раз выше душевого валового регионального продукта пяти регионов-аутсайдеров, более того, наблюдается тенденция к ухудшению данного показателя – в 2002 он составлял 5,77, в 2005 г. – 6,8; относительно благополучных регионов в стране явное меньшинство, только в 12 субъектах из 79 уровень душевого валового регионального продукта в 2006 г. превышал среднероссийский показатель, а при использовании критерия проблемности, принятого в Европейском союзе, проблемными следовало считать 48 из 79 регионов страны. Более половины регионов (43 субъекта) – явные аутсайдеры с уровнем валового регионального продукта на душу населения ниже 2/3 от среднероссийского уровня. Анализ показателя среднедушевых денежных доходов населения показал, что неравенство среди российских регионов гораздо менее значительно (с показателем размаха вариации, равным 10). Учет же региональных различий в уровнях цен еще больше снижает этот разброс – в 2006 г. максимум превышал минимум примерно в 6 раз. Наиболее сильной поляризацией характеризуется распределение регионов страны по объемам экспорта продукции на душу населения, размещению инвестиций, в том числе и прямых иностранных, расходам на технологические инновации на душу населения.

В российских регионах представлен весь возможный спектр показателей экономического неравенства, который существует в мире. Самая низкая дифференциация доходов населения наблюдается в депрессивных и кризисных регионах, самая же высокая – в наиболее благополучных регионах с высоким уровнем жизни – в Москве и Тюменской области. Развитые страны, ориентирующиеся на мощный средний класс, имеют невысокие различия в уровне доходов и небольшие когорты бедных, тогда как многие другие страны демонстрируют крайне поляризованное общество, с подавляющим большинством бедных, узким кругом богатых и незначительным средним классом, и доля таких стран постепенно увеличивается. В своей книге Й. Риддерстрале и К. Нордстрем пишут: «Уберите идеологические амбиции и экономические стимулы, и середина начнет исчезать. Не будем забывать, что рынок – всего лишь машина, которая делит мир по принципу эффективности. Рынок не слишком интересует середина... С начала 1980-х число банкротств среди среднего класса в США возросло на 400%... В будущем, размышляя о прошедшем десятилетии, наши дети… будут рассуждать о двойной экономике и переходе к биномиальному обществу, поляризованному миру достатка и бедности, возможностей и нищеты, роскоши и второсортности» [2, с. 78-79].

События в России в сфере распределения доходов и имущества происходят именно по последнему варианту. Коэффициент фондов продолжает расти и на конец 2007 г. достиг значения, равного 16,8, что является самой высокой величиной данного показателя за последние годы. Величина индекса Джини также является очень высокой, и на конец 2007 она составила 0,42. Денежные доходы наиболее обеспеченных граждан в России растут опережающими темпами по сравнению с ростом доходов самых бедных слоев населения – достижения рыночной экономики достаются в основном обеспеченным группам населения, недостатки же сказываются, главным образом, на малоимущих. Данный факт подтверждается в работах многих отечественных авторов. Например, А.Ю. Шевяков рассматривает, какие приросты доходов получают бедные и богатые, и приходит к выводу, что разница между 10% наименее и наиболее обеспеченного населения составляет 40 раз (см. рис. 1 прил. 2), при этом, чем выше среднедушевой доход в группе, тем выше прирост дохода. Другими словами, «ВРП мультиплицируется в росте доходов 20% наиболее обеспеченного населения, а остальные 80% населения получают от роста ВРП слишком мало» [5, с. 61].

Рост внутрирегионального и межрегионального неравенства продолжается и в настоящее время. По мнению автора, современная тенденция к нарастанию концентрации доходов в отдельных регионах при депрессивности и отсталости других приобретает в стране угрожающие масштабы.

Различия между регионами страны по экономическим условиям приводят к существенной разнице в условиях социальных. Индекс развития потенциала человека в 2004 г. различался от 0,653 в Республике Тува до 0,873 в Москве. Анализ значений индекса в динамике показал, что поляризация российских регионов усиливается: если в 2002 г. только 13 из них имели индекс ниже среднемирового (0,725), то к 2004 г. число отстающих регионов увеличилось до 25. Таким образом, почти треть российских регионов отставала от темпов роста индекса развития человеческого потенциала во всем мире.

Для российской экономики характерна несбалансированность развития отдельных компонентов человеческого потенциала (дохода, образования, долголетия). Анализ ожидаемой продолжительности жизни при рождении в динамике показал, что траектории социального развития регионов России все сильнее расходятся. Различия в данном показателе населения республик Тыва и Ингушетия достигают 17,6 лет, а для мужчин – 18,6 лет. В области образования также можно обнаружить существенные различия, обусловленные неравенством социально-экономического развития регионов. Охват дошкольным образованием детей в возрасте 3-6 лет колеблется по регионам от 7,4 и 27,3 (Ингушетия и Дагестан) до 91,1% (Чукотка). В доступе к качественному общему среднему образованию также имеются существенные различия по показателям охвата: доля учащихся среди детей и молодежи в возрасте от 7 до 24 лет колеблется от 100% в Москве до 40,7% в Ингушетии. Межрегиональные различия в показателях участия в образовании дополняются и дифференциацией в ресурсном обеспечении, что, в конечном счете, означает дифференциацию в качестве образования. Таким образом, автор приходит к выводу, что медленное улучшение социальных индикаторов в подавляющем большинстве регионов указывает на низкое качество экономического роста.

При расчете ИРЧП не учитывается уровень бедности населения региона, тем не менее, на наш взгляд, бедность населения во многом определяет возможности развития человека. Основу официально публикуемых данных об уровне бедности составляет индекс численности бедного населения (индекс распространенности бедности), определяемый в российских условиях как доля населения с доходами ниже прожиточного минимума.

Степень распространенности бедности в регионах РФ в 2006 г. варьировалась от 9,7 до 57,4%, различаясь более чем в 6 раз. География бедности во многом схожа с географией покупательной способности доходов населения, так как именно низкие доходы являются базовым фактором бедности. Минимальную долю бедных в 2006 г. имели г. Санкт-Петербург и Тюменская область, а максимальный уровень сохранялся в Калмыкии и Ингушетии, хотя достоверность данных по республикам Северного Кавказа, отличающихся самой высокой долей теневых доходов, относительна. Почти в половине регионов бедность составляет 20-30% (рис. 1).

Хотя отстающих регионов и становится относительно меньше, экономический рост не дает такого явного эффекта сокращения доли населения с доходами ниже ПМ и его региональных различий, если сравнивать с воздействием на динамику среднедушевых доходов населения. За 5 лет экономического роста распределение регионов по уровню бедности так и не преодолело кризисный сдвиг 1998-1999 гг. и не вернулось к уровню 1997 г., хотя по среднедушевым дохо-


Рис. 1. Распределение субъектов РФ по доле населения с доходами ниже величины прожиточного минимума

дам это произошло в 2002 г. По мнению Н.В. Зубаревич, «это означает, что практически во всех регионах малообеспеченные группы населения оказались отодвинутыми от растущего денежного «пирога», доходы распределялись не в их пользу, а социальная поддержка малообеспеченных групп населения была недостаточно эффективной. Возросшее неравенство в доходах в сочетании с повышением стандартов потребления основной части населения приводят к тому, что малообеспеченные домохозяйства ощущают собственную бедность и социальную исключенность все более остро» [3, с. 54-55]. Анализ данной проблемы представлен в работе автора [4].

Автором была доказана ярко выраженная связь между ВРП на душу населения и бедностью (коэффициент корреляции Пирсона – 0,7435). Главным передаточным механизмом между изменениями в экономической структуре региона и его социально-экономическими условиями является рынок труда, ключевыми переменными которого являются среднемесячная реальная начисленная заработная плата с учетом регионального уровня цен и уровень безработицы.

Для оценки степени социальной дифференциации автор использовал различные методики оценки бедности населения – абсолютную и относительную. Из рисунка 2 видно, что относительная бедность в регионах России тем выше, чем выше ВРП на душу населения и уровень неравенства. По мнению А.Ю. Шевякова, все это говорит о наличии «избыточного неравенства, выражающегося в избыточной концентрации и поляризации доходов, в том числе и в самых богатых регионах» [5, с. 62].

Рис. 2. Зависимость абсолютной и относительной бедности от ВРП на душу населения, 2005 г.

Только в Москве при абсолютном определении малоимущие составляли в 2005 г. 13,2% населения, а при относительном определении – 47,1%. При повышении же относительного порога бедности до 2/3 среднедушевого дохода в Москве будет уже 57,4% относительно неимущих. Причиной этому служит избыточная концентрация доходов. Бедность во многих регионах страны – это проблема чрезмерно высокого неравенства, и ее масштабы не могут быть радикально снижены в короткий срок без радикального снижения масштабов неравенства. Автор считает, что современная ситуация в стране парадоксальна – экономический рост в условиях существующих распределительных отношений только углубляет неравенство и бедность населения.

Согласно кейнсианской концепции важной задачей макроэкономической политики устойчивого развития страны является стабилизация совокупного спроса, а значит и ограничение расслоения общества на очень богатых и очень бедных. Выводы автора показывают, что на практике российские власти используют совершенно другой подход, распространенный среди сторонников теории предложения и направленный исключительно на стимулирование как можно более высоких темпов роста экономики без принятия во внимание социального фактора. При этом от целенаправленного формирования распределительных механизмов и институтов с учетом долговременных и социально-ориентированных целей развития общества государство устранилось, считая, что с ростом валового внутреннего продукта они решаются автоматически. Однако, несмотря на положительную зависимость между неравенством и уровнем жизни в российских регионах, относительно высокие темпы роста экономики вызваны высокими ценами на экспортируемое страной сырье, а рост неравенства нельзя считать благотворным. Автор приходит к выводу о том, что даже если в стране и будут обеспечены декларируемые показатели роста валового внутреннего продукта, автоматически это проблему развития потенциала человека не решит.

Литература

  1. Официальный сайт Института комплексных стратегических исследований // www.icss.ac.ru.

  2. Риддерстрале Й. Нордстрем К. Караоке – капитализм. Менеджмент для человечества / Пер. с англ. В. Мишучкова – СПб.: Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2004. – 325 с.

  3. Россия регионов: в каком социальном пространстве мы живем? / Независимый институт социальной политики. М.: Поматур, 2005. – 278 с.

  4. Руденко Д.Ю. Ориентирован ли экономический рост в регионах России на преодоление бедности? // Вест. ИНЖЭКОНА. Сер. Экономика. – 2007. – № 2 (15).

  5. Шевяков А.Ю. Социальная политика и распределительные отношения: проблемы и пути реформирования // ЭНСР. – 2005. – № 3. – С. 55-66.

Е. С. Серочудинов, к.э.н., доцент каф. национальной экономики и менеджмента ТГАМЭУП

ТИПИЧНЫЕ ОШИБКИ РУКОВОДИТЕЛЯ ПРИ УПРАВЛЕНИИ РАЗВИТИЕМ ОРГАНИЗАЦИИ

Одной из самых больших ошибок руководителя организации любого размера и формата является акцент на текущее функционирование, а не на развитие. Эту патологию можно проследить в преобладании текущих решений над решениями стратегическими, в объемах времени, которое руководитель готов тратить на обсуждение вопросов функционирования в ущерб вопросам развития. Рынок можно сравнить со скоростным шоссе, отсутствие движения на котором грозит организации тем, что ее обгонят конкуренты. Впрочем, существуют руководители, которые осознают глубину обозначенной проблемы и заинтересованы в том, чтобы к промежуточному финишу прийти в числе лидеров. Однако, желания развиваться порою оказывается недостаточно. Обозначим некоторые ошибки, которые руководители развивающихся организаций могут, на наш взгляд, допустить в процессе управления развитием:

  1. Игнорирование интересов персонала при проведении изменений, направленных на развитие организации. Более того, автор убежден, что только в случае, если работники организации вовлечены в процесс проектирования изменений, такие изменения могут быть успешно проведены. Персоналу организации легко принять те нововведения, которые они придумывали сами, и, напротив, благодаря сложившемуся стереотипу о разнице интересов руководителей и работников, сложно адекватно воспринять новые идеи администрации, какими бы положительными они ни были.

  2. Формирование миссии, стратегических целей организации без анализа конкурентной среды. В данном случае уместна будет метафора про комнату с выключенным светом. В такой комнате у нас всегда есть два пути: прописать план своих действий, надеясь, что мы итак хорошо видим в темноте (сформулировать стратегические цели без анализа конкурентной среды), либо включить свет (провести анализ конкурентной среды), после чего принять решение о дальнейших действиях.

  3. Формирование стратегических конкурентных преимуществ вокруг личности конкретного работника. Организация не должна зависеть от конкретного работника, какими бы уникальными способностями он ни обладал. Если речь идет о хорошем менеджере, одной из основных его задач должна стать задача подготовки достойного заместителя и строительство команды с высоким уровнем взаимозаменяемости; если речь идет о хорошем специалисте, то он должен получить полномочия и мотивацию на повышение уровня подготовки своих коллег.

  4. Развитие элементов организации, а не организации как единого целого. Организация должна развиваться гармонично, как единый организм, иначе «недоразвитость» определенных элементов не позволит развиваться в полную силу тем элементам, на которые сделана стратегическая ставка.

  5. Отсутствие стратегии увольнения. Развитие организации неизбежно приводит к тому, что какой-то персонал не в состоянии в силу своей квалификации, мировоззрения и пр. быть полезным на новом этапе, а увольнение повлечет недовольство, возможно, судебные разбирательства, что может существенно навредить имиджу организации. Для таких случаев у организации должна быть предусмотрена стратегия увольнения персонала, предусматривающая, например, достойную компенсацию за увольнение и помощь, рекомендации в поиске нового места работы.

  6. И
    гнорирование возможности привлечения консультанта
    . Консультант полезен хотя бы тем, что может посмотреть на организацию со стороны. Более того, грамотный консультант в вопросах изменений будет вызывать у персонала гораздо больше доверия, чем руководители организации, так как ему абсолютно невыгодно ущемлять интересы первого. Более того, консультант может выступить в роли «катализатора» изменений, ибо не обременен «текучкой», может быть полезен методически, поделиться наработанным в других организациях опытом.

  7. Игнорирование возможностей, которые создает наличие в организации конкурентной среды. Общеизвестно, что конкуренция повышает качество. Работник (отдел), у которого в организации нет конкурентов, не стремится сделать свою работу быстрее и качественнее. Внутренним клиентам данного работника (отдела) в отсутствии выбора чаще всего приходится смиряться с той заниженной производительностью, с которой этот работник (отдел) реализует свои функции. Создание ему альтернативы, выплата зарплаты не за количество отработанных дней, а за количество внутренних клиентов, которые были качественно обслужены, способно решить эту проблему.

