Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Правила приема'
*Для целей настоящего Указа к средним специальным учебным заведениям относятся техникумы (училища), колледжи (средние специальные учебные заведения),...полностью>>
'Документ'
Қоғамдық денсаулық сақтау, медбикелік іс, фармация және медико-профилактикалық іс факультетінің деканы / Декану факультета общественного здравоохране...полностью>>
'Программа дисциплины'
Авторы: проф. О.А. Третьяк (o_tretyak@), проф. В.В. Радаев (radaev@hse.ru), проф. М.Ю. Шерешева (msheresheva@hse.ru), ст. препод. З.В. Котельникова (...полностью>>
'Реферат'
Государственный кредит - это урегулированная нормами финансового права деятельность государства, направленная на получение в кредит, т.е. взаймы, ден...полностью>>

О замысле, осуществлении и критике проекта «Сколково»

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1.2. Реакция на открытое письма М. Калашникова

Реакция на открытое письмо М. Калашникова в Интернете была разная. На сайте Всероссийской общественной организации «Молодая Гвардия Единой России» написали: «Гражданское общество услышало призыв Президента Медведева. Только за первую неделю свои предложения по инновационному развитию страны написало более 100 тысяч блоггеров. А один из них, футоролог Максим Калашников, даже организовал специальную пиар-кампанию по выведению своего поста «в топ», предложив своим поклонникам с помощью этого проверить, правда ли Президент собирается вступать в диалог с простыми интернет-юзерами, или это был всего лишь риторический оборот.

Уже на следующий день все недоверчивые были посрамлены. Поручив вице-премьеру С. Собянину отреагировать на открытое письмо футуролога, Дмитрий Анатольевич фактически открытом текстом сказал, что внимательно следит за онлайн-дискуссией, разгоревшейся вокруг статьи «Россия, вперёд!», и незамедлительно на неё реагирует. Т. е. ещё раз подтвердил - между властью и обществом налажен новый лифт. Причём ведущий на самый высокий уровень».

Политолог Д. Орешкин считает, что Медведев выбрал «калашниковскую белиберду», потому что она рассчитана на народные массы. Он сказал: «Любой вменяемый эксперт понимает, что это Кампанелла, Томас Мор, мечты о том, как хорошо быть богатым и здоровым, для бедных и глупых людей. Надеюсь, что люди разберутся и скажут президенту, что это сказка для малообразованных людей».

Стоп-кадр. Почему известный политолог буквально на следующий день после появления открытого письма так безаппеляционно судит о предложениях М. Калашникова? Он, что, специалист в области систем жизнеобеспечения, организации науки, военных НИОКР иностранных государств? Или же философии?

Давайте приглядимся к этой фигуре, ибо она типична и происхождением из «лихих девяностых». Раскрывая её суть, мы сможем понять смысл одного из факторов, влияющих на современную политику России, а именно: уровень аналитического обеспечения принимаемых решений, зависящих от образования, опыта и личных качеств конкретных экспертов.

Д. Орешкин родился в Москве в 1953 г. Окончил географический факультет МГУ, аспирантуру Института географии АН СССР, где и работал научным сотрудником. В 1987 г. провёл советскую часть первой международной экспедиции по Великому шёлковому пути. Занимался научным обеспечением международных телепроектов по СССР. В 1993 г. стал одним из создателей аналитической группы «Меркатор», которая стала делать электронные карты для ТВ, отражавшие результаты выборов, рост преступности, экологические кризисы и т. д..

В 1995 г. благодаря тогдашнему первому замглавы ЦИК А. Иванченко контракт на техническое обеспечение первого Федерального информационного центра (ФИЦ) «Выборы-95» неизвестно почему достался Институту геоэкологии Российской академии наук. Под техническим обеспечением понималось прежде всего создание разного рода инфографики. Многие из нас наверняка помнят, как данные Центризбиркома из сухой цифири превратились вдруг в красочные графики, диаграммы, карту страны, где цвет регионов зависел от того, какая партия в них побеждала.

