Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Приложение № 2 к решению Городской Думы ГП город Жуков «О бюджете городского поселения город Жуков на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов...полностью>>
'Программа дисциплины'
Основы информационной безопасности. Курс лекций. Учебное пособие / Издание второе, исправленное / Галатенко В.А. Под редакцией члена-корреспондента Р...полностью>>
'Диплом'
Використання сучасних інформаційних технологій у навчально-виховному процесі – необхідна передумова творчого зростання вчителя й розвитку здібностей ...полностью>>
'Документ'
По этому делу для предотвращения невозможности исполнения решения суда необходимо принять следующие меры к обеспечению иска: ....полностью>>

О замысле, осуществлении и критике проекта «Сколково»

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

коллективная организованная деятельность позволит действовать на основе разделения труда и механизации, что устраняет недостатки и трудности индивидуального ведения фермерского хозяйства, высвобождает большое количество времени других специалистов;  

имеющиеся на местах жилые постройки (дома) в настоящее время стоят крайне дёшево;  

в случае эффективной производственной деятельности общин они смогут выступать продавцом своей продукции на рынке, что создаст канал проникновения Новой Руси в города Старой цивилизации;  

одним из источников пополнения общин должен быть набор социально необеспеченных людей, городские квартиры которых в этом случае будут сдаваться в аренду и приносить денежный доход, распределяемый по договору между общиной и собственниками квартир;  

в случае эффективной производственной деятельности общин и расширения их базы станет возможным массовый приём детей-сирот. Это позволит придать общине как юридическому лицу благотворительный статус и использовать налоговые и иные льготы;  даст основу для рекламной общественной кампании;  восстановит справедливость в отношении детей, брошенных своими родителями;  даст Новой Руси новые человеческие ресурсы. 

Преимущественной зоной «русской реколонизации» можно сделать территории, прилегающие к трассе широко обсуждавшегося международного проекта «Трансъевразийская магистраль» (один из вариантов раскрытия темы: Славохотов А.А. Россия – магистраль. ).

С точки зрения сохранения и развития феномена жизни на Земле целесообразно контролировать и оберегать «бассейно-солнечные единицы», «таксоны биосферы», «единицы Жизни» (ак.П. Казначеев). Это крупнейшие стоки рек с их корнями со сливной ванной, бассейны рек. Южные стоки - Волга, Дон, Днепр. У нас в Азии есть только один восточный сток - Амур. Все остальные стоки - северные.

Восточная Сибирь – единственное лёгкое Земли, а Амур место развития русского суперэтноса, который, с одной стороны, прикрывает Восточную Сибирь от нашествия с юга, с другой, - может создать такие условия, когда именно благодаря именно этому региону будут создаваться в соседнем Китае условия для проживания у себя (идея Евразийской инфраструктуры развития Л. Ларуша).

Вокруг каждой реки, в её ванне, гигантском бассейне формировалось живое вещество-растительность, насекомые, животные - вся биосферная композиция. Эта бассейно-солнечная единица реагировала с космическим пространством, улавливая те или иные солнечные, температурные и другие режимы. И поэтому бассейно-солнечные единицы и составляют комплекс материковых биосфер. Если же говорить об океанических окраинах и островных зонах, то там океанические островные единицы. Весь земной шар можно представить в такой конструкции.

На повестку дня встаёт вопрос о пересмотре форм и способов месторазвития, системы ценностей. Всё чаще говорят о необходимости становления единопланетной формы бытия человечества вместо глобализации. Автотрофность (согласование всех жизненных процессов) – стержень данной формы. Ноосферный человек –главный гарант глобального устойчивого ноосферного развития, или как говорил В.И. Вернадский, – «мирового устойчивого существования».

2. Национальная инновационная система

Концепция национальных инновационных систем (НИС) начала разрабатываться в конце 1980−х. Её пионером был профессор Университета Сассекса (Великобритания) Кристофер Фримэн, предложивший как сам термин «национальная инновационная система», так и ряд постулатов этой концепции в работе «Инновации в Японии». По Фримэну, НИС — это «сеть частных и государственных институтов и организаций, деятельность и взаимодействие которых приводят к возникновению, импорту, модификации и распространению новых технологий».