  8. Ценность лояльности в ущерб ценности профессионализма. В процессе проведения изменений может встать вопрос о кандидатуре на вновь сформированную управленческую должность, либо о профессиональной пригодности уже работающих в организации управленцев. Такие вопросы чаще всего решаются не в пользу самого компетентного, профессионального менеджера, а в пользу менеджера, который проявляет наивысшую степень лояльности руководителю.

  9. Любое творчество в организации повышает себестоимость, но не любое увеличивает стоимость. Непродуманные, экономически необоснованные нововведения склонны совершать руководители с так называемой «творческой жилкой», которую, возможно, ценит собственник организации. Менеджера хвалят за попытку сделать деятельность организации эффективнее, забывая порою, что такая попытка стоила организации определенной суммы финансовых ресурсов и теперь ляжет на себестоимость со всеми вытекающими отсюда последствиями.

  10. Отчет мероприятиями, а не результатами проведенных изменений. При анализе промежуточного этапа развития организации необходимо не столько отмечать, что конкретно было сделано, сколько к каким конкретным результатам это привело.

  11. Формирование коллектива друзей, а не команды. У настоящих друзей слишком велика тяга друг к другу, поэтому работа для них в такой ситуации будет на втором плане, слишком много времени будет тратиться на проявление внимания друг другу. Команда – это, на наш взгляд, не группа друзей, а группа людей, объединенных одной целью, важной, прежде всего, для организации, а не для членов команды, достижение которой выгодно каждому из ее членов.

  12. Неготовность тратить (отвлекать) на развитие ресурсы. Развитие невозможно без ресурсных затрат, причем отдача от вложенных ресурсов не может быть мгновенной.

  13. Нежелание признать, что успехи, которых добилась организация, – следствие благоприятной конъюнктуры рынка, а не продуманной стратегии развития. Руководитель всегда должен адекватно оценивать причины отдельных успехов и неудач. Если организация развивается только за счет благоприятствования внешней среды, рано или поздно это закончится для нее крахом. Нельзя называть стратегией развития умелое пользование одним из элементов макросреды.

Мы не претендуем на полноту данного перечня, и все же все представленные нами выше ошибки взяты из практики известных российских консультантов по управлению (А.И. Пригожин, Д.М. Шустерман), а значит неоднократно имели место быть в практике российских предприятий.

И. А. Ситнова, к.э.н., доцент каф. менеджмента и экономической теории,

Ш. Ф. Айдарбеков, соискатель каф. менеджмента и ЭТ (Сибайский ин-т (фил.) БашкГУ)

ЭКОНОМИКА ПРАВА КАК МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА

Современные исследователи, как правоведы, так и экономисты, не проявляют особого интереса к глубокому изучению экономики права. К основным причинам сложившейся ситуации можно отнести то, что экономисты при изучении объективных закономерностей общественного развития априори относят правовые институты, в том числе контракты, собственность, трансакции к экзогенным величинам, заданным вне экономических систем и при анализе юридических феноменов концентрируют свое внимание, прежде всего, на последствиях существования и применения правовых норм. В свою очередь, правоведы в повседневной практике оперируют терминами причинно-следственных связей, четких регламентаций, приводящих к заранее определенной нормативно-правовой ситуации (казусу), разбираемой в судебном порядке. Вопрос лишь в поиске и применении наиболее точного определения и описания события, а также вынесении объективного решения правовой коллизии. Экономисты рассматривают каждого индивида в качестве типового элемента анализа, представляя его обезличенным эгоистом, добивающимся максимальной выгоды, мотивы и стимулы которого также обезличены и присущи любому экономическому агенту. Юридический же подход основан на разборе конкретных действий конкретных индивидов, обратившихся за правосудием к конкретному судье. Экономический субъект рационален, в то время как субъект юридический подвержен эмоциям, может действовать аффективно и необдуманно.

Между тем, результаты исследований отдельных отраслей права и конкретных нормативно-правовых актов с учетом экономических предпосылок, закономерностей и последствий обладают значительным потенциалом для совершенствования законодательной деятельности в условиях трансформации правовой системы, осуществляемой в нашей стране, целью которой является создание нормативно-правового обеспечения функционирования рыночной экономики. Кроме того, экономический анализ права позволяет значительно расширить инструментарий изучения человеческого поведения в реальных ситуациях, разработать рекомендации для проведения эффективной экономической политики.

Взаимосвязь экономической науки и юриспруденции известна давно. Подход к праву с экономической точки зрения прослеживается в трудах Б. Бонесара (1764), Й. Бентама (1789), К. Маркса (1867), Дж. Коммонса (1924). Однако, несмотря на очевидную актуальность и необходимость интеграции экономических и юридических подходов к изучению проблем современного общества, до 70-х гг. XX в. сотрудничество правоведов и экономистов ограничивалось решением задач в сфере налогового и антимонопольного законодательства, регулирования деятельности корпораций и рынка ценных бумаг. Немногочисленные работы раннего периода (до середины XX в.) основывались на принципах маржинализма, касающихся сравнения полезностей благ. В центре внимания исследователей экономики права находились вопросы законодательного обеспечения политики выравнивания доходов, перераспределения богатства, создания «справедливого государства благосостояния».

Революционным можно считать появление неоинституционализма, распространившего принципы неоклассической экономической теории на изучение нерыночного поведения в различных сферах деятельности. Ранние работы А. Алчияна (1961) и Г. Демсетца (1969), труды Г. Калабрези (1961), Р. Коуза (1966), Г. Беккера (1968), Р. Познера (1972) стали той основой, на которой строится вся система современной экономической теории права.

Особое значение в рамках экономического анализа права имеет статья Г. Беккера «Преступление и наказание: экономический подход» (1968), в которой подробному экономическому исследованию было подвергнуто уголовное право. Беккер в своей работе использует подход, который «следует принципам традиционного для экономистов анализа выбора, и предполагает, что человек совершает преступление в том случае, если ожидаемая полезность от этого действия превышает полезность, которую он мог бы получить, используя свое время и силы иным образом. То есть, «некоторые люди становятся преступниками не потому, что их базовая мотивация, отличная от мотивации других людей, а потому, что у них иная оценка затрат и результатов»[1, 365].

Согласно выдвинутым в книге Г. Беккера предположениям, существует реальная возможность оптимизации государственных расходов на борьбу с преступностью именно с позиции экономического анализа данного общественного явления. Руководствуясь критерием минимизации общественных потерь от преступности, целесообразно соотносить тяжесть наказания и вероятность его наступления. В том случае, если предельный эффект от усиления тяжести наказания превышает предельный эффект от вероятности его наступления, в полном соответствии с экономическими законами начинает действовать правило убывающей отдачи от сдерживания преступной активности.

Особая значимость работы Г. Беккера в том, что в ней он на практике применил и убедительно доказал, что многие явления и процессы, так или иначе связанные с уголовным правом, могут быть проанализированы, а в большинстве случаев разрешены с использованием методологических подходов и исследовательского инструментария экономической теории.

Большой вклад в становление экономики права внес Р. Познер, издавший в 1972 г. книгу «Экономический анализ права», в которой он обобщил многочисленные исследования (в т.ч. собственные), посвященные различным областям права. В своей книге Р. Познер юридически понятным языком изложил гипотезу о том, что нормы общего права «следуют логике эффективности». Нормы права собственности, договорного и деликтного права, по его мнению, необходимо рассматривать как экономически эффективное решение, обеспечивающее наилучшее использование ограниченных ресурсов общества. Именно выход книги «Экономический анализ права» считается «точкой отсчета» существования современной экономической теории права.

В дальнейшем идеи Г. Беккера, Г. Калабрези, Р. Коуза и Р. Познера были продолжены и развиты в работах Дж. Бьюкеннена, С. Дикина, А. Заостровцева, Р. Капелюшникова, Г. Керкмистера, Л. Косалса, Д. Норта, М. Олсона, А. Ослунда, В. Паризи, В.М. Полтеровича, Д. Робертсона, Дж. Ролза, В.Л. Тамбовцева, С. Уильямса, О. Уильямсона, М. Фридмена, Г. Ховенкампа, К. Цвайгерта, А.Е. Шаститко, Г.-Б. Шефера, Т. Эггертсона, А. Эрлиха.

Современная экономика права основана на убеждении экономистов, что основная парадигма экономической науки – теория выбора, может быть применена к изучению любых видов поведения физических и юридических лиц. По утверждению Д. Робертсона, «когда время и средства для достижения цели ограничены и возможны их альтернативные применения, а цели могут различаться в зависимости от важности, то предполагаются различные формы выбора. В этом заключена суть экономического подхода к праву», который строится на основе принципов максимизирующего поведения, устойчивых предпочтений, сравнения издержек и выгод.

Базовой предпосылкой для использования экономического подхода к исследованию правовых институтов служит допущение того, что люди, действующие в рамках правовой системы, совершают действия, максимизирующие их функции полезности, то есть ведут себя как рациональные потребители, совершающие оптимальный выбор. Экономическая ценность ресурсов, используемых на любые цели, включает издержки, равные ценности их наилучшего альтернативного использования, т.е. альтернативные издержки, анализом которых занимается потребитель, прежде чем сделать оп-ределенный выбор. Это согласуется с рациональностью индивида, который принимает решения, основываясь на буду-щих ожиданиях.

Экономика права предполагает, что люди реагируют не только на цены тех благ, которые можно приобрести на рынке, но и на правовые нормы, которые рассматриваются как система неявных цен. Эти цены создают положительные стимулы для одних форм поведения (предосторожность при заключении контрактов) и подавляют другие формы поведения (преступная деятельность), заставляя платить за них высокую цену. Цена – это механизм размещения ресурсов, который предоставляет информацию рынку, а цена, при которой достигается равновесие спроса и предложения блага, равна его альтернативным издержкам.

В некоторых ситуациях влияние закона на рыночное поведение самоочевидно хотя бы потому, что закон просто регулирует это поведение. Например, нельзя понять суть контрактного права без осмысления рыночного контекста формирования контрактов. При анализе рынка экономисты разработали концепцию равновесия, помогающую предсказывать последствия рыночных денежных операций в отношении участников, а также изменения юридически определенных правил рыночной игры. На идеальном рынке конкуренция обеспечивает производство товаров по цене, соответствующей предельным издержкам производства.

У
экономического подхода есть две отличительные черты: 1) он оперирует предельными величинами – занимается анализом эффективности небольших изменений в системе, которая в целом остается стабильной; 2) он уделяет особое внимание стимулам, которые действуют ex ante, т.е. еще до наступления события, требующего вмешательства правовой системы. Поэтому право оценивается экономистами с точки зрения создаваемых им стимулов, а не как механизм разрешения споров, что характерно для традиционного правоведения [2, с. 24-25]. Таким образом, экономический подход воспринимает законы и другие составляющие правовой системы не как объективную реальность, данную нам извне, а как совокупность альтернативных путей достижения определенных целей с учетом рационального выбора из на-бора ограниченных ресурсов. Такой подход к законам в частности и ко всей законодательной деятельности в целом яв-ляется следствием «экономического империализма», т.е. расширения сферы применения экономического подхода за пределы традиционного предмета экономической теории. Закон выступает достижением тех или иных целей и интересов, поэтому необходимо ex ante понимать сущность и содержание этих целей, знать, какая общественная группа является их носителем, будет ли реализация поставленных целей способствовать или препятствовать экономическому росту, максимизации создаваемого богатства [3, с. 21]. Помимо уже сказанного необходимо отметить несомненную значимость экономического подхода к праву с точки зрения применимости экономико-математических моделей к анализу ко-личественных правовых данных. Системно-статистическая и экономико-математическая обработка правовой информа-ции становится частью процесса выдвижения и проверки научных гипотез, объясняющих те или иные массовые действия, предпринимаемые участниками правовых процессов. Появляется возможность корректного объяснения выявляемых зависимостей – интерпретация не ad hoc (для данного случая), а интерпретация систематическая, увязывающая отдельные поведенческие акты в единую совокупность, трактующая их с единых позиций рационального поведения.

Практика применения экономического подхода к анализу права позволяет сформулировать некоторые выводы.

1) Не только индивиды, включенные по разным причинам в правовые системы, ведут себя экономически рационально, но и вся система общего права действует так, как «действовал бы в аналогичных ситуациях рациональный максимизатор» [3, с. 15]. Любые элементы правовой системы (судебные решения, определение ответственности, методы подсчета убытков) являются частью механизма, нацеленного на обеспечение эффективного распределения ограниченных ресурсов.

2) Подобно ценовому механизму, правовая система регулирует размещение ограниченных ресурсов. Ценой в данном случае является санкция, наступающая за нарушение закона.

3) Экономический анализ обладает несомненной полезностью и необходим для понимания сущности происходящих в обществе процессов: осуществления правовых реформ, улучшения как отдельных нормативно-правовых актов, так и всей системы, обеспечивающей их проведение в жизнь, … Это особенно важно для переходных экономик, характеризующихся значительной трансформацией правового поля и становлением рыночных отношений. Сформулированные выводы особенно важны для понимания сути реформирования экономики и общества в целом. Так, например, сегодня в России «законодательные органы в большинстве принимают не законы, отвечающие интересам общества и являющиеся обобщением реальной практики, а административные распоряжения, отражающие интересы тех или иных влиятельных групп. Люди относятся к таким законам не как к нормам, которым нужно следовать, а как к внешним бюрократическим запретам, принимаемым начальством для своей пользы. Такие нормы люди обходят, когда им это выгодно, и экономическая деятельность уходит в «тень» [3, 20]. Тот или иной нормативно-правовой акт может быть признан экономически эффективным только в том случае, если он способствует оптимизации использования ресурсов в обществе и всеобщему развитию национальной экономики, а не направлен на защиту частных интересов рентодателей в силу их привилегированного положения в системе государственной власти.

Таким образом, использование экономического подхода к исследованию проблем реформирования экономики и общества, совершенствования законодательства и правовой практики предполагает прежде всего анализ соответствующих документов с точки зрения их влияния на изменения возможностей ведения хозяйственной деятельности. В условиях быстрого развития правовых институтов рыночной экономики все возрастающее значение приобретает понимание логики права, понимание того, что стоит за правовыми нормами и как они влияют на поведение людей, а это именно те вопросы, решение которых возможно с использованием методологических подходов и институционального инструментария экономической теории права.

Литература

  1. Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория / Под общ. ред. д.э.н, проф. А.А. Аузана. – М.: ИНФРА-М, 2006.

  2. Одинцова М.И. Экономика права. – М.: ГУ ВШЭ, 2007.

  3. Тамбовцев В.Л. Право и экономическая теория. – М.: ИНФРА-М, 2005.