Главная роль в выполнении контракта была отведена ведущему сотруднику Института геоэкологии РАН Д. Орешкину. Кроме оплаты за раскрашивание избирательного процесса, он получил от Центризбиркома официальный бонус — право выступать как независимый эксперт, объясняя то, что сам же и нарисовал. Ему даже разрешили интерпретировать информацию — комментировать расклад политических сил, оценивать ситуацию и делать прогнозы. Так Д. Орешкин стал политологом

Потом договор ЦИК с государственным Институтом геоэкологии РАН трансформировался в контракт с частным ЗАО «Институт Геоэкологии». А вслед была создана группа «Меркатор», позже — фирма «Меркатор Инфо». Все фирмы сотрудничали с ЦИК долго и плодотворно. В Центризбиркоме РФ подсчитали, что всего по контрактам, заключенным с единым во всех лицах исполнителем «технического обеспечения», только за период с 2003 г. по 2007 г. было заплачено 34,6 млн. руб..

В 2007 г. на смену главы ЦИК А. Вешнякову пришёл В. Чуров, и финансовый ручеёк, лившийся из Центризбиркома в карманы «независимых» политологов из «Меркатора» и «Института Геоэкологии», иссяк. Тут же «независимый политолог» стал критиковать ЦИК.

Д. Орешкин говорит (июнь 2010): «Не готова страна к тем изменениям, о которых говорит Медведев! Он имеет в виду технологическую модернизацию. Такую же, какую делал Сталин: брали западную технологию и имплантировали её. Воровали сюжет с атомной бомбой и делали её. Бросали туда много ресурсов. Но это очень узкое прорывное направление. О масштабной модернизации можно говорить только при изменении той самой социокультурной среды… Речь идёт о том, чтобы создать среду, которая генерирует инновации, их поддерживает. Но она подразумевает первенство закона (защита интеллектуальной собственности), гарантии защиты частной собственности (если я создал бизнес, менты не придут и не отберут его), свободу информационного обмена и конкуренцию. Если этих составляющих нет, то не будет никакой инновации. Но введение таких условий будет означать разрушение централизованного управления государством».

Мы видим обидчивость Д. Орешкина после снятия с кошта, его неверие в модернизацию, которую предлагает президент России Д.А. Медведев, его неверие в альтернативные предложения М. Калашникова. А заявления, которые он делает по поводу модернизации, слишком общи, чтобы вылиться во что-то практическое. Итак, скептицизм и общее сотрясение воздуха. Такие, вот, у нас «политологи». Что-то наподобие дежа-ву: «Других писателей у меня для вас нет». А, ведь, это уже проходили…

В 2007 г. Д. Орешкин баллотировался в Госдумы от Союза правых сил. Тогда эта политическая партия получила на выборах менее 1 проц. голосов и через год самораспустилась.

Но вот другой критик – с левого фланга. Это член Политбюро ЦК Всероссийской Коммунистической партии будущего Владимир Бурдюгов. Обращаясь к президенту России, он написал: «Я не вижу в этом предложении М. Калашникова никакой другой цели, кроме как попытаться пристроить своих товарищей, да и себя, поближе к правительству. Я оцениваю внесённое предложение как попытку подвигнуть Вас на строительство очередной потёмкинской деревни. Даже попытка М.Калашникова сослаться на «положительный опыт красных по строительству показательных сельскохозяйственных коммун в 1920-е годы», кажется совершенно надуманной. В таких коммунах действительно сосредоточивались все существующие на тот момент новшества. Калашников же, соблазняет Вас несуществующими технологиями. При этом называет их «новейшими русскими строительными технологиями, с быстровозводимыми домами-усадьбами нового типа, с производством новых строительных материалов (без использования цемента)». Но в реальности называемые М. Калашниковым авторы - инициативная группа «Зеленый мир» (космонавт Игорь Волк - архитектор Виталий Гребнев) не имеют никаких новых технологий, а имеют только рисунки жилья в котором удобно жить архитектору Виталию Гребневу. Ничего не хочу сказать об Игоре Волке, который является здесь скорее свадебным генералом, а не разработчиком, но на фигуре Виталия Гребнева стоит остановиться. Человек действительно болеет желанием переселить всех на природу, но его предложения воплотить в жизнь свои замыслы выглядит совершенно неадекватными.