Зарубежные исследователи утверждают, что наряду с наличием экономических (и историко-технологических) предпосылок построения успешно работающих НИС важнейшим фактором, определяющим эффективность национальных инновационных стратегий, следует считать качество государственного управления, умение политического руководства страны планировать и реализовывать крупномасштабные инновационные проекты.

Мировой опыт показывает, что задачи создания отдельных элементов НИС должны быть связаны воедино. Её формирование не может быть прерогативой одного министерства, а требует координации как между различными ведомствами, так и между различными партнерами в экономике и обществе. Иногда для этих целей создаётся специальное министерство, комитет или ведомство, регулирующее все вопросы инновационного развития (Япония, Южная Корея). Бывает, эта задача решается по-другому: разрабатывается стратегия общего плана действий, а затем встраивается в политику каждого министерства и ведомства (США).

Причина недооценки нашей элитой рисков, возникающих в сфере технологического развития, состоит в том, что за последние пятнадцать лет внимание значительной её части было сосредоточено на вопросах перераспределения собственности и денежных средств, а не на промышленной политике, техническом перевооружении, научно-техническом развитии и т. п. В результате сформировался целый слой управленцев (причём не только в госаппарате, но и в бизнесе), считающих, что для успешного руководства вполне достаточно знаний в области экономики, финансов, управления кадрами и пиара, не говоря уже об умении выстраивать «социальные связи». На это накладываются и такие дефекты кадровой политики, как клановость и приоритет лояльности перед профессионализмом.

Исправить ситуацию может привлечение к управлению специалистов с инженерно-техническим или естественно-научным образованием и опытом работы в качестве инженеров, конструкторов, производственных руководителей.

В.Г. Варнавский пишет: «В современной России мы наблюдаем уникальное явление, когда надстроечная конструкция – национальная инновационная система создаётся государством в значительной степени в отрыве от базиса.

В категориях инновационного процесса можно выделить три модели развития.

Первая модель - страна «закупает мозги» - носителей инноваций: учёных, инженеров, конструкторов, техников. Сейчас такая страна в мире одна - США. В XVIII в. эту модель успешно, но не надолго примерила на себя Россия Петра и Екатерины Великих. В начале XXI в. на этот путь попробовала перейти Германия. Но программа «Green Card» по привлечению из-за рубежа 20 тыс. специалистов самых передовых профессий - программистов, физиков, химиков, биологов оказалась проваленной то ли по причине нехватки денег, то ли потому, что свободных специалистов нужного уровня в достаточном количестве не нашлось. В 2005 г. программа была свернута.

Вторая модель заключается в том, что страна не «закупает мозги», а приобретает патенты на изобретения, сделанные этими «мозгами». Её активно применяют страны Западной Европы, Япония, Республика Корея и некоторые другие. Разумеется, подобное упорядочение стран - это упрощение реальности. Серьёзные инновационные разработки наблюдаются в Японии и в Западной Европе. Но несомненно также и то, что лидером в мировом инновационном и патентном процессе остаются США, в значительной степени из-за избранной ими модели «закупки мозгов».

Третья модель состоит в том, что страна не «закупает мозги», не использует патенты, а приобретает готовые заводы. Такую модель применяет весь остальной мир, включая Китай, Индию, Россию, Бразилию. Несмотря на ряд краткосрочных преимуществ перед моделями более высокого инновационного уровня, эта модель имеет недостатки стратегического характера, главным из которых является то, что страна, её использующая, обречена на постоянное отставание в научно-техническом прогрессе и инновационном развитии…

Национальная инновационная система России - это пока что только фантом, политический лозунг, не имеющий под собой ни экономического, ни институционального базиса…

Советский Союз имел инновационную систему - одну из самых передовых для своего времени. Она начала создаваться с конца 1920-х - начала 1930-х гг. в эпоху индустриализации, сопровождалась высокими темпами роста промышленного производства и опиралась на импорт. В тот период страна активно использовала закупки передовой зарубежной техники и технологий, но параллельно её руководство вело работу по всем направлениям промышленного развития. Формировалась собственная мощная производственная база. Создавалась вся сопутствующая ей инфраструктура: конструкторские, чертежные и проектные бюро, научные лаборатории и центры, академические и отраслевые институты. Велась подготовка специалистов в вузах и профессионально-технических училищах. Это была реализация комплексного, стратегически оправдавшего себя в последующем подхода к проблеме обеспечения позиций в научно-технической сфере, который в итоге гарантировал сохранение независимости страны и победу в Великой Отечественной войне.