И. А. Ситнова

З. М. Салихова (Сибайский ин-т (фил.) Башкирского ГУ)

ИНТЕГРИРОВАННЫЙ ПОДХОД К ФОРМИРОВАНИЮ СТРАТЕГИИ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА

В условиях интенсивной глобализации мировой экономики и усиливающейся международной конкуренции инновационная модель развития заняла одну из основных позиций как наиболее эффективное и стратегически перспективное направление развития экономики региона, страны, мирового хозяйства в целом. Происходит формирование новой парадигмы роста на базе использования знаний и инноваций как важнейших экономических ресурсов [1]. Однако, для России характерны противоположные тенденции – сокращение масштабов научных исследований, снижение кадрового потенциала науки, катастрофический моральный и физический износ научно-исследовательского оборудования.

Экономический рост и увеличение ВВП в последние годы были достигнуты за счет наращивания сырьевого экспорта в условиях резкого роста мировых цен на энергоносители и другие виды природных ресурсов. Доля сырьевой продукции в общем объеме экспорта России за 1998-2007 гг. увеличилась с 70% до 85% (60% – это нефть и газ). Доля машиностроительной продукции в российском экспорте за тот же период сократилась с 17,5% до 9% [2]. Инновационная активность даже в технологически передовых отраслях остается на крайне низком уровне. По данным Института народнохозяйственного прогнозирования РАН 65% российских предприятий расходуют на исследования менее 1% своего оборота, 15% предприятий – чуть более 4% [3].

По мнению экспертов, одной из основных причин сложившейся ситуации является то, что реформы и преобразования последних лет не затронули институциональных основ еще советской модели научно-технического обеспечения социально-экономического развития страны. Наука, как фундаментальная, так и прикладная, оторвана от практической реализации создаваемых технологических новшеств.

Первый программный продукт «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий до 2010 года и на дальнейшую перспективу» был принят в 2002 г. и содержит базовые основы создания целостной национа-льной инновационной системы, включающей развитую инфраструктуру, цивилизованный рынок инноваций, правовую охрану результатов интеллектуального труда. Согласно принятой программе, инновационная политика государства дол-жна включать комплекс мер и механизмов федеральной поддержки, в т.ч. создание действенных стимулов осуществле-ния инновационной деятельности, разработку общих принципов нормативно-правовых, институциональных и организационных преобразований, определение мер, связанных с поддержкой и защитой национального научно-технического потенциала.

В настоящее время происходит смещение центра решения большинства задач социально-экономического развития территорий с федерального на региональный и муниципальный уровни. Данное смещение влечет за собой инициирова-ние сложных глубинных трансформационных процессов в плане реструктуризации и реорганизации экономики регионов.

Как показывают данные статистических исследований, регионы, входящие в состав Российской Федерации, характеризуются широким разбросом и крайней нестабильностью социально-экономических показателей, включая объемы промышленного производства, инвестиции в основной капитал, строительство объектов производственного и социального назначения и т.д. Относительно лучшее положение регионов связано с конъюнктурными факторами, прежде всего наличием богатых природных ресурсов (Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ, Республики Татарстан и Башкортостан), исключительным по величине административным ресурсом (гг. Москва, Санкт-Петербург), выгодным географическим расположением (Московская и Нижегородская области, Краснодарский край). Факторы неконъюнктурного характера, такие как рост производительности труда, эффективность использования основных производственных фондов, интенсивность внедрения новых разработок, задействованы очень слабо.

Разработка и реализация инновационных стратегий социально-экономического развития регионов, активизация их научно-исследовательского потенциала, использование новейших разработок во всех сферах хозяйственной деятельности приобретают особую значимость и актуальность. Речь идет об активизации и эффективном использовании инновационного потенциала каждого субъекта Российской Федерации и внутриобластных экономических регионов. Отдельный регион имеет свои специфические, исторически сложившиеся и обусловленные природно-географическими условиями факторы, воздействующие на процесс формирования и развития инновационной экономики на данной конкретной территории. Игнорирование этих факторов ведет, как правило, к возникновению искусственных, оторванных от жизненных реалий, а потому нежизнеспособных или неэффективных экономических структур, институтов и моделей инновационного развития.

Одной из основных задач при активизации инновационного потенциала является оценка и эффективное использование ресурсов, специфичных именно данному региону. Это позволит регионам не только поддерживать, но и развивать свои конкурентные преимущества, обеспечивая устойчивый рост экономики и благосостояния населения.

Возможное направление инновационного развития отдельного экономического подрайона и субъекта Российской Федерации был рассмотрен на примере Республики Башкортостан, которая является одним из регионов-доноров государства. В республике существуют предпосылки и возможности для формирования конкурентоспособной инновационно-направленной экономики, способной вывести регион на новый уровень развития. Инновационный потенциал республики включает 73 научно-технических организации, в том числе: в академическом секторе (Академия наук РБ и Уфимский научный центр РАН) – 11 организаций; в отраслевом секторе – более 50 (в том числе 26 научно-исследовательских институтов и их филиалов, 25 конструкторских организаций); 7 – проектных организаций; 8 – научно-исследовательских секторов в 8 вузах; десятки научно-технических и технических подразделений на промышленных предприятиях. Кроме того, функционируют около 60 малых инновационных предприятий, в т.ч. венчурных. Число инновационно-активных предприятий в 2006 г. возросло. Так, если в 2005 г. функционировало 41 предприятие такого типа, то к 2006 г. их стало на 8 единиц больше. В 2004 г. таких предприятий было 56. В 2006 г. объем отгруженной инновационной продукции в республике увеличился на 75,6% по сравнению с 2005 г. Доля значительно измененной и вновь внедренной продукции в общем объеме инновационной продукции республики составляет более 85% – четвертый показатель среди регионов Приволжского округа. Затраты на технологические новации в республике за период с 2001 г. по 2006 г. выросли в 3,5 раза и составили более 2 млрд. рублей в действующих ценах (6 место в Приволжском округе) [4].

Н
еобходимо отметить, что инновационное развитие региона происходит довольно противоречиво. По отдельным показателям наблюдается значительный рост, по другим – снижение. Так, например, в 2006 г. по сравнению с 2004 г. на 16,6 % уменьшилась численность персонала, занятого исследованиями и разработками [5]. Это объясняется тем, что не весь имеющийся персонал готов к рискованной инновационной деятельности.

Одной из ключевых задач, определяющих успешное осуществление стратегии инновационного развития, является выявление перспектив той или иной сферы деятельности в различных регионах республики. Для оценки существующей социально-экономической и инновационной ситуации в регионе и разработки рекомендаций по ее улучшению могут использоваться различные пространственные и экономико-математические методы, в т.ч. анализ сильных и слабых сторон региона, его возможностей и угроз (SWOT-анализ), факторное исследование макро-, микро- и внутренней среды (STEP-анализ), интегрированный подход, концептуальное моделирование развития территорий, ABC-анализ ресурсных возможностей региона.

К пространственным методам исследования региона относят поясное зонирование (Большой Лондон, развитие городов-спутников за пределами зеленого пояса), секторное развитие, параллельный город («параллельный Париж», построенный к западу от существующего), направленное развитие вдоль одной или нескольких специально избранных осей, («Пальцеобразный» план развития Копенгагена) и пр. [6].

Одним из методов пространственного зонирования региона является районная планировка, представляющая собой комплекс графических и текстовых материалов и процедур аналитического, прогнозного и проектного характера, призванная показать возможные варианты развития регионов и их частей на основе потенциальных возможностей и име-ющихся ресурсов. Территориальная планировка – это цепь последовательно развертывающихся усилий научного познания будущего и отбора с различной степенью вероятности решений, предназначенных для их осуществления в настоящее время. Следует отметить, что при построении модели развития территории необходимо применять теоретические и практические модели региональной экономики в комплексе, как появившиеся ранее, так и разработанные в наше время. К примеру, это теория центральных мест В. Кристаллера, рациональный штандорт промышленного предприятия В. Лаунхардта, модель общего экономического равновесия А. Лёша, которые имеют рациональные идеи и расчеты по оптимальному размещению различных предприятий, рынков и регионов. Также это работы Н. Чепурных, А. Новоселова, Е. Перцик, которые все больше внедряются для развития отдельных районов современной национальной экономики.

Основными этапами конструирования районной планировочной системы являются следующие:

  1. анализ инновационного потенциала (расширение научных знаний, возможных целей и вариантов их достижения);

  2. разработка программы развития (отбор целей и вариантов, формирование стратегии достижения цели);

  3. координация (согласование первоочередных решений с плановыми разработками и обеспечение плановых разработок рекомендациями районной планировки);

  4. разработка проектных решений (конкретизация на территории стратегической концепции и первоочередных разработок);

  5. реализация программы инновационного развития региона.

Данный подход может быть использован как при разработке стратегии инновационного развития на уровне муниципалитета, района, так и на уровне субъекта РФ. При этом разработка территориального развития должно рассматриваться в первую очередь на низшем таксономическом уровне, что предполагает реализацию проектов инновационного развития городов, которые будут функционировать как центры по решению финансово-экономических, организационно-управленческих и других вопросов и координации деятельности при реализации стратегии инновационного развития региона. Это позволит привести общие направления развития территорий к общей цели конкурентоспособности страны, посредством инновационного развития и благосостояния населения.

Уральский регион Республики Башкортостан расположен на уникальной территории с богатым ландшафтным разнообразием. Он отличается наибольшей сохранностью живописной природы, красотой края, богатой фауной и флорой. На территории данного региона находится четыре заповедника: Государственный природно-национальный парк «Башкортостан», Южно-Уральский заповедник, Башкирский заповедник, заповедник Шульган-таш; заказник Шайтан-тау, множество курортов, санаториев, домов отдыха, не уступающих по разнообразию и качеству предоставляемых услуг не только российским, но и мировым туристическим центрам.

На территории Уральского региона находятся города: Белорецк, Учалы, Сибай, Баймак; районы – Абзелиловский, Баймакский, Белорецкий, Бурзянский, Зилаирский, Учалинский, Хайбуллинский. Промышленность представлена пищевым, перерабатывающим, лесозаготовительным, строительным производствами; предприятиями по ремонту машин и оборудования, полиграфическими, перерабатывающими предприятиями; цветной металлургией, ремонтом машин и оборудования и др. По территории района проходят железнодорожные магистрали и автодороги, имеется несколько аэропортов, что способствует налаживанию прямых связей со столицей республики и соседними регионами.

Существующие предпосылки активизации хозяйственной деятельности позволяют сделать предположение о том, что в регионе может быть создан центр – координатор инновационного развития, оперативно решающий вопросы дальней-шего развития всех сфер и отраслей региона. Такой координирующий центр может быть образован путем сетевого объе-динения четырех городов, каждый из которых специализируется в различных отраслях и сферах хозяйственной деятель-ности (гг. Баймак, Белорецк, Сибай, Учалы). С учетом специфики и отраслевой направленности на базе такого объединения могут быть созданы центры инновационного развития, в т.ч. центр промышленного развития, научно-исследова-тельский центр, центр развития сельскохозяйственного производства, центр по информационному обеспечению региона и пр. Кроме того, локальными координаторами могут выступать отдельные населенные пункты или группы учреждений.

Сложившиеся условия нового типа хозяйствования в отдельных муниципальных округах, регионах и в республике в целом позволяют формировать долгосрочную стратегию инновационного развития экономики. Однако, существующие инновационные ресурсы и перспективные направления инновационного развития экономики региона не систематизированы, отсутствует глубокий анализ различных аспектов интенсивного внедрения инноваций и новаторского духа во все сферах жизнедеятельности региона, не до конца сформирован и отлажен механизм функционирования региональной инновационной системы.

Применение интегрированного подхода к исследованию и эффективной реализации инновационного потенциала позволит Уральскому региону стать стабильным и перспективным экономическим районом Башкортостана. Интеграция и ассимиляция преимуществ каждого субъекта региональной экономики будет способствовать организации единой системы управления развитием региона. Именно сетевая организация экономического взаимодействия, адаптированная к любым изменениям внутренней и внешней среды с оптимальным распределением координаторов роста, сопряжением интеллектуального капитала с требованиями научно-технического прогресса, способна обеспечить инновационный про-рыв экономики региона.

Таким образом, основными направлениями формирования и совершенствования региональной инновационной системы являются:

  1. создание организационно-экономических предпосылок и условий для инновационной деятельности при разработке новой конкурентоспособной продукции (услуг и технологий);

  2. концентрация ресурсов на приоритетных направлениях научно-технического и инновационного развития;

  3. стимулирование интеграции производства, науки и профессионального образования для развития наукоемких производств, конкурентоспособных на внешних и внутренних рынках;

  4. проектное финансирование инновационной деятельности на основе частно-государственного партнерства;

  5. оценка и анализ потенциала отдельного региона и особенностей его развития при формировании будущих действий;

  6. открытость региональной инновационной системы, обеспечивающая диффузию инноваций в межотраслевом и межрегиональном пространстве;

  7. развитие межрегиональных связей на основе субконтрактации субъектов инновационного предпринимательства.

Эффективное управление формированием и дальнейшим развитием региональной инновационной системы должно способствовать интенсификации инновационной деятельности во всех сферах хозяйственной жизни региона, увеличению доли продукции наукоемких отраслей и производств в валовом региональном продукте, росту показателей социально-экономического развития. Развитие региона, в свою очередь будет способствовать повышению качества жизни населения, укреплению позиций региона как стабильного и надежного партнера в общероссийском и общемировом экономическом пространстве.

Литература

  1. Федотов А.А. Региональные инновационные системы: проблемы становления / А.А.Федотов. Проблемы информационной экономики. Вып. V. Национальная инновационная система России: проблемы становления и развития: Сб. науч. тр. / Под ред. Р.М. Нижегородцева. – М.: ЛЕАНАД, 2006. – 242 с. (С. 314-321).

  2. Нугаева В. Инновации: нужен рывок в будущее / В. Нугаев // Республика Башкортостан – 2006. – № 120.

  3. Степанов С. Новые информационные технологии / С.Степанов // ЭКО – 2006. – № 2.

  4. Исянбаев М.Н. Методологические основы региональной структурной политики / Мон-я – Уфа: Гилем, 2006 г. – С. 183.

  5. Научные исследования и инновации. Стат. ежегодник / Территор. орган ФС гос. статистики по респ. Башкортостан. Уфа, 2007 г. – С. 10.

  6. Перцик Е.Н. Районная планировка (территориальное планирование): учеб. пособие для студентов вузов – М. : Гардирики, 2006. – 398 с.

