Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Серед чинників виховання та навчання молоді важливе місце посідає сім’я. Саме вона є тим могутнім соціальним феноменом, який найтісніше об’єднує люде...полностью>>
'Кодекс'
З 1 січня 2012 року набирає чинності Закон України „Про внесення змін до Податкового кодексу України та деяких інших законодавчих актів України (щодо...полностью>>
'Урок'
Мы займёмся одной важной проблемой, с которой мы частенько сталкиваемся в повседневной жизни – примирение ссорящихся сторон, попытка помирить людей з...полностью>>
'Документ'
Інфляція — це зростання загального рівня цін у країні впродовж певного періоду часу, що супроводжується знеціненням національної грошової одиниці. Ін...полностью>>

Преподобная Феодора Послушливая Солунская

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

18. Торжественно похоронивши святое и подвижническое тело его, они поместили его в левой стороне великолепного храма святого и всеславного Великомученика Димитрия, в тамошнем пределе величайшего из рожденных женами (Мф. XI, 11) Пророка, Предтечи и Крестителя Иоанна. Эти святые мощи доныне Христос для прославления его  [50] 

 сохраняет целыми и неповрежденными; чрез них и многие исцеления Податель благ Господь дарует притекающим к ним с верою. И я сам недостойный удостоился видеть их. Ибо когда через сорок шесть лет после его переселения к Господу преставился другой наш архипастырь, то мы, пожелавши и сего положить в склепе Антония, нашли всесвятое тело Антония с украшавшими его архиерейскими одеждами почти все целым и неизменившимся, так что видны были четные кресты омофора и другие отличия архиерейского облачения.
 

О кончине мужа преподобной и вступлении ее в монастырь.

19. Но об этом довольно; и так как речь подобно какому молодому коню несколько уклонилась в сторону от цели, увлекшись похвалами Антонию, надлежит говорящему возвратиться назад, и связно, без околичностей, излагать историю, обращае внимание на монашеские подвиги, которые совершала блаженная, живя в общежительном монастыре. Когда муж преподобной оставил сию привременную жизнь (потому что после пострижения дочери отец недолго прожил), то блаженная Феодора, дома совершивши поминовение по мужу в третий и девятый день, распрощавшись со всеми радостями мира и лишение мужа не считая горестным, всем открыла сердечное свое от многих лет стремление к монашескому чину, охраняя самодержавную власть ума над страстями в цветущую пору юности, когда раздуваемый пламень похоти ведет не маловажную борьбу с духом (Гал. V, 17). Ибо проводила она только двадцать пятый год возраста своего, когда это случилось. Препобеждала же плотскую ее любовь любовь божественная, одержимых ею возвышающая до неба, принудительно отвлекающая от всего тленного и склоняющая добровольно и по собственному убеждению в необходимости нести неутомимо на плечах иго самоподчинения. Посему-то и чрезмерное оное бедствие вдовства переносила мужественно, и возсылала благодарение Богу за то, что муж ее не погиб от рук измаилтян, но на ее руках без изуродования испустил дух.

20. И вот, по сказанному уже мною, совершивши по прекрасном оном муже поминовение в третий и девятый день,  [51] 

 и разделивши имущество свое на три части, из коих одну раздала бедным за упокой души преставившегося, заблагорассудила искать убежища у пользовавшейся известностью Анны, своей сродницы, которая за почитание Бога и за открытое поклонение священным иконам подвизалась добрым подвигом (1 Тим. VI, 12) исповедничества, так как немало досаждал ей телохранитель тирана, по прозванию Хиросфакт. И тотчас приходит в священный и честный монастырь святого первомученика и перводиакана Стефана, неся с собою сто золотых монет (после пострижения предоставила монастырю еще трех рабынь и все остальное имущество). И припавши к ногам преждеупомянутой Анны (она же и настоятельница той обители), сказала: "преподобная мати, смилуйся надо мною, страшно обуреваемою в треволнениях этой жизни. Не отвергни меня, нашедшую прекрасное образование в горести моей, но удостой ангельского образа. За несколько времени перед сим я посвятила Богу плод чрева моего, а теперь и себя приношу Богу через тебя. Сделай со мною милость".