Дальше Максим Калашников приводит ещё одну фамилию:

«Здесь же будут и самоуправление (гражданское общество), и система связи от А. Железнова (цифровая, многоцелевая, не имеет аналогов на Западе). Причем всё - на наших, русских технологиях».

А вот, по словам самого А. Железнова, никаких особых русских технологий в его фирме и нет. Разве что, обеспечение стыковок между зарубежными компонентами системы связи. А. Железнов сознаётся, что современных технологий производства компонентов связи в России просто нет.

Перейдём к следующей, рекомендованной М. Калашниковым, фамилии. Председатель совета директоров Национальной биотопливной ассоциации Раиф Гаянович Василов. Предлагает строить «Биоэкополисы, как аналог старообрядческого скита, казачьей станицы, монастыря на осваиваемых просторах русского Севера. Биоэкополисы дадут возможноть людям-первопроходцам реализовать себя».

Честно говоря, большую чушь слышал довольно редко.

Вот что разъясняет сам Р.Василов:

«Кроме биоэтанола и биодизеля, существуют и такие виды биотоплива, как биогаз и древесина. Каждый из видов занимает своё место. На самом деле это наиболее естественный способ обеспечения энергетических потребностей человека. Из истории известно, что первые дизельные двигатели работали на таком биотопливе, как масло. И первые другие двигатели тоже работали на разных вариантах биотоплива».

Ну, что тут скажешь... Россию хотят переселить в монастыри, старообрядческие скиты и заставить опять топить печи дровами. То есть, вернуться на несколько веков назад. Странные инновации, интересные «русские технологии».

Кстати, биотопливо, ещё и существенно дороже бензина. Не думаю, что для России это первоочередная задача. Исследования на этом направлении (биотопливо), конечно, должны вестись, но основной поиск новых энергетических технологий должен вестись на совершенно иных направлениях. А против производства биотоплива, в мире сейчас разгорается нешуточная битва. Биотопливо оставляет без еды значительную часть населения планеты. Аккуратнее с биотопливом, Дмитрий Анатольевич!

Неужели у Президента возьмет верх, навязываемое М. Калашниковым, «историческое» мышление? Это «мышление» действительно готово втянуть нас в «историю». Причем, в самую глубь истории. Таким путем мы можем пойти только назад.

Следующим творцом калашного рая представлен довольно известный Юрий Крупнов. Это, насколько мне известно, более адекватная личность. Но то, что он предлагает никаким образом не стыкуется с сегодняшним положением дел. Его мечта, построить в России 1000 новых городов (гардариков). После чего, как говорит сам Юрий Крупнов: «Легендарная Гардарика вернется в Россию через тысячу лет»... Возможно, смысл в этом и есть, если знаешь, для чего эти гардарики будут построены и будешь уверен, что это экономически целесообразно именно сегодня. Я же сегодня эту идею считаю вредной и разрушительной для России.

В послании М. Калашникова упомянута ещё одна фамилия: Александр Погорельский. Чем же он заслужил звание кандидата в великие инноваторы? Довольно успешный бизнесмен на книжном рынке. А ещё Президент Благотворительного фонда «Территория будущего». Задача этого фонда по замыслу А. Погорельского, это кредитование обучения молодежи под низкие проценты. В реальности оказалось, что это 9% годовых на долларовый кредит. Не так уж и много? А давайте прибросим, во что такой кредит обошелся студенту в прошлом учебном году в рублях. Предположим, что студент взял кредит в тысячу долларов. Погорельскому это обошлось в 23500 рублей. Сегодня студенту придется отдать 34880 рублей. Прибыль гражданина Погорельского на «дешевом» кредите составил 48,43% за год. Неплохо для «благотворительного фонда». Других заслуг у Александра Погорельского в деле инноваций, вроде бы, и не наблюдается. Так что, у «футуролога» вполне есть кому «прокручивать» казённые деньги».