А. С. Сулейманова, ст. преподаватель;

Д. Мухаметдинов (Сибайский ин-т (фил.) Башкирского ГУ)

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ МЕНЕДЖМЕНТА ЛЕЧЕБНО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНОГО ТУРИЗМА

НА ПРИМЕРЕ САНАТОРИЯ «ЯКТЫ-КУЛЬ»

В последнее время туризм получил значительное развитие и стал массовым социально-экономическим явлением международного масштаба. Быстрому его развитию способствует расширение политических, экономических, научных и культурных связей между государствами и народами мира.

С экономической точки зрения туризм – это особый вид потребления туристами материальных благ, услуг и товаров, который выделяется в отдельную отрасль хозяйства, обеспечивающий туриста всем необходимым: транспортными средствами, объектами питания, размещения, культурно-бытовыми услугами, развлекательными мероприятиями.

Т
уризм на сегодняшний день играет одну из главных ролей в мировой экономике и является в настоящее время одним из самых прибыльных видов бизнеса в мире. Туристский бизнес привлекает предпринимателей небольшим стартовым капиталом, быстрым сроком его окупаемости, постоянным спросом на услуги туризма, высоким уровнем рентабельности произведенных затрат. Для эффективного ведения туристского бизнеса предприниматель должен хорошо разбираться в вопросах экономики туризма.

Туризм занимает особое место в группе отраслей, имеющих ярко выраженную ориентацию на использование природных ресурсов. Своим происхождением туризм обязан разнообразию географических ресурсов мира и стремлению людей с этим разнообразием ознакомиться, поэтому проблема туризма всегда актуальна.

Характер природных условий оказывает большое влияние на выбор потенциальными туристами маршрута или района путешествия. Туристы принимают во внимание климатические и ландшафтные особенности, богатство и уникальность растительного и животного мира, естественные возможности для активного отдыха. Стремясь к полноценному от-дыху, туристы предпочитают маршруты и времена года, характеризующиеся благоприятными природными условиями.

Реки и озера также являются важными туристскими ресурсами. Они формируют благоприятный микроклимат, украшают ландшафт, предоставляют туристам отдыхать на воде, заниматься водными видами спорта.

В целом можно сказать, что чем большим числом разнообразных природных ресурсов, пригодных для рекреации, располагает данный район, тем больше у него возможностей для привлечения туристов. Таковым является Башкортостан, который входит в Уральский регион.

Республика Башкортостан располагает значительным ресурсным потенциалом для расширения туристской деятельности. При этом высокий уровень промышленного освоения территории Башкортостана и развитая транспортная инфраструктура делают его доступным для туристов из других регионов России и из-за рубежа.

Своеобразной и редкой красотой одарила природа Башкортостана. Путешественник здесь может проплыть по быстрым рекам, совершить трудные, но полные восторга восхождения на высокие уральские вершины, спуститься в темноту сказочно-заманчивых пещер, осмотреть целебные источники и озера и прозрачные, как хрусталь, горные потоки, с шумом низвергающиеся с живописных высот.

В Башкортостане расположен уникальный природный курорт «Янгантау», где основным лечебным фактором являются естественные горячие пары (40-500), и сухие горячие (50-700) газы, выходящие на поверхность из трещин горы Янгантау; в них содержатся кислород, двуокись углерода, азот, органические вещества. Другим лечебным ресурсом курорта является субтермальный радиоактивный источник.

Остальными наиболее крупными и известными своими лечебными свойствами являются: «Шафраново», «Глуховская», «Янган-Тау», им. Аксакова, «Красноусольский», «Якты-Куль», «Зеленая роща», «Шамсутдин». Также в санаториях используются другие виды лечения. Например, в санатории «Шафраново» основными лечебными средствами являются кумыс и климат; широко используются диеты, лечебные грязи и минеральные воды, физиотерапия, антибактериальное и патогенетическое лечение и т.д.

Лечебно-оздоровительный туризм имеет ряд отличительных черт. Во-первых, пребывание на курорте, вне зависимости от типа последнего и заболевания, должно быть длительным, не менее трех недель. Только в этом случае достигается желаемый оздоровительный эффект. Во-вторых, лечение на курортах стоит дорого. Хотя в последнее время стали разрабатываться сравнительно дешевые туры. Соответственно эти туристы делают выбор между курортами, специализирующимся на лечении конкретного заболевания, и курортами смешанного типа, которые оказывают общеукрепляющее воздействие на организм и способствуют восстановлению сил.

К таким относится Абзелиловский район, располагающий природными ресурсами для туризма и отдыха, он расположен в юго-восточной части Башкортостана в равнинно-степной и горно-лесной частях Зауралья. Граничит: на востоке – с Агаповским и Верхнеуральским районами Челябинской области, на юго-западе – с Баймакским, на западе – с Бурзянским, на северо-западе – с Белорецким, на севере – с Учалинским районами Республики Башкортостан. По площади Аб-зелиловский район в 21,8 раз больше государства Лихтенштейн, в 8,4 раза – княжества Андорра и в 1,6 раза – герцогства Люксембург. Уникальность района состоит в том, что на его территории находится один из самых крупных в республике лечебно-грязевых санаториев «Якты-Куль». И не воспользоваться этой возможностью для дальнейшего развития предпринимательства и сферы услуг было бы просто непростительно. Сегодня эти возможности используются далеко не полностью. Развитие пунктов общественного питания, услуг досуга, ресторанного бизнеса, услуг бытового обслуживания населения – вот неполный перечень направлений развития малого бизнеса и предпринимательства здесь.

Благотворное влияние на организм оказывает уникальный микроклимат. Санаторий находится на берегу озера Якты-Куль (озеро Банное). В 2004 г. санаторий «Якты-Куль» стал популярным туристическим центром. В двух километрах от санатория открылась горнолыжная трасса со скоростным подъемником. Она имеет перепад высот 450 метров и длину 2,5 километра. Эта трасса пользуется успехом у опытных любителей лыж. Рядом с ней находится трехсотметровая «горнолыжка» – для начинающих и детей. Родители имеют отличную возможность поставить ребенка на лыжи. Таким образом, санаторий укрепил свои давно завоеванные позиции семейного и молодежного центра. Люди, ведущие активный образ жизни, с удовольствием приезжают в санаторий для укрепления своего здоровья. Санаторий «Якты-Куль» имеет удобное географическое расположение, так как вблизи находятся крупный промышленный центр г. Магнитогорск и г. Белорецк, а также туристов привлекает расположенный рядом горнолыжный центр «Металлург-Магнитогорск».

Инфраструктура сама по себе представляет бизнес в сфере торговли, финансов, науки, производства, строительства, сельского хозяйства, сервиса, информации и т.д. Наличие развитой, соответствующей мировым требованиям инфраструктуры – основа регионального экономического роста. III Зауральский Объединенный инвестиционный форум Республики Башкортостан и Челябинской области, прошедший в Абзелиловском районе, ответил на многие вопросы развития туристического кластера, но поставил еще больше новых вопросов – на перспективу.

В последнее время все большую популярность приобретает горнолыжный спорт. Кататься на лыжах становится модно. В связи с этим появляются новые горнолыжные проекты. Весомые инвестиции вливаются в строительство горнолыжных центров. Необходимо отметить, что лучшие условия для этого вида спорта может предоставить именно Урал, где необходимо создать для туристов современные условия проживания и приемлемые цены, а также современную инфраструктуру.

На форуме состоялась презентация заявки на создание особой экономической зоны в Зауралье. Данный статус позволит не только развивать региональную индустрию туризма на более льготных и выгодных для инвесторов условиях, но и получать серьезную помощь от федеральных властей.

В дальнейшем Республикой Башкортостан и Челябинской областью планируется реализация мероприятий по созданию и развитию дорожной, транспортной инфраструктуры, инженерному обустройству и связи. Необходимо начать – кое-где и с нуля – развитие авиационной и автодорожной инфраструктуры, реконструкцию, строительство отдельных участков дорог, мостов, наиболее важных автомагистралей, связывающих Уфу с зонами туризма и отдыха, а также с городами Челябинском и Магнитогорском, строительство воздушных, морских, речных портов, автовокзалов. Нужны и условия для приема большегрузных самолетов. Очень важно развитие автодорожной инфраструктуры на наиболее крупных турнаправлениях. Хорошие дороги – это быстрое развитие туризма. Реализация проекта позволит создать автомобильный маршрут, а также условия для увеличения турпотока к ресурсам туризма отдаленных районов Башкортостана и Челябинской области.

Объединенный форум стал площадкой совместного обсуждения вопросов развития туристско-рекреационной зоны «Урал», которая предполагает создание туристического кластера на территории Белорецкого, Абзелиловского и Бурзянского районов.

Его целью является создание туристической зоны международного уровня со специализацией на зимних видах отдыха и спорта, а также на оригинальных летних видах досуга. Общее количество туристов, посещающих туристический кластер, планируется довести до 1,5 миллионов человек в год. По мнению разработчиков, проект, сочетающий комплекс природных, археологических и культурных объектов, должен создать Уралу мировой туристический имидж массового и индивидуального отдыха для всех возрастных групп. На территории кластера находятся такие известные санатории, как «Ассы», «Якты-Куль» и «Талкас», а также известные горнолыжные центры «Абзаково», «Металлург-Магнитогорск», «Мраткино».

Еще один объект, который в силах привлечь туристов – это «Экстрим-центр». Круг задач, которые ставят перед собой создатели проекта торговодосугового парка «Красная Башкирия» – «Экстрим-центра», видится им гораздо более широкими и глубокими, чем просто техническое воспитание молодежи. Этот проект предполагается реализовать в Абзелиловском районе Республики Башкортостан на самой границе с Челябинской областью в районе пос. Красная Башкирия на площади более 100 гектаров.

Основные функции проекта: развитие и пропаганда технических и экстремальных видов спорта, активного и здорового образа жизни – в городе, регионе и стране в целом. Создание условий для технической подготовки молодежи, в том числе допризывного возраста, спортивных секций для детей и юношества. Это несомненно поможет и решению проблем, связанных с социальной адаптацией молодых людей.

Следует отметить, что эти и другие факторы делают Абзелиловский район инвестиционно привлекательным регионом для развития туризма, предпринимательства и сферы услуг. Зона, рассчитанная на гостей из других регионов России, туристов из дальнего и ближнего зарубежья, будет специализирована на зимних видах отдыха и спорта. Для этого планируется строительство трамплинов, катков, элитной недвижимости в горах, горных гостиниц. А для инфраструктуры необходимо развитие пунктов общественного питания, услуг досуга, ресторанного бизнеса, услуг бытового обслуживания населения. Это неполный перечень направлений развития малого бизнеса и предпринимательства.

Основными задачами для района являются увеличение местного бюджета путем развития предпринимательства, а также развитие сферы здравоохранения.

Таким образом, с каждым годом в Абзелиловском районе идет развитие экономики, совершенствование социальной, духовно-культурной сфер, что, несомненно, повышает уровень жизни, благополучие и процветание как района, так и республики в целом.

Уникальная природа Башкортостана, чистый воздух, здоровый южно-уральский климат с преобладанием ясных солнечных дней придают отдыху неповторимый колорит. Здесь созданы великолепные условия для зимнего отдыха. Важно отметить, что дальнейшее развитие предпринимательства, торговли, туризма и связанных с ними услуг, создание благоприятной бизнес-среды, промышленное освоение имеющихся видов сырья станут в ближайшем будущем важнейшими статьями пополнения бюджета района, внесут весомый вклад в решение поставленной Президентом Республики Башкортостан задачи увеличения доли предпринимательства в формировании валового регионального продукта. Жители района возлагают большие надежды на увеличение притока инвестиций в экономику региона, что позволит решить ряд социальных проблем.

Географическое положение Абзелиловского района определяет благоприятные для человека природные условия, что способствует развитию его экономики. Следует отметить, что Абзелиловский район является одним из регионов Башкортостана, имеющий богатые рекреационные ресурсы, и развитие туризма здесь имеет большие перспективы. Развитие туризма даст мощный толчок росту экономики региона, будут созданы новые рабочие места, вырастет уровень жизни населения. Обладая уникальными природными ресурсами, как минимум неразумно не использовать их во благо региона и его жителей.

В
России туристская индустрия только развивается и потому нуждается в мощной поддержке со стороны государства. Использовать европейскую модель управления туристской отраслью и курортами пока еще рано. В настоящее время для развития туризма и курортного дела в России необходимо сильное и авторитетное федеральное ведомство (комитет, агентство, администрация), которое будет контролировать и одновременно стимулировать развитие всей отрасли в целом и курортно-туристского комплекса в частности. Представляется, что сочетание азиатской и европейской моделей сейчас больше подходит для организации управления туристской отраслью и курортным делом в России.

Туризм и курорты в нашей стране традиционно являются составной частью государственной политики, здесь тесно переплетены и взаимосвязаны социальные и экономические факторы. Следует особо отметить, что большая часть гостиниц страны относится к некатегорийным и не обеспечена достаточными удобствами.

Существуют и другие серьезные проблемы. Федеральным законом «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах» определено, что природные и лечебные ресурсы, лечебно-оздоровительные местности и курорты являются национальным достоянием и относятся, соответственно, к особо охраняемым природным объектам и территориям со своими особенностями использования и защиты. Однако в настоящее время государственное управление эксплуатацией природных лечебных ресурсов фактически утрачено.

К числу других факторов, сдерживающих развитие курортного дела в РФ, следует также отнести недостаточное законодательное и нормативно-правовое обеспечение туристской деятельности. В настоящее время нет эффективных механизмов функционирования туристских комплексов в условиях рыночной экономики и привлечения инвестиций в их развитие. Негативную роль сыграло и сокращение научных исследований по использованию природных факторов и механизмов их внедрения в практику. Не налажена унифицированная система подготовки и переподготовки кадров и их аттестации для предприятий отрасли, что отрицательно сказывается на качестве предоставляемых услуг. Не сформирована и отраслевая система стандартизации и сертификации.

Требует коренного изменения стратегия развития индустрии гостеприимства. Развитие инфраструктуры приема дол-жно идти не только и не столько за счет традиционных гостиниц, а скорее преобразовываться за счет других форм раз-мещения: клубов, малых частных гостиниц, мини-отелей, туристских деревень и многих других, которые пока не получи-ли в России сколько-нибудь существенного развития. Это будет способствовать привлечению частного капитала в эту сферу. Существующая сеть средств размещения нуждается в доведении уровня качества услуг до общепринятых стандартов.

Особого внимания требует проблема малых средств размещения или частных гостиниц. До настоящего времени в РФ нет утвержденного в принятом законодательством порядке положения о частной гостинице, нет системы категорирования, нет правил сертификации. Большинство действующих частных гостиниц оформлены как частное жилье. Отсюда – невозможность контроля их деятельности со стороны соответствующих служб, уход от налогов и коммунальных платежей, невыполнение ими требований безопасности и т.д.