21. Святая жена та, поднявши лежащую, сказала: "зная твою жизнь с колыбели, кровная моя и (духовное) чадо, как не приму и не возлюблю тебя, как собственный член? Но тотчас определить тебя в лик монахинь не решаюсь, чтобы по прекращении твоей скорби не появилось по навету ненавистника добра раскаяние. Итак, поживи немного в монастыре, и если благоизволит Бог, я с радостию и посоветую и помогу тебе". Когда же Феодора сказала, "если тотчас не причислишь меня к лику монашествующих, то дашь за меня ответ в день судный", то настоятельница начала ее наставлять и подготовлять к духовным подвигам, говоря: "смотри, чадо, на что соизволяешь, не возвратись опять, как пес на свою блевотину (2 Петр. II, 22), и не возлюби удовольствий мира сего больше чем Бога, и будет последнее хуже первого (Мф. XII, 45). Внимай, чадо, что говорит Господь в евангелиях Своих: кто не берет креста своего и не следует за Мною, тот недостоин Меня (Мф. X, 38). Радуйся ж, пот. что Он же сам сказал и это: потерявший душу свою ради Меня сбережет ее (ст. 39). Посему мужайся, чадо, и да укрепляется сердце твое, и потерпи (Пс. XXVI, 14) ради Христа. Наша брань не  [52] 

  против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей века сего, против духов злобы (Еф. VI, 12), как сказал избранный сосуд (Деян. IX, 15), божественный Апостол". Этими словами и многими другими поучивши ее, тотчас велела подать, как обычно, священнику ножницы. И она была пострижена и облечена в святую одежду монашескую, и наречено ей имя Феодора.

22. Не переставала же чудная оная исповедница каждодневно вразумлять ее; болезнуя о ней душою, так как она была юна телом, имела цветущее и приятное лицо, настоятельница боялась того, как бы завидующий добрым диавол не поставил преткновения стопам ее на пути к Богу. Радовалась же, видя прекрасное ее жительствование. Ибо как дыхание или иное что, без чего нельзя жить, так пощение издетства, скрепленное долговременным обычаем и удерживаемое любовию, сделалось свойством, неизменным у ней до кончины. И до смерти не ослабевала в сей добродетели, по привычке совершая ее, свободно от принуждения и без тягости. Посему-то и в общежитии желая еще более усилить ее и не осмеливаясь просить настоятельницу о большем для себя воздержании сравнительно с поступившими туда до нее, и не дерзая нарушать устава монастырского, чтобы не дать повода к соблазну для сестер, сидела с сестрами на трапезе, но почти не ела. Часто во всю седмицу не вкушала даже воды; но это не долго укрывалось от наблюдения настоятельницы. Она советовала ей и это, и все полезное позволяла ей делать открыто по возможности, так как любила Феодору, видя ее крайнее смирение и попечение о спасении. И в вещах простых и почитаемых незначительными наблюдала за ней, не позволяя ей ни малейше стараться и заботиться о том, что бесполезно для души, и советовала ночью и днем открывать свои дела и помышления, слова и движения, и ничего не делать без ее ведома.

23. Посему, когда диавол начинал искушать ее нечистыми и страстными помыслами, она тотчас удаляла их усердною молитвою и обнаружением их, и непрестанным напоминанием о вечных мучениях. Она знала, что неприлично раз отрекшимся от сатаны и всех дел его сквернить себя развратными и грязными мыслями, тогда как Бог  [53] 

говорит: будьте святы, потому что Я свят (Лев. XIX, 2). И тем легче она достигала этого, тчо не надмевалась своими успехами и не прельщалась тем, что отличается от многих, но оплакивала себя, представляя, сколь далека она от совершенного подчинения. Посему и считала себя и называла непотребною рабою настоятельницы и сестер, и почти всякое монастырское послушание одна исполняла. Она и молола, и собственными руками готовила хлеб и варила, о чем прежде ей не приходилось и хлопотать. И не это только делала, а прислуживала и в иных работах: ходила на рынок и куда-нибудь далеко вне города для выгодной покупки товаров, и таскала на плечах большую ношу дров или иного чего через площадь. А иногда и платок снявши с плеч, в нем что-нибудь носила. И если кто из знавших ее именитость говорил при встрече, для чего ты унижаешь свое благородство, то она совсем не хотела даже слушать, прекрасное свое усердие выставляя правилом для всех. Но больше незаметно для всех постоянно выходя на службу, и во всяком деле принимала участие сообразно с потребностями услуг, и всегда старалась только быть вдали от шума мирского. Так она пренебрегала мирским почетом, и так умервщляла свою плоть со страстями и похотями (Гал. V, 24 Кол. III, 5).