Пика советская инновационная система достигла, по-видимому, в 1950-1960-е гг. После этого в течение двух десятилетий наблюдалось нарастающее отставание отечественной инновационной системы от аналогичных систем западных стран, а после 1992 г. она вообще стала быстро деградировать…

С 1990 г. по настоящее время (2008 г.) в стране прекратили существование 4,5 тыс. прикладных (отраслевых) научно-исследовательских институтов. Из 6 тыс. (1990 г.) их осталось всего 1,5 тыс. (2005 г.). Да и те, за редким исключением, влачат жалкое существование, живя на подачки из бюджета и доходы от сдачи площадей в аренду. Понятие «отраслевая наука» фактически умерло за исключением энергетического и частично металлургического и транспортного секторов.

Казалось бы, в относительно более благоприятной обстановке находится Российская академия наук (РАН) - уникальная организация по размеру, структуре и научным заделам, когда-то важнейшая часть инновационной системы страны. Почти все её институты сохранились до сих пор, правда, большинство из них - лишь как юридические лица и имущественные комплексы, а не как активно творящие новое знание и инновационные продукты коллективы.

Выдающийся физик, академик Л.А. Арцимович образно характеризовал жизненные силы отечественной науки в период её расцвета: «Наука находится на ладони государства и согревается теплом этой ладони». Сейчас рука государства холодная, она не греет свою науку. Несмотря на все публичные заявления, либеральному государству не нужна никакая наука - ни точная, ни естественная, ни фундаментальная, ни прикладная, ни техническая, ни общественная. 

Создание национальной инновационной системы без реанимации, во-первых, собственной обрабатывающей промышленности, а во-вторых, создания во многом практически заново всей инфраструктуры научного обеспечения и системы профессиональной подготовки - это утопия».

«Реформа» Российской академии наук вредоносна. А. Чучалин, академик РАМН, директор НИИ пульмонологии говорит: «Путинский период истории российской науки отмечен непрекращающейся войной двух ответственных за науку структур – Академии наук и Минобрнауки. Война не на жизнь, а на смерть началась ещё в 2004 г., когда министерство одобрило «Концепцию участия РФ в управлении имущественными комплексами» в сфере науки, предполагавшую ограничить полномочия РАН. Академики настаивали на сохранении автономности академии, обвиняя министерство в попытке развалить науку и присвоить академическую недвижимость; президиум РАН призвал тогда к отставке министра А. Фурсенко. На протяжении последующих лет министерство вело упорное наступление. В сентябре 2006 г. были одобрены поправки к закону «О науке», согласно которым устав академии утверждается правительством, а президент академии – главой государства «по представлению» академии. В феврале 2007 г. Минобрнауки представило «модельный устав» академии, согласно которому президиум лишался финансовых и административных полномочий, передававшихся новому органу – наблюдательному совету. В состав совета должны были войти представители разных ветвей власти. Академики, однако, не сдались: в марте 2007 г. на общем собрании академии был принят альтернативный вариант устава, не учитывающий предложенные правительством нововведения.

Наконец, 20 ноября 2007 г. правительством был утверждён новый устав теперь уже не «российской», а «государственной» академии. С одной стороны, Минобрнауки не удалось ввести в академии «внешнего управления», наблюдательный совет не создан, а президиум академии даже расширил свои полномочия. Более того, в новом уставе снимаются, в частности, ограничения по возрасту (70 лет) для занимающих руководящие должности в академии, что выгодно для многих сегодняшних директоров институтов. С другой стороны, говорить о сохранении автономии академии также не приходится: она становится, по сути, государственным ведомством».

Д. Ливанов и М. Рогачёв пишут: «Хуже, чем сейчас, некуда: учёные и научные школы есть, Российская Академия наук и тысячи НИИ есть, а российской науки нет. Вместо неё - закостеневшая структура и отдельные активные исследователи».

Б. Салтыков считает: «Если говорить об академических институтах, например, почти в каждом институте есть живая группа, живая лаборатория. И если говорить о реформе, то я категорический противник: половину институтов закрыть, половину оставить. Должна быть очень сложная реформа, с выбором живых организмов, с перекомпоновкой, и конечно, основанная на изменении всех правил игры: от затратных советских механизмов, от размазывания ресурсов по плоскостям переходить к точечной поддержке самых продуктивных, эффективных научных групп.