Меры, предлагаемые с целью повышения экономической эффективности и развития туристской деятельности:

  • прорабатываются альтернативные варианты лицензирования. Это может быть, к примеру, учетная регистрация, использование единой номерной путевки;

  • готовится также предложение о передаче всего лицензирования на места, в субъекты федерации;

  • активно расширяется сотрудничество с зарубежными странами – в частности с Китаем, поскольку туристские обмены здесь выходят за рамки приграничных;

  • формируется общественный совет по туризму, который будет действовать при Федеральном агентстве по физкультуре, спорту и туризму. В дальнейшем все вопросы развития туризма будут рассматриваться сообща, с учетом мнения общественности.

Прежде всего, необходимо объединить усилия регионов в формировании общефедеральных туристских маршрутов, определить приоритеты и очередность их развития с целью повышения экономической эффективности предлагаемых мер. Только так, поэтапно, можно вывести туристическую отрасль из застоя.

Главные проблемы, сдерживающие динамичное развитие рынка туристских и курортных услуг в стране:

  • низкая платежеспособность массового отдыхающего;

  • одновременно постоянный рост цен на российский турпродукт;

  • несоответствие цены и качества предоставляемых услуг;

  • высокая стоимость проезда на курорты;

  • сезонность загрузки учреждений курортно-туристского комплекса;

  • необходима отраслевая структура управления с единым федеральным органом, курирующим вопросы курортов и туризма.

Существуют вопросы, которые без федерального уровня и комплексного подхода курортно-туристской сфере решить невозможно. Развитие отрасли сдерживает и отсутствие единой системы информационного обеспечения, современной системы статистики, соответствующей международным требованиям, которая учитывала бы и мультипликативный эф-фект от туристской деятельности, недостаточная реклама рекреационных возможностей российских курортов.

Важны также подготовка и повышение квалификации кадров на необходимом уровне и в нужном объеме, в том числе и руководящих работников, менеджеров высшего звена. Крайне необходимо проведение научно-исследовательских ра-бот, маркетинговых исследований в области российского и мирового туризма, составление прогнозов развития отрасли.

При разработке программ социально-экономического развития РФ на среднесрочный и долгосрочный периоды будут предусмотрены меры по развитию санаторно-курортной сферы и туризма в качестве приоритетных направлений. Это совершенствование законодательства, регулирующего курортно-туристскую сферу, разработка национальной програм-мы развития курортно-туристского комплекса России, совершенствование системы управления курортно-туристским комплексом России, поддержка въездного и внутреннего туризма. Предлагается создание в стране единой системы ин-формационного обеспечения, в том числе статистического, рекламно-пропагандистской деятельности для продвижения национальной марки курортов России как на внутреннем, так и на международном уровне.

Следует отметить, что в целом курортное дело в России пока малоэффективно: инфраструктура изношена и медленно реконструируется, в регионах не торопятся с созданием необходимых условий для развития рынка санаторно-оздо-ровительных услуг, преобладают монополизм и устаревшие методы управления, как результат – высокая цена путевок, достаточно скудный сервис. Задача восстановления и укрепления здоровья людей была и остается одной из важнейших для государства.

А. С. Сулейманова, Е. Печина, Сибайский ин-тут (фил.) Башкирского ГУ,

А. С. Янтурина, аспирантка Башкирского ГУ

СТРАТЕГИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ АГРОТУРИЗМА В РОССИИ

Сегодня туризм становится насущной необходимостью все большего количества людей в мире. Средства массовой информации, маркетинг внедрили в сознание людей необходимость и прелесть путешествий не только с точки зрения познаний, но и с точки зрения восстановления и получения разнообразных удовольствий. Причем понимание комфорта и удовольствий с развитием туризма в мире претерпело существенные изменения в сторону повышения стандартов и огромного разнообразия предложений.

К одной из новых форм отдыха, пришедших в Россию из зарубежных стран, относится сельский туризм. Агротуризм довольно популярен в Европе и становится чем-то вроде последнего крика моды, которой следуют миллионы европейцев с весьма устойчивым достатком. Все большее число людей предпочитает спокойствие, первозданность, экологическую чистоту суете и пестроте фешенебельного курорта. Многие специалисты уверены, что именно агротуризм станет самым привилегированным видом отдыха в завтрашнем мире. Его концепция довольно проста: клиенту предлагают проживание в сельской местности и приобщение к традиционному образу жизни деревень, участию в сельскохозяйственных работах, знакомству с подлинной местной кухней, наслаждению красотами нетронутых уголков природы.

В Федеральной целевой программе «Социальное развитие села до 2010 года» сформулирована задача организации агротуризма, в соответствии с чем предусматривается «формирование территориальной сети «информационно-консу-льтационных центров», пропаганда агротуризма, обучение сельского населения основам организации несельскохозяйственных видов деятельности в целях развития альтернативной занятости в сельской местности».

Сельский туризм имеет свои особенности и играет немаловажную роль в структуре региональной экономики. Так, специфика аграрного туризма выражается в минимизации издержек, прежде всего на питание и про­живание. Естественно, что питание в сельской местности обходится в 2-2,5 раза дешевле (минуя посредников), чем в городе. Проживание здесь также дешевле, особенно в лет­ний период. Это как минимум вдвое снижает стоимость путевок. В то же время весь культурный потенциал туристской программы пребывания в той или иной местности или стра­не, размещенный в крупных городах, может быть реализо­ван агротуризмом путем локальных заездов в свободное от трудовой деятельности время. В этом смысле агротуризм может рассматриваться как разновидность социального ту­ризма. К специфике аграрного туризма следует отнести разви­тие таких специфических подотраслей, как производство дичи на промышленной основе с последующим доращиванием в вольерах и выпуском на охотничьи угодья.

Сельский туризм носит мультипликативный характер, так как его развитие способствует росту инфраструктуры, народных промыслов, социально-нравственного сознания, производства сельскохозяйственной продукции, увеличению занятости и подготовки кадров на селе, привлечению молодых и креативных людей, в целом способствующее улучшению экологии и социально-экономического облика села. Аграрный туризм во многом определяет занятость сельского населения и определенную долю прибыли хозяйств. Немаловажным является и то, что агротуризм способен воспрепятствовать оттоку местного населения в города, развить инфраструктуру деревень и укрепить социальные контакты, используя возможность культурного обмена. Агротуристический рынок характеризуется наличием субъек­тов, т.е. юридических и физических лиц, которые являют­ся производителями и потребителями туристского про­дукта. Среди них выделяются четыре субъекта: сами агротуристы (потребители турпродукта), туроператоры, турагенты и агрохозяйства, предоставляющие агротуристические услуги.

Механизм функционирования туристского рынка – это система действий экономических рычагов для сбалансирования спроса и предложения на туристский продукт, на обмен «деньги – туристский продукт», на денежные потоки и потоки туристского продукта. Функционирование агротуристического рынка можно пред­ставить схемой, приведенной на рис. 1, которая отражает все процессы, происходящие на данном рынке. Здесь происходит непрерывное движение потоков денег и туристского про­дукта, которые движутся навстречу друг другу, создавая туристский кругооборот.



Рис. 1. Схема функционирования агротуристического рынка

Источник: составлено автором

1 – туроператор занимается поиском и подбором агрохозяйств, желающих предоставлять агротуристические услуги. При этом на данном этапе анализируется наличие всех необходимых элементов, которые нужны для создания комплексного туристского продукта. В частности к таковым относятся:

  • Натуральные ресурсы – это природно-климатический потенциал, то есть красивая природа, свежий воздух, леса, горы, реки, озера, флора, фауна; это возможность обеспечить туриста экологически чистыми продуктами питания и т.д.

  • Транспортные ресурсы – это наличие транспортных путей сообщения, посредством которых агротурист сможет добраться до места отдыха;

  • Инфраструктура – условия проживания, которые будут предложены туристу, энерго-, газоснабжение, водо­провод, канализация, телефонная, Интернет-связь, дороги и т.д.;

  • Культурные ресурсы – наличие исторических памятников природы, местных достопримечательностей, предполагаемых маршрутов для экскурсий, а также способности сельской семьи разработать культурно-досуговую программу для отдыхающих.

2 – при наличии всех вышеперечисленных условий для отдыха туриста заключается договор, в котором указывается полный перечень прав и обязанностей сторон, определяется цена и разрабатываются конкретные программы отдыха;

3 – туроператором заключается контракт с турагентством на реализацию путевок. Определяется размер вознаграждения турфирмы (комиссионное вознаграждение);

4 – турагент занимается поиском клиентов, после чего продает путевки агротуристам;

5 – турист платит турфирме деньги за турпутевку;

6 – турагент передает вырученные средства туроператору, получая за реализацию путевки комиссионное вознаграждение;

7 – агротурист обменивает турпутевку на турпродукт, то есть на конкретные услуги агротуризма;

8 – в процессе реализации турпродукта агротурист получа­ет определенные впечатления, то есть происходит процесс кос­венного возврата туристу его денег.

Для успешного ведения своей деятельности турфирмам нецелесообразно распылять свои усилия, а рекомендуется сос-редоточиться на определенном круге потреби­телей агротурпродукта и строить свою политику поведения на рынке таким образом, чтобы наиболее полно удовлетворять все потребности именно этого узкого сегмента путешественников. Поэто-му проводится сегментация агротуристического рынка, т. е. разделение его на однородные удельные рынки, сегменты.

Развитие сельского туризма не только в нашем, но и в других регионах страны, во многом зависит от функционирования данных участников агротуристического рынка, поскольку при отсутствии либо неэффективном функционировании одного из них, нарушается баланс рынка в целом. Поэтому целесообразным будет рассмотреть деятельность данных агентов с точки зрения проблем и перспектив в их развитии.

1. Для начала рассмотрим агротуристов. Естественно, что спрос всегда рождает предложение. В настоящее время население крупных городов, уже изрядно насладилось зарубежными поездками и ощутило на себе, что такое «гостиницы 4...5...звезд», «шведский стол», «все включено» и прочее. Многие, если не большинство, уже успели сравнить прелести зарубежного отдыха со своим, «доморощенным». А что же это за отдых, если не агротуризм? Многочисленные публикации различных авторов, а также собственные проведенные исследования свидетельствуют о наличии спроса на данный вид услуг. Для того чтобы количество потребителей сельского туризма увеличивалось, необходимо довести до людей все его преимущества и рассказать о положительном воздействии на сельскую местность. Этому может способствовать активная популяризация и пропаганда в СМИ.

2. Говоря о функционировании агрохозяйств, можно отметить следующее: в настоящее время они развиваются стихийно. Это объясняется тем, что отсутствует нормативно-правовая база, которая регулировала бы данную деятельность. Вопрос организационно-правовой формы агрохозяйств также требует своего рассмотрения. Исходя из того, что семьи, предоставляющие агротуристические услуги, будут иметь определенный доход, то данное агрохозяйство получает статус коммерческой организации. Наиболее подходящей формой государственной регистрации в данном случае выступит индивидуальное предпринимательство. Таким образом государство получит дополнительные денежные средства в ви-де налоговых отчислений, что в свою очередь отразится на экономике региона и страны в целом.

3. Туроператоры. Существует большая проблема, с которой могут столкнуться туроператоры. Она заключается не в поиске агрохозяйств и не в ремонте домов, а в людях. Жители российской глубинки недоверчивы и боязливы, их будет сложно уговорить принять у себя туристов. Однако при умело организованной деятельности со стороны муниципальной власти, туристских предприятий будет возможным разработать данный вид туризма, столь перспективный для нашего региона. Естественно, что в первое время селяне будут принимать только семьи или женщин с детьми, но потом будут организованы и целые группы.

Таким образом, механизм взаимоотношений между участниками агротуристического рынка может нарушиться только при отсутствии одной из звеньев системы. В связи с этим необходимо отметить, что наличие тесных, взаимовыгодных связей между данными элементами будет способствовать развитию агротуризма, что в свою очередь окажет влияние на вывод российского села из затянувшегося социально-экономического кризиса.

Кроме того, необходимо оценить перспективы агротуристического рынка с позиций возможностей и угроз, присущих его участникам, а также разработать конкретные мероприятия для его успешного функционирования.

В экономической литературе для выработки различных стратегий используется матрица SWOT-анализа, которая включает в себя анализ сильных и слабых сторон предприятия, его потенциальные возможности и угрозы.

Для каждого из элементов рынка агротуризма, а именно для туроператоров, турагентств, агрохозяйств и агротуристов, выявим возможные перспективы и преграды, стоящие на пути реализации данных перспектив. Найденные «плюсы и минусы» занесем в матрицу. Определяющими и имеющими важное значение для дальнейшего анализа и разработки стратегии, будут ячейки «4В» и «4У» (рис. 2).

Ячейка «4В» образуется на пересечении всех возможностей, характерных рынку агротуризма в Башкирском Зауралье. Здесь будет находиться стратегия «реализации имеющихся возможностей». Ячейка «4У» получается при обобщении угроз, присущих каждому из перечисленных субъектов. В этом месте определим стратегии «преодоления или предотвращения имеющихся угроз».

Стратегия развития агротуризма в Башкирском Зауралье предполагает эффективное функционирование участников агротуристического рынка, их взаимовыгодное сотрудничество, а также поддержание и совершенствование механизма взаимоотношений между туроператорами, турагентами, агрохозяйствами и агротуристами. Естественно, что реализация данной стратегии носит поэтапный характер и направлена на долгосрочную перспективу.

Для развития агротуристического сектора в первую очередь необходимо решить следующие задачи:

1. Популяризировать сельский туризм посредством публикаций статей в местной и региональной прессе;

2. Сформировать координационные центры по организации агротуристических хозяйств на уровне региона;

3. Обеспечить взаимодействие участников агротуристического рынка;

4. Создать региональные базы данных, предназначенные для клиентов и турагентств, желательно на основе ассоциаций агротуристических хозяйств и других субъектов агротурбизнеса;

5. Привлечь большое число туристов в сельскую местность с помощью проведения активной рекламной политики.