24. Так как слушалась Господа, говорящего: исследуйте Писания (Иоан. V, 39), то, по приказанию настоятельницы, охотно приняла на себя заботу и послушание по церкви. И как тело украшала благопристойностью, так и душу напитывала постоянным размышлением и слушанием божественных изречений; потому что воистину в законе Господа, по выражению псаломскому, была воля ее, и о законе Его размышляла она день и ночь (Пс. I, 2). Посему и была она как дерево, посаженное при потоках вод, (ст. 3) в каждое время принося соответственный плод. И так как Творцом преподаны нам многие и великие заповеди, посредством которых можем, если только захочем, сглаживать морщины души и очищать ум от омрачения житейскими вещами к принятию непостижимого просвещения божественного, она чрезвычайно стремилась к исполнению каждой.

25. Посему-то завидующий добрым диавол, видя ее справедливо достигающею блаженства, указываемого в  [54] 

этом псалме, накалял свою стрелу и подсматривал за путями души ее, не откроется ли какая возможность уловить ее. И, зная, что она особенно соблюдала две заповеди, на которых утверждается весь закон и пророки (Мф. XXII, 40), зная так же, что и законами природы побуждаются родители любить детей, и наибольше мать, умысливши вторую заповедь оторвать от первой, употребляя обычный себе способ борьбы, внушает Феодоре мысль относиться к своему дитяти с особенною заботливостью. Она же по слабости человеческой начала досаждать настоятельнице и говорить (так как ввела свою дочь в свой монастырь, потому что уже скончалась постригшая ее): "Госпожа матушка, между тем как ты заботишься только о душе, я огорчаюсь, видя, что любезнейшее дитя мое одевается в ничего не стоящее и раздранное рубище и продовольствуется незначительною пищею. Итак повели ей уйти в другой монастырь, ибо не могу сносить горения внутренности моей; я - мать, и как все (матери), и я питаю расположение к своему дитяти".

26. Преподобная ж Анна, уразумевши кознь лукавого, наставительно высказала ей: "Чадо, никогда не слышала я, чтобы Писание божественное говорило об одеждах и брашнах и побуждало иметь попечение о них; напротив (слышала): не заботьтесь для души вашей, во что одеться; потому что всего этого ищут язычники (Мф. VI, 31. 32). И: никто не может служить двум господам (ст. 24). Посему надлежит нам служить Богу и украшать душу божественными заповедями, и приметаться в доме Господнем (Пс. LXXXIII, 11), чтобы достигнуть блаженства святых. Для сего мы и облеклись в ангельскую и святую одежду монашескую. А если ты пожелала дочь свою поработить матери страстей, разумею - чревоугодию, и облачать ее в мягкие одежды, то для чего посвятила ее Христу с нежного возраста? Следовало тебе лучше поместить ее в мирских жилищах; потому что носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских (Мф. XI, 8), говорит Господь. И какое согласие у монахов и мирян? Или какое общение у света с тьмою (2 Кор. VI, 14)? Прельщена ты, сестра, диаволом, изобретателем зол, прельщена. Итак приди в себя от этой приключившейся тебе напасти, возвысь ум твой от сих неизменных и тленных вещей, проницательнейшим  [55] 

взором разума взгляни на эту твою темную одежду и подумай, что это одежда траура (печали, скорби), а не роскоши и удовольствия. Скажи мне, чадо! Для чего мы из начала, когда вступаем в монастырь, припадаем к святому жертвеннику? Не умоляем ли Бога удостоить нас сего ангельского образа и сопричислить к лику распявших себя для Господа? Не дала ли ты обещания отказаться по заповеди от мира и того, что в мире, терпеть всякую скорбь и тесноту, умереть для мира и миру умереть для тебя, и отказаться не только от родных по плоти, но и от самой души, как сказал Господь (Лук. IX, 24)? Знаешь, какие Богу при святом жертвеннике ты дала обеты, которые записали Ангелы, и о которых имеешь дать отчет во второе пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Если же ты обещала исполнять это, почему не заботишься, оставивши все, соблюдать то одно, что доставляет тебе и жизнь небесную? В чем же и нуждается дочь твоя? Не проводит ли время в занятии божественными Писаниями, не украшается ли всеми монашескими добродетелями, и не сияет ли подобно светильнику среди лика подвижниц? Или лучше желаешь пресечь ее благое изволение? Вообще, как можешь сказать, что имеешь дочь в монастыре? Уйди, успокойся, не мешай Феописте, а я за это не малую кару наведу на тебя".