То есть я соглашаюсь, что российская наука в плохом состоянии, но хоронить её именно сегодня... Я повторяю, что её уже 15 лет назад похоронили, но она живая. Нельзя сказать, что система живая. Она живая как деятельность отдельных ученых групп, лабораторий. Есть исключения даже целые институты, крупные коллективы более-менее живые. Но говорить, что система эффективна и хороша, - это абсолютная неправда».

С. Гуриев, Д. Ливанова, К. Северинова пишут: «Российская фундаментальная наука всё больше отстаёт от конкурентов. Представители Минобрнауки и руководство РАН уже не первый год спорят о путях выхода из кризиса. Мы попытались собрать наиболее распространенные мифы о российской науке, которые часто используются в этих дискуссиях

В последние месяцы оживилось обсуждение судьбы фундаментальной науки в России. Фундаментальная наука в течение десятилетий была законным предметом национальной гордости. Но в последнее время по количеству научных статей и индексам цитирования Россия опустилась в глубину второго десятка научных держав, пропустив вперед Индию, Корею, Нидерланды, Австралию. Ядро российской фундаментальной науки, потребляющее около двух третей государственных средств на фундаментальные исследования, — Российская академия наук…

Альтернативные пути развития событий можно сформулировать следующим образом. Сторонники сохранения статус-кво полагают, что необходимо отложить реструктуризацию исследовательского сектора и увеличить финансирование РАН, тогда российская наука вернёт себе международное лидерство. Как мы уже говорили, именно по этому пути пошли российские власти в последние несколько лет. К сожалению, увеличение финансирования не привело к желаемым результатам. Напротив, продолжалось нарастание отставания, деградация научного и кадрового потенциала РАН. Кроме того, чтобы сохранить РАН в сегодняшних размерах и добиться международной конкурентоспособности, необходимо увеличить финансирование ещё в несколько раз (а скорее всего — на порядок). К сожалению, в условиях дефицита федерального бюджета на это вряд ли можно рассчитывать.

Поэтому придётся пойти по альтернативному пути и создать механизмы, которые позволили бы сосредоточить финансирование на конкурентоспособных исследовательских подразделениях. Даже по оптимистичным оценкам, сегодня в России работают лишь 10–12 тыс. исследователей, соответствующих минимальным требованиям публикационной активности. Именно эти люди могут стать опорой при проведении изменений, и императивом любой успешной реформы российской науки является качественное улучшение условий их работы. Бессмысленно копировать систему науки, существующую в другой стране, да и институциональная инерция не позволит быстро пройти период оздоровления. Поэтому вопрос, как будет выглядеть российская наука в будущем, однозначного ответа не имеет. Но на повестке дня стоит ряд конкретных шагов, которые могут привести к качественному улучшению ситуации. Причём большинство из этих шагов не требует серьёзных финансовых вливаний.

Международный аудит институтов и лабораторий. Ситуация в ряде наук, в первую очередь общественных, настолько неблагоприятна, что необходим международный аудит институтов. Институты, которые не ведут научных исследований серьёзного уровня, могут быть закрыты или в случае проведения ими прикладных работ акционированы. Остальным конкурентоспособным исследовательским институтам и подразделениям такой аудит будет выгоден. Их репутация повысится, за право сотрудничать с ними будут конкурировать лучшие вузы, государственные ведомства и инновационный сектор экономики.

Конкурсное финансирование исследований. Необходимо увеличить финансирование исследовательских проектов по грантовому принципу. Необходимо увеличить и количество, и размер, и длительность грантов РФФИ и РГНФ и создать новые фонды, например Российский фонд медицинских исследований. Наличие нескольких крупных фондов диверсифицирует источники финансирования для научных групп и приведёт к конкуренции между фондами за финансирование лучших исследовательских групп. В свою очередь, институты и университеты будут конкурировать за лучшие исследовательские группы, получающие гранты, и создавать для этих групп привлекательные условия.