Более конкретно, для решения проблемы формирования агротуристического рынка, предполагается осуществление следующих мероприятий и действий:

  • В области организационного обеспечения: создание объединений субъектов агротуристического бизнеса, которые будут заниматься консультированием желающих заниматься агротуризмом по всем вопросам, осуществлять регистрацию, раз-рабатывать инструкции по ведению данного вида бизнеса, процедуры лицензирования, организовывать каналы микрокре-дитования агротуристических объектов, проводить рекламную и маркетинговую деятельность по сектору агротуризма;

  • В области информационного обеспечения: формирование на базе этих объединений масштабных интерактивных баз данных, собственно и создающих сколь угодно широкий рынок предложения местных турпродуктов в информационной форме, подготовка и создание базового пакета информацион­но-рекламных материалов о возможностях данного рынка с целью фор­мирования положительного имиджа территории и популяризации данного вид отдыха;

  • В области правового обеспечения: создание норматив­но-правовой базы или дополнение имеющейся с учетом региональной специфики и основ системы государственного регу­лирования туристской деятельности; определение приоритетов и разработка региональных программ развития агротуризма;

  • В области финансового обеспечения: организация системы льготного кредитования агротуристических объектов (микрокредитования агротуристических хозяйств), финансирование программ необходимой профподготовки (переподготовки) кадров, как стратегическая задача – финансирование инфраструктуры сельской местности (прежде всего, дороги, электро-, водо-, газоснабжение, телефонизация);

  • Решение всех вышеперечисленных проблем требует политической поддержки власти – минимум на уровне региона. Уже этого, как показывает опыт Запада, будет достаточно для запуска рыночного механизма в секторе агротуризма. Сложные задачи предстоит решить и местным органам власти. Прежде всего, необходимо активизировать природоохранную деятельность в районах, существенно повысив ее эффективность. Однако все эти проблемы, безусловно, грамотнее, легче и скорее решатся при наличии политической поддержки центра – соответствующей государственной программы, предполагающей правовое и финансовое обеспечение.

В итоге, деятельность по развитию агротуризма должна рассматриваться как стратегический социально-экономичес-кий и социально-политический проект поддержки российского села и российской провинции в целом, требующий политического решения на уровне правительства и межведомственной координации. Только в этом случае агротуризм получит «зеленый свет» и будет развиваться как сектор современной туриндустрии.

В

целом, если сопоставить состояние агротуризма в нашем регионе с тенденциями и методиками развития этой отрасли экономики в мире, то данное сравнение оптимизма не вызывает. Но у республики есть все шансы на то, чтобы мир узнал Башкортостан как вожделенный для любого туриста край. Выгодное географическое положение, уникальная территория с разнообразными ландшафтами, богатое культурно-историческое наследие, живые традиции, великолепная национальная кухня, относительно низкая стоимость трудовых ресурсов – все это способствует процветанию любого вида отдыха, а главное – агротуризма.

Рис. 2. Матрица «возможности – Угрозы»

Т. В. Сумская, к.э.н., (ин-т экономики и организации промышленного производства СО РАН)

БЮДЖЕТНЫЕ АСПЕКТЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ (НА ПРИМЕРЕ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ)

К настоящему времени проблема формирования и укрепления финансовой базы органов местного самоуправления (МСУ) остается одной из наиболее острых и насущных в межбюджетных отношениях в России. Относительная экономическая самостоятельность местного самоуправления обусловливает необходимость самостоятельного бюджетного регулирования, что невозможно без формирования собственных доходных источников местных бюджетов, достаточных для эффективного выполнения функций, возложенных на местное самоуправление. Специфика муниципального уровня управления заключается в его социальной ориентации, что делает зависимой социально-экономическую ситуацию в России в целом от того, как местная власть решает конкретные проблемы на своих территориях.

В настоящее время в РФ сложился чрезмерно централизованный порядок бюджетно-налогового регулирования, в силу чего многие муниципальные образования (МО) не могут самостоятельно и устойчиво функционировать, так как в своем бюджете имеют менее 20% собственных доходов, недостаточно используется налогообложение на землю и другие ресурсы. Опережающее сокращение доли доходов местных бюджетов в консолидированном бюджете Федерации при росте доли их расходов приводит к опережающему сокращению капитальных расходов по отношению к текущим и, как следствие, – недофинансированию инвестиционных расходов. Снятие этих проблем невозможно без укрепления собственной доходной базы местных бюджетов.

Российские муниципальные образования заметно различаются как по уровню фактических налоговых доходов, так и по налоговому потенциалу. В этой связи можно выделить группу муниципальных образований – областных и республиканских столиц – центров субъектов Федерации, финансовое положение которых в значительной степени отличается от финансового положения остальных российских муниципальных образований. Органы МСУ административных центров субъектов Федерации, как правило, имеют бюджеты, сопоставимые по размерам с бюджетами собственно субъектов Федерации (без бюджетов муниципалитетов), и не являются получателями средств из региональных фондов финансовой поддержки муниципальных образований. В качестве объекта исследования выбрана Новосибирская область (НСО), которая относится к данной группе субъектов РФ1. Кроме того, выбор Новосибирской области в качестве объекта исследования обусловлен тем, что в 2003 г. она одной из первых перешла на новые принципы организации межбюджетных отношений, в соответствии с которыми низовыми элементами бюджетной системы выступают бюджеты муниципальных образований поселенческого типа, которых в области насчитывается 460. При этом сохранилось понятие «районный бюджет» внутри областного бюджета, рассматриваемый как сумма расходов конкретного района плюс смета расходов районных администраций. В результате обеспечена преемственность и участие районных советов в формировании областного бюджета в разрезе каждого района, включая контроль за исполнением областного бюджета в разрезе района. С 2005 г. Новосибирская область досрочно начала реализовывать новый Федеральный закон о местном самоуправлении [1], т.е. область является пилотным регионом, в котором указанный Закон начал действовать раньше, чем в остальных регионах России.

Доходными статьями местных бюджетов являются налоговые, неналоговые и безвозмездные поступления. Причем устойчивой основой доходной базы бюджетов органов МСУ можно считать только налоговые доходы, связанные с экономическим потенциалом данной территории. Большая часть неналоговых доходов является либо временной, либо не-стабильной. В среднем по Российской Федерации неналоговые доходы составляют около 5-8% всех доходов местных бюджетов [2]. Доля неналоговых доходов в бюджете Новосибирской области составляла за период 1996-2006 гг. 2-4% (без учета г. Новосибирска). В 2003-2006 гг. в структуре доходов местных бюджетов, помимо налоговых, неналоговых доходов и безвозмездных поступлений, выделяются еще доходы от предпринимательской деятельности. Их доля в совокупных доходах муниципальных образований области составляет в среднем 2-3%.

Для оценки уровня самостоятельности бюджетов органов МСУ Новосибирской области, было проанализировано распределение доли полученных (налоговых и неналоговых) доходов в совокупном доходе местных бюджетов области за период 1996-2006 гг. Результаты расчетов представлены в таблице 1.

Таблица 1

Распределение доли полученных доходов МО НСО

Интервал доли доходов, %

Количество муниципальных образований, попавших в группу

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

0-20

2

2

0

6

4

5

6

14

2

25

29

20-30

14

12

3

11

15

11

12

7

10

6

2

30-40

9

8

7

9

7

5

6

6

9

2

2

40-50

5

7

13

4

5

9

4

1

6

0

0

50-60

1

2

3

1

1

0

3

2

3

0

1

60-70

3

2

3

0

2

3

2

3

2

2

0

70-80

0

2

4

3

1

1

3

2

2

0

1


80-90

2

1

2

1

0

1

0

0

2

0

0

Свыше 90

1

1

2

2

2

2

1

2

1

0

0

Как видно, доля полученных доходов для большей части муниципальных образований (МО) НСО находилась за период 1996-2004 гг. в пределах 20-40%, в 2005-2006 гг. – в пределах 20%. Причем если в 2003 г. доля полученных доходов составляла менее 20% для 14 муниципальных образований, то в 2005 и 2006 гг. количество таких территорий увеличилось до 25 и 29-ти соответственно.

Распределение доли безвозмездных перечислений в общих доходах муниципалитетов Новосибирской области представлено в таблице 2, из которой следует, что для большинства МО НСО безвозмездные перечисления составляют свыше половины бюджетных доходов.

Таблица 2

Распределение доли безвозмездных перечислений в бюджетах МО НСО

Интервал доли перечислений, %

Количество муниципальных образований, попавших в группу

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

0-10

1

1

2

2

2

2

1

2

3

0

0

10-20

2

1

2

1

0

1

1

1

1

0

0

20-30

0

2

4

3

1

1

2

1

2

1

1

30-40

3

2

3

0

2

3

3

3

1

1

1

40-50

1

2

3

1

1

0

2

3

3

0

0

50-60

5

7

13

4

5

9

4

0

6

0

0

60-70

9

8

7

9

7

5

7

6

11

3

2

70-80

14

12

3

11

15

11

11

9

8

8

4

80-90

2

2

0

6

4

5

6

9

2

22

19

Свыше 90

0

0

0

0

0

0

0

3

0

0

8

Оценка степени оправданности концентрации ресурсов с точки зрения выравнивания бюджетной обеспеченности муниципалитетов может быть проведена с помощью характеристик неоднородности показателей до и после выделения средств бюджетам муниципальных образований. В качестве характеристик неоднородности совокупности использовались методы статистического анализа, позволяющие рассчитывать показатели разброса, такие как размах асимметрии, рас-сеивание, эксцесс рассеивания, стандартное отклонение и коэффициент вариации [3]. С ростом однородности по выбор-ке показатели разброса должны уменьшаться. В работе оценивались показатели разброса полученных и располагаемых (с учетом безвозмездных перечислений) бюджетных доходов МО Новосибирской области на душу населения (табл. 3).

Таблица 3

Показатели неоднородности уровня бюджетных доходов на душу населения

Показатели

Полученные доходы

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

Размах асимметрии

4,1

6,1

5,7

6,9

8,2

7,15

7,5

33,4

24,1

5,8

9,9

Рассеивание

167

259

239

256

411

563

770

1118

1526

709

1036

Стандартное отклонение

231

396

316

377

600

777

1068

1509

2050

1151

1671

Коэффициент вариации, %

40,6

58,1

50,8

54,1

57,9

59,3

57,7

132

111

68,9

87,2

Располагаемые доходы

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

Размах асимметрии

2,7

2,6

2,7

2,9

2,9

3,3

3,5

6,1

6,0

2,9

3,2

Рассеивание

313

290

227

391

438

555

968

1236

1799

1516

2253

Стандартное отклонение

395

418

328

502

616

803

1407

1613

2423

2332

3512

Коэффициент вариации, %

25,1

24,6

27,6

25,4

21,6

23,8

28,0

61,0

65,9

27,1

29,6

Из таблицы 3 следует, что размах асимметрии между муниципальными образованиями в Новосибирской области после перечисления средств местным бюджетам из областного за период 1996-2006 гг. сокращается. Рассеивание муниципалитетов по показателям полученных и располагаемых доходов в целом за рассмотренный период увеличивается. Рост стандартного отклонения располагаемых доходов по сравнению со стандартным отклонением полученных доходов объясняется увеличением среднего уровня варьируемого показателя, т.к. в НСО все муниципалитеты получают помощь из регионального бюджета. Поэтому оценивалось изменение неоднородности с учетом увеличения средней величины доходов местных бюджетов путем расчета коэффициента вариации по стандартному отклонению. Показатель располагаемых доходов имеет гораздо меньший коэффициент вариации, т.е. неоднородность в бюджетных доходах после перечисления муниципалитетам средств из областного бюджета сокращается в 2-2,5 раза.

В качестве иллюстрации увеличения или уменьшения межтерриториальной дифференциации по уровню полученных и располагаемых бюджетных доходов могут служить коэффициент фондов и индекс Джинни. Коэффициент фондов отражает уровень дифференциации доходов территорий, а индекс Джинни показывает концентрацию доходов по группам территорий. Чем больше значение индекса Джинни, тем больше неравенство между территориями. Динамика коэффициента фондов и индекса Джинни свидетельствует о направлении изменения неравенства с течением времени. Графическая интерпретация динамики данных показателей представлена на рисунках 1, 2.

Рис. 1. Графическая интерпретация динамики коэффициента фондов

Рис. 2. Графическая интерпретация динамики индекса Джинни

Кроме того, в работе рассмотрено, отвечают ли средства, передаваемые из областного бюджета органам местного самоуправления, цели внутрирегионального выравнивания. Для тестирования этой гипотезы была оценена зависимость средств, поступающих в местные бюджеты из бюджета области на душу населения, от среднедушевых налоговых и неналоговых бюджетных доходов путем оценки уравнения:

Ti =  +   Ri + i ,

где Ti – перечисления из областного бюджета i-му муниципальному образованию в расчете на душу населения;
Ri – налоговые и неналоговые доходы i-того муниципалитета на д.н.;  – свободный член регрессии;  – угловой коэффициент; i – остатки регрессии.

Результаты расчетов представлены в таблице 4.

Таблица 4

Результаты оценки уравнения Ti = α + βRi + ξi

Показатель

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

R2

0,36

0,55

0,48

0,45

0,59

0,56

0,49

0,30

0,48

0,40

0,46

Оценка 

1522

1590

841

1987

2722

3166

4986

1518

1858

8022

11330

t-статистика 

10,5

15,0

13,3

12,4

17,2

15,5

13,3

15,3

18,4

18,7

21,1

Оценка 

-1,02

-0,95

-0,54

-1,07

-0,93

-0,91

-1,08

-0,21

-0,27

-1,06

-1,21

t-статистика 

-4,4

-6,4

-5,4

-5,3

-7,0

-6,5

-5,7

-3,7

-5,3

-4,6

-5,2

Из приведенных данных видно, что в Новосибирской области за период с 1996 по 2006 гг. выявлена статистически зна-чимая отрицательная зависимость между рассмотренными параметрами. Т.е. можно утверждать, что бюджетная полити-ка в области направлена на выравнивание среднедушевых бюджетных доходов муниципальных образований. В данной связи важно заметить, что все оценки коэффициентов в рассмотренной регрессии значимы при 99%-м уровне доверия.

Наличие и направления действия стимулов для муниципалитетов рассматриваемых регионов можно оценить по предельному эффекту увеличения налогов, поступающих в местные бюджеты, т.е. по увеличению располагаемых доходов при увеличении налоговых поступлений в бюджет на 1 рубль с помощью оценки уравнения:

(Yit-Yit-1) =  +  (Xit-Xit-1) + it,

где Yit – располагаемые доходы i-го МО в году t; Xit – налоговые доходы i-го МО в году t;  – угловой коэффициент;
 – константа; it – остатки регрессии.

Результаты расчетов представлены в таблице 5.

Таблица 5

Результаты оценки уравнения (YitYit-1) = + β (XitXit-1) + ξit

Показатель

1996-1997

1997-1998

1999-2000

2000-2001

2001-2002

2002-2003

2003-2004

2004-2005

2005-2006

R2

0,55

0,43

0,81

0,59

0,47

0,75

0,84

0,21

0,23

Оценка 

1,07

0,68

1,15

0,98

1,15

1,02

1,59

0,43

2,34

t-статистика 

6,6

5,1

12,0

6,9

5,5

10,1

13,2

2,8

3,1

Оценка 

0

-14535

15855

6714

30370

-49459

0

143430

99476

t-статистика 

-14,7

8,3

3,4

6,4

-9,3

15,8

11,7

Представленные в таблице 5 зависимости оказались статистически значимы, оценка коэффициента  во всех регрессиях больше 0, причем этот коэффициент значим при 99%-м уровне доверия. Таким образом, несмотря на существующие проблемы финансового обеспечения местных бюджетов, стимулы работают в направлении сохранения и развития собственного налогового потенциала муниципалитетов Новосибирской области.