27. А как приметила, что блаженная Феодора со скорбию слушала это, то погрозивши отпустила ее. И с того времени старалась найти небольшой предлог, чтобы ее показать свободною от такого пристрастия, втайне моля Господа быть Феодоре помощником и споспешником, чтобы невыразимые те труды и лишения, показанные ею ради Него, не оказались отверженными по козням врага. И услышал ее Творящий волю боящихся Его и внимающий молению их (Пс. CXLIV, 19). Ибо немного прошло времени, и снова замечено было, что Феодора, как мать, утешала Феописту. Был день воскресный, и тогда как все сестры около полуденной поры собрались в одном отделении и каждая из них вела речь на пользу души, Феодора, пренбрегши речами начальницы, как бы получивши безопасность (ибо думала утаиться, так как начальница отдельно пребывала  [56] 

в молельне), обращала внимание больше на дочь, чем на говоримое. Но не утаилась от недремлющего Ока, которое и побудило тогда настоятельницу потихоньку выйти и осмотреть сестер, как обычно истинным пастырям словесных овец Христовых. Так постоянно делала Анна, устраняя сестер от всяческой небрежности. Когда же тихо вышла из молельни для обозрения, то увидела среди сестер Феодору занимающеюся с дочерью, и тотчас как бы от огня разжегшись божественною ревностию и вдохновившись (ибо знала, что ее послушает Господь), и не переступая порога зовет преподобную с дочерью и говорит (припоминаю и собственные слова ее): "Феодора, кто это" - указывая перстом на Феописту - "для тебя"? И когда она почтительно ответила "дочь", таким же образом спросила дочь. Когда же и та назвала Феодору матерью, то сильно вздохнувши из глубины сердца, возвестила им: "имеете благословение от Отца и Сына и Святого Духа, и всех святых отцов, и от меня грешницы отныне не говорить одна с другою ни одного слова".

28. Они же, объятые неодолимым страхом при слушании тяжкого и неожиданного запрещения, как бы оглушенные каким божественным голосом (так как настоятельница по одному виду своему казалась страшною для смотрящих на нее, даже когда порицала с кротостию, вследствие уважения, приобретенного подвигами), сделавши обычное метание, в страхе ушли на свои места. И в продолжении пятнадцати лет живя в одной келье, и за одною трапезою сидя, и одним делом занимаясь, а часто и одним ткацким станком пользуясь, и меля на одной мельнице, и вообще проводя друг с другом жизнь вольную и безнадзорную, так исполняли сию заповедь, что если когда, случалось, настоятельница звала Феодору и эта не дослышивала тотчас, Феописта никогда не осмеливалась сказать ей, хотя бы не называя материю: Феодора, настоятельница зовет тебя. И это делала она часто, хотя они сиделе вместе и занимались одним делом. Напротив говорила другой какой из встречавшихся: "скажи госпоже Феодоре, начальница зовет ее". Потому что никогда не говорили между собой собственными устами. Подобно и Феодора относилась к Феописте.

29. Так христолюбиво и попечительно пастырствовала  [57] 

настоятельница, всегда заботясь о спасении овец своих! Такова кротость словесных овец, слушающихся только пастырского голоса и не следующих за чужим! Затем возьмите в рассуждение, сколько раз настоятельница умоляла о них Господа, чтобы и после запрещения (епитимии) они не оказались преступившими заповедь? И в каком состоянии находилось сердце Феодоры и дочери ее в продолжение пятнадцати лет? Сколь сильный огонь сожигал их внутренности, и какой остронаточенный меч столько лет крепко сокрушал сердце (подвижниц), совсем не говоривших между собою, особенно когда одной из них предстояло тягостное служение и они хотели соединиться вместе хотя бы как сестры, чтобы помочь одна другой, и не могли? Сколько раз диавол коварно внушал им преступить заповедь, и они со слезами умоляли Господа, говоря: положи, Господи, хранение устам нашим и огради двери уст наших (Пс. CXL, 3). Никогда они не роптали на настоятельницу за то, что она стесняет для них употребление языка и не позволяет им пользоваться человеческой речью, как всем людям, почтенным даром слова. Ибо утешались часто, приговаривая себе священную песнь Давида: терпя потерпех Господа, и внять ми (Пс. XXXIX, 1).