И справа, и слева критика предложений М. Калашникова. Короче, загадка: «Два кольца, два конца, а посередине гвоздик». Что это такое? Были раньше ножницами, теперь стали наручниками - больше платят. Связка подков на гвозде. Буратино в очках. Очкарику промеж глаз забили гвоздик.

«Гвоздик» 18 сентября 2009 г. забил президент компании экспертного консультирования «Неокон» М. Хазин. Он написал: «Буквально позавчера Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев на встрече с руководителем аппарата правительства Сергеем Собяниным поручил последнему рассмотреть предложения известного российского журналиста, публициста и писателя-футуриста по организации в России инновационной экономики. Надо отметить, что сам Максим Калашников (в миру – Владимир Кучеренко) приложил руку к тому, чтобы его предложения заметили, направив их на блог Дмитрия Медведева и попросив своих постоянных читателей поддержать это обращение. Но сам Володя не чиновник и никогда им не был, поэтому не очень знает, какая на такое поручение будет реакция. Некоторые его товарищи даже считают, что его пригласят на встречу с Президентом. Я в это не очень верю, а, самое главное, не понимаю, зачем нужна такая встреча (в отличие, например, от встреч с Генеральным секретарём ЦК КПСС Л.И. Брежневым, тот на каждой такой встрече просителю квартиру давал), что она может дать участникам, не считая голого пиара. Но давайте попробуем оценить, какой может быть реакция правительства на такое поручение. Прежде всего, правительство пойдёт по чисто формальной линии. Кто у нас там отвечает за инновации? Миннауки? Минпром? Минэкономки? Я не помню, но это и не важно, документы разойдутся по всем этим ведомствам, а курировать их, скорее всего, будет сам Собянин, уж коли поручение дали лично ему.

Министерства воспримут эти бумажки с большим раздражением. Дело даже не в том, что это лишнее поручение, дело в том, что записка Калашникова будет воспринята как попытка «чужих» влезть в «кухню» распределения бюджетов. Ну, действительно, тема инноваций «живёт» в бюрократическом аппарате уже давно. Значит, там есть свои ответственные, которые уже прочно «оседлали» соответствующие бюрократические и финансовые потоки, уже чётко установили, кто и как там «пилит», как устроены откаты, как и в каких рамках готовится отчётность. И вдруг… Появляется какой-то, там, Калашников, у которого свои друзья, который кого-то из «своих» не любит, который начнет разбираться, а эффективно ли работают эти правительственные «инноваторы»…

Т. е., конечно, может быть он и не собирается это делать, может быть, это письмо просто намёк администрации Президента на то, что в «распилочные» схемы нужно включить нового человека – но обычно, такие предложения делаются более келейно. Так что необходимо максимально упомянутого персонажа Максима Калашникова «дезактивировать». Как это сделать, в общем, понятно. Он в своих письмах упоминает какие-то проекты: так нужно найти максимальное количество фактов (или намеков), которые про эти проекты говорят плохо. Нужно тщательно прошерстить историю самого Максима Калашникова, найти все его статьи, книги и высказывания, которые можно интерпретировать не в его пользу, в случае необходимости вырвать фразы из контекста. Если таких фактов не находится – их нужно создать, например, инициировав пару-тройку проверок конкретных лиц, которых упомянул Калашников в своем письме или своих текстах. Только, Боже упаси, не писать про весь этот компромат в официальных бумагах, а аккуратно, в частных беседах, в секретных оперативных докладах доводить это всё до чиновников администрации Президента с тонким подтекстом: «Ребята, вас подставили!».