Таким образом, анализ структуры доходов местных бюджетов в Новосибирской области свидетельствует об их низком уровне самостоятельности, поскольку для них характерно отсутствие устойчивой доходной базы бюджета. Так, на долю безвозмездных перечислений для большинства муниципалитетов приходится более половины доходных источников. Низкий уровень полученных доходов не компенсируется надежным механизмом закрепления постоянных нормативов отчислений в местные бюджеты от регулирующих налогов.

Решение проблемы создания эффективного местного самоуправления требует, прежде всего, укрепления доходной базы местных бюджетов. К настоящему времени доля полученных доходов в структуре местных бюджетов в большинстве регионов России составляет около 30%. Анализ распределения полученных доходов в муниципальных образованиях Новосибирской области показал, что их доля в общей сумме доходов составляет в среднем от 20 до 40%. Это является свидетельством зависимости местных бюджетов от вышестоящих органов власти.

Подтверждением этого факта является и усилившаяся в последние годы практика роста централизации доходов территориальных бюджетов, что сопровождается и увеличением доли безвозмездных перечислений в бюджетах муниципальных образований. В частности, для большей части МО НСО безвозмездные перечисления составляют более половины всех доходов. Однако, как показали расчеты, это не лишает органы местного самоуправления стимулов к активизации деятельности по наращиванию собственной налоговой базы. Поэтому, несмотря на нехватку собственных ресурсов, недостаточную самостоятельность, органы местного самоуправления Новосибирской области заинтересованы в проведении эффективной бюджетной политики.

По результатам данного исследования, учитывая, что рассмотрено только 2 года реализации в Новосибирской облас-ти новой версии закона о местном самоуправлении (2005 и 2006 гг.), сложно дать однозначную оценку данным бюджетным новациям. Однако можно отметить серьезное сокращение удельного веса полученных доходов (налоговых и неналоговых поступлений, собираемых на территории) и высокую дифференциацию душевой бюджетной обеспеченности муниципальных образований Новосибирской области.

Четкая система межбюджетных взаимоотношений имеет важное экономическое, политическое и социальное значение для успешного развития государства. Однако процесс оказания финансовой помощи должен выступать вторичным по отношению к установлению собственной налоговой базы бюджетов каждого уровня. Для выполнения основополагающих принципов рационального формирования и эффективного функционирования всей национальной бюджетной системы – для достижения сбалансированности бюджетов разных уровней и для обеспечения их самостоятельности необходимо, прежде всего, четко и качественно установить критерии распределения налоговых доходов между бюджетами всех уровней.

Литература

  1. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон от 06.10.03 № 131-ФЗ.

  2. Григоров В.Э., Жигалов Д.В., Перцов Л.В. Анализ влияния реформы местного самоуправления и реформы межбюджетных отношений на финансовое состояние муниципальных образований Российской Федерации. Аналит. доклад. М.: Фонд «Институт экономики города», 2008.

  3. Беденков А.Р. Методы оценки региональной экономической и социальной асимметрии // Региональная социально-экономическая асимметрия и механизмы ее выравнивания. Матер. межвед. сем. М.: Инсан, 1998. С. 41-48.

Д. В. Феоктистов, ст. преподаватель каф. экономики и МХС ТГАМЭУП;

Ю. В. Карюкина, ассистент каф. экономики и МХС ТГАМЭУП

ОЦЕНКА МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ ПО КРИТЕРИЮ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Важнейшим критерием оценки эффективности социально-экономической политики государства является качество жизни населения. Отметим, однако, что унифицированный подход к реализации тех или иных мер по государственному социально-экономическому регулированию в России наталкивается на региональное многообразие условий формирования и протекания социально-экономических процессов и, как следствие, зачастую приводит к непредсказуемым негативным результатам. В качестве примера можно указать на мероприятия по реформированию экономики в 90-е гг. прошлого века, форсированную приватизацию, жилищно-коммунальную реформу, недавнюю монетизацию льгот. В связи с этим возрастает значение количественного описания объекта государственного воздействия как системы показателей (или интегрального показателя) качества жизни населения Российской Федерации с учетом межрегиональных различий по его различным категориям.

Понятие «качество жизни» в современном мире трактуется по-разному в зависимости от целей и задач исследования. Это понятие часто отождествляется с близкими ему по значению категориями «благосостояние населения», «уровень жизни», «образ жизни», «стиль жизни».

Понятие качества жизни можно рассматривать в трёх аспектах [2]:

  • качество жизни – общенаучное понятие, определяющее совокупность условий жизни человека в её социальном, политическом, культурном, духовном, материальном и других аспектах;

  • качество жизни – экономическая категория, отражающая уровень развития потребностей, которые необходимо удовлетворить для обеспечения нормальной жизнедеятельности человека (как потребителя), и степень их удовлетворения через общественную трудовую деятельность человека (как производителя), а также условия для развития и удовлетворения этих потребностей;

  • качество жизни – показатель социального менеджмента, отражающий обеспеченность потребностей (рациональных или минимальных) населения определённого социально-территориального образования.

Существующие методики исследования уровня и качества жизни можно разделить на две большие группы: технократическая (экономическая) и гуманистическая (социальная). Технократический подход использует объективные показатели развития экономики страны, в данном случае население рассматривается как элемент производительных сил общества.

Гуманистический подход использует субъективные показатели, которые собираются с помощью репрезентативных исследований. В его основу положена модель «ощущаемого качества жизни»: сложный характер взаимосвязи объективных и субъективных условий жизни не подтверждает кажущуюся вполне очевидной истину, что люди в лучших материальных условиях жизни более удовлетворены ею, чем находящиеся в относительно худших условиях. Таким образом, истинное значение качества жизни отражено в субъективных ощущениях индивидов, формирующихся на основе конкретных материальных условий жизни, эмоционального состояния и т.п. Для регионов России использование субъективных оценок пока невозможно, для этого нужны регулярные социологические обследования, репрезентативные исследования для каждого субъекта РФ. Такие попытки имеются, например, проводимые исследования Ю.А. Левадой и исследования под руководством Н.М. Римашевской [1, 6].

Показатели, с помощью которых оценивается качество жизни населения, можно разделить на количественные и качественные.

Количественные показатели качества жизни наиболее очевидны. Исследование качества жизни населения регионов обычно начинают с рассмотрения показателей подушевого ВРП, совокупного дохода и его производных. Рассчитываются также показатели средней зарплаты, пенсии, стипендии, пособия. Исследуется также степень соответствия доходов населения прожиточному минимуму, что позволяет выявлять степень распространения бедности среди населения.

Более глубокой характеристикой уровня и качества жизни населения считаются коэффициенты дифференциации доходов, устанавливающие размер превышения денежных доходов высокодоходных групп по сравнению с низкодоходными группами населения. Широко применяются такие коэффициенты дифференциации, как коэффициент фондов; децильный коэффициент дифференциации; квартильный (квинтельный) коэффициент дифференциации; коэффициент стратификации. Показатели дифференциации охватывают и коэффициенты концентрации Лоренца и Джини, относящиеся к системе оценок, известной как методология Парето-Лоренца-Джини.

Качественные показатели качества жизни включают показатели условий труда, быта и досуга человека.

Показатели условий труда включают в себя следующие показатели, тесно связанные с демографической характеристикой населения:

  • границы рабочего возраста;

  • установленная и фактическая продолжительность рабочей недели (по отраслям и секторам экономики);

  • продолжительность оплачиваемого отпуска;

  • показатели условий труда непосредственно на рабочих местах (уровень запыленности, шума, вибрации, различных видов излучений; монотонность труда, неудобная поза, необходимость много передвигаться и т.д.).

В прямой зависимости от условий труда находятся показатели, отражающие уровень профессиональных заболеваний, производственного травматизма и смертности на производстве. К ним относятся:

  • коэффициент частоты несчастных случаев, который определяется путем деления числа несчастных случаев на сред-нюю численность занятых;

  • показатель средней продолжительности нетрудоспособности, который представляет собой отношение общего числа дней нетрудоспособности к числу пострадавших в несчастных случаях;

  • коэффициент тяжести несчастных случаев, который рассчитывается как отношение общего числа дней нетрудоспособности к общему числу отработанных человеко-дней;

  • коэффициент смертности от несчастных случаев, определяемый как отношение числа погибших на производстве к общему числу пострадавших или к средней численности занятых за этот период.

Исследование условий быта и досуга основано на анализе направлений использования полученного дохода и доли расходов на различные товары и услуги в общих расходах. К числу показателей материального благосостояния часто относят также имущественные и денежные накопления, поскольку текущий доход не всегда точно отражает уровень реального потребления.

Характеристика потребления населением важнейших видов продовольственных и непродовольственных товаров производится путем определения показателей среднегодового потребления на душу населения мяса, птицы, рыбы, яиц, хлеба и хлебобулочных изделий и других продуктов как для всего населения, так и для отдельных социально-профессиональных групп. При этом потребление продовольственных товаров рассматривается не только с точки зрения количества, но и с точки зрения калорийности потребляемых продуктов, а также содержания в них белков, жиров, углеводов и витаминов.

Ч
то же касается обеспеченности населения различными предметами длительного пользования, то статистика рассчитывает число предметов длительного пользования в среднем на 100 семей, или на 1000 человек населения. Это касается автомобилей, холодильников и морозильников, телевизоров и телефонов, стиральных машин, пылесосов и полотеров и т.д.

При характеристике жилищных условий статистика прежде всего выделяет владельца жилья. С этой целью весь жилищный фонд делится на собственный, арендуемый и муниципальный. В связи с тем, что некоторые владельцы имеют несколько жилых владений, статистика также выделяет первичные резиденции (где пользователь проводит большую часть времени) и вторичные резиденции.

К показателям образования и культуры населения можно отнести следующие:

  • число неграмотных и их доля в общей численности лиц старше «возраста грамотности» (этот возраст определяется каждой страной в зависимости от конкретных условий);

  • численность детей школьного возраста, не посещавших школу;

  • численность и структура учащихся начальных и средних школ;

  • численность студентов вузов на 100 тысяч жителей;

  • тираж книг на 100 тысяч жителей, а также ряд других показателей.

Показатели здравоохранения включают в себя:

  • количество учреждений здравоохранения и их мощность, которая измеряется либо числом посещений в смену, либо количеством мест в стационаре;

  • обеспеченность населения медицинским персоналом (число врачей на 1000 человек жителей как в целом, так и по отдельным специальностям; подготовка медицинских кадров);

  • показатели деятельности медицинских учреждений (число больных в стационарах; число вылечившихся больных; смертность в медицинских учреждениях и т.п.);

  • общий объем финансирования здравоохранения за счет всех источников.

В современной практике оценки качества жизни принято два подхода:

1. Оценка производится с помощью системы показателей – социальных индикаторов.

2. Рассчитывается сводный индекс уровня и качества жизни на основе отдельных показателей.

В Российской Федерации в качестве основных социальных индикаторов качества жизни используется система «Основные показатели уровня жизни населения в условиях рыночной экономики», разработанная в Центре экономической конъюнктуры и прогнозирования при Министерстве экономики РФ в 1992 г. [4]. В ней представлено 7 разделов, охватывающих 39 показателей. Кратко покажем содержание данной системы.

Первый раздел показателей «Обобщающие показатели» включает критерий уровня жизни, индекс стоимости жизни и ВНП (фонд потребления, фонд личного потребления) на душу населения. В разделе «Доходы населения» рассматриваются такие показатели, как личные, реальные и располагаемые общие доходы населения, средний доход и средняя зарплата работников, средний размер пенсии, пособия, стипендии. К разделу «Потребление и расходы населения» относят общий объем потребления населением материальных благ и услуг, потребление населением основных продуктов питания, покупательную способность средней заработной платы и средней пенсии. Четвертый раздел рассматривает денежные сбережения населения. Раздел «Накопленное имущество и жилище» показывает наличие предметов длительного пользования в собственности населения, жилищные условия населения. Раздел «Социальная дифференциация населения» отражает распределение населения по размеру среднедушевого совокупного дохода, структуру потребительских расходов населения с разным уровнем среднедушевого дохода, динамику стоимости фактической и нормативной потребительской корзин различных слоев населения, индекс концентрации доходов (коэффициент Джини), соотношение средних значений дохода и потребления в границах верхней и нижней децилей.

Последний раздел показателей «Малообеспеченные слои населения» включает прожиточный минимум (порог бедности), минимальный потребительский бюджет, размер зарплаты и пенсии, покупательную способность минимальной заработной платы и минимальной пенсии, коэффициент (уровень) бедности, зоны бедности.

Двенадцать показателей из вышеперечисленных были рекомендованы для расчета в субъектах Федерации:

  • средняя оплата труда работника.

  • покупательная способность населения со средними заработной платой и пенсией.

  • минимальный потребительский бюджет по основным социально-демографическим группам населения.

  • прожиточный минимум по основным социально-демографическим группам населения.

  • численность и доля населения, имеющего среднедушевые доходы ниже минимального потребительского бюджета и прожиточного (физиологического) минимума.

  • потребление продуктов питания в домашних хозяйствах с различным уровнем среднедушевого дохода.

  • денежные доходы и расходы определенных социально-демографических групп населения.

  • показатель дифференциации населения.

  • соотношение среднедушевых доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения.

  • индекс концентрации доходов населения (коэффициент Джини).

  • структура потребительских расходов различных социально-демографических групп населения.

  • распределение населения по размеру среднедушевого дохода.

Вместе с этим продолжаются дискуссии о разработке интегрального показателя (индекса) качества жизни населения. В качестве такового в разное время предлагалось использовать национальный доход на душу населения, долю расходов на питание в общих расходах домохозяйства, относительный коэффициент смертности, определяемый как отношение числа смертей лиц в возрасте 50 лет и старше к общему количеству смертей, среднюю продолжительность жизни населения, показатель свободного времени, выдвигавшийся исходя, из известного высказывания К. Маркса о том, что свободное время в будущем станет мерой общественного богатства.

Примером такого индекса может служить предложенный российскими статистиками «индикатор напряженности». Его составляющими являются: 1) степень обеспеченности потребительскими товарами; 2) уровень преступности; 3) степень недовольства населения комплексом нерешенных социально-политических, экономических и экологических проблем. На базе этих данных более чем в 100 городах и во всех регионах страны был вычислен индекс. Величина индекса от 0 до 0,4 свидетельствует о социальной стабильности; от 0,4 до 0,8 – о социальной напряженности; от 0,8 до 1,4 – о локальных конфликтах; от 1,4 до 2,0 – о социальных взрывах в регионе; свыше 2,0 – о массовых социальных взрывах.