30. Так прожили они пятнадцать лет, совершенно не разговаривая между собою. А на пятнадцатом году после наложения епитимии случилось заболеть блаженной Феодоре, и все сестры просили начальницу дать им разрешение. Она же, много поучивши, резрешила от епитимии. И благодатию Божиею обе невредимыми и свободными от родственной привязанности соблюдались, до преселения блаженной Феодоры к Богу безразлично обращаясь между собою, как с прочими сестрами. Ибо затем ни дочь не придавала приветствия матери (как матери), ни мать дочери (как дочери). Посредством крайнего подчинения и истинного смирения совсем истребивши и поправши всякое возношение тщеславия и богоненавистного высокомерия, и силою руководствующего ее и охраняющего Духа Святого отогнавши страсти плотские и душевные, преподобная Феодора еще и при жизни этой привременной умерла, желая жить жизнию вечною (Гал. II, 19). А подтверждением этого служит между прочим и следующее.  [58] 

31. В те дни была такая лютая зима, что от стужи вода замерзала и превращалась в подобие камня. Итак начальница по причине сильного холода распорядилась, чтобы обеды происходили не в столовой, а в спальной комнате. И случилось, что сестры поставили котел с горячею водою на месте, где блаженная, развернувши рогожку, почивала. Она не имела для себя ложа, устланного мягкими и различными коврами, и не было доски под рогожкою или чего-нибудь другого, что могло бы ослабить пронзительность холода, но отдыхала на сырой земле, на рогожке и овчине. И вот котел расплескался, и все то место сделалось влажным. Феодора ж взяла свою постель и устроила ее на другом месте, не сказавши настоятельнице. А настоятельница, увидев рогожку на другом месте, а не там, где она прежде была разостлана отдельно (так как для лучшего попечения о вверенных ей душах и это она разведывала и исследовала), и узнавши, что это постель блаженной Феодоры, ухватилась за благоприятный случай доставить и ей венец послушания, как всегда заботившаяся об этом для подначальных себе, и остальных сестер поучить ничего не делать самовольно и по собственному усмотрению, и приказала блаженной явиться к себе.

32. Когда же та предстала с почтительным как обычно благоговением, сказала ей: "на каком это основании, сестра, зачислившись в ополчение, ратующее против самолюбия, и доныне не бесславно подвизавшись в трудах послушания, ты вздумала сделать себя ответственною за оставление своего места? Какая это власть рассудка над страстями и каким образом приметится в тебе эта владычественность, когда диавол, не поколебавши сильнейшими приражениями твердыни послушания твоего, утвержденной на краеугольном камне, Христе, тепереь слабым натиском самочиния ниспроверг ее на землю? Не сам ли Господь есть свидетель и ценитель исполнения заповедей, повелевающий через избранный сосуд (Деян. IX, 15), через Павла, повиноваться и покаряться наставникам (Евр. XIII, 17), как часто и слышала в Писании и считаешь верным? Кто отнял у тебя неотъемлемое сокровище повиновения и смирения? Очевидно, самоволие. Поэтому хорошо бы изгнать из души твоей эту причину всех зол. Скажи же мне: для чего без моего ведома ты переместила постель свою? Разве  [59] 

не знаешь, что производимое в противность постановлению начальствующего считается преслушанием и самолюбием"? И на слова блаженной "я поступила так потому, что место то отсырело", начальница возразила: "так как ты, по собственным своим правдолюбивым словам, желая согреть тело свое, предала душу нестерпимой стуже самочиния, сопровождаемой и скрежетом зубов и вечным тартаром, то возьми овчину, на которой спишь, и выйди на внутренний монастырский двор и там спи. Смиривший же Себя и бывший послушным даже до смерти, смерти же крестной (Фил. II, 8), в продолжение пронзительного сего ночного замораживания да согревает тебя приятнейшим светом благости Своей, и освободивши тебя от бури самочиния введет в пристань послушания и в царстве небесном сопричтет к нищим духом" (Мф. V, 3).