Одновременно, нужно подготовить анализ проектов, упомянутых Калашниковым, с точки зрения форматов, принятых в правительстве и упомянутых (и не упомянутых) министерствах. Формат, естественно, не соответствует, о чём нужно строго написать. Мол, идеи, может, и ничего, но не то что к реализации, но даже к «грамотной и качественной» оценке они пока не готовы. В связи с чем, предложить Калашникову довести свои соображения до «приемлемого уровня». При этом максимально вежливо предложить ему встретиться с конкретными исполнителями поручения Президента (в ранге аж замначальников отделов министерств! А то и начальников!), которые в личной беседе пообещают ему максимальное содействие и дадут телефоны исполнителей, «близких к министерству», которые, «специально для него», «за полцены» доведут проекты до необходимого формата.

Если Калашников только согласится на такие встречи, то тут же от правительства уйдёт бумажка, что с «заявителем» достигнуты конкретные договоренности, работа началась и, как только будут результаты, Президенту тут же доложат. После чего все переговоры Калашникова с конкретными исполнителями, чиновниками, экспертами, «близкими к министерству», уже никакого смысла иметь не будут, разве что его постараются «развести» на деньги.

Вариант второй – Михаил Калашников сразу откажется от такого пути. В этом случае будет составлена бумага, что он отказывается от сотрудничества, информацию не раскрывает и поэтому работать с ним не представляется возможным. Всё это будет дополнено, напомним, неформальной информацией о его «склочном характере» и намёками на близость к разного рода «расхитителям общенародной собственности».

Собственно, после этого тему можно закрывать. Калашников, конечно, может попытаться повторить попытку написать письмо Президенту (и в первом, и во втором случае), но ответа, скорее всего, не получит. Хотя бы потому, что сам Президент уже поймёт, что «пробить» бюрократическую машинку правительства у него сил нет (это и Ельцину редко удавалось) и подставляться ему не за чем. Он при этом может даже сохранить тёплые воспоминания о Михаиле Калашникове — но кому это будет интересно? А для того, чтобы уже окончательно ликвидировать все попытки Калашникова что-то сделать, пару-тройку его друзей «инноваторов» достаточно сильно запрессуют в соответствующих органах (можно даже не сажать), объяснив, кто в этом виноват. Ну и пара-тройка «независимых» СМИ — не первого уровня, но вполне «респектабельных» — напишут статейку – другую о том, как уважаемые и ответственные чиновники пресекли безответственные попытки разных интриганов влезть в распределение бюджета по такой важно теме, как инновации, и что так и будет впредь, поскольку любые дилетанты подрывают своей активностью эффективность распределения этих средств.

Собственно, на этом можно и закончить. И с Максимом Калашниковым, и с инновациями в России. Остаётся только отметить, что автор настоящего текста исходил из своего опыта работы и был бы рад, если бы его прогноз не оправдался. Посмотрим, что получится…».

7 октября 2009 г. М. Калашников пишет: «Приехал к восьми, но Собянина пришлось ждать: день у начальника правительственного аппарата выдался сложный: совещание за совещанием. С восьми до почти девяти часов вечера общался с подчинёнными Сергея Семёновича. Беседа шла в корректном рабочем ритме. Выяснились главные позиции и точки соприкосновения интересов.

Во-первых, правительство сегодня тоже думает над созданием «города будущего». Рабочие названия – разные, от «иннограда» до «сайенс Сити». Однако правительство видит этот футурополис как большой технопарк: как место, где создаются инновации, где стоят дома учёных, лаборатории и и передовые производства.

Максим Калашников и его единомышленники предлагают гораздо большее: сам город-полис сделать инновацией. Это касается и домов из новых стройматериалов (без цемента), и автономных систем жизнеобеспечения, и комплексов по полной переработке отходов (биотех), и автономной энергетики, и сверхпроизводительных агрокомплексов (самообеспечение здоровой пищей) и даже жизни в городе: на основе самоуправления. Словом, город должен быть многопрофильной системой.

Я рассказал о проектах футурополисов групп Гребнева-Волка, Василова и Сайдуллаева (описание всех – в блоге). Предложил: пусть собственно новый наукоград-технополис будет ядром экспериментального Иннограда, а к нему пусть пристроятся два-три «лепестка»: полисы с биотехнологическими производствами, комплексами «Экватор» и производством передовых стройматериалов. Чтобы весь футурополис был более гармоничным и разнообразным.