Отбор проектов для финансирования будет осуществляться по результатам жёсткой научной экспертизы. Во главе угла такой экспертизы будет, во-первых, научная значимость предлагаемых исследований и научная продуктивность коллектива в недавнем прошлом, а во-вторых — образовательный компонент, т. е. степень привлечения студентов и молодых ученых к научной работе в коллективе. Поскольку качество экспертизы и доверие научного сообщества к ее результатам — непременное условие оздоровления ситуации в российской науке, экспертиза будет максимально прозрачной. Таким образом, будут разработаны механизмы, исключающие конфликты интересов при экспертизе; организована ротация экспертов и доступ заявителей к результатам экспертизы — рецензиям на проект. Формы заявок на гранты будут максимально унифицированы и упрощены.

Повышение пенсий. Необходимо создать профессиональное управление имуществом РАН на переходный период. Это обеспечит серьёзный финансовый рычаг, необходимый для осуществления программы преобразований. Ещё в 2006 г. эксперты Российской экономической школы продемонстрировали, что один лишь переход на рыночные ставки аренды имущества РАН даст возможность создать источник финансирования пенсионной программы для безболезненного выхода на пенсию десяти тысяч научных сотрудников пенсионного возраста, серьезно улучшив кадровую ситуацию в РАН.

Ротация кадров и мобильность. Необходимо создать современную кадровую систему фундаментальной науки. Во-первых, нужно проводить открытые прозрачные конкурсы на получение должностей исследователей и руководителей научных групп. Во-вторых, следует запретить «академический инцест», наём научными подразделениями своих учеников. Для поддержки мобильности молодых учёных необходимо распределять на конкурсной основе «трэвел-гранты», покрывающие переезд и проживание в другом городе. В-третьих, необходимо ввести и выполнять принцип ротации кадров на административных позициях.

При осуществлении преобразований важно понимать, что интересы дееспособной части научного сообщества РАН сегодня противоположны интересам академической номенклатуры, объединяющей несколько сотен академиков, членов-корреспондентов и работников многочисленных президиумов. Именно эта номенклатура — по сути, чиновничество — управляет сегодня РАН. Если в XVIII веке можно было хотя бы сказать, что науку движут вперед те самые десять-пятнадцать членов первой академии, то сегодня очевидно, что российская наука развивается силами нескольких сотен научных исследовательских лабораторий и групп, в которых трудятся несколько десятков тысяч активно работающих исследователей, причем часто вопреки сословно-бюрократической системе РАН. Многие академические институты и сегодня являются уникальными центрами концентрации интеллектуального потенциала России. Велик и научный вклад многих членов академии. Тем не менее, средняя публикационная активность академиков и членов-корреспондентов не превышает соответствующий показатель для активно работающего доктора наук, а имеющаяся в нынешней РАН система выборов приводит к «отрицательной селекции» при выборе новых членов РАН.

В ближайшие годы нам потребуется серьёзная политическая воля, консолидация дееспособной части научного сообщества, большая и кропотливая организационная работа. Необходимо привлечение когорты современных научных администраторов. Не удастся обойтись без поддержки нашей научной диаспоры — людей, показавших свою состоятельность в качестве организаторов и руководителей успешных научных коллективов. Большие усилия требуются для обеспечения общественного понимания и поддержки предстоящих изменений. Путь к выздоровлению российской науки будет сложным, но другого шанса вернуться в семью стран — мировых научных лидеров у нас, скорее всего, уже нет».

И. Иванов пишет: «Реформирование и оздоровление РАН безусловно необходимо. Но возникает вопрос. А какой социальный или государственный институт не требует этого? МВД? Партийная система? Губернаторство? Нефтегазовые монополии?

Реформировать надо. Но я так и не увидел у авторов целей реформы. Только заклинания про рост публикаций. Это как я понимаю единственный будущий результат ожидаемых реформ.

Не знаю, как с реформами за рубежом, но у нас любая реформа заканчивается тем, что реформируемое имущество оказывается в карманах реформаторов».

Академик Г.В. Осипов пишет: «Под призывами реформирования Академии наук скрываются совершенно другие цели. А именно: передел её собственности, её расчленение на ряд самостоятельных учреждений, часть из которых перейдёт в ведение отдельных министерств или корпораций; противопоставление естественных и технических наук, с одной стороны, и социальных и гуманитарных наук, с другой – наук «точных» и наук «неточных»…

Власть имущим не нужна научная экспертиза принимаемых решений. Нередко они, по известным причинам, идут на принятие антинародных решений сознательно, игнорируя данные науки, нередко прямо противоположные характеру и содержанию их деятельности…

На Академию наук следовало бы возложить проведение научной экспертизы наиболее принципиальных решений, принимаемых Президентом, Правительством и Государственной Думой. В данном случае должны представляться не голословные рассуждения типа «одобрены», «не одобрены», а аналитическое обоснование последствий этих решений для человека, общества и природы.