33. Услышавши это, она, при впадении во многие искушения нисколько не терявшая бодрости по причине ожидаемого блаженства, уготованного подвизающимся (Кол. I, 5), и приготовившая себя ко всякому скорбному наведению, согласно наставлению: если приступаешь служить Господу, приготовь душу твою к искушению; управь сердце твое и будь тверд, и не отступай, дабы возвеличиться тебе напоследок (Сир. II, 1-3): сделавши обычный поклон еще раз, пошла на определенное ей место, не обращая внимания на суровую погоду, на шедший в то время сильный дождь, на резкое и бурное дуновение ветров. И с вечера усевшись на обеих ногах проводила ночь на открытом воздухе, потому что и не могла сидеть вполне, по причине подтекавшей снизу воды от дождя! О чудо! Изумились Ангелы, видя страшное это зрелище, что женщина, немощнейший и слабый сосуд (1 Петр. III, 7), так проводит ночь под открытым небом, поражаемая плотными каплями ливня и замерзающая от стужи, по заповеди матери. Кто из ныне живущих или когда-либо живших помнил, чтобы женщина оказывала такое послушание и терпение в стольких испытаниях? А к полуночи, когда перестал ливень и резкость воздуха стала сильнее, так как и снегу выпало много, капли дождя, обледеневши, свешивались на рубище, покрывавшем ее голову и плечи.

34. Когда же наступила пора ночного псалмопения, насто [60] 

ятельница, собравши сестер в молельне, ясно и последовательно перечислила мужественные подвиги ее, при упоминании о каждом включая многие похвалы ей, которыми превозносила ее, представляя сестрам побуждения к послушанию. Когда же речь, последовательно, подобно воде из источника несущейся по наклонности без помехи, дошла до упоминаемого подвига, то настоятельница, с великим почтением выставивши это, сказала: "я уверена, что Бог по справедливости сопричтет ее к сорока мученикам, добровольно претерпевшим стужу и пронзительность воздуха, и удостоит одинаковой награды; так как в миру обильно пользовавшаяся удобствами, в общежитии ж изнуряясь трудами, никогда не обращала внимания на ощущение тягостей, но и теперь окоченивая от стужи терпит из любви к Богу". Еще она говорила, а одна из монахинь, по плоти сестра настоятельницы, тихо сказала ей: "в нынешнюю ночь, госпоже, я видела сходящий с неба венец световидный и блестящий, которого красоты и блеска не могу выразить. И когда я недоумевала, кому бы принадлежал этот светлый венец, услышала голос, говорящий: это венец Феодоры". Настоятельница же убоявшись, чтобы преподобная Феодора не узнала об этом и возгордившись не подпала осуждению (1 Тим. III, 6), воздавши благодарение Богу, как мудрый наставник, сказала: "внимай себе, сестра; никому не сказывай об этом видении".

35. Тотчас она велела блаженной явиться в церковь. И та вошла вся убеленная, совне - снегом, а внутри, по душе, просветленная небесным светом. И сделавши опять обычный поклон, испрашивала прощения, и встала не прежде, как услышала слово прощения. А после сего, спрошенная частным образом сестрами, как провела ту ночь, по любви к ним сказала: "верьте мне, сестры! С непоколебимою верою принявши запрещение настоятельницы, я в ту ночь не чувствовала ни дождя, ни другого чего скорбного, но пребывала в радости и веселии, и казалось сидела в бане". Так Господь знает, как помогать надеющимся на Него; такие почести искренно любящим Его дарует отдельно Создавший сердца наши и Разумевающий все дела наши (Пс. XXXII, 15). Так посредством смирения и повиновения Господь прославил ее как город, стоящий на горе (Мф. V, 14).  [61] 