Люди Собянина нашли предложение интересным. В этом направлении, дескать, ещё не думали, но идея им по вкусу. Насчёт самоуправления покачали головами: мол, это – по части политики, а мы, дескать – технари. Сказал им, что город будущего должен, как и космический корабль, иметь все необходимые системы, не только хард-, но и софтвер. И вообще, самоуправление – это борьба с бюрократизмом и коррупцией, что идёт в русле планов президента…

Шел предварительный разговор о создании аналога ДАРПА. Люди Собянина заявили, что и этот вопрос прорабатывается и мозгуется, и тут наше письмо упало на благодатную почву.

Они упирали на то, что нужно привести в более рабочее состояние РВК, Роснано и т. н. «фонд Бортника». Что им поставят задачи поиска и отбора инноваций в пяти названных Медведевым направлениях.

Возразил им: этого мало. Нужны не только направления, но и чёткая постановка государством задач перед инноваторами: вот что мне надо и вот за что государство готово платить. Привёл в пример конкурс ВСНХ 1930 г. На технологию создания искусственного каучука. Говорил о том, что в условиях господства примитивной сырьевой экономики государство должно стать заказчиком прорывных инноваций, каковые не будет финансировать частный бизнес из-за рискованности вложений. Мысль эта принята моими собеседниками к сведению. Порадовало то, что они также придерживаются принципа, противного либералам: о государственном венчурном финансировании. Они не разделяют порочного принципа: государство вкладывает деньги только в проверенное и старое, а рискует исключительно частный бизнес. Они сами рассказали мне, как в США ДАРПА не боится рисковать, стягивая смелые проекты и идеи со всего мира.
В одном разошлись: мои собеседники считают, что можно перенастроить имеющиеся госкомпании, я же считаю, что Агентство по передовым разработкам (русский аналог ДАРПА) должно быть ответственной госструктурой. Впрочем, и здесь есть тенденция к сближению позиций, к усилению проектной роли государства.

Естественно, все мы обсудить не успели. До механизмов финансирования и СТЮ просто не добрались. Шло прощупывание позиций. И тут вызвали к Собянину.

Меня принял очень уставший, буквально посеревший к концу рабочего дня человек. Действительно: весь день прошел в совещаниях, было видно, что собеседник крайне утомлен. Но принял он весьма весьма доброжелательно и корректно. Беседовали недолго – всё время трезвонил телефон АТС-2 (вертушка). Конечно, это была не сталинская беседа (Сталин принимал академиков и конструкторов часами), но и М.К. – не Аксель Берг и не Курчатов с Расплетиным. Удалось проговорить только самые основные вещи: идею более последовательного Иннограда и идею более твёрдой постановки задач с помощью русского аналога ДАРПА. Показал Сергею Собянину подборку справок по проектам.

С. Собянин заметил, что проекты групп Гребнева, Василова и других должны пройти процедуру изучения в Академии наук. Ибо, как он сказал. Мы – чиновники, а не учёные, и потому необходимо получить заключение. Максим Калашников заявил, что понимает это, что президент не дал твёрдого указания (воплощать вот такие-то проекты), что потому аппарату придется опираться на результаты экспертизы. Сказал о том, что мои товарищи готовы к такой экспертизе. Что предлагаемые инновации прошли проверку делом и даже – в ряде случаев – сертификацию…

Естественно ждать чудес мы не можем: у системы есть свои пределы и ограничения. Но всё возможное из нее выжимать нужно. Словом, стоит продолжить работу».

4 декабря 2009 г. первый заместитель главы администрации президента В.Ю. Сурков принял М. Калашникова. Он пишет: «Состоялся первый разговор. В.Сурков был само обаяние и доброжелательность. Живо интересовался тем, как идёт наша работа с аппаратом правительства, как движется дело с экспертизой предложенных в Академии наук. Не формально ли, не с прохладцей ли относятся там к поручению президента РФ? Рассказал ему о проведённых в Белом доме совещаниях. В. Сурков предложил позвонить по итогам этой работы. Что ж, позвоню.