9 октября 2009 г. в здание Института философии без предупреждения нагрянула комиссия в сопровождении неизвестных лиц, всего около 20 человек, с целью проверки эксплуатации помещения. Комиссия не скрывала своих намерений: «выселить Институт философии Российской Академии наук из здания». Ночью с 12 на 13 октября того же года «комиссией» была сорвана вывеска на входе в здание, удостоверяющая, что здесь расположен Институт философии РАН.

Важнейшим условием реформы является замораживание любых движений насчёт имущества РАН. Имущество не трогать. Вот тогда можно поговорить о сути реформы, о её направлениях и вариантах.

К. Смирнов пишет: «28 марта 2007 г. Российская академия наук отвергла новый устав, предложенный чиновниками Министерства образования и науки, которых недвижимость волнует больше открытий.

Событие знаковое. Учёные взбунтовались, наконец, против методичного, с упорством, достойным лучшего применения, навязывания им извне, из чиновничьих кабинетов Минобрнауки, то ли встраивания Академии в бюрократическую вертикаль власти, то ли сталкивания фундаментальных исследований на рельсы, под паровоз отечественного дикого рынка (естественно, с переделом академической недвижимости).

Но корни и первопричины того, что произошло, глубже нынешних дискуссий о судьбе РАН. Они уходят дальше, в невыученные уроки нашей истории, неизбежно рождая ключевой вопрос: почему мы всё время наступаем на одни и те же грабли?

Задуматься над этим меня заставила одна новая книга, на первый взгляд прямого отношения к сегодняшним страстям по Академии не имеющая. Но лишь на первый взгляд. В издательстве «Экономика» вышла фундаментальная монография Ю. Голанда «Дискуссии по экономической политике в годы денежной реформы 1921—1924 годов». Это исследование поражает обилием объективных, не зависящих от воли автора параллелей между нынешними реформами и делами давно минувших дней. Буквально с каждой страницы преподаются поучительные уроки вчерашним, нынешним и завтрашним реформаторам. К сожалению, уроки эти пока остаются невостребованными, что относится не к одной экономике. К «реформированию» Академии наук тоже. Между прочим, Ю. Голанд в «первой своей жизни» был физиком, работал в академическом Институте физпроблем под руководством П.Л. Капицы. И именно Пётр Леонидович поддержал его интерес к глубокому и всестороннему изучению нэпа. Как раз в силу поучительности этого короткого отрезка нашей истории.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Модернизация: начальные условия Александр Фомин

    Документ
    Окончание очередного десятилетия – хороший повод для подведения итогов. Год 2010 интересен еще и тем, что он подводит итог «сытому» десятилетию в истории России – времени «больших возможностей».
  2. Фонд роснано проводит заключительный конкурс проектов наноцентров 12 роснано: Некремниевые технологии удешевят стоимость электронного ридера на 50%. 12

    Конкурс
    М.Цыганков, директор Фонда посевного финансирования Microsoft: «Российские венчурные инвесторы и успешные предприниматели должны стать менторами для разработчиков,
  3. Информационный бюллетень osint №21 сентябрь октябрь 2011 г

    Информационный бюллетень
    Минбалеев Алексей Владимирович, ст. преподаватель кафедры предпринимательского и коммерческого права юридического факультета Южно-Уральского государственного университета (г.
  4. Самостоятельная работа Основные тренды развития современного мира и Россия 2

    Самостоятельная работа
    Курс «Современный мир: актуальные геополитические, экономические тенденции» предназначен для обучения инструкторов Всероссийского молодежного образовательного форума «Селигер-2011».
  5. Информационный бюллетень тпп РФ по вопросам малого предпринимательства в российской федерации за апрель 2011 года

    Информационный бюллетень
    Предприниматели, нотариусы, адвокаты должны сообщать налоговикам о предполагаемом доходе по новой форме 4-НДФЛ (п. 7 ст. 227 НК РФ). Обновленный бланк декларации, порядок ее заполнения, а также формат для представления декларации

Другие похожие документы..