Во второй половине 80-х гг. международной организацией «Программа развития ООН» (ПРООН) в качестве обобщающего показателя качества жизни населения был предложен индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП). Концепция и принципы исчисления ИРЧП были одобрены правительством РФ (расп. № 1404-р от 29.09.97). Выработана стратегия и определены три тематических направления продолжения сотрудничества России с ПРООН.

ИРЧП содержит четыре парадигмы и измеряется тремя показателями.

К важнейшим парадигмам развития человеческого потенциала относятся:

  • продуктивность как результат эффективной деятельности, направленной на повышение дохода и экономического роста;

  • равенство, понимаемое как равенство возможностей в реализации способностей и пользования благами;

  • устойчивость, позволяющая обеспечить доступ к возможностям цивилизации не только нынешним, но и будущим поколениям;

  • расширение возможностей, предполагающее, что развитие осуществляется не только в интересах людей, но и их усилиями.

В числе показателей для расчета величины ИРЧП используют: ожидаемую продолжительность жизни, уровень образования, реальный душевой ВВП. Взятые вместе они отражают три главных качества: здоровую жизнь, знания, достойный человека уровень жизни.

Улучшение здоровья населения рассматривается как важный фактор физического развития и повышения работоспособности населения и соответственно расширения возможностей для создания продуктов и услуг, накопления знаний и пр., поэтому выбор показателя ожидаемой продолжительности жизни, отражающего достижения в области улучшения здоровья человека, не является случайным.

Повышение уровня образования существенно влияет на качество человеческого капитала – основного фактора приумножения богатства общества и обусловливает рост общественной производительности труда. Уровень образования характеризует накопленный образовательный, трудовой, научный, интеллектуальный и творческий потенциал, составляя фонд совокупных знаний и умений – «духовное богатство» общества. Это качество передается от поколения к поколению и представляет собой важную предпосылку как развития самого человека, так и роста эффективности воспроизводственного процесса в целом.

Кроме того, на основе данных о количестве лет обучения и затратах на него, производимых семьей, государством, предприятиями и организациями, можно выявить накопленный потенциал знаний на определенную дату. Пересчет полученных данных из национальной валюты в доллары США (согласно ППС) позволяет не только осуществлять международные сравнения, но и определять величину данного потенциала по группам стран и по миру в целом, выявляя закономерности и динамику происходящих процессов.

Благосостояние или доходы населения измеряются показателем не национального богатства, а ВВП на душу населения. Хотя показатели национального богатства характеризуют накопленные результаты экономической деятельности на определенную дату, они исчисляются в ограниченном числе стран и их расчет пока не отработан. Поэтому в настоящее время используются показатели ВВП, характеризующие лишь текущую деятельность.

Обращаясь к механизму расчета ИРЧП, отметим, что он определяется как средняя арифметическая величина из трех показателей:

  • индекс ожидаемой продолжительности жизни, означающий продолжительность предстоящей жизни при рождении и устанавливаемый в минимальном и максимальном значениях в интервале от 25 до 85 лет;

  • индекс уровня образования, на 2/3 производно от грамотности среди взрослого населения (от 0% до 100%) и на 1/3 от совокупной доли учащихся (тоже от 0% до 100%) среди населения в возрасте до 24 лет;

  • индекс благосостояния, измеряемого ВВП на душу населения от 100 до 40000 долл. США согласно ППС национальной валюты.

Каждый показатель рассчитывается по формуле: , где


– индекс данного вида; – фактическое значение показателя; и – значение показателя, принятое как минимальное и максимальное соответственно.

На основе рассчитанных индексов ожидаемой продолжительности жизни (Iпж), образования (Iобр) и душевого дохода (Iд) вычисляется ИРЧП:

.

С 1990 г. ПРООН выпускает ежегодные доклады о развитии человека, где публикуются данные о величинах ИРЧП по странам, входящим в ООН. При оценке межрегиональных различий с помощью ИРЧП ООН указанная методика меняется за счет показателя достигнутого уровня образования [5]. Его оценка осуществляется с помощью параметра числа лет обучения, приходящегося в среднем на взрослого жителя региона.

Безусловный интерес представляет индекс качества жизни, разработанный сотрудниками кафедры географического факультета МГУ по заказу Министерства экономического развития и торговли РФ [6]. Индекс предназначен для интег-ральной оценки приоритетных компонентов качества жизни в субъектах РФ и мониторинга социального развития регио-нов. Приоритеты в оценках качества жизни выбирались с учетом наиболее острых проблем переходного периода. Если в советское время различия в большей мере определялись условиями жизни (доступностью и обеспеченностью базовы-ми услугами, благоприятностью условий проживания в регионе), то в переходный период на первый план вышли проб-лемы уровня жизни (низкие доходы и сильное неравенство по доходу), занятости (безработица), здоровья населения (низкая ожидаемая продолжительность жизни и здоровье детей). Эти компоненты включены в состав «кризисного» индекса качества жизни, разработанного для интегральной оценки региональных различий по наиболее проблемным аспектам качества жизни. Интегральный индекс рассчитывается как среднеарифметическое из четырех частных индексов, один из которых – индекс здоровья – рассчитывался как среднее из показателей долголетия (ожидаемой продолжите-льности жизни) и младенческой смертности. Значения каждого из частных индексов находятся в диапазоне от 0 до 1.

Литература

  1. Баженов С.А., Маликов Н.С. Качество жизни населения: теория и практика// Уровень жизни населения регионов России. – № 10. – 2002.

  2. Беляков В.А. Проблема выбора интегрального показателя уровня и качества жизни // /modules.php? name=News&file=article&sid=41.

  3. Гапонов В.В. Природопользование (раб. уч. программа) /window_catalog/pdf2txt?p_id=18242&p_page=1.

  4. Политика доходов и качество жизни населения / Под ред. Н.А. Горелова. – СПб.: Питер, 2003.

  5. Социальная экономика: Учебник / Под ред. Н.А. Волгина. – М.: Изд-во «Экзамен», 2002.

  6. Чиркунова Е.К. Некоторые аспекты оценки качества жизни населения // Вестник СамГУ. – № 3. – 2006.

И. Ю. Фомичев, д.с.н., проф. каф. социального менеджмента ТюмГНГУ

МЕНЕДЖМЕНТ И УПРАВЛЕНИЕ: СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ ОППОЗИЦИИ

Современное употребление понятий «менеджмент» и «управление» представляется методологически крайне неопределенным и хаотичным. Нередко даже в научной литературе понятие управления отождествляется с понятием “менеджмент”. По этому поводу необходимо заметить следующее. Само понятие “менеджмент” происходит от английского слова “manage”, что означает “управлять” и первоначально обозначало умение объезжать лошадей и управлять ими. “Manage” в свою очередь этимологически восходит к корню латинского слова “manus”, что означает “рука” – по всей вероятности, отсюда мы имеем русский синоним слова менеджер = руководитель. Термин “менеджмент” в настоящее время прочно закрепился в русском языке, однако многозначность его понятийного содержания, которое вкладывают в него различные авторы, позволяет с уверенностью предварительно говорить лишь о том, что оно объемлет собою сферу управленческой деятельности. Другими словами, законченного и общепринятого для научного обихода определения термина “менеджмент” пока нет (во всяком случае, автору оно неизвестно), при этом показательно то обстоятельство, что во многих учебниках и научных работах по менеджменту эта проблема “между делом” обходится стороной или “закрывается” общефункциональным набором управленческих задач, нередко соотнесенных с конкретными специфическими условиями.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что понятие, тем не менее, так или иначе раскрывается в специализированной литературе как способ, манера обращения с людьми, власть и искусство управления, особого рода умения и административные навыки. Такое толкование не только проясняет операциональное содержание менеджмента, но и прямо указывает на его специфическую общественную функцию. В литературе по специальным вопросам теории управления этот термин также трактуется широко и многоаспектно, вбирая в себя различные стороны управленческого труда. Более того, нередко интерпретации этого понятия придают ему особое качественное своеобразие, когда происходит увязка его общественной функции с особенностями воспроизводства социальной жизни. Так происходит когда, например, менеджмент ассоциируется с типом управления, присущим определенным условиям развития экономики. В этом случае в отличие от командно-административного, директивного и высокоцентрализованного управления менеджмент связывается “с организационно гибким, мотивационным управлением, управлением, осуществляющимся на профессиональной основе, управлением, в котором экономические интересы играют ведущую роль”

Не углубляясь в содержательный анализ существующих определений менеджмента, определим его сущностную черту (или черты). В целом в менеджменте можно вычленить ряд важных аспектов, позволяющих уяснить сущность и содержание этого явления. Во-первых, фактически всеми исследователями прежде всего признается процессуальный характер менеджмента, реализующего специфические управленческие функции, в результате которого совершается заимствование из внешней среды ресурсов, создание того или иного продукта и адресное его распространение. В числе функций этого процесса наиболее часто называются планирование, организация, мотивация и контроль.

Во-вторых, менеджмент нередко осмысливается как некая область особого интегративного знания, в фундаменте которой находится совокупность веками накопленных представлений об управлении, обобщение пятитысячелетнего управленческого опыта, а также концепции, теории и принципы, раскрывающие природу, формы и способы управленческого труда, причинно-следственные связи, законы и закономерности этого процесса и условия, при которых совместный труд людей становится наиболее эффективным.

В русле развития такой концептуальности менеджмент можно рассматривать как науку на том основании, что он систематически изучает явления, которые сгруппированы в различные теории и стремится на систематизированной основе понять, почему и как люди организованно работают вместе для достижения определенных целей и для того, чтобы сделать эти системы сотрудничества более полезными для человечества.

В-третьих, достаточно распространено понимание менеджмента как особого рода профессионального искусства, которое состоит, по выражению Ф. Тейлора, в том, чтобы априори знать точно, что предстоит сделать и как сделать это самым лучшим и дешёвым способом. Поскольку такое “знание” носит интуитивный характер, некоторые специалисты “в пику” теоретическому менеджменту выдвигают мысль о том, что управление является скорее искусством, творческий талант для деятельности в сфере которого дан не всем и которому можно научиться в конечном счете только через профессиональный опыт. Некоторые руководители-практики, включая целый ряд людей, добившихся очень больших успехов в этой области, полагают, что научные теории управления представляют собой своего рода академические башни из слоновой кости, а не реальный повседневный мир жизни организаций.

Очевидно, что искусство менеджмента непосредственно связано с индивидуальными творческими способностями, уме-ниями принимать нестандартные решения, находить оригинальные способы и приемы работы, особенно когда это касается такого нелогичного и эмоционального “объекта”, как люди. В этом случае (как это бывает всегда, когда речь заходит об искусстве) концептуальность исследователей нередко сводится к перечислению или группировке качеств менеджера, которыми, по мнению авторов, он должен обладать, чтобы овладеть собственно управленческим искусством.

Значительно реже понятие менеджмента используется для обозначения органов управления или людей, участвующих в управлении. В целом менеджмент можно охарактеризовать как систему теоретических и практических знаний и умений в области управления организациями, в которой обобщен совокупный мировой опыт и операционализированы данные социальных наук в этой сфере. Вышеизложенное в целом соответствует тому, что понятие менеджмента при рассмотре-нии его с точки зрения наиболее характерных, специфических черт синонимично понятию “управление организацией”. И не стоит искать менеджмент там, где отсутствует одна из этих фундаментальных для данного понятия сущностей.

А. А. Чуб, к.э.н., доцент каф. экономики Владимирского ГГУ

К ВОПРОСУ О МЕРАХ ПО СОВЕРШЕСТВОВАНИЮ УПРАВЛЕНИЯ

РЕГИОНАЛЬНЫМИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМИ СИСТЕМАМИ

На современном этапе развития российского общества состояние большинства региональных социально-экономичес-ких систем (РСЭС) характеризуется разбалансированностью развития социальной и экономической составляющих, выз-ванной нестабильностью рыночных отношений и недостаточно активной ролью государственных властей всех уровней. Данное обстоятельство в совокупности с использованием административно-территориальных принципов выделения су-бъектов РФ в конечном итоге усиливает дифференциацию регионов страны по уровню социально-экономического развития.

Таким образом, поиск новых подходов к управлению РСЭС, а также разработка комплекса мер по их практической реализации является одной из наиболее значимых проблем, стоящих перед руководством страны на сегодняшний день. Сделанный вывод подтверждается тем фактом, что на одном из последних заседаний партии «Единая Россия» заместитель главы Комитета Государственной Думы РФ по региональной политике Ирина Яровая подчеркнула необходимость формирования единого для всех общественных институтов и структур понятия «регион», и отметила, что региональная политика должна стать индикатором успешности политики государства в целом [1].

Для решения обозначенной выше проблемы перспективным представляется идея, в рамках которой регион рассматривается как некая конструкция, представляющая собой систему социально-экономического взаимодействия различного рода факторов и ее воздействие на пространственные процессы. То есть территория с присущей ей природно-геог-рафической спецификой становится одной из характеристик социальной конструкции, которая названа регионом [2].

В качестве методологической основы, обеспечивающей создание подобного рода региональной модели, мы предлагаем использовать аппарат неоинституциональной теории. Идеи этого течения используются российскими учеными относительно недавно (с конца 90-х гг. прошлого века), но уже приобрели значительную популярность и определенно заняли свою нишу в научной среде наряду с неоклассическим, неокейнсианским и другими направлениями экономической мысли. В частности, к сторонникам данного подхода можно отнести С. Авдашеву, А. Аузана, Р. Капелюшникова, Ю. Качеврина, Я. Кузьминова, В. Маевского, С. Малахова, В. Найшуля, А. Нестеренко, Р. Нуреева, А. Олейника, С. Патрушева, В. Радаева, В. Тамбовцева, А. Хлопина, А. Шаститко, А. Яковлева и др.

В
силу того, что нашей задачей является создание конструкции РСЭС, которая обеспечила бы государству перспективу сбалансированного и устойчивого социально-экономического развития, перечислим основные особенности институционального подхода, позволяющие говорить о целесообразности его использования в решении данного вопроса:

  • условием определенного единения ученых в рамках данного направления стала нацеленность на решение сходной задачи – создания рамочных контуров для достижения эффекта в развитии экономики;

  • использование междисциплинарного подхода, состоящего в разумном сочетании с основными положениями неоклас-сического направления, а также политологии, социологии и психологии, в результате чего современный институционализм становится способом практического исследования и преобразования переходных экономик;

  • внутреннее многообразие неоинституционализма в большей степени относится к положительным моментам, так как расширяет возможности выбора методов