36. Посему и блаженный Иоанн, в то время архимандрит, зная непоколебимое ее смирение и подвижничество, хотел перевесть ее с того монастыря и в другом сделать игуменьею. Когда же чрез пришедших перезвать ее узнала об этом преподобная, испустила плачевный вопль и жаловалась на настоятельницу, думая, что она одна только подготовляет и ускоряет это предположение. Но как только увидела, что настоятельница сама скорбит и печалится об удалении ее, сказала: "пусть никто не отягощает меня (Гал. VI, 17)! Невозможно мне грешной сделаться преступницей обетов своих Богу и остаивить этот монастырь, где я произнесла свои обеты. А об управлении душами излишне и говорить еще пахнущей болотом мирским и не могущей охранять собственную душу. Идите и скажите архимандриту: хотя бы тот от Церкви отлучил меня, хотя бы навел на меня какое прискорбие, не сможешь никогда изменить моего решения. Слушаю Господа, говорящего: кто хочет быть из всех первым, будь из всех последним и всем слугою (Мрк. IX, 35). И: не для того Я пришел, чтоб мне служили, но чтобы послужить (Мф. XX, 28). Если же господь так повелевает, и я так пред ним обещалась - до старости и престарения пребывать в монастыре, и по мере немощи своей служить и Ему, и сестрам, то кто сможет меня, имеющую Бога помощником, оторвать отсюда"? Архимандрит, узнавши об этом, прославил Бога, даровавшего такое смирение Феодоре, и молитвенно пожелал, чтобы до последнего часа и вздоха ум ее пребыл неизменным и неподвижным в таком намерении.

37. На пятдесят шестом году жизни блаженной Феодоры, по избранию архимандритов Илариона и Дорофея, настоятельницы и всех сестер, Феодором, святейшим архиепископом, произведена в игуменьи Феописта, дочь преподобной, так как настоятельница достигла крайней старости и уже не могла управлять сестрами по причине ослабления зрения и притупления органов слуха. И дочь по плоти стала духовною матерью Феодоры, и избегавшая славы и боголюбивая Феодора еще более подвизалась в трудах повиновения. И в один день, спеша исполнить некое порученное ей дело, она была запята коварным демоном, и споткнувшись упала стремглав на землю, и долгое время  [62]

 болела от приключившегося ей падения. Случилось же, что и настоятельница (прежняя), ходя по двору и никем не поддерживаемая, поскользнулась и упала, и соскочил с правого углубления бедра ее близ большой кости верхний конец мускула, и с того времени не могла двинуться, а лежала на одре. На четвертом же году лежания от глубокой старости затмился и ум ее, и прожила она еще года три. Блаженная же Феодора почти одна только прислуживала ей во всякой нужде, переносила и часто переворачивала, своими руками подавала пищу и опускала в ванну, и вообще оказывала всякую заботливость относительно ее. И это тогда, как получала от нее оскорбления и побои. Ибо ободрялась, припоминая говорящего: чадо, прими отца своего в старости его, и не огорчай его в жизни его. Хотя бы он и оскудел разумом, имей снисхождение и не пренебрегай им при полноте силы твоей. Ибо милосердие к отцу не будет забыто (Сир. III, 12-14).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Истории Русской Церкви (Граф М. В. Толстой) рассказ

    Рассказ
    История Церкви — это прежде всего история деяний и подвигов святых праведников и подвижников. Вспомним слова евангельские: “Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем же сделаешь ее соленою?” (Мтф.
  2. Иноческие подвиги Саввы

    Документ
    Житие и страдания святого нового преподобномученика Онуфрия Память св. преподобномучеников Ватопедских – игумена Евфимия и двенадцати иноков Жизнь святого Евстафия,
  3. Жития святых по изложению святителя Димитрия, митрополита Ростовского

    Документ
    В последние тяжкие времена, когда, с умножением грехов наших, увеличились наши бедствия – во исполнение слов святого Апостола Павла: «в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях
  4. Жития святых (3)

    Документ
    Святой пророк Иеремия1 родился в Анафофе, городе священническом2, в пределах колена Вениаминова, недалеко от Иерусалима. Сын священника Хелкии, он был предызбран и предназначен к пророческому служению, подобно Самуилу (1Цар.
  5. Жития святых (4)

    Документ
    Петра (житие 29 июня), Андрея (4-го ноября), Иакова Зеведеева (30 апреля), Иоанна (26 сентября), Филиппа (14 ноября), Варфоломея (11 июня), Фомы (6 октября),

Другие похожие документы..