Побеседовали. Посмотрели друг на друга.

В. Сурков отметил, что в данном случае есть совпадение устремлений – в обеспечении инновационного развития страны. Отметил то, что многие относятся к инновациям со скепсисом.

М. Калашников сделал встречное предложение: поскольку общество изверилось и не знает того, что реально делается в лабораториях отечественных исследователей (КБ конструкторов), необходимо снять документально-футуристический фильм в жанре репортажа из будущей, инновационной РФ. Предложение нашло отклик: уже работаю над предварительным проектом.

В. Суркову передана папка с нашими предложениями по:

- созданию общественного Агентства передовых разработок (ОАПР) и совета при нем;

- несколько «ударных» примеров прорывных инновационных проектов в высокой степени продвижения или с огромными перспективами – как пример возможной «отборочной» деятельности ОАПР;

- приложенные к примерам заключения научной экспертизы;

- предложения по созданию новой политической силы, коалиции всех тех, кто ратует за курс на развитие РФ, на инновации.

Формирование папки было закончено поздней ночью 3 декабря. Встречался с потрясающими предпринимателями-инноваторами, имеющими собственное опытное производство в области нанотеха (новые сверхпрочные и сверхчистые материалы). Они занимаются этим делом с 1989 года, накопив запас отличных технологий. Будут силы – расскажу об этом подробно и в лицах.

Очень устал. Но доволен – система медленно сдвигается с места. Работы впереди – до хренища. Только бы сил хватило…

Неважно, как. Главное – что!».

В те же дни появляются, как предупреждал об этом М. Хазин, статьи, дискредитирующие М. Калашникова.

31 декабря 2009 г. президент России Д.А. Медведев издал распоряжение № 889-рп «О рабочей группе по разработке проекта создания территориально обособленного комплекса для развития исследований и разработок и коммерциализации их результатов».

В начале 2010 г. руководителем рабочей группы по созданию инновационного центра назначен первый заместитель руководителя администрации президента В.Ю. Сурков.

20 января 2010 г. состоялось четырёхчасовое совещание академиков РАН и её экспертов с инициативной группой М. Калашникова. По поводу этого совещания он пишет: «Председательствовал академик В. Фортов. Итог: общий язык найден. РАН всецело поддержала наше первое предложение президенту Медведеву – о создании аналога ДАРПА, русского Агентства передовых разработок.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Модернизация: начальные условия Александр Фомин

    Документ
    Окончание очередного десятилетия – хороший повод для подведения итогов. Год 2010 интересен еще и тем, что он подводит итог «сытому» десятилетию в истории России – времени «больших возможностей».
  2. Фонд роснано проводит заключительный конкурс проектов наноцентров 12 роснано: Некремниевые технологии удешевят стоимость электронного ридера на 50%. 12

    Конкурс
    М.Цыганков, директор Фонда посевного финансирования Microsoft: «Российские венчурные инвесторы и успешные предприниматели должны стать менторами для разработчиков,
  3. Информационный бюллетень osint №21 сентябрь октябрь 2011 г

    Информационный бюллетень
    Минбалеев Алексей Владимирович, ст. преподаватель кафедры предпринимательского и коммерческого права юридического факультета Южно-Уральского государственного университета (г.
  4. Самостоятельная работа Основные тренды развития современного мира и Россия 2

    Самостоятельная работа
    Курс «Современный мир: актуальные геополитические, экономические тенденции» предназначен для обучения инструкторов Всероссийского молодежного образовательного форума «Селигер-2011».
  5. Информационный бюллетень тпп РФ по вопросам малого предпринимательства в российской федерации за апрель 2011 года

    Информационный бюллетень
    Предприниматели, нотариусы, адвокаты должны сообщать налоговикам о предполагаемом доходе по новой форме 4-НДФЛ (п. 7 ст. 227 НК РФ). Обновленный бланк декларации, порядок ее заполнения, а также формат для представления декларации

Другие похожие документы..